Жили были три поросенка: Жили – были три поросенка

Сказки Всем — Сказки Всем

 

Иллюстрации: Тони Вулф

Три поросенка смотрть онлайн

Жили-были на свете три поросенка. Они сбежали от своих мамы и папы, так как им очень уж хотелось посмотреть мир.

И вот, все лето напролет три поросенка бегали по лесам и полям, играли и веселились, вообщем, наслаждались свободной жизнью. Три поросенка радовались солнышку и цветочкам, они легко заводили себе новых друзей и, можно сказать, были самые счастливые поросята на свете. Куда бы они ни пришли, везде их встречали с радостью.

Но вот лето начало подходить к концу и три поросенка заметили, что все лесные жители вернулись к своим домикам и начали подготовку к предстоящей зиме. Потом наступила осень и пошли дожди и три поросенка подумали, что им тоже нужен настоящий дом. К своему сожалению, они осознали, что веселая их пора закончилась и наступило время трудиться, чтобы не оказаться потом в холод и без крыши над головой.

Три поросенка поговорили между собой и порешили, что каждый будет строить для себя отдельный дом сам.

Самый ленивый поросенок по имени Ниф-Ниф решил, что быстрее всего он построит дом из соломы и потом у него будет уйма времени отдыхать и веселиться. Его братья Нуф-Нуф и Наф-Наф покачали в ответ головой:

— Такой дом будет совсем непрочный, да к тому же зимой в нем будет холодно, — сказали они Ниф-Нифу.

Но Ни-Ниф их не послушал и приступил к строительству своего дома из соломы. На это у него ушло всего день и дом был готов!

Второй брат Нуф-Нуф решил построить себе дом из прутьев и хвороста. Он подумал, что такой дом будет крепкий и сможет выстоять зиму. Нуф-Нуф насобирал больших веток в лесу, взял молоток и гвозди и приступил к строительству своего дома:

-Тук-тук-тук, — раздавалось эхо по лесу. Это Нуф-Нуф строит свой дом.

 Ему потребовалось два дня, чтобы построить свой дом из хвороста.

Однако, третий брат Наф-Наф совсем не одобрил решения своих братьев. Он сказал:

-И соломенный и деревянный дом вовсе не кажутся на мой взгляд прочными.

Чтобы построить крепкий добротный дом нужны время, терпение и тяжелый труд. Только такой дом выстоит и ветер, и дождь со снегом, и морозы, но больше всего он выстоит против волка

И Наф-Наф принялся строить кирпичный дом. Шло время и с каждым днем стены домика Наф-Нафа росли и дом приобретал красивые, а главное, прочные очертания. Третий брат оказался самым усердным, терпеливым и работящим.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф же, быстро построив свои домики, продолжали бегать, играть и веселиться. Они навещали время от времени Наф-Нафа и, посмеиваясь над братом, спрашивали:

— Зачем ты столько работаешь? Пойдем лучше поиграем!

Но Наф-Наф неизменно отвечал: “Нет.”

— Вначале я закончу строительство своего дома, — отвечал он. — Дом должен быть надежный и крепкий. И только потом я пойду гулять, — добавлял Наф-Наф.

— Вы уж как хотите, но я не собираюсь быть таким же глупцом, как вы. Мы еще посмотрим кто из нас будет потом смеяться. Помните: смеется тот, кто смеется последним!

Так три поросенка разделились и два брата бегали и играли, напевая свою песенку:

      Нам не страшен серый волк, серый волк!

      Нам не страшен серый волк, серый волк!

Наф-Наф же каждый день продолжал достраивать свой кирпичный дом.

А в тех краях жил большой серый волк и как-то прознал он, что в лесу живет три поросенка и ему ужасно захотелось ими отобедать. Три поросенка узнали об этом и каждый в ужасе побежал прятаться от волка в свой дом.

Прибежал серый волк вначале к соломенному домину Ниф-Нифа и закричал ему:

— Выходи! Я хочу с тобой поговорить!

Ниф-Ниф сидел ни живой ни мертвый в своем домике:

— Нет, лучше я останусь здесь, — пропищал он в ответ.

— Ах, ты так! Тогда я заставлю тебя выйти!

И с этими словами волк набрал полные легкие воздуха и как подует со всей силы на соломенный домик поросенка. Все соломинки так и полетели в разные стороны и весь домик Ниф-Нифа просто рассыпался прямо на глазах.

Волк страшно обрадовался такой смекалке и, пока он наслаждался своей уловкой, не заметил, что маленький поросенок убежал от него!

И Ниф-Ниф тем временем со всех ног пустился к домику своего второго брата. Весь трясясь от страха, он прибежал к деревянному домику Нуф-Нуфа и попросил брата скорее его впустить внутрь потому, что серый волк гонится за ним!

Как только волк понял, что поросенок сбежал, он пустился вслед за ним. Подбегает он к домику Ниф-Нифа и как закричит:

-Выходите живее от туда! Я вас всех съем!

Братья так перепугались, они прижались друг к другу и несмело отвечали волку:

— Нееет, не выйдем…

Ниф-Ниф спросил брата:

— Я надеюсь твой дом не развалится, как мой, но давай-ка лучше подопрем дверь покрепче. – И они изо всей силы навалились на входную дверь.

Волк услышал слова поросят, его мучил сильный голод и слюни в предвкушении такого вкусного обеда, уже текли изо рта. Он начал колотить в дверь, но она не открывалась. Тогда волк снова набрал побольше воздуха в легкие и как дунет изо всей силы на дом:

— Фффууууу!

Домик тут же и развалился, словно колода карт.

К счастью, Наф-Наф, самый умный из всех, видел все это из окна своего кирпичного дома, и быстро открыл дверь для бежавших братьев, как раз успев вовремя впустить их и захлопнуть дверь прямо перед носом волка!

Разъяренный волк снова набрал воздуха в свои легкие и подул, но, к его удивлению, дом даже не пошелохнулся. Он подул второй, потом трутий раз, но все безрезультатно. Дом даже не сдвинулся с места. Три поросенка же наблюдали за всем этим и их страх начал понемногу проходить.

Уже уставший волк от своих безуспешных попыток выманить поросят, решил попробовать другую хитрость. Он забрался на крышу и собрался попасть в дом через трубу!

Но умный Наф-Наф догадался об этом и скомандовал братьям:

— Скорее! Скорее! Нужно разжечь огонь!

Волк уже просунул свои длинные ноги в трубу, однако, начал сомневаться удастся ли ему пролезть в это, покрытую сажей, отверстие. Но раздававшиеся голоса поросят из дома подбодрили его, и  волк полез:

-Бух, — упал волк вниз. – Ой-ой-ой! – Тут же завизжал серый волк, — ведь он упал прямо в костер!

Огонь сразу же пополз по его мохнатой шерсти и волк начал гореть со всех сторон. Он выскочил, как сумасшедший, на середину комнаты, уже не замечая поросят вокруг себя. А три поросенка предусмотрительно открыли входную дверь, через которую пулей и вылетел волк вон! Он бежал со всех ног и кричал:

— Никогда в жизни! Что б я еще хоть раз залез в эту проклятую трубу! Ой-ой-ой!

А счастливые три поросенка прыгали от счастья и танцевали и кружились во дворе, громко распевая:

      Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк!

      Ни за что он не вернется к нам домой, к нам домой, к нам домой!

После того ужасного дня, два брата Ниф-Ниф и Нуф-Нуф выучили, что самое главное иметь прочный дом, а не думать о том, как бы поскорее его построить из чего попало, лишь бы поскорее бежать играть. И Наф-Наф помог обоим братьям построить прочные домики. На этот раз они строили с чувством и расстановкой и получились у них такие прекрасные, а главное, прочные дома!

Серый волк еще один раз прибегал в надежде поймать три поросенка, но, увидев как на крыше каждого домика  красуется большая труба, он вспомнил весь ужас ожоговой боли и убежал подальше навсегда.

И вот только тогда умный и мудрый Наф-Наф сказал свои братьям:

— Ну вот, вся работа сделана, теперь можно и поиграть. Побежали!

 

Смотреть три поросенка

Три поросенка — Сергей Михалков

Подробности
Категория: Сергей Михалков

Страница 1 из 3

Три поросенка (сказка)


Жили-были на свете три поросенка. Три брата.
Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи.

Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето они кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.
Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние теплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжелые камни.
— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.
— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.
— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. — Я не буду вас дожидаться.
С каждым днем становилось все холоднее и холоднее.

Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу.
Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы.

Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.
Так он и сделал.

Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!
— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!
— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

И оба брата, очень довольные тем, что им ни о чем больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.
Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?
— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.
— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.
— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.
— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф.
И братья еще больше развеселились.
— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.
— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Три поросёнка Художник Сергий Елена Жили-были три

Три поросёнка Художник Сергий Елена

Жили-были три поросёнка, три брата – Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Всё лето они кувыркались в травке, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень. — Пора нам подумать о зиме, — сказал братьям Наф-Наф. – Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной крышей. — Успеется! До зимы ещё далеко. Мы ещё погуляем, ответили ему Ниф-Ниф и Нуф-Нуф.

И только, когда стало совсем холодно, ленивые братья взялись, наконец, за работу. Ниф -Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить домик из соломы. Нуф-Нуф построил себе более прочный и тёплый дом из веток и тонких прутьев.

Наф-Наф уже давно был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и строил себе надёжный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он даже сделал в доме тяжёлую дубовую дверь с засовами, чтобы волк из соседнего леса не мог нему забраться.

А два братца, построив свои домики, пошли гулять в лес. По дороге они пели и плясали, и так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной. — Что за шум? – недовольно проворчал злой и голодный волк и отправился к тому месту, откуда доносился визг поросят. Увидев волка, поросята, визжа на весь лес, бросились наутёк.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка. -Сейчас же отопри дверь! – прорычал волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится! Но Ниф-Ниф от страха ничего не мог ответить. Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-фф-у-у-у!» Когда волк дунул, дом разлетелся во все стороны, а Ниф-Ниф бросился бежать к дому Нуф-Нуфa.

Братья захлопнули дверь, а волк страшно рассердился. — Ну, погодите же! От этого дома сейчас тоже ничего не останется! И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий и четвёртый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом всё ещё стоял. И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился.

В ужасе поросята бросились бежать к дому Наф-Нафа. Брат быстро пустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гонится волк. Но ему нечего было бояться в своём каменном доме.

И тут раздался сильный стук в дверь. — Открывайте немедленно, а не то как дуну! — закричал волк. — Как бы не так! И не подумаю! – спокойно ответил Наф-Наф. Тогда волк набрал побольше воздуха и дунул изо всех сил. Но сколько он ни дул, ни один камешек даже не сдвинулся с места. Тогда волк начал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась.

Тут волк поднял голову и заметил большую трубу на крыше. — Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! – обрадовался волк. Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Но как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох, и умный Наф-Наф сразу догадался, в чём дело.

Он быстро бросился к котлу, в котором кипела вода, и сорвал с него крышку. Чёрный, как трубочист, волк плюхнулся прямо в кипяток. С диким рёвом ошпаренный волк вылетел в окно и бросился в лес. А три брата глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника. С этих пор братья стали дружно жить вместе, под одной крышей.

«Три Поросенка» — сказка для новых русских малышей

Френд timurbor рассказал историю про то, как он водил детей на спектакль «Три поросенка», как Волк в лице Н. Джигурды предложил детям помочь ему поймать поросят (а за это он поделится с ними шашлыком), и какой восторг это предложение вызвало у детишек.
http://timurbor.livejournal.com/103650.html
А я подумал, что наверное пришла пора написать честную сказку для детей про нынешнюю жизнь Трех Поросят. Чтоб они, став взрослыми, не чувствовали себя обманутыми.

***

Жили-были три поросенка, три брата. Их отец, старый хряк, умер и оставил им крепкое хозяйство — большой каменный дом, огород, хоздвор с постройками и амбарами.
Похоронили братья отца, вернулись с кладбища, открыли амбары — а там тьма-тьмущая всякого добра припасено — и желуди, и комбикорма, и разные иструменты с приспособлениями, и даже целый большущий бак с керосином.
Долго делили братья добро, все пересчитывали, чтобы все по-честному было, без обмана.
Поделили добро на три большие кучи, а с вонючим керосином в баке решили так: тот, что в баке — тот пусть будет общий, а тот, что из крана течет — пускай Наф-Наф его куда надо заливает по хозяйству, чтоб всем не пачкаться.
Устали, сели отдохнуть, тут Наф-Наф говорит:
— Давайте, братаны, это дело отметим. Новая, светлая жизнь у нас теперь начинается!.
Взял мешок комбикормов, сгонял на лесной рынок, выменял комбикорма на спирт Рояль, сигареты Мальборо и шоколадные батончики Марс.
Сидят братья за столом, спирт Рояль пьют — как взрослые, батончиками Марс закусыват, сигареты Мальборо курят — как большие, кольца пускают.
— Вот это жизнь! — говорит Наф-Наф. — А раньше-то, что у нас за жизнь непроглядная была? Ни света, ни зари не видели, корячились на батю, в земле день и ночь ковырялись. Теперь заживем!
Веселятся братья, песни поют. Спирт Рояль закончится — выдадут Наф-Нафу еще по паре мешков комбикорма, он опять на рынок сгоняет — хороший парень Наф-Наф — добрый, безотказный!
— Да чего уж между своими считаться, братья! — кричит Наф-Наф. — Уж разве вы мне не братья, чтоб мне вам не верить? Да просто на бумажке давайте счет мешкам вести, чтоб не запутаться.
Долго-ли, коротко-ли, прошло время. Проснулись как-то братцы поутру, решили все-таки баланс подбить. Подняли бумажки, посчитали — оказалось, ничего у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа за душой не осталось, все пропили, даже в долгу перед Наф-Нафом остались.
Но Наф-Наф — парень добрый, долги прям сейчас не требует возвращать:
— Как-нибудь отработаете, — говорит, — я подожду.
Только из дома их выселил — Нуф-Нуфа в коровник, а Ниф-Нифа в шалаш на огороде. И хоздвор со всеми постройками и огород тоже на себя переоформил.
Работают теперь братцы на Наф-Нафа день и ночь — клубнику для него выращивают, по хозяйству все делают, ботинки ему чистят и мух отгоняют.
Тяжело, а что поделаешь? У Наф-Нафа теперь весь дом в решетках и охрана — собака злющая. Чуть пикнешь — живо ухи оборвет, если не что похуже.

Тут объявился в этой местности Волк. Прослышал он про поросят — и тут как тут. Ниф-Ниф в своем соломенном шалаше стпрятался. Дунул Волк — нету шалаша. Насилу Ниф-Ниф ноги унес и у Нуф-Нуфа в коровнике спрятался. Напрягся Волк, дунул на коровник — нету коровника. Бросились братья к дому Наф-Нафа:
— Пусти нас, брат! Волк!
— Хватит ломиться, штукатурка сыплется!
— Пусти нас, брат! Волк!
— Не брат я вам, некуда мне вас пускать. Самому тесно!
— Пусти! Волк!
— В службу спасения звоните, 9-1-1.

Так и числятся с тех пор Ниф-Ниф и Нуф-Нуф в базе данных МВД как без вести пропавшие.

Три поросенка — моя страничка — LiveJournal

С.Михалков. Три поросенка (переложение английской сказки).

Жили-были на свете три поросёнка. Три брата.
Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми весёлыми хвостиками.
Даже имена у них были похожи. Звали поросят Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Всё лето они кувыркались в зелёной траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.

Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.
— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной тёплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние тёплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжёлые камни.
— Успеется! До зимы ещё далеко. Мы ещё погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лёг в лужу.
— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.
— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. — Я не буду вас дожидаться. С каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
— Сегодня мы ещё погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмёмся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.
Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.
Так он и сделал.
Он вбил в землю колья, переплёл их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошёл его несколько раз кругом и запел:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом.
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
— Ну вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы и одни справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать всё, что нам вздумается!
— Пойдём к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!
— Пойдём посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.
И оба брата, довольные тем, что им ни о чём больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надёжный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.
Он сделал в доме тяжёлую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.
— Что ты строишь?! — в один голос закричали удивлённые Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросёнка или крепость?
— Дом поросёнка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чём не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвётся в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.
— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил ещё один камень.
— Посмотрите, как он боится волка!- сказал Ниф-Ниф.
— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф. И братья ещё больше развеселились.
— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.
— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.
— Пойдём, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!
И два храбрых братца пошли гулять.
По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.
— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких глупых поросят.
— Ну какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.
— Вот мы его схватим за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.
— Повалим, да ещё свяжем, да ещё ногой вот так, вот так! — расхвастался Ниф-Ниф и показал, как они будут расправляться с волком.
И братья опять развеселились и запели:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали.
Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.
Волк приготовился к прыжку, щёлкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутёк.
Никогда ещё не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, поросята неслись каждый к своему дому.
Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.
— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я её выломаю!
— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру! За дверью было слышно дыхание страшного зверя.
— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!
Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.
Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!»
С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись.
Волк ещё раз глубоко вдохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!»
Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган.
Волк щёлкнул зубами перед самым пятачком маленького поросёнка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.
Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:
— Ну, теперь я съем вас обоих!
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.
— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. — Я не буду есть этих худосочных поросят! Я лучше пойду домой!
— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы — худосочные!
— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.
Братьям стало весело, и они запели как ни в чём не бывало:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
А волк и не думал уходить. Он просто отошёл в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых маленьких поросят!
Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому.
У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.
— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.
— Это я-я-я, бедная маленькая овечка! — тонким чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!
— Пустить? — спросил брата добрый Ниф-Ниф.
— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка — не волк!
Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а всё того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на неё, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.
Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят. Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:
— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвёртый раз.
С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом всё ещё стоял.
И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время ещё стояла посреди развалин.
В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.
Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдёрнул её и прибавил ходу.
Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.
Но ему опять не повезло.
Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев её. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твёрдое яблоко ударило ему между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.
А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мёртвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа.
Брат впустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своём каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и громко запел:
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Но тут как раз постучали в дверь.
— Кто стучит? — спокойным голосом спросил Наф-Наф.
— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.
— Как бы не так! И не подумаю! — твёрдым голосом ответил Наф-Наф.
— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!
— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки.
Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме.
Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул как только мог! Но сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места.
Волк посинел от натуги.
Дом стоял, как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась.
Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.
Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую широкую трубу на крыше.
— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.
Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо.
«Я всё-таки закушу сегодня свежей поросятинкой», — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.
Но как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чём дело.
Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.
— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата.
Поросятам не пришлось долго ждать. Чёрный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в кипяток.
Никогда ещё ему не было так больно!
Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.
С диким рёвом ошпаренный волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своём хвосте мимо запертой двери и бросился в лес.
А три брата, три маленьких поросёнка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.
А потом они запели свою весёлую песенку:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернётся к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!
С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.
Вот и всё, что мы знаем про трёх маленьких поросят — Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.

У ребенка особое чувство времени. Он живет только в «сейчас». Прошлое кажется ненастоящим и помнится смутно, а будущее настолько фантастично, что при всем желании в него поверить этого не получается. «Когда ты вырастешь, то…» — ну! Когда вырастешь. А сбудется ли это вообще?! Ребенок живет сегодня, и это влияет на детское желание получить нечто именно в ту же секунду, когда попросишь. Дети не понимают и не воспринимают слова «потом». Сказка «три поросенка» помогает ребенку воспринять необходимое ожидание и получить «награду» после действий. Ребенок отождествляет себя с первым поросенком – он веселится и радуется, не может думать, что «скоро» похолодает – что значит «скоро»? Гораздо интересней прожить со своим братцем «сейчас», когда можно повеселиться и поиграть. Первые два братца – дети. Как это показывает сказка? Поросята не могут строить дом «на потом», когда в настоящий момент можно попрыгать и поиграть, они не умеют заботиться о завтрашнем дне. Их постоянно уговаривает старший брат, а его угроза, что может придти Волк, кажется им просто смешной – ведь они даже не видели настоящих волков. А раз не видели – значит, их не существует! (Как много родителей, воспитанных, видимо, на сказке Михалкова, отстаивает именно этот подход! «Раз мы об этом не знаем, значит, этого не существует». Я говорю о знании психологических особенностей развития личности.). К тому же, поросята строят домики, «ни с кем не посоветовавшись» — только дети должны всегда и для всего «спрашивать разрешения».
Если читать сказку ребенку в первый раз, то большинство детей (слышавших нормальные сказки, не испорченные писателями) думают, что Волк должен СЪЕСТЬ поросенка, когда сломал его домик. «Волк щёлкнул зубами перед самым пятачком маленького поросёнка. Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа». Ребенок сразу заподозрит здесь что-то неправильное. По всем канонам сказки Волк должен съесть поросенка. Попробуйте, будучи маленьким перепуганным поросенком за «одну минуту» удрать от разъяренного Волка, поймавшего свою добычу! Итак, первый поросенок должен быть съеден. Ребенок отождествляет себя со вторым братцем. В отличие от первого, этот уже кое-как задумывается о зиме – он считает, что в соломенном домике будет холодно, и строит хижину из веток и прутиков. Этот поросенок старше – он уже умеет немного думать о будущем, он из своего «сейчас» пытается заглянуть в «потом».
Но и этого оказывается недостаточно. Второй поросенок должен точно также исчезнуть. Он не хотел заботиться о будущем, а стремился построить свой домик как можно скорее, лишь бы избавиться от этого скучного занятия и побольше повеселиться со своим братцем-бездельником. Ведь, если Волк не съел двух поросят, то за что же он страдает в конце? Сказка никого не наказывает «просто так».(В оригинале волк их действительно съедает, и только третий поросенок остается).
Третий поросенок настолько взрослый, что может планировать и подготавливать будущее. Даже летом он отчетливо осознает, что зима наступит. Он согласен строить свое будущее уже сейчас, хотя результат сможет получить только «потом». Он понимает, что для достижения этого результата необходимы личные усилия, и ответственность за собственное будущее ложится только на его плечи, ни на кого переложить ее не получится. Несмотря на насмешки своих безалаберных братцев, Наф-Наф кирпичик за кирпичиком строит свою независимость. И он должен быть вознагражден – в отличие от двух других, именно этот поросенок останется в живых, и САМ поймает Волка в кипящий котел. Наф-наф умнее Волка. Этот поросенок взрослый, он выше обстоятельств, он понимает, что сам должен управлять ими. Он не поддается на хитрости Волка, не обманывается, что завтра все само собой как-нибудь уладится. Нет, этого Волка он перехитрит САМ и поймает САМ.
Три поросенка – три стадии развития личности. Ребенок, отождествляя себя с каждым братцем, эмоционально проходит все три ступеньки. Сказка, в отличии от морализаторской басни, исподволь преподносит ребенку необходимый вывод – если ты бездельничаешь, и не думаешь о будущем, оно все равно наступит! И результат ты получишь не братца, а свой собственный. И расплатишься за свое отношение тоже ты сам, а не твой близкий. В сказках зло всегда наказуемо, а добро получит свою награду. Что делает добрый дядя-писатель, вмешиваясь в законы волшебной сказки? Он создает путаницу, и лишает ребенка жизненно важного опыта. Ведь дети по-настоящему проживают сказку, приобретая необходимый нравственный опыт, и откладывая полученную информацию глубоко в подсознание. Этот опыт куда ценнее и действеннее, чем все нотации взрослых: «Не будешь хорошо учиться – станешь дворником!». Такой зрелой личности, как Наф-наф, не нужны чужие нотации. Он достаточно вырос для того, чтобы самому принимать решения и выполнять намеченное.

Но не только поросята – главные персонажи, с которыми отождествляет себя юный слушатель сказки. Волк – не просто внешнее зло. Это наше агрессивное состояние, злоба, неприязнь. Ведь если не победить такого волка в своей душе, неизвестно, что из него вырастет. Этой злой силой необходимо научиться управлять. Но управлять может только ВЗРОСЛЫЙ поросенок, а вовсе не те двое, что погибли в его пасти.
В переложении С.Михалкова сказка исчезла. Вместо нее осталась бессмысленная историйка, внушающая ребенку неправильные представления о реальности – делай, что хочешь, у тебя все равно никакой ответственности за собственное будущее! Всегда найдется какой-то дурак-братец, который согласится взять ответственность за твой результат.

Три поросенка — Авафка

Три поросенка


Три поросенка — сказка о трех братьях-поросятах. Скоро зима, и чтобы укрыться от холода, братьям нужен новый дом. Беспечные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф все свободное время посвятили играм и веселью, но рассудительный Наф-Наф сразу принялся за строительство. Пришли холода. Наф-Наф отстроил себе добротный дом из камня, а остальные братья, не особо себя утруждая построили домики из соломы и веток. Однажды Ниф-Ниф и Нуф-Нуф привлекли внимания волка, и он их чуть не съел, разрушив хлипкие домики беззаботных братьев. В итоге поросята смогли укрыться в крепком доме Наф-Нафа.

Сказка учит детей предусмотрительности, важности планирования времени.

 


Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов. Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну, какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы схватим его за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!» С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

— Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.

— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я, бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут. Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.

Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаем! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел. Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом. С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

Сергей Михалков — Три поросенка читать онлайн бесплатно

ТРИ ПОРОСЕНКА

Жили-были на свете три поросёнка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми весёлыми хвостиками.

Даже имена у них были похожи. Звали поросят Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Всё лето они кувыркались в зелёной траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.

Но вот наступила осень.

Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной тёплой крышей.

Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние тёплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжёлые камни.

— Успеется! До зимы ещё далеко. Мы ещё погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лёг в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф. Я не буду вас дожидаться. С каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы ещё погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмёмся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.

Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев.

Так он и сделал.

Он вбил в землю колья, переплёл их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.

Нуф-Нуф с гордостью обошёл его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом.
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы и одни справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать всё, что нам вздумается!

— Пойдём к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! — сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдём посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

И оба брата, довольные тем, что им ни о чём больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надёжный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.

Он сделал в доме тяжёлую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь?! — в один голос закричали удивлённые Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросёнка или крепость?

— Дом поросёнка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.

И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.

А Наф-Наф как ни в чём не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвётся в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил ещё один камень.

— Посмотрите, как он боится волка!- сказал Ниф-Ниф.

— Он боится, что его съедят! — добавил Нуф-Нуф. И братья ещё больше развеселились.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдём, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять.

По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких глупых поросят.

— Ну какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы его схватим за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да ещё свяжем, да ещё ногой вот так, вот так! — расхвастался Ниф-Ниф и показал, как они будут расправляться с волком.

И братья опять развеселились и запели:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали.

Читать дальше

Три поросенка


История Три поросенка , представленная здесь, была адаптирована из разных источников и воспоминаний детства. Первоисточники — English Fairy Tales , пересказанные Флорой Энни Стил (1922) с иллюстрациями Л. Лесли Брук из версии 1904 года. Эта история вошла в наши любимые сказки и рассказы для детей.

Жила-была старая свинка, у которой было три поросенка и не хватало еды, чтобы их накормить.Поэтому, когда они стали достаточно взрослыми, она отправила их в мир искать счастья.

Первый поросенок был очень ленивым. Он совсем не хотел работать и построил себе дом из соломы. Второй поросенок работал немного усерднее, но тоже был немного ленив, и построил свой дом из веток. Затем они пели, танцевали и играли вместе до конца дня.

Третий поросенок весь день тяжело работал и построил свой дом из кирпичей. Это был крепкий дом с прекрасным камином и дымоходом.Казалось, что он может выдержать самые сильные ветры.

На следующий день мимо переулка, где жили три поросенка, прошел волк; и он увидел соломенный дом, и он почувствовал запах свиньи внутри. Он подумал, что из свиньи получится очень вкусная еда, и у него потекли слюнки.

Он постучал в дверь и сказал:

 Поросенок! Маленький поросенок!
  Впусти меня! Впусти меня!
 

Но поросенок увидел в замочную скважину большие лапы волка и ответил:

 Нет! Нет! Нет!
  Не по волосам на моем подбородке!
 

Тогда волк оскалил зубы и сказал:

 Тогда я пыхну
  и я буду пыхтеть
  и я взорву твой дом. 

Так он пыхтел, пыхтел и взорвал дом! Волк широко разинул пасть и укусил изо всех сил, но первый поросенок вырвался и убежал, чтобы спрятаться со вторым поросенком.

Волк пошел дальше по переулку и прошел мимо второго дома из палочек; и он увидел дом, и он почувствовал запах свиней внутри, и у него потекли слюнки при мысли о прекрасном обеде, который они приготовят.

Он постучал в дверь и сказал:

 Поросята! Маленькие свинки!
  Впусти меня! Впусти меня!
 

Но поросята увидели в замочную скважину острые уши волка и ответили:

 Нет! Нет! Нет!
  Не по волосам на нашем подбородке!
 

Так волк оскалил зубы и сказал:

 Тогда я пыхну
  и я буду пыхтеть
  и я снесу твой дом!
 

Так он пыхтел, пыхтел и взорвал дом! Волк был жаден и пытался поймать сразу обеих свиней, но он был слишком жаден и не получил ни одной! Его большие челюсти сжимали только воздух, и два поросенка карабкались прочь так быстро, как только могли нести их маленькие копыта.

Волк погнался за ними по переулку и чуть не поймал. Но они добрались до кирпичного дома и захлопнули дверь, прежде чем волк успел их поймать. Три поросенка были очень напуганы, они знали, что волк хочет их съесть. И это было очень, очень верно. Волк не ел весь день, и он нагулял большой аппетит, гоняясь за свиньями, и теперь он чувствовал запах всех троих внутри, и он знал, что три поросенка устроят прекрасный пир.

Итак, волк постучал в дверь и сказал:

 Поросята! Маленькие свинки!
  Впусти меня! Впусти меня!
 

Но поросята увидели в замочную скважину узкие глаза волка и ответили:

 Нет! Нет! Нет!
  Не по волосам на нашем подбородке!
 

Так волк оскалил зубы и сказал:

 Тогда я пыхну
  и я буду пыхтеть
  и я взорву твой дом.

Хорошо! он пыхтел и пыхтел. Он задыхался и задыхался. И он пыхтел, пыхтел, и он пыхтел, пыхтел; но он не мог взорвать дом. Наконец он так запыхался, что не мог пыхтеть и больше не мог пыхтеть. Поэтому он остановился, чтобы отдохнуть и немного подумать.

Но это было уже слишком. Волк заплясал от ярости и поклялся, что спустится в трубу и съест поросенка себе на ужин. Но пока он карабкался на крышу, поросенок развел огонь и поставил кипятиться большой котел с водой.Затем, когда волк спускался по дымоходу, маленький поросенок сорвал крышку и плюх! упал волк в кипящую воду.

Поросенок снова надел крышку, сварил волка, и три поросенка съели его на ужин.




Истории о трех поросятах, которые стоит прочитать

Жили-были три поросенка, и пришло время им покинуть дом и отправиться на поиски счастья. Перед отъездом их мать сказала им: «Что бы вы ни делали, делайте это как можно лучше, потому что так можно жить в этом мире.

Первый поросенок построил свой домик из соломы, потому что это было проще всего. Второй поросенок построил свой домик из веток. Это было немного прочнее соломенного дома. Третий поросенок построил свой дом из кирпичей.

Однажды ночью большой злой волк, который очень любил есть жирных поросят, пришел и увидел первого поросенка в своем соломенном домике. Он сказал: «Впусти меня, впусти меня, поросенок, или я буду пыхтеть, пыхать и взорвать твой дом!» «Ни за волосы на моем подбородке, подбородке», — сказал поросенок.Но, конечно же, волк взорвал дом и съел первого поросенка.

Волк пришел в домик из палочек. «Впусти меня, впусти меня, поросенок, или я буду пыхтеть, и я буду пыхтеть, и я взорву твой дом» «Ни за волосы на моем подбородке», — сказала маленькая свинья. Но волк взорвал и этот дом, а второго поросенка съел.

Волк пришел к кирпичному дому. «Впусти меня, впусти меня», закричал волк, «А то я буду пыхтеть и пыхтеть, пока не взорву твой дом».Ну, пыхтел волк, пыхтел, а тот кирпичный дом не мог снести.

Но волк был хитрый старый волк и полез на крышу искать вход в кирпичный дом.

Поросенок увидел, как волк забрался на крышу, разжег огонь в камине и поставил на него большой котел с водой.

Когда волк, наконец, нашел дыру в дымоходе, он сполз вниз и KERSPLASH прямо в этот чайник с водой, и на этом его проблемы с большим плохим волком закончились.

На следующий день поросенок пригласил к себе маму. Она сказала: «Видите ли, все именно так, как я вам говорила. Чтобы прожить в этом мире, нужно делать все как можно лучше». К счастью для поросенка, он усвоил этот урок. И он просто жил долго и счастливо!

Три поросенка

Полный текст

Жили-были три поросенка по имени Пенелопа, Пол и Питер. Свиньи жили вместе в скрипучей, дырявой, маленькой, маленькой, заплесневелой, старой лачуге.Однажды ночью, когда свиньи спали, старый потолок начал трескаться и — бум! Гамак Питера упал на гамак Пола, а гамак Пола упал на гамак Пенелопы, и все поросята упали на пол! — Вот именно, — сказал Питер. «Эта старая лачуга разваливается! Пришло время каждому из нас обзавестись собственными домами — крепкими домами, которые не развалятся!» Три поросенка решили, что каждый из них построит себе новый, более прочный дом. Первая маленькая свинка любила играть в игры, поэтому решила построить свой домик из игральных карт.Второй поросенок был пекарем, поэтому он решил построить свой дом из своей самой любимой еды на свете — сладкой ваты. Третий поросенок был строителем. Он знал все о строительстве крепких домов и решил построить свой дом из кирпичей. Той ночью большой злой волк подкрался к дому Пенелопы Свинка и постучал в ее дверь. «Поросенок, поросенок, впусти меня», — сказал волк. Пенелопа подумала, что волк пришел, чтобы сожрать ее! «Не за волосы на моем подбородке!» воскликнула она.«Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом», — сказал волк. Карточный домик оказался недостаточно сильным. Большой злой волк пыхтел, пыхтел и сдувал дом. Ух! Пенелопа бежала и бежала, пока не дошла до кондитерской своего брата. «Волк хочет меня сожрать!» — сказала Пенелопа. «Не волнуйтесь, он не сможет затащить нас сюда», — сказал Пол. Снаружи большой злой волк подкрался к дому Пола Свина и постучал в дверь! «Поросята, поросята, впустите меня», — сказал волк. «Не по волосам на наших подбородках!» закричали свиньи. «Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом», — сказал волк. Дом сладкой ваты оказался недостаточно прочным. Большой злой волк пыхтел, пыхтел и сдувал дом! Ух! Пенелопа и Пол бежали и бежали, пока не пришли к кирпичному дому своего брата. «Волк пытается нас сожрать!» — воскликнул Пол. — Не волнуйся, он не сможет нас сюда затащить, — сказал Питер. Снаружи большой злой волк подкрался к дому Свина Питера и постучал в дверь.«Поросята, поросята, впустите меня», — сказал волк. «Не по волосам на наших подбородках!» закричали свиньи. «Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом», — сказал волк. Но дом из кирпичей был слишком крепок для волка. Как бы он ни старался, он не мог взорвать дом. «Мистер. Волк, ты нас сегодня не сожрешь, — гордо сказал Петр. — Сожрать тебя? — спросил волк. «Я не хочу тебя есть! Мне просто нужен дом, где я могу остановиться». Волк объяснил свиньям, что любит свечи.Когда пришло время ему построить собственный дом, он сделал его из воска. Но восковой дом оказался недостаточно прочным, и в жаркий день восковой дом растаял. На следующий день Петр собрал материалы для постройки новых крепких домов. Новый дом Пенелопы должен был быть прямоугольным, с нарисованными на нем сердечками, как на игральной карте. Новый дом Пола должен был быть розовым и круглым, как сахарная вата, а новый дом волка должен был быть высоким и тонким, как свеча. Теперь, когда у каждого из них были свои собственные, очень крепкие дома, три свиньи и большой, не такой уж плохой волк счастливо жили вместе в своем домашнем, удобном, уютном, новом районе.

Три поросенка

    Однажды Жили-были три поросенка, которые оставили своих маму и папу увидеть мир.
 
   Все лето, они бродили по лесам и по равнинам, играя в игры и веселье. Никто не был счастливее трех поросят, и они легко дружить со всеми. Куда бы они ни пошли, их встречали тепло, но когда лето подошло к концу, они поняли, что народ отчаливает к своим обычным работам и подготовке к зиме. Пришла осень и началось идет дождь. Три поросенка начали чувствовать, что им нужен настоящий дом. К сожалению, они знали, что веселье закончилось, и они должны приняться за работу, как другие, иначе они останутся в холоде и под дождем, без крыши над головой. головы. Они говорили о том, что делать, но каждый решил для себя. То Самый ленивый поросенок сказал, что построит соломенную хижину.
 
   «Это будет только возьми день, — сказал он. Остальные не согласились.
 
   «Он слишком хрупок,» — сказали они неодобрительно, но он отказался слушать.Не такой уж и ленивый, второй поросенок отправился на поиски досок из сушеного дерева.
 
   «Кряк! Кляк! Кланк!» Ему потребовалось два дня, чтобы сколотить их вместе. свинке не понравился деревянный дом.
 
   «Это не способ построить дом!» сказал он. «Это требует времени, терпения и тяжелой работы построить дом, который будет достаточно прочным, чтобы противостоять ветру, дождю и снегу, и главное, защити нас от волка!»
 
   Шли дни и домик мудрейшего поросенка строился, кирпичик за кирпичиком. От время от времени его братья навещали его, говоря со смехом.
 
   «Почему ты так много работаешь? Почему бы тебе не пойти поиграть?» Но упрямый каменщик свинья просто сказала «нет».
 
   «Я закончу мой дом первый. Он должен быть твердым и крепким. А потом я приду и поиграю!» он сказал. «Я не буду так глуп, как ты! Кто смеется последним, тот смеется самый длинный!»
 
   Это было самым мудрым маленькая свинья, которая нашла по соседству следы большого волка.
 
   Поросята в тревоге бросился домой. Пришел волк, свирепо хмурясь на самых ленивых свиная соломенная хижина.
 
   «Выходи!» — приказал волк, у него слюнки потекли. Я хочу поговорить с вами!»
 
   «Я бы предпочел оставайся там, где я!» — ответил поросенок тихим голосом.
 
   «Я заставлю тебя выходи!» сердито зарычал волк и, выпятив грудь, взял очень глубокий вдох. Потом изо всей силы дунул прямо на дом.И вся солома, которую глупая свинья набросала на тонкие жерди, упала вниз в большом взрыве. Возбужденный собственной сообразительностью, волк не стал обратите внимание, что поросенок выскользнул из-под кучи соломы, и мчался к деревянному дому своего брата. когда он понял что поросенок убегал, волк одичал от ярости.
 
   «Вернись!» — взревел он, пытаясь поймать свинью, когда та вбежала в деревянный дом. То другой поросенок приветствовал своего брата, трясясь, как лист.
 
   «Надеюсь, это дом не рухнет! Давай прислонимся к двери, чтобы он не смог вломиться!»
 
   Снаружи, волк мог слышать слова поросят. Голодный, как он был, в идее обеда из двух блюд, он обрушил на дверь дождь ударов.
 
   «Открой! Открой вверх! Я хочу говорить только с тобой!»
 
   Внутри два брата плакали от страха и изо всех сил старались крепко держать дверь, чтобы удары. Тогда разъяренный волк приготовился к новому усилию: он втянул действительно огромное дыхание, и пошел… ВОООООО! Деревянный дом рухнул как колода карт.
 
   К счастью, самый мудрый поросенок наблюдал за этой сценой из окна своего собственного кирпичный дом, и он быстро открыл дверь своим убегающим братьям. И не раньше времени, потому что волк уже яростно молотил по дверь. На этот раз у волка были серьезные сомнения. В этом доме было гораздо больше твердый воздух, чем другие. Он дунул один раз, он дунул снова, а затем на третий время.Но все было напрасно. Ибо дом не сдвинулся ни на дюйм. Три маленькие поросята наблюдали за ним, и их страх начал исчезать. Совсем устал от его усилия, волк решил попробовать одну из своих уловок. Он вскарабкался ближайшая лестница на крышу, чтобы посмотреть на дымоход. Тем не мение, самый мудрый поросенок увидел эту уловку, и он быстро сказал.
 
   «Быстро! Свет огонь!» Волк, сунув свои длинные ноги в трубу, не конечно, если он должен скользить в черную дыру.Было бы непросто получить внутрь, но звуки поросячьих голосов внизу только усилили его голод.
 
   «Я умираю от голод! Я попытаюсь спуститься». И он позволил себе упасть. было довольно жарко, слишком жарко! Волк приземлился в огне, оглушенный своим падением.
 
   Пламя лизнуло его мохнатая шерсть и хвост превратились в пылающий факел.
 
   «Больше никогда! Никогда больше я не спущусь в дымоход, — визжал он, пытаясь потушить пламя в его хвосте.Затем он убежал так быстро, как только мог.
 
   Трое счастливых поросята, затанцевав по двору, запели. «Тра-ла-ла! Тра-ла-ла! Злой черный волк никогда не вернется…!»
 
   От того ужасного На следующий день самые мудрые братья поросенка взялись за дело с волей. Менее чем не успели, пошли два новых кирпичных дома. Волк вернулся однажды бродить по окрестностям, но когда он увидел три трубы, он вспомнил страшную боль обожженного хвоста и ушел навсегда.
 
   Теперь в безопасности и счастливый, мудрейший поросенок позвал своих братьев. «Больше никакой работы! давай поиграем!»

Политически корректные три поросенка

Политически корректные три поросенка

Библиотека спермы


Жили-были 3 поросенка, которые жили вместе во взаимном уважать и находиться в гармонии с окружающей их средой. С использованием материалы, которые были местными для района, каждый из которых построил прекрасный дом.Одна свинья построила дом из соломы, другая дом из палочек, а один дом из навоза, глины и ползучих лоз формуют в кирпичи и обжигают в небольшой печи. Когда они были закончили, свиньи остались довольны своей работой и вернулись к жизни в мире и самоопределении.

Но их идиллия вскоре рухнула. Однажды появился большой, плохой волк с экспансионистскими идеями. Он увидел свиней и стал очень голодным как в физическом, так и в идеологическом смысле.

Когда свиньи увидели волка, они побежали в дом солома. Волк подбежал к дому и забарабанил в дверь, крича: «Поросята, поросята, впустите меня!»

Свиньи кричали в ответ: «Ваша тактика канонерки не страшна для свиней, защищающих свои дома и культуру».

Но волку нельзя было отказать в том, что он считал своим явное направление. Поэтому он пыхтел, пыхтел и дул вниз. дом из соломы. Испуганные свиньи подбежали к дому палки, а волк преследует их по горячим следам. Где был дом встали, другие волки скупили землю и завели банан плантация.

В домике из палочек волк снова забарабанил в дверь и закричал: «Поросята, поросята, впустите меня!»

Свиньи кричали в ответ: «Иди к черту, плотоядный, империалистический угнетатель!»

При этом волк пыхтел и пыхтел и сдувал дом палочек. Свиньи побежали к кирпичному дому с волк идет за ними по пятам.Где был дом из палочек стояли, другие волки построили курортный комплекс кондоминиумов для отдыхающих волков, каждая единица из стекловолокна реконструкция дома из палочек, а также родной сувенирные лавки, сноркелинг и шоу дельфинов.

У кирпичного дома волк снова забарабанил в дверь и закричал: «Поросята, поросята, впустите меня!»

На этот раз в ответ свиньи запели песни солидарности и писал письма протеста в ООН.

К настоящему времени волк разозлился на отказ свиней увидеть ситуацию с точки зрения хищника. Так он пыхтел и пыхтел, пыхтел и пыхтел, потом схватился за грудь и упал замертво от обширного сердечного приступа, принесенного от употребления слишком большого количества жирной пищи.

Три поросенка обрадовались, что справедливость восторжествовала и немного потанцевала вокруг трупа волка. Их Следующим шагом было освобождение своей родины.Они собрались вместе с группой других свиней, которых заставили покинуть свои земли. Эта новая бригада porcinistas напала на курорт комплекс с пулеметами и ракетными установками и резал жестоких волков-угнетателей, посылая ясный сигнал остальной части полушария не вмешиваться в их внутренних дел. Затем свиньи создали модель социалиста демократия с бесплатным образованием, всеобщим здравоохранением и доступное жилье для всех. {Мое примечание: ну, это сказка ведь.}

Обратите внимание: волк в этой истории был метафорическим построить. Ни один настоящий волк не пострадал при написании история.

Три поросенка и другие сказки типа 124

Три поросенка и другие сказки типа 124

и другие сказки типа Аарне-Томпсона-Утера 124

под редакцией

Д. Л. Эшлимана
© 1999-2008


  1. История трех поросят (Англия).
  2. Три поросенка (Англия).
  3. Лисица и пикси (Англия).
  4. Лиса и гуси (Англия).
  5. Ужасная судьба мистера Вольфа (афроамериканец, Джоэл Чендлер Харрис).
  6. История свиней (афроамериканец, Джоэл Чендлер Харрис).
  7. Почему свиньи видят ветер (северный Каролина, США).
  8. Поросенок и Волк (Вирджиния, США).
  9. Три гусята (Италия).
  10. Ссылки на связанные сказки.

Вернитесь к фольклорным текстам Д. Л. Эшлимана, библиотеке сказок, фольклора, сказки и мифология.

Англия

Давным-давно, когда свиньи говорили в стихах
И обезьяны жевали табак,
И куры нюхали, чтобы стать крепче,
И утки крякали, кря, кря, О!

Жила-была старая свиноматка с тремя поросятами, и как ей не хватало чтобы удержать их, она отправила их искать счастья. Первый, который пошел встретил человека с вязанкой соломы и сказал ему: «Пожалуйста, человек, дай мне эту солому, чтобы построить мне дом». Что человек и сделал, а поросенок построил с ним дом.

Вскоре прошел волк, постучал в дверь и сказал: «Маленький свинья, поросенок, впусти меня.»

На что свинья ответила: «Нет, нет, клянусь волосами на моем подбородке подбородок.»

Волк тогда ответил на это: «Тогда я буду пыхтеть, и я буду пыхтеть, и Я взорву твой дом.«Итак, он пыхтел, пыхтел и дул дом, и съел поросенка.

Второй поросенок встретил человека с пучком дрока [палочек], и сказал: «Пожалуйста, чувак, дай мне эту дрова, чтобы построить дом». Какой мужчина сделал, и свинья построила себе дом.

Потом пришел волк и сказал: «Поросенок, поросенок, дай мне заходи.»

«Нет, нет, клянусь моим бородатым подбородком.»

«Тогда я пыхну, пыхну и взорву твой дом.» Так он пыхтел, пыхтел, пыхтел, пыхтел, пыхтел, и, наконец, дунул дом вниз, и он съел поросенка.

Третий поросенок встретил человека с кучей кирпичей и сказал: «Пожалуйста, чувак, дай мне эти кирпичи, чтобы построить из них дом». Итак, мужчина дал ему кирпичи, и он построил из них свой дом.

И пришел волк, как и к другим поросятам, и сказал: «Маленький свинья, поросенок, впусти меня.»

«Нет, нет, клянусь моим бородатым подбородком.»

«Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом.»

Ну, он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел и пыхтел; но он мог не снести дом.Когда он обнаружил, что не может со всем своим пыхтением и пыхтением взорвать дом вниз, он сказал: «Поросенок, я знаю, где есть хорошее поле репы.»

«Где?» — сказал поросенок.

«О, на родном поле мистера Смита, и если вы будете готовы завтра утром я зайду за тобой, и мы вместе пойдем за ужин.»

«Хорошо, — сказал поросенок, — я буду готов. значит идти?»

«О, в шесть часов.»

Ну, поросенок встал в пять, а репу раньше пришел волк (что он и сделал около шести) и сказал: «Поросенок, ты готов?»

Поросенок сказал: «Готово! Я был и снова вернусь, и получил хорошая каша на ужин. »

Волк очень рассердился на это, но подумал, что он будет в состоянии поросенок так или иначе, поэтому он сказал: «Поросенок, я знаю, где есть хорошая яблоня.»

«Где?» сказала свинья.

— В Веселом саду, — ответил волк, — и если не обманешь Я зайду за тобой завтра в пять часов и возьму яблок».

Ну, поросенок засуетился на следующее утро в четыре часа, и пошла за яблоками, надеясь вернуться до прихода волка; но он нужно было идти дальше, и пришлось взобраться на дерево, так что так же, как он был спускаясь с нее, он увидел идущего волка, который, как вы можете предположить, очень испугал его.

Когда волк подошел, он сказал: «Поросенок, что! меня? Хорошие яблоки?»

— Да, очень, — сказал поросенок. «Я брошу тебя один». И он бросил его так далеко, что, пока волк ушел его подобрать, маленький свинья спрыгнула и побежала домой.

На следующий день волк снова пришел и сказал поросенку: «Маленький свинья, сегодня днем ​​в Шанклине ярмарка. Пойдешь?»

«Да, — сказала свинья, — я пойду. Когда ты будешь готов?»

— В три, — сказал волк.Так что поросенок ушел раньше времени как обычно, и пошел на ярмарку, и купил маслобойку, которую он идя домой с, когда он увидел, что волк идет. Тогда он не мог сказать, что сделать. Итак, он забрался в маслобойку, чтобы спрятаться, и тем самым перевернул ее, и он покатился с холма со свиньей в нем, что напугало волка так много, что он побежал домой, не заходя на ярмарку. Он пошел к свиньям дома и рассказал ему, как он испугался большого круглого который спускался с холма мимо него.

Тогда поросенок сказал: «Ха, тогда я тебя напугал. на ярмарке и купил маслобойку, и когда я увидел вас, я сел в нее, и скатился с горки.»

Тогда волк действительно очень рассердился и заявил, что он съест поросенка, и что он спустится в дымоход после него. Когда Поросенок увидел, что он собирается сделать, он повис на горшке, полном воды, развел костер и, когда волк спускался, взял с обложки упал волк; поэтому поросенок надел обложку снова в одно мгновение, сварил его, и съел его на ужин, и жил долго и счастливо потом.




Англия

Жила-была свинья, которая жила со своими тремя детьми на большой, удобный, старомодный скотный двор. Самый старший из поросят звали Брауни, вторым Уайти и самым молодым и красивым Блэки. Брауни был очень грязным поросенком, и, к сожалению, большую часть времени катался и валялся в грязи. Он был никогда не был так счастлив, как в дождливый день, когда грязь на ферме размякла и толстый и плитный.Тогда он ускользнет от матери, и находил самое грязное место во дворе, катался по нему и полностью наслаждаться собой.

Мать часто ругала его за это и трясла печально голову и сказать: «Ах, Брауни! Когда-нибудь ты пожалеешь, что сделал не слушайся своей старой матери.»

Но никакие слова совета или предостережения не могли вылечить Брауни от его плохого привычки.

Уайти была довольно умной маленькой свиньей, но она была жадной. Она была всегда думает о ее еде и с нетерпением ждет ужина.И когда видели, как крестьянка несла ведра через двор, она вставала на задние лапы и танцуют и прыгают от волнения. Как только еда была насыпана в корыто она толкнула Блэки и Брауни из корыта путь в ее рвении, чтобы получить лучшие и самые большие биты для себя. Ей мать часто ругала ее за эгоизм и говорила, что когда-нибудь она будет страдать за то, что была такой жадной и жадной.

Блэки был хорошим, милым поросенком, не грязным и не жадным. У него было изящные манеры (для свиньи), и его кожа всегда была такой же гладкой и сияющий, как черный атлас.Он был намного умнее Брауни и Уайти, и сердце его матери наполнялось гордостью, когда она слышала друзья говорят друг другу, что когда-нибудь маленький черный человечек станет призовая свинья.

Теперь пришло время, когда мать-свинья почувствовала себя старой и слабой и рядом с ней конец. Однажды она позвала трех поросят вокруг себя и сказала: «Моя дети, я чувствую, что старею и слабею, и что я не буду жить длинная. Прежде чем я умру, я хотел бы построить дом для каждого из вас, так как это милый старый хлев, в котором мы так счастливо жили, будет отдан новому семья свиней, и вам придется вывернуться. Итак, Брауни, что за дом, который ты хотел бы иметь?»

— Глиняный дом, — ответил Брауни, с тоской глядя на мокрую лужу в угол двора.

«А ты, Уайти?» сказала свинья-мать довольно грустным голосом, потому что она был разочарован тем, что Брауни сделал такой глупый выбор.

— Капустный домик, — ответил Уайти с набитым ртом и едва высунув морду из корыта, в котором она рылась в картофельные нарезки.

«Глупый, глупый ребенок!» сказала свинья-мать, выглядя довольно огорчен.— А ты, Блэки? обращаясь к младшему сыну. «Какого типа дом заказать для вас?»

«Кирпичный дом, пожалуйста, мама, так как зимой будет тепло и прохладно» летом и в безопасности круглый год.»

«Это разумный поросенок,» ответила его мать, ласково глядя на его. — Я прослежу, чтобы сразу три дома были готовы. А теперь один последний совет. Вы слышали, как я говорил о нашем старом враге лисе. Когда он узнает, что я умер, он обязательно попытается схватить вас, чтобы унести тебя в его логово. Он очень хитрый и без сомнения замаскируется сам, и прикинуться другом, но ты должен пообещать мне, что я не позволю ему войти в ваши дома под любым предлогом».

И поросята охотно пообещали, потому что у них всегда было большое страх перед лисой, о которой они слышали много страшных историй.

Вскоре умерла старая свинья, а поросята отправились в живут в своих домах.

Брауни был в восторге от своих мягких глиняных стен и глиняных пол, который вскоре превратился в большой глиняный пирог.Но это было то, что Брауни наслаждался, и он был так счастлив, что катался весь день и сделать себя в таком беспорядке.

Однажды, когда он полусонно лежал в грязи, он услышал тихий стук к его двери, и мягкий голос сказал: «Можно войти, мастер Брауни? Я хочу увидеть твой красивый новый дом.»

«Кто ты?» — сказал Брауни, вздрагивая от сильного испуга, потому что, хотя голос звучал нежно, он был уверен, что это притворный голос, и боялся, это была лиса.

«Я друг, пришел навестить тебя», — ответил голос.

— Нет, нет, — ответил Брауни, — я не верю, что ты друг. злая лиса, от которой нас предостерегала наша мать. я не позволю тебе в.»

«Ого! Так ты мне отвечаешь?» сказала лиса, говоря очень грубо своим естественным голосом. «Мы скоро увидим, кто здесь хозяин», и лапами он принялся за работу и проскреб большую дыру в мягкой грязи стены. Мгновение спустя он перепрыгнул через нее и поймал Брауни за шею, взвалил его себе на плечи и побежал с ним в его берлогу.

На следующий день, когда Уайти жевал несколько листьев капусты из угол ее дома, лиса подкралась к ее двери, решив нести ее чтобы присоединиться к своему брату в его логове. Он начал говорить с ней в том же притворным нежным голосом, которым он разговаривал с Брауни. Но это пугает очень ей понравилась, когда он сказал: «Я друг, пришел навестить вас и немного вашей хорошей капусты на мой обед.»

«Пожалуйста, не прикасайтесь к нему,» закричал Уайти в большом горе. «Капуста стены моего дома, и если ты съешь их, то проделаешь дыру, и ветер и дождь придут и заставят меня простудиться. Уходи. я уверен ты не друг, а наш злой враг лиса.»

И бедная Уайти начала ныть и хныкать, и желать, чтобы она не был таким жадным поросенком и выбрал более прочный материал чем капусты для ее дома. Но было уже поздно, и в другом как только лиса прогрызла капустные стены и поймала дрожащую, дрожащую Уайти и унес ее в свою берлогу.

На следующий день лиса отправилась к дому Блэки, потому что у него решил собрать трех поросят в своем логово, а затем убить их и пригласить всех своих друзей на пир.Но когда он дошел до кирпичного дома, он обнаружил, что дверь заперта и заперта, поэтому в своей лукавой манере он начал: «Впусти меня, дорогой Блэки. Я принес тебе в подарок несколько яиц, которые я подобрал на ферме по дороге здесь.»

«Нет, нет, мистер Фокс, — ответил Блэки. «Я не собираюсь открывать дверь ты. Я знаю твои хитрости. Вы похитили беднягу Брауни и Уайти, но ты меня не догонишь.»

Лисица на это так разозлилась, что изо всех сил бросилась на стену и попытался сбить ее. Но это было слишком сильно и хорошо построен. И хотя лиса царапала и рвала кирпичи лапами, она только ушибся, и в конце концов ему пришлось сдаться и, хромая, уйти с его передние лапы все кровоточили и болели.

«Неважно!» — сердито воскликнул он, уходя. «Я поймаю тебя еще день, посмотри, не сойду ли я, и не сотру ли я твои кости в порошок, когда у меня будет забрал тебя в мою берлогу!» И он свирепо зарычал и оскалил зубы.

На следующий день Блэки должен был пойти в соседний город, чтобы сделать некоторые маркетинг и купить большой чайник.Когда он шел домой с перекинутым через плечо он услышал звук шагов, крадущихся за его. На мгновение его сердце остановилось от страха, а затем пришла к нему мысль. Он только что достиг вершины холма и мог видеть его собственный домик, приютившийся у его подножия среди деревьев. В момент, когда он сорвал крышку с чайника и прыгнул в него сам. Свернувшись, он очень уютно улегся на дне чайника, а передней ногой ему удалось надеть крышку, так что он полностью скрыт. Легким пинком изнутри он запустил чайник прочь, и вниз по холму он катился полным ходом. А когда лиса подошла, все то, что он увидел, было большим черным котлом, вращающимся над землей с огромной скоростью. шаг. Очень расстроенный, он уже собирался отвернуться, когда увидел чайник остановился рядом с кирпичным домиком, а через мгновение Блэки выпрыгнул из него и убежал с чайником в домик, когда он запер на засов дверь и поднял ставни на окне.

«Ого!» — воскликнул про себя лис.«Ты думаешь, что убежишь от меня, что путь, не так ли? В этом мы скоро убедимся, друг мой». и украдкой бродил по дому в поисках пути, чтобы взобраться на крышу.

Тем временем Блэки наполнил чайник водой и, поставив на огонь, сел тихонько ждать, пока закипит. Так же, как чайник запел, и из носика повалил пар, он услышал звук, похожий на мягкий, приглушенный шаг, топот, топот, топот над головой и В следующее мгновение голова и передние лапы лисы спускались по дымовая труба.Но Блэки очень мудро не закрыл чайник крышкой и, с визгом боли лисица упала в кипящую воду, и прежде чем он удалось сбежать, Блэки открыл крышку, и лиса была обожжена дотла. смерть.

Как только он убедился, что их злой враг действительно мертв, и не мог причинить им дальнейшего вреда, Блэки отправился спасать Брауни и Уайти. Подойдя к берлоге, он услышал жалобное ворчание и визг его бедные младшие брат и сестра, которые жили в постоянном страхе перед лисой убить и съесть их.Но когда они увидели, что Блэки появился у входа в берлогу, их радости не было предела. Он быстро нашел острый камень и перерезал веревки, которыми они были привязаны к столбу в земле, а затем все трое вместе отправились в дом Блэки, где они жили долго и счастливо. И Брауни совсем перестал валяться в грязи, и Уайти перестали быть жадными, потому что они никогда не забывали, как близко эти недостатки привели их к безвременному концу.


  • Источник: Эндрю Лэнг, Зеленая книга фей , 7-е впечатление (Лондон: Longmans, Green, and Company, 1906), стр.100-105. Эта книга впервые появилась ок. 1892.
  • Ланг не указывает своего источника, но эта версия, по-видимому, пересмотр истории Холливелла, воспроизведенной выше, переписанной, чтобы удовлетворить дидактические ожидания викторианской Англии (и Америки).
  • Вернуться к содержанию.


Англия

В Дартмуре рассказывается еще одна необычная история:

. Жила-была лиса, которая ночью рыскала в поисках добычи и пришла неожиданно на колонии пикси.У каждого пикси был отдельный домик. То Сначала он пришел к деревянному дому.

«Впусти меня, впусти меня», — сказала лиса.

«Не буду», — ответил пикси; «и дверь заперта.»

После этого лиса взобралась на крышу дома; и пролапав его вниз, приготовил трапезу из несчастного пикси.

Следующим был «каменный» дом.

— Впусти меня, — сказала лиса.

— Дверь заперта, — ответил пикси.

Снова был снесен дом, а обитатели его съедены.

Третьим был железный дом. Лиса снова жаждала входа и была снова отказался.

«Но я принес вам хорошие новости», сказал лис.

«Нет, нет,» ответил пикси; «Я знаю, чего ты хочешь, ты не войдешь сегодня здесь.»

Тот дом лиса тщетно пыталась разрушить. Это было слишком сильно для его, и он ушел в отчаянии. Но он вернулся на следующую ночь, и приложил все свои лисьи качества в надежде обмануть пикси. За какое-то время он пытался напрасно; пока, наконец, он не упомянул заманчивое поле репы по соседству, на которую он предложил провести свой намеченная жертва.Они договорились встретиться на следующее утро в четыре часа.

Но пикси перехитрил лису; ибо он нашел свой путь в поле, и вернулся, нагруженный своей репой, задолго до того, как лиса возбудилась. Лиса была сильно раздосадован и долго не мог придумать другого плана, пока не подумал о большой ярмарке, которая должна была состояться неподалеку, и предложил пикси отправиться за ней в три часа ночи. утро.

Пикси согласился. Но лису снова перехитрили; потому что он был только в пора встречать пикси, возвращающегося домой со своими обтекателями: часами, черепком, и сковорода.Пикси, увидев приближение лисы, села в кувшин и скатился с горки; и лиса, не найдя его, бросила запах и пошел своей дорогой. Лиса вернулась на следующее утро; и найти открытая дверь вошла, когда он поймал пикси в постели, посадил его в коробку, и запер его.

«Выпусти меня, — сказал пикси, — и я открою тебе чудесную тайну».

Через некоторое время лису уговорили поднять покрывало; и пикси идет наложил на него такое очарование, что он был вынужден войти в ящик в его очередь; и там, наконец, он умер.


  • Источник: Английский Леса и лесные деревья: исторические, легендарные и описательные 90 266 (Лондон: Инграм, Кук и компания, 1853 г.), стр. 189-90.
  • Анонимный автор этого аккаунта не дает ему названия.
  • Кэтрин М. Бриггс включила версию этой истории в свой A Словарь британских народных сказок на английском языке , часть А, том. 2 (Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1970), стр. 528-30.
  • Вернуться к содержанию.


Англия

Была когда-то Гусыня на пороге смерти,
Так она позвала своих трех дочерей рядом,
И желала их всех, с последним вздохом,
Свои последние предсмертные слова услышать.

«Есть мистер Фокс, — сказала она, — которого я знаю,
. Он живет в укрытии неподалёку.

Стройте дома, в ближайшее время, из камня или из кирпича,
И получить черепицу для ваших крыш, я прошу;
Ибо я знаю, давным-давно, г.Уловки Рейнарда,
И я боюсь, что он может прийти в любой день.»

Таким образом, она умерла, и ее дочери, —
Гоббл, Гуси и Гандери, —
Договорились вместе, что они будут остерегаться
Мистера Фокса, их врага.

Но Гоббл, младшая, с горечью скажу,
Вскоре пришла к очень худому концу,
За то, что предпочла свой глупый путь,
И не хотела к матери приходить.

Ибо она сделала, с некоторыми досками, открытое гнездо,
Для крыши взяла крышку коробки;
Потом тихо легла на покой,
И думала, что она в безопасности от Лисы.

Но Рейнард, совершая вечернюю пробежку,
Вскоре учуял гуся возле пруда;
Подумал он: «Сейчас поужинаю и повеселюсь,
И то, и другое я очень люблю».

Затем на ящик он прыгнул в один миг,
И разбудил миссис Гоббл с постели;
Она успела лишь раз или два прошипнуть
Прежде чем он отрубил ей белоснежную голову.

Ее сестрам дома стало тревожно и грустно
Когда бедный Гоббл не явился,
И Гуси, решив судьбу узнать,
Ходила и искала все поле далекое и близкое.

Наконец она увидела голову бедного Гоббла,
И несколько перьев недалеко друг от друга,
Так она сказала Гандери, что нашла ее мертвой,
И им обоим стало очень грустно на душе.

Теперь Гуси была хороша, но любила по-своему,
Как Гоббл, и некоторые другие птицы.

Так что свой дом она вскоре построила из хорошего красного кирпича,
Но она только соломой покрыла его;
И подумала она, что, как бы ни брыкался лис,
Ему и лапы не достать.

Так она легла спать, и в глубокой ночи
Она услышала в дверь низкий шорох;
И тут Рейнард изо всех сил
Попытался запрыгнуть на крышу.

Но он откатился назад и о стену
Страшно задел нос,
Потом, почти обезумев от боли падения,
Залаял и медленно побежал прочь.

Так Гуси рассмеялся и почувствовал себя очень счастливым
Что таким образом избежал всех бед;
Но если бы она знала, как работает Лиса,
Она бы почувствовала страшную тревогу;

Ибо Гоббл был его последним лакомым мясом,
Так проголодался, что он действительно почувствовал, —
И решился в уме совершить этот подвиг,
И съесть молодого гуся.

Так он лукаво зажег пучок соломы,
И шумел не больше мыши,
Потом приподнялся на задних лапах,
И быстро поджег дом.

Скоро вспыхнуло пламя, и Гуси очнулся,
От страха почти готовый умереть,
И, чуть не задохнувшись от зноя и дыма,
Вверх по трубе вынужден был лететь.

Лис обрадовался, увидев ее бегство,
И, не обращая внимания на все ее печальные стоны,
Он преследовал ее, пока не увидел, как она садится,
Потом съел ее все, кроме костей.

Сердце бедной Гандери было готово разорваться
Когда печальные новости достигли ее слуха.
«Это был злодей Лис», сказал добрый мистер Дрейк,
Который жил в пруду совсем рядом.

«Теперь послушай меня, прошу тебя,» сказал он,
«И покрой свой новый дом черепицей,
Или ты, как твои сестры, скоро умрешь, —
Добычей козней твоего врага.»

Так она последовала совету своей матери и друга,
И сделала свой дом очень безопасным,
Тогда она сказала, — «Теперь, каким бы ни был мой конец,
Лис не может поймать меня, я уверен. »

Он позвонил ей в дверь на следующий же день,
И стучал громко и долго,
Но она сказала ему, — «Оставь мой дом, я прошу,
Ибо дверь я не открою;

«Ибо вы убили моих сестер, которых я очень хорошо знаю,
И вы хотите, чтобы я тоже был мертв».
«О боже,» сказал Лис, «Я не могу сказать,
Кто вбил тебе в голову такую ​​мысль:

«Ибо я всегда любил гусей больше, чем других птиц,
И вас из вашей расы я любил больше всего.»
Но Гусь не внял его лестным словам,
Так голоден, что пошел отдыхать.

На следующей неделе она увидела, как он снова появился,
«Впусти меня очень быстро,» воскликнул он,
«Что касается новостей, которые я должен сказать вам, вы будете очарованы,
И это грубо держать меня снаружи.»

Но Гусь открыла только одно оконное стекло,
И высунула свой хорошенький красный клюв,
Сказала: «Ваши слова напрасны,
Но поговорите со мной здесь, если хотите».

«Завтра, — воскликнул он, — будет ярмарка,
Все птицы и звери поедут;
Так позвольте мне, молю, проводить вас туда,
Ибо вы будете весьма очарованы, я знаю. »

«Большое спасибо за ваши новости,» сказал Гандери,
«Но я бы предпочел не идти с вами;
Я не забочусь ни о каком веселом зрелище,» —
Так что окно она закрыла, и вышла.

Утром, однако, она передумала,
И думала, что пойдет на ярмарку;
Итак, свои многочисленные перья она красиво уложила,
И тщательно почистила свой красный клюв.

Она ушла, я думаю, еще до рассвета,
За Рейнарда она очень боялась;
Так быстро она думала, что увидит каждый вид,
И вернется прежде, чем он должен появиться.

Когда пришла Гусыня, она начала смеяться
Над дивными существами, которых она увидела;
Там были танцующие медведи, и высокий жираф,
И красивый рыжий ара.

Обезьяна взвешивала яблоки и коренья;
Страус тоже продается в розницу;
Там были пчелы и бабочки, пробовавшие плоды,
И свинья, пьющая из ведра.

Гандери зашла в слоновью лавку,
И быстро купила новую маслобойку;
Ибо, когда стало поздно, она боялась остановиться,
Как в безопасности, она хотела вернуться.

Не успела, однако, пройти и половины пути,
Она увидела приближающегося врага;
И теперь она зашипела от страха и смятения,
Ибо она не знала, куда идти.

Но, наконец, о капитальном плане она вспомнила,
О месте, где она могла бы безопасно спрятаться;
Она залезла в маслобойку, которую только что купила,
И закрутила внутри крышку.

Маслобойка стояла на вершине холма,
И под тяжестью Гандери она катилась,
Проходя мимо Лиса, который стоял совершенно неподвижно,
Весьма встревожен, хотя и был очень смел.

Ибо Крылья Гусыни странно хлопали,
И шум был страшен услышать;
И так ушибленно она чувствовала, что она была рада выбраться,
Когда она думала, что берег был чист.

Так благополучно она добралась до своего дома в полдень,
И Лиса никогда не видела ее в тот день;
Но после ярмарки он пришел очень скоро,
И закричал страшно, —

«Скорее, скорей, впусти меня! О, хоть раз будь добр,
Я слышу охотничий рог;
О, спрячь меня в любом укромном месте, какое только найдешь,
Ибо охотники и гончие приближаются. »

Итак, Гусь выглянул, чтобы увидеть
. То ли Рейнард только шутил;
Тогда, зная, что он в ее власти будет,
Она открыла дверь своему гостю.

«Я спрячу тебя, — сказала она, — в моей красивой новой маслобойке».
«Это будет очень хорошо,» сказал он;
«И спасибо, что оказали мне такую ​​услугу,
Самый дружелюбный и добрый Гандери.»

Потом в маслобойку быстро попала Лиса;
Но, прежде чем Гусь поставила наверх,
Чайник она принесла с водой совсем горячей,
И налила до последней капли.

Тогда Лиса закричала: «О! Я горю, я горю,
И я чувствую себя в жалком положении;
Но Гусь крепко держал крышку маслобойки,
Так Рейнард умер в ту ночь.

Мораль
У человечества есть враг, которого они хорошо знают,
Который искушает их во всем;
Но и они, наконец, преодолеют этого врага,
Если верному закону мудрости они повинуются.



Афроамериканец

Братец Кролик никогда не мог обрести покой. Он не мог выйти из дома без Братец Волк совершил набег и похитил часть семьи. Братец Кролик построил себе соломенный дом, и его снесли. Затем сделал дом сосновых вершин, и это пошло тем же путем. Затем он сделал себе кору дом, и на него был совершен обыск. И каждый раз, когда он терял дом, он терял один из его дети.

Наконец Братец Кролик рассердился, да и выругался, а потом ушел, он так и сделал, нанял плотников, и они построили ему дощатый дом с каменный фундамент.После этого у него может быть тишина и покой. Он мог бы выйти и провести время со своими соседями, а вернуться и сесть у костра и курить трубку и читать газеты так же, как любой человек у кого есть семья.

Он проделал дыру в подвале, где маленькие кролики могли прятаться, когда по соседству было много рэкета, и защелка входной двери зацепилась изнутри.

Братец Волк, он видел расположение земли, он видел, и он затаился. То маленькие кролики были сильно пугливы, но так получилось, что озноб не бегать по спине Братца Кролика, когда он слышит, как Братец Волк скачет галопом. от.

Мало-помалу, однажды, когда Братец Кролик собирался зайти к мисс Енот, он услышал чудовищную суету и грохот по большой дороге, и едва он Навострив уши, чтобы слушать, братец Волк вбежал в дверь. Немного кролики, в дырку в погребе зашли, сделали, типа продуть свеча. Братец Волк был изрядно покрыт грязью и почти ветра.

«О, спаси меня, Братец Кролик!» — сказал братец Волк. «Пожалуйста, брат Кролик! Собаки преследуют меня, и они меня разорвут.Разве ты не слышишь их приходящий? О, пожалуйста, спаси меня, Братец Кролик! Спрячь меня где-нибудь, собаки меня не поймаешь.»

Не быстрее сказать, чем сделать.

«Прыгай вон в тот сундук, Братец Волк», — сказал Братец Кролик. «Прыгай туда и чувствуй себя как дома.»

Вскочил Братец Волк, опустилась крышка, и в засов вошел крючок, и там был мистер Вольф. Потом Братец Кролик подошел к зазеркалью, он сделал, и подмигнул на себя. А потом он втянул кресло-качалку в перед огнем, он сделал, и взял большой жевать табака. Тогда Брэр Кролик долго сидел, переворачивая мысли и работая. его мыслящая машина. Вскоре он встал и как бы зашевелился.

Тогда Братец Волк открыл: «Собаки все ушли, Братец Кролик?»

«Кажется, я слышу, как один из них пахнет из-за угла дымохода. только что.»

Тогда Братец Кролик взял чайник, наполнил его водой и поставил на огонь.

«Что ты сейчас делаешь, Братец Кролик?»

«Я собираюсь сделать вам чашку вкусного чая, Братец Волк.»

Тогда Братец Кролик подошел к шкафу, взял буравчик и начал просверлить маленькие дырочки в крышке сундука.

«Что ты сейчас делаешь, Братец Кролик?»

«Я сверлю дырочки, чтобы вы могли дышать, Братец Волк.»

Тогда Братец Кролик пошел, взял еще дров и бросил их на Пожар.

«Что ты сейчас делаешь, Братец Кролик?»

«Я разбиваю огонь, чтобы ты не замерз, Братец Волк.»

Тогда Братец Кролик спустился в подвал и вытащил все свои дети.

«Что ты сейчас делаешь, Братец Кролик?»

«Я говорю своим детям, какой вы хороший человек, братец Волк. »

А дети, им приходилось закрывать рот руками, чтобы от смеха. Затем Братец Кролик взял чайник и начал наливать горячую воду на крышку сундука.

«Что я слышу, Братец Кролик?»

«Ты слышишь, как дует ветер, Братец Волк.»

Потом вода начала просачиваться.

«Что я чувствую, Братец Кролик?»

«Ты чувствуешь, как кусают блохи, братец Волк.»

«Они сильно кусаются, Братец Кролик.»

«Перевернись на другой бок, Братец Волк.»

«Что я сейчас чувствую, Братец Кролик?»

«Ты все еще чувствуешь блох, Братец Волк.»

«Они съедают меня, Братец Кролик.»

И это были последние слова братца Вольфа, потому что кипяток сделал дело.

Тогда Братец Кролик позвал своих соседей, он так и сделал, и они устроили обычный юбилей. И если ты прямо сейчас пойдешь в дом Братца Кролика, я не знаете, но что вы найдете шкуру Братца Волка, висевшую на заднем крыльце, и все потому, что он был так занят делами других людей.




Афроамериканец

Однажды, далеко-далеко, старая свинья и ее дети были все живут дольше других существ. Мне кажется, что старая свинья была вдовой, и, если я не ошибаюсь, что у нее было пять дети. Позвольте мне видеть, была Большая Свинья, и была Маленькая Свинья, и была Пятнистая Свинья, и была Тупая, и последняя и одинокая, там был Рунт.

Однажды эта мать-свинья, она знала, что собирается пнуть ведро, и она взяла и призвала всех своих детей и сказала им, что пришло время, когда они должны были заботиться о себе.А потом она и рассказала им, как могла, хотя дыхание у нее было очень скудное, о том, каким плохим человеком был старый братец Вольф. Она сказала, что если бы они могли сбежать от старого братца Вольфа, они будут чудовищно хороши.

Большая Свинья призналась, что не боится. Пятнистая Свинья допустила, что она не боялся. Блант, он сказал, что он был почти таким же большим человеком, как брат Вольф. сам. А Коротышка, она просто взяла и покопалась в соломе и крякнул. Но старая вдова Соу, она лежала и продолжала рассказывать им, что им лучше следить за братцем Вольфом, потому что он был очень подлый и лживый человек.

Вскоре после этого старая мисс Соу легла и умерла, и все эти ее дети были отброшены на себя, и они закружились, так и сделали, и каждый построил себе дом, чтобы жить в нем. Свинью она взяла и построила себе дом из хвороста. Поросенок, она взяла и построил дом из палочек. Крапчатую Свинью она взяла и построила из глины. Тупой, он взял и построил дощатый дом. И Рунт, она ничего не делала. большое дело, и никакого большого хвастовства, но она пошла работать, она сделала, и построила каменный дом.

Мало-помалу, когда все было улажено и дело как бы наладилось как-то рано утром сюда пришел старый братец Волк, облизывая свои отбивные и тряся хвостом. Первым домом, в который он пришел, был дом Большой Свиньи. Брат Волк подошел к двери и постучал как-то тихо, Блим! Блим! Блим! Никто не ответил. Потом громко постучал, блам! блам! блам! Это разбудило Большую Свинью, и она подошла к двери, и она спросил кто это.

Братец Волк признал, что это друг, и пропел:

Если ты откроешь дверь и впустишь меня,
, я согрею руки и снова пойду домой.

Большая Свинья снова спросила, кто это, а затем поднялся Братец Волк и сказал: твоя мама?»

«Моя мама умерла, — сказала она, — и перед смертью она велела мне сохранить глаза на Братца Вольфа. Я вижу тебя через щель в двери, и ты смотришь могучий, как Братец Волк.»

Потом старый братец Волк, он глубоко вздохнул, как будто ему было очень плохо, и затем он поднялся и сказал: «Я не знаю, что передумало, если только она не из ее головы. Я слышал, что старая мисс Соу больна, и сказал что мне следует заглянуть и посмотреть, как поживает старушка, и принеси ей вот этот мешок с жареными ушами.Я хорошо знаю, что если ваш мама была здесь прямо сейчас, в здравом уме, она взяла бы жареные уши и была бы рада получить их, и более того, она приглашала бы меня к огню, чтобы согрей мне руки, — сказал старый братец Вольф.

От разговоров о жареных ушах у Большой Свиньи текли слюнки, и постепенно мимо, поболтав еще немного, она отворила дверь и впустила братца Волка, и благослови твою душу, это было последнее из Большой Свиньи. У нее не было времени визжать или хрюкать, пока Братец Волк не проглотил ее.

На следующий день старый Братец Волк устроил ту же игру на Поросенке. Он пошел и пел свою песню, и Поросенок, она взяла и впустила его, и тогда Братец Волк, он взял комплименты в ответ и впустил Поросенка. Маленький Свинья, она впустила Братца Волка, а Братец Волк впустил Поросенка, и что? больше вы можете спросить, чем это?

В следующий раз, когда Братец Волк нанес визит, он зашел к Пятнистой Свинье и постучал в дверь и запел свою песню:

Если ты откроешь дверь и впустишь меня,
, я согрею руки и снова пойду домой.

Но Пятнистая Свинья, она как бы что-то заподозрила, и отказалась Открой дверь. А ведь братец Вольф был великим лживым человеком и говорил могучий мягкий, и он говорил могучий сладкий. Мало-помалу он сунул нос в щелчок двери, и он сказал Пятнистой Свинье, чтобы он просто дал ему лапу, и тогда он не пойдет дальше. Он получил лапу, а затем он умолял вставить другую лапу, а когда вставил и ту, умолял просунуть голову, а потом, когда он всунул голову и лапы, Конечно, все, что ему нужно было сделать, это толкнуть дверь и войти.И когда дело обстояло таким образом, вскоре он сделал свежее мясо из Пятнистая свинья.

На следующий день он покончил с Блантом, а еще через день разрешил что он сделает проход в Runt. Итак, вот где старый Брат Волк поскользнулся. Он похож на некоторых людей, которых я знаю. Он был бы могуч умный, если бы он не был слишком умным. Рунт был самым маленьким из всех банда, но все же пошли слухи, что она как взрослые люди.

Братец Волк, он подкрался к дому Коротышки и забрался под окно, он сделал, и он пропел:

Если ты откроешь дверь и впустишь меня,
, я согрею руки и снова пойду домой.
Но все же братец Волк не мог ни уговорить Коротышку открыть дверь, ни мог ли он взломать, потому что дом был сделан из камня. Братец Вольф сделал вид, что ушел, а через некоторое время вернулся и постучал в дверь, бах, бах, бах!

Низкорослый, она сидела у костра, да и вроде ухо почесала, и крикнул: «Кто это?»

— Это Пятнистая Свинья, — сказал старый Братец Волк между фырканьем и хрюканьем. — Я принес тебе гороха на ужин!

Коротышка, она взяла и засмеялась, она сделала, и закричала в ответ: «Сестрица Пятнистая Пит никогда не говорил сквозь столько зубов.»

Братец Волк опять ушел, а потом вернулся и постучал.

Коротышка, она села на камень и закричала: «Кто это?»

«Большая свинья», сказал Братец Волк. Я принес немного сладкой кукурузы для вашего ужин.»

Коротышка, она посмотрела в щель под дверью и засмеялась, и сказал: «У Сестрички Большой Свиньи никогда не было волос на копытах.

Тогда старый Братец Волк, он рассердился, он сделал, и он сказал, что собирается спуститься в дымоход. И Коротышка, она сказала, что это единственный способ он мог войти. А потом, когда она услышала, как братец Волк взбирается на за трубой она взяла и навалила кучу соломы от веников перед очагом, и когда она услышала, как он спускается на внутри она взяла щипцы и бросила солому в огонь, и от дыма у Братца Волка закружилась голова, и он упал, и не успел он сообразить, он сгорел дотла.

И это был последний разговор о старом Братце Вольфе. По крайней мере, это был последний из этот братец Волк.




Северная Каролина, США

Ты слышал, как эта старая сестренка Свинка может видеть ветер? Ну, чтобы быть конечно, разве вы никогда не слышали это? Ну неужели ты не замечаешь, многие и Сколько раз свиньи были беспокойны и взволнованы, когда ветер удары, и как они визжат, и бегают туда-сюда, как они оттянуты?

Ну, сэр, все, о чем печется, это то, что они могут видеть ветер.Однажды у старой свиньи было пять поросят, четыре черных и один белый.

Старый Братец Волк, у него очень хороший рот на свинину, и он идет каждую ночь и ходить вокруг дома мисс Свинка, но сестренка Свинка, она замок двери быстро.

Однажды ночью он оделся, как мужчина, и надел на себя высокую шляпу. голова и обувь на ногах; он берет мешок с кукурузой и идет тяжело, и засуетился на кирпичной дорожке, вплотную к двери, и постучал громко в дверь в большой спешке, и сестренка Свинка, она говорит, «Кто там?»

И Братец Вольф сказал громко и мощно, Братец Вольф сказал: дурачусь, старуха, я хозяин, пришел поставить свою метку на новом свиньи; Освободи их здесь живо.»

И старая сестренка Свинья, она сильно насмехалась, но не боялась их выгнать; поэтому она взломала дверь и выгнала четырех черных поросят, но маленькая белый поросенок, он ее глазные яблоки, маленький белый поросенок был, и когда он поворачивается иди, она просто закрыла дверь и крепко держала ее.

И Братец Волк, он отказался от кукурузы и просто взял четыре маленьких свиней и отвезти их домой; но когда они ушли, он отточил рот для маленькая свинья, но сестренка Свинка, она держит его очень близко.Однажды ночью Братец Волк бродил по лесу и встретился со старым сатаной, и он топор Братец Волк, старый Сатана сделал, может он поможет ему, а Братец Волк он только скажи что у него на уме, и старый сатана велел ему отвести его к Мисс Свинка. дом, и он помогает ему.

Итак, Братец Волк, он ведет, и прямо там дом Сестрички Свиньи, и старый Сатана, он начинает пыхтеть и дуть, и дуть, и дуть, пока Братец Волк не Насмешил братец Волк, что у него волосы прямо встают дыбом; и мисс свинья она слышали сильный ветер, и дом трещит, и они слышат ее внутри на коленях, просто взывая к Всемогущему Богу о милосердии; но старый Сатана, он пыхтит и дует, пыхтит и дует, и дом трещит и дрожать, и он сказал, старый сатана сказал: «Ты слышишь этот твой могучий ветер, сестра Свинья, но если ты посмотришь сюда, то увидишь.»

А сестрёнка Свинка, та, что скривилась, приоткрыла дверь и выглянула, а там она видит дыхание старого сатаны, как красный дым, дующий на дом, и из в тот день свиньи видят ветер, и он кажется красным, ветер кажется красным, сах. Откуда мы это знаем? Я говорю вам, откуда мы это знаем, сэр: если кто-нибудь пропустит свинью и возьми молоко, тогда они увидят ветер и расскажут об этом был красный.




Вирджиния, США

Версия А
Жил-был поросенок в очень тесной комнатке. Волк бы приходить каждый день и пытаться одурачить поросенка, чтобы он мог его съесть. Однажды утром волк позвал, но свинья не ответила ему.

Волк был уверен, что поросенок там, поэтому он сказал: «Я знаю где много винограда. Лучше пойдем со мной.»

Когда волк ушел, поросенок бросился на виноградную лозу. Тем время волк пришел в дом свиньи и позвал его снова. Он не делал получить любой ответ. Потом он тоже вышел к виноградному дереву.Когда свинья увидел волка, он спрятался в какой-то мох на дереве. Волк увидел свинью раньше он попал туда; а когда он пришел туда, то позвал свинью, но он не получил любой ответ. К тому времени волк начал лазить по дереву. Когда он получил к поросенку, поросенок выбежал и прыгнул и убежал, и получил домой, прежде чем волк поймал его. К тому времени, когда поросенок прыгнул в его дверь и закрыл ее, волк просунул голову в дверь, и он поймал его голова.

Он сказал свинье: «Отпусти меня! Я не причиню тебе вреда.»

Свинья приоткрыла дуло, и волк прыгнул внутрь. Свинья поймала его за ногу, но он испугался и сказал: «Вон идут псы».

«Впусти меня! Впусти меня! Спрячь меня в ящик! Собаки поймают меня!» сказал волк. Свин так и сделал, но разозлился и начал дырявить коробка.

— Что ты делаешь? — сказал волк. «Делаем дырки, чтобы был воздух». сказала свинья.

«О, в самом деле!» сказал волк.

Когда свинья проделала дырки в коробке, он налил немного воды.Когда это было очень жарко, он сказал: «Хочешь, чтобы тебе налили прохладной воды, чтобы хорошо себя чувствуешь?»

— Да, — сказал волк. Итак, свинья облила его горячей водой и убила.

Версия B
Давным-давно Братец Волк и Братец Кролик были хорошими друзьями, но для некоторых по той или иной причине они стали смертельными врагами. Братец Волк решил сделать Братца Вред кролика. Братец Кролик большую часть времени оставался в своем доме, так что Братец Волк не мог добраться до него. Волк, однако, придумал, как вытащить его уловка.Он знал, что Братец Кролик любит фрукты, и пошел к Братцу Кролику. Однажды ночью к двери Кролика и сказал ему, что он знает, где есть прекрасные большие яблоки. вырос, и спросил его, не хочет ли он пойти и получить немного.

Братец Кролик очень вежливо принял приглашение и согласился пойти на яблоки на следующее утро в пять часов. Братец Волк побежал домой к мечтает о сладкой мести, которую он собирался отомстить Братцу Кролику, но Братец Кролик был на своих уловках.

Ровно в три часа он пошел за яблоками и вернулся довольно давно. пока до пяти часов.Когда часы пробили пять, братец Вольф постучал в дверь. «Ты готов пойти за яблоками, Братец Кролик?» говорит ‘Э.

Братец Кролик говорит: «Ла, Братец Волк, мои часы показывали пять часов, вперед, а я думал, что ты не придешь, так что Исэ пришел.»

Братец Волк был так зол, что не мог стоять на месте; но он не отказался от своего надежды на месть, поэтому он сказал Братцу Кролику о некоторых персиках, которые были дальше от дома Братца Кролика, чем яблоки. Братец Кролик с радостью согласился идти, на этот раз в четыре часа; но когда братец Волк пришел после его на следующее утро, его снова обманули, и Братец Кролик был внутри наслаждаясь своими персиками.

На этот раз братец Волк так разозлился, что его волосы поседели, но он не сдаться. Он решил послать Братца Кролика с дурацким поручением: так он сказал ему о некоторых прекрасных груш. Они росли на далеком холме очень далеко. Там груш там вообще не было. Братец Волк хочет вытащить Братца Кролика из свой дом еще раз. На этот раз они договорились пойти в три часа.

Братец Кролик, как обычно, выехал раньше времени; но братец Вольф, который поймал его, начал слишком рано.Он впервые увидел Брера Кролик сидит на холме, отдыхает, он добрее смеялся в рукав когда он подумал, как он, должно быть, устал от такой далекой прогулки и как сошел с ума должно быть, чтобы быть обманутым. Подождав некоторое время, чтобы поймать его ветер, он начал так, как будто говорил с Братцем Кроликом.

Братец Кролик знал, что ветер дует; и как только он увидел Братца Волк пришел, он сделал перерыв домой. Он пошел прямо вниз по холму, и Братец Волк начал сразу за ним. Это была гонка на всю жизнь; и Брер Кролик старался изо всех сил, а старый Братец Волк был на высоте.Они бежали через кукурузные поля, через леса и через поля, пока не увидел дом Братца Кролика. Вид дома дал Бреру Кролик новой смелости и силы; так что он сделал последний брейк и попал в дом и запер дверь как раз в тот момент, когда Братец Волк бросился туда.

Братец Волк изо всех сил пытался открыть дверь; и поскольку он потерпел неудачу, он решил спуститься в дымоход. Братец Кролик не собирался позволять кто-нибудь спустился в трубу за ним: так что он поставил большой котел с кипяток прямо под трубой; и когда братец Волк упал, он попал в чайник.Ден Брер Кролик шлепнул по обложке, и он имел брата Вольфа именно там, где он хотел его.

Братец Волк всячески умоляет Братца Кролика позволить ему вышел, но от этого ему не стало лучше. Братец Кролик сделал прекрасное рагу из Братца Волк, и ешь вместе с ним яблочное пюре и персики. После этого он пошел после фруктов всякий раз, когда он собирался, не опасаясь быть пойманным братом Волк.




Италия

Жили-были три гусята, которые очень боялись волк, потому что, если он найдет их, он съест их.Однажды самый большой сказал другим двоим: «Вы знаете, что я думаю? Я думаю, нам лучше построить домик, чтобы волк нас не съел, а пока отпустим и поищите из чего построить дом.»

Тогда двое других сказали: «Да, да, да! Хорошо! Пошли!»

Итак, они пошли и нашли человека, у которого была охапка соломы, и сказали ему: «Добрый человек, окажите нам услугу, дайте нам немного этой соломы, чтобы сделать дом, чтобы волк не съел нас».

Человек сказал: «Бери, бери!» И он дал им столько, сколько они хотел.

Гусята поблагодарили человека, взяли соломинку и ушли в луг, и там они построили прекрасный домик с дверью и балконы, и кухня, со всем, короче.

Когда все было готово, самый большой гусенок сказал: «Теперь я хочу посмотреть комфортно ли человеку в этом доме?» Она вошла и сказала: «О! Как уютно в доме! Подожди!» Она пошла и заперла дверь. дверь с висячим замком, вышел на балкон и сказал двум другим гусятам: «Мне очень комфортно здесь одному.Уходи, я ничего не хочу делать с тобой.»

Два бедных гусята стали плакать и умолять сестру открыть дверь и впустить их. Если бы она этого не сделала, волк съел бы их. Но она не стал бы их слушать. Затем два гусята ушли и нашли человека у кого была копна сена. Они сказали ему: «Добрый человек, окажи нам милость дай нам немного этого сена, чтобы построить из него дом, чтобы волк не ешь нас!»

«Да, да, да! Возьми, возьми!» И он дал им столько, сколько они хотел.

Гусята, довольные, поблагодарили человека и понесли сено в луг и построил очень хорошенький домик, красивее другого. То средний гусенок сказал самому маленькому: «Слушай, я сейчас пойду посмотрю удобно ли человеку в этом доме. Но я не буду действовать как наш сестра, ты знаешь!»

Она вошла в дом и сказала себе: «О! Как уютно здесь! Я не хочу свою сестру! Мне очень комфортно здесь одной». пошел, запер дверь на замок, вышел на балкон и сказала сестре: «О! Как хорошо в этом доме! Я не хочу ты здесь! Уходи, уходи!»

Гусенок стал плакать и просить сестру открыть ей, ибо она была одна, и не знала, куда идти, и если бы волк нашел ее, он бы съел бы ее.Но это не помогло. Она закрыла балкон и осталась в дом.

Тогда гусенок, полный страха, ушел и нашел человека, у которого груз железа и камней и сказал ему: «Добрый человек, сделай мне одолжение, дайте мне несколько таких камней и немного этого железа, чтобы построить мне дом с, чтоб меня волк не съел!»

Мужик так пожалел гуся, что сказал: «Да, да, хорошо гусенок, вернее, я построю тебе дом.»

Потом они ушли на луг, и человек построил очень красивый дом, с садом и всем необходимым, и очень крепким, ибо был обложен с железом, и балкон и дверь тоже из железа.гусь, ну довольный, поблагодарил человека и пошел в дом и остался там.

Теперь пойдем к волку.

Волк везде искал этих гусят, но не мог их найти. Через некоторое время он узнал, что они построили три дома. «Хорошо, хорошо! он сказал. «Подожди, пока я не найду тебя!» Затем он отправился в путешествие и путешествовал, пока не пришел на луг, где стоял первый дом. Он постучал в дверь, а гусенок сказал: «Кто стучится в дверь?»

— Ну, ну, — сказал волк.«Открой, ибо это Я».

«Гусенок сказал: «Я тебе не открою, потому что ты будешь есть я.»

«Открой, открой! Я не буду тебя есть. Не бойся. Очень хорошо», сказал волк, «если ты не откроешь дверь, я снесу твой дом». И действительно, он взорвал дом и съел гуся.

«Теперь, когда я съел одну, — сказал он, — я съем и другие». потом он ушел и пришел, наконец, к дому второго гуся, и все произошло как в первый раз.Волк сдул дом и съел гусенок.

Потом он отправился на поиски третьей, а когда нашел ее, то постучал в дверь, но она не пустила его. Тогда он попытался взорвать дом вниз, но не смог. Потом он забрался на крышу и попытался затоптать дом вниз, но напрасно. «Очень хорошо, — сказал он себе. «Таким образом или другого я съем тебя.» Затем он спустился с крыши и сказал гусенок: «Слушай, гусенок. Ты хочешь, чтобы мы помирились? Я не хочу ссориться с вами, такими хорошими, и я думал, что завтра мы приготовь макароны, а я принесу масло и сыр, а ты подайте муку.»

— Очень хорошо, — сказал гусенок. — Тогда приведи их.

Волк, довольный, отсалютовал гусенку и ушел. Следующий день гусенок встал рано и пошел купить еды, а затем вернулся домой и закрыл дом. Чуть позже пришел волк и постучал у двери и сказал: «Подойди, гусенок, открой дверь, я принес ты масло и сыр!»

«Хорошо, дай мне сюда, на балкон.»

«Нет, откройте дверь!»

«Я открою, когда все будет готово.»

Тогда волк отдал ей вещи у балкона и ушел. Пока он ушел гусенок приготовил макароны и поставил их на огонь варить в чайнике с водой. Когда было два часа, пришел волк и сказал: «Подойди, гусенок, открой дверь».

«Нет, я не открою, потому что, когда я занят, мне никто не нужен в способ. Когда оно сварится, я открою, и вы можете войти и съесть его».

Немного погодя гусенок сказал волку: «Не хочешь ли ты попробуйте макароны, чтобы проверить, хорошо ли они приготовлены?»

«Открой дверь! Так лучше.»

«Нет, нет. Не думай, что ты войдешь. Засунь рот в дырку в полку, а я макароны высыплю».

Волк, весь жадный, сунул пасть в нору, и тут гусенок взял чайник с кипятком и вылил кипяток вместо макарон через дырку в волчью пасть. И волк был ошпарен и убит.

Тогда гусенок взял нож и вспорол волку живот, и наружу прыгнули другие гусята, которые были еще живы, потому что волк был так жадный, что проглотил их целиком.Тогда там гусята выпросили их простите сестре за подлое обращение с ней, и она, потому что она была добросердечна, простила их и взяла в свой дом, и там они ели свои макароны и жили вместе счастливо и довольный.






Вернуться к фольклорным текстам Д. Л. Эшлимана , библиотеке сказок, фольклора, сказки и мифология.

Отредактировано 23 ноября 2008 г.

Три поросенка — Storynory

искать 00.00.00 00.00.00 loading

Историю «Три поросенка» знает почти каждый, но это одна из тех историй, которые можно слушать снова и снова. Наше аудио основано на версии Джозефа Джейкобса, в которой волк фыркает и пыхтит, а свиньи восклицают на волосках своих подбородков подбородка .

Читает Наташа. Продолжительность 9.21

Жила-была семья свиней. Свинья-мать была очень бедна, и поэтому она отправила своих трех поросят искать счастья. Первый пошедший встретил человека с вязанкой соломы и сказал ему:

«Пожалуйста, человек, дай мне эту солому, чтобы построить мне дом.

Что человек и сделал, а поросенок построил из него дом. Вскоре прошел волк, постучал в дверь и сказал:

«Поросенок, поросенок, впусти меня».

На что свинья ответила:

«Нет, нет, клянусь волосами моего подбородка подбородка».

Волк ответил на это:

«Тогда я пыхну, пыхну и взорву твой дом».

Так что он пыхтел, пыхтел, и он взорвал свой дом, и съел поросенка.

Второй поросенок встретил человека с вязанкой дрока и сказал:

«Пожалуйста, мужик, дай мне этот пучок, чтобы построить дом».

Что человек и сделал, и свинья построила себе дом. Потом пришел волк и сказал:

«Поросенок, поросенок, впусти меня».

«Нет, нет, клянусь волосами моего подбородка подбородка».

«Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом».

Так он пыхтел, пыхтел, пыхтел, пыхтел, и, наконец, взорвал дом и съел поросенка.

Третий поросенок встретил человека с кучей кирпичей и сказал:

«Пожалуйста, мужик, дай мне эти кирпичи, чтобы построить дом».

Итак, человек дал ему кирпичи, и он построил из них свой дом. И пришел волк, как и к другим поросятам, и сказал:

«Поросенок, поросенок, впусти меня».

«Нет, нет, клянусь волосами моего подбородка подбородка».

«Тогда я буду пыхтеть, пыхтеть и взорвать ваш дом».

Ну, он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел, и он пыхтел; но он не мог снести дом.Когда он обнаружил, что не может со всем своим пыхтением и пыхтением снести дом, он сказал:

«Поросенок, я знаю, где есть хорошее поле репы».

«Где?» — сказал поросенок.

«О, в Хоумфилде мистера Смита, и если вы будете готовы завтра утром, я зайду за вами, и мы вместе пойдем и приготовим что-нибудь к обеду».

«Хорошо, — сказал поросенок, — я буду готов. Во сколько ты собираешься идти?

«О, в шесть часов.

Ну, поросенок встал в пять, и получил репу до прихода волка (что он и сделал около шести) и который сказал:

«Поросенок, ты готов?»

Поросенок сказал: «Готово! Я был и вернулся снова, и получил хороший горшок на ужин.

Волк очень рассердился на это, но подумал, что он как-то задел поросенка, поэтому сказал:

«Поросенок, я знаю, где есть хорошая яблоня».

«Где?» сказала свинья.

«В Веселом саду, — ответил волк, — и если ты не обманешь меня, я приду за тобой завтра в пять часов и возьму яблок».

Ну, засуетился поросенок на другой день в четыре часа утра и пошел за яблоками, надеясь вернуться до прихода волка; но ему нужно было идти дальше, и он должен был взобраться на дерево, так что, только спускаясь с него, он увидел приближающегося волка, который, как вы можете предположить, очень испугал его. Когда волк подошел, он сказал:

«Поросенок, что! Ты здесь раньше меня? Это хорошие яблоки?

«Да, очень», — сказал поросенок.— Я брошу тебя на землю.

И он бросил его так далеко, что, пока волк пошел его подобрать, поросенок спрыгнул и побежал домой. На следующий день волк снова пришел и сказал поросенку:

«Поросенок, сегодня днем ​​в Шанклине ярмарка, ты пойдешь?»

«О да, — сказала свинья, — я пойду; когда ты будешь готов?»

— В три, — сказал волк. Итак, поросенок ушел раньше времени, как обычно, и пришел на ярмарку, и купил маслобойку, с которой он шел домой, когда он увидел, что идет волк.Тогда он не мог сказать, что делать. И вот он забрался в маслобойку, чтобы спрятаться, и тем самым развернул ее, и она покатилась с горки со свиньей в ней, чем так напугала волка, что он убежал домой, не заходя на ярмарку. Он подошел к домику поросенка и рассказал ему, как он испугался большого круглого существа, которое спустилось с холма мимо него. Тогда поросенок сказал:

«Ха, тогда я тебя напугал. Я был на ярмарке и купил маслобойку, а когда увидел вас, сел в нее и скатился с холма.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.