2 олега – Музыкальный экспресс

Два Олега? Два Игоря?. В поисках Олеговой Руси

Два Олега? Два Игоря?

Еще одной вставкой к преданию о днепровском походе Олега, возможно, служит фраза: «Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава». Словно летописец поясняет – это тот самый Олег, что начал ставить города и установил северным племенам платить дань варягам, которую они платили до самой смерти Ярослава, если «строительство городов» логично связать с Поднепровьем, где князья действительно укрепляли границы строительством многочисленных крепостей, то вторая часть фразы целиком относится к истории Новгородской земли.

Из этой фразы можно сделать вывод, что на Севере тоже существовало какое-то предание о князе Олеге, отметившимся установлением варяжской дани, которую новгородцы должны были платить и при Владимире, и при Ярославе, что кажется невероятным, так как в это самое время новгородцы дважды сажают своих князей на престол Киева (980 и 1019 гг.), и со времен Владимира платят немалую дань Киевскому престолу – 2000 гривен! Выходит, что Новгородская земля должна была платить двойную дань – Киеву и варягам! Но кто эти варяги? Очевидно, те самые, у которых новгородцы просили Рюрика! Тогда становится понятным представление о том, что Олег наследовал власть от Рюрика и что могила его стояла в Ладоге или в «Заморье». Эта дань, учитывая, что киевские князья не оспаривали ее до окончательного утверждения христианства, не была формой политической зависимости, а носила скорее религиозный характер. В этом случае логично предположить, что отправляли ее в Варяжскую Русь – на остров Рюген, в Аркону! Можно предположить, что только при Владимире и Ярославе дань эта составляла относительно малую сумму в 300 гривен, так как в это время Новгород входил в состав Киевского государства, а ранее она могла быть в разы больше! Тем более что и территория, облагаемая данью, не ограничивалась Новгородом и его волостью, но также и ростовская меря должна была платить дань!

Любопытен и другой вывод – раз дань платили вплоть до смерти Ярослава, следовательно, и Владимир, и Ярослав выплачивали ее, были в некотором роде вассалами Руяна, пусть даже эта зависимость была лишь символической. Для примера можно вспомнить отношения русских земель с татарами: когда эпоха могущества Золотой Орды давно миновала, Московское царство продолжало периодически выплачивать символическую дань Крымскому ханству, вассалу Османской империи! Более того, даже Речь Посполитая выплачивала дань крымчакам с земель, входивших когда-то в Улус Джучи! Нечто подобное, очевидно, мы наблюдаем и здесь – несмотря на то, что Новгородская земля была при Владимире уже независимым государством, к тому же втягивающимся в политическую орбиту Киева, еще продолжали существовать старые вассальные отношения.

Эту красивую картину нарушает лишь один весьма важный момент: удивительно, но собственно новгородские летописи не знают этого периода правления Олега! НПЛ мл. извода те же самые слова, что в ПВЛ относятся к Олегу, адресует Игорю! Таким образом, слова летописца «тот самый» означают лишь, что он пытался убедить своих оппонентов в том, что именно Олег назначил северным племенам платить дань варягам! Вариант легенды о смерти русского князя в «заморье» можно объяснить знакомством со скандинавской фантастической «Сагой об Орваре-Одде», где главный герой, прожив 300 лет, умирает очень похожей смертью. Это послужило причиной отождествления двух персонажей русского и скандинавского эпоса не только среди норманистов, но и среди их оппонентов! Но остается могила Олега в Ладоге и местные предания о его гибели. Быть может, и они связаны с знакомством с сагой, что и породило версию о предсмертной поездке Олега в Новгород и Ладогу. Уже на этом основании ладожане в XII веке отождествили с Олегом местный курган, возможно, один из курганов в урочище Плакун. Возможно даже, этот курган действительно принадлежал варяжскому князю, вновь наложившему на новгородцев дань после смерти Рюрика.

Судя по тому, что помимо ладожской могилы Олега были известны еще две могилы в Киеве, то летописный образ Вещего Олега объединил не двух, а трех Олегов, действовавших в разное время. Ниже мы постараемся определить, какое влияние оказал этот третий Олег на образ Вещего князя. Пока же мы смело можем сказать, что «преемник Рюрика и установитель дани северным племенам» – это балтийский князь, возможно, похороненный в Ладоге или в «заморье» (возможно, сам князь погиб за морем, а в Ладоге стоял его кенотаф – пустое погребение, такие были известны в Х веке в Поднепровье), а могущественный Светлый князь, на равных разговаривающий с императорами, покоряющий славянские княжества и свергающий власть хазарского кагана в Поднепровье, – это собственно Олег Вещий, основатель Киевской Руси. Важно, что в действительности Русь Олега, утверждавшая свое влияние в Поднепровье, едва ли имела прямые и длительные контакты с варяжским княжеством в Новгороде.[13] И тем не менее, столь же однозначно приходится признавать, что именно из варяжского Новгорода в Русь к Олегу прибыли потомки Рюрика, что впоследствии и привело к тому, что именно Рюриковичи заняли русский престол в Киеве, так как все без исключения источники говорят, что именно новгородский Рюрик был предком русских князей! Любые гипотезы о том, что Игорь вовсе не был Рюриковичем, есть не более чем домыслы и отступление от источника.

Как ни странно, именно «Варяжская легенда» и предание о «северном Олеге», возможно, помогут нам разрешить эту загадку, а точнее, сравнение этого летописного предания с скандинавской «Сагой о Хрольве Пешеходе».

Сага даже самими скандинавами рассматривалась как чисто художественное произведение и относилась к числу так называемых «лживых саг» (другое их название «саги о древних временах», но здесь уместнее именно первое, так как хронологически герои саги были современниками Харальда Прекрасноволосого!). Главному герою саги, названному в честь знаменитого викинга ярла Хрольва или Роллона, основателя Нормандского герцогства на севере Франции, приписали вымышленную генеалогию, превратив в сына заглавного героя не менее фантастической «Саги о Стюрлауге Трудолюбивом». Как и положено этому жанру, сага переполнена фантастическими мотивами – карлики, волшебство, оборотни… Но, тем не менее, кое– что в саге, несомненно, восходит к реальным событиям восточно-балтийской истории. Более того, при сравнении «Саги о Хрольве Пешеходе» с известиями русских летописей обнаруживается удивительное сходство главного героя с варягом Рюриком, которого летописцы Киева и Новгорода единогласно считали основателем Киевского княжеского Дома. Если мы отбросим все литературные и легендарные сведения, то в сухом остатке получим следующее:

1. Хрольв отправился в Ладогу из Ютландии – отсюда же, из юго-западной Ютландии, из славянского княжества Вагрия, происходил, согласно Мекленбургским легендам, Рюрик.

2. Хрольв был ярлом – Рюрик был сыном удельного князя Годлава, младшего брата Великого князя Ободритского союза племен Чедрага, который, в свою очередь, был вассалом императора франков Карла Великого, а после восстания ободритов против франков они перешли под руку балтийских руссов-руян. Славянские мелкие князья Южной Балтики, как правило, именовались скандинавами ярлами. Титул конунга-короля принадлежал правителю Руяна-Хольмгарда, который считался конунгом Вендланда, и другим русским правителям – Ладожскому, Киевскому, позже Великим князьям развалившейся Киевской Руси.

3. Конунг Ладоги, которого сага именует Хреггвидом, погиб в сражении с шведским конунгом Эйриком, но его подданные все же изгнали шведов – Эйрик Энундсон, потомок Сигурда Ринга, совершил поход в Восточную Прибалтику примерно в 860 году, и, скорее всего, именно шведы были теми «варягами», с которыми воевали словене, чудь, весь и кривичи.

4. Хрольв взял в жены дочь конунга Ладоги, сел на его престол, одержал победу над шведами и основал новую династию, что вобщем-то соотвествует изложению легенды о Рюрике.

5. Сага называет потомков Хрольва: его сыновья Хреггвид Второй, который отправился на поиски истоков великой реки Дуны (Западная Двина?), и Херд, сын Херда Кари и внук Херд-Кнут. Кроме того, согласно саге, «некоторые» считают сыном Хрольва Олава Датского. Очевидно, имеется в виду Олав из Швеции, захвативший Данию после пресечения династии Скьельдунгов, сыновей которого сверг Хардакнут, троюродный брат Эйрика Энундсона и основатель династии Кнютлингов.

«Сага о Хрольве Пешеходе» сюжетно связана также с наиболее реалистичной из «лживых саг» – «Сагой о Хальвдане, сыне Эйстена», которая служит как бы предысторией «Хрольва Пешехода» (и в этом случае противоречит всему, что рассказано в «Стюрлауге Трудолюбивом» о подвигах «отца Хрольва» в Ладоге и о ее конунгах). Конунг Ладоги Хреггвид Первый был сыном героев «Хальвдана Эйстенсона» Скулли и Исгерд. Согласно этой саге, Исгерд, брат которой Сигурд служил Харальду Прекрасноволосому (это относит события саги ко 2-й половине IX века, что противоречит всем остальным данным! Скорее всего, это просто дань традиции, относящей чуть ли не все «лживые саги» к эпохе объединения Норвегии), была женой конунга Ладоги «в Гардах» Хергейра (самое раннее упоминания о «Гардах», или «Гардарики», восходит к концу Х века, когда норвежский ярл Хакон совершил набег на Ладогу; в это время Ладога, уже подчинявшаяся Новгороду Великому, входила в состав Киевской Руси, вследствие чего во всех «лживых сагах» Ладога также считается русским-«гардским» городом; предания о Хольмгарде много древнее и связаны с эпохой расцвета Острова русов – Руяна в VII–VIII вв.; позже, наоборот, название Хольмгарда было перенесено на Киевскую Русь и стало обозначением Новгорода Великого, который со времен Владимира и Ярослава воспринимался как столица русов, поэтому и в «Тидрек-саге», и в «Деяниях данов» «Хольмгард» обозначает столицу русов). Хергейр пал жертвой викингского набега Эйстена, конунга Трендалега, что также свидетельствует о том, что описанные события относились к первой половине IX века, так как при Харальде Прекрасноволосом Трендалег не имел конунгов, а управлялся халоголандскими ярлами Хладира, предками того самого Хакона, напавшего на Ладогу при Владимире. Далее следует закрученная интрига с подменой принцессы, местью за Хергейра его вассалов, прибытием сына Эйстена, мстившего за отца, вторжениями соседних властителей. В итоге все закончилось тем, что конунгом Ладоги стал ярл Скулли, вассал Хергейра и убийца Эйстена, он взял в жены Исгерд. Дочь Исгерд и Хергейра Ингегерд стала женой нового конунга трендов Хальвдана Эйстенсона, который примирился с убийцей отца, который к тому же спас жизнь самому Хальвдану.

Обе саги отличаются тем, что скандинавам, в общем– то, были неизвестны или непонятны имена героев – правителей Ладожского княжества, и они замещали их скандинавскими именами. Так появились Исгерд, Ингегерд (это традиционное для саг имя русской принцессы – Ярослав Мудрый в 1019 году женился на Ингегерд, дочери Олава Шведского, и с тех пор это имя ассоциировалось у скандинавов с Русью), Хреггвид, Кари, Херд-Кнут. В целом, возможно, это даже соотвествует действительности, так как археология фиксирует довольно тесные связи Ладоги со Скандинавией, вероятно, имел место и династический союз. Существование древней династии у ильменских словен, центром которых могла быть Ладога до строительства Новгорода (предшественником летописного Великого Новгорода было т. н. Рюриково Городище, действительно возникшее в IX веке), подтверждает ПВЛ, которая сообщает, что «свое княжение» было у полян (потомки Кия, Щека и Хорива), древлян, дреговичей, словен и кривичей-полочан.

Согласно Иоакимовской летописи, предшественниками Рюрика были Боривой, 9-й потомок Владимира Древнего, сына Вандала, внука Словена, и его сын Гостомысл, дочь которого Умила была матерью Рюрика. Однако саги не фиксируют родства Хрольва и ладожских князей, а анализ предания о Владимире Древнем, Боривое и Гостомысле заставляет сделать вывод, что они восходят к русским преданиям и истории Руяна и прибалтийских славян и рассказывают только о происхождении Рюрика, руса по матери и потомка древних королей Ругиланда. Гораздо важнее сведения Иоакимовской летописи о том, что Боривой совершал походы против финских племен (он умер на реке Кумени в Карелии) и воевал с какими-то варягами (шведами?), что продолжил и его сын. Перед смертью Гостомысл призывает старейшин подвластных ему племен, с которых берет клятву призвать на престол его внука Рюрика.

Судьба Хреггвида удивительно совпадает с поступками Игоря[14], описанными в русских летописях. Если не считать легенду о том, что будто бы Ольга посещала окраины (!) Новгородской земли (речь идет о том, что якобы киевская княгиня после победы над древлянами посетила Новгородскую землю и установила тут погосты и порядок сбора дани по рекам Мсте и Луге, а также посетила Псков[15]), русские князья и новгородцы вспоминают друг о друге только когда новгородцам в очередной раз (после истории с Рюриком) понадобился князь, и они обратились к Святославу Храброму с просьбой дать им одного из своих сыновей[16].

О судьбе «ладожского конунга» Хреггвида вспоминает и другая приключенческая сага, созданная на основе биографии Ингвара Путешественника, викинга XI века, служившего, если верить саге, Ярославу Мудрому, и принимавшего участие в походе 1044 года на Царьград вместе с Владимиром Ярославичем. Он был сыном того самого Эймунда, которому посвящена знаменитая «Прядь об Эймунде»[17]. Это позволяет нам утверждать, что за «исчезновением» Хреггвида лежала какая-то реальная история, а прототипом «Хреггвида, сына Хрольва» был, возможно, летописный Игорь Рюрикович. Впрочем, не будем торопиться. Все не так просто, как кажется.

Не раз уже указывалось, что уход Олега и Игоря из Новгорода больше походит на бегство. Князья оставляют Новгород навсегда. Вряд ли уход «Хреггвида» в двинскую экспедицию следует объяснять географическим интересом, скорее, он был изгнан, может быть, своим братом «Хердом». Но вернемся к «Варяжской легенде». Как мы помним, согласно легенде, после смерти Рюрика власть переходит к его родичу Олегу. Чем занимается этот Олег, получив власть? Он строит какие-то города (грады-крепости), устанавливает размер дани с подвластных Рюрику племен словен, кривичей и мери, а также устанавливает Новгороду платить дань ВАРЯГАМ по 300 гривен «ради мира», и дань эту Новгород продолжает выплачивать вплоть до смерти Ярослава наряду с данью в Киев (при Владимире и том же Ярославе – в 2000 гривен)!

Тут многое неясно. Во-первых, неужели при Рюрике размеры дани не были установлены? А во-вторых, и это самое важное, как мы помним, призвавшие Рюрика племена начинают с того, что изгоняют неких ВАРЯГОВ, которым отказываются выплачивать дань! Несмотря на все манипуляции автора ПВЛ с «разными варягами», из новгородских источников становится ясно, что и Рюрика восставшие племена призвали от тех же самых ВАРЯГОВ! При Рюрике они, очевидно, дань никому не платили, но после его смерти Олег снова налагает на них дань в пользу ЧУЖОГО НАРОДА! Характерно, что Олег не упоминается вплоть до смерти Рюрика. Складывается следующая картина событий: умирает Рюрик, и после его смерти «из-за моря» снова приходят варяги со своим вождем, которые снова налагают дань на непокорных вассалов. В результате конфликта наследники Рюрика вынуждены бежать на юг. Приют они находят у могущественного правителя Руси! Тот факт, что с Русью Новгород практически не поддерживал контактов, в данной ситуации является неоспоримым плюсом. Впоследствии Рюриковичи занимают высокое положение при дворе Олега, и один из них – Игорь – становится наследником бездетного государя[18].

Но можно ли отождествлять Хреггвида и Игоря? Противники родственных связей между Игорем и Рюриком, как правило, аппелируют к хронологии. Присоединение Рюрика к Игорю явно искусственное: Рюрик умирает в 879 году – Игорь рождается перед его смертью – а собственный сын у него рождается либо за 40 (если Святослав родился в 927), либо в 60-летнем (если Святослав родился в 942) возрасте! Очевидно, что в этой цепочке не хватает как минимум одного звена. Ободритский князь Годлав был убит в 808 г., следовательно, старший из его троих сыновей, Рюрик, должен был родиться самое позднее в 805 году! В германские хроники «Рорик, король вендов» попал под 845 годом, когда возглавлял неудачный набег по реке Эльбе. Уже в 864 году во главе ободритов стоял некий Дабемысл, возможно, родич Рюрика. Следовательно, реальное призвание Рюрика произошло между 845 и 864 гг. Летописная дата призвания – 862 год – не очень подходит, так как она привязана к 866-му – ошибочной дате нападения Аскольда и Дира на Царьград, которые, в свою очередь, по мысли летописца, были бывшими боярами Рюрика! Но если мы отнимем разницу в датировках (866–860) от 862-го, то получим более вероятную дату – 856 год, как год призвания Рюрика и 853 – год изгнания варягов будущими новгородцами. Следовательно, Рюрик не мог быть отцом Игоря Старого, в лучшем случае дедом! Учитывая, что в летописях нет ни малейшего намека на имя предполагаемого родителя Игоря, можно предположить, что этот человек носил тоже имя, что его отец или сын. В этом случае можно предположить, что забытый предок русских князей просто слился в генеалогических преданиях со своим более знаменитым тезкой (такое в эпосе случается). В этом случае более вероятным считаю, что имя его было Игорь. Дело в том, что жизнь Рюрика ни одна летопись не растягивает, в отличие от его «наследника», который словно две жизни проживает, судя по летописным датировкам! Тем более, именно Игорю приписывается переселение в Киев, а не Рюрику! Имя Игорь довольно рано становится очень популярным в княжеском семействе – кроме самого Игоря Старого его носит также его племянник.

Итак, изгнанный после смерти отца варягами сын Рюрика Игорь-«Хреггвид» отправляется на далекий юг, где находит убежище у русского государя Олега Вещего, занятого покорением Поднепровья. Знатный изгнанник, видимо, занял достаточно высокое положение в иерархии русского государства. Пришел он, очевидно, не один, а с дружиной, причем немалой[19]. Вероятно, что после покорения Смоленска Олег посадил в этот город править либо самого «Хреггвида», либо уже Игоря Старого. На это указывает поздний Архангелогородский летописец, который, как считают, восходил к утраченным смоленским летописям. Вероятно, Хреггвид породнился с родом Олега, что дало возможность Игорю[20] стать наследником бездетного Вещего князя.

Все это, конечно, лишь предположения, но они объясняют многие летописные нестыковки. Разобравшись с появлением Игоря Старого в Русской земле, вернемся к Олегу Вещему и попробуем проследить его путь к престолу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Два Олега — Энциклопедия Нижнего Новгорода

<..> Можно сказать, что полномочия главы города и сити-менеджера не разделены. С первых дней работы Кондрашов и Сорокин дублируют друг друга. Точнее Сорокин вклинивается в епархию Кондрашова. Это проявилось, например, при обсуждении и принятии структуры администрации Нижнего Новгорода. Глава города фактически не позволил Кондрашову сделать то, что тот хотел. Можно предположить, что особняком здесь стоит проблема глав районов Нижнего Новгорода. Кто будет ими командовать, тот и окажется сильнее. И здесь есть предмет для анализа.

Как только Олег Кондрашов официально заявил о своих претензиях на пост сити-менеджера, он сразу бросил кость главам районов. Мол, их полномочия будут расширяться. Это был чёткий сигнал главам, который они, по всей видимости, поняли. Ещё до этого Олег Сорокин объехал районы города и дал понять некоторым главам, что они прочно сидят на своих местах: сормовскому, например, — Валерию Моисееву, автозаводскому — Владимиру Солдатенкову.

В свою очередь сити-менеджер Кондрашов благословил на главу Приокского района исполняющего обязанности Андрея Черткова. Хотя при Булавинове Городская дума заблокировала его утверждение на пост заместителя мэра. Следом Кондрашов ставит в Московском районе своего человека — Геннадия Зотина.

А вот глава Канавинского района Николай Сатаев — человек губернатора. И ни Сорокин, ни Кондрашов не в состоянии обратить его в свою веру.

В Нижегородском районе формально из-за участия в выборах в Законодательное собрание Нижегородской области в подвешенном состоянии оказался глава Андрей Тарасов. По всей видимости, между Сорокиным и Кондрашовым будет торг: кто сядет на место Тарасова? Будет это сорокинский человек или кондрашовский? Скорее всего, Нижегородский район отдадут на откуп губернатору Шанцеву, ведь тут располагается Кремль.

По Советскому и Ленинскому районам вопрос отложен. Можно предположить, что это произошло по политическим мотивам. Ленинский район, видимо, не хотят отдавать на откуп влиятельному депутату Законодательного собрания Вадиму Жуку и в счёт компенсации ему будет предложен какой-то вариант. В Советский район всё же могут командировать Александра Бочкарёва, но не сейчас, а после выборов в Заксобрание. Иначе зачем брать паузу, которая мешает «Единой России» понизить результаты «справороссов»?

Непосредственно при принятии новой структуры администрации Нижнего Новгорода развернулась целая битва за глав районов. Олег Кондрашов совершил достаточно грубую ошибку — он предложил лишить глав статуса заместителей главы администрации города. Понятно, что сити-менеджер Кондрашов купился на красивую идею сократить число своих заместителей до минимума — шесть-семь человек. А тут целых восемь замов, которых можно запросто лишить статуса.

Олег Сорокин понял, что для него это шанс перевести глав районов под свою опеку. Он вместе с депутатами Гордумы настаивал, чтобы они сохранили приставку «заместитель главы администрации города». И Кондрашов, поняв, каковы ставки в игре, не без скрипа согласился. Мол, какая разница, какие будут у них эполеты, важно, чтобы с полномочиями всё было нормально.

Но, похоже, полномочий-то у глав районов будет меньше. Ведь администрация Нижнего Новгорода стала сильнее. За счёт чего? Остатков былого влияния глав районов. Неслучайно некоторые из них на ослабление своей власти зароптали.

Видимо, именно этот угол Сорокин и хотел смягчить, оставляя эполеты Моисееву, Солдатенкову, Сатаеву, Черткову, Зотину и Тарасову.

Выяснились и партийно-политические разногласия между двумя Олегами. Особенно рельефно это проявляется в Советском районе. Олегу Кондрашову нужно дать партии хороший результат, на уровне булавиновского. Одна из точек роста — это Советский район, где в октябре 2010 года на муниципальных выборах у «единороссов» были явные трудности. У Сорокина тут прямо противоположные замыслы. В региональной группе «Справедливой России» замечен человек Олега Сорокина — Алексей Колобов. И чтобы он стал депутатом Законодательного собрания, победить в округе № 8 должен не «единоросс», ректор ННГУ Евгений Чупрунов, а «справоросс» — Александр Косовских. А «справороссы» должны набрать рекордный урожай голосов за счёт «Единой России».

Вокруг этого якобы уже были разбирательства на уровне губернатора Валерия Шанцева и секретаря областного политсовета Виктора Лунина. Вроде Сорокину дали понять, что он поставил свои интересы выше партийных. И для кого же это неожиданность? Примерно так же всё было и 25 октября, когда у Булавинова отбирали пост главы города.

Это означает, что сдерживающих центров у одного из Олегов точно нет. И война — это вопрос времени. Сначала холодная, а потом и горячая. Сейчас же пока идут «тёрки», но в песочнице. По-детски в общем. Но скоро всё будет по-взрослому. Дайте только срок.

www.nnov.ec

Загадки истории. Князь Олег II

 

4 228

После Олега Вещего правил, очевидно, «второй» Олег, который в устных преданиях слился с первым; не исключено, что он был сыном первого. Документально правление «второго» Олега подтверждается составленным в середине X века «хазарским письмом», повествующим о событиях конца 930 — начала 940-х годов. В письме речь идет о тогдашнем правителе Хазарского каганата Иосифе, византийском императоре Романе I Лакапине (919–944) и «царе Руси» Хлгу (Олеге).

Цитирую новейший перевод фрагмента этого письма, принадлежащий А. П. Новосельцеву: «…во дни царя Иосифа …злодей Романус послал большие дары Хлгу, царю Руси, подстрекнув его совершить злое дело. И пришел тот ночью к городу Смкрии (позднее Тмутаракань — Тамань. — В. К.) и захватил его обманным путем… И стало это известно Булшци (по-видимому, высокий хазарский титул. — В. К.) он же Песах хмкр (иранский или, вероятнее, хорезмийский титул. — В. К.), и пошел тот в гневе на города Романуса (имеются в виду византийские города в Крыму. — В. К.) и перебил всех от мужчин до женщин… И пошел он оттуда на Хлгу и воевал с ним четыре месяца, и Бог подчинил его Песаху… Тогда сказал Хлгу, что Романус побудил меня сделать это. И сказал ему Песах: если это так, то иди войной на Романуса, как ты воевал со мной, и тогда я оставлю тебя в покое. Если же нет, то умру или буду жить, пока не отомщу за себя. И пошел тот и делал так против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи, так как македоняне (в Византии правила тогда Македонская династия. — В. К.) победили его огнем (имеется в виду горючая смесь — „греческий огонь“, не гаснувшая даже на воде; состав ее не вполне выяснен и сегодня. — В. К.). И бежал он, и устыдился возвращаться в свою землю и пошел морем в Прс (Персию. — В. К.) и пал там он сам и войско его. И так попали русы под власть хазар».


Русское государство в начале X в. При Олеге Вещем не только создалось единое русское государство, простирающееся от Ладоги до Киева: это государство выступило как полноправный участник, «субъект» исторического бытия громадного евразийского региона, в котором действовали три мощных империи — Византия, Хазарский каганат и Арабский халифат

Как мы еще увидим, рассказ о судьбе Хлгу-Олега с того момента, как он отправился на Константинополь, целиком и полностью достоверен (кроме одной детали: Олег, очевидно, пошел в Персию — точнее, в подчиненную тогда Ирану южную часть нынешнего Азербайджана, — опять-таки не без диктата хазар, поскольку речь шла о походе на враждебных Каганату мусульман).

Все сказанное в «хазарском письме» подтверждают современные (или близко отстоящие от события) византийские, западноевропейские и арабские источники, хотя правитель Руси в некоторых из этих источников зовется «Игорем» (почему это так — еще будет выяснено), а в арабских вообще безымянен. Правда, А. П. Новосельцев не так давно заново исследовал сочинение арабского хрониста Масуди, писавшего как раз в начале 940-х годов о «царе славян»  по имени «ал-Олванг» (это близко к «Олег»), — притом о нем говорится как о современнике хрониста: «…царь ал-Олванг, у которого много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом», — то есть с Византийской империей. Между тем, как уже говорилось, нет никаких достоверных сведений о войне с Византией во времена Олега Вещего. И если «Олванг» — Олег, то речь шла именно о «втором» Олеге.


Битва русов с хазарами. «Пришел Хлгу, царю Руси ночью к городу Смкрии (Тмутаракань) и захватил его обманным путем…»

В «хазарском письме» может вызвать недоумение тот факт, что полководец Песах стремится не сокрушить до конца Хлгу-Олега, а заставить его воевать с Византией. Но для нападения на Константинополь нужен был морской поход, а флота, кроме русского (о чем уже упомянуто), не имелось. С другой стороны, Каганат преследовал цель ослабить одновременно и Византию, и Русь, ввергнув их в противоборство.

Сказанному выше о «втором» Олеге, правившем после смерти Олега Вещего и до 941 года, вроде бы решительно противоречит тот факт, что и в русской летописи, и в «Истории» византийца Льва Диакона, и в хронике епископа Кремонского Лиутпранда предводителем похода Руси на Константинополь в 941 году назван Игорь.

Однако при внимательном анализе всех источников это противоречие разрешается. Поход Руси 941 года был тщательно исследован в работах историка Н. Я. Полового И выяснилось, что русское войско, подойдя 11 июня 941 года на многочисленных ладьях  к Босфорскому проливу, разделилось на две неравные части. Небольшой отряд воинов — мы бы его назвали теперь десантом — рванулся вперед, высадился на берег и стал громить предместья Константинополя, между тем как на основную массу русского флота неожиданно напали византийские корабли, обрушив на него «греческий огонь». Это произвело на наблюдавших с берега морской бой «десантников» ошеломляющее впечатление. Видя, как загораются одна за другой русские ладьи, они решили, что флот погиб, борьба бессмысленна, и с наступлением ночи отправились под покровом темноты на своих немногих ладьях в обратный путь — в Киев. Вернувшись домой, они, сообщает летопись, поведали: «Якоже молонья, — рече, — иже на небесех, грьци имуть у собе, и се пущающе же жачаху нас, сего ради не одолехом им», — то есть: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их».

Строят ладьи. Н. Рерих, 1903 г. Хазарам для нападения на Константинополь нужен был морской поход, а флота, кроме русского, не имелось

Однако, как убедительно показал Н. Я. Половой, основная часть флота, потерпев жестокий урон от «греческого огня», отнюдь не погибла, а двинулась на восток (путь на север, в Киев, преграждал византийский флот), к берегам малоазийских провинций Византии и воевала там свыше трех месяцев.

Воссоздав этот ход событий на основе анализа всех имеющихся источников, кроме хазарского, Н. Я. Половой обратился затем к последнему, и стало ясно, что «хазарское письмо» нисколько не противоречит остальным источникам, а только дополняет их: согласно ему, флот воевал с византийцами «на море четыре месяца», а затем отправился не на Русь, а дальше на восток — через территории Каганата в города враждебных хазарам прикаспийских мусульман, — о чем сообщает и ряд арабских источников.

 

Так, тогдашний правитель города Бердаа (ныне — Барда в Азербайджане, в ста километрах от границы с Ираном) иранец Марзбан ибн Мухаммед, рассказал своему современнику — арабскому хронисту: «И вступили мы в битву с русами. И сражались мы с ними хорошо и перебили из них много народа, в том числе их предводителя», — то есть, без сомнения, Олега, — уцелевшие же русы «ушли к Куре (реке) и сели на свои суда и удалились». Это произошло в конце 943 — начале 944 года. Стоит отметить, что, согласно Новгородской летописи, смерть постигла Олега «идущю за море», хотя и не сказано за Черное море, — куда русские во время составления летописей уже не «ходили».

Применение греческого огня. Миниатюра из средневековой рукописи

Н. Я. Половой видит в том Олеге, о котором рассказывает «хазарское письмо», не Олега Вещего, а именно другого, «второго» Олега. Вместе с тем Н. Я. Половой как бы не решился преодолеть до конца инерцию «общепринятой» версии. Сказав о том, что Игорь и Олег — «два известные нам вождя похода 941 года», он утверждал, что Олег был «в полном подчинении у Игоря» (с. 102). Но с этим едва ли согласуется твердо установленный самим же Н. Я. Половым факт: в то время как русский флот в целом — сотни или даже тысячи ладей — находился под командой Олега, Игорь возглавил небольшой десант, высадившийся на берег у стен Константинополя, а затем, по сообщению Льва Диакона [72] всего лишь на десятке ладей пробравшийся в ночной темноте на север, к Руси. Н. Я. Половой считает, что именно в этом малом десантном отряде находилось «руководство похода, состоявшее из князя Игоря и его окружения» (с. 92). Но это едва ли хоть сколько-нибудь достоверное предположение.

Хазары, без сомнения, гораздо лучше знали положение на Руси, чем византийцы (не говоря уже о посещавшем Константинополь Лиутпранде Кремонском), а в «хазарском письме» именно Олег, а не Игорь назван «царем Руси». Разумеется, мне могут возразить, что вот, мол, и русская летопись ставит во главе похода 941 года не Олега, а Игоря. Но, как уже было показано, в летописи здесь вполне объяснимое противоречие. Предания донесли до ее составителя сведения о том, что правитель по имени Олег предпринимал поход на Царьград, однако, поскольку в тех же преданиях «второй» Олег слился в единый образ с Олегом Вещим, поход этот был «перенесен» (с деталями, взятыми из византийских сообщений как раз о походе 941 года!) в 907 год, когда противоборство Руси с Византией вообще не имело места (о чем подробно говорилось выше), а предводителем похода 941 года летопись объявила Игоря.


«Кембриджский документ». Анонимное еврейско-хазарское письмо середины X в.

Замена Олега Игорем в рассказе о походе 941 года в византийском и западноевропейском источниках обусловлена, очевидно, тем, что Олег «исчез» после похода, а Игорь стал правителем Руси и вел последующие переговоры с Константинополем. Необходимо отметить, что западноевропейский и византийский источники, в которых предводитель похода 941 года именуется Игорем, — весьма поздние источники: Лиутпранд Кремонский получил сведения об этом походе Руси лишь в 949 или даже в 968 году, а Лев Диакон писал о нем еще позже — в 980-е годы.

Стоит обратить внимание на тот факт, что в ряде летописей Игорь называется племянником Олега — разумеется, Олега Вещего (поскольку о другом Олеге и не идет речи). Однако это почти так же неправдоподобно с «хронологической» точки зрения, как и объявление Игоря сыном Рюрика. Гораздо вероятнее, что Игорь был племянником «второго» Олега и в результате исчезновения последнего оказался на его месте в качестве правителя Руси; тем самым на него как бы перешла и вся «ответственность» за поход на Царьград, и после поражения именно он заключал в 944 году мирный договор с Византией.

Этот договор, по определению исследователя русско-византийских отношений, был, между прочим, «менее выгоден для русских, чем договор 911 года (заключенный Олегом Вещим. — В. К.)… Русь была вынуждена отказаться от некоторых прежних преимуществ… и взять на себя ряд новых обязательств по отношению к Византии», — что было как бы «наказанием» за атаку на Константинополь в 941 году.

Игорь явно был тогда еще весьма молодым человеком; дело в том, что в тексте договора 944 года упомянуты послы от двух племянников Игоря и единственного его собственного ребенка — Святослава; если бы у Игоря имелись другие дети, послы были бы, несомненно, назначены и от них.

Поход князя Олега на Царьград 941 г. Миниатюра из Радзивилловской летописи

О том, что Игорь начал править Русью отнюдь не в 913 году (как утверждается в летописи), ясно говорит, помимо прочего, следующее. В летописях не раз упоминается выдающийся воевода Свенельд, который служил Игорю с самого начала его правления, затем служит Ольге и Святославу и, наконец, старшему сыну последнего, Ярополку, — до 977 года. И если бы Игорь действительно правил с 913 года, «воеводство» Свенельда длилось бы почти 65 лет! В действительности Свенельд стал воеводой Игоря накануне гибели последнего, в 940-х годах.

Существует весьма убедительная версия, выдвинутая в упомянутых выше исследованиях Н. Я. Полового и поддержанная М. И. Артамоновым согласно которой Свенельд участвовал в походе на Царьград Олега («второго»), отправился с ним в Персию, а после гибели Олега у города Бердаа возглавил уцелевшую часть войска и возвратился в Киев, где стал воеводой Игоря. Дело в том, что среди пятидесяти лиц, подписавших русский договор с Византией в 944 году (вероятно, летом), Свенельд не значится; он, по-видимому, возвратился из Закавказья в Киев лишь в конце этого года.

Изложенные выше «нестандартные» представления (прежде всего о «втором» Олеге, который и возглавлял поход на Царьград в 941 году), вроде бы не находящие никаких подтверждений в русских летописях, могут по этой причине быть восприняты с решительным сопротивлением — и как «дискредитация» летописей, и как «произвольный» домысел… Однако в Архангелогородском летописце, сохранившем (это общепризнанно) целый ряд достоверных древнейших сведений, сообщается именно о таком положении дела:

«Иде Олг на Греки… и приидоша ко Царюграду… — сказано здесь. — Бысть же тогда царь Роман (правил с 919–944 гг. — В. К.) и посла(л) патрекея Феофана (именно патрикий Феофан командовал в 941 году византийским флотом! — В. К.) с воины на русь; огненым строением пожже корабля руския, и возвратишася русь восвояси без успеха; потом же… на третье лето (то есть именно в 944 году! — В. К.) приидоша в Киев».


Роман I Лакапин (919–944). Византийская монета середины X в.

В этом тексте все вполне точно, — в частности, в нем не говорится, что «на третье лето» вернулся в Киев и сам Олег; вернулась только часть войска, а Олег погиб в Закавказье, «за морем», и в этом же летописце чуть ниже сообщено: «Сей же Олг… умре… егда иде от Царягорода, перешед море» (там же), — что полностью совпадает с «хазарским письмом»!

Таким образом, первоначально в летописи именно Олег возглавлял поход 941 года и затем погиб «за морем», но позднее он был почти во всех летописях «заменен» Игорем, поскольку этого требовала вымышленная версия о единстве династии (Рюрик — Игорь — Святослав).

Впрочем, может возникнуть и такое соображение: почему бы не полагать, что Олег, действовавший в 941 году, — это все-таки тот же Олег Вещий; ведь, как известно, ранние даты в летописи нередко ошибочны, и, может быть, Олег Вещий умер не в 912-м (как в летописи), а в начале 940-х годов? Однако Олег, бывший взрослым человеком еще при Рюрике, родился, по-видимому, в середине IX века, а продолжительность жизни в те времена была сравнительно небольшой. Так, из всех русских князей XI — середины XIII века, даты рождения и смерти которых точно известны, только один — Владимир Мономах — перешел через семидесятилетний рубеж (он умер 71 или 72-х лет). Но еще показательнее другое: в возрасте 64-х лет Мономах написал свое великолепное «Поученье», где не раз говорит о себе как о своего рода «долгожителе» и воздает хвалу Богу, «иже мя сих днев грешного допровади». И в самом деле: нам неизвестен (если исходить из достоверных дат) ни один князь этого времени, доживший до шестидесятичетырехлетнего возраста! И Олег Вещий, безусловно, никак не мог дожить до 941 года…

Читателям может показаться, что доказательствам существования «второго» Олега я уделил чрезмерно много внимания и места. Разве столь уж важно, скажут мне, что после смерти Олега Вещего Русью правил не Игорь, а некий «второй» Олег, о котором ко времени составления летописи вроде бы совсем «забыли»?

Взятие города Бердаа во время похода русских на Каспийское море в 943–944 гг. Художник Кочергин Н. М. Пропуская русских удальцов на Каспий, хазары без затраты собственных сил наносили мусульманам Закавказья весьма серьезные удары и, не пошевелив даже пальцем, присваивали к тому же половину добычи

Чтобы ответить на этот вопрос, следует прежде всего обратить внимание на более существенную «забывчивость» летописи: в ней нет ни слова о том, что поход «второго» Олега на Константинополь был совершен под диктатом Хазарского каганата, — как и последующий его поход в Персию, где этот Олег — в сущности, бесславно — погиб. Не упоминается в летописи и состоявшийся ранее поход Руси в те же прикаспийские земли, имевший место между 912 и 917 годом (точная дата не установлена), — то есть, по-видимому, в начале правления того же — «второго» — Олега.

Приведу фрагменты из сочинения одного из виднейших арабских хронистов, Масуди, написанного в 943 году и повествующего о первом (в 910-х годах) походе Руси на Каспий. «Около 500 судов» из Руси, — сообщал Масуди, — приплыли по Черному морю к Керченскому проливу, где «находятся хорошо снаряженные люди хазарского царя. Их задача — оказывать сопротивление каждому, кто идет с этого (Черного) моря… Когда суда русов доплыли до хазарских войск, размещенных у входа в пролив, они снеслись с хазарским царем, прося разрешения пройти через его землю… и таким образом достичь Хазарского (Каспийского) моря… с условием, что они отдадут ему половину добычи, захваченной у народов, живущих у этого моря. Он разрешил им совершить это беззаконие… Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения… Русы проливали кровь, делали что хотели с женщинами и детьми и захватывали имущество. Они рассылали отряды, которые грабили и жгли… тысячи мусульман были убиты… Русы пробыли на этом море много месяцев… Когда русы набрали добычи… они двинулись к устью Хазарской реки (Волги) и снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними. Хазарский царь не имел морских судов, и его люди не умели обращаться с ними; не будь этого, мусульманам от него было бы больше бед (то есть русы выполняли ту задачу, которую хазары не могли выполнить сами. — В. К.). Ларисийцы (наемная хорезмийская гвардия Каганата. — В. К.) и другие мусульмане царства (Хазарского) узнали о том, что натворили русы и сказали царю: „Предоставь нам расправиться с этими людьми, которые напали на наших мусульманских братьев…“ Царь не мог им помешать, но послал предупредить русов, что мусульмане решили воевать с ними. Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке (Волге), ища встречи с ними… Битва между ними длилась три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены… Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на берегу Хазарской реки, было около 30 тыс.»

Средневековая карта мира известного арабского хрониста ал-Масуди. Ал-Масуди писал о походе русов на Каспий: «Когда русы набрали добычи… Они двинулись к устью Хазарской реки (Волги) и снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними»

Н. Я. Половой справедливо писал об этом походе Руси, а также о позднейшем, состоявшемся и 943–944 годах (после похода на Константинополь), что эти «набеги Руси… помогали хазарам устоять не только против опасности с юга… но и укрепляли позиции хазар… в борьбе с Русью. Пропуская русских удальцов на Каспий, хазары без затраты собственных сил наносили мусульманам Закавказья весьма серьезные удары и, не пошевелив даже пальцем, присваивали к тому же половину добычи. Таким образом, русские, задачей которых являлась, несомненно, ликвидация Хазарского каганата (что и осуществил в 960-х годах Святослав. — В. К.), сами временно укрепляли это государство, нанося удары… врагам Хазарии».

Что касается второго (943 года) похода Руси на Каспий, совершенно ясен диктат Хазарского каганата, заставившего Олега II сначала атаковать Константинополь, а затем — с остатками флота и войска — мусульманский город Бердаа в Закавказье. Более сложен вопрос о первом походе, хотя в сведениях Масуди очевидно вырисовывается коварнейшая «игра» хазарского царя. Вместе с тем едва ли русские приплыли к хазарской заставе в Керченском проливе без всякой предварительной договоренности и должны были еще (как считал Масуди) «снестись» с хазарским царем, находившимся в Итиле, — то есть на расстоянии около тысячи километров даже по прямой линии!


Стремена, удила, боевой топорик и сабля. Хазарский каганат

Поскольку никаких сведений о нападении Каганата на Русь в 910-х годах нет, естественно полагать, что хазары так или иначе «соблазнили» русских совершить этот поход на Каспий, обещая богатую добычу.

Размышления об этих походах Руси в Закавказье, а также о походе 941 года на Константинополь явились основой для резко отрицательной оценки Олега Вещего и Игоря в ряде широко известных ныне сочинений Л. Н. Гумилева, который еще в 1974 году утверждал, что «Олег Вещий в наследство Игорю… оставил не могучее государство, а зону влияния Хазарского каганата», сумевшего «подчинить себе русских князей до такой степени, что они превратились в его подручников и слуг, отдававших жизнь за чуждые им интересы… Летописец Нестор об этой странице истории умолчал».

Но эта «страница истории» принадлежала Олегу II, а не Олегу Вещему и не Игорю (о самостоятельной политике Игоря еще пойдет речь), и не исключено, что «молчание» Нестора об этом, другом Олеге (и походах его времени) объясняется и нежеланием помнить о нем…

Существует своего рода историческая «закономерность», о которой нередко рассуждают в общетеоретическом плане, но очень редко стремятся увидеть ее проявление в конкретном движении истории: период высокого подъема страны подчас как бы без особых причин сменяется периодом глубокого спада. То ли страна «устает» от мощного напряжения своих сил, то ли успехи порождают и ней самодовольство, закрывающее глаза на опасности, но, во всяком случае, эта закономерность реальна и, в частности, проявилась в истории нашей страны за последние полвека, которые явно делятся (примерно пополам) на два весьма различных периода.

Подобная смена периодов подъема и спада, как представляется, произошла на Руси посередине (то есть в 910-е годы) отрезка времени с 880-х до 940-х годов. При Олеге Вещем имели место прочное объединение Северной и Южной Руси, твердое противостояние Хазарскому каганату и плодотворные взаимоотношения с Византийской империей. В 910-х — начале 940-х годов все это так или иначе нарушается. Многозначительно, что позже, под 947 годом, «Повесть временных лет» сообщает (даю текст в переводе Д. С. Лихачева): «Отправилась Ольга к Новгороду (вернее — к Невогороду-Ладоге. — В. К.) и установила… погосты… оброки и дани», — то есть, надо думать, возродила нарушенную связь с Северной Русью. Ранее, в 944 году, Игорь возобновил союз с Византией, начав тем самым и подготовку к борьбе с Хазарским каганатом (о чем — ниже).


Хазария в VIII–IX вв. Условные обозначения: 1 — границы леса с лесостепью; 2 — хазарские крепости и города VIII–IX вв.; 3 — русские города IX–X вв.; 4 — путь печенегов по южнорусским степям в конце IX в.; 5 — направления экспансии Хазарского каганата в VIII–IX вв.; 6 — столица Волжской Болгарии; 7 — расстояние от летней ставки кагана на реке В-р-шан до границ личного домена. Публикуется по книге Плетневой С. А. Хазары

Словом, Л. Н. Гумилев безосновательно «осудил» Олега Вещего и Игоря, достаточно высоко оцененных (особенно первый из них) в летописях; речь должна была идти о том, кто правил Русью в тридцатилетнем промежутке между 912 и 942 годом. Как уже сказано, Архангелогородский летописец сохранил своего рода реликт верного предания о том, что поход на Царьград в 941 году возглавлял Олег (понятно, не Вещий), который затем погиб, «перешед море» (я говорю «реликт» потому, что здесь же, в этом же самом летописце есть отрицающая приведенное сообщение, — внесенная, очевидно, позже, — «информация»: Игорь — сын Рюрика и начинает княжить еще в 913 году!).

Итак, занявшая три десятилетия «страница истории», о которой «умолчал» Нестор — время правления Олега II. Не следует понимать это в том смысле, что «спад» и ослабление Руси в 910 — начале 940-х годов были обусловлены прежде всего личностью нового правителя: закономерная смена периодов подъема и спада коренится в бытии страны в целом, а не в характере правителя; последний только наиболее очевидно воплощает в своих действиях (и бездействии) и подъемы, и спады. Олег II уже в начале своего правления поддался коварнейшему хазарскому плану похода Руси на Каспий; впоследствии его увлекла предложенная византийским императором Романом I акция по ограблению богатого хазарского Самкерца (в «хазарском письме» сообщается, кстати, что Песах «нашел добычу, которую Хлгу захватил в Смкриу»), а затем он напал и на Константинополь (хотя, как совершенно верно писал Л. Н. Гумилев, «русам абсолютно не из-за чего было воевать с греками») и, наконец, обрел гибель в далеком Бердаа.


Дань славян хазарам. Миниатюра из Радзивилловской летописи

Естественно полагать, что этот Олег не заботился и о единстве Северной и Южной Руси; летописные сведения о такой заботе относятся к времени Олега Вещего, который, возможно, и умер на севере, в Ладоге, где он создал первую на Руси каменную крепость, и, затем, — спустя треть века — к времени Ольги.

Уже после выхода в свет первого издания этой книги я ознакомился с фрагментом работы (опубликованной в 1995 году во французском журнале «Rеvuе des еtudes bуzаntinеs») К. Цукермана — фрагментом, озаглавленным «Русь, Византия и Хазария в середине X века: проблемы хронологии». Это исследование в известной мере «перекликается» с данным разделом моей книги, — в частности, его автор во многом опирался на те же, что и я, предшествующие (но незаслуженно «подзабытые») скрупулезные разыскания Н. Я. Полового и В. М. Бейлиса.

В исследовании К. Цукермана убедительно доказано, что (цитирую) «Игорь правил три-четыре года… он вокняжился в 941 г., когда… его предшественник Олег навсегда покинул свою страну… Олегова Русь, вторгшаяся в „Персию“ после неудачного похода на Царьград, больше не вернулась в Киев» (выше я высказал предположение, что какая-то часть Олегова войска во главе со Свенельдом все же смогла вернуться в Киев).

Как сказано здесь же, «есть все основания считать, что Русь напала на Бердаа (между 943 и 945 гг. — В. К.) в союзе с хазарами», но «пока русские войска оккупировали Бердаа, киевский князь Игорь заключил летом 944 г. новый договор с Византией. Это хронологическое совпадение может поставить в тупик, если считать, что оба действия исходили из одной и той же власти. Трения между хазарами и Византией засвидетельствованы не только Письмом из Генизы (ок. 949 г.), но и Константином Багрянородным… Каким же образом Русь могла стать союзником обеих держав одновременно?» Но на деле действовавшая по хазарской указке «Олегова Русь … не имела никакого отношения к Игоревой политике замирения с Византией» (цит. по: Славяне и их соседи. Вып. 6. М., 1996. С. 74, 76).


Оружие и доспехи славян IX–X вв. Реконструкция

Этот и ряд других выводов исследователя представляются совершенно верными и весьма важными. Вместе с тем К. Цукерман, внося ясность в «проблему хронологии» княжения Игоря, к сожалению, «затемнил» эту же проблему по отношению к Олегу, который оказался в его версии неправдоподобным «долгожителем».

Стремясь выйти из трудного положения, исследователь попросту предложил считать, что в 944 году «Олегу было … не меньше шестидесяти лет» (с. 77), — то есть он родился в начале 880-х годов. Однако при таком решении придется отрицать ту связь Олега с умершим до 880 года Рюриком, о которой есть вполне определенные летописные сведения, и, во-вторых, напрочь отвергнуть все летописные даты Олеговой смерти. К тому же сам К. Цукерман упоминает, что «летописи путаются в показаниях относительно места и обстоятельств смерти Олега» (с. 76), — чего, между прочим, нет в летописных сообщениях о других князьях. И вполне естественно прийти к выводу о существовании двух Олегов, первый из которых погиб в 912 (или 913), а второй — в 944 (или 945) году. Собственно говоря, исследование К. Цукермана прямо подводит к именно такому решению, и, очевидно, только своего рода историографическая «инерция» помешала автору принять это решение…

Но нельзя не отметить, что вскоре после выхода в свет первого издания этой книги было опубликовано исследование, в котором доказывается, что существовали два Олега — «Старший» («Вещий») и его сын, «Младший», причем — и это особенно существенно — исследователь опирался на иные факты и аргументы, чем я, — главным образом на сведения из скандинавского эпоса, — но пришел к тому же выводу. (См.: Алексеев С. «Вещий Священный» (Князь Олег Киевский) // Русское Средневековье. Международные отношения. 1998. Вып. 2. М., 1999. С. 4–24.

Вадим Кожинов

Это интересно

 

taynikrus.ru

Улыбаемся и машем!

В нашем политическом болоте подрались два ужа. Видать территорию не поделили и начали шипеть друг на друга, смотреть гипнотизирующими взглядами, а потом сцепились и давай в тине извиваться. Жадные до зрелищ лягушки обрадовались, заняли удобные места на кувшинках и только подквакивали: «Бей его! Души! Справа заходи! За хвост кусай!».

Противостояние Олега Сорокина и Олега Кондрашова перешло в публичную плоскость и приближается к решающей фазе. По Кондрашову один за одним наносятся точные быстрые удары. 8 июля была опубликована повестка внеочередного заседания Гордумы Нижнего Новгорода, в которой первым пунктом был отчет сити-менеджера о своей работе. Надо сказать, что Олег Александрович за все время своей работы не отчитывался перед депутатами. И ни кого это не волновало, ни кто не интересовался его отчетами, а тут, за два месяца до окончания созыва затребовали выступлений.

Но совсем недавно, как раз на заседании Думы, на котором был задержан заместитель сити-менеджера Владимир Привалов, депутаты приняли изменения в Устав города, в которых прописаны основания для отставки главы администрации. Поэтому теперь и отчет затребовали. Нет отчета — нет должности.

На следующий день после объявления о необходимости отчитаться о работе суд продлевает срок ареста Привалова и становится понятно, что просто так это уголовное дело не закончится и помощи ждать неоткуда.

16 июля состоялось совместное заседание комиссий городской думы, на которое пришло всего 13 из 35 депутатов. Там тоже ждали Олега Кондрашова с отчетом, но он не явился. Олег Сорокин был крайне недоволен и заявил: «нужно понимать, что, занимая определенный пост, ты должен соблюдать правила публичной политики. Отчет главы администрации города – это тоже важный этап ежегодной работы городских властей».

В это же время СМИ начали опубликовали большое интервью Олега Кондрашова, в котором он рассказал о том, что считает предстоящее заседание «политическим спектаклем» и о том, что именно по его отчетам готовил свои Олег Сорокин, обвинив главу города в списывании. А чтобы ни у кого не осталось сомнений в конфликте между главами, Олег Александрович заявил о том, что «той монолитной команды, которая существовала пять лет, больше не существует».

Лягушки весело и громко квакали, стараясь раззадорить двух дерущихся ужей, и делали ставки на победителя. Этот шум разбудил старую черепаху, которая давно впала в спячку в мягком болотном иле. Черепаха высунула голову, прищурисась, посмотрела вверх и пробулькала: «Дуры тупые! Какая разница кто победит? Забыли чем ужи питаются?». Закрыла глаза и зарылась поглубже.

dmitrymitrohin.livejournal.com

День памяти князя Олега 2 сентября

Летопись рассказывает, что 2 сентября 911 года князь Олег – первый Великий князь Киевский, прозванный «вещим» после успешного похода на Константинополь (славянск. — Царьград), заключил договор с Византией. Во время правления (869—912) Олег сделал, казалось бы, невозможное — объединил разрозненные славянские племена в единое государство — Киевскую Русь. Но для этого пришлось захватить Киев, где в то время сидели дружинники Рюрика Аскольд и Дир, убитые князем во время небольшого похода. Правив на престоле как регент, Олег дал воспитание сыну Рюрика — Игорю.
Во время успешного византийского похода Олег прибил свой щит — символ победы — на воротах Царьграда. Одним из главных результатов похода историки называют заключение торгового договора, согласно которому русские купцы могли вести беспошлинную торговлю. В договоре русские и греки обязывались помогать взаимно торговым кораблям тех и других, попавшим в несчастье. Договор обязывал также выкупать русских и греческих невольников и военнопленных тех стран, куда будут ездить купцы договаривающихся сторон. Согласно договору, русским разрешалось, между прочим, служить у греческих императоров. По заключении договора императоры богато одарили послов и дали приказ водить их по церквям и знакомить с христианской верой. В 912 году послы возвратились в Киев. Есть предание, что осенью того же года Олег ходил на север в Новгород и Ладогу. Чудские Волхвы предсказали князю Олегу гибель от верного коня. Так оно и свершилось, хотя и после смерти самого животного.
О смерти его существует поэтическое сказание, известное в стихотворной обработке Пушкина.
Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их села и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.
А.С. Пушкин «Песнь о вещем Олеге»

Мы Вконтакте: http://www.vk.com/fondswarog
Мы на LiveJournal: http://www.swarogfond.livejournal.com
Мы на FaceBook (публичная страница): http://www.facebook.com/pages/Национальный-фонд-ведич..
Мы на FaceBook (группа): http://www.facebook.com/groups/698868606829878
Мы на Odnoklassniki: http://www.odnoklassniki.ru/group/51856219242644
Наш канал YouTube: http://www.youtube.com/channel/UCHxcx-rgNc7enfyFv4IHw6g
Мы вконтакте: http://vk.com/izdatelstvo_rodovich
Интернет магазин: http://www.rodovich.org/

xn—-7sbffg7cecoh3b.xn--p1ai

2. Олег Тягнибок. Украина. Сон разума

2. Олег Тягнибок

Олег Тягнибок родился 7 ноября 1968 года.

07 11 1968 = 33 = 6

19 = 1

«Ничего себе!» — воскликнут при взгляде на эти квадраты многие. «Это что — реинкарнация Степана Бандеры?!» И действительно, мы видим почти ту же жажду власти (11111, 19 = 1). А биополе и того меньше, чем у Бандеры — 0, двоек нет… Велико и количество чисел на правой диагонали — их семь. И этот человек не слышит собеседников, не видит их нужды, продавливает свою линию.

Значит, пойди народ за Олегом Тягнибоком, и могут повториться все ужасы бандеровщины…

Да, Тягнибок с наслаждением впитал в себя родственные ему идеи Степана Бандеры. Именно он столько лет кричал на собраниях националистов о самостийности Украины. О том, что она не потерпит на «своей» земле «жидов», «москалей» и «ляхов».

Казалось бы, самостийность (независимость), то есть патриотизм руководил действиями Олега Тягнибока. Вслед за Бандерой Тягнибок посчитал, что ради независимости Украины можно принести в жертву все что угодно, любое количество людей.

И его идеи проникли в умы украинцев. Особенно молодых, особенно галичан. Ну а внешние кураторы охотно готовили «рассаду». На территории Польши были организованы лагеря по подготовке боевых отрядов — последователей Бандеры. В ход пошло все: и символика, и обработка умов, и военная, и физическая тренировка. Молодые люди учились, по сути, убивать. Учились всерьез.

Тот, кто сделал ставку на то, чтобы использовать эти боевые отряды для прихода к власти, тем временем захватывали информационное пространство всей Украины. Тут вовсю старались и свои негодяи, и заокеанские охотники до чужих «караваев». Идеи Бандеры, заботливо возвращенные Олегом Тягнибоком, стали основой новой украинской политики.

А какая судьба была уготована самому Олегу Тягнибоку? Причудливая. Идеи, подтянутые им, в сознание украинцев проникли, но от самого Тягнибока они в массе своей отвернулись. Почему?

Той, все отвергающей воли, которая была у Бандеры, у Тягнибока, нет. Вы видите, остальные ячейки у Бандеры — пусты. Это означает, что Степан Бандера был полностью сосредоточен на одной идее — на волевом переделе существующего порядка вещей. А у Тягнибока есть качества души, которые разрушают эту сосредоточенность. Они отражены рядом других чисел. Цель его жизни противоречива. Если у Бандеры 21 = 3, что означает лидерство в материалистических идеях (в его случае — ведущих к хаосу), то у Тягнибока 33 = 6. Эта жизненная цель означает одно — желание красоваться. Тягнибок — актер! Поэтому у него и нет того влияния, которым обладал Бандера. Люди чувствуют, что есть в нем что-то ненастоящее.

И третья горизонталь яснее ясного указывает на то, что патриотизм Тягнибока — не более как средство для достижения материального успеха: 33, 66, 99. То есть чисел, указывающих на направленность Тянгибока на материальные блага — много. Хлестаков и корыстный фигляр, а не патриот, вот кто такой Олег Тягнибок. Этот фигляр легко затеял игру с опасными идеями, надеясь с их помощью взлететь на вершину популярности, которая принесет ему вполне реальные дивиденды. Причем надежды эти могли быть и вполне бессознательными (обусловленными духовным инстинктом). Если бы Тягнибок стал осознавать себя, он непременно бы заметил, что любит хорошую еду, одежду, положение в обществе. Для Бандеры в начале его «карьеры» — до тюремного заключения — эти стороны жизни не имели никакого значения. А Тягнибок родился с ними, как со своей кожей. Одним словом, Олег Тягнибок запустил процесс, не имея никаких возможностей его контролировать и нести за него ответственность.

…Только вот расплачиваться за результаты начатого процесса придется каждому украинцу.

Но есть и другой момент. В первую очередь, обратите внимание, Тягнибок родился 7 числа. Он появился благодаря особому божественному замыслу. Он — нужен Украине. Осталось решить вопрос: для чего? Может быть, для того чтобы она, наконец, сбросила с себя наваждение? Чтобы встала в один ряд с другими народами, победившими свои пороки? Чтобы через него увидеть, в какую идет бездну? Потому что в его облике содержатся невербальные подсказки о ложности его слов, об истинном смысле его намерений, о реальном положении дел. Словно своей настойчивостью Тягнибок сигнализирует: делай наоборот — и будет правильно.

Что ж, тогда Украина выбросит Тягнибока вслед за Бандерой на свалку. Расправит плечи и снова примется сеять, выращивать, строить корабли и самолеты. Начнет грамотно управлять страной и каждый день делать шаги к собственному благоденствию… Или исчезнет с карты мира как государство. Не все народы способны организоваться в государство. Особенно когда их раздирают такие внутренние противоречия. Когда в одном политическом пространстве пытаются удержаться столь разные духовные сущности, как крайние представители Запада и Востока.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

🎸 Лучшее — 2 — Олег Митяев

Расскажи
друзьям

новости олег митяев

P2009

  • 1

    Олег Митяев

    Весенняя Москва

    04:00

  • 2

    Олег Митяев

    03:49

  • 3

    Олег Митяев

    03:22

  • 4

    Олег Митяев

    02:38

  • 5

    Олег Митяев

    Одноклассница

    05:14

  • 6

    Олег Митяев

    Романтики Больше Не Будет

    02:43

  • 7

    Олег Митяев

    Когда Проходят Дни Запоя

    04:33

  • 8

    Олег Митяев

    Песня Для Старшей Дочери

    03:02

  • 9

    Олег Митяев

    02:40

  • 10

    Олег Митяев

    Западная Сибирь

    03:48

  • 11

    Олег Митяев

    03:43

  • 12

    Олег Митяев

    03:23

  • 13

    Олег Митяев

    Письмо Из Африки

    03:34

  • 14

    Олег Митяев

    03:32

  • 15

    Олег Митяев

    Ломтик Медового Месяца

    02:46

  • 16

    Олег Митяев

    03:12

  • 17

    Олег Митяев

    Ночная Прогулка

    02:53

  • 18

    Олег Митяев

    Рассветная Прелюдия

    03:16

  • 19

    Олег Митяев

    Как Славно Вечером В Избе

    02:01

  • 20

    Олег Митяев

    03:52

новости олег митяев

Устали искать свежий альбом любимой группы или артиста в свободном доступе? Воспользуйтесь музыкальным ресурсом 101.ru , ведь тут можно прослушать Лучшее — 2 или любой другой сборник из широкого перечня совершенно бесплатно. Онлайн-звучание вам понравится, а удобство поиска и разнообразие контента вызовут желание пользоваться ресурсом на постоянной основе.

Бесплатные музыкальные сборники с роликами в топовом качестве звука можно круглосуточно слушать на 101.ru. Портал содержит не только гигабайты музыки, но и массу интересных сведений из биографии и жизни исполнителей. Найти альбом не сложно, поскольку все они сгруппированы по именам артистов или названиям групп. Направления аудиотреков в сборниках самые разные, поэтому поклонники любого жанра смогут найти аудиоконтент под свои вкусы.

Если вам надоело платить деньги за доступ к музыкальным файлам, то посетите портал 101.ru. Тут можно запустить онлайн-воспроизведение любого альбома совершенно бесплатно. Заходите сюда, чтобы прослушать Лучшее — 2 или другие подборки треков в отменном качестве. Группирование сборников по исполнителям позволяет оперативно найти нужные альбомы, включая и недавно выпущенные.

Другие альбомы Олег Митяев

Комментарии

Рекомендуем

101.ru

About the author

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о