Саша христианин: Лидер «Христианского государства» оказался судим за убийство и разбой — РБК

Содержание

Лидер «Христианского государства» оказался судим за убийство и разбой — РБК

«Христианское государство — Святая Русь»

У организации «Христианское государство — Святая Русь» есть сайт, который пока недоступен, и канал YouTube, на который подписаны около 26 тыс. человек. Первое видео было опубликовано в августе 2012 года. Среди роликов много видео с ответами на вопросы, например, «можно ли [православной] краситься и пользоваться косметикой» или «можно ли стать одержимыми через фильмы ужасов».

В связи с деятельностью «Христианского государства» в СМИ часто упоминают руководителя организации Александра Калинина из Липецка, называющего себя «христианин Александр», и Мирона Кравченко, которого называют то пресс-секретарем, то главой центрального отдела.

Организация привлекла к себе внимание в январе 2017 года, когда направила в кинотеатры письма, в которых призывала не допустить показа фильма Алексея Учителя. «Любой баннер, афиша, рекламная листовка с информацией о прокате фильма «Матильда» будут рассмотрены как ваше желание унизить святых православной церкви и провокация к «русскому Майдану», — говорилось в письме.

Вскоре Дмитрий Песков назвал такие действия недопустимыми. По его словам, организация «Христианское государство — Святая Русь» не зарегистрирована Минюстом. «То есть, по сути, речь идет об угрозах со стороны анонимных экстремистов», — заявил тогда пресс-секретарь президента.

В феврале 2017 года Кравченко рассказывал, что в «Христианское государство» входят около 300 человек и есть те, кто готов присоединиться, «их тысячи». Он отмечал, что организация не связана с депутатом Поклонской: «Мы пока действуем не в связке, потому что каждый должен наступать по своему фронту. Мы обозначаем намерения активистов, она наступает по прокурорской части».

Сама Наталья Поклонская раскритиковала деятельность «Христианского государства»: «Действия данной организации направлены на то, чтобы опорочить православных и Русскую православную церковь».

«Христианин в современном обществе». Александра Наумова

Поделиться

У нас в гостях была учитель православной гимназии, заместитель координатора волонтеров в ковидном госпитале в Сокольниках Александра Наумова.

Наша гостья рассказала о том, почему из всех видов благотворительности выбрала именно больничное служение, как проходит день волонтера в больнице, а также о том, какое чудо в раннем детстве способствовало её приходу к вере.

Ведущие: Игорь Цуканов, Кира Лаврентьева


Диакон Игорь Цуканов:

— Добрый вечер, дорогие друзья, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». Как всегда, в это время в студии моя коллега Кира Лаврентьева.

Кира Лаврентьева:

— Добрый вечер.

Диакон Игорь Цуканов:

— Меня зовут диакон Игорь Цуканов, и сегодня, как всегда, по воскресеньям мы разговариваем с нашими гостями на тему «Христианин в обществе», тема эта такая благодатная, широкая, можно много о чём поговорить. И вот как раз я думаю, что наша сегодняшняя гостья такой человек, с которым можно много обсудить разных видов служения в миру, так скажем. Я очень рад представить — Александра Наумова, учитель православной гимназии и завуч православной гимназии, заместитель координатора волонтёров в ковидном госпитале в Сокольниках.

Александра Наумова:

— Здравствуйте.

Диакон Игорь Цуканов:

— Здравствуйте. Человек, который ходит в больницу, где лежат люди, болеющие коронавирусом, иногда тяжело болеющие. И, на самом деле, наверное, первое что и хотелось спросить у вас: вот для кого-то может быть из наших слушателей это не очень понятно. Вот понятно, что делают в больницах врачи, что делают медсёстры, а что делают волонтёры, там, где людям нужна в первую очередь медицинская помощь, такая вот квалифицированная, чем можно помочь людям, которые лежат в больнице с ковидом и нуждаются в первую очередь в какой-то врачебной заботе?

Александра Наумова:

— Сразу же не соглашусь про первую очередь. Я считаю, что наше служение — врачи, безусловно, святые люди — но наше служение тоже очень важно. Потому что если тебе будут оказывать только медицинские услуги, а ты будешь лежать в страхе без тактильных каких-то вещей, без ухода, который не всегда успевают создавать, если тебе просто не с кем поговорить о возникающих вопросах, если мы всё-таки на православном радио, можно говорить, когда у тебя возникают духовные вопросы, ты остаёшься один на один сам с собой, если не найдутся люди, которые тебе помогут, то даже, на мой взгляд, это моё субъективное мнение, даже при самом лучшем медицинском уходе и самых шикарных врачах, не факт, что всё закончится благополучно.

Потому что очень часто бывают вещи, когда ты не видишь смысла жизни, ты настолько пугаешься, что у тебя нет желания бороться. Даже при хорошем медицинском обслуживании. Поэтому наша задача — ну просто быть людьми, показывать, что за стенами ковидного госпиталя есть жизнь, показывать, что есть еще все-таки моменты радости, есть цели, есть смысл, помогать тем, кто хочет организовать встречу с батюшками. Кто-то первый раз исповедуется, кто-то очень страдает, если он православный человек, если он не может причаститься, у нас батюшки ходят, кто-то просто хочет поговорить. Кого-то мы провожаем в последний путь, это тоже очень важно, просто успеть подержать за руку, поэтому у нас очень много функционала, но основная задача, если смотреть с медицинской точки зрения — это помогать младшему персоналу. Это кажется не очень значительным: помочь вынести все утки, помочь помыть человека, но пока ты моешь человека и гладишь его за руку, ты можешь помочь облегчить его состояние, им очень часто не с кем поговорить.
Врачи работают превосходно, но у них нет возможности сесть и спросить: а ты как вообще-то? Когда привозят больного, ему делают все нужные медицинские процедуры, но он может просто бояться находиться, здесь у него начнёт зашкаливать давление, ему никто… Бабулечке 80 лет, а они, как дети, ей никто не объясняет, а что с ней вообще делают, и куда ты попал, и что с тобой происходит, там же есть с деменцией, да с чем угодно есть. Поэтому наша задача, ну я считаю, в большей степени успокаивать и показывать человечность на месте.

Диакон Игорь Цуканов:

— Как часто вы ходите в больницу?

Александра Наумова:

— Это сложный вопрос, потому что летом, так как я работаю в школе, у меня было больше возможностей. Июль-август я была там очень много, ну как я считаю, очень много, где-то через день, наверное, а каждый день у меня такая бумажная работа составлять списки, заказывать пропуска. То есть у меня волонтерство сейчас перешло в онлайн больше.

Физически я попадаю только по пятницам, в свой методдень, иногда могу в выходные, то есть сейчас где-то раз в неделю. Почему мы всё время ищем добровольцев? Потому что кто-то вышел на учёбу, кто-то вышел на работу, кто-то ходил только в свой отпуск и теперь может только раз в неделю. У всех разные обстоятельства, поэтому волонтеры нам нужны всегда.

Кира Лаврентьева:

— У меня такой очень простой вопрос: среди добровольцев есть такие люди, которые не болели коронавирусом, у которых нет прививок, нет антител. Я хочу просто понять, есть ли вот такие рисковые люди, которые идут помогать на свой страх и риск?

Александра Наумова:

— Насчёт прививок и антител невозможно, чтоб не было, потому что просто никто не допустит в больницу. Есть определённые условия, мы обязаны соблюдать, как бы мы к чему ни относились. Но касаемо болезни, ну вот я пришла не болея. То есть я не болела, когда я пришла туда волонтёром, и нас таких много.

Не страшно, ты, когда там — тебе не страшно.

Кира Лаврентьева:

— Тогда возникает следующий вопрос: когда человек идёт в добровольцы, когда человек приближается и вникает в благотворительную вот эту историю? Как я понимаю, вы там уже несколько лет, много лет.

Александра Наумова:

— Ну я с 17 лет, но красная зона только меньше года.

Кира Лаврентьева:

— Чем вы руководствовались? Когда приходит человек, который занимается благотворительностью, естественно, мы задаём этот вопрос: а почему вы решили, что вам нужно и необходимо этим заниматься? И всегда ответ совершенно оригинален, всегда у каждого своя история, поэтому я сейчас не пытаюсь как-то искусственно разнообразить нашу беседу, это действительно то, что просится, то что хочется сейчас спросить.

Александра Наумова:

— Вопрос именно про Красную зону или вообще про благотворительность?

Кира Лаврентьева:

— Вообще в принципе про благотворительность: помогать людям это что?

Александра Наумова:

— Красная зона — это у меня как-то отдельно получилось. Про волонтёрство вообще я думала, почему я этим занимаюсь? Так как я занимаюсь этим с 17 лет, для меня это норма жизни, я попала когда первый раз в Первую Градскую больницу, я подросток, кризисы веры, всё проходили, я сама в православной школе училась. И ты ходишь на Литургию, бывает, ну это про меня, ходишь на Литургию в таком возрасте машинально. И пока у тебя не переросло вот из детской религии и веры в Бога в уже осознанно, пройдя свои внутренние какие-то критику и принятие. Мне стало с подругой, с одноклассницей, скучно в какой-то момент на Литургии. Ну бывает такое, и мы решили пойти, мы узнали, что можно поволонтёрить, и мы во время Литургии в воскресенье пошли в Первую Градскую, помогать мыть бабушек, и что меня поразило, я была достаточно неулыбчивым человечком, и меня поразило — когда я проходила мимо зеркала и увидела абсолютно другое своё лицо. Я иду там с какой-то уткой после того, как покормила бабушку и вижу себя в зеркало и думаю: это не я, то есть какое-то расслабленное лицо с улыбкой, какая-то умиротворённая.

Мне было странно себя увидеть со стороны, и мне настолько стало интересно вот этот эксперимент над собой ставить, что мы стали как-то ходить периодически, а потом я уже про это забыла и вот совсем недавно вспомнила. У меня просто это была норма жизни, у меня вообще позиция: если ты можешь, если у тебя есть свободное время, почему бы не помочь? И плюс ну такой закон бумеранга, хотя я не очень в него верю, чем больше дашь, тем больше получишь. То есть я занимаюсь от избытка, если есть время, я делаю, может, очень спонтанно получилось, но красная зона — это вообще отдельная тема. Сразу же я получила бумеранг и ответ. Бумеранг — ответ своей деятельности, потому что я очень быстро туда погрузилась, и много. И я потом сама заболела коронавирусом, но однозначно не там. Потому что там защита — невозможно заболеть, ну то есть вот в метро, где угодно я могла заболеть. Ту отдачу, которую я получила от волонтёров, желание помочь, то количество внимания, посылок, звонков. Для меня первое что вызвало улыбку, когда я дома болела, когда тебе звонит уже подруга, часть семьи, волонтёр: если тебе плохо, мы тебя забираем в больницу, я каждый день к тебе буду приходить и массировать пяточки.
У нас теперь это такая шутка, потому что, это то, чего в больнице как раз не хватает, чтобы тебя подержали за руку, помассировали пяточки, погладили по спине, причесали волосы. То количество добра, заботы, которое я получила, молитв, которые я получила, в таких ситуациях отпадает вопрос: а ты зачем этим занимаешься? Потому что ты получаешь намного больше, чем ты даёшь.

Кира Лаврентьева:

— Александра, нет ли у вас ощущения, что сейчас, в связи с нашей ковидной реальностью, с которой нам так или иначе приходится смиряться и жить, учиться взаимодействовать, всё внимание перешло на это. У нас все болезни, они как будто отошли немножко на задний план. И сейчас мы занимаемся исключительно тем, что уделяем внимание в разговорах, в нашей жизни этой ситуации с ковидом. Я не отрицаю: у всех у нас есть люди, которые находились, находятся или не дай Бог там случится с ними это заболевание. Мы не можем это отрицать, что этого нет или как-то задвинуть это на задний план, конечно, нет. Но я о чём спрашиваю — ведь та же поддержка: погладить по руке, помассировать спинку, то что мы сейчас перечисляли — она крайне необходима людям с онкологией, крайне необходима людям, которые лежат с какими-то серьёзными заболеваниями в других стационарах, в других отделениях. Насколько, как вы думаете, как вы это сейчас видите, человек, который включён в этот процесс, просто насколько организация такой помощи имеет место и для других больных, не только коронавирусных?

Александра Наумова:

— Я не вижу этого смещения среди волонтёрства, потому что наши волонтёры умудряются совмещать всё, это какие-то уникальные люди. Я никогда не занималась кормлением бездомных, но, когда я попала вот сюда, у меня возник такой вопрос, так как я ещё и в школе работаю, у меня ещё репетиторство, у меня это вообще большая проблема: дети до 18 лет не могут ходить в больницу помогать. А я считаю, что в подростковом возрасте надо приучать, показать хотя бы что это, чтобы потом они могли этим заниматься. И меня одна из учениц по репетиторству спрашивает: скажи, чем можно заняться, я очень хочу помогать, я вижу сколько ты делаешь, мне интересно. И с помощью наших волонтёров из красной зоны я узнала, что они параллельно кормят бездомных на вокзалах через фонд, и мы вместе с ними начали ходить с подростками, сейчас пытаемся в школе это организовать: ходить кормить бездомных. То есть я считаю, что не страдают из-за одного вида волонтерства другие направления. Другой волонтёр, у меня вот есть ещё девушка, она параллельно продолжает ходить в паллиативный хоспис, куда она и ходила до этого. То есть это дополнение. В чём ну так нельзя, наверно, говорить, но плюс короны, когда приходят новые волонтёры, которые приходят на волне именно здесь и сейчас помочь в этом, когда происходит спад количества больных, они всё равно спрашивают: где нам ещё можно помочь, в какое направление ещё нам можно попасть? То есть это наоборот провоцирует на то, чтобы познать, а что такое волонтёрство? И люди спрашивают: «А как вообще можно помогать, где можно помогать?» Многие мои знакомые волонтеры, мы знакомы много лет, они не пошли в красную зону, кто-то из-за родственников, кто-то ещё из-за чего-то, они дальше продолжают в детских больницах помогать. Я не вижу перекоса, я вижу, что это просто новый источник привлечения новых людей.

Диакон Игорь Цуканов:

— Дорогие друзья, я напоминаю, что это «Вечер воскресенья». И сегодня у нас в гостях Александра Наумова — заместитель координатора в ковидном госпитале в Сокольниках, также завуч и учитель в православной гимназии. Вы, насколько я понимаю, преподаёте математику?

Александра Наумова:

— Да, я математик

Диакон Игорь Цуканов:

— Саша, хотел спросить у вас вот такую вещь, немножко если вернуться назад, когда вы только начинали, задумали ходить в красную зону так называемую, вот не было ли вам страшно? К тому же вы сами ещё тогда не болели, а градус истерии вокруг короны был очень-очень высоким, и сейчас он не низкий, но где-то год-полтора года назад он был ещё выше. Вы как, в принципе, относились ко всему происходящему? Вот не могли бы вспомнить? Потому что даже верующие люди по-разному относятся.

Александра Наумова:

— Было очень много паники, много истерии у людей, но в моём случае я не переживала абсолютно. Потому что у меня есть такое ну… принятие того, что будет так, как будет. Когда в жизни происходила пара моментов, когда ты думал, что ты что-то вообще решаешь, и что я хочу так или так, а Бог тебе показывал абсолютно по-другому. И тебе приходилось учиться смирению, а потом ты понимал, а ну да. Сейчас я стараюсь всё выстраивать так, что ничему не удивляюсь и стараюсь говорить большинству вещей, которые в рамках закона — да, любому какому-то новому опыту, и когда тебя призывает Владыка и твоё с детства знакомое «Милосердие», ну не может ничего ужасного быть. А если ты заболеешь… Ну вот я в итоге заболела или если что-то произойдёт, но Богу виднее: где, когда и чем это закончится. И это не повод не делать какие-то вещи, то же волонтёрство. Я верю, что вероятность того, что я заболею, занимаясь волонтерством или что-то со мной произойдёт, не то что не больше, а намного меньше, чем в обычной жизни. Поэтому у меня вопрос не стоял.

Диакон Игорь Цуканов:

— То есть самого начала у вас было такое отношение?

Александра Наумова:

— Да. Меня даже больше напрягало, когда, это был 19-й год, когда мы сидели все по домам, и мне тяжелее было дома сидеть. Лучше бы я чем-то занималась, я нарушала закон, пару раз кому-то продукты приносила под дверь. Ну невозможно ничего не делать, поэтому нет, у меня не стоял этот вопрос.

Диакон Игорь Цуканов:

— А знакомство с Владыкой Пантелеймоном, которого мы несколько раз уже упомянули, я так понимаю, что оно произошло еще задолго до того, как вы занялись походами в ковидный госпиталь?

Александра Наумова:

— Он мой первый духовник.

Диакон Игорь Цуканов:

— Как вы вообще с ним познакомились?

Александра Наумова:

— Я поступила в шестой класс в Свято-Петровскую тогда школу, Традиционную гимназию, и у меня стоял вопрос поиска духовника. И вот я попала с двумя своими одноклассницами, они его духовные дочери были, попала в больничный храм Царевича Димитрия, где я сейчас работаю. У меня вопросов не возникало, когда я его увидела. Я не знаю, можно ли так говорить про священников, но такой родной дедушка сразу, то есть у меня вот в том возрасте вопроса не стояло, он мне очень понравился. А в подростковом возрасте у меня ещё меньше вопросов было, потому что тогда он был отец Аркадий, он очень любит разговаривать, например, с неправославными людьми, либо с подростками такими бунтарскими, либо сомневающимися. И у него тогда ещё было время, я застала золотые времена, когда к нему можно было записаться и полтора-два часа просто с ним разговаривать, было такое когда-то. Это такие яркие воспоминания. И когда ты подросток в 14-15-16 лет полтора часа возмущаешься, а тебе спокойно отвечают, успокаивают, ну вот дедушка, и это бесценный опыт. У меня вот таким с ним было знакомство.

Кира Лаврентьева:

— У меня подруга работала в «Милосердии», и она говорит: «Кира, когда я увидела отца Пантелеймона, это была любовь с моей стороны, как-то я вот сразу растаяла, расслабилась, и совершенно вот была готова человеку душу свою, все свои мысли открыть, посвятить, поделиться, спросить совета». Это же крайне важно в этом возрасте. Александра, а вот по поводу болезни, понятно, что сейчас буквально на каждом углу говорят об этом. Мы говорим о ковидном госпитале, я не могу вас не спросить, когда к нам приходят гости, которые очень тяжело переболели и прошли буквально по грани, они все говорят о какой-то внутренней перемене, они говорят о том, что не может она не произойти, вы согласны?

Александра Наумова:

— Очевидно абсолютно. Ну вот как раз сначала об этом говорили, что, когда ты находишься месяц в реанимации, например, полтора месяца, где у тебя нет ни телефонов, ничего, только вот медперсонал, костюмы вот эти, волонтёры к тебе приходят, хотя бы про погоду расскажут, за руку подержат. А ты остаёшься один на один с собой.

Кира Лаврентьева:

— Это по нервной системе очень бьёт, это прямо очень тяжело.

Александра Наумова:

— Это мы сейчас можем немножко уйти в психологию.

Кира Лаврентьева:

— Ну а как без этого? Он же на мозг влияет.

Александра Наумова:

— Я вижу сейчас в наших детях, в православных школах немного получше с этим, слава Богу, но дети не могут оставаться сами с собой. Что уж о взрослых говорить? Потому что ты всё время в гаджетах, в каком-то потоке информации, а здесь-то остаёшься сам с собой и, может быть, это единственный способ для человека остановиться и задуматься: где я, что я, зачем я, для чего я, почему? А когда ты сам с собой, естественно, у тебя зайдёт речь о смысле, и дай Боже, что вот большинство приходит к пониманию истины. Это меняет тебя полностью, очень многие люди выходят совсем другими и, слава Богу, в хорошую сторону, в правильную.

Кира Лаврентьева:

— Вы что-то поняли о себе в этот период?

Александра Наумова:

— Нахождения там?

Кира Лаврентьева:

— Нет, скорее, в период собственной болезни.

Александра Наумова:

— Кроме того, что у меня стала хуже память. Нет, наверное, просто у меня очень интенсивная жизнь, для меня это было, я поняла в очередной раз, я не могу сидеть на месте. Мне нужно всё время что-то делать, в очередной раз Бог мне показал: остановить, поспи, ни о чём не думай, просто когда температура с 34 до 39 за сутки по несколько раз, ты не очень думаешь — ни о чём не думай, остановись, восстановись, потому что иначе к началу года в школе я бы, наверное, сломалась. И просто меня физически остановили: «Подожди», но это не поменяло каких-то моих внутренних ценностей, ещё чего-то абсолютно. Ну болезнь и болезнь.

Кира Лаврентьева:

— Вы совершенно нестандартным путём идёте. В 17 лет значит решили, что литургии — это пока скучновато, и именно в это время, именно в эти часы вы решили: ну а что же мне, спать? Пойду я тогда в Первую градскую, бабушкам помогать, это такая нестандартная история для 17-летней девочки.

Диакон Игорь Цуканов:

— Да, я тоже хотел заметить.

Кира Лаврентьева:

— Вы же не поспали. Вы же могли в обед пойти бабушкам помогать.

Александра Наумова:

— Нет, ну подождите.

Кира Лаврентьева:

— Всё равно у вас была какая-то внутренняя живая совесть. И вам хотелось эту совесть так немножечко подуспокоить. Ну такое ощущение складывается, и делать какое-то доброе дело, попробовать себя в служении ближнему, вот всё-таки исполнить какие-то евангельские заповеди. Далее вы выбираете профессию учителя, что тоже не самый популярный выбор для молодой девушки, но тем не менее сейчас вы завуч, вы преподаватель математики, вы репетитор, вы включены в образовательный процесс…

Александра Наумова:

— Я не выбирала, это Бог и Елизавета Фёдоровна, я там вообще ни при чём.

Кира Лаврентьева:

— Отлично. Мы готовы выслушать историю, как это произошло.

Александра Наумова:

— Ну потому что действительно у меня всё в жизни происходило с Богом. Когда я занималась волонтерством, я 5 лет летом ездила в лагерь для детей-инвалидов в Севастополь, увидев объявление в первый раз поехала, и так получилось, что стала туда ездить. Организовано это Марфо-Мариинской обителью и, естественно, я начала узнавать кто такая Елизавета Фёдоровна. Потому что исторические пробелы, к сожалению, у меня присутствовали в тот момент. И в один из разов, когда я ездила, я репетиторством просто занималась со знакомыми и могла себе позволить ничего не делать, хорошо жила, я поняла, что мне скучно. Мне хочется ещё что-то кроме волонтерства, репетиторства, мне куда-то надо направлять энергию, и мы сдавали смену в Севастополе и в этот момент приезжал елизаветинский детский дом и так получилось, что, помолившись Елизавете Фёдоровне, я в итоге оказалась сотрудником детского дома Марфо-Мариинская обители и проработала там несколько лет. Потом, когда девочки, здоровые девочки, потихоньку уже их разбирали, либо домой они возвращались, мы начали брать девочек с синдромом Дауна. И я поняла, что у меня недостаточно квалификации, чтобы работать с такими детками. Я считаю, что в своей области ты должен быть профессионалом. Я просто помню тот момент, когда я прихожу к Елизавете Фёдоровне, меня очень хорошо наверху слышат. Я не знаю кто за меня там наверху просит, может, просто так получается

Кира Лаврентьева:

— Надо с вами получше подружиться.

Александра Наумова:

— Я всегда открыта, пожалуйста. Я прихожу к Елизавете Фёдоровне, молюсь. И говорю: «Я не понимаю, что мне делать в жизни, совсем не знаю, в какую сторону мне двигаться. Потому что здесь я очень люблю Марфо-Мариинскую обитель, матушку Елизавету, у меня прекрасный директор была Наталья Юрьевна, ну то есть всё супер, но я понимаю, что с этими детками я уже не буду, мне надо куда-то двигаться. Я только помолилась, только вышла, мне звонит знакомая, с которой мы достаточно редко общались, ну вот по делам каким-то, и я ей вываливаю все свои мысли. Она мне говорит: «А ты не хочешь попробовать (и опять к Владыке получается, меня всё время возвращает) в школу сходить, там вот нужен заместитель по воспитательной работе и так далее, поговорить хотя бы, узнать, что как. Я прихожу, разговариваю с отцом Александром Лаврухиным, своим директором, прихожу разговариваю с владыкой и в итоге попадаю в школу. Математику я тоже не должна была там вести. Я просто занималась репетиторством, получила переквалификацию на математика-педагога, потому что до этого ещё на психолога училась, и у нас, к сожалению, умирает в середине года учитель по математике. Я говорю: «Ну давайте, я помогу, доведу хотя бы год детей». Ну довела так, что уже 4 года веду и в других классах.

Кира Лаврентьева:

— Кстати, вопрос такой возникает, вот смотришь на вас, вы ведь никак не производите впечатление, как знаете, говорят, кто не знаком с понятием смирения в православии. Они думают, смирение в православии — это такая форма слабости, а когда сидишь, смотришь на вас, ну как о слабом человеке, человеке безвольном, который не способен сделать собственный выбор, о вас точно не скажешь. Ну то есть прямо сквозит сильный характер. Почему спрашиваю? Вот тут как раз и встаёт вопрос о собственном выборе и воле Божьей, мы вас спрашиваем, почему вы стали учителем, спрашиваем, почему вы пошли в благотворительность, мы вас спрашиваем, вообще, как вы дошли до жизни такой? И вы отвечаете: не я там подумала и пошла, не потому что там ещё что-то произошло, вы отвечаете: подождите, это Господь и Елизавета Фёдоровна. Это очень чётко прослеживается в общении с вами. Насколько вы внутри себя разграничиваете: где воля Божья, где ваш собственный выбор и где вот это синергия происходит?

Александра Наумова:

— Это очень сложный вопрос, потому что всю жизнь гордыня страшнейшая…

Кира Лаврентьева:

— Все мы этим больны.

Александра Наумова:

— Но у меня зашкаливала, потому что я всегда знала, как будет, как правильно, что делать, учила всех жизни и так далее. И потом по ряду событий в жизни я поняла, что ничего я не решаю и ничего не знаю. И на самом деле, то, что я транслирую, это то, что мне позволяется транслировать сверху. Я всегда хотела быть либо учителем, либо медиком. Ну медиком — это из святого Пантелеймона, у меня маленькое чудо в детстве было. Мне всегда казалось, что врачи, да простят меня все, это самые благородные и нужные профессии, про остальные я не могла для себя понять, а для чего они. Медиком не сложилось, педагогом мне сначала родители не разрешили. Мне пришлось банковское образование получать, потом отдать корочку, сказать: «Спасибо, до свидания». Пошла на психолога учиться. Ну то есть так интересно, и всё равно меня привело в педагогику и каким-то образом в медицину хотя бы в виде волонтёрства. То есть я осуществляла свои мечты, но я особо ничего для этого не делала, все пути, которыми я это делала, ну кто-то скажет — падало ниоткуда, но я знаю, откуда падало. Поэтому я не могу ответить на этот вопрос, потому что нет этого разделения. Мне всегда раньше казалось, что я такая крутая, всё могу, всё понимаю, потом, когда у меня сильно изменилась жизнь, я поняла, что это вообще сверху всё. И просто надо смиряться, принимать и говорить «спасибо». Пока смиряться получается сложно, но принимать получается.

Кира Лаврентьева:

— Встретимся через несколько лет, да? Обговорим ещё и смирение. «Вечер воскресенья» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели, в этом часе с нами Александра Наумова, заместитель координатора волонтёров в ковидном госпитале в Сокольниках, учитель православной гимназии, у микрофона Кира Лаврентьева и диакон Игорь Цуканов, мы вернёмся к вам через несколько секунд.

Диакон Игорь Цуканов:

— Дорогие друзья, ещё раз добрый вечер, это «Вечер воскресенья» на радио «Вера», у микрофона моя коллега Кира Лаврентьева, я диакон Игорь Цуканов, и сегодня мы разговариваем с Александрой Наумовой, заместителем координатора волонтёров в ковидном госпитале в Сокольниках, завучем и учителем Свято-Димитриевской православной школы. Александра, вот всё-таки давайте мы немножко ещё поговорим про ваш поход в больницу ковидную. Вот вы приходите да? Можете немножко рассказать, как складывается ваш день, когда вы в больнице. Вот вы говорите, что сейчас ходите в основном по пятницам. Сколько людей вам удается посетить за один день, и есть ли у вас задача обойти больше людей или нет такой задачи? Вот какие у вас вообще приоритеты, вы им что-то начинаете говорить, или вы ждёте каких-то от них вопросов, или как вообще это всё устроено, как устроен ваш день?

Александра Наумова:

— Я поняла вопрос. Значит, у нас всего 4 смены каждый день, в каждой смене должен быть наставник, наставник — это опытный человек, который может научить других волонтёров, как на какие-то ситуации реагировать и что делать. То есть мы всегда заходим с наставником на территорию. Ну я тоже наставник. Четыре смены, каждая смена по 3 часа, и мы, получается, друг друга сменяем. То есть это с 8.30 до 9 вечера всегда есть какие-то волонтёры. К сожалению, иногда это бывает один, в счастливые смены может и до 9 дойти, то есть тут как получится. Потому что это же не работа, это люди вот, кто записался накануне, тому я делаю пропуска, и они приходят.

Диакон Игорь Цуканов:

— А если один, то он прямо с 8:30 до 9 вечера?

Александра Наумова:

— Нет, на смену больше 3 часов никто не допускает. Одна смена. Но если один человек, то только наставник может быть, без наставника нельзя.

Диакон Игорь Цуканов:

— Вы ходите, как минимум, вдвоём?

Александра Наумова:

— Нет, если записался только наставник, то есть наставник и больше никто, он идёт один, если записался кто-то кроме наставника, то идёт с наставником. То есть наставник отвечает за всё: за все и хорошие, и плохие моменты, каждый раз идя на смену, ты ничего не знаешь, что тебя ждёт. Это тоже такая лотерея, потому что может получиться, что всю смену будешь только выносить судно, и на самом деле, это абсолютно не умаляет этой работы, потому что, когда человек сидит и ему безумно хочется в туалет, а он просто не может сходить по причинам несвежести этого туалета, ты понимаешь, что ты всё равно делал что-то важное. Ты можешь всю смену проговорить с двумя-тремя людьми, потому что ты видишь в каком состоянии человек, он сам тебя просит: побудь, посиди со мной и так далее, ты можешь успеть перекормить кучу людей, во время обеда им помочь, потому что они не могут, например, есть. А бывает, что ты приходишь наоборот — все поевшие, у всех всё в порядке всё и так далее, но при этом тебе сотрудники медицинские работники говорят: пожалуйста забеги вот в соседнем отделении, надо срочно поменять там постели или ещё что-то. Если нет вот таких вещей, которые прямо глобально сию же секунду надо делать, это самое благодарное время. Ты можешь подойти к каждому и предложить: хотите, мы вам помоем голову, там люди могут по полтора-два месяца голову не мыть, хотите, протрём тело, хотите, поменяем памперс, хотите, поговорим, хотите, вот у меня что было — массажный салон, хотите по спинке вас поглажу. Но это бывает очень редко, потому что очень много текущих дел и работы. Плюс мы договорились — у нас есть раз в день один из наставников, который прошёл, ну скажем так, курсы, хотя бы с батюшкой пообщался, как собирать требы. И он проходит по корпусам и спрашивает, кто хочет на завтра, чтобы пригласили к вам батюшку. Мы собираем эти требы, вечером делаем табличку, мы поставили это на поток. Каждый день у нас сейчас есть батюшки из разных приходов. Замечательные просто люди, идут каждый день и выполняют вот эти требы. Раньше персонал смотрел настороженно, потому что многие не понимали: бесплатно кто-то ходит, что-то делает, прямым текстом иногда спрашивали: «Вы сумасшедшие, вам что, заняться нечем?» Сейчас они настолько к нам привыкли, что, когда мы приходим, каждая смена, мы здороваемся, говорим: «Здравствуйте, мы с вами на ближайшие три часа». И они настолько счастливы, то есть они просят — помогите — они сбиваются с ног, они работают 24 на 7. Это прекраснейшие люди, вот им действительно надо ставить памятники А можете помочь? А можете постель, а можете судно, а я не успеваю это, а можете отвести в туалет? То есть ну вот такие какие-то вещи, бывает даже сами сотрудники говорят: «А можете с этим человеком поговорить и уговорить его поесть?» Потому что он не ест. Я, поболев сама короной, понимаю, что есть вообще не хочешь, но, если тебе скажут — надо, ты этого не сделаешь, а если б со мной сел рядом доброволец и начал меня заговаривать, ну хоть что-то в меня б, наверно, впихнули. Поэтому абсолютно разные работы и даже адреналин. Ты не знаешь, зачем ты приходишь. Вообще волонтерство — это же достаточно эгоистичная вещь, ты приходишь не потому что такой хороший, а потому что ты хочешь получить свои эмоции, ты хочешь получить свой кусок благодати, пусть это грубо сейчас прозвучит, то есть не от того, что любите меня, я тут пришла вам помогать. Нет. Я хочу увидеть ваши улыбки. Я хочу понять, что я нужная.

Кира Лаврентьева:

— Отдачу какую-то?

Александра Наумова:

— Да. Я хочу понять, что мне в сравнении с тобой, с вами, сейчас намного круче. Я сейчас выйду и, наконец-то, опять порадуюсь жёлтым листьям, которые вы месяц не видели. А я бегу на работу, не обращая внимания на то, какая рядом со мной красота.

Кира Лаврентьева:

— Александра, а если улыбок в ответ не будет, если вы видите, что помощь нужна, но человек не хочет вообще идти с вами на контакт. Тем не менее он крайне нуждается в вас, бывают такие ситуации?

Александра Наумова:

— Конечно, каждый день.

Кира Лаврентьева:

— Что делать?

Александра Наумова:

— Во-первых, ты пытаешься искать подход, если ты видишь, что у тебя нет на это ресурсов, ты зовёшь другого волонтера. Потому что у меня это было в первый день, я немножко растерялась, хоть с 17 лет же прекрасно всё знаю, самая умная ж, вот опять про смирение, про всё. Психолог, такая вся…

Кира Лаврентьева:

— Жизнь правит.

Александра Наумова:

— Да. Подхожу к бабушке, я понимаю, что ей нужна помощь, ей нужно поменять памперс, её нужно покормить, у неё холодная еда, то есть вот всё ей нужно. А она тебя матом: «Иди отсюда». Я стою, я и так, и так, вот никак, а пытаешься нежно, я ещё в первый раз пришла, пытаешься нежно, потому что ну а как? А, бывает, надо надавить. Я зову кто тогда был моим наставником, говорю: «Машенька, я не понимаю — здесь надо, но я ничего не могу сделать». Я смотрела, как делает она, потому что в какие-то моменты надо строго, как мама, но нельзя бояться, потому что у тебя всегда есть наставник, чёткое сильное плечо, который всегда подскажет. Потому что это уже опытный человек, прошедший все ситуации, и, если мы не знаем, как правильно, мы тем более идём к медперсоналу. Ну вот у меня в первый же раз такая ситуация была. Я вижу, как тут же Маша её заговаривает всячески, при этом где надо, надавливает, а я не знала насколько можно надавливать, теперь я это понимаю. «Ну нет, пока вы не съедите, я от вас не отойду и не принесу вам шикарную чистую постель, пока вы не съедите три ложки». То есть разными способами.

Кира Лаврентьева:

— Александра, это самое сложное или есть что-то сложнее для вас в этом труде? Про радость мы уже поняли. А вот самая труднопреодолеваемая история.

Александра Наумова:

— Две вещи. Сложно, когда ты приходишь и пустая кровать, и ты не знаешь: человек ушёл к Богу, или человек ушёл домой, или на ухудшение, или на улучшение. В терапевтическое отделение, где он сейчас будет сам ходить или, не дай Боже, его уже увезли в реанимацию. И когда вот ты в таком моменте, ты подходишь каждый раз, это невозможно преодолеть, каждый раз подходишь к медицинскому персоналу, спрашиваешь: «А вот такая-такая на такой кровати, где?» Если ты слышишь, что в ТО, ты безумно счастлив, ты бежишь её там навестить, хотя мы туда обычно не ходим, потому что там люди уже самостоятельно всё могут, и ты просто счастлив увидеть. Если ты узнаешь, что в реанимации, ты бежишь в реанимацию, просто подержать за руку, поговорить и счастлив, если проходишь весь путь, и человек выздоравливает. В реанимации очень много чудес происходит. Это я отдельно ещё часа два могу рассказывать. А если человек ушёл, для меня был очень простой ответ: «Тебе, конечно, грустно, но ты понимаешь, что лично ты сделал всё что мог, ты не Господь Бог. Вот здесь и про смирение, которого у меня никогда не хватает, и понимаю, что ты больше ничего не мог, и ты начинаешь радоваться если человек, вот как я историю рассказывала, что накануне успел причаститься. Значит вы уже сделали всё, что могли, а любой человек, ну это же счастье — успеть подготовиться и уйти как нужно. Неважно, где это происходит, поэтому по отношению к смерти, например, там ты начинаешь смерть воспринимать действительно как должное. Но у тебя теперь есть градация, как человек ушёл. Если он успел подготовиться, ты пытаешься эту грусть в радость переделывать. Моя любимая фраза, ужасно, наверное, но: «У каждого волонтера есть своё кладбище, у тебя всегда будут люди, за которых, ты теперь будешь молиться», но при этом если они успели подготовиться: исповедоваться, причаститься, ты понимаешь где они, и ты понимаешь, что они ещё за тебя могут помолиться, и вы всё равно увидитесь и даже смерть там, ну, по крайней мере, для меня не так страшна и грустна.

Диакон Игорь Цуканов:

— А есть вообще задача человека, как-то сподвигнуть на то, чтобы он к каким-то Таинствам приобщился?

Александра Наумова:

— Мы не имеем не это право.

Диакон Игорь Цуканов:

— Да, потому что есть люди, которые, сами об этом не заговаривают, а я вот помню, что Владыка Пантелеймон как раз и не очень приветствует, когда мы сами человеку начинаем что-то про Причастие говорить. Потому что это самое великое из Таинств, его нельзя профанировать. И бывает, человек не проявляет видимого интереса к духовной жизни, и потом может быть ситуация, что ему становится хуже и вот он уходит. По идее, вы сделали, что могли, он ушёл, он не был один. Вы действительно сделали всё, что могли, наверное. Но вместе с тем вывести его на разговор о главном не получилось. Вот это повод для сожаления или это нормально? Может это теоретический немного вопрос?

Александра Наумова:

— Да, отвечу на первую часть о том, что у нас нет такой задачи, мы не имеем на это права, но так как мы сейчас организовали так, что у нас каждый день священники, то люди, ещё раз — они лежат не день — не два, они привыкают, и даже если они очень далеки от этого, они начинают заинтересовываться: «А что это к ней подошли, а что это с ней делают?» У нас были смешные случаи, когда у нас ходят спрашивают, кому нужен батюшка, и сидит такой как в 90-е новый русский: «А чо? Пора уже?» То есть таких случаев много. Через сколько-то времени, он, понаблюдав, как общаются, что это такое, как, он, я не буду врать, не знаю, исповедовался он или причащался, но он побеседовал с батюшкой, он хотя бы заинтересовался: о чём речь и кто это здесь ходит. Цели как можно больше поставить на поток, у нас, конечно, нет. Но есть радостные случаи. Я в первый раз когда пришла, мы причащали в реанимации, батюшка причащал, мы рядом стояли, больного и очень хорошие врачи, правда, даже если это не нашей религии, они очень отзывчивые, очень хорошие, и священник причащает, ко мне подходит врач, навсегда запомню — Георгий, и говорит: «А вот рядом лежит женщина, судя по имени-фамилии, ей вряд ли нужны исповедь-причастие, но она уже в коме больше двух недель, чудеса бывают, но, скорее всего, ничего. Можете над ней хоть какие-то молитвы прочитать?»

Кира Лаврентьева:

— Это врач?

Александра Наумова:

— Врач, мы потом с ним разговаривали, который ни в церковь, никуда не ходит, но в детстве его крестили. Сейчас про него ещё один расскажу случай. Там чудеса каждый день. Я держу эту холодную женщину за руку, батюшка над ней молится, я с ней просто разговариваю и понимаю, что ей хотя бы не страшно уходить. То есть я надеюсь, что мы хотя бы чуть-чуть что-то смогли для неё сделать, потому что в реанимациях страшно. И мы же не знаем, слышит, не слышит, в каком состоянии, как и что, поэтому мы не пропагандируем, никуда не запихиваем, но, если есть возможность, мы, конечно, отвечаем и делаем.

Кира Лаврентьева:

— Александра, тема у нас «Христианин и общество» и мы всё время ходим вокруг неё, но главный вопрос, наверно, он стоит где-то рядом: как вы пришли к христианству, как вы стали православной?

Александра Наумова:

— В детстве, как и большинство представителей наших православных школ, ты получаешь эти знания от родителей, и у меня произошло… В 4 года я сильно заболела, это по рассказам, сама я не помню, врачи не могли понять, что со мной, высокая температура, ничего не помогает. Мой отец пошёл в храм, а его знакомый батюшка привёз накануне со Святой Земли маслице и свечи. После службы они отслужили молебен о моём здравии, отец приносит святыни со Святой Земли и икону святого Пантелеймона на деревянной дощечке просто распечатанное изображение, вешает над моей кроваткой. Через полчаса я абсолютно здорова, бегаю, прыгаю, врачи так и не поняли, что со мной было. Кто-то скажет — совпадение, если нас неправославные будут слушать, да, подумаешь, в жизни всё бывает, мало ли там, переклинило в организме. Для нас это было чудо. С этого момента родители стали ходить в храм. И я это с детства всё видела и принимала как норму и абсолютно искренне верила. И это было всю жизнь, потом я поступила в православную школу, единственное, на какой-то период вот в подростковом возрасте, когда нам лень было ходить на Литургию, был такой отход от религии, пока критично сама не пришла обратно, ну как сейчас дети многие скажут, к обрядовости, к Таинствам. Я всегда знала, что Бог есть, у меня это не вызывало сомнений, но в какой-то период я перестала ходить в храм. При этом я всё равно ходила, но вот нынешний мой духовник, про него часами могу говорить — это отец Андрей Постернак, просто волшебный человек. К нему я приходила просто советоваться, просто поговорить, мне не надо было ничего, связанного с православием, просто вот посоветуйте, он когда-то ещё был моим классным руководителем, потихоньку получилось так, что я вернулась и к Таинствам. У меня это было с детства, я просто знаю, у меня это было два раза в жизни, моменты достаточно тяжёлые, когда мне хотелось не то что засомневаться, ну с Богом, может, я неправильно разговариваю, у каждого своя религия. Но периодически тыкаю. «Ты серьёзно? Ты считаешь, что я это выдержу, то, что Ты мне сейчас даёшь? Ну как это выдержать?» Два раза у меня были такие моменты, когда я думала: «А есть ли?» и тут же настолько пугаешься этой мысли. Мне стало очень страшно, я думала, если нет, то вон море, иди топись. А смысл тогда всего происходящего? У меня есть любимая фраза, мне она очень нравится, я и подросткам нашим говорю, что я себя представляю, не знаю, где я это услышала, мы, как пчёлы в улье. И мы кроме своей соты особо ничего не видим, а Бог — это пчеловод, который всё видит. И я, как пчела, могу покричать, повозмущаться, но Ему же виднее, поэтому я знаю просто, что Он есть и всё.

Диакон Игорь Цуканов:

— Это очень интересно, отец Андрей Постернак, он ведь директор Свято-Петровской школы, которую вы заканчивали. И видимо, он был вашим духовником сначала, потому что он был директором, да? Или как? Как у вас отношения с ним сохранились в дальнейшем?

Александра Наумова:

— У меня духовником был Владыка, пока он не уехал в Смоленск, потому что у него возросла сильно занятость, и он сказал: пожалуйста, посмотрите среди наших батюшек, к кому вы начнёте ходить, физически он не мог как раньше, полтора часа уже не мог посвятить разговорам. Отец Андрей в детстве был моим классным руководителем и преподавал историю, пока не стал батюшкой и директором. У меня к нему всегда были очень тёплые чувства. Но как раз произошёл период, что Владыка уехал, у меня вот как раз всякие сомнения и так далее. Я какой-то период не ходила. Но к отцу Андрею у меня всегда было отношение, что с ним можно поговорить, тебя не осудят, тебя услышат. У него вообще особенность — мне перед ним не то, что стыдно исповедаться, но каждый раз так тяжело, что ему намного больнее от моих грехов. То есть он так расстраивается каждый раз, я думаю: «Господи, наверное, я действительно очень плохая». А потом… он просто ко всем так относится и его эта безмерная любовь сильно подкупает. У меня сестра шла в 5-й класс, хотели её после начальной школы отдать в православную школу, я пришла к отцу Андрею, говорю: «Если можно, чтобы она вступительные экзамены сдавала, хотя бы допустить до вступительных, то я обещаю, мы всей семьёй снова будем стараться ходить в храм». Я не обманула, мы начали стараться. Очень много с ним общались вне религии, он никогда не давит, просто можно прийти поговорить, своим примером очень затягивает.

Кира Лаврентьева:

— У нас, когда был в гостях иеромонах Феодорит Сенчуков, который и фельдшер на скорой помощи, и иеромомнах, и священник, масса у него послушаний. Я ему задала такой вполне себе банальный вопрос: «Отец Феодорит, сейчас психология проникла во все сферы нашей жизни, как вы относитесь к тому, что, если человек идёт заниматься волонтёрством, благотворительностью, если он идёт в «помогающие» профессии, значит, можно у него чисто теоретически заподозрить некий «синдром спасателя», ну вы понимаете, когда мы компенсируем некую внутреннюю пустоту помощью ближнему, его любовью питаемся и этим живём, а иногда, может быть, хотим, чтобы люди думали, какой я хороший. Это такой острый вопрос

Александра Наумова:

— Классика, вообще.

Кира Лаврентьева:

— И отец Феодорит говорит: «Вы знаете, сейчас стала модной эта популярная психология, поппсихология. Я совершенно против таких рассуждений, потому что, если каждый будет так рассуждать, тогда никто никому помогать вообще не будет». И я помню, отца Павла Островского спросили: «Батюшка, вы знаете, я очень хочу заниматься волонтёрством, но я пугаюсь, потому что чувствую в себе гордыню, я хочу это делать больше по гордыне». Он говорит: «Начните хотя бы с чего-то. Потому что по гордыне вы делаете это, не по гордыне, вы всё равно поможете кому-то, мало ли что внутри происходит, вы всё равно помогаете». И возникает такой вопрос — а бывают ли люди, которым категорически нельзя заниматься помощью другим, причём это не какие-то явные заболевания, проблемы, ещё что-то, когда вроде всё хорошо, все предпосылки: свободное время у человека, доброе сердце, хорошее здоровье, нормальные ресурсы, но вы видите, что ему сюда вот явно нельзя. Это вот такие случаи бывают или сейчас я беру из воздуха и просто фантазирую?

Александра Наумова:

— Нет не из воздуха, и на это Владыка, как всегда, наверное, наимудрейший человек, то есть если мы понимаем, что волонтёру в красной зоне по каким-то причинам лучше не быть, что он сам сломается, мы же не всегда свои ресурсы чувствуем, что человек может сломаться, что человек немного выбрал не то направление, что ему будет не больше в пользу, а ему тяжело от этого будет, он вообще потом отвернётся от волонтерства, то тогда мы его пытаемся направлять в другие ветви какие-то волонтёрства. То есть можно же не в реанимациях помогать.

Кира Лаврентьева:

—Как вы понимаете, что его надо перенаправить? Если нас сейчас кто-то слушает, кто хочет к вам присоединиться, есть ли какая-то система, опросник: надо человеку туда или не надо, или надо ему подумать, где ещё себя можно с Божьей помощью хорошо применить?

Александра Наумова:

— Пока человек сам не попробует, пока он сам не воспримет какую-то ситуацию — не попробуешь не познаешь. То есть ты всё равно приходишь, были волонтёры, которые сами говорили: не могу вот вообще, тяжко безумно. О’кей, без проблем, пойдём в другое направление. Хочешь, к детям, рисовать с ними в Морозовской больнице? Или хочешь, там в паллиатив к бабулечкам больше чем вот здесь очень много молодых у нас? Хочешь ещё там в детские дома? Всегда можно найти альтернативу, либо если мы увидим, что человек выгорает, то есть мы стараемся сначала либо может поменьше смен ты себе возьмёшь? Потому что многие бросаются на амбразуру: могу, я всё могу, а к концу у них не остаётся ресурсов не то что на других, например, не срываться или ещё что, на самого себя не остаётся. Как только человек понимает, добровольцы не глупые люди, когда они понимают, сами говорят: «Знаешь, я сейчас иду уже не с удовольствием, а потому что надо». Я говорю: «Стоп, давай тогда вот (ну координатор, либо я, либо Машенька наша) отдохнёшь, перерыв вот недельку не ходи, а дальше посмотрим». И обычно возвращаются уже наполненные силами — нет, я без этого не могу.

Кира Лаврентьева:

— Я вот слушаю вас и думаю: как же реально бедные врачи 24/7.

Александра Наумова:

— Я не знаю, как они выживают, и среди них есть герои. Один раз я была на ночной смене, нас попросили помочь, и одна медсестра, получается, есть младший сотрудник, потом медсестра и врачи. Вот одна медсестра, молоденькая девочка, тоже запомнила. Почему я не считаю волонтёров героями какими-то, да простят меня волонтёры, потому что ну медики — это вообще. Вот мы с ней сидим там, буквально перерыв две минуты, все более-менее уснули, не горит кнопка, к кому-то не надо бежать. Она говорит: «А ты зачем этим занимаешься?» Ну вот я рассказываю: от избытка времени там, ты-ты-ты, я говорю: а ты чем-то успеваешь заниматься кроме здесь?

«Ну я смену отработаю, дома посплю, а потом в детский хоспис еду. Надо же о детках позаботиться». Я на неё смотрю — ну это такой уровень, совсем другой. Для кого-то волонтёры кажутся чем-то там недостижимым, а я как раз пытаюсь объяснить, что волонтёром может стать вообще кто угодно и в любой области, а вот врач, которая отпахав, психологически это тоже безумно сложно, мы-то на 3 часа и ушли восстанавливаться, а они там сутки. Вот она сутки отпахав, пару часов дома поспит и дальше идёт куда-то помогать. Вот это что-то нереальное.

Кира Лаврентьева:

— Ну вот вы там внутри находитесь, вы видите, что врачам оказывается какая-то психологи поддержка, как они восполняют свои ресурсы?

Александра Наумова:

— Не знаю, не могу сказать, то есть я никогда с ними не разговаривала, как восстанавливаетесь. Плюс я забыла в прошлой части рассказать про доктора Георгия. Пока мы причащали нашего, кто просил причастить, вот молились над женщиной. И тут же он на нас смотрит, я эту историю очень люблю, потому что это чудеса, ради чего туда вообще можно приходить. Я эту историю вот уже раз сто всем знакомым рассказала. Он говорит: «А вы не хотите там к своему сходить?» Я говорю: «Кому своему?» «Ну там в отделении», он нас провёл через несколько отделений, это вообще не его отделение было. «Ну у нас там в отделении лежит иеромонах, я не знаю, надо вам, ему это вообще, надо не надо». Я говорю: «Нам надо, наш, нам надо!» Он нас проводит, тратит свое время, это вообще перерыв, получается, его был, потому что у них нет времени куда-то там ходить ещё, тратит своё время, доводит нас до иеромонаха, значит, до батюшки. Отец Роман совсем плохо себя чувствовал, прямо совсем никакой в реанимации. Наш батюшка его начинает причащать, в это же время у меня один из волонтёров семинарист, он начинает петь, тут же к нам подходит медсестра, говорит: «А у меня папа священник, но я уже несколько лет не причащалась. Можно я поговорю с вашим батюшкой?» Я понимаю, я редко плачу, я понимаю, что у меня просто под маской слёзы, здесь Таинство такое совершается. Она пытается подпевать что-то, медсестра, семинарист наш поёт. В итоге мы этого батюшку на протяжении месяца причащали каждый день, и за него молились все наши 134 добровольца, это вот уже наш батюшка, он провёл в реанимации больше месяца, у него трахеостома, много всего было, и я считаю, что наши добровольцы, наши батюшки его вымолили. Сейчас это абсолютно здоровый человек, который вернулся, наконец-то, в своё служение, это вот, знаешь, наш батюшка, там очень много моментов ещё сопутствующих. Но это прямо чудо и это, это про нашего Георгия, который привёл. А мы каждый день заходили, уже как в паломничество взять благословение, смотрели — с какой интенсивностью: может руку поднять благословить, не может — на состояние. И подошли к врачам, я каждый раз спрашивала: «Ну как наш батюшка?», и там был доктор, он на меня так смотрит долго-долго, смотрит: «Но молитвами вашему Богу вы явно его вытащили». Я так смотрю на него, говорю: «Спасибо!» и пошла. Там не религия, там человечность, там про душу, там про людские качества. И религия — такой немножко сопутствующий момент.

Диакон Игорь Цуканов:

— Дорогие друзья, я вот должен, к сожалению, сказать, что мы вынуждены уже заканчивать нашу беседу. Хотя, мне кажется, что мы могли бы продолжать ещё очень долго. Я единственное что, наверное, что-то вроде резюме такого, хотел подвести, которое у меня в голове выкристаллизовалось, что, конечно, волонтёров в больницах очень не хватает.

Кира Лаврентьева:

— Это мы ещё о регионах не говорили сегодня.

Диакон Игорь Цуканов:

— Даже в Москве, да, не говоря уже о регионах. Потому что вот тот режим, в котором работают и врачи, и волонтёры, про которых наша сегодняшняя гостья рассказывает, конечно, это режим ну очень тяжёлый. Если кто-то из вас чувствует в себе силы и желание как-то помочь, ну хоть как-то, да хотя бы час своего времени в неделю уделить, наверное, это очень бы пригодилось, правда?

Александра Наумова:

— Да, я хотела как раз попросить, если кому-то интересно, зайти на сайт «Милосердие.  ру», там много проектов представлено: по бездомным, и по детским домам, и необязательно же деньгами помогать, можно своим временем. Нужно понять, что волонтерство — это такая вещь, что ты всегда найдешь себе применение, вот всегда, даже если ты считаешь, что у тебя есть только 20 минут в день, это не проблема, если найти координатора по району, вы можете даже не знать — в вашем же доме может жить, как у меня было — без ноги дяденька, которому просто раз в неделю надо вынести судно, хотя бы, и принести продуктов. То есть волонтёрить можно сколько угодно даже минимум, поэтому заходите на «Милосердие», смотрите и даже когда закончится, я надеюсь, что закончится корона, красные зоны, всё остальное, помощь людям нужна всегда, помощь людям 24/7.

Диакон Игорь Цуканов:

— С одной стороны грустно, что она всегда нужна, с другой стороны, очень радостно, потому что мы можем пригождаться друг другу всегда.

Александра Наумова:

— Мы получаем больше, чем даём, поэтому это радостно

Диакон Игорь Цуканов:

— И это второе, что я хотел сказать, отчерк такой сделать, что, конечно, когда волонтёришь, получаешь гораздо больше, чем отдаёшь.

Александра Наумова:

— В разы

Диакон Игорь Цуканов:

— Да. Я напомнить хотел бы друзья, что сегодня у нас в гостях была Александра Наумова, заместитель координатора волонтёров в ковидном госпитале в Сокольниках, завуч и учитель в православной Свято-Димитриевской школе. Спасибо вам большое, Саша, за «Вечер воскресенья», проведённый с нами, с нашими радиослушателями. Желаем вам помощи Божией и, наверное, от всех наших радиослушателей можно низкий поклон передать всем волонтёрам. Да, у микрофона Кира Лаврентьева. Ты что-то хотела добавить?

Кира Лаврентьева:

— Да, я вспоминаю: «Я был болен, и вы посетили Меня», слова Господа, которые читаем в Евангелии от Матфея, это, конечно, крайне важно. С одной стороны, кажется почему мы сейчас такие вот пафосные речи ведём, а с другой, ведь это то, что может сделать человек для другого человека. Огромное спасибо, Александра. Что вы нашли время с нами поговорить, очень вам благодарны и нашим радиослушателям, отец Игорь, и тебе спасибо! До следующего «Вечера воскресенья»!

«Человека легко осудить, но очень сложно принять» Что верующие геи, лесбиянки и трансгендеры думают о церкви и боге: Общество: Россия: Lenta.

ru

Во многих странах мира, включая Россию и Украину, лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров автоматически считают людьми, которые из-за своих грехов попадут в ад. Несмотря на это многие из них продолжают верить и посещать храмы, часто делают это тайно. Как в ЛГБТ-людях уживаются вера, сексуальная ориентация и гендерная идентичность, попыталась выяснить фотограф Анна Шмелева. Герои ее проекта — православные христиане, протестанты, католики, евангельские христиане, мормоны и квакеры — рассказывают свои истории поисков бога и самих себя.

«Я осознал, кто я такой, и пытался бороться, молился»

Евгений и Кирилл (имена изменены). Христианин и мусульманин, геи, пара

Евгений: Я вырос в религиозном обществе, на Ближнем Востоке, в Палестине. Насколько я помню, верил в Бога всегда. В школе я даже не знал, что можно не верить в Бога. Я был из мусульманской семьи. Папа — мусульманин, мама русская, из Советского Союза. Меня крестили тайно, когда я летом приезжал в Россию, об этом никто не знал.

Только в подростковом возрасте услышал, что есть люди, которые не верят. В моем мире этого не было. Потом переехал в Россию, стал посещать храмы, жил какое-то время в монастыре.

Кирилл: У нас прямо противоположенные пути. Я вырос в христианской семье, мама и папа — православные, меня крестили, но когда я подрос, то выбрал другой путь — путь ислама. Мы оба прошли обе религии.

Фото: Анна Шмелева

Евгений: Был период в студенчестве, когда я осознал, кто я такой, и пытался бороться. Молился. До глупости доходило. Думал, что в источники святые нужно окунаться. Раз в неделю, каждое воскресенье ездил. Думал, что Бог поможет.

А потом вырос духовно, осознал, что верить надо слову, а не букве. Христос нарушал многие законы религии того времени, в плане даже простых вещей — еды, одежды. Апостолы, ближайшие ученики тоже показывали это. Пример, который заставляет меня задуматься, — с апостолом Петром, когда ему сон приснился, что спустился с неба сосуд, наполненный морскими животными. Бог ему сказал: «Ешь», а по иудейской традиции нельзя есть морских животных. Он говорит: «Это нечисто», а Христос ему: «Что очищено Богом, то можно».

Кирилл: Я с детства понимал, что у меня интерес вызывает только мужской пол. В то время я не знал такого понятия, как гей, гомосексуал. Я считаю себя абсолютно нормальным. И это самое верное ощущение, так и должно быть.

Ислам считает это грехом, ужасающим грехом. Мужеложство по исламу карается смертью, каждый верующий по религии может убить за это

Во время сильного погружения в ислам начал искать этот баланс, внутри меня произошел длинный диалог, и я нашел для себя середину. Я пришел к пониманию, что я должен быть собой. Мне это помогло не скатиться в религиозный фанатизм, а более объективно воспринимать информацию, которая поступает ко мне, и при этом не потерять себя. Я обратился к источникам, прочитал много статей про гомосексуальность. Когда собрал информацию, понял, что наш мир окружает масса примеров гомосексуальности. Я изначально был таким — значит, меня создали таким. Я сомневаюсь, что Бог ошибся.

Я не сомневаюсь в другом — что с момента создания священных писаний прошло много времени, и люди научились толковать многие моменты на свой лад.

Фото: Анна Шмелева

Евгений: Библия всегда осуждает разврат, причинение вреда другому — это грех. А если мы хотим принести пользу, радость, счастье друг другу — разве это грех?

В целом меня всегда задевало отношение Иисуса Христа к слабостям людей. У Иисуса все очень по-доброму. Мягкий, любящий. Все эти истории, когда человек должен быть казнен, осужден, а он наоборот — проявляет милосердие. Наверное, из-за этого я и христианин. Очень легко осудить, изгнать, но очень сложно проявить духовность, божественность и принять человека.

«Поскольку гомосексуальные люди существуют, они тоже угодны Богу»

Иван (имя изменено). Гей, католик

Когда мне было 14, кажется, или около того, мама меня привела в православный храм. И я испытал такую легкость, что понял: человек своими силами это испытать не может. Это выше него, каким бы сильным он ни был.

Фото: Анна Шмелева

Внутренний конфликт какое-то время был. Я в целом по природе такой человек, который себя за любую ошибку ругает. И я, разумеется, себя за гомосексуальность корил и ругал. В плане внутренней гомофобии это был один из моих самых тяжелых периодов. Пытался вообще жить без отношений, ибо понимал, что, будучи в гетеросексуальных отношениях, буду страдать и я сам, и та девушка. Счастливым в такой паре не будет никто из нас.

Прошло все буквально за секунду. Один разговор с подругой, мы затронули эту тему чисто случайно, в мгновение ока сложил весь пазл. Как-то она мне сказала, что не считает, что Бог против ЛГБТ-людей. Она сказала что Бог совсем глупый, если создал то, что ему неугодно. Я понял, что подруга права.

Поскольку гомосексуальные люди существуют, и это факт, то, разумеется, они тоже угодны Богу. Иисус очень милосердный. И я стараюсь брать с него пример.

Фото: Анна Шмелева

«Я была удивлена: «Как? Ты молишься?»»

Галина, протестантка, мать гея

Моя бабушка была верующая. У нее специальное платье было, белье, туфли. Она все это надевала каждое воскресенье. Это мне привилось. Я долго была из всей семьи одна некрещеная. А потом накануне родов, за месяц, она мне приснилась и говорит: «Внучечка, твое счастье сбудется». И я поняла, что она реальна, она там, она есть. И Бог есть.

Фото: Анна Шмелева

Я никогда не считала, что гомосексуализм — это грех. Я считала, что этого не может просто быть. Этого не может быть со мной и моим сыном. Мой сын — нормальный мужик, он может лампочку вкрутить, у него руки откуда надо растут. Поэтому я, как мама, пыталась его переубедить, пыталась молиться за него.

В какой-то момент сын пришел ко мне и говорит: «Мам, я помолился, чтобы Господь мне прислал того человека, с которым мы будем любить друг друга». Я была удивлена: «Как? Ты молишься?» И да — оказывается, мой сын все эти годы молился, в самые переломные моменты своей жизни. И теперь обращается к Господу. Мой сын такой же верующий, как и я. В те переломные моменты жизни у тебя единственная надежда — это Господь Бог. Он мне сказал это, и через три дня он познакомился с парнем, с которым они действительно любят друг друга.

Через два месяца они надели друг другу кольца, они по сей день дорожат друг другом, похожи как две капли воды. У них все общее. Они ссорятся, они нервничают, но я вижу, что они любят друг друга

Сейчас во мне две части — та, которая принимает его, и та, что не принимает. Они закрыты забором. Пока. Потому что это очень больной вопрос. Потому что я знаю, придет время, и Господь разрешит эту проблему. Я приму любое решение Господа. Любое решение Господа будет правильным. Главное, что сын будет счастлив.

«Люди все одинаковы перед Богом»

Юра и Родион. Геи, христиане

Родион: По жизни вера помогает, каждый день перед работой молюсь: благослови, Господи, этот день, чтобы он был хороший для меня и для окружающих, и тех людей, которые рядом со мной. И все — день нормально проходит. Ну, если что-то случается — значит, так и надо. Как бы испытание. 

Юра: Я не умею молиться, но считаю, что Бог есть. Хожу на праздники в церковь с бабушкой и со всеми родственниками, на Пасху обязательно. Когда в храм приходишь, как-то все по-другому, потом и настроение появляется — не знаю, как объяснить.

Родион: Когда хожу в церковь, я не говорю батюшкам, какой я. Если это православная церковь, она запрещает это. А в остальном конфликта нет. Считаю ли я гомосексуальность грехом? Ну, если оно есть — значит, нет, не думаю. Если мы такими родились, значит, такое есть в природе, и какую-то функцию мы выполняем. Кто-то рождается инвалидом или аутистом, значит, тоже какую-то функцию выполняет для людей, значит, так надо и нормально. Это просто испытание для каждого человека. 

Юра и Родион

Фото: Анна Шмелева

Мне бы хотелось, чтобы в церкви нормально относились к геям. Не только я бы такой смелый приходил, но и другие, потому что другие тоже верят, но думают, что их там будут презирать. Люди все одинаковы перед Богом, поэтому пусть приходят все.

Юра: Грех — это убийство, насилие. Десять заповедей тоже соблюдать надо. А я с детства чувствовал, что гей — таким родился и никому вреда не причиняю. Я абсолютно мирный. Не считаю, что это грех. Еще меня убивает то, что его самого (Иисуса) люди убили. И перед этим покалечили. Он им помогал, делал добро, а они его убили.

Кому-то это, значит, выгодно было. Но главное — те, кому он помогал, не пришли и не помогли ему. У меня есть принцип: по жизни отвечать добром на добро, а на зло злом не отвечать, никому хорошо не будет, просто забыть — и все.

«Лицемерие и ложь для Бога равны убийству»

Энн — неденоминационная христианка, Яэль — неденоминационная христианка, ближе к мессианскому иудаизму (имена изменены). Венчались в протестантской церкви в Амстердаме

Энн: Моя бабушка всегда была верующей, хотя ее отец во времена истребления верующих в СССР сжег все иконы в доме. У нее был только нательный крестик, который она никогда не снимала, только веревочки меняла, и все. И говорила, что это единственное, что осталось, что она боится потерять.

Я приезжала к ней на лето. Она соблюдала православные праздники. Она всегда говорила «Боженька», никогда не говорила «Бог». И всегда: «Боженька все видит» и «он нам поможет».

Первый раз я крестилась, когда мне было лет семь. К нам в Дом культуры пришел батюшка и предложил креститься, я почему-то захотела этого. Он приготовил бочку, я спросила у мамы разрешения, и мы всей толпой покрестились.

Фото: Анна Шмелева

Яэль: Мой дедушка по папиной линии уверовал в плену в Германии, он стал евангельским христианином, по-нашему — протестантом. Я с рождения ходила в церковь. Там такой обычай, что детей не крестят, но благословляют. Почему-то при моем благословении сказали: «Вот растет будущая диаконесса. А диаконесса — это жена диакона и пресвитера».

Я думаю, все сбылось, у меня брак с диаконессой христианской общины.

Мы молились перед сном, перед едой, читали Библию, пели христианскую музыку. Я попала к самому консервативному ответвлению евангельских христиан. Все закрыто, постоянно в юбке.

В 13 лет я осознала свою гомосексуальность. Сначала у меня не было никакого диссонанса, но потом, когда об этом узнали родственники, даже тетя стала говорить, что так нельзя, Бог этого не хочет. Я перестала об этом говорить.

Постепенно я стала ощущать себя греховной, отдаляться от Бога, общения у меня с ним стало меньше

Я так же молилась, читала Библию, но чувствовала некоторую отдаленность. Если это грех, то можно было делать все, что я хочу. Можно делать внебрачные отношения. Сейчас у меня с этим строго. Мы женаты, в августе 2018 года мы обвенчались в Амстердаме. У нас была помолвка и несколько лет платонических отношений до свадьбы.

Энн: У меня тоже был конфликт внутренний. Я влюбилась и пришла в церковь одновременно. Я тогда думала, что Бог меня так наказывает за все мои грехи. Я пыталась так жить — в самоосуждении. Дальше я стала читать книги по психологии. Много я всего прочитала.

В России все единодушно считают гомосексуальность грехом, с которым нужно бороться, призывать к покаянию, спасать молодежь. В лютеранской церкви много ЛГБТ, их не гонят, они могут причаститься, но это все происходит само по себе, на бумаге абсолютно не поддерживают, официальная позиция церкви — отрицательная. Мне стали попадаться статьи о том, что в мире есть священники, которые принимают геев. Почему у нас здесь нет таких людей?

Я себе задавала этот вопрос. Их называют у нас еретиками — как учит наша церковь, это отошедшие от Бога. Мне хотелось в этом разобраться. Я не представляла, как я из Сибири попаду куда-то, где есть эти священники. На тот момент я жила с мамой, зарабатывала мало. Однажды утром я проснулась с мыслью, что мне нужно учиться в Библейской школе, — я узнаю, что точно говорил Бог на этот счет, и заодно посмотрю на людей, которые ее организовали. Я все бросила — дом, работу — и приехала в Москву.

И здесь я познакомилась с ребятами, которые были как я — и геями, и верующими

Я подумала, что если я однажды встречу такого священника, который принимает геев, исповедует их, который не гонит тебя из церкви, бесконечно отрицая твою сущность, — значит, все в порядке. И я приехала на ЛГБТ-христианский форум, который проходит в Европе, и увидела такого священника. Он протестант, у него был муж. Так мне стало легче.

Яэль: Мы обвенчались на этом форуме. Венчание было для нас очень важно. Это произошло в протестантской церкви в Амстердаме.

Фото: Анна Шмелева

Энн: Я читала в Библии, что лицемерие и ложь для Бога равны убийству. Эти слова для меня почему-то очень важны. В какой-то момент я поняла, что я себе вру. Не дай Бог я выйду замуж — я буду врать ему, затем, если родятся дети, то и им. И эта ложь захватит не только меня, но и многих, многих людей. Я отказалась от этой идеи. В какой-то момент я приняла решение, что буду одна. А переломный момент наступил через какое-то время: молясь, я поняла и почувствовала, что Бог меня принимает такой, какая я есть, а все остальное — это люди и их взгляды. С того момента у меня произошло принятие.

«До того как я начал ходить в церковь, я был эгоистичным»

Аюр. Мормон, гей

Я родился в Бурятии, был буддистом. Бабушка, которая в основном занималась моим воспитанием, очень яростно восприняла мой уход в христианство.

Когда я был буддистом, особенно не думал о Боге, потом в 20 лет пришел к мормонам, это спасло меня от одиночества, у меня появились друзья. У меня почти не было опыта общения со сверстниками. Ну, на дому. Это связано с инвалидностью — у меня врожденный порок сердца.

Фото: Анна Шмелева

До того как я начал ходить в церковь, я был эгоистичным, избалованным, постоянно просил, чтобы мне что-то покупали, готовили, убирали за мной, все мои капризы выполняли — из-за моей инвалидности ко мне очень трепетно относились. Жил на всем готовом. И вот благодаря церкви я изменился, стал больше отдавать.

Мормонская церковь… Я посещал ее два года и держал это в секрете. Потом признался главному епископу. Он стал говорить о том, что надо молиться, читать священное писание, чтобы вместо того, чтобы быть гомосексуальным, служить людям.

Я воспоследовал его совету, и мне было очень тяжело. Потому что в этом моя сущность, и я не могу измениться. Поначалу я считал, что это как-то неправильно. Потом я начал читать информацию в интернете о гомосексуальности и успокоился.

Я стараюсь не судить тех, кто обижает или позволяет дискриминацию в отношении людей с инвалидностью или ЛГБТ. Бог им судья.

«В тебе бес сидит»

Стася — квакер, гей, чувствует себя женщиной, но по причинам здоровья отказался от смены пола. Таисия Ивановна — мать Стаси, в прошлом — пастор методистской церкви

Фото: Анна Шмелева

Таисия Ивановна: В 22 года Стасику сказали, что жить ему осталось две недели. У него был рак. Я поехала в лавру. Ничего не понимала, как там что. Подошла к распятию и говорю: «Прости, что я к тебе не приходила» — а хотела другие слова сказать, хотела рыдать и плакать, чтобы Господь мне сына вернул. И Стасю удалось тогда спасти, хотя мне говорили, что выживших не было.

Стася: Все было неплохо, пока я не столкнулся с гомофобией. В протестантской церкви мне сказали: «В тебе бес сидит, давай мы будем из тебя его изгонять». Потом пришла к квакерам. В других религиозных организациях лучше об этом не говорить и не поднимать этих вопросов, а у квакеров есть книги об этом — о том, что мужчина чувствует себя женщиной и меняет пол. Благодаря всей этой открытости они помогли мне даже поделиться своими проблемами, понимаете, рассказать и не чувствовать себя отвергнутым.

Считаю ли я перемену пола грехом? Нет. Благодаря квакерам и маме. У меня мама пастор

Я мог прийти и сказать: «Мама, в интернете информация, что в одной из методистских церквей лесбиянок обвенчали». Когда у нас был христианский фестиваль, ЛГБТ-христиане ходили к маме в церковь. Мама проводила службу со всеми вместе, понимаешь? Она не закрывала свое собрание и не говорила: вон отсюда, такие-сякие. Нет. Наоборот — приходите, будем молиться вместе.

Таисия Ивановна: Я отношусь к этому так: «И милости своей я не отниму у вас, даже если ты опять согрешишь». У Бога милости хватает на всех нас.

Стася: У меня сейчас рак щитовидной железы, третья стадия, я сейчас часто читаю молитву. Молитва помогает простить тех, кто мне когда-то причинил слишком большую боль в жизни, даже того самого мужика, который ко мне приставал в детстве.

«Я не ощущал это как грех, потому что я полюбил»

Дмитрий (имя изменено). Гей, католик

Впервые почувствовал, что Бог есть, наверное, в подростковом возрасте. Лет в 11-12. Сестра моей бабушки была верующей женщиной, и она рассказывала о Боге. Она жила за городом, в деревне, я тоже часто ездил в деревню к бабушке. Она вставала в пять утра, начинала день с молитвы, у нее был невероятно ухоженный участок. Она всегда пыталась меня накормить, чаем угостить, и как-то переходили на разговоры о вере. Или мы работали в саду, я любил работать с землей. Потом я взял Библию в 12 лет и начал читать. Вечером встречался с друзьями. Я чувствовал себя человеком.

Фото: Анна Шмелева

Я задавал вопросы и пытался найти ответы в Библии. Я искал, но видел осуждение. Там ведь четко написано, и я думал: «Что за ерунда такая? Тогда зачем Богу создавать заведомо такого человека? Здесь нестыковка».

Я читал разные православные статьи, в которых говорилось, что это болезнь. Писали люди, которые вообще ничего не понимали. Было такое время, что я злился, старался не думать об этом, хотел все выкинуть. У меня был протест. Я все собрал и убрал под кровать.

Это был парень, мусульманин. Мы с ним познакомились в интернете, он был моряком, мы с ним переписывались по этой тематике. Он звонил, в Россию приезжал. Пока у нас не было ничего, я причащался. А потом, когда начали встречаться, я так же ходил на мессу, но не ходил к причастию, потому что понимал, что не могу взять причастие, потому что я нарушил заповедь.

Я не ощущал это как грех, потому что я полюбил. Любовь — это Бог.

Я молюсь на работе, перед авиарейсом, за всех. Я молюсь утром и вечером или когда сильно разозлюсь. Это как-то остужает. На работе человек, который вызывает отвращение, — я за него молюсь. «Свет во тьме светит, и тьма его не объяла» — эти слова Иоанна для меня суть веры. Иисус Христос действует от любви, как и призывает потом: «Полюби ближнего своего». И еще забрал какого-то разбойника в рай с креста. Он все делает через любовь.

Что бы ни случилось, ты прощаешь все равно, приходишь к прощению. Как христианин ты должен это сделать. Самое главное — я должен себя простить. Это конфликт меня самого и моей природы.

«Лучше бы вы покончили с собой. Наша католическая церковь молится о самоубийцах»

Саша Князев. Католик, трансгендерный мужчина, гей

Мне было 14, я был начинающим ролевиком, читал Толкина. И там есть один эпизод, когда, если кратко, один персонаж отдает жизнь за другого. В общем, меня тогда поразила одна вещь: как бессмертное очень одаренное существо, которое может жить тысячи и тысячи лет, отдает свою жизнь фактически за шлак, который проживет еще лет десять, если не будет убит раньше?

За дикого, совершенно безграмотного воина, пусть и великого, но ведь в масштабе вечности это не имеет значения. И я, наверное, целую неделю ходил и думал, и в этот момент что-то во мне перевернулось. Я уже потом понял, что все мои любимые книги — о любви, и именно об этом. Вот так аккуратно впервые Бог внутри меня проснулся. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Это жертва Христа на кресте — то есть это то, что, видимо, является ключом моей веры. Постепенно я пришел к Богу.

Фото: Анна Шмелева

После перерыва я пришел в католический храм. Там я сблизился с одной прихожанкой. Слово за слово, вначале я скрывал, потом все ей рассказал, и она мне сказала: «Лучше бы вы покончили с собой, наша католическая церковь молится о самоубийцах». И я убежал из храма бегом, я понял, что я ее идеализировал, я думал, такая прихожанка, святая женщина, а она сказала, что лучше быть мертвым, чем транссексуальным. Ну, католическая церковь действительно молится о самоубийцах. А потом оказалось через какое-то время, что она рассказала обо мне всем помимо моей воли. Но потом я сам нескольким священникам о себе рассказал, просто хотел узнать, как мне жить.

В брак я вступить не могу, в монастырь я уйти тоже не могу — то есть никаким образом.  Меня как бы не должно быть. Для меня церковь есть, а меня для нее нет.

Фото: Анна Шмелева

Периодически мне очень больно, я чувствую гнев. А периодически я злюсь на это. Для церкви я являюсь психически больной женщиной, изуродовавшей себя операционно, это так — это факт. Но мне важно причастие, связь с Богом. Я хочу быть в его доме, я хочу быть с ним.

Я гражданин Царства Божьего. С братьями по вере я чувствую гораздо больше именно родственных отношений — не знаю, чуть ли не на уровне крови. Хотя логично — его кровь течет во всех нас. Причастием, его кровью и телом мы объединяемся, я с ними объединяюсь. Отец Онгуен, он вьетнамец, он брат мне во Христе абсолютно точно. Отец Камилус, он малайзиец, он тоже брат мне во Христе. И многие и многие.

Смена пола — это медицинская процедура, которая… Скажем так, некоторые болезни предполагают медицинское вмешательство и медикаментозное. Это вот такая ситуация. Диабетики принимают инсулин всю жизнь, аппендицит оперируют, аденоиды оперируют.

Когда я еще не был в церкви, я пытался жить как предполагает социум. Более того, я вступил в брак, и у нас родился ребенок, но ничего не получилось. Ребенку было два года, и все начало распадаться. Я понял, что не получится, ну никак. Я 12 лет пытался жить как женщина и понял, что не получится, ничего не получится. 

Ну, хожу по воскресеньям и по праздникам на мессу, но я это делаю не потому, что меня кто-то заставляет, а потому, что мне этого хочется самому. Молюсь, конечно. И волонтерю в больнице.

«Такая же операция, как если бы другая пошла и сделала себе пластику носа»

Лана Даневич. Трансженщина, православная христианка; Настя Ева Домани, Христианка, трансгендерка, лесбиянка

У меня все — родители и бабушка — все обращались к Богу и верили, поэтому не знаю почему, но я тоже верю с детства. Я не знаю, мне иногда кажется, что Бог — это все, что нас окружает, это вселенная, это ты, это Настя, это я — все вообще есть Бог.

Когда я ложилась на операционный стол, так как я верующий человек, думала: «Господи, если это страшный грех — ну пускай я не проснусь, зачем я буду во грехе постоянно жить». Я проснулась, и я живу, нормально себя чувствую, у меня семья. Мама меня принимает, у меня есть ребенок, я была замужем, а теперь я с Настей. Ну, значит, это не грех. Значит, это просто коррекция пола, такая же операция, как если бы другая женщина пошла и сделала бы себе пластику носа или груди.

Настя Ева Домани:

Родители меня крестили в довольно взрослом возрасте, ну, не знаю, может, мне было больше десяти лет, по-моему, 11-12. Уже была независимая Украина, Киевский патриархат, тетя настояла, чтобы крестить. После этого мы постоянно ходили с ней и с мамой в церковь, а потом начала сама ходить. Я читала там молитвы, мама говорит: «Тебе надо вот эти молитвы выучить, это очень просто, и когда будут сложные ситуации или просто перед сном читай их, и всегда будет легче». И да, я в этом какое-то успокоение находила, молилась перед тяжелым моментом, который должен завтра наступить в моей жизни, и благодарила Бога, например, за сегодняшний день, за то, что у меня все хорошо, родители живы и здоровы. И за дочку мою всегда молюсь.

Сейчас я прихожу только поставить свечку, помолиться и ухожу, не причащаюсь. До трансперехода мы могли с мамой, с тетей решить: «Пойдем да причастимся». Ну, собственно, так.

Лана и Настя Ева Домани

Фото: Анна Шмелева

Лана Даневич:

Я пришла к батюшке, объяснила всю ситуацию, что я сменила пол, а он говорит: «Вы были крещеной?» Я говорю — да, а он говорит: «Ну, в общем, у вас как бы новая жизнь началась, вы новый человек, вы уже не пользуетесь прежним именем, я готов вас покрестить». И он меня покрестил. А я потом еще крестила в этой церкви ребенка.

Перед переходом я ходила в церковь, обращалась, говорила, что хочу сделать коррекцию пола. И мне говорили «Нет! Это грех». Но если это грех — то зачем тогда жить? Ну как человек-урод может жить, если у него есть возможность сделать пластику или как-то излечить себя? Или как горбатому горб убрать. А я буду с этим жить? Нет, это невозможно. Если у тебя есть возможность сделать то, о чем ты мечтаешь, и ты всегда знала, что так будет, и из-за того, что кто-то говорит, что это грех, ты этого не сделаешь, то просто предашь себя. Это невозможно.

Фото: Анна Шмелева

У меня есть подруга с садика — Алена. Мы вместе с детства прошли через многое. Я убедила ее не делать аборт, крестила ее ребенка. А потом ей муж со мной запретил общаться, хотя сам ко мне клеился, а я отказывала. Она со мной не общается. Я считаю это очень большим предательством, и мне очень тяжело такие вещи простить.

Настя Ева Домани:

Про изменение пола, транспереход в Библии нет ничего. Все мнения — от современных спикеров от церкви, и это их трактовка. Я не вижу просто предмета греха в трансгендерных людях. Они точно так же могут любить, иметь детей. Пускай даже кто-то своих, а кто-то не своих — приемных. Это большое счастье, когда есть дети…

Если на уровне момента беременности что-то произошло с матерью, какие-то гормональные изменения и родился трансгендерный ребенок, то никакого его греха нет, потому что он ничего не может изменить

Мне в целом запомнилось, что Иисус в течение всей своей жизни призывал быть терпимее друг к другу, но правильно говорят — нет пророка в своем отечестве. И его по факту мало кто слушал… Зато потом люди почему-то начали задумываться: а о чем он вообще-то говорил, этот Христос? А не стоит ли нам и правда быть добрее друг к другу?

Лана Даневич:

Иисус — он сильный и мудрый. Он действительно любит людей. Он все может простить, он действительно… крутой чувак.

«Все, что их ждет, — дурдом, депрессии, суицид»

Ольга. Трансгендерная гетеросексуальная женщина, христианка

Из-за того, что я нахожусь рядом с монастырем, захожу туда очень часто. Ставлю свечки, молюсь, чтобы ко мне вернулся мой любимый, который меня бросил.

В католическом храме я чувствую себя чужой, а там не чувствую. Ощущение, что я своя, это мое. Нет ощущения выполнения какой-то формальности. Верю, что есть Бог, верю, что он может меня услышать. Мне это дает успокоение. Я понимаю, что такого нет, но если бы был батюшка, который пошел бы мне навстречу, сказал: «Оля, приди, давай поговорим» — фактически как исповедь… Я бы не отказалась.

Фото: Анна Шмелева

Я очень хотела бы на тему перехода с ним поговорить. Я готова идти на контакт, если найдется адекватный батюшка, который захочет, хоть даже не согласится с моим выбором или попытается меня переубедить.

Я программист, пишу коды, работаю с логикой, системами. Я пришла к таким выводам: даже если трансгендерные люди — не задумка Бога, а пусть даже ошибка мироздания, что до нас активно доносят, каждый сбой в системе несет в себе какой-то творческий потенциал, возможность для развития. В таком случае трансгендерные люди все равно оказываются частью системы Бога, пусть даже и в качестве сбоя. Систему создал Бог.

В реальности трансгендерные люди существуют. Понимание того, что я часть мироздания, Вселенной, созданной Богом, дает мне силы, дает мне любовь.

Фото: Анна Шмелева

Любой человек, который называет смену пола выбором, ошибается. Потому что это не выбор. Гендер в самом глубинном своем понимании выбрать нельзя. Это дается — и все. Это существует. Человек так рождается. Выбора здесь никакого нет.

Священники, как очень многие люди, иногда понимают это как выбор. И, соответственно, называют грешным выбором, грехом, какой-то придурью. Но человек уже рождается с определенным гендером. И почему-то мысль о смене пола приходит только пяти процентам людей, а остальным не приходит вообще. Им не приходится бороться с какими-то неведомыми искушениями, справляться с собой — они просто живут. Почему тогда этот грех не преследует всех, как, допустим, влечение или гордыня, присущие в какой-то степени каждому человеку? Нужно понять, что в случае с трансгендерными людьми, если не привести видимый физический пол в соответствие с психологическим, все, что их ждет, — дурдом, депрессии, суицид. Последнее — уже смертный грех. Поэтому я не считаю свой трансгендерный переход грехом. Я сделала его, чтобы жить.

«Бог ошибся? Ты уверен, что готов назвать его неудачником?»

Виктор. Отец гея, евангельский христианин

Я никогда не сталкивался с геями, с лесбиянками, у меня не было таких знакомых. Когда я учился на факультете богословия в христианском институте, считалось, что это грех однозначно.

После развода с первой женой наш сын живет с ней в Молдове, я здесь. Сын мне позвонил один раз и плакал. У него отчим такой вэдэвэшник, все дела, бутылка об голову, очень брутальный. Он начал его как-то притеснять по поводу прически, а у него длинные волосы, они покрашены, и, в общем, отчим сказал: «Ходишь как педик». Сын звонит и плачет. Мне пришлось вызвать полицию, позвонить в Молдову, чтобы отчима утихомирили. Но с этого момента я подумал: а если он на самом деле гей — что делать?

Фото: Анна Шмелева

Я со своей христианской колокольни смотрел, грех это или не грех. Слышал, что есть церкви на Западе, в Европе, в Америке, которые принимают геев. В России начал искать — в интернете информации нет. Я вышел на какую-то церковь в Канаде, и там, значит, церковь ЛГБТ, прямо конкретно ЛГБТ. Познакомился со служителем и начали беседовать через интернет. Он рекомендовал другого пастора, тот пастор — другого из Америки, и кто-то порекомендовал адрес питерской общины, а оттуда уже я получил контакт московской общины.

Я пришел туда, понял, что там нормальные люди, воспитанные, интеллигентные. Я выдохнул. Потом уже туда пошел с сыном. И он мне в процессе посещения признался уже открыто, что он гей.

По догматике Бог непогрешим. Если он создал этого человека таким, гомосексуальным, — что, Бог ошибся? Ты уверен, что готов назвать его неудачником, что он облажался вот с этим геем или с этой лесбиянкой? Нет, он создал их такими. Кто знает, может быть, он создал геев и лесбиянок, чтобы этих лицемерных, высокомерных верующих, все эти какашки в них чтоб взбурлили, чтобы они увидели, кто они на самом деле, и научились любить ближнего по-настоящему, как этого просит Бог, понимаешь? Он ведь точно так же любит каждого.

Глава 5. Земное и небесное. Александр Первый: император, христианин, человек

Читайте также

Земля и земное

Земля и земное Женщина, вернувшаяся после многолетних скитаний по лагерям, рассказывала, что она со своими товарками по беде искала утешения в стихах, которые, на свое счастье, помнила наизусть, и особенно в юношеских строчках О. М.: «Но люблю эту бедную землю, Оттого, что

«Я сын земли, я так люблю земное…»

«Я сын земли, я так люблю земное…» Я сын земли, я так люблю земное. О мать моя, земля, поведай мне, Зачем живу, чем связан я с тобою, Могу ли жить я жизнию иною — <…………………………………… > Ах, ты молчишь, земля моя родная, И странно мне молчание твое. О мать моя, живая

Еще в покое все земное[90]

Еще в покое все земное[90] Еще в покое все земное, Еще не вырвался гудок В глухое царство ледяное Медвежьих и людских берлог. Пустуют синие дороги, И небосвод отменно чист, Висит перед глазами Бога Весь мир как ватмановский лист. Еще без третьих измерений Он весь как

III. «Мутит январь небесное стекло…»

III. «Мутит январь небесное стекло…» Мутит январь небесное стекло, И глуше голоса и боль упрямей. И только одиночество светло Над этими пустеющими днями. От звона слов, огромных и пустых, От нежности, истраченной бесцельно, Я возвращусь к тебе, больна, как ты, И

Небесное имя

Небесное имя А. Г. В моей душе, где розы и полынь соседствуют, но никогда не дружат, в зелёный вечер, в майскую теплынь присутствие твоё я обнаружил. А я писал, что жизнь не удалась, что по ночам заглядываю в бездны… Откуда ты, нежданная, взялась с таким красивым именем

Земля и земное

Земля и земное Женщина, вернувшаяся после многолетних скитаний по лагерям, рассказывала, что она со своими товарками по беде искала утешения в стихах, которые, на свое счастье, помнила наизусть, и особенно в юношеских строчках О. М.: «Но люблю эту бедную землю, Оттого, что

Небесное благословение

Небесное благословение То, что появление книги А. А. Танеевой «Страницы моей жизни» в канун прославления Святых Царственных мучеников Юбилейным Архиерейским собором Русской Православной Церкви 2000 года не случайно, свидетельствует одно чудесное обстоятельство,

Глава двадцатая ЦАРСТВО ЗЕМНОЕ И НЕБЕСНОЕ

Глава двадцатая ЦАРСТВО ЗЕМНОЕ И НЕБЕСНОЕ Он продолжал писать прозу. Пусть и меньше, чем в предыдущие годы, но все же ни рецензирование, ни работа для серии «ЖЗЛ», ни даже «литературное рабство», если таковое действительно в его жизни существовало, не были помехой главному

XIV. «ЗЕМНОЕ НЕДРО»

XIV. «ЗЕМНОЕ НЕДРО» «Велико есть дело достигать в глубину земную разумом, куда рукам и оку досягнуть возбраняет натура; странствовать размышлениями в преисподней, проникать рассуждением сквозь тесные расселины и вечною ночию помраченные вещи и деяния выводить на

Глава четырнадцатая.

«Земное недро»

Глава четырнадцатая. «Земное недро» «Велико есть дело достигать глубину земную разумом, куда рукам и оку досягнуть возбраняет натура; странствовать размышлениями в преисподней, проникать рассуждением сквозь тесные расселины и вечною ночию помраченные вещи и

ПОИСТИНЕ НЕБЕСНОЕ ЗНАМЕНИЕ

ПОИСТИНЕ НЕБЕСНОЕ ЗНАМЕНИЕ В 1943 году Анри Матисс, во время публикации «Тем и вариаций»,[532] поверил Арагону свою великую тайну: «Все идет так, как если бы я готовился приняться за большую композицию».Однако Арагону это было непонятно. Он не мог читать в будущем.«— Вы

Глава 6 Земное

Глава 6 Земное Люба сидела перед зеркалом и расчесывала свои прекрасные волосы. Молодая женщина придирчиво изучала свое отражение. Да, конечно, красавицей ее трудно назвать. И все же… Она была чудо как хороша. Тогда почему же Саша?.. Они уже женаты больше года, а так и не

Д. Гай Небесное притяжение жизнь выдающегося конструктора самолетов ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА МЯСИЩЕВА

Д. Гай Небесное притяжение жизнь выдающегося конструктора самолетов ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА МЯСИЩЕВА Жить — значит действовать. А. Франс Самое трудное — мужество повседневного, многолетнего труда. В. Сухомлинский Победы, которые достаются легко, немногого стоят. Только

Письмо двадцать второе: НЕБЕСНОЕ

Письмо двадцать второе: НЕБЕСНОЕ Ни о каких «неопознанных летающих объектах» в те годы никто в нашей стране в те годы и не подозревал — попросту потому, что их тогда не было (как нет и сейчас; дремучее невежество, ставшее сейчас глобальным «по части НЛО», я в расчет не беру).

Небесное зодчество

Небесное зодчество От самых ранних лет небесное зодчество давало одну из самых больших радостей. Среди первых детских воспоминаний прежде всего вырастают прекрасные узорные облака. Вечное движение, щедрые перестроения, мощное творчество надолго привязывало глаз ввысь.

профессор Александр Павлович Лопухин

Детство, молодые годы

Родился 10 октября 1852 года, в семье Православного священника, в Саратовской губернии, в селе Митякино (некоторые исследователи полагают, что ко времени рождения А. Лопухина его отец, Павел Иванович Лопухин не имел духовного сана, а был рукоположен во священника несколькими годами позже).

По своему происхождению Александр принадлежал к старинному дворянскому роду, прославившемуся в истории Руси многими знаменитыми людьми.

Александр с детства воспитывался в духе христианских традиций. Уже с юности он проявлял способности к обучению и стремление к знаниям.

Успешно закончив образовательный курс в Саратовской духовной семинарии, в 1874 году он продолжил обучение в Санкт-Петербургской духовной академии.

Примечательно, что Александр был зачислен в академию на казённый счёт. Однако став студентом, познакомившись с многими сокурсниками, испытывавшими серьёзные материальные трудности, он, движимый внутренним благородством, подал прошение о прекращении выдачи ему казенной стипендии в связи с возможностью содержать себя самостоятельно. Это необычное прошение было одобрено, а право на стипендию перешло к другому студенту.

Среди множества богословских предметов, преподававшихся в академии, приоритетными симпатиями у А. Лопухина пользовались церковно-исторические дисциплины. Этим наукам он уделял особое внимание. Кроме того, много времени он посвящал изучению древних и современных иностранных языков. По вечерам он нередко засиживался допоздна, штудируя учебники и словари.

В период обучения в академии Александр приобрёл важный опыт в области литературной деятельности. В академических журналах он публиковал критические и научно-публицистические статьи, кроме того, он помогал редакции, исполняя обязанности корректора.

В 1876 году издание «Христианское чтение» разместило довольно зрелую и содержательную работу А. Лопухина о ветхозаветных пророках.

Академию Александр Павлович закончил достойно. А его работа на соискание степени кандидата богословия получила положительные отзывы и была отмечена денежной премией.

Работа в Америке

По выпуске из академии А. П. Лопухин имел возможность принять священный сан. Но в то время его привлекала научная и миссионерская деятельность.

В 1879 году, учитывая личное желание Александра Павловича и глубокое знание им английского языка, церковное начальство благословило его отправиться за океан, в Нью-Йорк, служить псаломщиком в храме при российском посольстве, что и было исполнено. В этой церкви он прослужил с 1879 по 1881 год.

Сразу же по прибытии на место, А. Лопухин приступил к написанию путевых заметок, где отображал свои впечатления и оценки относительно жизни в Америке. Очень скоро он начал сотрудничать с Журналом Восточно-Православной Церкви, где публиковал работы, посвящённые теме церковной жизни в России. Вместе с тем в русских изданиях печатались его статьи о жизни американского общества.

Вернувшись на Родину, А. П. Лопухин издал несколько книг, на страницах которых отобразил свои наблюдения.

Научная и преподавательская деятельность

Собранный в Америке материал Александр Павлович использовал в диссертации на соискание степени магистра. Его работа затронула проблематику Римского католицизма в Америке.

Возвратившись в 1881 году в Санкт-Петербург, он с успехом защитил диссертацию. Согласно воспоминаниям современников, присутствовавшие на защите студенты восхищались живостью авторской мысли, ясностью и доступностью изложения сути исследования.

После защиты А. П. Лопухин вновь отправился за океан, правда, на этот раз по необходимости, без особого восторга. Руководство Санкт-Петербургской академии, видя в нём потенциального преподавателя, хлопотало о его скорейшем возвращении.

По истечении трехлетнего срока, в 1882 году, он вернулся в полюбившийся ему Санкт-Петербург. Администрация академии тут же определила его на должность секретаря Совета.

Через год Александр Павлович принял кафедру сравнительного богословия. Осенью 1883 года подавляющим большинством голосов он получил при этой кафедре должность доцента.

В августе 1884 года А. Лопухин был назначен на должность доцента по кафедре древней общегражданской истории. На этом месте он прослужил до конца своей (земной) жизни.

В январе 1890 года Александр Павлович удостоился звания экстраординарного профессора.

Служа в академии, А. П. Лопухин сочетал преподавательскую и научную деятельность с работой в различных изданиях. Можно сказать, что его личная популярность не в последнюю очередь была обусловлена именно деятельностью в области научной, научно-популярной и просветительской богословской литературы.

В период с 1886 по 1892 год он сотрудничал с «Церковным вестником», отвечая за направление заграничной летописи. С 1892 года исполнял обязанности редактора сразу в двух журналах: «Церковном вестнике» и «Христианском чтении». В 1893 году стал издателем и соредактором «Странника».

За период работы А. П. Лопухина в должности редактора в общем количестве издававшихся работ увеличилось число статей, посвящённых вопросам, связанным со Священным Писанием, церковной историей и археологией. С именем А. Лопухина связывают и возрастание интереса к журналам. Отдельной строкой выделяют его заслугу в создании Толковой Библии.

Помимо редактирования и написания собственных работ А. П. Лопухин занимался переводами на русский язык и подготовкой к издательству известных сочинений. Так, он перевёл собрание творений святителя Иоанна Златоуста, ряд произведений известных западных мыслителей: Фаррара, Г. Ульгорна, Фомы Кемпийского.

Ещё одной стороной деятельности А. П. Лопухина было участие во всевозможных межконфессиональных беседах, диалогах, конференциях. В этом отношении он встречался и с представителями Римско-Католической Церкви, и с представителями протестантизма.

За свою жизнь профессор удостоился ряда наград, был отмечен орденами святого Владимира и святого Станислава, премией митрополита Макария.

22 августа 1904 года, в 7 часов утра сердце учёного остановилось. Умер он на своей даче в поселении Тюрисевя.

Тело профессора погребли на Никольском кладбище, на территории Александро-Невской Лавры.

Ушел от нас брат наш. На смерть Саши Соколова

О своем друге – иконописце Александре Соколове, который после тяжелой болезни отошел ко Господу 27 февраля, вспоминает русская поэтесса, прозаик, эссеист, профессор Литературного института им. Горького Олеся Николаева.

Ночью умер наш друг – великолепный иконописец Саша Соколов. Светлый, чистый, ясный человек, раб Божий, праведник.

Олеся Николаева

Мы дружили, начиная с юности, с новооткрывшегося и восстанавливаемого Даниловского монастыря, почти тридцать лет.

Сашина чистота, беззлобие, отзывчивость, радость, всегда осенявшая его детское лицо, до последнего дня остававшееся таковым, создавали вокруг него особую атмосферу, попадая в которую мы ощущали это почти физически.

Я не могу поверить, что он умер! Но, может быть, и не надо, – может быть, любовь помогает понять слова Христа: «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых».

Саша был настоящий христианин, бессеребренник, художник, благодарно прозревавший Божью красоту в мире и являвший ее в своих иконах. Очень простой и добрый в своем общении с людьми, неприхотливый в еде и одежде, он был человеком с безупречным эстетическим вкусом, не позволявшим приблизиться к нему никакой пошлости и показухе, а его глубинное чувство Церкви сразу отторгало малейшие признаки фарисейства.

Он создал вокруг себя целый мир: у него была прекрасная жена – замечательная художница Мария Вишняк – яркая, эффектная, ладная, всегда праздничная, неизменно нарядная, вдохновенная и вдохновляющая: нестареющая дева-воительница и победительница!

Они прожили вместе больше тридцати лет, родили четверых прекрасных детей, продолжили свой род в очаровательных внуках… Знали бедность, тесноту, поденную заботу, но и радостный, благословенный труд, и успех, и славу, и паломничества, и путешествия, и любовь друзей, а главное – благодарно чувствовали помощь, милость и благословение Божье, отблеск которого лежал на их лицах.

Последние годы мы часто встречались – объехали вместе на машине всю южную Сицилию, беднейшую, заброшенную и не заполоненную туристами. Потом наши друзья часто заглядывали к нам на огонек – Машенька писала большой портрет отца Владимира под кустом жасмина – ее подрамник до сих пор стоит у меня в кабинете.

Предпоследний раз мы встретились с нашими художниками на ВСХ, где проходило открытие выставки Сашиных икон и Машиных живописных картин. Было много народа, мы пили шампанское, должно быть, громко и радостно разговаривали, и к нам из соседнего зала, где выставлялись картонные плакаты актуального искусства, пришел строгий человек в шарфике, завязанном модным узлом, который, бросив взгляд на иконы и живопись, обозвал нас почему-то «красно-коричневыми» и потребовал, чтобы мы перекрыли ход из его зала в наш, чтобы «наши люди» не смели проходить через его территорию.

Мы шутили, смеялись, Саша предложим нам всем вместе поехать, как ни странно, в Башкирию, где у него дружественные священники: выступить там с лекциями и чтением стихов… Так и договорились: «Саша, с тобой хоть куда, – хоть в Башкирию, хоть на Сицилию…».

И потом, в феврале, Маша позвонила и сказала, что Саша, наш цветущий, наш вечно юный Саша, тяжело заболел, был перевезен из Кипра, где он расписывал храм, в Москву и теперь лежит у себя в мастерской. Отец Владимир поехал его соборовать, я, конечно же с ним…

…Саша жил как христианин, и умер как христианин. Он нащупал в своей земной жизни нить Промысла Божьего и пошел за ним. Раскрыл свою душу Христу, и Христос наполнил ее веяньем Своего Духа. Созрел для будущей жизни, как созревал добрый плод, и Господь забрал его Себе.

Ушел от нас брат наш, прекрасный человек, кроткий и смиренный сердцем!

В воскресенье произойдет его отпевание и прощание с ним в этой, земной жизни. Но ведь, надеюсь, не навеки!

Отпевание в День Торжества Православия в 13:00 в храме Троицы в Хохлах (Хохловский пер., д. 12).

Вечная тебе память, дорогой раб Божий Александр! Царствие Небесное!

Читайте также:

Почему христианство раздражает – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 2 мин.

Если мы искренне стараемся жить по Евангелию, это иногда воспринимается окружающими людьми как покушение на их уклад жизни, на их принципы и мировоззрение. Например, один мой приятель служил в милиции, офицером ДПС. Искренне верующий человек, очень честный, ответственный, надежный— про таких говорят, что с ними в разведку хорошо ходить. С коллегами у него отношения были прекрасные, подчиненные его любили, офицеры— уважали. Но была одна закавыка: он никогда не брал взяток. И это бы еще ничего, но ведь он— старший по смене. А значит, в его дежурство взяток на этом посту не мог брать вообще никто. И через некоторое время ему было сказано открытым текстом:

«Саша, ты хороший человек, но с твоими принципами здесь служить нельзя. Лучше сам уйди, иначе нам придется тебя «подставить», а мы этого не хотим».

А уж как раздражает некоторых сотрудников женской консультации отказ от аборта, об этом может рассказать едва ли не каждая многодетная мамочка. Моей жене приходилось наблюдать подобное возмущение всякий раз, когда она приходила в консультацию с очередной беременностью.

Вот такие конфликты, на мой взгляд, являются вполне закономерным следствием различия мировоззрений: один человек берет взятки, считает это вполне нормальным, и вдруг видит рядом с собой другого человека, который взяток принципиально не берет, потому что— христианин. Или врач, которая убила на абортах сотни, а то и тысячи детей, вдруг сталкивается с категорическим отказом очередной мамочки делать аборт именно потому, что для нее это— убийство. Ну как не возмутиться? Ведь тут приходится делать выбор: либо себя признать взяточником или убийцей, либо собеседника— мракобесом, верящим в нелепые поповские выдумки.

По этой же причине раздражает некоторых людей и любая форма публичной проповеди христианства, которое ставит каждого человека перед необходимостью переоценки своей жизни, всего, что он считает для себя ценным. Если человек готов к такой переоценке, он становится христианином. Если нет— у него включается механизм психологической защиты по принципу: «Сам дурак!». И тогда человек начинает искать различные свидетельства того, что «эти попы сами не исполняют того, о чем говорят». А кто ищет, тот всегда найдет. Но это уже— вторичная реакция.

Причина же раздражения мира христианской проповедью все та же: необходимость пересмотра своей жизни. И отказ от такого пересмотра нельзя объяснить никакими подлинными или мнимыми грехами «церковников».

Тут, как мне кажется, все гораздо проще: христианство показывает людям эталон человечности— образ Христа, запечатленный в Евангелии. И каждый в глубине души понимает, что именно таким как Христос должен быть настоящий человек, именно так нужно поступать, именно так следует относиться к людям. Но… если согласиться с этой интуицией, тогда себя придется признать никуда не годным человеком, которому нужно очень многое в себе менять. А это сделать очень непросто.

Куда проще найти недостатки у людей церковных и успокоить себя мыслью о том, что люди эти такие же негодные, как и ты сам. Но станешь ли ты сам от этого лучше? Думаю, ответ для каждого из нас очевиден.

 

Фото на заставке: flickr. com, Louish Pixel

 

Как Саша Кристиан стала первой чемпионкой Азии по вейкбордингу в Сингапуре

Звезда Сингапура по вейкбордингу

 

Изображение предоставлено @sashizuu

На первый взгляд, Саша Кристиан кажется типичным молодым, подтянутым и энергичным сингапурцем. Только начав учиться в СМУ, она появляется на проектных встречах со сверстниками в мультяшных футболках и тапочках. Свободная и непринужденная, сияющая очаровательной улыбкой и совершенно не заносчивая.

Однако за ее именем стоит множество медалей, титул национального чемпиона Сингапура по вейкборду с 2004 по 2008 год и завоевание золота на чемпионате Азии по вейкборду 2009 года. Это делает доморощенную любимицу нашей первой азиатской чемпионкой по вейкбордингу, и все это путешествие началось, когда она едва научилась ходить.

 

Путь к чемпионству

 

Можно назвать это судьбой. Выходец из семьи, которая любила водные виды спорта, Саша всегда был в этой среде.Она окунулась в мир катания на водных лыжах еще совсем малышкой, но к пяти годам вейкбординг покорил ее сердце.

В последние годы ее череда побед продолжилась золотыми медалями в вейкбординге на Играх Юго-Восточной Азии 2011, 2015 и 2017 годов. За блеском и славой скрывается личное путешествие к самопознанию, без сомнения, полное испытаний. От усталости до травм, у Саши было немало моментов, когда нет ничего более заманчивого, чем сдаться.

Ее решение вернуться на правильный путь? Волшебной формулы не существует, равно как и насильственное желание вырваться из нее не приносит никакой пользы. Только когда она делает шаг назад и вспоминает, что в первую очередь привело ее на этот путь, она понимает, что эти бурные воды стоит победить.

 

От мечты к реальности

 

Изображение предоставлено @sashizuu

Мы часто воспринимаем звездных спортсменов как неких супергероев, оторванных от остального человечества и совершенно не связанных друг с другом. Какими бы экстраординарными ни были их таланты и способности, все это проистекает из страсти.

В окружении поддерживающих друзей и преданных тренеров она смогла раздвинуть свои границы. Достижения Саши — пример удивительных подвигов, на которые способен человек, достигший нашего маленького солнечного острова.

На самом деле, выросшие в Сингапуре легко воспринимают многое как должное. Сообщества, которые существуют в каждом виде спорта, и исключительное внимание к безопасности — это то, что делает Сингапур таким прекрасным центром для любителей адреналина и спортсменок, как Саша.

 

Ксения бросает вызов Саше – на вейкбординге!

 

 

Личная принадлежность

TSL Ксения Тан, которая обычно является страстной поклонницей наземных видов спорта, таких как сенсорное регби, бросила вызов Саше на ее самой первой сессии вейкбординга. Хотя поначалу Ксения опасалась, к концу этой тренировки она влюбилась в спорт

.
instagram.com/p/Box8gQAgThH/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading» data-instgrm-version=»12″>

 

Розыгрыш: поделитесь с нами своей историей!

 

Мы считаем, что такие истории, как история Саши, заслуживают того, чтобы ими делились, и хотим узнать, знаете ли вы каких-нибудь вдохновляющих спортсменов/спортсменок или любителей адреналина.Итак, вот что вам нужно сделать:

  1. Прокомментируйте этот пост или DM Ксения, рассказывающая ей о любителе спорта / адреналиновом наркомане, которого вы знаете в Сингапуре, у которого есть вдохновляющая история
  2. Включите хэштеги #PassionMadePossible и #VisitSingapore
  3. Если ваша история будет выбрана, Ксения свяжется с вами до 18 октября 2018 года.

Ксения лично проведет собеседование и расскажет о ваших рекомендациях, а вы получите уникальный опыт.Правильно, тот, кто отправит историю-победитель, получит бесплатное частное занятие по вейкбордингу для двоих от самой Саши Кристиан, а также опыт SandBox VR для 6!

Если вы, любители адреналина, еще не слышали, SandBox VR считается одним из самых захватывающих и захватывающих впечатлений от виртуальной реальности. Так что приступайте к делу прямо сейчас и прокомментируйте пост Ксении историей искателя приключений, которой стоит поделиться.

Ознакомьтесь с постом Ксении здесь и начните рекомендовать свои самые вдохновляющие истории!


Этот пост был предоставлен вам Советом по туризму Сингапура.

Вокруг света с Сашей Кристиан — Ловите онлайн

Вейкбордист сборной Сингапура Саша Кристиан делится своими любимыми путешествиями. Спортсменка Red Bull и четырехкратная чемпионка SEA Games посетила двадцать стран и рассказывает о своей склонности и любознательности познавать мир и песок, там вы найдете Сашу Кристиана.

Знаменитая вейкбордистка известна своими блестящими трюками на воде, и даже в свободное от работы время она по-прежнему любит открытое море.

Будучи одним из самых выдающихся медалистов Игр Юго-Восточной Азии (ЮВА) в Сингапуре, четырехкратный чемпион благословлен небесными путешествиями повсюду.

Не имея возможности осматривать достопримечательности во время зарубежных турниров, она дорожит своим отпуском и побывала во многих городах мира.

В беседе с CATCH из Тибы, Япония, 24-летний мужчина сказал: «Одной из моих любимых поездок был Себу в июне 2015 года, где я занимался глубоководным дайвингом (показано на следующей странице).

«Мои каникулы всегда должны быть активными. Мой совет для тех, кто хочет много путешествовать: провести исследование, найти хорошего партнера и узнать, что вас интересует.

«Мое дело — вода, поэтому я уверен, у меня всегда есть чем заняться в море.»

Во время нашей беседы с Сашей, она была в Японии на редком двухнедельном отдыхе. Она позволила нам насладиться потрясающим зрелищем, раскрыв Асакусу как обязательное… место посещения Сэнсо-дзи, привлекающее внимание туристов и местных жителей, является одним из самых известных храмов Токио (показан на фото выше).

Она сказала: «Мне редко удается так долго отдыхать… но приятно приехать в Японию, особенно осенью».

Однажды она сказала: «Когда я счастлива, я занимаюсь вейкбордингом. Когда мне грустно, я занимаюсь вейкбордингом. Вейкбординг всегда со мной».

Это проявилось в 2010 году, когда она стала первой сингапуркой и второй азиаткой, присоединившейся к флоту спортсменов Red Bull.

Сногсшибательная красавица китайского и индийского происхождения получила возможность поехать в Австрию благодаря Red Bull (на фото выше).

Бывший пилот Red Bull Марк Уэббер также совершил поездку по гаражу команды Формулы-1.

Это лишь некоторые из преимуществ того, что она является одним из самых известных представителей водного спорта в Сингапуре, но она настаивает на том, что есть еще много интересного. Она мечтает исследовать Кашмир в будущем.

Она сказала: «Моя мама очень тепло вспоминает Индию. Она провела там свой медовый месяц.

«Я никогда не была в Южной Азии, так что это место, которое я определенно хочу посетить.»

Когда ее спросили, что делает путешествия особенными для нее, она просто ответила: «Люди такие теплые, где бы я ни путешествовала. Я люблю погружаться в новый город и культуру. »

Саша Кристиан: SEA Games 2017 Athlete

«Когда я на воде — будь то вейкбординг или катание на водных лыжах — я чувствую себя совершенно другим человеком. Ничто не может сравниться с той сосредоточенностью, которая в него вложена. Мне также нравится, что оба вида спорта настолько прогрессивны; всегда есть чему поучиться на воде.

Я начал кататься на вейкборде и водных лыжах, когда мне было пять лет. Моя мама была заядлой водной лыжницей, поэтому она всегда приводила меня к воде. Но по-настоящему я не вникал ни в то, ни в другое, пока мне не исполнилось 11. Может быть, с возрастом я стал увереннее, но именно тогда я также начал соревноваться.

Все произошло так быстро, когда я вышел на соревновательную сцену. У меня даже не было времени подумать, когда люди сказали мне участвовать в соревнованиях. Я никогда не ставил под сомнение авторитет и никогда не нервничал перед соревнованиями, потому что был так молод; Я просто наслаждался путешествием.

Вызовы? Я сломал большеберцовую кость после того, как в прошлом году вернулся с тренировки во Флориде. Я попытался выполнить Toe Side 540 Spin и приземлился неуклюже. Это трюк, который я всегда проделывал, но иногда все идет не по плану.

Врач сказал, что процесс восстановления займет три месяца, но в итоге он превратился в семимесячный перерыв. Это немного расстроило меня, потому что я очень скучал по воде, но я и раньше имел дело с травмами, так что я думаю, что неплохо справлялся со своим психическим состоянием.

Я думаю, что потеря моего отца из-за рака через два дня после последних Игр SEA была для меня очень запутанным и трудным временем. Он приехал в Сингапур из Австралии, чтобы посмотреть, как я выступаю, но прилетел домой за неделю до Игр в Юго-Восточной Азии, потому что его состояние стало критическим.

Я был в шоке. Он вел себя храбро и все время говорил мне, что все в порядке, потому что не хотел, чтобы я отвлекался от тренировок. Сразу после моих мероприятий моя мама сразу же сообщила ему о моих результатах, и я рад, что заставил его гордиться.

На предстоящих Играх Юго-Восточной Азии от меня, очевидно, ждут защиты своих золотых медалей, но я не позволяю внешним факторам отвлекать меня от того, что мне нужно делать. Я собираюсь выложиться на полную, и пусть результаты отражают мою работу. Если все получится, отлично.

Всем людям, которые поддерживали меня и других спортсменов, я очень благодарен. Это делает его более значимым, когда вы представляете не только себя, но и свою нацию и народ, так что большое вам спасибо.— Саша Кристиан, 24


Поднимитесь и поддержите Сашу на Играх SEA 2017, которые пройдут с 25 по 29 августа в Куала-Лумпуре. Для получения дополнительной информации о Сингапурской федерации водных лыж и вейкборда посетите:


Прочитайте наши интервью с другими спортсменами SEA Games здесь.

Подпишитесь на нас в Instagram

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Саша Велюр: Первопроходец. Художник.

Фулбрайтер.

Фулбрайт действительно требует, чтобы вы были смелыми и объясняли свой проект людям, взаимодействовали с местным сообществом и использовали эти знания иностранного языка. Это действительно очень ценно.

Саша Велюр

Обзор

3 июня 2021 года в рамках программы Фулбрайта было проведено специальное мероприятие, посвященное началу Месяца гордости и празднованию карьеры выпускника Университета Фулбрайта 2009 года.S. Студент в Россию, победитель RuPaul’s Drag Race сезона 9, а также всемирно признанный трансвестит, художник и продюсер Саша Велюр. Обсуждение модерировал Кристиан Флорес, ассистент преподавателя английского языка программы Фулбрайта 2019 года в Бразилии и основатель Projeto Memoria LGBT – Bagé. Разговор касался многих тем, в том числе опыта Саши по программе Фулбрайта в Москве, международного влияния на ее эстетику дрэга и выступления, важности поднятия и прославления квир-голосов, а также деталей ее творческого процесса и текущих проектов.

Саша Велюр и Кристиан Флорес

Обсуждая квир-истории, Кристиан и Саша говорили об изменении представлений о небинарных фигурах в истории. «К сожалению, физические исследования квир-экзистенции касаются времен, когда людей уничтожали, или времен, когда людей арестовывали или наказывали», — отметил Саша во время мероприятия. «Я думаю о « трансгендерных воинах » Лесли Финберга о том, как все изменилось, когда трансгендерные и небинарные люди стали рассматриваться как духовные фигуры или люди, имевшие доступ к изменчивости, которая считалась бы достоянием общества, когда это изменилось, чтобы стать чем-то, что люди боятся или вызывают отвращение, а затем восстанавливают этот позитив.

Саша и Кристиан обсудили важность рассказывания и записи квир-историй, которые часто бывают замечательными и столь же часто теряются. Саша вспомнил о работе с трансвеститом, который выдавал себя за Ширли Темпл в 1970-х и 1980-х годах в Finniochio’s Club, клубе ужинов для трансвеститов в Сан-Франциско. «Один из самых исторических дрэг-клубов, который был закрыт всю мою жизнь… Только позже я понял, насколько важной была устная история, истории, которые она рассказывала мне о посещении Бетт Дэвис у Финночио, я никогда не забуду, и это нигде не записано.

Зрители узнали о статусе предстоящих проектов Дома Велюр, в том числе о возобновлении и продлении европейского тура Smoke and Mirrors и грядущем NightGowns: The Musical .  

Включая

Саша Велюр : 2009 Студент Фулбрайта Исследователь в России

Саша Велор — гендерфлюидная трансвестит, театральный и телевизионный продюсер, победительница «RuPaul’s Drag Race» (9-й сезон).С момента своего дебюта на международной арене в 2017 году Велюр очаровала полные аншлаги на пяти континентах. Ее всемирно известная сольная театральная работа «Дым и зеркала» гастролировала по Соединенным Штатам, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Великобритании, собирая билеты в кинотеатрах Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Окленда, Ванкувера, Торонто, Чикаго, Сан-Франциско, Лондон и многое другое. Шоу вернется в Европу с туром по 34 городам в начале 2022 года. В прошлом году Велор адаптировала свой давний дрэг-обзор «Ночные рубашки» в документальную серию, которую она продюсировала для Quibi.«Ночные рубашки» с Сашей Велюр были названы «Нью-Йорк Таймс» «одним из самых жизнеутверждающих шоу, которые вы можете найти на любой платформе». Она получила награду Realscreen Award за шоу, которое выйдет на канале Roku позже в этом году. Благодаря своей работе, бросающей вызов жанру, Велор создает новые бизнес-модели для дрэг-бизнеса как искусства, что, по словам Fast Company, «подрывает бизнес дрэг-бизнеса». В 2019 году журнал Variety включил Велор в свой список «Сила Нью-Йорка», и она дважды была отмечена в рейтинге OUT100 журнала Out Magazine. Велор изучал современную литературу по независимой программе в колледже Вассар и рисование в Центре карикатурных исследований. В 2009 году получила грант Фулбрайта на изучение роли политического искусства в современной российской жизни. В качестве оратора она выступала в Смитсоновском институте, на саммите Teen Vogue, в колледжах и университетах, а также от имени Государственного департамента США за рубежом. Недавно Велор снялась в короткометражном арт-опере «Остров, который мы создали» (по заказу Opera Philadelphia), а ее первая книга будет опубликована издательством Houghton Mifflin Harcourt в 2022 году.

Кристиан Флорес : 2019 Ассистент преподавателя английского языка Фулбрайта в Бразилии

Кристиан Флорес — ассистент преподавателя английского языка по программе Фулбрайта 2019 года в Бразилии. Находясь на программе Фулбрайта, он открыл «Projeto Memória LGBT – Bagé», общественно-исторический проект, призванный привлечь внимание к гомосексуалистам и их опыту в Федеральном университете Пампы в Баге, маленьком консервативном городке в сельской местности на юге Бразилии. Флорес, выпускник Иллинойсского колледжа, живет в Чикаго, штат Иллинойс, где он работает администратором программы в исследовательском отделе Safer Foundation, некоммерческой организации, которая помогает арестованным и осужденным лицам получить доступ к возможностям трудоустройства.

Саша Сингапур Вейкборд

Мы собрали много полезной информации о Sasha Singapore Wakeboard . По ссылкам ниже вы найдете все, что нужно знать о Sasha Singapore Wakeboard в Интернете. Также на нашем сайте вы найдете много другой информации о кайтсерфинге, вейкбординге, SUP и тому подобном.


SWP TEAM RIDERS — Сингапурский вейк-парк
    http://www.singaporewakepark.com/team-riders/
    САША КРИСТИАН.Знакомьтесь, Саша. Она представляет Сингапур на крупных лыжных соревнованиях по вейкбордингу и слалому и является первой сингапурской спортсменкой, присоединившейся к семье Red Bull. Она превосходна на воде и много улыбается! Не стесняйтесь обращаться к ней за советами и советами по верховой езде!

Как Саша Кристиан стала первым азиатским . ..
    https://thesmartlocal.com/read/wakeboarding-champion/
    Однако за ее именем стоит множество медалей, титул национального чемпиона Сингапура по вейкбордингу с 2004 по 2008 год и золото на Чемпионат Азии по вейкборду 2009 года.Это делает доморощенную любимицу нашей первой азиатской чемпионкой по вейкбордингу, и все это путешествие началось, когда она едва научилась ходить.

Саша Кристиан возглавляет азиатский пакет для Сингапура — ActiveSG
    https://www.myactivesg.com/read/2015/5/sasha-christian-leads-asian-pack-for-singapore
    Быть впереди всех – не новость для вейкбордиста и слаломиста сборной Сингапура Саши Кристиан. С тех пор, как ее мать снабдила ее первой парой лыж, когда Саше было всего три года, она доказала, что обладает способностями и темпераментом, необходимыми для того, чтобы блистать на соревнованиях, черты, которые сделали ее самым узнаваемым именем в стране. в …Автор: Элисон Чин

Как преодолеть неудачи с помощью креативных решений — Эхо . ..
    https://ekho.academy/sasha/
    Саша — национальный вейкбордист Сингапура, завоевавший множество титулов, в том числе национальный чемпион Сингапура по вейкбордингу с 2004 по 2008 год, золотые медали SEA Games в 2011 году. , 2015 и 2017 годов, а также золото чемпионата Азии по вейкборду 2009 года.

Вейкбординг в Сингапуре CNN Travel
    http://путешествия.cnn.com/singapore/play/citypulse/wakeboarding-singapore-648916/
    2 декабря 2010 г. · Саша Кристиан, спонсируемая Red Bull, совершает полет на плотине пристани для яхт. Впервые в местной истории бренд Red Bull недавно поддержал местного спортсмена по вейкбордингу Сашу Кристиана для пятизначного спонсорского соглашения. Это говорит о будущем вейкбординга и экстремальных видов спорта в Сингапуре.

Саша КРИСТИАН (ГРЕХ): Спасибо вейкбордингу за то, что принесли …
    https://sports-961.com/sasha-christian-thanks-wakeboarding-bringing-lebanon/
    ВЕЙКБОРДИНГ, 13 сентября (Фото: Акл Язбек) — Саша КРИСТИАН, 21 год, профессиональный вейкбордист из Сингапура. . У нас есть честь видеть ее в Ливане в качестве посла Red Bull в ATCL на втором чемпионате Ближнего Востока по вейкборду, который состоится в субботу, 13 и 14 сентября. Мать КРИСТИАНА, тоже лыжница, раньше […]

Вейкбордистка Саша Кристиан стала первой сингапуркой, получившей …
    https://www.redsports.sg/2010/10/28/sasha-christian-red-bull-sponsorship/
    28 октября 2010 г. · Сингапур, пятница, 22 октября 2010 г. — первая женщина Сингапура Вейкбордист Саша Кристиан стал последним спортсменом в команде Red Bull, присоединившись к таким международным звездам, как гонщики Формулы-1 Марк Уэббер и Себастьян Феттель, чемпионы X Games Шон Уайт, Линдси Вонн и Трэвис Пастрана, а также разыгрывающий Бостон Селтикс Рэджон Рондо.

ВЕЙКПАРК СИНГАПУР – YouTube
    https://www.youtube.com/watch?v=_Dzl385VAO0
    11 марта 2017 г. · Спасибо за просмотр, обязательно подпишитесь и нажмите кнопку «Нравится»!!! Особая благодарность Тиму Гримону, Аллану Абеле и Пьеру Вартелю. Оборудование, которое мы использовали: DJI Phantom 3 …

#TalentsOfSMU: Саша Кристиан, вейкбордер — YouTube
    https://www.youtube.com/watch?v=ZzjCp7J0Xvo
    16 мая 2019 г. · Способность найти свою истинную страсть — это действительно нечто особенное, и нам нужно держаться за это, — говорит Саша Кристиан.Национальный вейкбордист и бакалавр Школы социальных наук SMU …Автор: Singapore Management University

Как вейкбордист Саша Кристиан отскочил от разбитого…
    https://www.tnp.sg/sports/team-singapore/how-wakeboarder-sasha-christian-bounced-back-broken-leg
    Team Singapore News — Если необходимость — мать изобретения, Саша Кристиан ходит и говорит об этом, поскольку ее изобретательность привела ее к хет-трику золотых медалей SEA Games по вейкбордингу (2011 …

Мы надеемся, что вы нашли информацию о Sasha Singapore Wakeboard, которую искали.

Кайтбординг — прекрасный вид спорта и веселое времяпрепровождение. Найдите всю необходимую информацию на нашем сайте и приступайте к работе!

Со Саша – Христианская Конфиденциальная информация

Официально, я стал еще на год старше и, надеюсь, немного поумнел. Прошедшие выходные определенно были наполнены любовью, смехом и позитивными эмоциями. Накануне своего дня рождения (18 июня) я решил устроить небольшую встречу для нескольких друзей.Мы ели колбасные изделия и сырные доски, потягивали Freixenet Cava , насыщались водой Boxed Water и танцевали только под лучшую трэп-музыку.. Fetty Wap кто-нибудь?! В полночь мы произнесли тост и продолжили вечеринку. Честно говоря, я не думаю, что есть лучший способ отметить свой день рождения, чем быть в окружении прекрасной компании друзей, старых и новых.  Яшана Р., Азия Ф., Кристина П., Александр Л., Саша Э., Зинеб С., Стейс Г., Шайна Д., Салина Г., Жюстин и Дэниел Х.

Мои друзья из Дженерал Моторс подарили мне малиново-красные диски на выходные!

В свой настоящий день рождения я решила не привлекать к себе внимания и посвятила день заботе о себе (тренажерный зал, спа, здоровое питание и хороший ночной сон). Это именно то, что мне нужно, чтобы быть готовым к приключениям, в которые я попаду в субботу. 2 Несколько недель назад я и несколько моих друзей очень хотели вернуться в Ниагару-на-озере, чтобы посетить еще несколько виноделен.Появилась удивительная возможность не только посетить винодельню, но и посетить 3-й ежегодный Ниагарский винный фестиваль Tailgate Party . Команда Christian Confidential и друзья упаковали наши дневные сумки, пристегнулись и направились к нашей первой остановке, Mike Weir Winery , любезно предоставленной Buick Canada в 2015 году, Enclave . Любимец публики за вместительный салон и возможности OnStar , которые, возможно, спасли нас от того, чтобы заблудиться раз или два.

Саша Эксетер из СоСаша.ком | Ванесса Сезарио из Салат Брюнетка | Шайна Дезир фотограф Christian Confidential 

Винодельня Майка Вейра, безусловно, особенное место — красивое пространство, отличное вино, вкусная еда (вам НУЖНО попробовать их картофель фри) и потрясающий вид. Мы наслаждались бутылками их вина Underdog , а также их вина Vinyāsa , которое является отличным выбором, если вы ищете что-то низкокалорийное.

Проведя день во внутреннем дворике Майка Вейра, мы отправились к следующему пункту назначения — вечеринке в задней части Ниагарского винного фестиваля. Мои друзья и я не знали, чего ожидать от этого мероприятия, но поверьте мне, когда я говорю, что мы все были рады, что пришли играть. Разнообразие блюд, вин и культуры, каждый найдет что-то для себя. Вечеринка проходила на винограднике и собрала около 700 человек. . Отдельное спасибо Кимберли Хундертмарк за удивительное гостеприимство в тот вечер.

После вечеринки у задней двери мы провели остаток ночи в Ниагарском водопаде, ели сэндвичи с сладкой ватой и мороженым, любуясь водопадом. Это было идеальное завершение удивительного дня. Самым ярким моментом для меня в эти выходные была возможность увидеть, как мои старые и новые друзья собираются вместе и переживают это вместе со мной. Я все о создании воспоминаний через опыт, и прошедшие выходные позволили мне создать новые с людьми, которых я люблю. На этой ноте я с нетерпением жду того, что может предложить 26!

Кристиан

Саша Кристиан возглавляет азиатскую группу для Сингапура

Для вейкбордиста и воднолыжника сборной Сингапура Саши Кристиана нет ничего нового в том, чтобы быть на шаг впереди.

С тех пор, как мать снабдила ее первой парой лыж, когда Саше было всего три года, она доказала, что обладает способностями и темпераментом, необходимыми для того, чтобы блистать на соревнованиях. узнаваемое имя в спорте.

Безусловно, именно талант помог Саше получить свой первый инвертор, когда ей было 11 лет, всего за шесть месяцев практики, тогда как большинству понадобился бы год.

Этого подвига было достаточно, чтобы убедить Сингапурскую федерацию водных лыж и вейкбординга выставить ее самой молодой представительницей страны на чемпионате Азии по вейкбордингу 2004 года, соревновании, в котором она одержала победу пятью годами позже. За этой победой она завоевала золотую медаль по вейкбордингу на SEA Games 2011.

Однако именно самоотверженность и тяжелая работа обеспечили Саше то, что она считает самым гордым моментом своей 11-летней карьеры на воде – два подиума на Азиатских пляжных играх в прошлом году.

«Я финишировал первым в слаломе на водных лыжах и третьим в вейкбординге, так что я был очень счастлив. Люди говорили, что это третье место в вейкбординге, а не первое, почему вы так этому рады? Но я думаю, что люди не понимают, что уровень конкуренции в Азии очень высок по сравнению с последними годами», — поделилась она.

«До сих пор стоять на подиуме с такими респектабельными гонщиками, это огромное достижение для меня, и тот факт, что я выиграл слалом в Азии, я был очень счастлив».

Слаломная лыжная корона в дополнение к ее многочисленным достижениям в вейкбординге, безусловно, не так уж и жалка для человека, который только три года назад начал соревноваться на водных лыжах. До этого Саша была зачислена в Сингапурскую спортивную школу в качестве первой ученицы вейкбординга в этом учебном заведении, что, по ее мнению, оказало такое же влияние на ее карьеру, как и непоколебимая поддержка ее семьи.

«Мне очень повезло, что я попал в спортивную школу, и я думаю, что это действительно подтолкнуло меня к вейкбордингу. Если бы не они, я не знаю, где бы я был», — рассказал 22-летний парень.

«Конечно, мама меня очень подбадривала. Если бы мне это нравилось, она бы поддержала меня и определенно моего брата (Мэттью Кристиана), потому что он всегда был для меня источником вдохновения для вейкбординга. Он выступал со мной на последних SEA Games. Каждый раз, когда я катаюсь с ним на вейкборде, я просто очень вдохновляюсь и хочу продолжать работать над собой.”

Саша, который также является рекордсменом страны по лыжному слалому, безусловно, разделит надежды болельщиков на медали на предстоящих 28-х Играх Юго-Восточной Азии. Тем не менее, она подходит к региональным соревнованиям с чувством уверенности, отточенным, по иронии судьбы, после разочаровывающего выступления на чемпионате мира по вейкборду IWWF несколько лет назад.

«Всю дорогу до финала я лидировал, а на скамье подсудимых оказался чуть ли не последним, а значит, у меня огромное преимущество.Но по какой-то причине я просто вылетел и стал пятым. Я был очень расстроен, потому что вы так усердно тренируетесь для соревнований, а они просто рушатся на ваших глазах», — рассказал первый сингапурский спортсмен, спонсируемый Red Bull.

«Но я с кем-то говорил об этом, и он сказал, что нужно просто забыть об этом. Я думаю, что уверенность является ключевым фактором в любом виде спорта, особенно в вейкбординге. Даже если на самом деле вы можете им не быть, вы должны верить, что вы лучший, и это то, что на самом деле вывело меня из этого, помня, что вы на самом деле способны на это.”

При поддержке Red Bull и финансировании в рамках стипендии Sports Excellence Scholarship Саша тренируется на постоянной основе уже более года и твердо нацелилась на получение еще одной медали SEA Games, а также на возвращение на подиум в Чемпионат Азии по вейкбордингу.

«С 11 лет это было похоже на сон. Я хотел стать профессиональным вейкбордером, когда вырасту, и мне просто очень повезло, что такая возможность представилась не так давно», — заявил Саша.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.