Чем дальше в лес тем злее волки – Чем дальше в лес тем толще партизаны?

Чем дальше в лес,тем злее волки.

ну что решила написать уже сто раз обмусоленую тему мною… но когда выговариваешься вроде всё по своим местам встаёт, и перестаёшь гонять на время мысли в голове.

Последнюю неделю меня не покидают мысли о третьем малыше… да кто то подумает что вообще дурная, двое есть и радуйся… но вот как то у меня не отпускают эти мысли.

Может по тому что у нас в семье торе деток, я и 2 сестры, для меня это норма наверное, хоть мы все и с разницей в 10 лет, почти, я через 8 лет средняя сестрёнка и ещё через 12 младшая, ей сейчас 5 лет.

Муж как слышит про ребёнка у виска крутит..

Я конечно его понимаю, он устал уже один нас тянуть… да именно тянуть, а всё из за того что по глупости молодости набрали кредитов и остались ни с чем..

Он хочет отдохнуть, закрыть все эти долги, машину взять ему легче когда малышня уже взрослая, как Элишка всё понимает.

выйти бы мне на работу было бы вообще отлично! Да можно ребеночка на энное количество лет отложить, но уже не знаю вообще!

мне хочется сейчас с одной стороны, а с другой, хочу работать уже и как то страшно идти за лялей, после родов очень хотелось и с тем как идёт время желание вроде бы остаётся но страхи увеличиваются!!

как я справлюсь с детьми, как с финансами мы справимся и справимся ли вообще!

Мама тоже тюкает на мозг, не надо вам детей больше ты что дурная? и так живёте не пойми как… а кстати о не пойми как она почему то считает что у нас постоянно нечего естьУж не знаю с чего она это берёт, даже как то странно для меня)))всегда все накормлены обуты одеты))

Я бы могла её понять если бы она сидела с моими детьми!!! Но за 3,5 года это было по острой нужде пару раз!!1 раз на пол часа до магазина доехать чтоб маленькую Элишку не таскать!2 раз когда я в роддоме была, рожала так на секундочку!!! и вот двоих оставляла когда за строй материалами ездили и за кухней новой!!! Всё! Я всё время везде сама с ними! она к нам не приходит! после родов только к месяцу зашла в гости посмотреть на малышню и 5 минут подержать! да она сама мама 5-и летней девочки и она не считает себя бабушкой.но родив меня в 17 лет считает себя абсолютно во всём правой!!! по сравнению с ней я далеко не рано родила в 21! тем более мы планировали и тогда тоже было сказано как хотите бабушкой я быть не хочу! ну да ладно.

живём в 20 минутах ходьбы но общаемся исключительно по телефону и можем не видеться по 3 недели по месяцу…

короче со всех сторон только какие то минусы всё время льются((а так хочется просто поддержки от родственников, да вы справитесь, мы поможем, а не куда вам, совсем что ли тронулись…

Да хочется деток не просто родить… а образование им дать, помочь по жизни и жильём в будущем и финансово помогать… но справимся ли мы с тремя малышами?

Это сейчас жил площадь в 3ккв позволяет растить а потом??

сумбур какой то вышел, вся каша из головы вылилась сюда…

наверное мой случай это если получится случайно… хотя муж блюдёт всё((

ну как то вот так..

www.baby.ru

Чем дальше в лес — тем злее волки. Castlevania Lords of Shadow 2: Bloody drops.

И вновь я проснулась от лязга металла. Я подняла голову и обреченно посмотрела на Алукарда.
— Ты убедительно не даешь мне выспаться. — села я на кровати. — То вчера мучил своими расспросами, то сейчас пришел ни тьма, ни закат. Ууууууууй. — я потянулась, в позвоночнике что-то хрустнуло.
— Ты договорилась на счет коней? — спросил он, ходя по комнате.
— Нет, сейчас договорюсь. — я взяла в руки телефон, набрала знакомый номер и прижала к уху данное устройство. После двух гудков мне ответили.
— Алло, Селина, это ты? — спросил тихий голос.
— Да, Кэти, это я. Мне нужны твои лошади, сможешь обеспечить?
— Конечно, конечно! Сколько и какой породы? — с готовностью отозвались с того конца провода.
— Две лошади. — я оглянулась на Алукарда. — Ну, одну для меня, а другую… другую придется подбирать на месте, ибо моего напарника не каждая лошадь унесет.
— Значит, одна легенькая и быстрая, а другая выносливая. Приняла, скоро будут. Можешь подходить к конюшне. — вдруг из трубки раздался звук, подозрительно похожий на всхлип.
— Кэти, что случилось? — спросила я, заранее просчитывая варианты.
— Ничего. — резко ответила она и вновь раздался всхлип. — Ничего, правда. — она старалась, но в голосе слышались сдерживаемые слезы.
— Слушай, Котёнок, успокойся. — тихо прошептала я. — Утри слезы, попей горячего чайку, закутайся в одеялко, а когда я приду, ты мне все расскажешь, ладненько? — я нервно кусала нижнюю губу. Такое всегда случается, когда я волнуюсь.
— Хорошо. — последовал тихий ответ. — Спасибо, Селина.
— Всегда пожалуйста. Поговорим у тебя. — сказала я и отключилась.
Алукард вопросительно посмотрел на меня.
— Лошади скоро будут, но с отъездом придется обождать. Мне нужно будет решить одно свое дело. Оно не займет много времени, нужно будет проско кое с кем поговорить.
— Хорошо. Отправляемся?
— Да, идем. — я захватила рюкзак, пальто и ключи от квартиры.
Заперев за собой дверь, мы вышли из дома. Конюшня стояла на самой окраине города и до нее пришлось добираться около 40 минут. Погода была прескверная, дул холодный ветер и моросил мелкий дождь, размывая дороги и превращая их в сплошную грязь, особенно на окраине. Пришлось накинуть на голову капюшон толстовки и прибавить шагу. Через несколько минут показалась конюшня. Это было достаточно крепкое, хотя и старое здание, с покатой крышей и каменными стенами, с не до конца проведенной теплоизоляцией. возле конюшни было очень чисто, слева от входа располагался сенник, а справа загоны для лошадей. Немного в стороне стоял маленький домик, почти утопающий в деревьях, подступавших к конюшне. Взойдя на дубовое крыльцо, я постучала в дверь.
— Кэти, ты здесь?
— Да, ваши лошади готовы, они стоят в первой и второй стойлах. Берите их.
— Кэт, не хочешь меня впустить? — несколько навязчиво спросила я. — Если хочешь, войду только я, а мой напарник останется снаружи?
Ответом мне была тишина.
— Кэти, ты же знаешь, если ты меня не впустишь я выбью дверь! — погрозила я и дверь распахнулась.
Передо мной стояла девушка лет 16-ти и смотрела на меня. Она была в одной ночной рубашке и накинутом сверху одеяле. Темно-каштановые длинные волосы были спутаны, серо-зеленые глаза заполнились слезами.
— Великие Боги, Кэти. — я обняла ее за плечи и увела в крошечную кухню. — Что произошло, кто тебя обидел? — только сейчас я увидела многочисленные ссадины и порезы, из которых сочилась кровь.
Она опустила взгляд. Я поднялась, взяла ее на руки и понесла в спальню. Она попыталась отпираться, но я не слушала.
— Главное сейчас тебя осмотреть. — сказала я. — Повернись спиной!
Крутя ее и так и эдак, я искала серьезные повреждения. И, к сожалению, нашла их.
— Перебиты обе ключицы, сломано одно ребро, про выбитое плечо и вывихнутое запястье я вообще молчу. — я потерла переносицу. — Кто? Кто это сделал?
Она вновь потупила взгляд.
— Это не наши. — я начала размышлять. — Они бы не стали тебя трогать, ты им слишком нужна, да и от меня мести боятся (последнее я проговорила шепотом). Значит, это кто-то другой. Маги нас не трогают, остаются лишь воины. Кто? — я взяла Катерину за подбородок и заставила посмотреть себе в глаза.
— Братья. — прочитала я ответ. — Эти сволочи посмели напасть на тебя?! Эти твари заплатят! Заплатят сторицей! — я метнулась к двери, но вновь вернулась в спальню. — А ты сейчас седлаешь свою самую быструю лошадь и мчишься к Альресу! И лечишься там! Не бойся, с тебя он платы не потребует — совесть замучает. Ну все, беги.
Я накинула на нее куртку, застегнула молнию, и, не удовлетворившись результатом, накинула на нее свою толстовку. Простынет еще, а меня потом совесть замучает. Она быстро выбежала из домика, а потом послышался конский топот и стук копыт. Я кивнула сама себе и пошла в сторону конюшни. Здесь, под козырьком меня ждал Алукард.
— Ну что, решила свои проблемы?
— Не все, но решила. — сказала я, оглядываясь. — Осталось только проучить трех ублюдков, что обидели маленькую девочку, но это потом. Лошади готовы, можем отправляться.

                                                                                      ♢♢♢

Мы вошли в конюшню и забрали лошадей. Мне досталась кобыла английских кровей серого окраса, с лебединой шеей и высокой холкой. Алукарду же достался большой ольденбургский конь тяжелого типа. Являясь представителем породы крайне добродушной и отличавшейся мягким нравом, белый красавец был вовсе не против прогулки по лесу в компании высшего вампира. Мы въехали в лес через пару минут (конюшня находилась в каких-то 200 метрах от леса). И он мне сразу не понравился. Точнее не он сам, а царившая в нем атмосфера. Верхушки деревьев резко скрыли луну и наступила непроглядная тень, сквозь которую было видно только звериную тропу, по которой шли лошади. Тяжелый туман голубоватой дымкой стелился по земле, цепляясь за ветки деревьев и выступающие из-под земли корни. Резко похолодало. Мы пересекли границу владений оборотней. Так как мы не принадлежали человеческому роду сильнейшая иллюзия, которая была наложена на это место, не действовала. Вместо прекрасного осеннего леса с множеством грибов и ягод мы видели лишь запустение. Если в преддверие леса деревья только начинали сбрасывать листья, то в здесь они уже стояли голыми обрубками. Пахло смертью. Вдруг лошадь подо мной взбрыкнула, стала бить копытами по земле и выгибать шею. Что-то ее очень напугало и лишь моя хватка заставляла ее стоять на месте, а не ринутся подальше отсюда.
— Тише, девочка, тише. — приговаривая я, хлопая кобылу по шее. — Все хорошо.
— Не очень. — прокряхтел Алукард, едва справляясь со своим скакуном, который был напуган не меньше моего. — Ты это слышишь?
Я прислушалась и поняла, о чем говорит Алукард. Волчий вой раздавался с соседнего холма, а затем стал приближаться. Безмолвный раньше лес наполнился звуками. То тут, то там слышался рык и цокот когтей о камни, нас окружали со всех сторон. У меня возникло неимоверное желание призвать оружие, но я понимала, что тогда все будет потеряно. А вот Алукард себя сдерживать не собирался. Держа узду одной рукой, он доставал свой меч из ножен.
— Алукард, опусти Криссаэгрим! Если ты этого не сделаешь, мы отсюда не выберемся! — я развернула свою кобылу, дабы видеть то, что находится сзади. — Алукард, не глупи!
Рык нарастал, вокруг нас плясали алые огоньки множества глаз. Оборотни не атаковали, они лишь ждали наших действий. Ждали с остервенением и предвкушением крови. Наконец Алукард вогнал меч обратно в ножны и наши лошади враз прекратили попытки вырваться из-под контроля. Оборотни перестали кружить и остановились несколько поодаль, наблюдая со стороны и готовясь наброситься на чужаков, если те дадут к этому повод. Вперед выбежала крупная черная волчица и обратилась. Перед нами стояла высокая женщина, одетая в льняную рубаху, грубые штаны и мягкие сапоги. На ее плечи был накинут полушубок из медвежьей шкуры. Я всмотрелась в ее лицо. Оно было красивым, хоть и немного полноватым. Голубые глаза и русые волосы до пояса выдавали яркие славянские корни. Она оглянулась на своих и проговорила с очень сильным русским акцентом:
— Зачем вы пришли сюда? В это древнее место? Вам здесь не рады.
— Госпожа, — заговорила я на ее родном языке. — мы не хотим войны с вами. Мы пришли за помощью.
— К нам уже приходил один за помощью. Из ваших. — она сделала неопределенный жест. — Просил объединиться против Дракулы и выступить против него войной. А когда мы отказали он убил двоих наших и еще троих ранил. И теперь вы приходите сюда и просите помощи. Но мы милосердны. — женщина оглянулась на стаю. — Мы выслушаем тебя. Но быстро.
— Что она говорит? — спросил не понимающий нашей речи Алукард.
— Успокойся, все под контролем. Доверься мне. — я откашлялась и начала говорить. — Госпожа, — я поклонилась, насколько это позволяло седло. — мы пришли за помощью вот в каком деле. — я подбирала нужные слова из несколько забытого родного языка. — Грядет нечто крайне ужасное и чтобы противостоять этому Дракула собирает войска и он крайне заинтересован в ваших силах. Я так понимаю, к вам пришел сторонник той силы, что обрушится на нас в скором времени и снесет, как волна. Если вы присоединитесь к Дракуле, то я гарантирую вам, вы отомстите за ваших ушедших.
— А ты кто? — резко вышел из тени парень лет двадцати — двадцати пяти, все в той же странной одежде и яркими славянскими чертами. — Ручной песик Дракулы?
Мне очень хотелось сказать этому щенку, чтобы он не открывал рот по этому поводу, ибо сам нечист, но меня опередила глава.
— Иован! — рыкнула она на него. — Не лезь! Тем более, что ты ошибаешься. — добавила женщина уже более спокойным голосом. — Она не пес, она — ворон. А вороны не служат никому. Только Велесу, нашему покровителю и защитнику. Если ты гарантируешь нам отмщение славную битву мы последуем за Дракулой. Да и к тому же, наши старейшины тоже почувствовали угрозу. Мы сами искали союзника. — объяснила она. — Я — Гереда — глава стаи. Альфа. Теперь прошу тебя назвать свое имя. — обратилась ко мне глава.
— София.
— «Мудрость». — задумчиво проговорила глава. — Надеюсь, ты оправдаешь свое имя, София. Когда и куда и нужно явится мне и моей стае?
— Это вам скажет прилетевший со стороны города ворон. — ответила я. — Сколько у вас умеющих сражаться воинов.
— 25.
— Отлично. Я наслышана о мощи древних и не сомневаюсь в силе ваших воинов. Спасибо, что откликнулись. Клянусь, если вам понадобится помощь, можете обращаться ко мне. Я своими скромными силами попробую решить вашу проблему.
— Благодарю, я это учту. — кивнула альфа и попрощалась с нами.
Она обратилась и вся стая разбежалась.
— Что это было? — наконец спросил ерзающий в седле Алукард. — Что она сказала?
— Русский учить надо было. — я облегченно выдохнула и направила лошадь к выходу из леса. — Наше предложение принято и они придут по первому зову Дракулы.
— Небось, ты пообещала им золотые горы, раз они так быстро согласились.
— Отнюдь, я сама удивилась их сговорчивости. Видимо, их уже прижали и они поняли полную угрозу грядущего.
Некоторое время мы проехали в тишине, слушая лишь топот копыт по лесной тропинке.
— Времени до рассвета еще много, ты еще куда-то зайдешь, или сразу домой? — спросил меня Алукард.
— Мне нужно еще проучить троих братьев, что перешли мне дорогу. Думаю, найти их будет просто. А ты? Хочешь поприсутствовать на избиении младенцев? — я скептически нахмурилась. — Это не для тебя.
— Ты права, не для меня.
Все остальное время мы провели в молчании. Лишь один раз Алукард обмолвился со мной словом. Когда мы выходили из конюшни. Я уже собралась уходить, как он схватил меня за руку и развернул к себе.
— Слушай, я только хотел сказать тебе спасибо. — замялся он. — Со времен моего превращения сегодня я впервые почувствовал себя живым. Попробовав нечто новое. Ты заставила меня почувствовать это. Спасибо. — он улыбнулся своей приятной улыбкой.
— Не обижайся, но тебе идет эта улыбка. — я подмигнула ему. — А на счет оживления всегда пожалуйста! Обращайся! — я развернулась и последовала к выходу. Ночь только начинается и мне нужно решить еще одну свою проблему.

                                                                                  ♢♢♢

Найти трех братьев было проще простого. Они тусовались возле популярного людского бара. Они стояли с банками пива и обнимали полуголых девушек крайне распущенного поведения.
Я вышла из тени и прямолинейно попросила их последовать за собой. Те лишь посмеялись, но когда увидели мои глаза, то резко поменяли свое мнение. Они отпустили девушек и пошли за мной в ближайшую подворотню.
— У тебя должна быть очень веская причина, чтобы заявиться на нашу территорию, воровка! — сплюнул первый брат.
К слову, некоторые из вас могли играть в «Ведьмак 2 Убийца Королей». Так вот, там был некий Лето их Гулеты. Клянусь, с этих братьев рисовали! Три горы мышц с зачатками разума. К сожалению для меня, они были не только сильными, но и ловкими. Но мы отошли от темы.
— Напомню вам, что это территория является нейтральной, а не собственностью клана Воинов. — сказала я и посмотрела на второго брата.
— Оооооо, какие мы слова умные знаем. — сказал третий брат и ухмыльнулся. — Ну, воровка, говори, зачем звала?
— А за тем, что вы обидели мою сестру. Вспомните, маленькая девочка шестнадцати лет с темно-каштановыми волосами и серо-зелеными глазами.
— Ну помним эту пигалицу. — оскалился первый. — Мы тогда классно повеселились.
— А сейчас пришло мое время смеяться. — прервала я дружный хохот братьев. — Пора платить по счетам.
Сразу же за моими словами последовал удар в челюсть. Один из братьев на несколько мгновений вышел из битвы, но сложность состояла в том, что мне приходилось следить за всеми тремя. Пока один брат контужено тряс головой, два других взяли разгон. Один из них попытался достать меня в прыжке правой ногой, но я увернулась, предвидя его попытку. Пролетев по инерции пару метров, первый брат на секунду потерял меня из виду. В то время второй брат продолжал разгон и попытался напрыгнуть на меня сверху. Я сделала перекат вперед и он пролетел надо мной. В этот момент на меня налетели сразу двое: очухался брат, которого я выбила из колеи первым и тот, что пролетел надо мной. Один попытался ударить меся правой ногой с разворота по лицу, а второй левой. Мне удалось перехватить ногу первого и дернуть на себя, а от второго пригнуться. Первый теряет равновесие и падает. Наконец вступает в бой брат, так неаккуратно оставленный мною за спиной. Он подскакивает и берет меня в болевой захват, а второй бьет меня по лицу. Я ударяю локтем в солнечное сплетение держащего меня брата, перехватываю летящую в мое лицо ногу и резко поворачиваю ступню в бок. Этого хватило, чтобы вывести из боя обоих на некоторое время. Но, воспользовавшись шумихой, первый встал и ударил меня в живот. Лишь хорошая реакция спасает меня от ужасной боли. Я увернулась, но тут же чуть не угодила в нижнюю подсечку к опомнившемуся третьему. Я в последний момент подпрыгнула и в полете ударила его ногой по лицу. В это время вправивший ногу второй бьет меня с размаху по плечу. Я перехватываю руку и бью ей же по лицу ее хозяина. Первый в этот момент зашел мне за спину и ударил. Я выгнулась от сильнейшей боли (он попал по болевой точке), но смогла развернуться и вмазала первому ребром ладони по кадыку. Тот закашлялся и отступил. Но в этот момент третий развернулся и ударил меня в колено. Я скорчилась и повторила маневр первого. Что-то я стала часто пропускать удары. Опомнившись, я ударила его по плечу. Второй предпринял попытку снести меня с разбега, но я вовремя метнулась в сторону и он врезался в первого. Они повалились на пол. Воспользовавшись заминкой, я заломала держащегося за плечо третьего и кинула в остальных. Образовалась так называемая «куча мала». Охая и матерясь на чем свет стоит, братья попытались встать, но у меня был припасен коронный номер. Достав из потайного кармашка смесь перетертой мяты и ромашки, я распылила ее на братьев. Результат превзошел все мои ожидания. Я знала, что на представителей клана Воинов эта смесь трав действует крайне отрицательно, но чтобы так… Братья начали дергаться и орать. Они ползали по полу как слепые котята, пытались встать, но ноги их не слушались. На их коже взбухали волдыри, которые тут же лопались, открывая страшные раны. Я взяла одного из братьев за горло и сказала:
— Это было последним моим предупреждением. Если еще раз посмеете обидеть ту девочку — убью! — я с силой вмазала ему по роже и довольная стала возвращаться домой. На сегодня мои геройства окончились.

www.surgebook.com

Глава 3 Чем дальше в лес, тем злее волки — Плащ для Красной Шапочки — Екатерина Александровна Неволина — rutlib5.com

– Извини за опоздание. Я вышел вовремя, но так получилось… – Стас замялся и посмотрел на нее искоса, как-то робко.

Девушка промолчала. Ей было даже любопытно, что он придумает. Все-таки писатель. Так путь выдаст какую-нибудь невероятную версию, продемонстрирует воображение и писательский талант.

– Дело в том, что меня ударил какой-то псих. Байкер, весь в черном. Прикинь, проходил мимо и молча врезал мне по ноге ботинком. А у него такие ботинки… со стальными вставками, ну знаешь?..

Анна поморщилась. Это было уже слишком. Стасу впору поставить творческий незачет. Можно придумать что-нибудь поэффектнее и пооригинальнее.

– А почему он тебя ударил, как ты думаешь? – поинтересовалась она.

– Может, ненормальный? – Стас снова бросил на нее быстрый взгляд, вероятно, проверяя, как воспринимается его байка. – Совсем чокнутый. Сейчас кого только не встретишь. Прикинь, он был в глухом черном шлеме. Я хотел его поймать, но он мгновенно скрылся, а еще нога очень болела… – Парень наклонился и потер ногу.

– Понимаю, – хмыкнула Аня. – Кстати, скажи, а ты, наверное, сам на байке даже ездить не умеешь?

– Почему не умею? – как будто обиделся Стас. – Умею. У приятеля есть мотик. Мы на даче иногда гоняем…

Девушка едва не рассмеялась. Забавно получается. Если собрать факты, картина выходит престранная.

Факт первый. Стас неожиданно обращает на нее внимание, выбрав из огромного женского коллектива. Почему? И почему именно сейчас, так внезапно? Ее – обычную, скорее даже невзрачную, хотя, конечно, умную, с богатым внутренним миром. Но проблема в том, что мозги обычно интересуют не парней, а зомби, а богатый внутренний мир – патологоанатомов.

Факт второй. Стас зовет ее в кино и на нее нападают неподалеку от места, где назначено свидание. Кто еще знал об этом месте, кроме Стаса? Никто.

Факт третий. Стас хромает. Хромает, Карл! Хромает на правую ногу! Точно так же, как должен хромать тот чертов байкер. Это ли не достаточное доказательство само по себе.

Факт четвертый. Он тут же рассказывает про зловещего байкера в черном. Ссылается на то, что явно знает Аня. Должно быть, этот фольклорный персонаж обосновался неподалеку и развлекается тем, что пытается убить прекрасных и не очень юных дев и калечит рыцарей, обходясь с ними несравненно мягче, видимо, из гендерной солидарности. Уже смешно.

Ну и факт пятый, словно вишенка на торте. Стас, кажется в насмешку, прямо признается ей, что ездит на байке.

Но зачем все это? Зачем Стасу ее убивать? Или, возможно, он хотел просто ее напугать? В этом случае он должен быть истинным профи, умеющим просчи

rutlib5.com

Мир моими глазами: Чем дальше в лес

Под этим девизом я выполняла 8 задание марафона от блога Inspiration. Задание-то нормальное, но муза сказала что у нее воскресенье — выходной! И вот кое-кое-как но сделала домик! Все труднее придумывать что-то интересное и разнообразное…
в этот раз синяя гамма)))
и хочу отметить, что с каждым разом у меня все ровнее и ровнее конструкция, и я ее все совершенствую…так что от того мастер-класса, сслыка на который в первом посте, уже мало что осталось…обязательный элемент: кракелюр и стразы. Ну вроде удалось заснять микротрещинки))) Стразы тоже видно. В дырочке-сердечке мятая фольга, и она тоже малость помазана кракелюром…правда бз особого эффекта!
Еще поверх кракле сделала натирку — без нее как-то голо показалось…Число 27, еще стразик и, совсем не видно(как ни пыталась сфотать), завитки помазаны кракле-акцентом.а на коньке крыши вот такой глиттер. специально сфотала под лампой, чтоб видно было какой он радужный в эектрическом свете)))
кстати, умудрилась просыпать пакет с этими блестючками…теперь их совсем мало, только что удалось собрать. Так же по парочке стразиков примостила.А утром ездили в Ашан и купили елку искуственную. (я против натуральных елок — иногда подозреваю себя в гринписовстве…но реально мне их жалко!)
Ростом наша елка 1,2, сорт — сосна! Так на коробке написано…Пока повесили только гирлянду, но уже примеряла домики)))
Жду — не дождусь, когда начнем каждый день заклеивать желание и вешать домик на нашу елочкуа на ужин навертела ролов))) Круглые с форелью, огурцом и перцем болгарским, треугольные  — с форелью, авокадо, салатом и сыром сливочным. Представляете, в магазине форель оказалась даже дешевле горбуши…Я как-то даже растерялась…и купила))) Хотя не очень она мне нравиться!

Вот такие пироги ролы! Спасиб, что заглянули)

aravada.blogspot.com

чем дальше в лес, тем злее волки

Чем дальше, тем больше убеждаешься, что США никогда и никому не уступят пальму первенства в совершенствовании системы справедливого законодательства для своих граждан.

Тихая радость распространилась по миру несколько лет назад, когда Америка решила квалифицировать похлопывание по плечу как сексуальное домогательство.

Сколько мужчин теперь поберегутся давать необоснованные надежды женщинам, сколько женщин не будут разочарованы в своих надеждах!

А как благотворно сказалось закрепление прав сексуальных меньшинств на работе в государственном аппарате! С недавних пор министром армии является популярный в «голубых» клубах Эрик Феннинг, и это только начало. Мало кто среди его коллег-военных теперь посмеет демонстративно повернуться к нему спиной.

Однако все это мелочи по сравнению с закреплением прав полицейских, которые теперь по уставу должны обладать экстрасенсорными возможностями и с первого взгляда распознавать, не вынашивает ли встречный прохожий антиобщественных, тем более антиамериканских замыслов. Ведь известно, что путь от хулиганства до предательства интересов Америки короче воробьиного носа. И если полицейский видит, что встречный прохожий своей расхлябанной походкой и бегающим взглядом демонстрирует отсутствие верности конституции, он имеет право стрелять на поражение. Как показала практика, антиконституционные настроения среди американцев распространились довольно широко, и стрельба по таким тайным изменникам слышится на улицах теперь очень часто. И это неудивительно: среди врагов американских ценностей попадается много чернокожих граждан, которые, вместо того чтобы добросовестно трудиться на кукурузных плантациях потомков ирландских переселенцев, бездельничают, танцуют рэп и получают государственные пособия.

Нужно, конечно понимать, что сложившаяся практика принуждения сограждан к законопослушанию берет свое начало в принципе принуждения к миру, широко практикуемом администрацией США на международной арене, особенно на Ближнем Востоке.

Сейчас Америка подошла к тому, чтобы в законодательном порядке урегулировать практику получения признаний граждан в злых умыслах. Об этом ещё раз напомнил случай, имевший место на днях в Нью-Йорке. Шестеро прихожан церкви «Слово жизни» привели на исповедь своих родственников — 19-летнего Лукаса Леонарда и его 17-летнего брата Кристофера. Они сделали это из чувства внутреннего долга, так как заподозрили, что в душе молодые люди грешат богомерзким пренебрежением к американским ценностям. И, видимо, были правы, потому что парни наотрез отказались рассказывать о своих грехах. Родственникам ничего не оставалось, как в чисто американском духе начать принуждать их к правде. Что характерно, в избиении злоумышленников принимали члены семьи обоих полов, причем особенно старалась сестра Лукаса Леонарда Сара. Пока неизвестно, было ли это следствием того, что ее давно перестали похлопывать по плечу, но верность американской традиции она доказала делом.

По результатам принуждения к правде, длившегося несколько часов, Лукас получил травмы внутренних и половых органов, несовместимые с жизнью, и скончался в больнице, так и не признавшись, против каких статей конституции он погрешил в душе.

Описанный случай говорит о необходимости доработки процедуры установления чистоты помыслов американских граждан.

Представляется, что семья, установившая неблагонадёжность и идейную ущербность своего члена, должна вызывать полицию по месту жительства. Затем полиция, заковав злоумышленника в наручники, доставляет его в церковь на исповедь. При этом вся процедура должна проходить в соответствии с регламентом. Священник с помощью кадила на цепи добывает у злоумышленника признания, а родня уговаривает не упорствовать в своих заблуждениях и признаться по-хорошему. Тем самым создаются предпосылки для семейного мира на случай, если подозреваемый, несмотря ни на что, останется жив. Если же в церковном инвентаре не имеется кадила, то священника можно вооружить бейсбольной битой, ставшей национальным символом борьбы за права человека не только в Америке, но и за её рубежами.

Доставивший подозреваемого в церковь патруль также не должен находиться без дела. Ему предписывается замкнуть двери храма и не пускать в него прохожих, собирающихся в подобных случаях на крики злоумышленника. Чтобы не было лишних вопросов, полицейских следовало бы обеспечить табличками, которые вывешиваются на двери: «Доступ закрыт. Идет исповедание помыслов».

Совершенно очевидно, что без введения такой регламентации в Америке может начаться хаотическое выяснение умонастроений вперемешку со стрельбой и рукоприкладством, что в принципе не противоречит национальной традиции, но перегружает станции скорой помощи.

Дмитрий Седов

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

usanashimiglazami.com

Почему чем дальше в лес, тем волки толще?

С голоду пухнут…

А они партизанами питаются….

и чего на месте не сидится.. всё в Москву.. в Москву..:))

А там темно в лесу и волка сразу не увидишь, а пройти и посмотреть всем интересно.

в центре самая движуха! ! зайцев наверное там легче разводить…

touch.otvet.mail.ru

Плащ для Красной Шапочки (Е. А. Неволина, 2018)

Глава 3

Чем дальше в лес, тем злее волки

– Извини за опоздание. Я вышел вовремя, но так получилось… – Стас замялся и посмотрел на нее искоса, как-то робко.

Девушка промолчала. Ей было даже любопытно, что он придумает. Все-таки писатель. Так путь выдаст какую-нибудь невероятную версию, продемонстрирует воображение и писательский талант.

– Дело в том, что меня ударил какой-то псих. Байкер, весь в черном. Прикинь, проходил мимо и молча врезал мне по ноге ботинком. А у него такие ботинки… со стальными вставками, ну знаешь?..

Анна поморщилась. Это было уже слишком. Стасу впору поставить творческий незачет. Можно придумать что-нибудь поэффектнее и пооригинальнее.

– А почему он тебя ударил, как ты думаешь? – поинтересовалась она.

– Может, ненормальный? – Стас снова бросил на нее быстрый взгляд, вероятно, проверяя, как воспринимается его байка. – Совсем чокнутый. Сейчас кого только не встретишь. Прикинь, он был в глухом черном шлеме. Я хотел его поймать, но он мгновенно скрылся, а еще нога очень болела… – Парень наклонился и потер ногу.

– Понимаю, – хмыкнула Аня. – Кстати, скажи, а ты, наверное, сам на байке даже ездить не умеешь?

– Почему не умею? – как будто обиделся Стас. – Умею. У приятеля есть мотик. Мы на даче иногда гоняем…

Девушка едва не рассмеялась. Забавно получается. Если собрать факты, картина выходит престранная.

Факт первый. Стас неожиданно обращает на нее внимание, выбрав из огромного женского коллектива. Почему? И почему именно сейчас, так внезапно? Ее – обычную, скорее даже невзрачную, хотя, конечно, умную, с богатым внутренним миром. Но проблема в том, что мозги обычно интересуют не парней, а зомби, а богатый внутренний мир – патологоанатомов.

Факт второй. Стас зовет ее в кино и на нее нападают неподалеку от места, где назначено свидание. Кто еще знал об этом месте, кроме Стаса? Никто.

Факт третий. Стас хромает. Хромает, Карл! Хромает на правую ногу! Точно так же, как должен хромать тот чертов байкер. Это ли не достаточное доказательство само по себе.

Факт четвертый. Он тут же рассказывает про зловещего байкера в черном. Ссылается на то, что явно знает Аня. Должно быть, этот фольклорный персонаж обосновался неподалеку и развлекается тем, что пытается убить прекрасных и не очень юных дев и калечит рыцарей, обходясь с ними несравненно мягче, видимо, из гендерной солидарности. Уже смешно.

Ну и факт пятый, словно вишенка на торте. Стас, кажется в насмешку, прямо признается ей, что ездит на байке.

Но зачем все это? Зачем Стасу ее убивать? Или, возможно, он хотел просто ее напугать? В этом случае он должен быть истинным профи, умеющим просчитать все до миллиметра. Но этот персонаж явно не на ее стороне и от него стоит держаться подальше. Как можно дальше. По возможности, вычеркнуть его из своей жизни, стереть ластиком.

– Пока, мне пора, – Анна отвернулась.

– Погоди! – Стас попытался поймать ее за руку, но девушка ловко увернулась. – Ты что, обиделась? Я же извинился! С кем ни бывает!

С кем ни бывает? Это так теперь называется покушение на убийство? Хорошенькое оправдание.

Она не стала отвечать – зачем, все и так предельно ясно.

Бегом спускаясь по ступенькам в метро, Аня злилась на себя. Размечталась! Собралась на свидание! Поверила! Боже, какая же она дура! Дура и еще раз дура!

От злости и разочарования девушка едва не плакала.

* * *

Он оказался на лугу и упал лицом в траву, натужно кашляя кровью. В груди болело так, словно там развели костер. Легкие разрывались, голова кружилась до сине-зеленых кругов перед газами… или это дурацкая трава и васильки?..

Каждый переход стоил ему уйму собственных сил и отнимал крупицу жизни. Потому, что он был чужд тому миру, в том мире его никто не ждал, а мироздание не любит, когда кто-либо вмешивается в его законы, настраивая его под себя.

Он сжал зубы и сосредоточился на том, чтобы дышать медленно, почти незаметно, отслеживая, как воздух проходит в легкие, попадает в кровь. Понемногу становилось лучше. По крайней мере, мысли удалось занять. Нет, он не боялся боли, но и привыкнуть к ней оказалось невозможно.

– Тридцать… двадцать девять… двадцать восемь… – мысленно отсчитывал он, делая вдох на четном и выдох на нечетном числе, – …три… два… один…

Наконец, можно было приподняться и вытереть губы рукой. На пальцах осталась кровь, и он тщательно очистил их травой.

Зря… все усилия сегодня были напрасными. Хотя результат оказался даже не нулевым, а ушел куда-то далеко в минус. Теперь девчонка что-то подозревает, она недоверчива и насторожена. Хуже не придумаешь. Так бездарно провалить свой шанс!.. Но она оказалась серьезным противником. Отреагировала молниеносно и очень четко. Кто еще смог бы так же успешно действовать на ее месте?.. Нет сомнений, что она очень, очень достойный и серьезный противник. Он был прав, не позволяя себе ее недооценить.

Надо что-то придумать. Их противостояние может получиться забавным, ему давно не попадались по-настоящему интересные задания, но лишь бы не в ущерб делу. Между красотой и практичностью всегда нужно выбирать последнее. Хотя… тут он улыбнулся самыми уголками губ… хотя было бы забавно подбросить ей черную байкерскую перчатку и посмотреть, как девчонка на нее отреагирует. Испугается? Запаникует? Может, именно такой метод окажется против нее самым эффективным? Не идти в лоб, раз у нее все неплохо с поведением в критических ситуациях и с физической подготовкой, а изматывать неожиданными выпадами, пугать, сводить с ума, не давать отдыха и покоя?.. Почему бы и не так. Так поступают с глупой дичью и даже с благородными хищниками. При охоте на волков их поднимают и гонят на флажки.

В любом случае, безусловное преимущество на его стороне. Девчонка не понимает, куда уже ввязалась, не знает правил игры и законов их мира. Она – слепая пешка. Красная Шапочка, отданная на съедение Волку, и никакой нормальный хищник не упустит эту добычу.

Он медленно поднялся и слегка поморщился от боли в правой ноге. Все-таки очень ловко девчонка его приложила, подумалось ему с оттенком восхищения.

Совсем неподалеку, на холме, окруженный городишком, стоял замок, неправдоподобно сказочный, слишком красивый и яркий на фоне уже темнеющего вечернего неба. Так положено по законам сказки – у них красивая оболочка и обычно страшная, отвратительная начинка. Древние сказки не лгут, в них есть своя правда.

Принц изнасиловал спящую девушку. Белоснежка заставила мачеху надеть раскаленные железные башмаки и плясать в них на балу (говорят же, что железо – хорошее средство против ведьм). Кровь, боль, подлость, насилие – вот она изнанка красивой сказки. Он Охотник и не ему бояться крови.

Ну что же, и здесь вскоре прольется кровь… К такому не привыкать, это вполне по законам старых сказок, где герои, возможно, и не живут долго и счастливо, но частенько умирают в один день.

Легкий, едва различимый шорох, заставил его насторожиться. Чуть дальше по дороге притаилась засада. Королева предприняла новую попытку его поймать. Давненько она не совершала подобных глупостей! Охотник улыбнулся. Будет приятно поразмяться. Притаившиеся еще не заметили его появления, поэтому он осторожно двинулся в обход, морщась от мыслей, сколько же шума производят в лесу неопытные люди. О, если бы ему самому поручили устроить на себя засаду, он сделал бы все по-другому. Всего один хороший арбалетчик и, конечно, достойная приманка – такая, от которой нельзя отказаться, даже полностью осознавая все возможные риски. Это оказалось бы гораздо интереснее, чем нагонять неловких и испуганных ребят, которые сейчас сидели по кустам, судорожно вцепившись в бесполезное оружие.

Дозорного, расположенного ближе всех у тропинки, он снял одним точным выстрелом. Мальчишка свалился на землю даже не пикнув.

Затем Охотник сам забрался на дерево и тихонько засвистел.

Вторая жертва высунулась из кустов через пару минут и стала озираться, пытаясь оценить обстановку. Охотнику доставило особое удовольствие всадить стрелу точно ему в глаз. Когда-то он точно так же поражал мишень на замковом дворе, и даже Королева благосклонно улыбалась его меткости.

Дальше все пошло еще скучнее – не дождавшись возвращения одного из людей, сидевшие в засаде запаниковали и, разумеется, наделали массу ошибок.

Он подстрелил их всех, одного за другим. Методично и спокойно, как всегда, когда делал свою работу. И только убедившись, что дело окончено и желающих встретить смерть сегодня больше нет, покинул боевой пост.

Отодвинув ближайшее тело носком сапога, Охотник подумал, что бедолаги сами выбрали свою судьбу. Не суйся в лес – не станешь пищей волкам. Мораль проста.

Он сделал еще шаг и скривился от боли – проклятая нога все еще давала о себе знать. Забавно: похоже, девчонка – единственный достойный на сегодняшний день противник. Будет любопытно познакомиться с ней поближе.

* * *

Все еще расстроенная, она вышла из метро и огляделась.

Вроде, все спокойно. Да и вряд ли Стас нападет на нее второй раз так быстро.

Тем не менее Аня сохраняла сосредоточенность, но, зайдя за угол дома, поняла, что, видимо, сошла с ума на почве переживаний.

Сразу за углом начиналось уже знакомое ей поле, а прямо перед ней, вместо грязно-белой семнадцатиэтажки, поднимался массив белоснежного замка, как положено, украшенного изящными шпилями, зубчатыми стенами, остроконечными башенками.

Правда, оставалась еще смутная надежда, что Анна просто заснула. Тогда и случай с нападением, и нынешнюю ситуацию легко списать на сон. Это оказалось бы самым лучшим выходом. А что, если она и вправду задремала в кафе и ничего плохого просто не произошло?..

Аня ущипнула себя посильнее, но не проснулась, только почувствовала боль.

И тут, прямо перед ней, заскрежетала и распахнулась маленькая, незаметная изначально дверь. Девушка отпрыгнула и тут увидела Принца – того самого, что снился ей прошлой ночью.

Как ни странно, это ее немного успокоило. Сны иногда принимают самую причудливую форму и готовы посрамить реальность своей достоверностью и тщательной проработанностью. Сознание, а тем более подсознание – субстанции, до сих пор еще очень плохо изученные.

– Я ждал тебя, – проговорил Принц и посторонился. – Заходи, пожалуйста.

Анна поколебалась. Стоит ли входить туда, откуда не знаешь, сможешь ли выйти? С другой стороны, ведь это не может быть ничем иным, кроме сна (или острой формы сумасшествия). В любом случае, терять нечего, зачем же оставаться снаружи.

– И давно ты меня ждал? – поинтересовалась девушка, осторожно проходя через узкую дверь и оказываясь в очень тесном коридорчике с глухими стенами.

– С того момента, как мы расстались, – сообщил Принц. В его руке был факел, который сейчас очень дымил, и Аня раскашлялась от дыма, сбивая общий романтичный настрой сцены.

Вести дальнейший разговор прямо сейчас оказалось затруднительно, и она последовала за Принцем по коридору. Через несколько поворотов он вывел к очередной двери, на этот раз не наружу, а внутрь.

За этой дверью располагалась небольшая комната, на стенах которой висели огромные гобелены, изображающие сцену охоты: красивый темноволосый мужчина на вороном коне и в сверкающей золотой короне, несомненно, был королем. Рядом с ним, на белой лошади, ехала королева – как водится, с длинными золотистыми волосами, тоже очень красивая. Чуть поодаль, на крапчатой, должно быть ради разнообразия, лошади держался… вышитый принц. Кажется, лет на пять помоложе себя теперешнего.

Перед процессией шли егеря с собаками, а дальше, среди деревьев, виднелся силуэт оленя с вышитыми серебряной ниткой ветвистыми рогами.

– Красиво, – Аня посмотрела на Принца. – Это твоя семья?

– Да, – он кивнул, не глядя на гобелен, и Анна тут же вспомнила, что разговоры об отце являются для принца болезненными. Ах да, кажется, Король погиб недавно? Или относительно недавно? И как раз на охоте… Неприятная ситуация… Ей вдруг показалось, что угол гобелена испачкан кровью.

Девушка поспешно отвернулась. Сон и так пока не слишком приятен, не стоит воображать всяческие ужасы и вовсе превращать его в кошмар. Подсознание, скорее всего, прекрасно, гораздо лучше, чем надо, справится с этой задачей.

– Я мечтал, чтобы ты попала ко мне в гости, – заговорил тем временем Принц, машинальным жестом поправляя густые темные волосы. – Пройдем, я покажу тебе, как живу. У нас тут все интересно устроено. Есть дворик с розами и певчими птицами. Знаешь, как там хорошо в сумерках, когда начинают петь соловьи!.. Тебе обязательно понравится, вот увидишь… Есть зал, в котором ровно пятьсот зеркал. Когда в нем проходят балы, кажется, будто гостей неисчислимое множество… Ужасно, правда?.. Есть комната с колоннами и полами из нефрита, а есть янтарная комната, когда заходишь в нее, словно оказываешься в сердцевине цветка…

– Должно быть, красиво, – согласилась Анна. Ей так и представилось все, что описывал Принц. – Мне сложно сказать, но кажется, я никуда не спешу, и у меня будет время все это осмотреть, раз уж я здесь оказалась.

– Конечно, – Принц радостно улыбнулся, открывая перед гостьей дверь. – У нас достаточно времени. Пожалуйста, иди за мной.

Дворец, и вправду, оказался сказочный. Анна осмотрела величественные залы, каждый из которых не был похож на предыдущий и содержал какую-то диковинку, заглянула в сад, где и вправду, росли розы и пели соловьи, а от густо-сладкого запаха множества цветов кружилась голова.

– Чудесно! – повторяла девушка.

Ей уже было все равно, видит ли она сон, или и вправду попала в сказку. Принц хлопнул в ладоши, и расторопные молчаливые слуги мигом накрыли в саду стол.

На нем были изысканные лакомства, а вино, настоянное на пряных травах, оказалось великолепным и непохожим ни на какой из тех напитков, которые пробовала Анна раньше.

– Как здесь замечательно! Ты живешь, словно в раю! – сказала она, глядя на Принца.

Но тот вдруг отвернулся, словно хотел скрыть нежелательные эмоции.

– Что-то … не так?

– Нет, все нормально, – он повернулся к ней и даже попытался улыбнуться, хотя улыбка вышла слегка натянутой.

– Пожалуйста, расскажи! – Аня умоляюще взглянула на него. – Я же вижу, что тебя что-то беспокоит.

– Нет, – он махнул рукой. – Лучше послушай соловья. Он поет так сладко, что у меня разрывается сердце. У нас есть красивая легенда о юной принцессе, которая то ли умерла, то ли заснула долгим сном. Почти сто лет лежала она в своем замке, густо оплетенном колючим терновником, и каждую ночь к ней прилетал соловей, надеясь разбудить спящую. Он пел для нее свои самые лучшие песни, с каждой ночью они становились все прекраснее и все больше наполнялись тоской и отчаянием бедной птицы. И пока он пел, на щеки спящей постепенно возвращался румянец. Ночь от ночи соловей все слабел, потому что отдавал всю свою любовь, всю жизненную силу той, что безмолвно и бездвижно лежала под пыльным балдахином на кровати с высокой резной спинкой. А девушка выглядела все более живой и уже улыбалась в своем долгом сне. Наконец, когда сил у соловья совсем не осталось и он больше не мог петь, несчастная птица от отчаяния бросилась на острый шип терновника. Но только шип пронзил его сердце, как принцесса проснулась. Как раз в это время поблизости от замка проезжал один принц, возвращавшийся с охоты. Поэтому заслугу пробуждения принцессы приписали ему. Но это еще не все. Говорят, что когда принц поднялся в башню, где была проснувшаяся принцесса, он увидел странную вещь: на одном из шипов терновника, как раз перед самым окном, выросла прекрасная пурпурная роза. Принц сорвал ее и, преподнеся принцессе, попросил ее стать его женой.

– А дальше? – спросила Аня, видя, что он замолчал.

– А дальше жили они долго и счастливо, – пожал плечами Принц.

– Но что же с розой?

– Как что? Она завяла и ее выбросили. Кто будет хранить завядшие розы?..

Аня посмотрела на него, не понимая, проверяет ли он ее, или действительно говорит то, что думает, но Принц отвернулся, чтобы срезать для нее самой чудесную белую розу.

– Возьми, – протянул он цветок. – С ней уж точно не связаны никакие кровавые или драматические истории.

И в этот самый момент на сад вдруг налетел порыв пронзительного ледяного ветра. Деревья заскрипели, словно застонали.

«Помогите, – кажется, послышались в вое ветра полные муки голоса. – Помоги-и-те!..»

– Что это? – поежилась девушка.

– Пойдем, – молодой человек потянул ее за руку, уводя из сада.

– Но что это? Я не уйду, пока ты не скажешь! Я же чувствую, что что-то не в порядке! – уперлась Аня.

– Хорошо, – принц тяжело вздохнул. – Я тебе расскажу, только пойдем, здесь становится опасно…

Он привел ее в комнату, где ярко горел камин, трещали дрова и было так уютно, что с трудом верилось во что-то плохое.

Анна устроилась в кресле у камина. Принц встал в пол-оборота к ней, и отблески пламени плясали на его изящном лице, переливались в темных волосах. Он казался очень красивым и, вместе с тем, благородно-одиноким. Хотелось шагнуть к нему, обнять, погладить по густым волосам.

– Я не хотел тебя тревожить… – заговорил он, глядя на огонь. – Поэтому скрыл кое-что… Со дня смерти моего отца не все в нашем королевстве благополучно. Король погиб в результате страшного волшебства, и это же волшебство разъедает наше королевство, словно ржавчина добрый клинок. Злой колдун, не живой и не мертвый, хочет прибрать эти земли к своим рукам. Его чары разрушают нашу жизнь. Возможно, ты заметила у стен дворца терновник и голые, лишенные листвы деревья? Это лес идет в наступление на нас. День ото дня его колючие ветви тянутся все ближе и ближе, день ото дня все больше черных воронов, кружащихся над дворцом, а вечерами здесь свирепствует черный вихрь, и горе тому несчастному, кто окажется в это время за пределами стен!

– Но что же делать?! – Анна вскочила со своего места и все же сделала шаг к Принцу, правда, так и не коснувшись его. – Вы… вы бились с колдуном?

– Бесполезно, – молодой человек склонил голову, и на лице его читалось истинное страдание из-за собственного бессилия. – Есть пророчество, что никто из нашего мира не может погубить колдуна. Он использовал заклятье, полностью обезопасив себя от любого существа отсюда. Ни мужчина, ни женщина, ни ребенок, ни зверь, ни птица, ни прочая тварь не способны нанести ему хоть какой-нибудь вред. Он все продумал, так что любые попытки бесполезны. Нам остается только смотреть, как гибнет наше королевство. Как гибнет все, что мы любим, все, чем мы гордились!..

Под грузом непосильного бремени плечи Принца ссутулились, а голова поникла.

И тут Анна не выдержала и все же обняла его. Он вздрогнул и уткнулся ей в плечо, кажется, стараясь спрятать слезы. И от ощущения его горя и бессилия у нее тоже едва не разрывалось сердце.

– Я не хотел, чтобы ты это знала… – пробормотал молодой человек.

– Но… – Анна вдруг почувствовала злость, тугой пружиной разворачивающуюся в груди. – Но на него же можно, в конце концов, найти управу! Если с этим колдуном не способен справиться никто из вашего мира, то я, например…

– Нет! – принц отпрянул. – Я даже не хочу об этом слышать!

– Но я же не случайно сюда попала! Случайностей не бывает! – настаивала девушка.

– Не бывает, – кивнул Принц. – В тебе особая кровь…

Анна вздрогнула. Она всегда подозревала о чем-то подобном. Чувствовала, что стоит немного особняком от своего мира… Так неужели?..

– Поэтому я обрадовался и огорчился одновременно, когда ты появилась у нас, – продолжал Принц. – Но я не готов к тому, чтобы укрываться за твоей спиной и не собираюсь тобой рисковать. Я слишком боюсь тебя потерять. Ты уже стала мне дорога.

Он взглянул на нее, и в его глазах читались боль и смятение.

Анна до крови закусила губу. Неужели это все на самом деле происходит именно с ней? Неужели она, как героиня книг или фильмов, оказалась избранной, и от нее одной зависит судьба целого королевства? Неужели этот красавец-принц ее любит?

Все эти вопросы в страшном беспорядке теснились в ее голове, мешали осмыслению происходящего.

– Погоди, что ты говорил об особой крови? Расскажи подробнее! – попросила она.

– Пойдем, я провожу тебя к Королеве, – Принц едва коснулся ее руки, но Анну словно ударило электрическим током. – Она расскажет лучше…

Девушка сделала шаг и…

… едва не наткнулась на отца, стоящего в прихожей.

– Ну и как ты объяснишь свое поведение? – спросил он, нахмурившись.

Аня моргнула, ничего не понимая. Еще секунду назад она шла за Принцем, а теперь… Что происходит? Она до сих пор спит? Как еще можно объяснить всю эту чертовщину?

– А что я сделала? – спросила она, больше для того, чтобы потянуть время и попытаться сосредоточиться и осознать, что происходит.

– Ты издеваешься? – поинтересовался отец ледяным тоном. – Хорошо, если хочешь, я тебе напомню. Во-первых, ты устроила в квартире страшный сквозняк, зачем-то открыв все окна и двери, хотя Маша совсем недавно болела. Во-вторых, впрочем, для тебя это не в новинку, опять ей нахамила.

«Сквозняк? – с ужасом подумала Аня, вспоминая ледяной порыв ветра, который ощутила, когда была в саду с Принцем. – Неужели я схожу с ума?.. Или все-таки сплю? Господи, пусть это окажется всего лишь сон! Всего лишь безобидный кошмар. Ну пожалуйста!..»

kartaslov.ru

About the author

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о