У мамы под юбкой рассказ – Слон под юбкой — Екатерина Безымянная. Разноцветная жизнь.

Эротический рассказ "Мама друга". ~ Проза (Эротика)


Мама друга.

Александр с Семёном дружили с первого класса, они были друзья, не разлей вода, стояли друг за друга горой. Постоянно ходили, друг к другу в гости, мама Семёна молодая красивая элегантная женщина, всегда вызывала у Александра жгучий интерес. Она часто задерживалась на работе и возвращалась домой довольно поздно, нередко её провожали домой мужчины, которые выказывали ей знаки внимания, однако дальше подъезда, как правило, никто из них не попадал. Александр всегда завидовал Семёну, что у него такая красивая мать. Екатерина Викторовна, а звали её именно так, в свои 37 лет выглядела очень эффектно. Невысокого роста с огромными голубыми глазами, светло-розовая помада подчёркивала её пухленькие губки. Темно русые волосы она стригла коротко, и ей удивительно шла короткая стрижка.
Но самым примечательным в её облике, были ноги: стройные, удивительно пропорциональные, с изящными красивыми ступнями. Когда она шла, как девочка в мини-юбке, грациозно покачивая бедрами, взрослые мужчины, всегда обращали на неё внимание.
На тот момент Александру было 18 лет, с девушками у него были всегда проблемы, они на него не обращали ни кого внимание, зачастую за спиной называли его ботаником.

Александр закончил на залитую медаль школу и осенью собирался идти в армию, уговоры своих родителей не слушал на счёт поступление в институт. В этом можно было его понять, он всегда повторял, чтобы встать настоящим мужчиной надо отслужить в армии и тогда с девушками всё наладится.
Екатерина Викторовна или как Александр называл её тётя Катя, за которой он мог часами наблюдать, когда приходил к своему другу в гости по поводу и без повода придумывая каждый раз разный предлог, только бы понаблюдать за своим идеалом женщины.
Тётя Катя растила сына одна, папа их бросил, когда Семёну было три месяца, он уехал на север на заработки так и навернулся. В один из летних дней Александр пришёл к своему другу, с которым договорились идти на рыбалку, но Семёна дома не было, как оказалась, он уехал к бабушке в деревню повёз ей какое-то лекарство. Дома была Екатерина Викторовна, от неё доносился легкий запах алкоголя, она очень ласково улыбнулась Александру и попросила побыть с ней хотя бы часок, молодой человек охотно согласился. Он смотрел на свой идеал, не сводя глаз, женщина была одета по-особенному как-то сексуально, словно она ждала прихода друга своего сына. Её лёгкая светлая кофточка с большим вырезом в области груди.
На ногах у нее были надеты почти незаметные для глаза тонкие капроновые чулки телесного цвета, и очень короткая юбка, из-под которой виднелись её шикарные стройные ножки. Когда они прошли в комнату на журнальном столике, который стоял рядом с диваном, стояло бутылка вина, различные фрукты и плитка шоколада. Удобно расположившись на диване, женщина предложила выпить.
Выпив по бокалу красного ароматного вина, от которого у парня раскраснелось лицо и зашумело в голове. Екатерина начала жаловаться на свою не устроенную судьбу и проблемы на роботе, Александр тоже поделился своими проблемами с девушками, что они его не замечают или попросту игнорируют, женщина внимательно с удовольствием слушала молодого человека, не перебивая, иногда задавала наводящие вопросы. Внимательно выслушав проблемы своего собеседника, Екатерина предложила еще выпить красного вина, после второй порции сладкого, но довольно хмельного напитка Александр окончательно раскрепостился.
Когда Екатерина налила следующий бокал, она предложила решить проблему парня и включила
«Осенний вальс», ласково улыбнулась своему тайному поклоннику, произнесла:
— Саша, иди я научу тебя медленному танцу, все девушки будут за тобой бегать толпой.
— Я согласен.
Александр подошёл к Екатерине, она слегка приобняла своего поклонника и прижала его к себе вплотную, предплечьем левой руки молодой человек ощущал приятную округлость и мягкость груди, которой Екатерина прижалась к парню. Александр собирался с мыслями, которые под воздействием спиртного слегка путались и почему-то крутились вокруг желания сделать что-нибудь приятное Екатерине. Зазвучала приятная тихая музыка, они погрузились в мир медленного танца, но уже вскоре молодой человек почувствовал невероятное возбуждение, и его поднявшийся член оттопырил брюки и просто мешал ему передвигаться.
Лицо парня покрылось краской стыда, и он в замешательстве даже сбился с ритма, Екатерина делала вид, что ничего не происходит, и сама вела в танце, при этом Александр отчетливо слышал шуршание её ног, обтянутых тончайшими капроновыми чулками.
Её бедро периодически мягко задевало торчащий член молодого человека, и от этого он возбуждался еще больше. Её грудь касалась его груди, он даже чувствовал её соски, которые не были скованы бюстгальтером. Голова у парня кружилась, и он слегка прикрыл глаза, чтобы прийти в себя, неожиданно он почувствовал, что Екатерина нежно коснулась мочки его уха губами и прошептала:
— Ну, как я танцую? Тебе нравится?
— Да, очень, – прошептал он в ответ.
Екатерина ласково прижала голову своего поклонника к своему плечу, и рукой начала гладить его волосы.
— Присядем, – предложила она.
— Давайте, – неуверенно пробормотал молодой человек.
Они сели на огромный мягкий диван, Екатерина одной рукой обняла парня за плечи, а вторая её рука, как бы, невзначай, легла ему на ногу, она поглаживала молодому человеку ногу, от чего у него член встал еще больше, и он почувствовал, что краска заливает его лицо.
— А я знаю, чего тебе хочется, – неожиданно прошептала на ухо Екатерина.
И не дожидаясь ответа, она взяла руку молодого человека положила её себе на обтянутое капроном бедро. Александр почувствовал приятную, нежную поверхность чулка и провел рукой по внутренней стороне бедра.
— Не стесняйся, давай смелей.
Екатерина, подвинув свою руку чуть выше, начала поглаживать вставший член через брюки, затем она расстегнула брюки и попросила снять их, Александр спешно выполнил эту просьбу, действовал он словно во сне и его даже слегка бил озноб от волнения. Молодой человек стоял в одних трусах, женщина их приспустила и нежно прикоснулась к пунцовому огромному от возбуждения члену.
— Какой он у тебя прекрасный, – прошептала она, нежно обхватив головку члена начала ритмично водить рукой вверх вниз.
Она повалила парня на диван и впилась губами в его губы, молодого человека пробил озноб и начало лихорадочно трясти, при этом его правая рука оказалась между ног Екатерины, невольно Александр ощутил пальцами нежный нейлон её трусиков, под которыми он нащупал мягкий податливый бугорок, который инстинктивно стал поглаживать.
— Что ты так дрожишь, не бойся, тебе понравится, я всегда мечтала быть первой женщиной у мужчины.
Екатерина раздвинула свои ноги шире, и пальцы парня под мокрым нейлоном ощутили влажную горячую щель, которую он продолжил ласкать.
Между тем ритмичные движения правой руки Екатерины, ласкавшей его член, доводили парня до высшего состояния блаженства, он чувствовал, как его член увеличивается до невероятных размеров, тут же молодого человека пронзил импульс необычно острого наслаждения, из члена, пульсируя, начала бурным потоком изливаться сперма, распространяя специфический запах. Александр лежал на диване, он никогда не испытывал ничего подобного, Екатерина принесла из ванной полотенце, заботливо вытерла парню живот и грудь, на которые попали брызги семени.
Потом она нежно поцеловала его в губы и прошептала на ухо, что ей было, очень приятно встретиться с ним один на один. Александр лежал на диване и чувствовал себя на вершине блаженства, между тем нежные пальчики Екатерины продолжали поглаживать его грудь и спускались все ниже и ниже, вот они уже поглаживали живот, а затем вновь коснулись его напряженного члена.
— Какой ты шустрый, однако, – прошептала она, ощупывая его член и яички, своими ласковыми пальчиками.
— Теперь твоя очередь доставить мне удовольствие.
Александр горячо кивнул головой и поднялся с дивана, Екатерина легла на его место и попросила сесть рядом.
— Тебе нравятся мои ножки?
— О, да, они прекрасны, – только и смог он сказать, задыхаясь от вновь нахлынувшего желания.
— Поцелуй их, погладь, сделай и мне приятно,
– нежно проворковала она.
Александр не верил своим чувствам, он прикасался к божественно красивым ножкам своей любимой женщины, гладил приятную нежную поверхность её бедер, потом он прикоснулся губами к её коленям и стал покрывать поцелуями её бедра, поднимаясь выше и выше, она тяжело дышала и слегка постанывала от удовольствия. Своей рукой она вновь нащупала член и стала его поглаживать, иногда слегка лаская.
Другой рукой она раздвинула набухшие губы влагалища, молодой человек увидел дырочку в обрамлении ярко красных губ.
— Поцелуй меня там, – слегка прерывистым от возбуждения голосом произнесла она.

Если желаете узнать окончания рассказа, вот для вас ссылки:

http://www.litres.ru/aleksandr-marchenko/pautina-s...

https://www.amazon.com/x41F-x430-x443-x442-x438-eb...

http://www.ozon.ru/context/detail/id/34854855/

https://ridero.ru/books/pautina_strasti/

http://booksmarket.org/book/Aleksandr-i-Elena-Marchenko_Pautina-strasti.html

Книга для читателей старше 18 лет,
содержит рассказы откровенного эротического характера.
Истории реальных событий и выдуманных …
Каждый читатель найдет сюжет, который ему по душе.

Эротические рассказы 18+, этим всё сказано.

Автор: Александр Марченко
E-mail автора: [email protected]

www.chitalnya.ru

Свободный урок | Официальный сайт Владимира Сорокина

Свободный урок

Черныш догнал хохочущего Геру у раздевалки, схватил за ворот и поволок назад:

— Пошли... пошли... не рыпайся... ща все ребятам расскажу...

Гера, не переставая смеяться, вцепился в деревянный барьерчик:

— Караул! Грааабят!

Его пронзительный голос разнесся по пустому школьному коридору.

— Пошли... — шипел Черныш, срывая с барьера испачканные в чернилах руки Геры. — Ща Сашку позову... стырил и рад...

— Ка-ра-ул!

Гера запрокинулся, тюкнул затылком Черныша по подбородку и захохотал.

— Во, гад... — Черныш оторвал его от раздевалки и поволок.

Темно-синий форменный пиджак полез Гере на голову, ботинки заскребли по кафелю:

— Ладно, хватит, Черный... хорош... слышишь...

— Не рыпайся...

Сзади послышались звонкие шаги.

— Чернышев! — раздалось по коридору.

Черныш остановился.

— Что это такое? — Зинаида Михайловна быстро подошла, оттянула его за плечо от Геры. — Что это?! Я тебя спрашиваю!

Отпущенный Гера поднялся, одернул пиджак.

Чернышев шмыгнул носом, посмотрел в стену.

Гера тоже посмотрел туда.

— Почему вы не на занятиях? — Зинаида Михайловна сцепила руки на животе.

— А у нас это... Зинаид Михална... ну, отпустили... свободный урок...

— У кого это? У пятого «Б»?

— Да.

— А что такое? Почему свободный урок?

— Светлана Николаевна заболела.

— Ааа... да. Ну и что? Можно теперь на головах ходить? Герасименко! Что это такое? Почему вы орете на всю школу?

Гера смотрел в стену.

— Нам Татьяна Борисовна задачи задала и ушла.

— Ну и что? Почему же вы носитесь по школе? А?

— А мы решили, Зинаид Михална...

— А домашние уроки? У вас нет их? Нет? Где вы находитесь?

Ребята молчали.

Зинаида Михайловна вздохнула, взяла Чернышева за плечо:

— Герасименко, иди в класс. Чернышев, пошли со мной...

— Ну, Зинаид Михална...

— Пошли, пошли! Герасименко, скажи, чтоб не шумели. Я скоро зайду к вам.

Гера побежал прочь.

Завуч с Чернышевым пошли в противоположную сторону.

— Идем, Чернышев. Ты, я вижу, совсем обнаглел. Вчера с Большовой, сегодня Герасименко по полу возит...

— Зинаид Михална, ну я не буду больше...

— Иди, иди. Не упирайся. Вчера Большова плакала в учительской! А, кстати, почему ты не зашел ко мне вчера после уроков? А? Я же просила тебя?

— Ну, я зашел, Зинаид Михална, а вас не было.

— Не было? Ты и врешь еще нагло. Молодец.

Зинаида Михайловна подошла к своему кабинету, распахнула дверь:

— Заходи.

Чернышев медленно вошел.

Зинаида Михайловна вошла следом, прикрыла дверь:

— Вот. Даже здесь я слышала, как вы кричали. По всей школе крик стоял.

Она бросила ключи на стол, села, кивнула Чернышеву:

— Иди сюда.

Он медленно побрел к столу и стал напротив.

Зинаида Михайловна сняла очки, потерла переносицу и устало посмотрела на него:

— Что мне с тобой делать, Чернышев?

Чернышев молчал, опустив голову. Мятый пионерский галстук съехал ему на плечо.

— Тебя как зовут?

— Сережа.

— Сережа. Ты в пятом сейчас. Через каких-то два года — восьмой... А там куда? С таким поведением, ты думаешь, мы тебя в девятый переведем? У тебя что по поведению?

— Тройка...

— А по алгебре?

— Четыре.

— Слава богу... а по литературе?

— Тройка.

— А по русскому?

— Три...

— Ну вот. Ты в ПТУ нацелился, что ли? Чего молчишь?

Чернышев шмыгнул носом:

— Нет. Я учиться дальше хочу.

— Не видно по тебе. Да и мы тебя с такими оценками не допустим. С поведением таким.

— Зинаид Михална, но у меня по геометрии пять и по рисованию...

Зинаида Михайловна уложила очки в футляр:

— Поправь галстук.

Чернышев нащупал узел, сдвинул его на место.

— Кто у тебя родители?

— Папа инженер. А мама продавец. В универмаге «Москва»...

— Ну? Так в чем же дело? Ты что, решил с Куликова пример брать? Но он-то в детдоме воспитывался, а у тебя и папа и мама. Ему подсказать некому, а тебе-то? Неужели родителям все равно, как ты учишься?

— Нет, не все равно...

— Отец дневник твой смотрит?

— Смотрит.

— Ну и что?

— Ругает...

— А ты?

— Ну... я не буду больше так себя вести, Зинаид Михална...

— Ну что ты заладил, как попугай! Ты же пионер, взрослый человек! Дело не в том, будешь ты или не будешь, а в том, что из тебя получится! Понимаешь?

— Понимаю... я исправлюсь...

Зинаида Михайловна вздохнула:

— Не верю я тебе, Чернышев.

— Честное слово...

— Да, эти честные слова твои... — Усмехнувшись, она встала, подошла к окну, зябко повела полными плечами. — Что у тебя вчера с Большовой вышло?

Чернышев замялся:

— Ну... я просто...

— Что просто? Просто обидел девочку? Так просто — взял и обидел!

— Да я не хотел... просто мы догоняли друг друга... — играли...

— Игра, Чернышев, слезами не кончается...

— Но я не хотел, чтоб она плакала.

— Поэтому ты ей юбку задирал?

— Да я не задирал... просто...

Зинаида Михайловна подошла к нему:

— Ну, зачем ты это сделал?

— Ну она щипала меня, Зинаид Михална, по спине била...

— А ты юбку задрал? Ты, пионер, задрал юбку?! Чернышев? Если бы уличный хулиган вроде Куликова задрал бы, я б не удивилась. Но — ты?! Ты же в прошлом году на городскую олимпиаду по геометрии ездил! И ты — юбку задирал?

— Но я один раз...

— Но зачем? Зачем?

— Не знаю...

— Но цель-то, цель-то какова? Ты что, хотел посмотреть, что под ней?

— Да нет...

— Ну а зачем тогда задирал?

— Не знаю...

— Сказка про белого бычка! Зачем же задирал? Что, нет смелости сознаться? Будущий комсомолец!

— Но я просто...

— Просто хотел посмотреть, что под юбкой? Ну-ка по-честному! А?!

— Да...

Зинаида Михайловна засмеялась:

— Какой ты глупый... Что у тебя под штанами?

— Ну, трусы...

— У девочек — тоже трусы. А ты что думал — свитер? Ты разве не знаешь, что девочки тоже носят трусы?

— Знаю... знал...

— А если знал, зачем же задирал?

— Ну, она ущипнула меня...

— Но ты же только что говорил мне, что хотел посмотреть, что под юбкой!

Чернышев молчал.

Зинаида Михайловна покачала головой:

— Чернышев, Чернышев... Зачем же ты врешь мне. Не стыдно?

— Я не вру, Зинаид Михална.

— Врешь! Врешь! — Она наклонилась к нему. — Неужели правду так тяжело сказать? Врешь! Тебя не трусы интересовали и не юбка! А то, что под трусами!

Чернышев еще ниже опустил голову.

Зинаида Михайловна слегка тряхнула его за плечи:

— Вот, вот, что тебя интересовало!

— Нет... нет... — бормотал Чернышев.

— И стыдно не это, не это. Это как раз естественно... Стыдно, что ты не можешь сказать мне правду! Вот что стыдно!

— Да я могу... могу...

— Нет, не можешь!

— Могу...

— Тогда скажи сам.

Зинаида Михайловна села за стол, подперла подбородок рукой.

Чернышев шмыгнул носом, поскреб щеку:

— Ну я...

— Без ну!

— Ну... меня интересовало... просто так интересовало...

Зинаида Михайловна понимающе покачала головой:

— Сколько тебе лет, Чернышев?

— Двенадцать.

— Двенадцать... Взрослый человек. У тебя сестра есть?

— Нет.

Зинаида Михайловна повертела в руках карандаш:

— Нет... Слушай! А на прошлой неделе ты дрался с Ниной Зацепиной! Ты тоже хотел посмотреть, что у нее под трусами?!

— Да нет, нет... это я... там совсем другое было...

— Ну-ка, посмотри мне в глаза. Сейчас хоть не ври.

Чернышев опустил голову.

— Ведь тоже хотел посмотреть. Правда? А?

Он кивнул.

Зинаида Михайловна улыбнулась:

— Чернышев, ты только не думай, что я над тобой смеюсь или собираюсь наказывать за это. Это совсем другое дело. Тебе двенадцать лет. Самый любопытный возраст. Все хочется узнать, все увидеть. Я же помню, я тоже была когда-то двенадцатилетней. Или ты думаешь, завуч так и родился завучем? Была, была девчонкой. Но у меня был брат Володя. Старший брат. И когда пришла пора, он мне все показал. Чем мальчик отличается от девочки. И я ему показала. Вот. Так просто. И никому не потребовалось юбки задирать. А выросли нормальными людьми. Он летчик гражданской авиации, я завуч школы. Вот.

Чернышев исподлобья посмотрел на нее.

Зинаида Михайловна продолжала улыбаться:

— Как видишь, все очень просто. Правда, просто?

— Ага...

— Ну, у тебя есть какая-нибудь родственница твоего возраста?

— Нет. У меня брат двоюродный есть... а сестер нет...

— Ну, а подруга, настоящая подруга есть у тебя? Подруга в лучшем смысле, друг настоящий? Которой можно доверить все?

— Нет. Нет...

Зинаида Михайловна отложила карандаш в сторону, почесала висок:

— Жалкое вы поколение. Ни сестер, ни подруг... В восемнадцать опомнятся, наделают глупостей...

С минуту помолчав, она встала, подошла к двери, заперла ее двумя поворотами ключа. Потом, быстро пройдя мимо Чернышева, задернула шторы на окне:

— Запомни, Чернышев, заруби себе на носу: никогда не старайся узнать что-то нечестным путем. Это знание тебя только испортит. Иди сюда.

Чернышев повернулся к ней.

Она отошла от окна, подняла свою коричневую юбку и, придерживая ее подбородком, стала спускать колготки, сквозь которые просвечивали голубые трусики.

Чернышев вобрал голову в плечи и попятился.

Зинаида Михайловна стянула колготки, сунула обе ладони в трусы и, помогая задом, спустила их до колен.

Чернышев отвернулся.

— Стой! Стой же, дурак! — Придерживая юбку, она схватила его за руку, повернула к себе. — Не смей отворачиваться! Для тебя же стараюсь, балбес! Смотри!

Она развела полные колени, потянула за руку Чернышева:

— Смотри! Кому говорю! Чернышев!

Чернышев посмотрел и снова отвернулся.

— Смотри! Смотри! Смотри!

Она надвигалась на него, растопырив ноги.

Губы Чернышева искривились, он захныкал.

— Смотри! Ты же хотел посмотреть! Вот... вот...

Она выше подняла юбку.

Чернышев плакал, уткнув лицо в рукав.

— Ну, что ты ревешь, Чернышев. Прекрати! Замолчи сейчас же. Ну, что ты испугался? Замолчи... да замолчи ты...

Она потянула его к стоящим вдоль стены стульям:

— Садись. Садись и успокойся.

Чернышев опустился на стул и зарыдал, зажав лицо руками.

Зинаида Михайловна быстро опустила юбку и села рядом:

— Ну, что с тобой, Чернышев? Что с тобой? Сережа?

Она обняла его за плечи.

— Хватит. Слышишь? Ну, что ты — девочка? Первоклашка?

Чернышев продолжал плакать.

— Как не стыдно! Ну, хватит, наконец. Ты же сам хотел этого. А ну-ка, замолчи! Так распускаться! Замолчи!

Она тряхнула его.

Чернышев всхлипнул и смолк, съежившись.

— Ну вот... вытри слезы... разве можно реветь так... эх ты...

Всхлипывая, Чернышев потер кулаком глаза.

Зинаида Михайловна погладила его по голове, зашептала:

— Ну, что ты? Чего ты испугался? А? Ответь. Ну-ка ответь! А? Ответь.

— Не знаю...

— Ты что, думаешь, я расскажу всем? Глупый. Я же специально окно зашторила. Обещаю тебе, честное слово. Я никому не расскажу. Понимаешь? Никому. Ты веришь мне? Веришь?

— Верю...

— Чего ж испугался?

— Не знаю...

— И сейчас боишься? Неужели боишься?

— Не боюсь... — всхлипнул Чернышев.

Зинаида Михайловна зашептала ему на ухо:

— Ну, честное партийное, никому не скажу! Честное партийное! Ты знаешь, что это такое — честное партийное!

— Ну... знаю...

— Ты мне веришь? А? Говори. Веришь? Я же для тебя стараюсь, глупый. Потом спасибо скажешь. Веришь, говори?

— Ну... верю...

— Не — ну, верю! А — верю, Зинаида Михайловна.

— Верю, Зинаида Михайловна.

— Не будешь реветь больше?

— Не буду.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Дай честное пионерское, что не будешь реветь и никому не скажешь!

— Честное пионерское.

— Что, честное пионерское?

— Не буду реветь и никому не скажу...

— Ну вот. Ты, наверное, думал, что я смеюсь над тобой... думал, говори? Думал? Ведь думал, оболтус, а? — тихо засмеялась она, качнув его за плечи.

— Немного... — пробормотал Чернышев и улыбнулся.

— Глупый ты, Чернышев. Тебе что, действительно ни одна девочка это место не показывала?

— Неа... ни одна...

— И ты не попросил ни разу по-хорошему? Посмотреть?

— Неа...

— А хотел бы посмотреть? Честно скажи — хотел бы?

Чернышев пожал плечами:

— Не знаю...

— Не ври! Мы же начистоту говорим! Хотел бы? По-пионерски! Честно! Хотел бы?!

— Ну... хотел...

Она медленно приподняла юбку, развела пухлые ноги:

— Тогда смотри... смотри, не отворачивайся...

Чернышев посмотрел исподлобья.

Она поправила сползшие на сапоги колготки и трусы, шире развела колени:

— Смотри. Наклонись поближе и смотри...

Шмыгнув носом, Чернышев наклонился.

— Ну, видишь?

— Вижу...

— А что же сначала испугался? А?

— Не знаю... Зинаид Михална... может, не надо...

— Как тебе не стыдно! О чем ты только что говорил? Смотри лучше!

Чернышев молча смотрел.

— Тебе видно хорошо? — наклонилась она к нему. — А то я встану вот так...

Она встала перед ним.

Чернышев смотрел в ее густо поросший черными волосами пах. Над ним нависал гладкий живот с большим пупком посередине. На животе ясно проступал след от резинки.

— Если хочешь, можешь потрогать... потрогай, если хочешь... не бойся...

Зинаида Михайловна взяла его еще влажную от слез руку, положила на лобок:

— Потрогай сам... ну... потрогай...

Чернышев потрогал мохнатый холмик.

— Ведь нет же ничего странного, правда? — улыбнулась покрасневшая Зинаида Михайловна. — Нет? А? Нет, я тебя спрашиваю?

Голова ее покачивалась, накрашенные губы нервно подрагивали.

— Нет.

— Тогда потрогай еще.

Чернышев поднял руку и снова потрогал.

— Ну, потрогай еще. Вниз. Вниз потрогай. Не бойся...

Она шире развела дрожащие ноги.

Чернышев потрогал ее набухшие половые губы.

— Потрогай еще... еще... что ты боишься... ты же не девочка... пионер все-таки...

Чернышев водил ладонью по ее гениталиям.

— Можно сзади потрогать... там ближе даже... смотри...

Она повернулась к нему задом, выше подняла юбку.

— Потрогай сзади... ну, потрогай...

Чернышев просунул руку между нависающими ягодицами и снова наткнулся на влажные гениталии.

— Ну вот... потрогай... потрогай побольше... теперь снова спереди потрогай...

Чернышев потрогал спереди.

— Теперь снова сзади... вот так... потрогай посильнее... смелее, что ты боишься... там есть дырочка... найди ее пальцем... нет, ниже... вот. Просунь туда... вот...

Чернышев просунул палец во влагалище.

— Вот. Нашел... видишь... дырочка... — шептала Зинаида Михайловна, сильнее оттопыривая зад и глядя в потолок. — Нет... побудь еще там... вот... встань... что ты сидя.

Чернышев встал.

— Одной рукой сзади пощупай, а другой спереди... вот так...

Он стал трогать обеими руками.

— Вот так. А хочешь, и я у тебя потрогаю? Хочешь?

— Не знаю... может, не надо...

— А я знаю, что хочешь... я потрогаю только... ты же у меня трогаешь... мне тоже интересно...

Она нащупала его ширинку, расстегнула и пошарила рукой:

— Вот... вот... видишь... у тебя маленький такой... и когда ты подрастешь... то есть когда он вырастет... вот... то ты уже... потрогай еще, не бойся... вот... и ты можешь в дырочку войти... вот... а сейчас еще рано... зачем ты руку убрал... еще потрогай...

Зазвенел звонок.

— Ну хватит... — Она выпрямилась, быстро подтянула трусы с колготками, поправила юбку. — Хватит... ну, ты никому не скажешь? Точно?

— Нет, не скажу...

— Честное пионерское?

— Честное пионерское.

— Ведь это наша тайна, правда?

— Ага.

— И ребятам не скажешь?

— Не скажу.

— И маме?

— И маме.

— Поклянись. Подними руку и скажи — честное пионерское.

Чернышев поднял надо лбом липкую ладонь:

— Честное пионерское.

Зинаида Михайловна повернулась к висящему над столом портрету Ленина:

— Честное партийное...

Звонок снова зазвенел.

— Это что, на перемену или на урок? — пробормотала завуч, трогая ладонью свою пылающую щеку.

— На перемену... — подсказал Чернышев.

Зинаида Михайловна подошла к окну, отдернула шторы, потом повернулась к Чернышеву:

— Я не очень красная?

— Да нет...

— Нет? Ну, беги тогда. И постарайся больше не хулиганить...

Она стала отпирать дверь:

— Беги... постой! Ширинку застегни.

Отвернувшись, он застегнул ширинку.

— У вас что щас?

— Природоведение...

— В восемнадцатой?

— Да, наверху там...

— Ну иди.

Она распахнула дверь.

Чернышев шагнул за порог и побежал прочь.

 

www.srkn.ru

Что у женщины под юбкой?!

Ой, девчонки, что я сейчас видела, что узнала! Сейчас расскажу, только это интимная информация, если вы, девчонки, случайно дядьки, то вам сюда строго запрещается!


Зашла я только что случайно в один ЖЖ-журнал, а этот журнал, оказывается, принадлежит основательнице Школы блогеров, она учит блогеров буквы разные писать, малышей не обижать, учит в школе, учит в школе, учит в школе...

И она точно знает, как сделать блог популярным и интересным.

Тут я прямо вся загорелась: очень хочу быть известной, популярной, богатой и знаменитой, но в Школу блогеров не хочу, потому что она платная, а я - жадная.

Жадная, но хитрая. Вот, думаю, сейчас почитаю, о чем пишет директор Школы блогеров, и раскрою все их секреты!

Читать села и прямо... обалдела. Или очумела, возможно даже окосела, проверить не могу - у меня тут сейчас ночь, а ночью в зеркало смотреться нельзя - может появиться Пиковая дама. Так мне в пионерском лагере объяснили.

Так вот, пост директора Школы блогеров начинался так:"СЕНСАЦИЯ: Длинная юбка создаёт торсионное поле!"

А дальше было так:"Во!!! Вот всегда знала, что что-то такое есть, сегодня нашла объяснение, и поняла, что это меня с лета потянуло на длинные юбки и платья".

Тут я сразу сделала стойку: тайны! загадки! научные открытия!

Стала читать дальше.
Оказывается, длинная юбка - это КОРНИ женщины, которыми она высасывает силы земли (мне почему-то в этом месте стало жалко землю. А вдруг эти лахудры в длинных юбчонках всю силу из земли своими юбками высосут?! Может, это из-за них беднеют залежи полезных ископаемых?!).

Ладно, это я что-то отвлеклась. Слушайте дальше!

"Юбки помогают забеременеть ..."

Вот так номер! Значит, биологичка в пятом классе нас всех обманула! Она что-то мямлила про мужчин, покрываясь красными пятнами по всему лицу.Врала, получается!

Все! Теперь точно знаю, как разбогатеть!
Огромный гонорар ждёт первого родившего ребёнка мужчину. И этим мужчиной будет мой муж! Я отдам ему свою безразмерную юбку на резинке и заставлю носить не снимая три дня и три года!

Ладно, почитаем дальше, денег и славы много не бывает. Может, ещё есть какой рецепт.

"Длинная юбка, доходящая почти до земли, образует с нею треугольник, что помогает проводить и сохранять необходимую питательную силу для женщины".

Ха!!! Это же просто счастье, а не текст! Юбку натяну не только на мужа, но даже на собаку и свинью Бертрашу, пусть получают теперь питательную силу от земли, а не от магазина О'Кей, который пожирает мою зарплату с кровожадностью тиранозавра.

"Широкий подол, колышущийся и закручивающийся при ходьбе, образует торсионные поля, способствующие поступлению и усилению энергии стихии Земли. Эти торсионные поля делают вас желанной для каждого мужчины, никто не пройдёт мимо".

Упс.
Для каждого. Не уверена, что я готова к такому. Эдак и на работу не дойдёшь. Вышел - дорогу узбеки метут, а тут ты с торсионным полем под юбкой! Они мётлы побросали и вприпрыжку за юбкой, а тут и маршрутка подошла, а в ней тоже случаются мужчины, особенно часто случается мужчина водитель маршрутки... И вот уже как в сказке про смоляной бочок, целая толпа дядек, приклеившихся к юбке, бежит за тобой на твою работу. Жуткая картина!

Ладно, что там дальше? Может, не так поняла просто.

"Подол защищает ваши сексуальные центры, и подол помогает поддерживать женщине чистоту и целомудрие, что оказывает влияние на её психическую силу".

Подол, подол... Э.... А где тогда он, мой сексуальный центр-то? В пятке что ли?
Я даже в словаре проверила:"Значение слова "Подол" по Ожегову:
Подол - нижний край платья, юбки ".

Нижний край! Значит, точно в пятке сексуальные центры, которые он защищает. А мужики-то и не знают!

Уф. Все. Больше цитировать не буду. И так слишком много сенсационной информации. Вот что значит - профессиональный блогер с четырехтысячным местом в рейтинге!

Не, мне до такого не дорасти. Но я буду стараться! Вот уже про торсионные поля вам рассказала! Может, удастся и без школы блогеров обойтись. Уж очень я всякие школы не люблю, в них двойки ставят и к доске могут вызвать.
Лучше покачаю энергию земли своей длинной ночнушкой. Красота - я сплю, а она качает! Или это надо прямо на земле спать?! Не знаете случайно?


На фото: Юбка! Качает! Поле! Торсионное!

Да, текст о торсионных юбках не первой свежести, но ведь классика не стареет? Автор утверждает, что и ныне не зарастает тропа народная к этому тексту.

Кстати, если кто из вас нашёл текст о пользе шапочек из фольги, бросайте ссылочку сюда!

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

stervaik.ru

Тайна под юбкой - Обратная сторона Италии

Мой интеллектуальный пост про Пазолини вчера попал в раздел "для взрослых". То-то я думала, откуда в него ходоки - в рейтинге не отсвечивал, а народ  все равно подгребал весь день. Хо-хо, теперь потираю руки: в статистике  видны все посетители "клубнички", будет чем шантажировать при случае.
Вообще, часто тут слышала последнее время, люди разнылись - мол, пишу-пишу, а мой текст хренакс, и в рубрикатор. Особенно в раздел Другое, это какая-то особая форма унижения, похоже. Заглянула туда, пока искала моего Пазолини - ого, да там как раз все веселенькое и интересное.
Потом еще все эти жалобы на желтизну в топе - ну право вам, любезные, газеты мы тоже не из-за информации по надоям читаем. Вот представьте себе первые триста записей в топе на серьезные темы, да еще и написанные интересно. На пятой уже пропадет всякая охота читать, от мыслительной усталости.
А вот кое-то всегда в первых рядах, достаточно написать "а знаете, что у меня под юбкой?" - и сколько народу побежало смотреть, вдруг что интересненькое обнаружится.
А мне тоже есть что сказать на эту тему, про тайну под юбкой.

Лет в десять я начала писать под этим названием приключенческий роман о гражданской войне, ну, насмотревшись разных неуловимых мстителей.
Задумала сюжет, взяла новую общую тетрадь (то есть скорее наоборот, сначала взяла тетрадь, очень любила новые тетради).
Начала писать - в моем романе главными героями были дети, которые сражались с белыми, спасали погибшего командира, он отдавал им красное знамя, и они должны были спрятать его до прихода наших в самом надежном месте. И ничего лучше не придумали, как спрятать его к маме под юбку, без ее ведома.
Как это произошло, рассказать не могу, ибо в написании до того момента так и не дошла, а остановилась после трех страниц рукописного текста. Надоело, и отвлеклась на написание другого романа. Иногда мысленно возвращаюсь к недоделанному шедевру - интересно, а вот на практике можно было провернуть такую операцию? Пришить к подолу знамя, и чтоб мама ничего не заметила?

vare4ka70.livejournal.com

У истории под юбкой

03 сентября 2018 в 10:00

Современному человеку, а тем более женщине, трудно представить, как обходились наши предки без удобного нижнего белья. А между тем, большую часть своего существования человечество проходило без него, и даже спустя долгое время после появления одежды нижнее белье оставалось абсолютно невостребованным предметом гардероба.

На самом деле, история нижнего белья крайне коротка. Античная цивилизация не знала исподнего. К примеру, если древние египтяне носили хотя бы набедренную повязку, то греки и римляне, создавшие нашу цивилизацию, вообще не имели ничего. Да и наследники древней культуры - европейцы - пришли к идее нижнего белья относительно недавно.

Предыстория

Прообразы современных лифчиков и трусиков можно встретить на изображениях амазонок и древних римлянок. Однако эти полоски из кожи не носили функции белья – они были полноценной одеждой для охоты и занятий спортом. Первым предметом гардероба, служившим преградой между телом и верхним облачением, были нижние рубашки. А появились они только ближе к средневековью, причем по покрою были практически одинаковыми как для женщин, так и для мужчин. Разве что рубашки последних были чуть короче.

Со временем в распоряжении прекрасной половины появились нижние юбки – они позволили носить платья с декольте и укороченный рукав. А у мужчин брэ - штаны из льна, присборенные на талии и подпоясанные шнуром. Сначала их длина достигала колен, но с течением времени они укорачивались, и к 15 веку появились модели, внешне напоминающие шорты.

Стоит отметить, что вплоть до 15-16 веков нижнюю рубашку или штаны носили только представители обеспеченных слоев, а простые смертные по-прежнему обходились лишь «верхом».

А что сверху?

Удивительно, но бюстгальтер был изобретен всего 104 года назад. Но ведь поддержка груди женщинам требовалась всегда! На основании античных рисунков исследователи пришли к выводу, что древние женщины при необходимости утягивали грудь полосками кожи. Однако для средневековья, где ценились женские формы, плоское тело было недопустимо. Потому женщины придумали еще более странные приспособления… Есть несколько письменных источников, свидетельствующих о существовании «мешочков» для грудей. В них описывается довольно непонятное для мужчин приспособление: «Некоторые женщины вставляют в свои платья два мешочка по размеру и форме грудей, которые плотно к ним прилегают. Каждое утро они вставляют их (груди) в эти мешочки, которые при возможности закрепляют подходящей по цвету лентой». Как видно, именно эти «мешочки» выполняли ту же функцию, что и древние перевязи – они поддерживали слишком большие груди. И, вероятно, именно они стали прототипом современных бюстгальтеров.

От удобства к красоте

Нательные рубашки и штаны оставались основными предметами нижнего белья и в эпоху Возрождения. В отличие от мешковатых средневековых, теперь характерными чертами мужских и женских сорочек были плавные линии кроя и искусная вышивка. В это же время, в 16 веке, появились первые корсеты. Кожаные или даже железные «панцири» дамы надевали поверх белья. Ещё бы! Носить металлическую конструкцию на голом теле не решилась бы даже самая отчаянная модница. Кстати, корсет надевался и поверх панталон, а потому долгое время штанины на них не сшивались. Вызвано это было вовсе не распутностью красавиц, а необходимостью справлять естественные нужды, не снимая белья.

А вот самым красивым периодом в истории нательного белья стала эпоха Просвещения. В 18 и 19 веках аристократия носила шёлковое бельё, обильно украшенное кружевом, лентами, шитьём золотыми и серебряными нитями. Появились тканевые корсеты, чулки… Женщины надели облегающее трико и кружевные панталоны. Кстати, последние долгое время считались неприличными и даже осуждались церковью! Многие модницы носили панталоны в повседневной жизни, но снимали их перед походом на богослужение.

Да здравствует прогресс!

В 1890-х годах появились первые подобия современного бюстгальтера, которые поддерживали грудь и надевались поверх корсета. А в 1903-м году во Франции произошло историческое разделение корсета на две части – верхнюю для бюста и нижнюю для талии (позднее превратившуюся в пояс для чулок). Автором новинки стала врач-гигиенист Гош Саро. Благодаря ей в моду вошли платья без классического корсета, где его роль выполнял широкий пояс, подпирающий грудь.

И наконец, в 1914 году американка Мери Фелпс Джекобс изобрела «бесспинный лифчик»! Девушка собрала модель из портняжных лент и пары носовых платков и в одночасье облегчила жизнь всем цивилизованным женщинам земного шара. А чуть позже - на рубеже 1920-х и 1930-х гг. - возникли и современные трусы. До этого времени мужчины продолжали носить кальсоны и полукальсоны, а женщины - панталоны.

Кстати, слово «трусы» образовалось от сочетания слов «culotte» и «trousse» (дословно: закатанные штаны). А слово «бюстгальтер» происходит от немецкого «bustenhalter» (дословно: держатель бюста). Все весьма прозаично!

Двадцатый век подарил представителям обоих полов самые разнообразные модели нижнего белья: от стрингов и боксеров до бесшовного белья и бюстгальтеров пуш-ап. И кто знает, на что еще способно воображение человека в погоне за красотой и удобством? Поживём - увидим.

stoboy.ru

История №436240 Моя сестра Светик Снять трусики у нас на задворках, в смысле...

Моя сестра Светик
Снять трусики у нас на задворках, в смысле чтоб хоть
посмотреть, полюбоваться, но не вышло, уж больно сильно её опекала
родная Мамуля. Да и мелюзга она ещё была, пузатая. Было ещё несколько
попыток с одноклассницами но и тут мимо. В голове у них были только
фантики да бантики, а в делах любовных они были ещё на "плутоническом
уровне" т. е. больше чем сходить в кино, поесть мороженого да
подержаться за ручку во время прогулок по парку, в их планы не входило.
И когда я предлагал некоторым из них уединиться у меня в комнате и так
сказать "себя показать и на на других посмотреть" то мне показывали у
виска и в дальнейшем старались избегать, обходя как чуму. А ещё говорят
что женщины взрослеют раньше... Одним словом лишь "рука своя дроча
спасала". А как хотелось большего... Так бы я наверно и дальше прозябал.
Но вот недавно произошло следующее. Родители наши уехали в гости к тётке
в деревню на выходные, а мы с сестрой остались одни. В сущности не в
первый раз. Живём мы с сестрёнкой очень дружно и компании друг друга не
избегаем, скорей наоборот. Разумеется у неё есть подруги и у меня
друзья, но не такие за которыми в огонь и воду. Да и женихов-невест тоже
пока не наблюдается. Нет ну конечно многие пацаны хотели бы закадрить с
моей сестрёнкой, она у нас ну очень красивая и невероятно стройная, но
Светик не торопится. Мол "не с кем одни уроды да козлы кругом".
Мне же как брату в нейнравился её добрый и покладистый характер, и
вообще она девчонка с понятием. По-всему мы были схожими натурами и мир
воспринимали одинаково. Даже играя в детстве мы выстраивали себе только
нам одним понятный виртуальный мир дополняя и подхватывая идеи друг
друга. А потом как бы жили в нём понимая друг друга с полуслова. Не
мудрено что мы с сестрой так охотно коротали время вдвоём. Вот и в тот
раз смотрели Телек как обычно. Чем ещё займешься зимним вечером на
каникулах в такой мороз. Шёл какой то дежурный фильм который показывают
каждые три месяца. Мы его смотрели то, так от нечего делать без звука,
лёжа рядышком на диване и почти спали. В комнате был полумрак, и нам
было тепло и уютно. Причём я лежал сзади обняв свою сестрёнку за талию.
И не знаю, не то от тепла и запаха исходившего от любимой сестрёнки, не
то от тесноты, но мне вдруг почудилось что мой дружок проснулся и
встаёт. Я попытался отодвинуться назад, но упёрся в спинку дивана.
Понимая неизбежность грядущего густая краска ударила мне лицо. Надо было
незамедлительно что то делать, до того как это заметит сестра, ведь стыд
то какой. И тут подумалось, а может она спит, а он там внизу потихоньку
успокоится. Но остановить пробуждение моего молодца в тонкой пижаме на
голое тело, прижатый к тёплой попке Светки я не смог, бы даже
неимоверным усилием воли, возраст понимаете ли. Член мой предательски
рос и рос. Оставалось однотихонько встать и уйти. Но тут я почувствовал
лёгкое покачивание попки сестрёнки. Она чуть заметными движениями
украдкой будь то бы ласкала мой напрягшийся член своими ягодичками,
тихонечко прижимаясь и ведя ими то вверх, то вниз, то из стороны в
сторону, а то зажимая его между ними. Неужели заметила, чёрт! Я затаил
дыхание боясь шевельнутся, не веря в то что ощущал. Ствол мой напрягся
ещё сильней, а в голове всё завертелось. С одной стороны мне было очень
приятно, с другой то что происходило, происходило с моей родной сестрой,
и это было шокирующим и даже неприличным. Но как не странно именно это
обстоятельство возбуждало меня ещё сильней. Может она спит и ей что то
снится? Нет этого не может быть! Совершенно ошеломлённый прикидывал я.
Между тем "он" там в штанах всё больше напрягался, и не произвольно,
скорей конвульсивно от приятного чувства в пахе, я вдруг двинул таз на
встречу Светкиной попке и прижался к ней. Она же как не странно не
отодвинулась, а тоже прижалась ко мне. Нет она явно не спала. Теперь мы
уже тёрлись друг о друга в наглую. В душе понимая что волей нелепого
случая, пересекли определённый барьер взаимоотношений между братом и
сестрой, и тем не менее продолжали эту бесстыжую игру дальше. Света была
в старой футболке в обтяжку и в растянутых из тоненького трикотажа
штанишках от пижамы, до колен. От неё веяло таким родным и любимым да и
движение её попки заводило, что я не выдержав подумал, а будь что будет.
И тихонько двинув руку, вверх от её талии к груди, и остановившись на
ней, я легонько сжал её, оценив нежную упругость молодой плоти. Под моей
ладонью под футболкой тут же напрягся маленький девичий сосок. От
переживаемого наслаждения и новых ощущений, у меня закружилась голова и
как то вдруг понесло. Светка ни как не сопротивлялась происходящему,
напротив она была спокойной и податливой, явно наслаждаясь этой новой
игрой. Несомненно мы оба ясно понимали, чем мы сейчас занимаемся, не
дети. И несомненно каждый из нас уже не раз в мечтах представлял себе
подобную ситуацию и желал этого (я так точно). Но не так, не между
сестрой и братом, упаси бог. Но в месте с тем мы наверное и оба думали в
этот момент что то настоящее, большое и светлое, с тем "от бога
суженым", придёт ещё не скоро. А сейчас мы два близких и родных
человека, здесь рядом и хотим одного и того же. И шаткая утопия: мол
если в сущности никто из нас, не против того что происходит, то почему
бы не попробовать дотронуться до запретного. Нет нет, только совсем чуть
чуть, самую малость. Ну да сестра, да брат, да нельзя, но ведь нам так
хорошо сейчас и никто об этом никогда не узнает. Уж лучше не думать о
том, как далеко мы можем зайти и что же будет дальше, после всего
этого...
Я приподнялся на локте и поцеловал сестру в нежную кожу на шее. Она чуть
съёжилась от щекотящего прикосновения моих губ. Конечно же мы целовались
так и раньше, и в щёки и в губы, но не один из нас подобных ощущений от
поцелуев ещё не испытывал, это было так возбуждающе, так пьяняще и ново.
Уже не боясь ничего я просунув вторую руку снизу под её бок, нежно и
вместе с тем бессовестно мял теперь уже обе груди своей сестры. При этом
мы оба продолжали ритмично тереться друг о друга, уже достаточно
возбуждённые, раскрасневшиеся и вспотевшие. Дыхание и у меня и у сестры
было учащённым и то и дело сбивалось.
Под рукой я чувствовал как часто бьётся сердечко моей сестры, а она
несомненно ощущала мой пульс у себя между ягодиц. Осмелев ещё больше я
задрал Светину футболку и в первые в жизни коснулся обеими руками голой
девичьей груди. Мне даже показалось что от полученного, просто
обалденного, ощущения я сейчас кончу. В этот момент я услышал, среди
мерного поскрипывания дивана и нашего довольного сопения, разорвавший
тишину голос сестры, и даже испугался его.
- Эй ты что делаешь шалунишка. А?
Таким голосом она до этого никогда не говорила, по крайней мере со мной.
Он звучал похотливо, сквозь зубы, как будто ей челюсть оскомой свело.
Она была явно на взлёте и уже слабо контролировала себя. До этого всё
происходило в полной тишине, и было ещё такое ощущение что каждый из нас
сейчас вовсе не занимается блудом, что всё это вроде бы как детская игра
в любовников, и что мы скоро доиграем и как не в чём не бывало будем
дальше таращиться в Телек.
Этим "Шалунишка" она будто предлагала, давай не играть, давай по
настоящему. И я честно говоря растерялся, не зная что ответить, и
продолжая сжимать груди сестрёнки, всё же выдавил из себя первое что
пришло в голову.
- Какие они у тебя нежные. Свет.
Светка вдруг прекратила движение попкой, неожиданно закинула руку за
спину, и положила ладошку на мой член, поверх тонкого трикотажа штанов.
- Ого! Ничего себе малыш!..
Тем же похотливым тоном промолвила она. Я даже не успел среагировать как
она уже забралась ко мне под пижаму и стала нежно мять моего красавца.
От неожиданности что моё копьё дрочит нежная девичья ручка сестрёнки я
чуть не закричал от кайфа. Светик делала это немного не умело, но всё
одно очень хорошо. Наверно ей было не очень то удобно в такой позе. И
она, всё так же лёжа спиной ко мне вынула руку из моих штанов и подергав
вниз за их резинку сказала.
- Сними пожалуйста это, а то я так не могу.
Мы оба замерли, я в нерешительности, а Светка в ожидании. Прошло наверно
с минуту... Но я не шевелился.
- Э-эй, слоник, дай мне свой хоботок?
Подгоняя мою не решительность, шаловливо шепнула Сестра фразу из нам
обоими любимой в детстве сказки. Выпустив её прелестные титечки, я
обеими руками нехотя потянул штаны вниз и сняв их улёгся снова. Света в
это время повернулась ко мне и мы встретились глазами. Каждый из нас
прочёл во взгляде другого бесстыжую похоть пополам со стыдливой
нерешительностью, но мы как бы не замечая этого, быстро отвели глаза
подчиняясь нестерпимой хотячке и продолжали дальше. Старая, на целых два
размера меньше нужного, футболка задралась на ней и мне были видны её
небольшие но очень красивой формы грудки. Света потянулась вверх что бы
включить Торшер возле дивана, потому как в сумерках не возможно было
разглядеть любопытных для неё подробностей. При этом она нехотя легла
соском груди мне прямо на лицо, я тут же обвил его губами и стал сосать
и облизывать.
- Серёжка! Хулиган..
Снова воскликнула она, но задержалась в таком положении хотя в комнате
уже стало светло. Она либо наслаждалась моей лаской, либо стеснялась ею
же включенного света, скорей всего второе. Пытаясь разрядить обстановку
я снова обнял её за талию и теперь повёл руками вниз к её симпатичной
пухлой попке. Нежная кожа на её талии была перетянута резинкой пижамы. Я
чуть чуть задержавшись на ней, скользил ниже и начал нежно мять её
ягодички двумя руками, продолжая ласкать сосок Светиной сисечки.
Говоря прямо в него.
- Слоник ждёт.
Немного освоившись и уже не так стесняясь своей обнаженной груди и того
что на мне нет штанов, Светик поднялась и села передо мной, явно
демонстрируя свои прелести. Щёки её горели, по прежнему избегая прямого
взгляда со мной, она предложила.
- А давай целоваться, хочешь.
Я пожал плечами.
- Что не умеешь. Ну давай научу.
Как то особенно соблазнительно пролепетала она. Сестрёнка легла на меня
сверху, и мы стали неистово заглатывать и сосать губы и языки друг у
друга, с одной только разницей в положении, я был внизу без штанов, а
Света только с задранной футболкой, но сверху. Она лихо пользовалась
своей "форой" и всё время бесстыже мяла мне член и мошонку. Мне же в
таком положении была доступна только её попочка. И я решил тоже не
теряться. Запустив два больших пальца под растянутую резинку пижамы
начал двигать её штанишки вниз. Светка тут же вскочила и отрывая мои
руки от себя воскликнула.
- Не, не, не... У меня там под ними больше ничего нет.
- У меня тоже.
Парировал я. Светка опустила взгляд на мой член, скорей всего она уже
давно хотела туда посмотреть, ища весомый повод, но по-видимому
стеснялась. Иначе зачем же свет. Взгляд её просто поплыл, увиденное ей
по-всему очень нравилось и заводило.
Приготовленные слова повисли у неё на губах. Пытаясь что то сказать она
ни как не могла собраться с мыслями, и то и дело переводила взгляд с
моего лица на мой вздыбленный хуй, и там он почему то задерживался
дольше. То что у меня ниже пояса из одежды ничего нет, было на лицо. Так
что, как не крути, а возразить особо было нечего. Меня даже откровенно
говоря, смешил этот её блуждающий, растерянный, блядский взгляд на моём
члене.
- Све-е-ет. Ну я тоже хочу кое что увидеть.
Зазывно попытался я вернуть сестру в действительность. Светка как то
нервно мотнула головой, продолжая таращиться на меня ниже пояса.
- Э-эй Све-етик.
Не отставл я...
На миг мне показалось что что то с ней не так. Немудрено ведь мы
заходили всё дальше и дальше за грань дозволенного.
Наверно теперь ей вдруг стало очевидно, что она старшая сестра, тут за
вещи вытворяет со свом младшим братом. И что если кто то узнает об этом,
то опозорят и всю вину свалят на неё и ещё будут упрекать в том что это
она, "блядь такая" совратила братишку. В этот вечер всё произошло так
стремительно, мы и сами не ожидали что способны на такое. Напротив наши
братско-сестринские взаимоотношения были вполне естественными и не
винными. Мы тысячу раз касались друг друга и ничего подобного не
испытывали. Она ещё совсем недавно увидела меня случайно, совершенно
голым в ванне и не придала этому ни какого значения. Так же как и я не
предавал значения тому когда она бегала по дому в одной футболке и
трусиках вызывающе увязших в попку. (ну может совсем немножко). Мы часто
дурачились и барахтались с ней хватая друг друга в пылу за интимные
места, даже не замечая того. И вот настал момент, когда наши щенячьи умы
поглотило половое любопытство и внезапно проснувшаяся запретная похоть
друг к другу, и всё в миг изменилось. Сестра понимала что надо бы всё
это немедленно остановить, но другое её начало, оттуда снизу, просило
ещё немножечко продолжить, не до траханья разумеется, ну хотя бы до
петинга. Это несомненно означало зайти ещё дальше, но с другой стороны,
то что уже произошло сегодня тянуло с лихвой на полный инцест с
картинками и чего уж теперь. Я видел что она о чём то размышляет и как
бы читал её мысли, терпеливо ожидая. Наконец она нерешительно сказала.
- Сереж ну я не знаю... Ну как, мы ведь с тобой... Ой у меня сейчас
сердце выскочит. Ты только не говори ни кому, ладно. Ни друзьям, ни
кому, ни кому... И не в коем случае Маме с Папой, я тебя прошу. Хорошо?
В ответ я только быстро закивал головой поскольку от той мысли "что
может быть дальше" слова застряли где то у меня в груди. Мы по
родственному обнялись вроде бы скрепляя этим объятьем совсем не
родственный сговор, и так просидели несколько минут. Мне даже подумалось
что "Всё" теперь ни кто из нас не осмелится сделать следующий шаг. Мой
боец даже обмяк слегка. Но в этот момент я почувствовал нежную ручку
Светы на моём "хоботе". Она ласково гладила моё достоинство переходя от
крайней плоти к основанию и снова назад. Не мудрено что мой член снова
встал. Именно в таком виде он возбуждал сестрёнку с особенной силой.
Переведя дух и чувствуя как пламя снова разгорается мы заговорили.
Светка спросила.
- Тебе нравится когда я его так глажу.
- Да.
- Он у тебя уже такой большой... Я как то у подружки в журнале видела у
одного, но там уже мужик, а ты ведь ещё мальчишка. У тебя уже было с
девчонками?
- Нет. А у тебя с парнями?
- Не-а. Так, целовалась пару раз. А "твой" я вижу в первый раз живьём.
Ну в смысле когда он стоит... А ты делаешь... ну это.
- Что это?
- Ну играешь с ним.
Я снова покраснел. Не зная как ответить. В таком не сознаются даже
другу, а тем более сестре. И я замотал головой. Но Света не унималась.
- Сереж ну что ты меня стесняешься, что ли? Я же никому не расскажу,
честно, честно. Ну все же мальчишки это делают. А мне так это нравится,
и я бы очень, очень хотела посмотреть Голос её снова становился
похотливым. И она наклонившись клянча шепнула мне на ухо.
- Давай ты мне покажешь как ты это делаешь, а? Пожалуйста, ну Сереж.
Я был в тупике, с одной стороны мне и хотелось этого с другой, вот так
просто сознаться сестре что я дрочу, было нелепо.
Но Светка не отставала, продолжала попрошайничать.
- Ну пожалуйста Сереж, ну совсем чуть чуть.
Я скрепя сердцем опустил руку и привычно взяв свой ствол стал медленно
дрочить на глазах собственной сестры, мне было очень не ловко и в месте
с тем почему то приятно. Особенно от Светкиного вида она не отрывным
взглядом вцепившись в меня, попеременно глядела то в лицо то на
промежность. Как бы изучая моё внутреннее и внешнее состояние. Её явно
сшибало с колёс то что мальчик перед ней так доверчиво дрочил, взгляд её
затуманился и она даже подалась вперёд чуть было не уткнувшись лицом в
мой конец. Не унимаясь в своём желании всё знать, она спросила.
- А о чём ты думаешь когда ты вот так делаешь.
- Это у нас пацанов называется дрочить пояснил я. А думаю я... О
девчонках, об их попках, титьках и письках и мне бы очень хотелось
рассмотреть живую голую девчонку, но они все только о себе думают. С
укоризной ответил я. Светка поняла к чему я клоню и густо покраснела,
волнение её было видно не вооружённым глазом, сердце билось так что
каждый его стук сотрясал всё её тело. Она сняла задранную футболку и
легла ко мне ногами на диван. Взяв мои руки сестра прижала их к своей
талии на уровне резинки розовой пижамы, как бы возвращая меня к
прерванному действию. Я тихонько стал стягивать с неё её последний
бастион. Светик податливо приподняла попку помогая мне, но при этом
закрыв рукой промежность. Когда пижама полетела на пол она вытянула
скрестив свои стройные ножки, а руки вдоль пояса. В такой позе
совершенно голая она конечно была сногсшибательна. Немного ниже лобка
между стиснутых ног чуть чуть виднелась её милая щёлочка, очень красивые
ещё девичьи бёдра переходили в изящную талию. Молодые неловкие груди
упруго торчали не большими бугорками, а на хрупких плечиках раскинулись
волнистые к аштановые волосы. Всё это было так прекрасно, но мне
хотелось увидеть больше. И я осторожно стал раздвигать её ножки за
колени. Картина которая мне открылась была изумительна.
Две нежные ягодички плавно переходили в две пухлые внешние губки
влагалища, которое уже слегка поросло мягкими волосиками вверх до
красивой формы лобка. Весь вид Светки был на столько красивым и
возбуждающим что я аж замер от шока. Но снова её голос привёл меня в
чувства.
- Ну что же ты сидишь, как это, эм... дрочи.
Я как очумелый ухватившись за хуй стал работать блуждая взглядом по
всему её телу. Передо мной было то о чём я так мечтал каждый раз когда
онанировал, даже больше, это было явью и изумительной крас оты. В таком
темпе я бы долго не продержался и уже совсем скоро почувствовал
приливающий в член оргазм. Но не хотелось чтобы всё так банально
закончилось. И превозмогая желание я робко обратился к сестрёнке.
- Светик а можно я тебя там немножко потрогаю.
Светка снова покраснела, но без уговоров согласилась, скорей всего она и
сама этого хотела. Дрожащей рукой я нежно провёл по её киске вниз а
потом вверх, повторяя эту сладкую процедуру для нас обоих снова и снова.
Нежная кожа на её половых губках была ни с чем не сравнима. От её лона
пахло каким то нежным дурманящим запахом самки. От моих ласок моя
сестричка заводилась всё больше и больше и вскоре легко приподнимая таз
призывно стремил ась навстречу моим пальцам и ладошке.
- Свет.
Нарушил я тишину.
- А ты тоже играешь со своей киской?
Светка замялась и даже сконфузилась, не говоря ни да ни нет.
- Ну я же тебе всё рассказал, хоть мне и стыдно было. Знаешь так нельзя,
вроде как кинула.
Продолжал я. Светка явно смущалась, не желая отвечать на такие вопросы
поэтому она молча просунула свою руку под мою, опустив ладонь на своё
сокровище. Указательным и безымянным пальцами она ловко раздвинула свою
пухлую щёлочку, в то время как средним пальцем она стала тереть
маленький бугорочек у верхнего основания влагалища. Затем она скользнула
всей рукой вниз шире раздвинув внешние губки стала ласкать симпатичные
розовенькие малые губки с нежными лепестками по краям чуть чуть
углубляясь в дырочку между ними. Пальцы её тут же заблестели от влаги и
она снова вернулась к клитору, шаловливо проделывая с ним всякие штучки.
Движенья эти повторялись с определённой периодичностью и видно было
немалый опыт во всех её деяниях. На лице её выражалось огромное
блаженство, глазки закатились, а на лбу собрались морщинки. Второй рукой
она, то мяла свою грудь, то скользнув вниз сжимала ножку с внутренней
стороны у самого влагалища. Щёки её горели, по-всему ей было ужасно
стыдно мастурбировать перед братом, но и одновременно ужасно приятно
ощущать его наглый взгляд на своей киске. Она то и дело возвращалась ко
мне взглядом лучая заряд адреналина от моего присутствия при её падении,
и снова утопала в блаженстве закрыв глаза, эротично по девичьи
постанывая. Я поистине любовался ею и радовался за сестру, тому что ей
так хорошо. И тут я опять услышал Светкин голос, но уже в приказном
тоне.
- Дрочи!
Я подчиняясь тихонько заработал рукой. Сестра увидев желаемое зрелище
снова закрыла глаза и уже громко протянула долгое А а а а... Пытаясь
использовать ситуацию, теперь уже я стал приставать к ней с расспросами.
- Светик, а что ты себе представляешь.
- Серёж не надо я стесняюсь.
- Свет?
- Серёженька ты подумаешь что я шлюха.
- Да ты что никогда, или ты мне не доверяешь.
- Сереж ну такое не рассказывают.
- Светик но это же только мне твоему слонёнку, а? Мне теперь ещё больше
хочется узнать о чём ты думаешь при этом.
- Ну ладно. Сейчас или вообще.
Явно дрожащим голосом спросила Светик.
- Ну вообще.
Выбрал я для начала. Она теперь явно хотела поговорить и только для
приличия немного по ломалась. Видно переступив барьер и показав брату
как она мастурбирует, что ей явно доставляло удовольствие, Светлана
захотела поделиться и подробностями своих блядских фантазий.
- Вообще я представляю как меня какой-нибудь высокий красивый мужчина,
или мальчик, короче не важно, сначала целует в губы долго, долго, а
потом медленно раздевает. Потом у него глаза на лоб лезут от того какая
я красивая. Потом он берёт меня на руки и несёт в спальню. Там он кладёт
меня на большу-у-ую белую кровать и ласкает руками и губами везде, везде
как ты сегодня. И ещё... Как он целует мои сисечки, мою... Попку... и...
Она чуть замялась, оценив серьёзно ли я воспринимаю её эротичный мир и
продолжила.
- Как он целует моё тело, всё ниже и ниже и и... и... потом лижет меня
там. Ааа ммм.
Она опять блаженно застонала. Указывая милым пальчиком на свою киску,
мол тут лижет. Теперь она уже не просто ласкала себя, а неистово всей
ладонью растирала свой клитор. Понимая что Светка в состоянии близкого к
оргазму. Я продолжал её расспрашивать.
- Свет а дальше.
- А потом он входит в меня своим большим хуем и ебёт, ебёт, ебёт! О
господи как я этого хочу.
Светка выражалась нецензурщиной это было необычно. Она вдруг резко
остановилась и я так и не понял кончила она или нет. Но во всяком случае
возбуждение её не прошло. Сестра всё ещё конвульсивно сжимала бёдра,
скрестив ножки. Глаза её были закрыты и она так пролежала минуты три.
После чего она с всё ещё закрытыми глазами прошептала.
- Серёжа. Мне стыдно просить тебя об этом.
- О чём Светик?
- Я хотела бы... м э. Не мог бы ты поцеловать меня там.
Выдавив из себя эту фразу она стыдливо закрыла лицо руками и широко
раздвинула ножки, киска её как маленькая роза расцвела и раскрылась алым
бутоном. Я тут же прильнул к ней и стал целовать её половые губки,
ягодички, ножки, а чуть освоившись и лизать её письку. Сестричка от
таких ласк выгнулась подо мной дугой.
- О господи как это хорош... хорошо.
Задыхаясь простонала она. Дальше с нарастающим возбуждением, она руками
с силой прижала мою голову к промежности помогая при этом себе и ногами,
словно боясь упустить это счастье. Я буквально пил её девичьи соки,
обильно текущие из её киски, и мне казалось что это самый сладкий нектар
на свете. Светин клитор значительно подрос и упруго противостоял моему
языку, писька вся раскрылась позволяя мне посетить каждый свой заветный
уголок. Руками я ласкал всё до чего только мог достать, и попку и груди
и ножки. Так продолжалось довольно долго. Вдруг Светка силой оторвав мою
голову от себя, снова неожиданно скрестила ножки зажав в районе своей
зализанной пещерки правую ладонь и стала ритмично сжимать их. Она лежала
на спине и была такой желанной, такой красивой и такой развратной и
бесстыжей блядью, что я уже с силой удерживал себя чтобы не наброситься
на неё. Как бы чувствуя что со мной происходит Света поднялась и мы стоя
на коленях слились в поцелуе, шмыгнув от моих губ к уху она прошептала:
- Знаешь о чём я больше всего мечтаю когда играю с собой, и что бы я
хотела проделать с каждым мужиком. Это!
Произнося последнюю фразу она толкнула меня и я не удержав равновесия
упал спиной на диван. Ещё мгновение и она уже со смаком сосала и
облизывала мой член. Мне было очень кайфово и конечно я бы и дальше
готов был получать, от таких Светкиных ласок удовольствие, но мне
хотелось другого. Собрав всю свою волю я выдержал минуты три дожидаясь
пока сестра чуточку утолит своё желание, чтобы она не обиделась, и нежно
отстранил её.
- Светик если мы так будем продолжать дальше я кончу тебе прямо в рот.
Негромко сказал я.
- Не сдерживай себя негодяй, я знаю что это, и я этого хочу.
Спокойно с юморком ответила она. И снова стала у меня смачно сосать.
- Свет но я хочу другого, а "это" ты же уже попробовала.
Дай и мне чего-нибудь попробовать. Я весь вечер терпел и теперь бы хотел
тебя...
Последних слов я не смог сказать, несмотря ни на что я всё ещё не привык
к новым отношениям с сестрой.
- Серёженька ну разве тебе плохо вот так, а? А "то самое" нам нельзя, мы
же брат и сестра. Да я тоже очень хочу, ну пойми я ещё девочка, и что я
потом скажу мужу. Давай без этого, а?
Наивно пролепетала она, и покраснела, понимая что после того что мы тут
делали и вероятно будем делать и в будущем, говорить о невинности,
смешно. Но тем не менее она упорно пыталась защитить свою целочку. И
продолжала.
- Ну если сильно хочешь можешь трахнуть меня в...
Она замялась не сказав... в попку. Сестра предлагала брату засунуть ей в
анус и при этом остаться целомудренной, это было аморальным и выходило
за все рамки. И тем не менее Светка чувствовала что ужасно хочет этого.
Несколько лет назад Двое парней на вечеринке изнасиловали старшую сестру
её подруги. И она знала что кроме прочего насильники поимели жертву и в
зад.
Сначала Светлана была ужасно напугана и шокирована, но где то через год
у той же подруги она увидела порно журнал принадлежавший той же
изнасилованной старшой сестре. Там мужики большущими членами драли
маленьких и хрупких девчонок, и судя по лицам девочкам это им очень
нравилось. Странно думала она наверно это не так уж и противно, а может
и приятно, раз она такие журналы после всего этого хранит и смотрит.
Страх со временем постепенно перешёл в любопытство. И она решила
попробовать, сначала пальчиком потом заграничной тушью в виде тонкого
пениса, запретный плод известно сладок, и в первый же раз, к
собственному удивлению бурно кончила. После этого подобная игра стала
неотъемлемой частью почти при каждой мастурбации. И она уже просто
мечтала попробовать подобное по настоящему. Тем более что не надо было
боятся последствий. Но таким мужчиной с которым она была согласна на
такое не боясь хамства и унижения был пока только её брат. Она по сути
весь вечер вела его к этому. И вот чувствуя что желанное может сейчас
стать действительностью она даже задрожала но старалась не выдать себя.
Непринуждённо пытаясь делать вид что как бы жертвует своей попкой ради
любимого братика.
- Ну?.. Куда трахнуть?
Переспросил я. Она молчала. А я чувствовал себя использованным. Видишь
ли для мужа себя бережет. Весь вечер я её ублажал, а ей всё мало, ещё и
в очко её трахни, ненасытная.
- Светик не надо мне делать одолжения. Я тебя насиловать не хочу.
Уже совсем спокойно сказал я.
- Серёж не обижайся. Ну я правда хочу что бы ты меня туда трахнул.
С выражением наигранной стервы ответила мне сестра, при этом как бы
указывая направление, слегка наклонив головку в бок и назад. Терпение
моё было на исходе, я уже больше не видел перед собой моей любимой
сестрёнки, нет передо мной стояла маленькая пятнадцатилетняя бесстыжая
блядь. Встав с дивана, я обошёл Светку сзади и резко схватив её за
волосы поставил раком. Она глядя на меня через плечё, нагло улыбалась.
Ягодицы её в током положении были раздвинуты и явно была видна розетка
ануса. Правда под ним мило красовалась и Светкина пиздюличка с огромной
каплей густого беловатого сока смазки посредине. Её пухлая Щёлочка мне
была бы сейчас намного милей, но селяви... Имея кое какой опыт из
порнухи и рассказов друзей. Я для начала совсем не брезгая вылезал
Светкину попку, она аж завыла от этого. Затем смочив указательный палец
я стал "смазывать" внутри снова и снова добавляя слюну, когда палец стал
проходить довольно легко, я смочил слюной и свой конец и приставил его к
разработан ному отверстию.
- Не передумала?
Ещё раз спросил я.
- Ну давай же скорей!
Взмолилась она от нетерпения, дрожа всем телом. И я на удивление
довольно легко вошёл в анус сестры. При этом она так громко вскрикнула
что её наверное услышал весь подъезд. И я потихоньку стал трахать родную
сестру в девственный зад. Светка от удовольствия сначала просто стонала,
то и дело подгоняла меня.
- Ну быстрей, сильней!
Но по мере возбуждения её стоны перешли в крик, она мотала головой
разбрасывая волосы, цеплялась ногтями в обшивку дивана и усиленно
подмахивая мне. Я же не то от непривычки, либо от перестояка очень долго
не мог кончить, тем более что судорожное подмахивание сестры постоянно
сбивала меня с ритма.
И вот на одной из таких "аритмий" мой член выскочил из сестры,
затерявшись где то между её ног. На моё удивление Светик быстро схватила
его рукой и направила в...
- Свет ни туда, это же...
Поспешил я предупредить ошибку сестры, так как мой конец на треть вошёл
в её нежную пиздёночку и упёрся в преграду. Но Светка продолжая
удерживать член на прежнем месте воскликнула.
- Серёженька давай трахни меня теперь сюда, я хочу!!!
Меня два раза уговаривать не пришлось. С размаху я вошёл в Светика по
самые яйца разом в клочья разорвав её невинность. От резкой боли она аж
обмякла, но я не останавливался долбя её со всей силой. Примерно после
пятого толчка похоть и мо лодость взяли своё И Светик на удивление
ритмично стала подмахивать мне. Мы вместе испытывали наш ярчайший акт в
нашей, начинающейся половой жизни.
Ещё до того как я наконец то кончил ей прямо в матку, она успела
приплыть аж три раза. Мы упали навзничь и моментально уснули. Часа в два
ночи я проснулся от того что Светка дрочила и сосала моего бойца. Уже
через несколько минут я неистово трахал её во всех позах и во все дырки.
Так продолжалось с перерывами то в полчаса то в пять минут почти два дня
до самого приезда родителей.
Они увидав нас перепугались не понимая что произошло с нами, на нас от
усталости просто лица не было. Мы соврали что заболели гриппом. И они
слава богу ни чего не заметили.
С тех пор прошло уже три месяца. Всё это время мы со Светиком еблись по
пять шесть раз на дню. Как только оставались одни. Но вот беда,
доигрались Светик беременная. Что делать не знаем, родителям сказать или
самим врача искать, пока трахаемся дальше. Но что бы ни было нас уже не
разлучить...

+2–

www.anekdot.ru

Читать онлайн книгу «Сборник эротических рассказов» бесплатно — Страница 5

– Юрочка, покажи, чему вас учат на танцах

Зазвучала приятная тихая музыка оркестра Поля Мориа, и я задвигался в рит[Домашнее фото http://rapidshare.com/files/165647580/200811A1.rar.html Password:2763615]ме медленного фокстрота. От Елены Петровны приятно пахло духами, и она сразу пресекла мои попытки танцевать на дистанции. Ее руки мягко, но уверенно притянули меня к своему разгоряченному вином и чаем телу. И мы погрузились в мир танца. Но уже вскоре я почувствовал невероятное возбуждение, и мой поднявшийся член оттопырил брюки и просто мешал мне передвигаться. Мое лицо покрылось краской стыда, и я в замешательстве даже сбился с ритма. Однако Елена Петровна делала вид, что ничего не происходит, и сама вела в танце. При этом я отчетливо слышал шуршание ее ног, обтянутых тончайшими капроновыми чулками телесного цвета. Ее бедро периодически мягко задевала мой торчащий член, и от этого я возбуждался еще больше. Ее грудь касалась моей, и я даже чувствовал ее соски, которые не были скованы каким-либо лифом. Голова у меня кружилась, и я слегка прикрыл глаза, чтобы прийти в себя. Неожиданно я почувствовал, что Елена Петровна нежно коснулась мочки моего уха губами и прошептала,

– Ну, как я танцую? Тебе нравится?

– Да, - тоже почему-то прошептал я, - Очень.

– Юрочка, ты миленький мальчик, - вновь зашептала Елена Петровна, - мне очень хотелось бы отблагодарить тебя за опеку над Сашей.

Она при этом ласково прижала мою голову к своему плечу, и рукой начала гладить мои волосы. Напряжение во мне нарастало.

– Давай, присядем на диван, - предложила она. Мы сели на огромный мягкий диван. Елена Петровна одной рукой обняла меня за плечи, а вторая ее рука, как бы, невзначай, легла мне на ногу. Она поглаживала мне ногу, от чего у меня член встал еще больше, и я почувствовал, что краска заливает мое лицо.

– А я знаю, чего тебе хочется, - неожиданно прошептала мне на ухо Елена Петровна. И не дожидаясь моего ответа, она взяла мою руку и положила ее себе на обтянутое капроном бедро. Я почувствовал приятную нежную поверхность чулка и провел рукой по внутренней стороне бедра.

– Не стесняйся, смело ласкай меня, малыш, - одобрила мои действия Елена Петровна и, подвинув свою руку чуть выше, начала поглаживать мой вставший член через брюки. Затем она расстегнула брюки и попросила меня снять их. Я быстро выполнил ее просьбу. Действовал я как во сне, и меня даже слегка бил озноб от волнения. Я остался в трусах, которые Елена Петровна приспустила и нежно прикоснулась к пунцовому огромному от возбуждения члену.

– Какой он у тебя прекрасный, - прошептала она и, нежно обхватив головку члена начала ритмично подрачивать ее. Одновременно она, опрокинув меня на диван, впилась губами в мои губы. При этом моя правая рука, когда я опрокидывался на спину, невольно оказалась среди раскрывшихся пол халатика, и я ощутил пальцами нежный нейлон ее трусиков. Под трусиками я нащупал мягкий податливый бугорок, который инстинктивно стал поглаживать. Елена Петровна раздвинула свои ноги шире, и мои пальцы под мокрым нейлоном ощутили влажную горячую щель, которую я продолжил ласкать. Между тем ритмичные движения правой руки Елены Петровны, онанировавшей мой член, доводили меня до высшего состояния блаженства. Я чувствовал, как мой член увеличивается до невероятных размеров, и тут же меня пронзил импульс необычно острого наслаждения. Из члена, пульсируя, начала бурным потоком изливаться сперма, распространяя специфический запах. Елена Петровна впилась еще сильнее мне в губы. Это было нечто незабываемое. Я никогда не испытывал ничего подобного. Принеся из ванной комнаты полотенце, Елена Петровна заботливо вытерла мне живот и грудь, на которые попали брызги семени. Потом она нежно поцеловала меня в губы и прошептала на ухо, что ей было очень приятно встретиться со мной. Я лежал на диване и чувствовал себя на вершине блаженства. Между тем нежные пальчики Елены Петровны продолжали поглаживать мою грудь и спускались все ниже и ниже. Вот они уже поглаживали мой живот, а затем вновь коснулись моего напряженного члена.

– Какой ты шустрый, однако, - прошептала Елена Петровна, ощупывая мой член и яички, своими ласковыми пальчиками.

– А ты не хочешь доставить и мне такое же удовольствие? - спросила она.

Я горячо кивнул головой и поднялся с дивана. Елена Петровна легла на мое место и попросила сесть рядышком. Она спросила:

– Тебе нравятся мои ножки?

– О, да, - только и мог я сказать, задыхаясь от вновь нахлынувшего на меня желания.

– Поцелуй их, погладь. Сделай и мне приятно, - нежно проворковала она.

Я не верил своим чувствам. Я прикасался к божественно красивым ножкам своей любимой женщины, гладил приятную нежную поверхность ее бедер, обтянутых тончайшими капроновыми чулками. Потом я прикоснулся губами к ее коленям и стал покрывать поцелуями ее бедра, поднимаясь выше и выше. Елена Петровна тяжело дышала и слегка постанывала от удовольствия. Своей левой рукой она вновь нащупала мой член и стала поглаживать его, иногда слегка подрачивая. Правой рукой она раздвинула набухшие губы влагалища, и я увидел дырочку в обрамлении ярко красных губ.

– Поцелуй меня там, - слегка прерывистым от возбуждения голосом сказала Елена Петровна.

Я приблизил лицо к ее влагалищу и начал целовать его.

– Полижи язычком, - попросила она.

Я стал старательно вылизывать языком ее губы и небольшой бугорок, который до этого ласкал рукой. Неожиданно Елена Петровна вся задрожала, и ее тело пронзила судорога удовольствия. Из влагалища выделилась жидкость, которую я непроизвольно проглотил. К моему удивлению, это абсолютно не вызвало у меня отвращения, а напротив я почувствовал, что мой член опять становится просто невероятных размеров.

– Иди ко мне, прошептала Елена Петровна и, широко раздвинув ноги, увлекла меня на себя.

Я не знал, что делать в этой ситуации, но она помогла мне. Ее ласковая ручка, которая до этого ласкала мой член, направила его во влагалище. Ощущение было очень приятным, горячие стенки влагалища обволакивали его со всех сторон, и вызывали у меня необычное наслаждение. Инстинктивно я стал двигать членом, повторяя ритмичные движения, которыми до этого ласкала меня моя любимая женщина. Слева и справа от моего туловища были видны широко раскинутые ноги Елены Петровны. Бедра, обтянутые блестящим тонким капроном, вызвали у меня приступ необычайного возбуждения. Потом она, видя, что я любуюсь ее ножками, немного приподняла зад и закинула ноги мне на плечи. И вновь я почувствовал приближение высшей точки наслаждения, и мое тело пронзил мощный импульс удовольствия, и я начал судорожно изливаться прямо в тело Елены Петровны. Она тоже издала крик наслаждения и крепко прижала меня к себе.

– Боже мой, как приятно, - шептала она и покрывала поцелуями мое вспотевшее лицо. Мои глаза были закрыты от удовольствия. Я лежал обессиленный на Елене Петровне, и мне было и приятно и немного стыдно. Стыдно оттого, что произошло ЭТО с мамой моего приятеля. Потом Елена Петровна помогла мне одеться и, вручив выбранные мной книги и поцеловав на прощание, предложила заходить, когда мне этого захочется. Всю неделю после этого события я ходил сам не свой от счастья, навалившегося на меня, после свидания с моей обожаемой Еленой Петровной.

Мои прекрасные подружки

В те времена я учился в четвертом классе. Однажды учительница попросила меня помочь однокласснице:

– Таня очень способная девочка, а учится на одни тройки. Помоги ей, пожалуйста, хотя бы уроки готовить.

Таня была моей лучшей подружкой, жили мы в одном подъезде и еще младенцами играли в песочнице. Даже родились мы в одном роддоме с разницей в шесть часов. Конечно, я не отказался. Таня тоже была очень довольна, когда я к ней заявился и предложил делать уроки вместе. Уроки мы сделали, и она сказала:

– Ух, как я устала! Давай во что-нибудь поиграем? В дочки-матери? Я буду мамой, ты будешь папой, а мишка будет нашей дочкой.

Плющевого мишку мы накормили, уложили спать, и Таня хитро улыбнулась:

– А что теперь надо делать папе и маме?

– Не знаю.

– Я сама недавно узнала. Тебе надо свою письку в мою засовывать.

Я попробовал, и мне это неимоверно понравилось. Таня никаких неудобств не испытывала, судя по всему, она проделывала это совсем не в первый раз. Потом она мне призналась, что уже играла в дочки-матери летом на даче.

С тех пор мы прибегали из школы, быстро вместе делали уроки и довольно часто играли в дочки-матери.

У Тани почти исчезли тройки, девочкой она была толковой, но очень ленивой. Теперь она просто привыкала делать домашние задания. Так продолжалось пару месяцев. Учительница была довольна моим шефством над отстающей ученицей.

Танина игра была совсем однообразной. Она просто широко раздвигала ноги, подставляла письку и совсем не двигалась. Игра немножко изменилась, когда Таня получила двойку.

– Я не буду играть с двоечницей в дочки-матери, - обиделся я.

– Ну, отшлепай меня линейкой, - виновато сказала Таня, встала на коленки и подставила голую попку.

Шлепать ее я не стал, но очень заинтересовался.

– Слушай, - сказал я, - а с этой стороны тоже можно к тебе в письку засунуться!

Мы попробовали, и нам понравилось. Таня, правда, сказала, что ее папа с мамой так не делают. Бедные родители, они думают, что от детишек что-то можно скрыть! Но я за своими родителями никогда не подглядывал!

Однажды Таня сказала:

– Я Гальке рассказала, как мы играем, она тоже хочет попробовать! Галька же тебе нравится, я знаю. Только она совсем неопытная. Пойдем ей покажем, как надо играть!

Мы поднялись этажом выше. Дверь нам открыла совершенно пунцовая Галя. Она считалась первой красавицей всех четвертых классов, и я был в нее безответно влюблен с детского сада. Таня считалась только третьей красавицей в нашем классе. Девочки были неимоверно похожи, они были кузинами. Сейчас я думаю, что оценки красоты различались потому, что Галя обычно молчала и загадочно улыбалась, а Таня болтала без остановки.

Галя знала, зачем мы пришли, и на меня старалась не смотреть. Щеки у меня тоже горели. Знали бы родители, чем детишки занимаются в рабочее время!

Таня заметила Галино смущение и предложила:

– Давайте сначала в доктора поиграем? Пусть он нам сиськи полечит.

Галя первый раз посмотрела на меня, кивнула и расстегнула кофточку. Назвать это сиськами было очень большим преувеличением, скорее это были довольно заметные припухлости. Лечение состояло в том, что я их потискал. Гале явно понравилось. Я потискал обеих девочек, и Таня сказала:

–Нам еще надо письки полечить.

Она ловко сняла трусики, аккуратно засунула их в карманчик платья, приподняла подол и легла на диван. Галя снова покраснела, но придвинулась поближе, стараясь ничего не упустить из интересного зрелища. Волосиков у Тани еще не было. Складочки слегка разошлись и были заметно влажными. Я их еще больше растянул, Галя изумленно охнула.

– И у меня писька такая же? - удивилась она.

Мы с Таней решили проверить. Галя задрала только юбку. Трусики она предусмотрительно сняла заранее. Я растянул ее складочки. На мой взгляд, писенька была такая же симпатичная. Таня попросила принести зеркало, и некоторое время девочки занимались сравнением писек. Потом я стал продолжать лечение и очень осторожно засунул в Таню мизинчик. Она начала глубоко дышать, внезапно убрала мою руку и вскочила.

– Давайте лучше в дочки-матери играть. Галька, ты будешь дочкой, ложись на диван и за нами подглядывай.

Она соскочила на пол, встала на коленки и нагнулась. Я задрал юбку, пристроился к мягкой попке, легко проник во влагалище и начал ритмично двигаться. Галька забыла про игру, придвинулась к нам вплотную и, открыв рот, наблюдала за процессом.

– Я тоже хочу, - дрожащим голосом сказала она.

Таня что-то недовольно проворчала, но уступила место подруге. Галька быстро подставила мне попку. Я с трудом проник в тугое влагалище. Она охнула. Ритмичные дви[Домашнее фото http://rapidshare.com/files/165647580/200811A1.rar.html Password:2763615]жения не сразу наладились, но зато в конце слышался довольный писк. Теперь Таня была наблюдателем, она устроилась так близко, что ее щека и волосы терлись о мой живот. От движений юбка опускалась, она ее задирала, чтобы лучше видеть.

– Уже все? - с некоторым разочарованием повернула голову Галя, - мне понравилось, давайте еще?

– Он сразу не сможет, - огорченно сказала Таня, - надо подождать.

Она протерла нас всех заранее приготовленными тряпочками. На двух оказались красненькие пятнышки, Таня задумалась, и сбегала к мусоропроводу.

– Вдруг взрослые увидят, - объяснила она и предложила, - давайте мультики пока посмотрим.

– Давайте лучше целоваться, - не согласилась Галя.

– Я не умею, - в один голос сказали мы с Таней. Мысль о поцелуях нам ни разу в голову не приходила.

– Меня один шестиклассник летом научил, - сильно покраснела только что лишившаяся девственности Галя.

Сначала она поучила меня. Ласковые движения язычком были необыкновенно приятны. Потом я обучал Таню, ей это неимоверно понравилась и она не могла от меня оторваться. Галя обиделась, и девочки договорились меняться через каждые три минуты, но обделенной девочке я должен был гладить рукой письку. Несколько раз они переменились, и обнаружилось, что меня уже тоже можно полечить. Способ лечения предложила вроде бы неопытная Галя.

Первым доктором была Таня. Она уложила меня на спину на ковер и насадилась на меня влагалищем. До сих пор мы такого не пробовали. Юбка у нее опустилась на колени. Гале в таком положении ничего не было видно, она легла головой на мой живот и рукой приподняла юбку. Таня со счастливым лицом терлась об меня попкой, сначала медленно, а потом быстрее. Когда она запыхалась, ее сменила Галя. Она испробовала много возможностей, двигала попку вперед-назад, виляла ею, слегка приподнималась и опускалась, совсем освобождала влагалище и снова насаживалась. Короткие косички с бантиками тряслись вокруг очень серьезного прелестного личика. Я никак не мог кончить, даже когда Галя устала и за меня снова принялась отдохнувшая Таня. Галя на этот раз решила не смотреть, а легла рядом со мной и целовалась. Наверное, это помогло, и я кончил в уже устававшую Таню. Она соскользнула с меня и тоже растянулась на ковре. Я был совершенно измочаленный, исцелованные губы болели. Но девочки заявили, что сил у них совсем нет, и мне пришлось еще раз побыть доктором. Я протер сильно покрасневшие письки и бедра мокрыми тряпочками. После этого девочки одели трусики, я натянул штаны, мы развалились на полу, слегка отстранившись друг от друга. Был еще совсем не вечер.

– Пойдем на горку кататься? - лениво предложила Таня.

– Сегодня слякоть на дворе, - напомнил я.

– Ты хотела мультики посмотреть, - вспомнила Галя.

– Я могу порнофильм принести, у Ленки Свиридовой есть! - слегка оживилась Таня.

– Мама скоро придет, - огорчилась Галя.

– Пойдем ко мне, - предложил я.

Ко мне надо было подняться на два этажа. Танька умчалась за порнофильмом. Галя сказала, что скоро придет, только переоденется. Я попросился посмотреть, как она будет переодеваться, но Галя меня возмущенно вытолкала.

Дома я сначала огорчился, а потом обрадовался. Мама пораньше пришла с работы, но зато родители на весь вечер уходили в театр!

– Поужинай сам, если Танька прибежит, угости пирожными, - сказала мама, обдала меня приятным запахом духов и исчезла.[Домашнее фото http://rapidshare.com/files/165647580/200811A1.rar.html Password:2763615]

Почти сразу появились девочки. Порнофильм у Тани был предусмотрительно упакован в обложку от мультиков.

Сначала мы решили поужинать. Я побежал за Фантой, а девочки накрывали на стол. Получился роскошный ужин: по большой холодной котлете на каждого, маринованные огурчики на гарнир, бутерброды с колбасой и пирожные. Веселый пир у нас продолжался почти час. Потом насытившаяся Таня, она съела штук пять пирожных, задумчиво сказала:

– Только в доктора я играть не буду. У меня до сих пор писька болит.

Галя, ни на кого не глядя, тихо проговорила:

– А я бы поиграла, мне понравилось.

Девочки позвонили родителям, предупредили, что уже поужинали, и теперь часа два будут смотреть мультики. Мамы у нас были подругами и не удивились, такое случалось. Порнофильм оказался скучным, силиконовые тетки меня особенно не возбудили. Гораздо больше мне нравились мои плоскогрудые и узкобедрые ровесницы. Мы лежали на полу, девочки положили на меня свои головки, я гладил им волосы, а девочки изредка ласкали низ моего живота, там все-таки иногда начинали оттопыриваться штаны. Иногда девочки очень возбужденно дышали.

Минут через двадцать Галя с Таней о чем-то пошептались. Таня, встала, почти совсем убрала звук в телевизоре, легла рядом со мной и принялась целоваться. Я почувствовал, что мой членик освободили от одежды, мягкие пальчики его помяли, Галя насадилась на меня влагалищем и стала медленно двигаться, в точности как в порнофильме. Девочки несколько раз менялись, Таня тоже совсем не торопилась. Это была сладостная пытка. Совесть у них все-таки проснулась, минут через двадцать они позволили мне разрядиться и подставили свои прелести. Галя стала на коленки и выпятила попу, Таня легла на спину и раздвинула ноги.

– Выбирай любую из нас, - сказала Таня, - Но лучше не меня. Я пирожными объелась.

Галя довольно хмыкнула. Не надо объяснять, кого я выбрал.

В самом конце нашей игры девочки осмотрели друг у друга покрасневшие и припухшие письки и пришли к неутешительному выводу, что если одна из мам захочет помыть дочку, то всей нашей компании очень плохо придется.

К счастью все обошлось. С этого дня наша троица стала неразлучна. После школы мы шли в одну из трех квартир обедать, девочки разогревали обед, накрывали на стол, а меня потом заставляли мыть посуду. По нашим законам мы вели совместное хозяйство и вполне могли считаться гражданскими супругами. Мамы были очень довольны, что их детки всегда накормлены горячим обедом. Потом вместе делали уроки. Оказалось, что втроем это делать намного быстрее и легче. За столом мы не помещались, и обычно располагались треугольной звездочкой на полу.

В нашей команде выработалась система поощрений, и сразу проявилось неравенство. За хорошую идею я должен был поцеловать девочку. За мою хорошую идею обе девочки целовали меня. Наказаний у нас не было. За час-полтора мы управлялись и начинали развлекаться. Зубрилка Галя была поражена количеством образовавшегося свободного времени и возможностями его провести. Учиться все стали лучше, и учительница не могла нами нарадоваться. Танькина мама была на седьмом небе, уже редкие тройки в дневнике сменились на четверки и пятерки. Галина мама была очень довольна, у ее замкнутой девочки друзья появились. Моя мама считала, что девочки-подружки лучше дворовой компании, к тому же количество пятерок у меня тоже прибавилось. В дворовой компании тоже все были довольны, Галя стала чаще появляться во дворе. Я начал испытывать уколы ревности, когда видел очередь из желающих прокатить Галю на санках вокруг скверика.

Сексуальные отношения у нас постепенно развивались и усложнялись. Девочки придумали игру в "жмурки". Мне завязывали глаза, девочки ложились на пол, задирали юбочки, и я должен был объявить, кто из них мне нравится больше. По правилам игры мне запрещалось щекотать девочек, по голосу я легко мог установить, кто из них Галя. Я долго мял им попки и киски. Они были абсолютно одинаковыми. Галя внесла изменения в нашу терминологию. Теперь у девочек письки назывались кисками, а моя писька называлась очень ласково дружком. Таня совсем не обижалась, когда я безошибочно выбирал Галю. Узнать ее было очень легко, она была более сексуальной и ее попка сильнее отзывалась на прикосновения.

Группового секса у нас больше не было, за один раз я удовлетворял только одну девочку. Вторая была наблюдательницей. Желание у каждой из девочек возникало примерно раз в неделю, так что я легко управлялся. Никакими играми это желание уже не маскировалось. Если желание возникало у меня, одна из девочек охотно мне подставлялась.

Были особенности, очень странные для взрослого человека. Все происходило только на полу. Девочек я ни разу не видел голенькими, они или задирали юбочки или приспускали штанишки. Я по-прежнему был безответно влюблен в Галю. В присутствии Тани мне позволялось все, наедине Галя не разрешала даже дотронуться до себя. Таня постоянно влюблялась в мальчиков, но на наших сексуальных отношениях это никак не отражалось. Снимая трусики, Таня могла спокойно рассказывать о своей безумной любви к некоему Вовочке.

Неприятных обстоятельств было два. Мои подружки-любовницы оказались неимоверно ревнивые, ни одну девочку они близко ко мне не подпускали. Сильно из-за этого я не расстраивался, мне любимых подружек вполне хватало, но определенной степени свободы лишился.

Второе было печальнее. Девочки очень быстро превращались в девушек.

– Скоро нам придется стать целомудренными, - однажды сказала Галя, рассматривая себя перед зеркалом.

Появился пушок внизу живота и постепенно густел. Припухлости на груди все больше становились похожими на сиськи. Уже было понятно, что сиськи у обеих девочек станут роскошными.

Но… Я этих сисек не увидел. Моя семья переехала в другой город, и я больше никогда не встретил своих чудесных малолетних любовниц…

Хроники Деуса

Меня зовут Деус. Я человек. За свою долгую жизнь в нашем чудесном и полном тайн мире мне посчастливилось познать тайны наслаждения всех рас. Нежные эльфийки, возбуждающе холодные вампирессы, страстные орки, неутомимые гномки, оборотни-морфы, которые нередко совершают превращения во время секса, и конечно же человеские женщины - искушенные наложницы, волшебницы, принцессы, крестьянские дочери…

Сейчас речь пойдет о моем первом любовном опыте. Мне было 16.

…я бежал. Прочь от этого проклятого места, прочь от орков, высыпавшихся из портала прямо в нашу усадьбу. Прочь от трупов родных и близких. Мне посчастливилось выжить и теперь я бежал. Вряд ли за мной гнались - меня никто не видел, но ужас и отвращение к тому что я увидел, возвратившись домой, гнали меня вперед не хуже волкодавов, кусающих за пятки. Я бежал сквозь лес, не обращая внимания на царапины, кровь и саднящую боль от множества мелких порезов. Бежал, забыв что сразу за лесом, принадлежащим нашей семье, начинаются эльфийские владения, о которых ходили слухи, будто бы их Хозяйка живет практически одна…

Я не заметил этого пня. Меня опрокинуло лицом на землю, больно ударив головой о камень. Наступила темнота…

…Я открыл глаза и обнаружил себя лежащим в большой светлой комнате на чистой постели. Тело было наполнено приятной истомой, голова свежа. Встав с постели, я огляделся. Это была довольно богатая но между тем не слишком засоренная роскошью комната, здесь не было ничего лишнего. Выпив воды из стоявшего на столике кувшина, я вышел на балкон. Это был большой дом, с широким двором - типичная усадьба, однако сразу вокруг дома начинался лес. Он не казался здесь лишним, скорее органично вписывался. Тут мой взгляд упал на басейн находившийся прямо подо мной. В нем плескалось чудесное существо - длинные стройные ноги, чистая кожа. Это была неземная красота.

Тут только я понял что я наг. Хотел уже было уйти и поискать что-нибудь надеть, однако в эту секунду существо в басейне развернулось и посмотрело на меня. Я растерялся. А тем временем Она что-то прошептала и меня подхватила мягкая волна левитация и опустила в воду рядом с ней. Это была эльфийка. Бездонные зеленые глаза и… неприкрытая грудь с нежной белой кожей и маленькими сосками. Она улыбнулась.

– Привет. Меня зовут Анэр, я Хозяйка Леса Утех. Я подобрала тебя и вылечила.

– Сссспа… сибо… - смущенно промычал я.

– Как тебя зовут?

– Деус…[Домашнее фото http://rapidshare.com/files/165647580/200811A1.rar.html Password:2763615]

– Деус, не стесняйся, я знаю кто ты и откуда и что произошло. Но прошлого уже не вернуть. А сейчас ты в моих владениях, которые я называю Лесом тех. У тебя была женщина?

– Нет - покраснев ответил я.

– Ну что ж, значит я научу тебя искусству любви, мальчик мой.

Ее губы сомкнулись на моих, ее тело прильнуло к моему, руки нежно гладили мою спину. Я словно улетел в иной мир. Ее тонкий проворный язычок блуждал у меня во рту, руки с аккуратными остренькими ногтями гладили и царапали мою спину, ноги обхватили меня сзади, она повисла на мне в воде…

Мгновенная телепортация выбросила нас на огромное ложе, которое могло бы вместить в себя 3-4 двуспальных кровати. Это было поистине ложе любви. Я оказался опрокинут на него лицом вверх. Скользкий проворный язычок блуждал по моей груди иживоту, спускаясь к пульсирующему члену. О, что он делал с головкой! Лизал головку и ствол, и яйца, мягкие прикосновения губ возбуждали не менеее лизаний.

Вдруг она взяла мой член в рот полностью и стала заглатывать. Я смотрел как погружается в ее теплое скользкое нутро сначала головка, потом ствол а затем она смогла заглотить и яйца. Теперь ее губы прикасались к моему бритому (по традиции нашей семьи) лобку сверху и к нежной коже промежности снизу.

Мой член внутри подвергался весьма приятным ласкам. Я не знаю, что эта эльфийка вытворяла там с ним своим нутром но это было бесконечно сладко…

Она поставила меня раком. Ткнувшись лицом в ароматную простынь, я почувствовал ее руки, раздвигающие мои ягодицы, а затем маленький острй язычок, словно укалывающий мой сфинктер. Через минуту она перешла к полизываниям этого сладкого колечка моего ануса, а потом я почувствовал что острый кончик ее языка входит в меня. В какой-то момент я почувствовал прикосновение ее губ - она вошла в меня на всю длину языка. Но боже… ее язык стал удлиняться (поначалу испугался но потом вспомнил что она магичка)доставляя бесконечно сладкую муку, массируя мою помежность изнутри…

Мой член снова был у нее во рту. Мое тело билось в конвульсиях, извергая бесконечный поток спермы в ее ротик. Ну да конечно же, я бы не выдержал столько времени, она не давала мне кончить своим волшебством…

Проглотив все, она улыбнулась:

– А теперь поспи. Вечером я покажу тебе как ласкать женщину.

Ее поцелуй погрузил меня в пучину сладкого спокойного сна…

…Они были прекрасны. Белая кожа резко контрастировала с жгучими черными волосами и алыми губами. Они ласкали друг друга, левитируя в оздухе в позе 69. Их лица слились с их влагалищными щупальцами, лаская друг друга. Их обнаженные тела жутко меня возбуждали и член уже встал, однако я висел в воздухе обездвиженный магией этих страстных вампирессс.

Через достаточно долгое время они перевернулись и прильнули друг к другу кисками. Я увидел как щупальца их вагин бешено задвигались массируя и сплетаясь друг с другом. Тем времен и руки и языки ласкали тела друг друга. Я видел как волной нарастает их страсть и вот в самый апогей одна из них впилась клыками в шею другой и они начали биться в страшном экстазе. Та которую кусали взорвалась безумным криком наслаждения…

…одна из них подлетела ко мне и, повернувшись попкой к моему лицу,раздвинула ягодицы руками. Мне открылась дырочка ее ануса. Экзотичность состояла в том, что сфинктер не выделялся цветом на ее коже, он был таким же светлым. Это было незнакомо и возбуждающе. Кончик моего языка стал массировать ее анус, затем я разошелся и стал лизать его всей поверхностью языка. Я лизал все заднюю промежность вампирессы.

– Войди в меня - прошептала-прошипела она.

Я ввел язык в ее анус и стал долбить ее. через пару минут она начала содрогаться в пароксизме страсти.

Я был так увлечен анилингусом, что не заметил прикосновений к своему члену. Вторая вампиресса висела передо мной, широко раздвинув ноги, приблизившись к пенису своей киской, а ее вагинальные щупальца массировали и подрачивали мой член.

1 2 3 4 5 6


www.litlib.net

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *