Юля не знала на что она согласилась: Юлии Началовой предлагали ампутацию, она отказалась

Содержание

Пересильд рассказала, согласилась бы на роль, если бы знала про трудности

https://ria.ru/20211004/vyzov-1753010886.html

Пересильд рассказала, согласилась бы на роль, если бы знала про трудности

Пересильд рассказала, согласилась бы на роль, если бы знала про трудности — РИА Новости, 04.10.2021

Пересильд рассказала, согласилась бы на роль, если бы знала про трудности

Российская актриса Юлия Пересильд заявила, что согласилась бы на главную роль в фильме «Вызов», который будет сниматься в космосе, даже если бы знала обо всех… РИА Новости, 04.10.2021

2021-10-04T15:04

2021-10-04T15:04

2021-10-04T15:04

культура

антон шкаплеров

роскосмос

международная космическая станция (мкс)

юлия пересильд

клим шипенко

новости культуры

кино и сериалы

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0a/04/1752982226_0:0:2858:1609_1920x0_80_0_0_d58e8fc323955c3148e4130e8267a81b. jpg

МОСКВА, 4 окт — РИА Новости. Российская актриса Юлия Пересильд заявила, что согласилась бы на главную роль в фильме «Вызов», который будет сниматься в космосе, даже если бы знала обо всех предстоящих сложностях.»Несмотря на наш веселый нрав и шутки, мы очень тяжело работали и очень устали. Это было тяжело психологически, физически и морально. Сейчас мы просто ждем момента, когда все свершится. Думаю, что когда мы дойдем до конечной цели, все испытания покажутся не такими уж трудными. Даже если бы я знала, что ждет меня впереди, я бы все равно пошла на этот эксперимент», — рассказала актриса на пресс-конференции, посвященной запуску корабля «Союз МС-19» с космодрома Байконур.Пересильд добавила, что даже не могла представить, что ей выпадет шанс полететь в космос.Пятого октября на Международную космическую станцию с космодрома Байконур отправится съемочная группа художественного фильма «Вызов» – актриса Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко. На орбитальную станцию в корабле «Союз МС-19» их доставит профессиональный космонавт Антон Шкаплеров. Согласно данным «Роскосмос», пуск ракеты «Союз-2.1а» с кораблем «Союз МС-19» с 31-й площадки космодрома Байконур состоится во вторник в 11.55 мск. Ожидается, что 17 октября Шипенко и Пересильд вернутся на Землю на корабле «Союз МС-18» вместе с другим космонавтом — Олегом Новицким.

https://ria.ru/20211004/peresild-1752950160.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0a/04/1752982226_259:0:2854:1946_1920x0_80_0_0_7ef79b43ab5f7fc9bc48a6401ba979c8. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

антон шкаплеров, роскосмос, международная космическая станция (мкс), юлия пересильд, клим шипенко, новости культуры, кино и сериалы

Пересильд рассказала, согласилась бы на роль, если бы знала про трудности

МОСКВА, 4 окт — РИА Новости. Российская актриса Юлия Пересильд заявила, что согласилась бы на главную роль в фильме «Вызов», который будет сниматься в космосе, даже если бы знала обо всех предстоящих сложностях.

«Несмотря на наш веселый нрав и шутки, мы очень тяжело работали и очень устали. Это было тяжело психологически, физически и морально. Сейчас мы просто ждем момента, когда все свершится. Думаю, что когда мы дойдем до конечной цели, все испытания покажутся не такими уж трудными. Даже если бы я знала, что ждет меня впереди, я бы все равно пошла на этот эксперимент», — рассказала актриса на пресс-конференции, посвященной запуску корабля «Союз МС-19» с космодрома Байконур.

Пересильд добавила, что даже не могла представить, что ей выпадет шанс полететь в космос.

«Я чистый гуманитарий во всем, не технарь. Будучи актрисой, совершенно не могла ожидать, что когда-либо полечу в космос. Мы уже пережили так много интересного, например, для меня самым эмоциональным потрясением стал полет на невесомость. Несмотря на то, что он был всего лишь один, мы сделали целых 20 «горок», — поделилась актриса.

Пятого октября на Международную космическую станцию с космодрома Байконур отправится съемочная группа художественного фильма «Вызов» – актриса Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко. На орбитальную станцию в корабле «Союз МС-19» их доставит профессиональный космонавт Антон Шкаплеров.

Согласно данным «Роскосмос», пуск ракеты «Союз-2.1а» с кораблем «Союз МС-19» с 31-й площадки космодрома Байконур состоится во вторник в 11. 55 мск. Ожидается, что 17 октября Шипенко и Пересильд вернутся на Землю на корабле «Союз МС-18» вместе с другим космонавтом — Олегом Новицким.

Пересильд будет неделю проходить реабилитацию после полета на МКС

Мама согласилась помочь с детьми,а отчим звонит в истерике: «Совести у тебя нет так мать нагружать!»: grazdano4ka — LiveJournal

— …Летом ездили отдыхать в Крым с детьми, с мужем, на машине, маму с собой звали! – рассказывает двадцативосьмилетняя Юлия. – Говорю, поехали, дорога, проживание за наш счет, отдохнешь, обстановку сменишь. Она сначала загорелась ехать, радовалась, на Черном море, говорит, сто лет не была уже, в последний раз чуть ли не при СССР еще. А через несколько дней заявляет – Юль, я не поеду, езжайте без меня. 

— Что-то случилось у нее?

— Да ничего не случилось! Придумала какие-то причины. На даче дел куча, у подруги день рождения, да и Ваню не хочется, мол, одного оставлять. Я говорю, ну, все понятно, откуда ветер дует. Все дело в Ване, с этого и надо было начинать! Так и оказалось. Напел ей, что они тебя, мол, как прислугу за собой туда повезут, нянькой для детей. Сами смоются гулять, а ты будешь с мальчишками у моря, вся ответственность на тебе…

…Иван Максимович, отчим, появился в Юлиной жизни более десяти лет назад. До семнадцати лет мать растила Юлю одна, с отцом ее развелась рано, Юля его и не помнит. Никакого участия в жизни дочери отец не принимал, никогда не звонил и на горизонте не появлялся, хотя какие-то копеечные алименты по суду, кажется, платил. Честно говоря, в подробностях Юля этим не интересовалась: мама работала, и им на двоих хватало. Про отца она не говорила, а Юля не спрашивала.

Жили, по мнению Юли, прекрасно, не шиковали, но все необходимое было.

Были ли у мамы мужчины за эти годы одиночества? Может, и были, но Юля об этом не знала. Мама не только домой никого не приводила, но и на стороне Юлю ни с кем не знакомила. Подруги у нее точно были. А вот друзей Юля не помнит.

Поэтому таким шоком стало для нее внезапное появление отчима.

— Познакомься, дочка, это Иван Максимович, мы подали заявление, будем жить вместе!

И ведь Юля сама была уже взрослая, сама дружила с мальчиком, а все равно ощутила болезненный укол ранее совершенно неведомого чувства. 

Отчим ей абсолютно не понравился.

Ничего плохого он вроде бы не делал, воспитывать Юлю не лез – ну какое уже там воспитание в почти восемнадцать! Вообще они только здоровались. Но отторжение вызывал конкретное одним своим видом. Сидит на их с мамой уютной чистенькой кухне непонятный чужой мужик в майке и шортах, телевизор притащил – сроду у них не было зомбоящика на кухне! А этот смотрит новости, да еще комментирует вслух, как будто это кому-то прям интересно…

— Мама нянчится с ним, как с ребенком! – рассказывает Юля. – Подай-принеси, налей чайку, сделай завтрак, брюки погладь… это что такое вообще? Он что, инвалид, без ног-без рук? Нет! Здоровый боров, пахать на нем можно, пятьдесят лет. При этом не работает, две квартиры сдает, живет в нашей, каково? На всем готовом… Мать работает на пятидневке, он дома сидит, ждет, когда она вечером придет и ужин сделает!

Из-за отчима Юля и из дома ушла, по большому счету. Сначала жила с девчонками в общежитии, потом, уже отучившись, сняла комнату, потом отдельную студию. Потом встретила будущего мужа и переехала к нему. Сейчас у них уже двое сыновей четырех и двух с половиной лет, снимают двушку. Через полгода Юля будет выходить из декрета, возьмут ипотеку, первоначальный взнос почти накопили. 

— Так что я сейчас готовлюсь морально к выходу на работу! – рассказывает Юля. – Нашла курсы очень хорошие, недорого, и прямо то, что мне надо. Трехмесячные! Сейчас бы как раз отучиться, группа набирается с октября. Муж поддержал – иди, говорит, учись!

Проблема только в одном – куда на время обучения девать детей? Три раза в неделю занятия будут проходить по вечерам в будни, и один раз – в выходной. В выходной-то проблем нет, муж посидит.

А вот в будни он не сможет.

— Позвонила маме, говорю, мам, такое дело, очень нужно! Понедельник, среда, пятница с семи до девяти вечера сможешь с детьми посидеть? Можем к вам привозить, можешь ты к нам приезжать, как удобно. Мама согласилась с радостью, говорит, буду приезжать к вам! Она с работы как раз успевает приехать и меня отпустить. Я еще ее спросила, говорю, а тебе точно не трудно будет, справишься? Она уверенно сказала, что да, мол, никаких проблем. Я говорю, а Ваня твой против не будет? Она нахмурилась так, говорит, предоставь это мне. Ну, хорошо. Я связалась с курсами, съездила, заключила договор, внесла предоплату. А сегодня с утра, представляешь, звонит мне этот упырь!

— Отчим, что ли?

— Ну да, конечно, кто же еще! В истерике бьется! Совести у тебя, кричит, нет, так мать нагружать! Она после работы с твоими сорванцами будет до ночи сидеть, пока ты станешь неизвестно где шляться? Решайте проблему со своими детьми без матери! Где твой муж, мол? Пусть няньку наймет… Нет, ну каково вообще, ты представляешь, няньку! Блин! Себе бы няньку нанял в таком случае, я так и хотела ему сказать.

Но сдержалась, ссориться не хочу. Просто сказала ему, что это его не касается совершенно, это дело только мое и матери, и вмешиваться нечего, и положила трубку. В глубине души боюсь, что мама на днях перезвонит и включит заднюю. Но ведь она сама согласилась! Я и деньги уже отдала. 

Как считаете, имеет отчим моральное право запретить своей жене сидеть с внуками – просто потому, что ему не нравится такая идея, несмотря на то, что та уже согласилась помогать?

Это действительно не его дело?

Или все-таки его надо было бы спросить тоже, потому что это его жена будет три месяца сидеть с внуками до позднего вечера совершенно бесплатно, в то время, когда ее дочь-декретница будет ходить на какие-то там курсы для собственного развития?

Как вам ситуация? Что думаете?

Актриса Юлия Сулес дала интервью газете «Домодедовские вести»

«Тихий Дон», «Горько!», «Наша Russia», «О чем говорят мужчины», «Самый лучший день»… Все эти фильмы, сериалы, телепроекты объединяет огромное зрительское признание и актриса Юлия Сулес. Она согласилась дать развёрнутое интервью газете «Домодедовские вести».

Юлия абсолютно не меняется с годами. Всегда веселая, бесконечно добрая, открытая, невероятно талантливая и абсолютно естественная. Без актерской фальши, никогда не наигрывая и не заигрываясь в «звезду». Поразительного обаяния и искренности актриса рассказала «Домодедовским вестям» о том, почему не смотрит телевизор, зачем сажает картошку, по какой причине раньше говорила басом и как подмосковный город может стать трамплином к мечте.

– Все мое детство и юность прошли в подмосковном Чехове. Мой папа после смерти родителей попал в Воскресенский детский дом для детей высшего командного состава. Потом окончил МЭИ, по распределению приехал в Чехов, встретил мою маму, там и осел. У меня замечательная семья.

Во многом именно семья помогла Юлии стать актрисой, несмотря на полное неприятие выбора профессии и постоянные разговоры: «Зачем тебе это надо?». Такой вот парадокс.

– Родители не понимали, что это за профессия. Запрещать мне ничего не запрещали, но постоянно предостерегали. Мама говорила: «Там один блат, давай иди работать на завод, ничего у тебя не выйдет, куда ты лезешь». Для меня это было болезненно, добавляло комплексов. Но при этом тяга стать актрисой была непреодолима.

Сулес оказалась выше страхов, выше комплексов. Стала пробиваться к мечте с упор­ ством, достойным оды, как трава, ломающая асфальт.

– Я всегда знала, что буду актрисой. С раннего детства любила телепередачи, обожала кино, все время влюблялась в артистов. Помню, полюбила Андрея Миронова и стала писать ему письма. Напишу и опускаю в телевизор сзади. Это все, на что была способна моя фантазия. Думала, если предмет моего обожания был в телевизоре, соответственно, туда и надо отправлять послания.


Юлия Сулес в школьные годы


В начальных классах школы № 8 г. Чехова у меня была замечательная учительница Ангелина Викторовна, которая сделала в нашем классе кукольный театр. Позже нас культурно развивала классный руководитель Надежда Дмитриевна. Мы были хоть и чеховскими, но весьма продвинутыми школьниками, постоянно ездили в Москву в театры, на выставки.

Из уборщицы в администраторы
В старших классах Юлия Сулес тратила по шесть часов на дорогу, чтобы заниматься в театральной студии при Московском драматическом театре имени М.Н. Ермоловой.


– Мне надо было приехать в Царицыно, проехать всю Москву до «Войковской», сесть в автобус, это еще 20 минут, чтобы добраться до студии – народного театра.


Юлия не боялась расстояний, но боялась поступления в театральный вуз.

– После школы я сразу не пошла поступать, и, возможно, это моя ошибка. Но иначе тогда было невозможно. На меня нападала паника, у меня кровь носом шла от напряжения и страха. Поэтому я не стала учиться, а устроилась уборщицей в Театр киноактера. Просто так пришла с улицы и сделала за полтора года головокружительную карьеру от уборщицы до гастрольного кассира. Правда, я все время теряла деньги. У меня был такой специальный мешок с деньгами – так вот я оставляла его где-­то, а потом все бегали и искали. Плюс недостача все время. После кассира меня повысили до старшего администратора. Потом я работала в Театре Романа Виктюка. Там моя карьера тоже претерпевала взлеты и падения. Однажды меня даже опять разжаловали до уборщицы.

Быть актрисой означает всегда быть готовым представить себя в предлагаемых обстоятельствах. Сулес могла представить себя где угодно, но больше всего хотелось в театр, а еще лучше в кино. И она все же решилась поступать.


– Я в 22 года была уже такая тетенька, а театральные любят принимать молодых совсем девочек. Моя подруга, актриса Екатерина Карпушина, буквально водила меня за руку по приемным комиссиям, но меня никуда не брали, хотя и не отрицали моих способ­ ностей. Так я оказалась в первой нашей частной театральной школе – Московском актерско­педагогическом колледже под управлением А. В. Гребенкина. Я была человеком опытным, насмотренным, много в профессии уже понимала. Немаловажно, что сначала театр для меня предстал с изнаночной стороны. Иллюзий по поводу профессии я не испытывала, потому что еще в Театре киноактера видела звезд нашего кино, оказавшихся в забвении. Но училась все равно с лучшими надеждами и без конца бегала на «Мосфильм», носила фотографии, снималась в массовке, в эпизодах, потому что в театр нас, выпускников частной школы, брать остерегались.


Стадник и Сулес
Надежды, конечно, сбылись. Но очень не скоро. Путь Сулес на большой экран оказался не мучительным, но долгим. Во многом ей не повезло со временем. В 90­е почти не снималось хорошее кино. Точнее, вообще кино не выпускалось, если только фильм, два, максимум три.

– Когда я вместе с Альбертом Филозовым снималась в короткометражке Марины Любаковой «Неживой зверь», «Мосфильм» стоял абсолютно пустой, ветер гулял. Работы не было ни для кого. Поэтому, когда мне предложили пойти работать в Русский духовный театр «Глас», я сразу же согласилась. Я очень благодарна руководителям театра Никите Астахову и Татьяне Белевич, что дали мне возможность работать, отогрели, приняли, задействовали в хороших ролях. Знаете, как важно такое отношение после того, когда тебя отовсюду пинают. Для многих кажется странным сочетание слов «духовный» и «театр». Но в «Гласе» действительно очень добродушные, прекрасные люди, которые работают без склок, интриг и злобы.

Примерно в это же самое время с самыми лучшими чувствами за Юлей Стадник ухаживал однокурсник Евгений Сулес. Точнее, он все три года учебы не обращал на Юлю никакого внимания, а потом вдруг обратил самое пристальное.

– Замуж я не собиралась, Женя еще был и моложе меня на пять лет, но он очень красиво ухаживал и в итоге добился своего. Подкупил меня своей настойчивостью, признаниями, письмами, которые мы храним до сих пор. Он ведь еще и писатель, умеет красиво говорить, а это любят все женщины. В следующем году будет уже 20 лет как мы вместе. Свадьбы у нас как таковой не было, мы просто расписались и поехали с друзьями в Великий Новгород.

В бытовом отношении нам было комфортно, мы не мыкались по углам, у нас было жилье. Муж много лет делал как автор и ведущий программу «Шедевры старого кино» на телеканале «Культура», четыре года назад вышла в свет его первая книга «Сто грамм мечты». Я не перестала быть его музой.

Тетя Нашараша
Когда у Юлии Сулес родилась дочь Варвара, она даже подумать не могла, что рождение ребенка станет и ее вторым рождением как актрисы.

– Я два года кормила Варю грудью, сидела дома, не работала, сильно поправилась, обрела нынешнюю фактуру. Знакомая, ассистент режиссера по актерам, рассказала мне, что собираются снимать какие­то смешные истории, пригласила меня на пробы. Я сразу очень понравилась создателям «Нашей Russia» Семену Слепакову и Артуру Джанибекяну. Изначально я играла несколько ролей: повара в Иваново, тетю Клаву на заводе, позже за мной закрепили «жену телезрителя» и дописали мне роль.



С Сергеем Светлаковым в «Нашей Russia» Сулес сначала боялась сниматься

Мы не понимали, что это будет «Наша Russia», говорили, что снимаются анекдоты про мужчин России. В первый съемочный день я захожу в павильон и вижу мужика в трусах (Сергея Светлакова – прим. ред.), с седой грудью, со всклокоченной головой, который несет нецензурщину. Я схватилась за голову – может, мне бежать, это, наверное, для подпольного кабельного телеканала снимают. А потом думаю: как же я подведу людей?

После «Нашей Russia» актрису Юлию Сулес начали узнавать на улицах.

– Неожиданно для всех «Наша Russia» обрела бешеную популярность. Как­то мы стояли с подругой у метро «Белорусская». Поодаль от нас на асфальте сидели бомжеватого вида люди, и среди них был парень, который, шатаясь, поднялся и пошел на нас. У меня создалось впечатление, что он вот­вот упадет. Но он выстоял, приблизился, улыбнулся, показал на меня пальцем и сказал: «Нашараша». Ладно у нас, а заграницей… Мы прилетели в Таиланд, сидим на пустынном пляже, людей вообще вокруг нет, только где­то вдалеке бегает ребенок. Когда он добежал до нас, то первое, что сказал: «Тетенька Нашараша! Тетенька Нашараша!».

Белые лосины
Несмотря на постоянную профессиональную занятость, больших ролей Юлии Сулес не предлагали. Она всегда играла очень маленькие роли, как в фильме Веры Сторожевой «Небо. Самолет. Девушка». И очень постепенно «доросла» до ролей более заметного масштаба, таких как в картине «Здрастьте, приехали!» Виталия Шепелева или сериале «Восьмидесятые». Доросла в прямом и переносном смысле. Дополнительные объемы стали для Сулес пропуском в большое кино. Предлагая роль, у нее теперь начали спрашивать: «Ой, а вы не похудели случайно?». В обычной жизни лишний вес Юлии часто мешает, но экранная востребованность не дает поводов для диет.
 – Когда меня Жора Крыжовников позвал в «Горько!», я согласилась сразу, хотя проб было очень много. Нас на пробах сразу снимали на живую камеру, пригласили партнеров, надо было разыграть сцену знакомства. По каким критериям они выбирали, я не знаю, но меня утвердили. С разницей в год два мая подряд мы снимали в Геленджике. Оба фильма в напряженном режиме за 23 смены. На второе «Горько!» мы приехали уже такой семьей, дружной, веселой. Это был тот случай, когда сложились все карты – собралась команда самых­самых профессионалов и просто хороших людей.


Кадр из фильма «Горько! 2»

Зрителям в «Горько!» Сулес сразу вспоминается в красной кофте в белый горох, и я спрашиваю, есть ли у нее право забирать костюмы после съемок себе. Иногда она их действительно оставляет, но на «Горько!» такой возможности не было. Зато на съемках «Горько!» была особенная часть костюма – белые лосины.

– Белые лосины были в единственном экземпляре, и я их очень берегла, что даже запечатлелось в фильме. Мы снимали сцену, когда приезжают полицейские, стрельба начинается, а камера живая, и ты не понимаешь, кого она в данный момент снимает. Я тоже не знала, что оператор рядом находится. Надо было срочно падать, а я думаю, как же лосины. Увидела, что на лежак брошена подстилка, схватила ее и упала сверху. Это вошло в фильм. Получилось очень смешно, как будто специально, а я всего лишь спасала костюм.


Капризный ребенок, говорящий басом
Единственное, о чем жалеет Юлия Сулес в связи с фильмом «Горько!», что ее папа так и не успел увидеть дочь в этом кино.

– Папа уже лежал в больнице и всем, кто его навещал, говорил: «Идите в кино на «Горько!». А сам так и не смог. Он был и остается для меня удивительным человеком, примером чести, трудолюбия, мужества. Я была очень тяжелым, капризным ребенком. Все время орала и от постоянного крика разговаривала басом. Родители со мной маленькой сильно намучились, настолько я была вредная и неуправляемая. Приходит папа с работы, бабушка ему меня ругает, а он только улыбается, обнимает меня: «Что ж ты, дочка, что ж ты, Люлек». Папа всю жизнь работал инженером, занимался атомной арматурой. Когда случилось ЧП в Чернобыле, поехал туда сам, хотя у него была возможность отправить кого­то вместо себя. Потом он ездил в Чернобыль на протяжении пяти лет. Несмотря на эту опасную работу, Бог дал ему дожить до 78 лет. Он был настоящим русским богатырем, человеком безумной доброты и порядочности.

Именно ради его здоровья мама Юлии Сулес когда­то завела хозяйство – коз, кроликов, кур, распахала огород. Теперь Юля – не важно, съемки или нет, – каждый год сажает картошку. Как говорит Юля, грех жаловаться. Тем более что не только картошка цветет, но и карьера.

Джекпот
– Съемки в «Тихом Доне» и работа с Сергеем Урсуляком стали для меня большим подарком судьбы. Я долго не могла приехать на пробы, у меня умирал папа, мне звонили, я понимала, что все это невозможно. Но меня дождались. Сергей Владимирович встретил меня с распростертыми объятиями, наговорил много добрых слов, я стояла и думала: может, ущипнуть себя. Когда такой мастер зовет тебя в свой фильм с таким звездным и бесподобным составом актеров, спрашивает: «Согласишься ли ты?», о подобном можно только мечтать. Участвовать в «Тихом Доне» для меня было настоящее счастье.



Фактура Сулес в «Тихом Доне» очень подходила под образ казачек


Дочка Юлии Сулес первый раз смотрела, как мама снимается, именно на «Тихом Доне». Для Вари это был один сплошной праздник, несмотря на то что по сценарию мама даже тонула. В доме Сулес не смотрят телевизор уже шесть лет. Совместное семейное решение. Исключение – фильмы и сериалы по рекомендации, на которые ей всегда не хватает времени. Сулес снимается в кино, Сулес играет в антрепризе уморительную комедию «Джекпот», Сулес недавно вернулась из Тбилиси, где принимала участие в Международной киношколе «Содружество». Она уже забыла, как когда­то играла третий куст в седьмом ряду и сидела во­ обще без работы. Она смогла до­ казать себе и миру, что никогда не надо оставлять своей мечты. Юлия Сулес – настоящая народная артистка: не по званию, по зрительской любви.



Народная артистка Сулес, которая на днях мимо Домодедово поедет выкапывать раннюю картошку в Чехов и которая передает всем читателям «Домодедовских вестей» свои добрые пожелания.


Инна Харитонова
Фото Игоря Харитонова и
из архива Юлии Сулес

Источник: http://in-domodedovo.ru/novosti/nash_eksklyuziv/aktrisa-yuliya-sules-dala-intervyu-gazete-domodedovskie-vesti

Юлия Михальчик рассказала, как сбежала от Шульгина и стала анорексичкой // Смотрим

В «Судьбе человека» Юлия Михальчик вспоминает, как ее «лепил» продюсер Александр Шульгин, а вскоре она согласилась выйти за него замуж. Певица уверяет, что тогда еще не знала о скандальных откровениях его бывшей жены – певицы Валерии. Но уже после первого совместного отдыха Юлия сбежала от Шульгина.

В «Судьбе человека» Юлия Михальчик вспоминает, как в 2003 году на финале «Российского дебюта» познакомилась с Александром Шульгиным, и он пригласил ее на кастинг популярного музыкального телепроекта.

Певица признается, что была очарована продюсером, «смотрела ему в рот», да и он сразу отметил юную талантливую красавицу.

«Он лепил меня», – признается Михальчик и добавляет, что ей он подарил шесть песен, в то время как у других конкурсантов их было по одной или две.

А на финальном гала-концерте в «Олимпийском» Шульгин на глазах у всех сделал ей предложение, и Юлия ответила: «Да!»

В то время уже все знали о скандальных подробностях жизни продюсера с певицей Валерией, но, оказывается, Юлия об этом не знала.

Когда в СМИ подробно обсуждали отношения Валерии и Шульгина, Юлия не читала такого рода СМИ, училась в петербургском вузе и работала на молодежном телеканале.

Михальчик говорит, что в первый период отношений тираном Шульгин с ней не был, что же касается его отношений с Валерией, то, по ее словам, «никто не знает, как было на самом деле».

«Невозможно рожать одного за другим детей от человека, которого ты считаешь невыносимым», – считает певица.

Сама она, однако, сбежала от Шульгина уже после их первого совместного отдыха в Египте. Тогда, вспоминает Юля, он заставлял ее купаться, когда она не хотела этого, и Александр очень разозлился, чем довел ее до слез.

«Он не воспринимал, когда люди говорили ему «нет», — рассказывает Михальчик.

Тогда же она поняла, что семью с ним создавать не будет. И когда самолет приземлился, певица взяла чемодан и уехала домой, в Санкт-Петербург.

Потом был тяжелейший период, который привел в итоге к болезни. Врачи поставили ей диагноз «анорексия».

В больнице Юле назначали столько лекарств, что она стала «овощем». «Мне тогда не хотелось ничего, даже петь», – вспоминает Михальчик. От страшной участи ее спасли родители.

Через несколько лет певица предприняла еще одну попытку обрести женское счастье. В браке с Владимиром родился долгожданный сын, но вскоре выяснилось, что муж — совсем не тот человек, за которого себя выдавал.

Кроме того, Юля узнала, что он ей изменял и даже заложил ее имущество.

Как справлялась певица с тяжелейшими испытаниями, выпавшими на ее долю? Какие отношения связывают ее сегодня с продюсером Шульгиным? Почему она потеряла своего первенца, и о чем попросил певицу композитор Евгений Крылатов?

Гостья «Судьбы человека с Борисом Корчевниковым» – певица Юлия Михальчик.

Проза : Современная проза : Глава 15 Любовь : Акулина Парфенова : читать онлайн

Глава 15

Любовь

Спустя восемнадцать недель.


Оля пила чай со своей матерью. Настроение у нее было спокойное, депрессия прошла. Забота у нее была одна – найти новую интересную работу.

После болезни и расставания с мужьями она долго не могла прийти в себя, сказалось нервное напряжение прежней жизни. Поэтому когда Катя и Вера предложили Оле уступить им свой бизнес за пятьдесят тысяч долларов, она согласилась. Она спрашивала их, почему они не откроют новое агентство. Катя и Вера объяснили, что, по их подсчетам, выгоднее вложиться в уважаемый бренд с хорошей репутацией и готовую клиентскую базу, чем начинать все с нуля, а обворовывать Олю, которая взращивала своих клиентов, как тепличные растения, им было бы неприятно. На том и сошлись. Девочки взяли в банке кредит, немного помогли и родители.

Оле пятьдесят тысяч теперь были не особенно нужны, и она решала, что с ними делать. Юля спланировала переоборудование какого-то пансионата, который должна была получить по наследству Настя, и теперь надзирала за этим переоборудованием, пока Настя что-то делала во Франции. Они собирались открыть Спа-курорт или санаторий – в озере, на берегу которого стоял этот старый пансионат, обнаружили лечебную грязь. Оля думала тоже примкнуть к ним, но сил на активную деятельность у нее пока еще не накопилось.

Однако дальше случилось вот что. Спустя месяц после отбытия на новое место жительства мужа Миши в квартире Олиной мамы, у которой Оля жила, раздался звонок. Оля открыла дверь. На пороге стоял Миша.

– Я не смог.

– Что не смог?

– Сменить ориентацию. Я честно пытался, но не смог.

– Как нога?

– Никак. Я отказался с ним спать, он отказался финансировать операцию.

– Ясно.

– Оль, с этим твоим Сашей у тебя ничего не вышло?

Оля грустно покачала головой.

– Тогда, может, снова будем вместе?

И Оля поняла, на что надо потратить деньги.

Мишина виза все еще действовала, договоренность с германской больницей тоже. Через два дня Миша уехал назад в Германию, а еще через три была проведена успешная операция. После операции Мишу отправили в реабилитационный центр. Врачи обещали, что он действительно сможет танцевать. И они не обманули. Через три недели после операции он смог наступать на ногу, через четыре – ходить не хромая, а на пятую вернулся домой и начал заниматься на балетном станке. Еще через шесть недель он поехал с театром на гастроли в Лондон, где состоялось его официальное возвращение на большую балетную сцену. Знатоков поразило, что прыжки его стали выше, растяжка превосходила все образцы и, кроме того, появилось то, чего не было раньше, – тонкая актерская игра. О нем немедленно написали все хайкласс-газеты. В «Ковент-Гардене» аншлаг сменялся аншлагом уже вторую неделю.

* * *

Настя завтракала за столиком кафе на берегу Сены. Она только что приехала с Лазурного Берега, где руководила приведением в порядок отеля. Дети были оставлены на попечение помолодевшего Шамиля и бывших жен. Стоял ноябрь, было пятнадцать градусов тепла. Шиншилловый жакет она надела прямо на топ без рукавов, иначе было слишком жарко. Жакет был быстрой покупкой без любви, просто чтобы не выглядеть голодранкой в Париже. Она знала, что в Париже меха носят только русские, но ей было все равно, своей национальной принадлежности она не стеснялась. Если вы думаете, что это Шамиль позволил ей купить шиншилловый жакет, то ошибаетесь, этого старого скрягу, дай Бог ему здоровья, она бы и просить не стала. Все было гораздо интереснее.


Когда со дня смерти Руслана исполнилось полгода, Настя прямо с кладбища отправилась в офис холдинга, который возглавлял тот, кто заплатил за смерть ее мужа. Шамиль никогда бы не согласился иметь с ним дела, но он не знал, куда она пошла.

Там ее уже ждали, и все было готово. За директорским столом сидел хозяин кабинета – шестидесятилетний седой мужчина с густыми бровями и бычьей шеей. За столом для переговоров сидел нотариус. Больше никого в кабинете не было.

Настя прочла и подписала заранее заготовленную гербовую бумагу, затем в ней расписался хозяин кабинета, затем нотариус. После этого нотариус бесшумно удалился. Мужчина с бычьей шеей встал, стало видно, что ноги его, несмотря на внушительное туловище, коротки и кривы, подошел к сейфу. Подписанная бумага продолжала лежать на столе. Убийца достал из сейфа золотую кредитную карту уважаемого зарубежного банка с перфорированным на нем Настиным именем, запечатанный конверт с пинкодом и тринадцать банковских упаковок американской валюты. Одна из них была неполной. Кроме этого на столе оказалась и еще одна бумаг а, уже заверенная нотариусом. Настя осмотрела все, что было выложено на стол, сложила в сумку и кивнула. После этого хозяин кабинета взял со стола бумагу, которую подписывали он, Настя и нотариус пять минут назад, и убрал ее в сейф.

– Свидетельство о регистрации передадут вашему человеку через две недели.

Настя снова кивнула и вышла из кабинета.


Она отправилась в отделение «Райффайзенбанка», которое находилось по соседству. В холле банка стоял банкомат последнего поколения. Настя сунула карточку в картоприемник, распечатала конверт и ввела пинкод. Банкомат спросил, какое именно действие Настя хочет совершить. Настя нажала на кнопку «сальдо». Банкомат подумал, поворчал, и на дисплее появились цифры: 1 244 672,25 евро.

Если к этой сумме, переведенной в доллары, прибавить еще 125 тысяч долларов наличными, которые Настя должна была отдать Шамилю и бывшим женам, получалось ровно два миллиона долларов.

Кроме того, у нее на руках была бумага-обязательство передать в ее собственность тот самый пансионат.

Настя также должна была расплатиться с адвокатом, который объяснил ей, как обойти правило, согласно которому ни один из акционеров не имеет права продать свои акции постороннему лицу, пока все остальные компаньоны не дадут письменный отказ. Ее компаньоны ясно дали понять, что они таких отказов не дадут.

Адвокат придумал для нее отличный вариант.

– Данное ограничение, – сказал он, – относится только к продаже акций. А ведь их можно еще и подарить. И на дарение данное ограничение не распространяется.

С таким предложением Настя и явилась к убийце своего мужа. Сначала он удивился, потом обрадовался, потом принялся отчаянно торговаться с Настей. Настя считала, что два миллиона маловато за контрольный пакет компании, которая стоит восемь. Ее контрагент отвечал, что оценка, которой она пользуется, некорректна. На это она возразить не могла, потому что не очень владела темой. Тогда она показала ему оценочно-сальдовую ведомость, в которой содержалась информация о пансионате, и попросила отдать его ей сверх двух миллионов. Такая мелочевка, как пансионат непонятно где и с копеечной балансовой стоимостью, не заинтересовала Настиного визави, да и не хотелось выглядеть крохобором в существующих обстоятельствах, и он согласился. После этого они обговорили детали и расстались. А на другой день, будучи полностью уверенной в своих силах, Настя совершила памятное многим посещение фирмы мужа, где угрожала стать директором, если ей не отдадут пансионат. Ее целью здесь было одно – реконструкция за счет компаньонов.


Реконструкция по Юлиному проекту была закончена вовремя, генеральный и финансовый считали, что они дешево отделались, и твердо намеревались отдать пансионат Насте в уплату за акции, как только она вступит в право наследования. Они до сих пор еще спорили о том, как поделят ее акции. Обманутый Роберт и директор по кадрам таили на Настю злобу, но из-за разногласий с генеральным и финансовым на серьезные действия так и не решились. Трудно описать испытанный ими шок, когда вместо Насти на половину предприятия, которое они уже считали полностью своим, предъявил права бизнесмен с бычьей шеей.

Таким образом, в то время как Настя наслаждалась Парижем, свободой и теплом шиншиллового жакета, компаньоны ее мужа после шести месяцев сплошного отдыха подстраивались под нового крутого хозяина, и о пансионате и ставшей теперь совсем непонятной цели его реконструкции просто забыли.

Генеральный был снова назначен генеральным, поэтому кабинет остался бежевым. Остальные директора также пока сохранили свои должности.

Через пару дней финансовый получил от нового хозяина директиву оформить продажу пансионата по балансовой стоимости. Директора недоумевали, почему за тот же самый пансионат Настя предпочла отдать свои акции этому гаду, а не им. Но эта тайна так и осталась для них тайной.


Зазвонил телефон. Настя ответила.

– Договор и свидетельство о регистрации у меня на руках, – сообщила Юля.

– Отлично.

– Теперь на очереди покупка мебели, оборудования, реклама и подбор кадров.

Однако Настя считала свою миссию по спасению Юли завершенной. Тратить на пансионат деньги со своего счета она не собиралась.

– Ищи компаньона-инвестора на сорок процентов собственности, зарегистрируем предприятие, еще сорок – мои и двадцать твои.

– Ты возьмешь меня в компаньоны? Честно?

– Иначе ты будешь халявно работать, стимула не будет.

– Спасибо, подруга. Постараюсь как можно скорее начать приносить прибыль.

– На связи, – попрощалась Настя.

– Услышимся, – ответила Юля.


Настя расплатилась за кофе и круассан и устремилась в сторону авеню Монтень, улицы счастья. Золотая карточка грела ее сердце. Сегодня, после стольких месяцев воздержания у нее наконец появилась возможность воз обновить погоню за счастьем. Сердце в предвкушении шопоргазма билось гораздо сильнее обычного, лаковая ручка сумки прилипла к вспотевшей ладони, а левая нога неуклюже подворачивалась. Это были подзабытые, но в прошлом вполне обычные симптомы.

Шанель, Диор, Армани, Кензо. Она шла и пристально всматривалась в витрины.

Что случилось с парижскими магазинами? Куда подевались все клевые вещи? Настя не верила глазам! Какая заурядность, не на чем остановить глаз. Прада, Версаче. «Ага, – поняла Настя, – это новая мода, прикол – выставлять в витринах самый отстой». И она стала заходить в каждый магазин. Дольче и Габбана, Картье, Луи Вуитон. «Что случилось с модой и ювелиркой? – недоумевала Настя.  – Куда делось все кайфовое? Они что, с ума здесь все посходили? Нюх потеряли?»

На ее глазах группа молодых пристойно одетых русских женщин выражала громкий восторг по поводу выставленных в витрине платьев Кавалли. Но платья были фиговые – аляпистые, безвкусные, как со Звездного рынка.

Настя решила выпить еще кофе, а потом пройтись по альтернативной моде. Может, у нее изменился вкус? Может, ее теперь разопрут Стелла Маккартни или Дрис ван Нотен? Впрочем, Стелла теперь мейнстрим, а не авангард. Но ее надежды не оправдались. И там она не встретила ничего, что пробрало бы ее до дрожи.


После восьми часов непрерывного, до ряби в глазах, и совершенно бесплодного рассматривания одежды, обуви и украшений Настя осознала страшную правду. Она стала фригидной. Гламур больше ее не пер. Не пер, и все тут. Она вертела в руках свою золотую карточку и не понимала, зачем ей теперь все эти деньги.

* * *

Юлин бизнес рухнул, а Люсин остался жив. Более того, он окреп и расширился. Люсе пришлось снять помещение под большую кухню и нанять помощника, в соседнем помещении разместили массажный салон Кармы. Семейное предприятие давало неплохой доход. Люся стала стройной, весила 65 килограммов при росте 170. Она с удовольствием покупала и носила дизайнерскую одежду и подумывала о пластической операции. Хотелось подтянуть ставшую лишней кожу на животе и вернуть на место отвисшую грудь. Денег ей хватило бы, но операции эти болезненные, реабилитация долгая. А остаться на месяц без общения с неким красивым и страстно любимым ею предметом было бы крайне тяжело. Поэтому Люся все откладывала и откладывала поход к хирургу. Этот предмет и его носителя Люся по-прежнему рассматривала как-то отдельно друг от друга. Если во время будуарных экзерсисов ей не удавалось отключить рефлексию, то, глядя на своего партнера, она чувствовала себя вампиром, тысячелетним чудовищем, которое может иметь привлекательный вид только по ночам, при свете свечей, когда силы зла, к которым она причисляла себя, властвуют безраздельно. Она была уверена, что однажды он посмотрит на нее и увидит, что она не белая богиня, а суккуб с ледяным сердцем и жадной вагиной, старая фурия, не способная даже к элементарной благодарности. Она давала ему от силы месяц.

Но прошло уже пять, а он по-прежнему встречал ее утреннее пробуждение радостной улыбкой и кофе, делал ей массаж, восковую эпиляцию зоны бикини, маникюр, ухаживал за каждым сантиметром ее тела.

Он довольно быстро понял, что такое ноты, и начал играть на старом Люсином рояле. Вечерами они иногда вместе играли какие-нибудь короткие дуэты. Он на рояле, она на арфе. Ее способность играть на этом поразившем его воображение инструменте вызывала у него преклонение и восторг. Они вместе бегали по утрам. Люсина гормональная система стала приходить в норму, ей хотелось теперь обычно, по-женски, а не так часто и сильно, как в первые месяцы их отношений. Карма даже стал втайне тревожиться, что она к нему охладевает. Но дело было не в этом, просто она выздоравливала. Люся смирилась со своей ролью божества и постоянным присутствием обожающего ее бессловесного жреца.

Люсе уже не нужно было держать постоянную круговую оборону от враждебного мира. Теперь ее спину прикрывали. Она поняла смысл компьютерной игры, за которой, бывало, проводил многие часы ее сын. Игра наз ывалась Army Of Two. И однажды Люся почувствовала, что рядом с ней не просто служитель культа Великой Люси, носитель красивого, дающего ей всеобъемлющую природную радость пениса, а бескорыстный, готовый на все друг. И благодаря этой дружбе, она наконец может дать отдых своей утомительной и утомленной ненависти. Люся не знала, каким будет ее счастье – длинным или коротким. И она не думала об этом. Главное – она вновь обрела способность его испытывать.

* * *

«Скорая» приехала достаточно быстро, без врачей войти в квартиру Юля не решилась.

Она встретила их на лестнице.

– Вы вызывали «скорую»?

– Да.

– Вы жена?

– Знакомая.

Они вошли в квартиру и увидели Илью.

– Что случилось?

– Я собиралась домой, вдруг он встал, схватился за сердце и упал…

– Понятно.

Илья совершенно голый лежал, раскинув руки, посреди гостиной. Лицо его было багровым, и он уже не дышал. Врач присел над Ильей, взял его за руку.

– Пульса нет.

Фельдшер снял со стола посуду вместе со скатертью и протянул Юле:

– Простыню, быстро!

Юля бегом принесла с кровати одеяло в шелковом пододеяльнике и расстелила на столе.

Привычным движением, надсадно крякнув, они за руки и за ноги подняли Илью и положили его на стол.

– Дефибриллятор, – сказал врач.

Фельдшер достал из чемодана прибор.

– Разряд!

Сердце удалось «завести» с первого раза.

Фельдшер занялся капельницей. Юля улучила момент и выскользнула из гостиной. В спальне она открыла окно, достала из-под кровати пакет с рыбой и выбросила его из окна, за ним последовали перчатки.

Когда она вернулась в гостиную, Илья начал подавать признаки жизни.

– Я умираю? – спросил он беззвучно.

– Уже нет, – ответил врач.

– Ты спасла мне жизнь? – спросил он Юлю.

– Вам нельзя разговаривать, – строго сказал врач.

– Нет, – тихо ответила Юля, – не я.

– Принесите одежду, – приказал врач.

Юля пошла в гардеробную за трусами и спортивным костюмом.

Возвращаясь, она столкнулась в дверях с фельдшером, который спускался к машине за носилками. Илью одели, переложили на носилки.

– Паспорт? – врач снова посмотрел на Юлю.

Юля принесла из прихожей барсетку. В ней нашелся паспорт. Бумажник, мобильный и ключи от квартиры она рассовала по карманам надетого на Илью спортивного костюма.

Юл я вышла из квартиры вслед за носилками. Захлопнула дверь, проверила, точно ли она закрылась. Процессия миновала консьержа, тот проводил их любопытными глазами, особо задержав взгляд на Юле. Но той было теперь нечего опасаться, и она не маскировалась. Жестом врач предложил ей сесть в машину. Она отрицательно покачала головой.

Машина отъехала. Юля отыскала рыбу и перчатки и бросила их в ближайший мусорный контейнер.


На другой день она перевезла аппараты из помещения салона, которое вынуждена была освободить, в Настин «мавзолей». Вике пришлось проситься назад в фитнес-клуб. Ее взяли. А еще через день Климов из фитнес-клуба позвонил Юле:

– Знаешь, эти индусы с аюрведой обосрались. Может, вернешься? Я слышал, дела у тебя не ах.

– Вернусь.

Еще через день ей позвонила Настя и предложила посмотреть пансионат, потом она попросила Юлю начертить поэтажный план, разметить назначение помещений и коммуникации. Через неделю Юля взялась надзирать за реконструкцией по своему плану. Работа в фитнес-клубе свелась к трем дням в неделю. Ее постоянные клиенты полностью забили ее расписание. Так она и жила: три дня в клубе, четыре – в пансионате. Выходных не было. Забот было много, и на рефлексию не оставалось ни времени, ни сил.

* * *

Илья выписался из больницы и сразу стал искать Юлю. Прежняя жизнь кончилась. Ему казалось, что как только он ее найдет, то сразу поймет, как жить дальше. Но найти ее было сложно даже менту, с которым Илья водил дружбу.

Юля выписалась из проданной квартиры на Станцию, в казарму к Идке. Служба, курирующая ведомственную железнодорожную жилплощадь на Станции, не была компьютеризирована. Зачем, если остались всего четыре развалюхи под снос. Поэтому люди, зарегистрированные в этих четырех домах, не попали ни в какие базы данных. Так что сведения о Юле найти не удалось. Илья принялся проверять Москву. Но тоже ничего не нашел.

Ее телефоны из его мобильника куда-то исчезли. Из помещения салона она съехала. Квартиру, понятно, продала. Эмигрировать так быстро было невозможно. Где живут ее подруги, он не знал.


Наташа попросила у него развод. Решив жить правильно, он отдал ей банный комплекс, которым владел единолично. Он со смехом представлял себе интеллигентного Дениса, за которого она собралась замуж, в роли директора бани, а анемичную Наташу в роли мадам. Они приняли комплекс с благодарностью и больше ни о чем не заикались. Он понимал, что они вернутся, когда завалят там все и начнутся убытки. Он поможет. Может быть.

Проект коттеджного поселка был готов, но опротивел Илье окончательно, и он искал на участок покупателя. Тогда сдуру он выложил за участок несуразно большие деньги. Вернуть их теперь было проблематично. Подрядчики предлагали ему на десять процентов меньше. Он уже готов был плюнуть и согласиться.

Так прошло два месяца.


Реконструкция давалась Юле тяжело. Представитель охранного предприятия жадничал, гастарбайтеры нещадно портили дорогие стройматериалы, прораб глядел на нее сально. В пятницу он предложил подвезти ее обратно в город. Она задремала на заднем сиденье. Проснулась в машине, припаркованной на обочине проселочной дороги среди леса. Прораб пересел к ней назад и шарил рукой у нее под юбкой. Пах он неприятно. Ей пришлось восемь километров идти пешком до станции.

В электричке она думала о том, что осталась совсем одна. С подругами она не виделась. Настя уехала за границу, Оля была озабочена делами Миши, Люся думала только о сексе. Карма стал мужчиной и тоже покинул ее. Добравшись наконец до города, она решила, что ни завтра, ни послезавтра в пансионат не поедет. Ей вдруг пришло в голову сходить в кино. Фильм попался сиропно-романтический – про письма, которые муж перед смертью написал своей горячо любимой жене, чтобы она открывала по одному каждую неделю и так смогла пережить его потерю. Покойного мужа играл ужасно симпатичный артист. Сильный и простодушный. Максимум мужественности при минимуме сложности. Кого-то он ей напоминал. Но только внешне. Юля с каким-то странным чувством вспоминала ужин, свечи и танцы, всё, до определенного момента… Но думать об этом было нельзя. Она запрещала себе рефлексировать, думать о том, что произошло тогда, когда он почти умер. Запрещала себе думать вообще, потому что мысли сами собой сворачивали в эту сторону. Чтобы выключить всякие мысли, она проговаривала про себя таблицу умножения. Когда кончилась таблица умножения, повторяла таблицу Менделеева с атомными массами, потом латинские названия человеческих костей. Короче, через полчаса она оказалась у парадной Ильи. Нажала на кнопку переговорного устройства. Один раз. Еще один. Ответа не было. Тем лучше.


Илья возвращался из продуктового. Ходил пешком, потому что лень было выгонять машину из гаража. На обратном пути не купил еды, забыл об этом, сразу заехал в гараж. Он еще не привык к тому, что живет один и никто не варит ему обед. Можно было заказать доставку из ресторана. Но по соседству были только японские. А у него начинали слезиться глаза от одного словосочетания «японская еда». Из других ресторанов ждать было долго. А есть уже хотелось сильно. Вот и нес домой через двор увесистый пакет, в котором под грудой мясных и сырных нарезок, зеленым луком и контейнерами с корейской морковкой и салатом оливье пряталась запотевшая бутылка «Абсолюта». Несмотря на ледяное содержимое, только она одна и грела сердце одинокого Ильи.


«Номер не удался, дело житейское», – сказала себе Юля, развернулась и сделала несколько шагов к арке.

Илья увидел Юлю, остановился и выронил пакет. «Абсолют» потерянно звякнул об асфальт.

Она быстро подошла, обняла его за шею и сильно втянула в себя запах. Запах был тот же.

– Прости меня, ладно? Прости!

– Это ты меня прости. Я тебя разорил, на улицу выгнал…

– А я тебя, считай, убила. Это не я «скорую» вызвала. Это подруга моя.

– Да я понял, не сразу, но понял, что ты за этим тогда приходила. Но я решил, что ты в последний момент передумала.

– Я бы не передумала, если бы она меня не убедила.

– В чем?

– Что ты один такой остался на свете.

– Какой «такой»?

– Способный испытывать к женщине по-настоящему сильные чувства. Остальные мужчины испытывают чувства только к самим себе. Обычно различные оттенки любви и жалости.

– Значит, я жив, потому что уникальный?

– Да. Сама-то я не умею чувствовать ни хрена.

– Ты же любишь вроде кого-то.

– Это гормональные глюки.

– Значит, сейчас никого не любишь?

Юля промолчала и разомкнула объятие.

Илья наклонился за пакетом:

– Поднимешься?

– Да я, собственно, уже все сказала.

– Ты только поговорить пришла?

Юля без улыбки посмотрела на него и побрела прочь.

– Я не буду к тебе приставать, честное слово. Только не уходи, – догнал ее Илья.

– Да я не против приставаний. Тут другое. Я, кажется, правда что-то чувствую. Только не знаю, что это, как называется.

– Разве название важно?

– Представь, ты идешь по знакомой улице, а навстречу тебе – зверь, какого ты никогда раньше не видел, с восемью глазами и тремя хвостами. Твой первый вопрос будет: как он называется? Разве нет?

Илья взял ее за руку:

– У тебя усталый вид. Оставайся. Поедим, телик посмотрим.

Она положила голову ему на плечо:

– Я сегодня восемь километров по лесу шла.

– По лесу?

И Юля рассказала, чем занимается, и поделилась сегодняшней неприятностью.

– Я ему ручонки его пакостные поотрываю, – пригрозил прорабу Илья.

Они вошли в лифт.

– Да уж, если не сложно, сделай этому мужлану внушение. Только чтобы он мог работать. Ладно?

– Раньше ты от помощи отказывалась.

– У тебя брюшко появилось. Приходи ко мне худеть. Я опять в клубе работаю.

– Брюшко? Правда? Питаюсь всухомятку, – Илья смущенно посмотрел на свой живот.

Лифт остановился. Илья открыл дверь в квартиру, они вошли.

– Слушай, а с того времени в клубе, ну, когда мы с тобой… У тебя много мужиков было?

– Дай подумать.

Она с провоцирующей улыбкой принялась загибать пальцы. На десятом он не выдержал – поморщился.

– Никого не было, – она перестала улыбаться.

– Правда? – он радостно, по-детски улыбнулся. – Ты ставить чайник, а я принимать душ? Или я ставить чайник, а ты принимать душ?

– Иди в душ.

Юля поставила чайник, разобрала пакет с продуктами. Накрыла холостяцкий ужин. Сама она в это время суток уже не ела. Пробыв без Ильи пять минут, она поня ла, что соскучилась. Она не знала, что чувствует к нему, не могла понять, как называется восьмиглазый зверь, которого встретила. Но определенно чувствовала, что он – самый близкий ей человек. Он интересовался ею, ее жизнью. У него были к ней вопросы. Это было так необычно. «Интересно, как называется это чувство близости?» – подумала она.

Юля приоткрыла дверь в ванную. Илья стоял под душем с закрытыми глазами. Она вошла, взяла чью-то зубную щетку, помыла ее с мылом, выдавила пасту и почистила зубы. Он открыл глаза, увидел ее и тут же под обрал живот.

– Нет у меня никакого брюшка, – сказал он.

Она разделась и залезла к нему под душ.


Утром Юля проснулась одна, в квартире было пусто.

Спустя полчаса раздался звонок в дверь. Илья вошел, снял плащ, повесил его в шкаф.

– У меня есть для тебя подарок.

– Давай.

– Он на мне.

Она похлопала его по карманам.

– Но добыть его ты сможешь только без помощи рук. Кстати, у тебя что-то подгорает.

Она побежала на кухню, плита была выключена, она тут же вернулась.

Осмотрела его с головы до ног.

Головных уборов он не носил. Пиджак, галстук, рубашка, ремень, брюки, ботинки и носки.

– Но ты имей в виду, одежда будет обслюнявлена.

Он кивнул.

Она демонстративно заложила руки за спину. Потом встала на колени, решив начать снизу, потому что при охлопывании в карманах пиджака ничего не обнаружилось. Наверное, в носке. Она наклонилась вперед, потянула зубами за конец шнурка, глядя Илье в глаза. Узел развязался. Потом был развязан шнурок на другом ботинке.

– Ногу подними.

Он поднял одну ногу. Она изменила положение и пальцами обеих ног с трудом сковырнула ботинок со ступни. Приподняла край штанины. В носке ничего не было.

– Теперь другую.

Во втором носке тоже ничего не оказалось.

Она снова встала на колени. Теперь нужно было расстегнуть зубами ремень. Ей не сразу удалось ухватить именно тот слой ремня, который был нужен, шлевка, придерживавшая ремень, была вырвана с мясом. Не способствовала удобству и эрекция, начавшаяся, еще когда она развязывала шнурки на ботинках. Расстегнуть брюки так и не удалось.

– Расставь широко ноги.

Он подчинился. Не спрятано ли что-либо в зоне проме жности. Пришлось проверять лбом, переносицей и плечами. Там тоже было пусто.

Чтобы снять пиджак, Юля усадила Илью на пол. Большой палец ноги после длительных ухищрений был продет в петлю на загривке, а рукав стягивался зубами. Со вторым рукавом получилось гораздо легче. Разложив пиджак на полу, пальцами ног и щеками на всякий случай еще раз проверила карманы, но карманы были пустыми. Рубашка и галстук представлялись малоперспективными.

– Обманщик.

Он поманил ее пальцем. Она приблизилась. Он поцел овал ее и в процессе поцелуя языком втолкнул ей в рот какой-то предмет.

– Балда. Я думал, ты меня сразу поцелуешь, и все. Но мне понравилось. Все-таки мне повезло, что ты медичка. У обычных женщин не получается все делать так бесстыдно.

Юля выплюнула предмет в ладонь. Это был перстень, судя по всему, с бриллиантом.

– Фу, побрякушки, – разочарованно протянула Юля.

– Напрасно ты так. Во-первых, это бриллиант, антикварная вещь из Индии, восемь карат, между прочим. Во-вторых, видишь, как огранен камень? Форма называется панделок.

Камень и вправду выглядел необычно. Он имел форму капли: с одной стороны округлый, с другой остроу гольный. Плотно сидящая платиновая оправа выступала за пределы камня и имела рельефный рисунок.

– Такая огранка и особенности оправы делают кольцо еще и серьезным инструментом.

– Инструментом для чего?

– Ну, раджа один, жен у него много, надо было как-то решать их проблемы.

Илья схватил Юлю в охапку и потащил в спальню.

– Нет, сначала объясни, для чего инструмент.

– Затем и тащу.

Он положил ее на кровать:

– Раздевайся.

– Совсем?

– Можно только снизу.

– Интересно.

Илья взялся зубами за кольцо, направив корону перстня острой стороной кверху. Несколько движений снизу вверх, и Юля завыла от восторга.

– В двадцать пять раз эффективнее, чем человеческий язык.

– А мыть его можно?

– Можно. Платина не окисляется.

Юля вырвала кольцо из его рук:

– Мое.

– Теперь каждый раз, глядя на кольцо, то есть не менее двадцати раз в день, ты будешь думать обо мне и о том, как нам вместе хорошо.

– Можно просто перевернуть его камнем внутрь, раз-два – и ты не нужен. Только я не люблю мастурбировать. Так что буду думать о тебе. Пойду помою.

Когда она вернулась, Илья уже переоделся.

– Ты уже надела на палец?

– Да, а что?

– Ну, так не честно. Дай сюда.

Он забрал у нее кольцо, взял ее руку:

– Ты будешь моей женой?

Она отдернула руку и отвернулась.

– Слушай, давай договоримся. Никакого замужества, никаких обязательств, никаких денежных отношений. Я переезжаю сюда, оплачиваю половину квартплаты, даю деньги на продукты. Я готовить мужскую пищу не умею, поэтому ты нанимаешь кухарку, пузатые мужчины – мерзость. Я имею право уходить и возвращаться, когда мне надо, и не отчитываться. Я имею право вообще уйти, ты не станешь чинить мне препятствий. Ты обязуешься не приводить сюда других женщин. Кажется, все.

– И на уступки ты не пойдешь?

– Нет. Но хотелось бы знать, какие уступки тебя интересуют.

– Бросить работу, выйти за меня замуж, готовить обед, вести хозяйство, отчитываться… не брить зону бикини.

– Исключено, это негигиенично.

– То есть возражение только по последнему пункту?

– Возражения по всем пунктам. Или мои условия, или я ухожу.

– Не могу сказать, что я счастлив, но будь по-твоему. Тол ько в этот долбаный пансионат будешь ездить на моей служебной машине с водителем. И тут ты хоть дерись.

Они ударили по рукам.

Юлия Началова: «Я чувствую себя слабой»

Юлия Началова с дочкой Верочкой

Фото: Дмитрий Дроздов

Юлия Началова: «Те скандальные фото попали в прессу случайно»

Началова назначает мне встречу в одном из элитных торговых комплексов на Кутузовском проспекте – она живет в 5 минутах езды от него. Приходит точно: минута в минуту. В Москве мороз минус 20, поэтому певица одета в пальто из черной норки. Несмотря на гололед, на ней замшевые ботильоны на 12-сантиметровой шпильке. На безымянном пальце правой руки – кольцо из белого золота с огромным бриллиантом и россыпью мелких камней по кругу. Может, Юля уже втайне вышла замуж за Фролова? «Обручальное?» – уточняю я, чтобы не строить догадок. «Нет, простое, –
улыбается Началова. – Я обычно ношу его на среднем пальце, но недавно немного его травмировала, теперь кольцо не налезает. Пришлось временно надеть на соседний палец». В доказательство своих слов Юля снимает кольцо и пытается натянуть на средний палец – действительно не выходит.
Певица выглядит немного уставшей. «Извините за мой вид, – говорит она. – Я только что с самолета. Прилетела из Омска, рейс был в 6 утра».  Летом 2011 года бойфренд Началовой, хоккеист Александр Фролов, заключил контракт с местным клубом «Авангард», и Юля, словно жена декабриста, стала мотаться к любимому в Сибирь. «Я уже и не знаю, где мой дом, – пожимает плечами она. – Пожалуй, все-таки в Москве. Но при этом все свободное время я провожу в Омске. И, конечно, часто летаю в Америку, где продолжается работа над моим новым альбомом».
Именно в Америке Началова и познакомилась с Фроловым – хоккеист играл в Лос-Анджелесе, а затем в Нью-Йорке. Об их романе стало известно в октябре 2010 года, когда в американской прессе появились совместные фото Юлии и Александра: пара вместе обедала в одном из ресторанов. Снимки стали бомбой: Началова в ту пору была официально замужем за футболистом Евгением Алдониным.
«Конечно, никто не хотел того скандала, – Юля располагается в уютном кресле кафе и впервые комментирует для прессы ту щекотливую ситуацию. – Те наши первые совместные фотографии появились в газетах случайно. Это было в Нью-Йорке, в 12 часов дня. Мы с Сашей отправились на ланч в один из ресторанов на Мэдисон. Хозяин заведения был фанатом Сашиной команды «Нью-Йорк Рейнджерз», конечно, узнал Фролова и попросил разрешения сделать пару снимков на память – мол, какая гордость для него принимать таких гостей. Мы согласились. И уже на следующий день эти фотографии появились в России…»
Из-за снимков разразился нешуточный скандал в прессе. Кто-то пустил слух о том, что Алдонин и Фролов вообще друзья, а потому Началова поступает крайне некрасиво. «Саша и Женя никогда не дружили, даже не были знакомы, – поясняет Юля. – Так что обид тут быть не могло».
Мы с Сашей познакомились в 2009‑м, около года общались просто как друзья, были в одной компании. И никто из нас не мог подумать, что это может вылиться во что-то большее. Из-за работы я проводила в Америке очень много времени, постоянно летала в Россию, меняла часовые пояса, не высыпалась. Был жуткий график: в Лос-Анджелесе я приезжала на студию в 10 утра и работала допоздна, работа отнимала все мои силы. В конце концов это сказалось на здоровье: я стала плохо себя чувствовать. Ни с того ни с сего вдруг могла подняться температура под сорок. Как-то раз я снова оказалась в одной компании с Сашей. Он узнал, что я приболела, и тут же развернул бурную деятельность: стал искать врача. А я ведь ни о чем его не просила. Очень плохо болеть в чужой стране: нет ни страховки, ни знакомств. Но Саша очень серьезно занялся моим вопросом. Бросив все дела, он даже возил меня в клинику на капельницы. Для меня это был «первый звоночек», я стала к нему присматриваться. Поняла, что он очень заботливый и внимательный.
Как раз в тот период я переживала семейные трудности: мы с Женей практически перестали быть семьей, у Алдонина была своя личная жизнь, у меня – своя. Об этом знали только наши друзья, близкие, в прессе мы о проблемах не говорили – не хотели ничего афишировать. При этом мы с Женей не обманывали друг друга».

Спустя год после публикации скандальных снимков Алдонин и Началова официально развелись – хотя и смогли сохранить дружеские отношения.
Юлия Началова и Александр Фролов

Фото: Дмитрий Дроздов

Развод достоин Книги рекордов Гиннесса

Пока шел бракоразводный процесс, ни та, ни другая сторона не позволила себе ни одного язвительного комментария. «Наш с Женей развод можно занести в Книгу рекордов Гиннесса по степени спокойствия, – шутит Началова. – Не было никаких сцен ревности, скандалов, выяснения отношений. У каждого из нас, конечно, накопились претензии и какие-то обиды, но мы поставили во главу угла нашу дочку Веру, подумали в первую очередь не о себе, а о ней. Дети тонко чувствуют, когда мама и папа ссорятся, переживают. Мы не хотели травмировать ребенка. Сейчас, бывает, даже ходим куда-то втроем – просто потому, что дочке это важно. Мама слева, папа справа: она держит нас за руки и при этом счастлива. И от ее спокойствия радостно нам».
Вообще жизнь 5-летней Веры Алдониной сильно отличается от той, что у ее сверстников. Мама и папа постоянно в разъездах. Но няни у малышки нет: ею занимаются бабушки и дедушка. Вера посещает садик, ходит в балетную студию, на рисование и на уроки к логопеду. Через год она пойдет в школу, но уже сейчас умеет считать, читать и писать. «Еще когда я рожала Веру, мы с Женей понимали, что семья у нас будет необычная, – признается Юля. – Я не могла уйти в декрет, осесть дома. У Жени тоже много работы: сборы, тренировки, игры… Утешает только то, что Вера с рождения не знала другой жизни. Наш уклад – норма для нее. Если бы я все время была с ней, а потом вдруг вышла на работу, это был бы стресс для ребенка. И так же с разводом: если бы мама и папа всегда были вместе, она бы почувствовала разницу. А сейчас она думает, что так и должно быть».
Если Вера пережила развод родителей спокойно, то родные испытали стресс. «Наши родители боялись, что мы переругаемся, – признается Юля. – Ведь как обычно происходит: раз развод – то сразу война».
Вообще развод с Алдониным – второй в жизни 30-летней певицы. Ее первый брак с солистом группы «Премьер-министр» Дмитрием Ланским тоже не сложился. «Я понимаю, что сейчас обо мне говорят: у нее то одна семья, то другая. Меня обсуждают и осуждают, – пожимает плечами Началова. – А я думаю о том, что миллионы людей постоянно сходятся и расходятся с кем-то.  Полюбили друг друга – стали жить вместе. Потом поняли, что что-то не получается, расстались, начали искать новую любовь… Гражданских браков может быть сколько угодно – и это считается нормальным в наше время. Я же была воспитана так, что если полюбила человека – надо выходить замуж, что гражданский брак – это неправильно. Мои бабушка с дедушкой прожили вместе 50 лет, родители уже 30 лет рядом. Я тоже стремилась к этому и не знала, что такое разводы. Я мечтала выйти замуж раз и навсегда. Не заключала брачных контрактов и не думала наперед».

Мы живем, как семья
Оформив развод и почувствовав себя по-настоящему свободной, Началова с головой окунулась в новые отношения. В Омске она бывает регулярно. «Никто не виноват в том, что у нас с Сашей сложилась такая ситуация: он работает в одном городе, а я живу в другом, –
рассуждает Юля. – Иногда мы в Москве по три часа стоим в пробках, просто чтобы доехать с работы до дома. И это уже норма, все привыкли. А я сейчас сажусь на самолет – и за те же три часа долетаю до Омска. Расстояние – это не проблема, когда есть большое желание увидеть дорогого тебе человека».
Когда Юля заговаривает об Александре, ее взгляд теплеет и голос становится мягче. «У нас с Сашей все хорошо, очень ровно, без конфликтов и эксцессов, – продолжает она. – Сложно объяснить наши отношения. Просто мне хорошо и очень комфортно с ним, я словно нахожусь в своей тарелке. Знаю, что рядом со мной настоящий мужчина. С Сашей я чувствую себя слабой, и мне это нравится. Иногда пытаюсь попетушиться, но достаточно одного его взгляда, чтобы я тут же успокоилась».
Напоследок, перед тем как распрощаться, я спрашиваю Юлю: «Значит, это любовь?» «Да, – вздохнув, признается она. – Но я не хочу ничего загадывать. Недавно в какой-то телевизионной передаче сказали: «Страна в ожидании: женятся ли Фролов и Началова или нет?» Я не знаю, что ответить. Захочется нам создать семью – создадим. В принципе штамп уже ничего не меняет: мы и так живем, как семья. С Сашей я поменяла свое отношение к гражданскому браку.
Говорят, что третий брак – самый четкий и правильный, потому что ты уже не допускаешь тех ошибок, которые совершал раньше. Не уступил, наговорил глупостей – пошло-поехало. Потом упускаешь момент – и все, ушло время. У нас с Женей так и было: в какой-то момент мы честно пытались наладить контакт, но уже никак… Надеюсь, в новых отношениях я уже не повторю прежних ошибок».

Два раза по двадцать | Диана Ди

Источник Яндекс Картинки

Источник Яндекс Картинки

Юля была женщиной красивой. Ей много раз говорили об этом, но она только отмахивалась. Ей было совсем не до этого.

С утра до ночи она была занята. Дети, работа, сад, огород да и ещё куча дел по дому.

Детей у Юли было трое. Кирилл- 12 лет, Маша- 9 лет и Мариночка- 7 лет.

Самой Юле было 40 лет.

С мужем она была в разводе. Не смогла простить измену. Пробовала, но не смогла. Собрала детей и уехала в деревню. Там был дом её бабушки. Сама бабуля умерла, но её дом они никогда не бросали. Использовали как дачу. У детей в деревне ,было много друзей. Поэтому Юля не боялась того, что после переезда, дети заскучают. Остаться в том посёлке ,где они раньше жили, Юля не смогла. Не смогла и не захотела.

Волновалась насчёт работы, но тут ей повезло. У неё и самой в деревне были друзья. Ведь раньше летом она всегда гостила у бабушки.

Вот одна из подруг и устроила Юлю в местный магазинчик. Юлю эта работа вполне устраивала. Дети у неё были вполне самостоятельные.

Да и соседская бабушка, которая знала Юлю всю жизнь, с удовольствием приглядывала за детьми.

Так Юля и жила, уже почти 3 года. Первое время, дети общались с отцом. Даже пару раз он забирал их к себе, на несколько дней. А полтора года назад, у него появилась другая семья и его общение с детьми почти сошло на нет.

Юля на этом не настаивала, да и дети в принципе тоже. После развода Юля старалась сделать всё, чтобы дети не сильно почувствовали развод родителей. Ей это удалось, дети сильно не переживали.

Про личную жизнь она даже не думала. Уж очень сильно обожглась с бывшим мужем. Он предал её, а предательство Юля не терпела. Такая у неё была натура.

Поэтому сейчас она была одна. Крутилась между работой , домом и детьми , задумываться о чём то ещё просто не было времени.

В тот день она как обычно приготовила детям завтрак и пошла на работу.

На дворе было лето, поэтому она была одета в лёгкий сарафан. По дороге встретила ту самую подругу Веру, которая помогла ей с работой. Та тоже бежала на работу.

Юля остановилась, чтобы поприветствовать подругу. Женщины немного поболтали. В разговоре выяснилось, что Вера как раз сегодня собиралась зайти к Юле в гости, чтобы пригласить её и детей к себе, на семейный праздник. Сначала Юля вежливо отказалась, мативируя отсутствием свободного времени. Но потом видя ,что Вера расстроилась ей стало неудобно перед подругой и она согласилась. Вера обрадовалась, сказала время когда состоится праздник и на этом подруги разошлись.

Честно сказать , Юле идти не хотелось, но и обижать подругу она тоже не хотела. Всё-таки та помогла ей в тяжёлое для неё время. Да и они действительно были подругами с детства. Раньше, ещё когда Юля была девчонкой и приезжала к бабушке, они всё время проводили с Верой. Да и потом , когда Юля была уже замужем и на лето приезжала вместе с мужем и детьми в деревню, они поддерживали отношения. Так сказать , дружили семьями.

Поэтому ей очень не хотелось обижать подругу. Решено было пойти.

На работе сегодня была запара. Привезли продукты . В такие дни Юля очень уставала.

Рабочий день подходил к концу и Юля уже предвкушала отдых. Хотя дела по дому трудно назвать отдыхом, но всё же. Дома можно хотя бы присесть и не много отдохнуть. На работе это не представлялось возможным.

Юля как раз раскладывала по полкам товар, который ещё не успела разложить, когда китайские колокольчики, висевшие на двери, зазвенели своей тонкой мелодией.

Юля обернулась и увидела незнакомого мужчину, который разглядывал товар в галантерейном отделе.

Юля решила помочь покупателю найти то ,что он ищет.

— Здравствуйте, ищете что-то конкретное? — спросила Юля.

— Здравствуйте. Вы знаете приехал к друзьям на праздник. У них годовщина свадьбы, а подарок к сожалению, купить не успел. Думал куплю здесь, но не вижу ничего подходящего, — было видно, что мужчина растроен.

Юля стояла в замешательстве. Ей вдруг очень захотелось помочь незнакомцу, но она знала, что у них в магазине не подберёшь ничего путного. Она посмотрела на мужчину.

На мгновение их взгляды встретились и вдруг Юле стало ужасно неудобно за свой уже далеко не новый сарафан и растрёпанную причёску. Она быстро отвела взгляд.

— Вы издалека?- спросила она мужчину.

— Можно сказать и так, — ответил мужчина.

— Тогда я посоветовала бы Вам съездить в близлежащий город. Это совсем не далеко. Там есть отличный магазин подарков. Очень много оригинальных вещиц. И выбор очень большой.

— Правда? Спасибо Вам большое. Я здесь совершенно не ориентируюсь, — ответил мужчина.

— Не за, что,- сказала Юля и пошла к тем полкам на которых раскладывала товар до того как зашёл мужчина.

Мужчина не много замялся, как буд-то хотел что-то сказать, но так ничего и не сказав, развернулся и попрощавшись пошёл к выходу.

Юля тоже попрощалась, а когда мужчина вышел из магазина, обесиленно присела на стул, который находился тут же.

Её сердце отстукивало бешеный ритм. Юля уже давно, уже очень давно не испытывала таких чувств. Ей очень понравился этот мужчина. Юля поняла это и даже не много удивилась. Она думала, что больше никогда не испытает подобных чувств.

Она не много посидела, успокоилась и усмехнулась про себя.

«Есть да не про вашу честь, мадам.» Подумала Юля. Она взяла себя в руки и принялась доделывать свою работу.

На следующий день был выходной и праздник у Веры. Юля с ужасом осознала ,что у неё тоже нет подарка. Купить его она уже никак не успевала, выход был один подарить деньги. Так она и поступила. Ничего другого ей в голову не пришло.

На следующий день она с детьми отправилась в гости к Вере. Юля одела летний костюм, который очень хорошо на ней смотрелся, выгодно подчёркивая её прекрасно сохранившуюся фигуру. Сделала красивую причёску и поглядыв в зеркало, осталась очень довольна своим внешним видом.

На празднике у Веры было очень много народа. Дети тут же убежали увидев своих друзей. Юля почувствовала себя не комфортно. Она давным -давно не была на подобных праздниках и ей было не уютно.

Заметив её Вера подошла к ней. Подруги сердечно поздоровались и Вера повела Юлю знакомиться с друзьями, которые приехали к ним на праздник.

Она познакомила её с сестрой своего мужа, которая жила в другом городе и ещё с несколькими людьми которых Юля не знала.

Все они были очень приятными людьми. Юля не много расслабилась.

Они общались, когда Юлю отвлекли громкие крики со стороны поляны, на которой находились дети. Она успокоилась когда увидела, что с детьми всё в порядке, просто они сильно разыгралась.

Юля не заметила как к их компании подошёл ещё один человек. Она почувствовала на себе пристальный взгляд и обернулась. На неё смотрел тот самый незнакомец с магазина. Юля почувствовала, что сердце начинает предательски биться.

— Это Влад, сослуживец и хороший друг мужа,- представила мужчину Вера,- он с мужем собираются начать здесь бизнес. Но я в этом ничего не понимаю,- Вера хихикнула, а потом поближе наклонилась к Юле прошептала:

— Советую приглядеться. Он разведён. Давным- давно. Детей не имеет.

— Да ну тебя,- Юля отмахнулась.

Вера засмеялась и крикнула:

— Всё ,все за стол! Ребята за стол, за стол!

В этот вечер Влад подошёл к Юле. Вернее он пригласил её на танец. Юля уже очень давно не чувствовала себя так, как во время того танца. Весь вечер они провели вместе. Общались , как будто знали друг друга сто лет. Юле было очень легко с Владом, да и Владу кажется тоже.

Вскоре Юля засобиралась домой, детям пора было ложиться спать. Сегодня они и так пропустили положенное время. Влад проводил их до самого дома. Дети зашли в дом, а Влад попросил разрешения завтра прийти в гости. К своему удивлению Юля разрешила.

На следующий день Юля летала словно на крыльях. Ей первый раз за долгое время было очень хорошо.

Вечером Влад пришёл в гости. Принёс кучу сладостей для детей и даже букет для Юли. Юля удивилась. Получалось ,что он специально для неё ездил в соседний город. В их деревне таких цветов было не купить. Вечер пролетел незаметно. Они прекрасно провели время.

В течении месяца ,пока Влад был в деревне, они проводили вместе каждый вечер. Юля поняла ,что влюбилась.

Через месяц Влад уехал. Ему нужно было уладить дела , которые остались у него дома. Он звонил каждый день , Юля очень скучала. Он тоже говорил, что очень соскучился. Даже дети всё время спрашивали где дядя Влад. Они очень привязались к нему, а он к ним.

Прошло три недели. Юля возвращалась с работы. Возле своего дома увидела машину Влада. Сердце бешено забилось и Юля поспешила к дому.

Влад был с детьми в комнате. Он навёз им кучу игрушек. Они вместе распаковывали их и были полностью увлечены этим занятием.

Юлю они заметили не сразу, а она стояла и просто смотрела на них.

Дети заметили её первыми и тут же на перебой стали показывать ей новые игрушки. Влад же подошёл к ней и обнял её.

— Привет,- сказал он.

— Привет, — ответила Юля.

— Ты знаешь я очень скучал. Давай выйдем, не будем мешать детям своими глупостями,- предложил Влад.

Юля согласилась с ним. Они оставили детей разбираться с подарками и вышли из дома. Юля и Влад прошли в беседку, которая находилась в саду.

Юля присела на скамеечку, а Влад остался стоять, он очень загадочно смотрел на Юлю.

Юля смотрела на него и ничего не понимала. Влад достал из кармана маленькую , красную коробочку. Открыл её, там было кольцо.

— Девушка ,- важно произнёс он- я прошу Вас выйти за меня замуж. Клянусь любить и оберегать Вас всю свою жизнь,- Влад улыбнулся.

Юля со слезами смотрела на него:

— Вы где же сударь, здесь увидели девушку?- шутливо произнесла она,- перед вами сидит 40- летняя тётка.

— Ну мадам, — протянул Влад- сейчас Вы очень не правы. Вам не как не сорок, а всего лишь два раза по двадцать. Вы так сказать, в самом соку.

Они расмеялись и обнялись.

— Девушка которой два раза по двадцать согласна,- сказала Юля.

Вскоре состоялась их скромная свадьба, не сколько свадьба, а скорее просто ужин для самых близких людей. Естественно была и Вера с мужем.

— Вот видишь как хорошо , что ты меня послушалась и пригляделась к нему,- сказала Вера,- а вообще хорошо,что ты приехала жить сюда. В нашей деревне все браки счастливые. Точно тебе говорю.

Подруги рассмеялись.

А потом Юля подумала, что и в правду хорошо,что она приехала жить сюда. Здесь она нашла своё счастье. Юля вспомнила слова бабушки, та всегда говорила:

— Счастье внученька , оно такое, оно тебя саму приведёт куда нужно. Его искать не надо, оно тебя само найдёт.

Сейчас Юля была полностью с ней согласна.

SEC.gov | Превышен порог скорости запросов

Чтобы обеспечить равный доступ для всех пользователей, SEC оставляет за собой право ограничивать запросы, исходящие от необъявленных автоматизированных инструментов. Ваш запрос был идентифицирован как часть сети автоматизированных инструментов за пределами допустимой политики и будет обрабатываться до тех пор, пока не будут приняты меры по объявлению вашего трафика.

Пожалуйста, объявите свой трафик, обновив свой пользовательский агент, чтобы включить в него информацию о компании.

Для лучших практик по эффективной загрузке информации из SEC.gov, включая последние документы EDGAR, посетите sec.gov/developer. Вы также можете подписаться на рассылку обновлений по электронной почте о программе открытых данных SEC, включая передовые методы, которые делают загрузку данных более эффективной, и улучшения SEC.gov, которые могут повлиять на процессы загрузки по сценарию. Для получения дополнительной информации обращайтесь по адресу [email protected]

Для получения дополнительной информации см. Политику конфиденциальности и безопасности веб-сайта SEC. Благодарим вас за интерес к Комиссии по ценным бумагам и биржам США.

Идентификатор ссылки: 0.5dfd733e.16333

.e19a8727

Дополнительная информация

Политика безопасности в Интернете

Используя этот сайт, вы соглашаетесь на мониторинг и аудит безопасности. В целях безопасности и обеспечения того, чтобы общедоступная услуга оставалась доступной для пользователей, эта правительственная компьютерная система использует программы для мониторинга сетевого трафика для выявления несанкционированных попыток загрузки или изменения информации или иного причинения ущерба, включая попытки отказать пользователям в обслуживании.

Несанкционированные попытки загрузить информацию и / или изменить информацию в любой части этого сайта строго запрещены и подлежат судебному преследованию в соответствии с Законом о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях 1986 года и Законом о защите национальной информационной инфраструктуры 1996 года (см. Раздел 18 U.S.C. §§ 1001 и 1030).

Чтобы обеспечить хорошую работу нашего веб-сайта для всех пользователей, SEC отслеживает частоту запросов на контент SEC.gov, чтобы гарантировать, что автоматический поиск не влияет на возможность доступа других лиц к контенту SEC.gov. Мы оставляем за собой право блокировать IP-адреса, которые отправляют чрезмерное количество запросов. Текущие правила ограничивают пользователей до 10 запросов в секунду, независимо от количества машин, используемых для отправки запросов.

Если пользователь или приложение отправляет более 10 запросов в секунду, дальнейшие запросы с IP-адреса (-ов) могут быть ограничены на короткий период.Как только количество запросов упадет ниже порогового значения на 10 минут, пользователь может возобновить доступ к контенту на SEC.gov. Эта практика SEC предназначена для ограничения чрезмерного автоматического поиска на SEC.gov и не предназначена и не ожидается, чтобы повлиять на людей, просматривающих веб-сайт SEC.gov.

Обратите внимание, что эта политика может измениться, поскольку SEC управляет SEC.gov, чтобы гарантировать, что веб-сайт работает эффективно и остается доступным для всех пользователей.

Примечание: Мы не предлагаем техническую поддержку для разработки или отладки процессов загрузки по сценарию.

Как Джулия Дональдсон покорила мир, стих за стихом | Джулия Дональдсон

Комната, где пишет детский писатель Джулия Дональдсон, — сердце ее огромной империи книжных картинок — спускается по винтовой лестнице в подвал ее большого белого дома в Стейнинге, Западный Суссекс. Ее стол выходит на улицу на уровне колен. «Я подумываю написать книгу о ногах», — сказала Дональдсон, когда этим летом показывала мне весь дом. Дети из соседней школы часто машут ей рукой, когда проходят мимо.Дональдсон хорошо известна в Стейнинге благодаря ее частым подпискам в местном книжном магазине. Она и ее муж Малькольм, педиатр на пенсии, недавно купили местное почтовое отделение, чтобы спасти его от закрытия. Но в другом месте она может ходить по тротуару, чтобы ее не узнали. «На днях я получил письмо для Жаклин Уилсон, — сказал мне Дональдсон. «Там говорилось:« Ты мой любимый автор! »»

Если вы не из тех, кто много времени проводит с маленькими детьми, вы можете лишь смутно знать о работе Дональдсон — хотя вы, вероятно, знакомы с ее самым известным творением. , Груффало.Однако если у вас есть дети, вы будете знать ее как культурного гиганта, чье влияние на детей, возможно, превосходит только работы Диснея и CBeebies. 72-летний Дональдсон написал более 210 книг: в основном иллюстрированные книги, но также стихи, пьесы, схему чтения из 60 частей и роман для подростков. Многие из них — например, «Комната на метле», «Улитка и кит» и «Что слышала божья коровка» — уже считаются классикой. Некоторые из них были адаптированы для сценических шоу и анимационных фильмов BBC (последний, «Зог и летающие доктора», выйдет в эфир на Рождество), и породили постоянно расширяющуюся вселенную игрушек, одежды и товаров Дональдсона.

Каждую ночь перед сном миллионы детей — в пижамах, с неохотой почистив зубы — свертываются калачиком, чтобы прочитать или послушать рассказ Дональдсона. Среди ее поклонников Мишель Обама и принц Уильям, наградившие Дональдсон CBE в 2019 году. «Джулия Дональдсон — непоколебимая королева книжек с картинками», — сказала Кес Грей, создательница хита Oi Frog! сериал, сказал мне. Автор бестселлеров для детей Дэвид Уоллиамс назвал Дональдсон «совершенным гением», добавив: «Я в полном восторге от ее таланта».

В Великобритании книга Джулии Дональдсон продается примерно каждые 11 секунд, хотя даже это не дает адекватного представления о масштабах ее успеха.По данным торговой базы данных Nielsen Bookscan, в период с 2010 по 2019 год в Великобритании было продано более 27 миллионов книг Джулии Дональдсон, что сделало ее самым продаваемым автором десятилетия в любой возрастной группе и жанре. Если рассматривать эти цифры в контексте, второй автор бестселлеров десятилетия Дэвид Уоллиамс продал 18,1 млн книг. Самый продаваемый автор книг для взрослых, писатель Джеймс Паттерсон, продал 14,1 миллиона долларов. (Дж. К. Роулинг не вошла в первую пятерку). По оценкам Sunday Times Rich List, личное состояние Дональдсона превышает 30 миллионов фунтов стерлингов.

Детские авторы занимают странное место в литературном мире. Хотя детские книги составляют около трети всех проданных книг, они получают лишь 4,9% обзоров — и, как утверждают многие авторы, столь же незначительная доля престижа. Самые известные детские авторы — Даля, Пуллманы и Роулинги этого мира — обычно писали для старших возрастных групп, когда дети читают про себя. С другой стороны, книжки с картинками, якобы предназначенные для детей, покупают и читают взрослые.В результате рынок книжек с картинками испытывает ностальгия. Родители, бабушки и дедушки покупают книги, которые, как они помнят, читали им в детстве: «Тигр, пришедший к чаю», «Очень голодная гусеница», «Мог». Книжные магазины соответственно снабжают свои полки. Известно, что добиться успеха в качестве нового детского автора сложно.

Книжки с картинками легко читать — у Дональдсона обычно всего 32 страницы и меньше 1000 слов — что может создать ошибочное впечатление, что их легко писать.Этот миф был подкреплен склонностью издательской индустрии потакать знаменитостям, которые рассматриваются как гарантия освещения в прессе и продаж, хотя сами книги часто написаны призраком или сильно отредактированы, и лишь немногие из них имеют безоговорочный успех. Дональдсон неоднократно жаловался, что авторы книжек с картинками не получают «того признания, которого они заслуживают», сетуя на фестивале Hay в 2019 году, что «все должно стать следующим большим событием, иначе просто исчезнет из печати».

Тем временем аналогичные обвинения были выдвинуты против Дональдсона, чье доминирование в жанре книжки с картинками, по мнению некоторых, вытесняет рынок новых книг.«Некоторые авторы немного пренебрежительно относятся к ней, но я думаю, что это просто зависть, потому что она настолько успешна, и ей достается все это место на полках», — сказал мне автор и иллюстратор Роб Биддульф. «Но на это есть причина: она гений».


В торговле книжками с картинками Дональдсон почитается за ее лирические, рифмующиеся стихи и непрекращающуюся продуктивность. Только в 2020 году ее издатели Scholastic и Macmillan опубликовали «Что божья коровка слышала на берегу моря» (иллюстрировано Лидией Монкс), The Teeny Weeny Genie (иллюстрировано Анной Карри), The Hospital Dog (Сара Огилви) и Counting Creatures (Sharon King- Чай).Это еще до того, как вы посчитаете переиздания и бесчисленные учебники, кулинарные книги и другие побочные продукты, написанные не Дональдсон, а основанные на ее творениях.

«Кто-то из другого издателя случайно увидел мой график публикаций», — сказал мне Дональдсон. «Они сказали:« Это больше, чем количество книг, которые мы делаем вместе — для всех »».

Тем не менее, пандемия заставила даже Дональдсона остановиться. «Я почти не писал, — сказал Дональдсон. Несмотря на это, ей удалось написать несколько стихов, песню, начать редактировать две новые поэтические антологии и одобрить проекты иллюстраций для своих следующих книг, которые должны быть выпущены в 2021 году.

Дом Дональдсона выходит окнами на главную улицу Стейнинга. Это старое место с деревянным каркасом и с годами пристройки, из-за которой высота потолка меняется от комнаты к комнате. Рядом с одной спальней находится крошечная игровая комната, слишком низкая для взрослых, чтобы в ней встать — логово для ее восьми внуков, когда они приходят в гости. Внутренние окна, глухие уголки, и повсюду искусство и декорации из ее книг и театральных представлений, придающие месту фантастический вид. Когда я приехал сюда в августе, Дональдсон была в фиолетовой блузке с розовыми пятнами, а ее седые волосы были подстрижены до плеч до плеч, скрывая слуховые аппараты.В возрасте 30 лет Дональдсону был поставлен диагноз потери слуха «от укуса печенья» — названный так в честь дыры в форме укуса, которую она оставляет в среднем диапазоне звукового спектра, из-за чего больным трудно слышать речь и музыку. Маски мешают ей читать по губам, поэтому я снял свою, и мы сели в ее саду, где Дональдсон наливал кофе в кружки, украшенные произведениями искусства из The Go-Away Bird. (То, что нас сопровождали не один, а два публициста, свидетельствует о важности Дональдсона для Макмиллан.)В еженедельных видеороликах Джулия и Малкольм были дома, доставляя драматические исполнения ее заднего каталога, часто в полном костюме, а иногда и в песнях. Многие из ее иллюстраторов также появлялись, проводя уроки рисования. Видео очаровательно дилетантское — шаткая операторская работа, сшитые дома костюмы — завершились тем, что Дональдсон исполнял «Груффало» в местном лесу, одетый в огромные мышиные уши и коричневое пальто. Всего фильмы просмотрены более 1 миллиона раз.

«Когда она выступает, она настолько аутентична», — сказал мне ее давний иллюстратор Аксель Шеффлер.«Дети это видят и любят. Есть еще кое-что — не импровизированное, но вы можете видеть, что они не профессиональные актеры ».

Дональдсон как писатель, так и исполнитель. Одна комната в ее доме отведена только ее сценическому реквизиту, который выпадает из коробок, всем огромным глазам и войлочным конечностям. Еще в детстве она представляла себе жизнь на сцене. «Я полагаю, это происходит из-за стремления к вниманию, желания прославиться и получить признание», — сказала она.

Дональдсон родился в 1948 году и вырос в трехэтажном викторианском доме в Хэмпстеде, на севере Лондона, в нескольких ярдах от Хэмпстед-Хит.Чтобы сэкономить деньги, большая семья Дональдсона выкупила дом вместе: ее тетя и дядя жили на верхнем этаже, бабушка — этажом ниже, а Джулия, ее родители и ее сестра Мэри — на первом. Когда Джулии было шесть лет, ее отец заболел полиомиелитом, и после этого ей потребовалась инвалидная коляска. Несмотря на это, он играл на виолончели в струнном квартете, а ее мать пела в местной хоровой группе, и Дональдсон вспоминает дом, наполненный музыкой и историями.

Дональдсон с Поющей Русалкой и Змеем из Грюффало.Фотография: Дэвид Левен / The Guardian

Однажды отец Дональдсона подарил ей «Книгу 1000 стихотворений», сборник классических детских стихов. Дональдсону это так понравилось, что она начала разговаривать с родителями стихами. Она решила стать поэтом. (Она даже сейчас держит книгу на столе.) Она постоянно выступала — и в школе, и дома, свешиваясь с верхней койки, чтобы ставить кукольные представления для своей сестры. В 12 лет она получила роль дублёра в спектакле «Сон в летнюю ночь» в бристольском театре Old Vic.Среди актеров была юная Джуди Денч. «Каждое выступление я сидел за кулисами на могиле Старой Нинни и смотрел. Я знал эту пьесу наизусть ».

Детских авторов часто описывают как близких к своему внутреннему ребенку или как детей. В случае с Дональдсоном она больше так ярко вспоминает переживания собственного детства, что она вспоминает, каково это — встретить взрослого. «Я всегда думал: почему взрослые не ходят по стенам? Это потому, что они не хотят — что немыслимо — или они ужасно хотят, но они знают, что взрослые просто не должны этого делать? »

Она изучала драматическое искусство в Бристольском университете, а в 1969 году провела летнее обучение в Париже с другом.К ним присоединился Малкольм, тогда еще студент-медик и друг друга. Группа зарабатывала на уличных торгах. Малькольм играл на гитаре, а Джулия пела, в основном каверы, но все чаще и чаще были написаны собственные песни — маленькие частушки на французском языке, песня на итальянском о пасте — призванные развлечь публику. В начале 70-х они проводили каникулы, разъезжая по Европе и США и выступая в уличных театрах. (Они поженились в 1972 году; Дональдсон сочинил по этому случаю оперетту.) В 1977 году она и Малкольм записали альбом First Fourteen, содержащий некоторые из их ранних песен, которые имеют народный абсурдистский шарм, напоминающий ранний Монти Пайтон.

В 1974 году она отправила на Би-би-си кассету с детскими песнями, и ей было поручено написать музыку для детского сериала «Играй в гостях». «Я действительно хотел быть ведущим», — сказал мне Дональдсон. «У меня было прослушивание, но я его не получил. Они сказали: «Почему бы тебе просто не продолжить писать?» »Написание песен было нерегулярной работой, поэтому Дональдсон устроился на несколько должностей в издательском деле и на радио, в конечном итоге устроившись учителем в частной женской школе в Брайтоне. «Девочки думали, что я колени пчелы, потому что все другие учителя были очень древними и традиционными», — сказала она.Даже после того, как она бросила преподавать после рождения своего первого ребенка, Хэмиша, она продолжала работать волонтером в школах, руководила драматическими кружками и писала мюзиклы для детей.

На сцене Дональдсон источает непреодолимую доброжелательную энергию. По ее словам, маленькие дети составляют идеальную публику: «Они хотят, чтобы их развлекали, и они хотят присоединиться к ним». Она и Малькольм по-прежнему регулярно выступают на сцене и во время автографов, на которые семьи могут стоять в очереди часами. (Нетерпеливые родители создают больше проблем, чем дети.«Было одно мероприятие, когда люди стучали в окна — это было почти что слегка беспорядочное чувство», — сказала мне Лидия Монкс, проиллюстрировавшая 18 книг Дональдсона.)

«Книжки с картинками — это театр для аудитории из двух человек, — сказала Кейт Уилсон, управляющий директор издательства Nosy Crow и бывшего издателя Дональдсона. «Они требуют представления, потому что большая часть аудитории книжки с картинками не умеет читать. А Юля исполнитель ».


В 1991 году редактор детского отдела Метуэна связался с Дональдсоном, чтобы спросить, не будет ли она заинтересована в превращении одной из ее песен BBC в книгу.Книга «Сквош и сжатие» была опубликована в 1993 году, когда Дональдсону было 44 года. Ожидалось, что она не станет большой продажей. Во-первых, это была рифма, которой издатели в то время в основном избегали из-за трудностей с переводом. «Чтобы книжка с картинками была прибыльной, вам в той или иной степени нужно наклеить несколько иностранных изданий, чтобы можно было тиражировать больше», — сказал Дональдсон.

«Мы считали само собой разумеющимся, что вы не можете позволить себе писать книги по рифмам», — сказал мне Уилсон, который тогда работал в отделе прав Метуэна, несколько застенчиво.(С тех пор было продано более 1,5 млн экземпляров книги, а работы Дональдсона переведены более чем на 50 языков.) Сегодня значительная часть книжек с картинками написана в стихах, что несколько удивляет Дональдсона. «Я думаю, что существует слишком много книг по рифмам. И многие из них — я не хочу показаться тщеславным или что-то в этом роде — многие из них заставляют меня съеживаться «.

Первоначальный иллюстратор «Сквоша и сжатия» провалился, поэтому Уилсон предложила своему парню, немецкому иллюстратору по имени Аксель Шеффлер.Поначалу сотрудничество чуть было не провалилось: Метуэн поначалу чувствовал, что зарисовки Шеффлера слишком устрашающие. «Моя маленькая старушка была бы немного острее. Они сказали: «Это должно быть веселее», — сказал мне Шеффлер, когда мы разговаривали. «Может, я был слишком послушным. Я должен был сказать нет ».

Хотя некоторые авторы также иллюстрируют свои собственные работы — Теодор Гейзель (он же доктор Сьюз), Морис Сендак, Джудит Керр — мало кто умеет писать и рисовать одинаково хорошо. Сотрудничество между писателем и иллюстратором менее интимное, чем думают читатели.Обычно иллюстратору назначается текст арт-директором, и он редко общается с автором напрямую. Даже Дональдсон и Шеффлер действуют почти полностью независимо. «Мы никогда ничего не обсуждаем [во время написания]», — сказал мне Шеффлер. «Мы никогда не садимся и не обсуждаем это, а я не делаю предложений».

Аксель Шеффлер рисует Груффало. Фотография: Джо Терп / Британская библиотека

Работа иллюстратора — это отчасти гадание: оживление мира с помощью букв на странице.Но они в равной степени рассказчики, добавляющие визуальные элементы — детали персонажа, визуальную шутку — которые поднимают рассказ за пределы задумки автора. «Когда вы пишете книгу, иллюстратор привносит в нее что-то, что вы не можете контролировать, и я бы не хотел полностью контролировать качество иллюстраций», — сказал Дональдсон. Она говорит, что лишь изредка она будет настаивать на внесении изменений в иллюстрации, когда персонаж слишком далеко уходит от того, что было в ее воображении. («Она полностью контролирует ситуацию», — сказал Шеффлер.)

Дональдсон сейчас работает с более чем десятком иллюстраторов. Многие, как Шеффлер, сделали успешную карьеру самостоятельных авторов. (Книги Шеффлера на самом деле написаны редактором Любопытной Кроу Камиллой Рид. «Я не могу писать, издатель притворялся», — сказал мне Шеффлер.) Для нового иллюстратора обращение за книгой Дональдсона — золотой билет: Наклейки «от автора Gruffalo», которые украшают ее книги, более или менее гарантируют статус бестселлера. Многие отделения Waterstones посвящают работе Дональдсона целый залив.

Это явление не всегда воспринимается с добротой. Постепенная консолидация книжного рынка — меньше независимых и больше людей покупают в супермаркетах или в Интернете — по некоторым мнениям, сместила рынок в сторону более крупных авторов. «Покупатели в супермаркетах стремятся продать как можно больше копий, поэтому они будут отдавать предпочтение таким надежным, приемлемым для банков, брендам, как Julia Donaldson», — сказал мне Филип Стоун, аналитик Nielsen. Это означает меньше места для новых авторов в то время, когда отрасль борется с разнообразием как на странице, так и за ее пределами.

«Я смотрю на отрасль и думаю, что они вкладывают все свои деньги в книги Джулии», — сказал мне Монкс. «Я вижу, что опыт публикации моих собственных книг отличается от опыта Джулии. Авансы разные, и маркетинговый бюджет — я даже не знаю, есть ли у большинства книг маркетинговый бюджет «.

«Я всегда чувствую себя немного виноватым из-за того, что мы доминируем в книжных магазинах», — сказал Шеффлер. «Я только надеюсь, что наши книги открывают людям возможность покупать другие книги.«

Бюджеты издательских компаний, конечно, не зависят от Дональдсона; и ее книги хвалили за изображение разнообразия. Когда я отправил ей замечание Шеффлера по электронной почте, она отказалась от комментариев, добавив только, что «в настоящее время в чартах бестселлеров больше разнообразия, чем несколько лет назад».


История происхождения Груффало рассказывалась так часто, что в ней есть что-то вроде басни: как эта история была вдохновлена ​​китайской народной сказкой, как первоначальный черновик лежал на столе редактора Reid Books за несколько месяцев до разочарованный Дональдсон в конце концов отправил текст Шеффлеру («очень необычный поступок», — сказал Дональдсон), который показал его Макмиллану, который немедленно его купил.

В Стейнинге Дональдсон показала мне фотографии записной книжки, в которой она написала Gruffalo (оригинал оцифровывался для ее веб-сайта). Книга находилась у нее в голове целый год, прежде чем она села писать. «Обычно между прорастанием и написанием проходит много времени», — сказал мне Дональдсон. Ее идеи могут прийти откуда угодно. Некоторые исходят от читателей. Многие другие вдохновлены народными сказками или стихами. Например, Highway Rat — это переосмысление романа Альфреда Нойеса «Разбойник».

Книжки с картинками, сказал Дональдсон, «не похожи на роман.Они действительно больше похожи на песню. Поскольку они короткие, структура становится очень важной ». Многие из ее книг сосредоточены на припеве, который диктует размер. «Если речь идет о рифме, просто ужасно важно, чтобы была какая-то повторяющаяся фраза, что-то вроде припева». Она придумала имя монстра «Груффало», потому что оно рифмулось с припевом мыши: «Глупый старый Лис, разве ты не знал?»

Ее оригинальные заметки для «Груффало» написаны аккуратным почерком. Внизу с правой стороны страницы находится список частей тела: «пальцы на ногах, пятна на носу, полосы, глаза, ноги, ноги, хвост».Фразы вычеркиваются и исправляются многократно. «Кто это существо с остроконечными когтями… ужасными когтями… огромными челюстями», — прочитал Дональдсон, как будто это снова был 1995 год, и она думала вслух. Часто она придумывает десятки маленьких фраз, записывая не столько потоком сознания, сколько скрупулезным собранием. Она достала блокнот для «Собаки-детектива», который был так же заполнен такими фрагментами, как ткань для коллажей: «Решила дело, выяснила дело, нашла ответ, поняла, решила, разгадывала его, отследила их всех, получила «на дно», — прочитал Дональдсон.

Она безжалостно исправляет. Крылья Груффало превратились в глаза; «Шипы и шипы по всей его спине» становятся более приятными «пурпурными колючками». «Она пишет очень независимо, — сказала мне Ханна Рэй, ее редактор Macmillan. «Она будет регулярно переписывать текст и пришлет его только тогда, когда он будет абсолютно идеальным».

Дональдсон помешан на сканировании — где напряжения падают в линию. На это тоже повлияли годы ее написания песен. «Когда я пишу книжку с картинками, мне в голову не приходит мелодия, а ритм», — сказал Дональдсон.

«Книги побуждают вас думать, что вы просто великолепны в чтении», — сказал мне Мартин Поуп, соучредитель компании Magic Light Pictures, которая занимается продюсированием анимационных фильмов о работах Дональдсона. «Каждая строчка не только красиво написана, чтобы вы могли почувствовать ее ритм, но и очень ясно, как ее читать и где находятся шутки».

В своих лучших проявлениях, как и в случае с шумным волнообразным измерителем Улитки и Кита, она неотразима: «И она смотрела на небо, море, землю / Волны, пещеры и золотой песок / Она смотрела и смотрела, пораженная всем этим. И она сказала киту: «Я чувствую себя такой маленькой.’”


The Gruffalo был выпущен в 1999 году и сразу же имел успех. Книга получила престижную премию Smarties, которую Дональдсон принял, надев ручную марионетку Груффало. В то время она работала писателем в школе в Истерхаусе, неблагополучном районе Глазго. Когда Дональдсон вернулся с церемонии, дети подарили ей золотую звезду.

Gruffalo вызвал всплеск творчества и серию бестселлеров. Но вдали от книг домашняя жизнь Дональдсона была полна трудностей.Хэмиш, старший из трех ее сыновей, страдал от депрессии и психоза и был госпитализирован. В конце концов ему поставили диагноз шизоаффективное расстройство. В 2003 году племянник Дональдсона Гай, который также страдал от депрессии, покончил жизнь самоубийством. Через месяц Хэмиш покончил с собой. Ему было 25.

Несмотря на безмерность горя, она продолжала писать: в 2005 году она выпустила 11 новых названий. «Я очень привык к разделению», — сказал мне Дональдсон. «Это то, что поддерживало меня все годы, когда мы имели дело с его очень трудным отрочеством.

Хэмиш присутствует во многих работах Дональдсона. В детстве у него был воображаемый друг, который жил в зеркале. «Он залезал в шкаф… потом выходил, но это был Сэмми или кошка Лола. На несколько часов он будет кем-то другим », — сказал Дональдсон. «Все это было очень творчески». Воспоминания вдохновили принцессу Зеркальную красавицу, которую BBC адаптирует для телевидения. Остальные связи были более подсознательными. «Позже я понял, что [написал] такие книги, как Stick Man и Tiddler, в которых рассказывается об исчезновении члена семьи, но на самом деле его возвращении.

Джулия Дональдсон дома с персонажем из «Смедс и Смус». Фотография: Дэвид Левен / The Guardian

Болезнь Хэмиша наиболее ярко проявляется в романе Дональдсона «Бегущие по трещинам» 2009 года, в котором молодой беглец подружился с пожилой женщиной, страдающей психотическим приступом. «То, как она говорит, когда она действительно входит в психотический эпизод, полностью основано на том, как Хэмиш … такие вещи, которые он мог бы сказать, — сказал мне Дональдсон. Теперь Дональдсон является покровителем Artlink Central, шотландской благотворительной организации в области искусства, которая работает с детьми, страдающими психическими расстройствами.

Когда Дональдсон попросили описать ее жизнь в шести словах, она сказала: «Несмотря на печаль, я чувствую себя очень удовлетворенной». Я спросила, для нее ли счастье и удовлетворение — разные вещи. «Не знаю, — сказал Дональдсон. «Я полагаю, что у каждого есть крест на себе. Полагаю, тебе просто нужно продолжать. Книги значили огромное количество. Для меня было великолепно, что у меня была другая сторона моей жизни, от которой я получал удовольствие и признание ».


Спустя более 100 книг «Груффало» все еще затмевает другие работы Дональдсона.«Это всегда« Груффало », а затем« другие твои книги », — сказал Дональдсон, явно разочарованный. Она часто говорит, что чувствует себя мышью из сказки, которая воображает монстра, но обнаруживает, что у него есть собственная жизнь. Тем не менее, его успех позволил ей опубликовать больше личных работ: антологии стихов, «Бегущие по трещинам», сборник ее песен. «Я люблю называть это батутом, поднимая все остальное».

В последние годы работы Дональдсона, по-видимому, стали — по крайней мере, по меркам иллюстрированных книг — более политическими.Она страстно выступала против сокращения финансирования библиотек; она и Шеффлер также выступили против Брексита. Последнее сотрудничество пары, The Smeds and the Smoos 2019 года, представляет собой историю любви между двумя пришельцами разных видов, чья взаимная ненависть, как выясняется, строится на все более смехотворных предрассудках. («Они пьют розовое молоко! Они едят черный хлеб!») Посвящение Шеффлера книге гласит: «Всем детям Европы». Однако Дональдсон сказал мне, что время выхода книги было случайным.«У меня есть заметки, которые я написал для этой истории буквально семь лет назад», — сказал мне Дональдсон. Точно так же ее последняя книга «Собака-больница» была задумана задолго до пандемии.

Если книги Дональдсона кажутся своевременными, то это потому, что их послания, в конечном счете, вневременны: порядочность, сочувствие, юмор. «Так много историй Джулии о доброте», — сказал Шеффлер. Дональдсон выступила против того, что она называет «книгами как лекарство» — тенденции детских изданий к книгам с очевидным социальным посланием, таким как феминизм или климатический кризис.«Я думаю, что сейчас люди пишут эти ужасно содержательные книги», — сказал мне Дональдсон. «Я такая же феминистка, как и все остальные, но вы знаете, что сейчас есть много книг, показывающих, что девушки могут быть дерзкими». Она отвергает идею книги с картинками как активизма. «Даже если бы его послание было чем-то, что меня действительно волнует, например, о спасении планеты, я, вероятно, не стал бы этого делать, если бы у меня не было действительно сочной идеи».

Она не боится затрагивать, казалось бы, взрослые темы, такие как тяжелая утрата. «Есть очень много книг о« Я люблю тебя, мама ».«Да, я тоже люблю тебя, милый медвежонок!» Я не говорю, что для них нет места, но есть так много книг по этому поводу, которые, как мне кажется, вполне обнадеживают родителей », — сказал Дональдсон. «Я надеюсь, что большинство детей считают само собой разумеющимся, что их любят родители или опекуны. Им нужна история, в которой вас не будет с ними, а у вас будет какое-то приключение ».

Книги Дональдсона предназначены не для детей, а для их удовольствия. «Ее истории никогда не бывают пустыми», — сказал Уоллиамс.«Часто существует реальная опасность, и ее персонажи не всегда поступают правильно. В результате книги хорошо переворачивают страницы ». Сообразительный герой всегда побеждает злодея, отважная улитка / рыба / палка преодолевает большую опасность, чтобы найти дорогу домой.

Если в работах Дональдсона есть повторяющаяся тема, то это передаточная сила рассказов. В нескольких ее книгах есть библиотеки, которые она с энтузиазмом посещала в детстве, и они наделены квазирелигиозной силой. Возможно, лучше, чем кто-либо из ее современников, она понимает, что книжки с картинками — это больше, чем сказки на ночь — это одно из первых окон, открываемых детям в более широкий мир, средство, с помощью которого они впервые испытывают фантазию, сталкиваются с опасностями, видят разницу. между монстрами и героями.Для маленьких детей грань между реальностью и воображением тонка как бумага.

Влияние Дональдсон на грамотность детей посредством ее книг и ее схемы чтения «Певчие птицы» трудно измерить количественно, хотя все, с кем я разговаривал, были согласны с тем, что ее вклад огромен. «Джулия изменила современные книжки с картинками», — сказал мне Рэй, ее редактор.

«Иногда у меня кружится голова при мысли обо всех детях, которые читают эти книги каждый день со своими родителями», — сказал Шеффлер. «Это такая интимная вещь, и все же мы вроде как там.

Перед тем, как уйти, я спросил Дональдсон, думала ли она когда-нибудь о вечере о миллионах детей, которые засыпают, слушая ее рассказы, или учатся читать по ее словам. Она казалась слегка смущенной вопросом. «Самое приятное, что я надеюсь, что я являюсь частью цепочки и что некоторые из этих детей будут писать», — сказала она. Многие уже присылают ей написанные ими рассказы. «На днях я получил действительно хороший. Даже схема рифм была хороша ». Дональдсон улыбнулся. «Это действительно хорошая мысль — чувствовать, что я помогаю передать это.”

Следите за долгим чтением в Твиттере по адресу @gdnlongread и подпишитесь на длинное еженедельное электронное письмо здесь.

Джулия Куинн на шоу Леди Уистлдаун в Бриджертоне

Прошло четыре года с тех пор, как автору Джулии Куинн впервые позвонили из Шондаленда по поводу ее популярной серии любовных романов, но она все еще не может поверить в Бриджертоны, семью, которая связывает ее историю любви в сплетнях в Англии эпохи Регентства. , есть на Netflix. «Это просто потрясающе», — говорит она. «Вы хотите сказать, что это безумие, и это не безумие, но я не могу поверить, что это происходит.

В преддверии премьеры шоу на Рождество, Куинн поговорила с T&C через Zoom о процессе адаптации, раскрыла пасхальные яйца, которые заметят только читатели книги в эпизодах, и поделилась своим удивлением, узнав, что шоу представит сериал Леди Уистлдаун. идентичность в конце первого сезона.

Почему вы думаете, что любовные романы традиционно не адаптировались для телевидения, и что вы надеетесь, что
Bridgerton сделает для этого жанра?

На самом базовом уровне все еще есть предубеждение против жанра.Долгое время на них смотрели свысока, как на дрянные книги, истории, которые нужно притворяться, будто не хочешь читать. По своей сути, романтика — это жанр, который почти всегда пишется женщинами, читается женщинами, редактируется женщинами, и он стал тем, на что общество может смотреть свысока.

Итак, у вас есть этот уродливый пасынок литературы, и никто на самом деле не смотрит на него для адаптации. Людям нужна резкая вещь, высокая литература. И если кто-то действительно хочет сделать что-то, что действительно вызывает то же чувство, что и романтика, тогда он скажет: «Ну, мы сыграем Джейн Остин, потому что она классика, и это престижно, и она замечательная».«И я готовлюсь к каждой адаптации Остин, но их было много. Люди не искали романтические романы в качестве исходного материала.

Я думаю, что все эти вещи связаны с этим, но почему это происходит сейчас? Все дело в Шондаланде. Я до сих пор точно не знаю, как у Шонды Раймс мои книги оказались в руках. Но история, насколько я знаю, состоит в том, что она читала их, увлеклась сериалом, полюбила их и захотела Чтобы сделать из этого шоу

Она провидец и прирожденный рассказчик.Она просто гениальна. И она увидела в этом потенциал, чтобы сказать: «Погодите, это было бы отличное шоу. Почему никто этого не делает?» И это была вся ее карьера, спрашивая этих «Почему бы и нет?». вопросов. Так что меня не удивляет, что именно она сказала: «Почему бы и нет?». об этом.

Романы Джулии Куинн о Бриджертоне.

Вы консультант на шоу. Каким было ваше участие?

Этот контент импортирован из Instagram.Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Я действительно был там, чтобы ответить на их вопросы, и был ряд вопросов о тонкостях работы британских изданий, некоторые социальные вопросы. Но я действительно чувствовал, что знаю книги; Я не знаю телевидения. И эти люди знают телевидение. Все они были такими блестящими, что я сказал: «Я не собираюсь вмешиваться. Приходите ко мне с вопросами. И если я увижу что-то, что меня встревожит, я скажу.«

Но я не ожидал, что меня что-то встревожит, и ничего не вышло. В какой-то момент со мной связался один из писателей и сказал:« Я не могу поверить, насколько ты невнимателен. Это как отдать ребенка на усыновление или что-то в этом роде ». И я сказал:« Ну, я не знаю об этом ». Но я действительно чувствовал, что он был в таких хороших руках, что мне не нужно было никоим образом контролировать его. .

Есть некоторые изменения по сравнению с книгами. Как вы к ним относитесь?Есть несколько вещей, которые мне бы хотелось увидеть побольше, но, опять же, я понимаю, что это другая среда, есть разные вещи, которые вы можете делать.

В книге есть одна сцена, которая не вошла в нее, и именно об этом я им писал. Я сказал: «Это был действительно особенный момент», и они смогли упомянуть об этом. В книге Саймон впервые приносит Дафне цветы, он приносит ей цветы, и он приносит их для ее матери.Это одна из немногих вещей в моих книгах, которая фактически основана на моей реальной жизни. Так что этого не произошло, но когда я что-то сказал, они упомянули, что он принес цветы для них обоих.

Итак, есть несколько таких вещей, которые я хотел бы видеть в нем. Но я думаю, что все изменения потрясающие. Самые большие изменения — это новые персонажи. Королева Шарлотта — самый большой новый персонаж, и она фантастична во всех отношениях. Я прохожу туда и обратно: «Ого, как бы я хотел, чтобы ее записали в книги».»И:« Я рад, что не поместил ее в книги, потому что я бы не сделал ее так же хорошо, как они здесь ».

Она потрясающая и добавляет немного больше рамок в статью о том, как История рассказана.Тайна того, кто леди Уистлдаун, также больше в сериале, чем в первой книге сериала, и роль королевы Шарлотты действительно усиливает это, потому что она одержима.

За кулисами Bridgerton , во дворце королевы Шарлотты.

Netflix

Я знаю, что фанаты будут удивлены, узнав о «Леди Уистлдаун» в конце первого сезона, потому что это сильно отличается от первой книги.

Я смотрю черновики, и внезапно в конце я подумал: «Что ?!» Не имел представления. Моя реакция была действительно забавной. Я подумал, что это секрет, и в итоге написал Кейтлин [Скотт, которая работает в Shondaland] заглавными буквами: «У меня ЕСТЬ ВОПРОСЫ».

Есть ли в сериале пасхальные яйца, которые заметят любители книг?

О да.Определенно. Сценаристы явно просмотрели все восемь книг с помощью тонкой расчески и явно настраивают — скрестив пальцы — на большее количество сезонов. И, безусловно, есть небольшие ссылки, которые будут интересны читателям, но также потенциально могут настроить вещи на будущее. Первый сезон следует за историей «Герцог» и «Я », но сценаристы не просто прочитали эту книгу, они прочитали всю серию.

Например, во второй книге серии, Виконт, который меня любил, , есть то, что, вполне возможно, является любимой сценой читателей всех времен в любой книге, которую я когда-либо писал, а именно Бриджертон Полл Мэлл.Пэлл-Мэлл похож на крокет, а Бриджертоны играют в крокет, как на кровавый спорт, суперсоревновательный. Они, конечно, не ставят это как стандартную вещь. Они ставят калитки в самых труднодоступных местах. Об этом есть несколько упоминаний в сериале.

А еще шмель. Время от времени вы видите шмеля, и все читатели знают значение пчелы, но в первой книге или первом сезоне нет ничего, что могло бы рассказать вам, что это означает. Каждый раз, когда читатели видят пчелу, они узнают, о чем она.

Семья Бриджертонов.

Netflix

Эта история по существу вращается вокруг отсутствия сексуального образования для женщин в этом сообществе в этот период времени. Есть отличная сцена, где Клаудия Джесси в роли Элоизы спрашивает что-то вроде: «Как ты забеременеешь и как я могу этого не делать?»

Когда она входит и спрашивает: «Как женщина может забеременеть?» Я просто умру. Она крадет каждую сцену, в которой находится, но это [отсутствие образования] было вполне реальным.И это действительно суть того, что происходит в этой истории. Если бы у Дафни были знания, все сложилось бы иначе. Итак, это пример сюжета, который, надеюсь, вы не можете написать в наши дни, потому что, надеюсь, никто не станет держать взрослого в таком невежестве. Но это было довольно распространенным явлением, когда женщины ничего не знали о вступлении в брак [в 1800-х годах].

Я думаю, что это уникальный сюжет в том, что у вас есть это объединение женщины, которая очень умна, но не имеет информации, и мужчины, который утаивает какую-то информацию.

Многие люди недовольны тем, как она с ним обращается. Но с другой стороны, если бы он не скрывал эту информацию, была бы она таким добровольным участником, страстным участником сексуальных отношений? Я не знаю. Я имею в виду, она, вероятно, сказала бы: «Погодите минутку. Это не то, о чем я думал, и я злюсь». Это два человека, которые в конечном итоге делают что-то плохое с человеком, которого они любят, но у них все получается.

Это интересно. Сегодня люди гораздо менее терпеливы к действиям Дафны, чем к действиям Саймона.Когда книга только вышла, она была перевернута. И я думаю, что это во многом связано с тем временем, в котором мы живем, как с точки зрения нашего более глубокого понимания согласия, так и с точки зрения того, что женщины имеют гораздо больше свободы выбора в своей собственной жизни. Мы не там, где должны быть, но есть. И я думаю, что становится все труднее идентифицировать себя с бессилием женщины в 1813 году. Дафна — герцогиня. Сейчас она один из самых влиятельных людей в стране, но в то же время в ее браке дисбаланс сил огромен.

Фиби Дайневор и Реге-Жан Пейдж в роли Дафны и Саймона.

ЛИАМ ДЭНИЕЛ / NETFLIX

Вы сказали, что не участвовали в процессе кастинга, но каково было ваше первое впечатление, когда вы узнали, кто будет играть Дафну, Саймона и других персонажей?

Мне понравилось. Я не был хорошо знаком с актерским составом — ну, за исключением Джули Эндрюс. Итак, я был как все. Я лихорадочно искал их в Google и искал их, и как только я увижу клип или улыбку, я увижу это.Я думаю, они все гениальны.

И мне нравится, как Крис и вся команда Шондаленда переосмыслили общество Регентства с этой идеей, которую многие историки считают королева Шарлотта двухрасовой. Что, если бы это было действительно принято в то время, и она использовала свое положение, чтобы возвышать других цветных людей. Как бы тогда выглядело общество?

Итак, это переосмысление истории, но это переосмысление истории, а не полная фантазия. В этих рамках это прекрасно работает.Вы просто видите этот замечательный состав людей, а актеры невероятно талантливы. Я всегда говорю: «Фиби своими глазами может сделать больше, чем большинство людей — словами». А потом, Реге, если у Фиби есть глаза, у него есть брови, чувак. Он может поднять бровь, а вы просто скажете: «Ох, упала в обморок». Так что бывают моменты, когда он этот отважный герцог, а потом каждый момент, и есть момент, когда вы можете видеть, как он выводит этого маленького мальчика, и вы видите это в его глазах, этот обиженный мальчик. А потом, каждый раз, когда Пенелопа смотрит на Колина, твое сердце разбивается.

Получите серию Bridgerton

Герцог и я

amazon.com

Виконт, который меня любил

amazon.com

Романтика Мистер Бриджертон

amazon.com

Предложение от джентльмена

Сэру Филиппу с любовью

амазонка.ком

Когда он был злым

amazon.com

Это в его поцелуе

amazon.com

На пути к свадьбе

amazon.com

Кэролайн Халлеманн Директор по цифровым новостям В качестве директора по цифровым новостям Town & Country Кэролайн Халлеманн освещает все, от британской королевской семьи до последних эпизодов Outlander, Killing Eve и The Crown.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Юлия Дурал

Джулия Дурал помогает клиентам расширять и укреплять их бизнес, а также сотрудничает с ними, чтобы анализировать проблемы, с которыми они сталкиваются в отношении финансирования и устранения препятствий, связанных с должной осмотрительностью.

Она помогает практически со всеми типами корпоративных сделок, включая слияния, поглощения, продажи и создание совместных предприятий. В частности, она исследует и составляет множество документов, рассматривает и пересматривает контракты и договоры аренды, а также напрямую общается с клиентом.

В качестве летнего сотрудника фирмы Джулия была выбрана членом программы Barnes & Thornburg Diversity Attorney Pipeline.

Джулия была студентом иммиграционной клиники Школы права Техасского университета во время учебы на юридическом факультете, где, помимо прочего, она руководила успешным делом о предоставлении убежища.Она также работала в Центре американского и международного права и в качестве стажера в законодательной сфере для тогдашнего представителя штата Техас Эрика Джонсона, который стал мэром Далласа.

В свободное время она может проводить время со своими померанскими шпицами, гулять по ресторанам города и смотреть документальные фильмы о еде.

Джулию не допускают к практике в местных судах Техаса.

Участие специалистов и общества

Член Далласской ассоциации американских адвокатов азиатского происхождения

Член Национальной Азиатско-Тихоокеанской ассоциации американских юристов

Даллас
2121 Н.Pearl Street
Suite 700
Dallas, TX 75201

Джулия Дурал помогает клиентам расширять и укреплять их бизнес, а также сотрудничает с ними, чтобы анализировать проблемы, с которыми они сталкиваются в отношении финансирования и устранения препятствий, связанных с должной осмотрительностью.


  • ОБРАЗОВАНИЕ

    Школа права Техасского университета, Дж.D., штатный редактор Texas Journal Oil, Gas and Energy Law, член Азиатско-Тихоокеанской ассоциации американских студентов-юристов, член женского юридического совета, член Техасского общества бизнес-права, 2021 год

    Техасский университет в Далласе, бакалавр политологии, magna cum laude, Phi Kappa Phi, 2018

    языков

    Английский

    Тагальский

Джулия Гард, прокурор Индианаполиса | Барнс и Торнбург

Председатель отдела интеллектуальной собственности фирмы, Юлия Гард занимается поиском и очисткой товарных знаков, судебным преследованием внутренних и международных заявок на товарные знаки, лицензированием интеллектуальной собственности и судебными разбирательствами в TTAB.На каждом шагу Джулия максимизирует прибыль, обеспечивая неприкосновенность и коммерческую жизнеспособность ценных активов интеллектуальной собственности своего клиента.

Опыт

Джулии варьируется от поиска, очистки, регистрации и регистрации товарных знаков, знаков обслуживания и доменных имен в США и за рубежом до вынесения заключений о действительности товарных знаков и нарушений прав до подачи и защиты возражений и аннулирования товарных знаков и знаков обслуживания в Комиссии по рассмотрению и апелляции товарных знаков ( TTAB).Активный и харизматичный адвокат, Джулия консультирует клиентов по вопросам защиты фирменного стиля, фирменного наименования, недобросовестной конкуренции и сравнительных рекламных претензий.

Джулия также представляет интересы клиентов, участвующих в разбирательствах по домену UDRP перед Всемирной организацией интеллектуальной собственности (WIPO), Национальным арбитражным форумом (NAF) и другими глобальными административными органами, а также защищает меры защиты от сетевых нарушителей, включая киберсквоттеры, типосквоттеры и метатеги. Кроме того, Джулия помогает клиентам вести переговоры и закрывать лицензии на товарные знаки, а также защищает товарные знаки и другие активы интеллектуальной собственности при слияниях, поглощениях и инициативах по комплексной проверке.

Юлию ценят за ее индивидуализированные и применяемые стратегии принуждения. Независимо от того, идет ли речь о нападении или защите, она предлагает возможность помочь клиентам защитить товарные знаки и фирменный стиль, а также защитить активы клиентов путем создания проактивной политики, связанной с правоприменением, и инициатив в области охраны правопорядка.

Помимо представления крупных и авторитетных компаний, Джулия активно работает со стартапами и развивающимися компаниями по всей стране, которые ценят ее навыки прямого общения, оперативный взгляд на закон и действительно утилитарные советы.Джулия очень сосредоточена на решении проблемы, а не только на ее выявлении.

Джулия является автором нескольких статей о товарных знаках и законодательстве о товарных знаках в информационных бюллетенях и журналах, посвященных технологиям и интеллектуальной собственности. Она читала лекции на семинарах по интеллектуальной собственности, электронной коммерции и интернет-праву для Форума непрерывного юридического образования штата Индиана (ICLEF), Торговой палаты Индианы и Международной ассоциации товарных знаков (INTA), среди других.

Участие специалистов и общества

Член правления зоопарка Индианаполиса

Награды

Indiana Super Lawyers, 2012-2021 гг.

Рейтинг 50 лучших поверенных по товарным знакам, принадлежащий инсайдерам товарных знаков, 2007 г.

Лучшие юристы Америки, 2019-2020, 2022 год

Мировой лидер в обзоре товарных знаков, 2020 г.

Всемирный обзор товарных знаков 1000, 2021 г.

Индианаполис
11 С.Meridian Street
Indianapolis, IN 46204-3535

Джулия Гард, председатель отдела интеллектуальной собственности фирмы, занимается поиском и очисткой товарных знаков, судебным преследованием внутренних и международных заявок на товарные знаки, лицензированием интеллектуальной собственности и судебными разбирательствами в TTAB. На каждом шагу Джулия максимизирует прибыль, обеспечивая неприкосновенность и коммерческую жизнеспособность ценных активов интеллектуальной собственности своего клиента.


Была ли философ Юлия Кристева сотрудницей «холодной войны»?

Впервые я наткнулся на имя Юлии Кристевой в конце девяностых, когда был подростком, на шапке небольшой болгарской газеты Literaturen Vestnik , в которой я только начинал писать. Она вошла в редакцию в 1995 году в чисто символическом качестве: ее имя должно было придать известность малоизвестному культурному еженедельнику, издаваемому в Софии, где мы с Кристевой выросли.Кристева переехала тридцать лет назад в Париж, где стала всемирно известной как теоретик литературы и психоаналитик, сформировав континентальную философию вместе с Деррида, Лаканом и Фуко. Яркая и гламурная фигура, она становилась все более заметной как публичный интеллектуал, писала и читала лекции о национализме, значении восстания и женском гении, среди других предметов. Кристева не принимала особого участия в культурной или политической жизни своей родины. Тем не менее, ее положение на этой маленькой шапке сделало ее подчиненной организации, созданной в 2006 году, незадолго до вступления Болгарии в Европейский Союз: Комитет по раскрытию документов и объявлению о принадлежности болгарских граждан к Службам государственной безопасности и разведки Болгарская национальная армия, более известная в Болгарии как Комитет по досье.

Во время «холодной войны» Болгария была ближайшим и наиболее послушным сателлитом Советского Союза, тихой заводью, не возмущенной протестами или диссидентскими движениями. Когда коммунистическое правительство рухнуло, страна погрузилась в бедность: фабрики закрылись, безработица резко выросла, гиперинфляция пожирала сбережения людей. Среди хаоса многие члены партии удерживали власть. Бывшие офицеры госбезопасности, болгарский аналог КГБ, ночью погрузили старые материалы агентства в грузовики и сожгли их на металлургическом заводе недалеко от Софии, уничтожив примерно сорок процентов архива.Комитету по досье удалось собрать в одном месте все, что осталось: более восьми миль документов, которые к настоящему времени были использованы для идентификации более пятнадцати тысяч человек, которые работали с государственной безопасностью в течение сорока пяти лет советской власти. навязанное правило. (В Болгарии проживает около семи миллионов человек по сравнению с девятью миллионами, когда пала Берлинская стена.) Комитет обязан проводить проверку биографических данных всех, кто стремится к политическому посту или работает в общественной сфере — например, в сфере образования, журналистики или юриспруденции. — и выявить какие-либо связи между этими людьми и репрессивным аппаратом прежнего режима.Доказательство аффилированности не влечет юридических санкций; этот процесс призван укрепить общественное доверие и дать болгарам лучшее понимание своего прошлого.

Многие из самых видных политических и культурных деятелей страны, в том числе Георгий Пырванов, президент с 2002 по 2012 год, оказались соучастниками. (Пырванов сначала отрицал обвинения, затем сказал, что, по его мнению, он работал на Министерство иностранных дел, но в его досье указано, что он хотел сотрудничать с Государственной безопасностью.) В последнее время комитет начал прочесывать штаты литературных журналов, в том числе Literaturen Vestnik . В конце марта комитет объявил, что Кристева была «тайным сотрудником», работая во Франции в начале семидесятых годов в отделе внешней разведки Государственной безопасности, Первом главном управлении, под кодовым именем Сабина.

Кристева почти наверняка самая известная из ныне живущих интеллектуалов Болгарии, и это заявление вызвало небольшой национальный кризис.Комитет предпринял редкий шаг, разместив все ее досье в Интернете, чтобы все могли его прочитать. Кристева зашла в Twitter, где опубликовала «коммюнике» на французском языке. «Сообщение о том, что я, возможно, была членом болгарских спецслужб под именем Сабина, не только неправда и гротеск», — написала она. «Это вредит моей чести и репутации, а также вредит моей работе». Ее адвокат, добавила она, будет возбуждать судебный иск против публикаций, которые посмели «самодовольно распространять это обвинение».Тем не менее, с тех пор она подвергалась нападкам, а также защищалась в прессе и на телевидении. «Этим утром», ток-шоу на самом популярном телеканале Болгарии, транслировалось фрагмент с участием Екатерины Бончевой, которая с ее ярко-рыжими волосами и большими круглыми очками стала самым узнаваемым лицом Комитета по досье, и Миглены Николчиной, профессор Софийского университета, который пригласил Кристеву войти в состав редакционного совета журнала « Literaturen Vestnik ». Николчина сказала, что Комитет по досье был неправ, сосредоточив внимание на коллаборационистах, многих из которых принуждали, а не на высокопоставленных офицерах, которые принуждали.«Как будто виноваты актрисы, а не режиссеры», — сказала она, ссылаясь на движение #MeToo.

Дело «Сабины» стало главным аргументом в продолжающихся публичных дебатах в Болгарии о том, как бороться с темным наследием государственной безопасности, кого и сколько винить, — дебаты, которые приобрели новую актуальность по мере того, как тоталитарные идеологии снова набирают силу. в Европе и в других странах. Критики Кристевой утверждают, что ее сотрудничество подрывает ее моральный авторитет как публичного интеллектуала; один видный болгарский журналист осудил свою принадлежность к ней как «звено в целой цепи сложных зависимостей с прежним режимом.Ее защитники утверждают, что слово Кристевой имеет больший вес, чем старые документы, написанные шпионами, работающими на тоталитарное государство. Возможно, эти секретные агенты придумали свои разговоры с ней, а может быть, они говорили с ней под каким-то предлогом, а затем ложно утверждали, что она сотрудничала с ними. Есть признаки того, что досье Кристевой, как и многие файлы госбезопасности, могло быть частично очищено в девяностые годы: некоторые административные документы, похоже, отсутствуют. Несколько комментаторов призвали полностью закрыть Комитет по досье.

Дебаты также воскресили старые споры об отношениях интеллектуалов с государством, особенно в Европе. Мартин Хайдеггер, как известно, какое-то время поддерживал нацистский режим; Было обнаружено, что после его смерти Поль де Ман писал антисемитские статьи во время Второй мировой войны. Более близкую аналогию с Кристевой можно найти в жизни восточногерманской писательницы Кристы Вольф, которая в 1993 году была признана бывшей сотрудницей Штази: в период с 1959 по 1962 год она писала о коллегах-писателях под кодовым именем Маргарет.Отчеты, которые она предоставила, были в основном безвредны, но Вольф выразил шок от этого откровения, заявив, что она, должно быть, подавила воспоминания. Затем, в своей последней книге, автобиографическом романе «Город ангелов или Шинель доктора Фрейда», она открыто оспорила свое прошлое. Несколько лет назад французский писатель Лоран Бине написал сатирический постмодернистский роман под названием «Седьмая функция языка», в котором Ролана Барта загадочно убивают головорезы, пытающиеся получить рукопись, в которой хранится секрет неограниченной силы убеждения. .Появляются Фуко и Деррида, а также де Ман и Джон Сирл. Персонаж книги по имени Юлия Кристева работает под прикрытием в болгарских спецслужбах, возглавляемых ее собственным отцом. (Бине сказал мне по электронной почте, что не подозревал о контактах Кристевой с Службой государственной безопасности, когда писал ее.)

Кристева настаивает на том, что отчеты государственной безопасности, опубликованные Комитетом по досье, также вымышлены. Она назвала досье и сообщения о нем «воображаемой информацией», «постфактуальной политикой» и «фейковыми новостями».В июле французское издание « Vanity Fair » посвятило несколько страниц интервью с ней, в котором она сказала, что пьяные «кафкианские бюрократы» изобрели материал в досье, чтобы оправдать свои зарплаты. Конечно, она несколько раз ходила в болгарское консульство и обменивалась «несколькими вежливыми словами» с сотрудниками за прилавками, но не более того. «Любому достаточно прочитать досье, чтобы понять, что оно фальшивое, но СМИ не хотят вдаваться в подробности», — сказала она.«Оно длинное и написано кириллицей».

На следующий день после объявления Кристевой я посетил штаб-квартиру Комитета по досье в центре Софии, в малоизвестном крыле Национальной оперы — грандиозном неоклассическом здании сталинского периода с ионическими колоннами и сложным фризом, изображающим единство крестьян и промышленного пролетариата. Мимо металлоискателя и пять этажей выше, за замком для отпечатков пальцев и дальше по длинному коридору находится крошечный читальный зал с восемью столами в два ряда.Мало кто совершает поездку, кроме историков и случайного седого гражданина, надеющегося узнать, кто из его соседей когда-то сообщил о нем. Когда я приехал, ассистент направил меня к месту и принес три папки в мягком переплете, каждая из которых была помечена кириллицей «Сабина».

Папки содержат почти четыреста страниц материала. Помимо секретных отчетов, перехваченной корреспонденции и вырезок из новостей, есть ранние биографические документы. Кристева родилась в 1941 году в провинциальном городке Сливен.Ее семья переехала в Софию вскоре после окончания войны. Ее мать, которая осталась дома с детьми, получила образование биолога. Ее отец имел степень доктора медицины и богословия, но в итоге работал бухгалтером в Болгарской православной церкви. В материалах дела отмечается, что его религиозная деятельность и довоенная принадлежность к националистическим группам рассматривались с подозрением, но послужной список его дочери был образцовым. После изучения французского языка в детском саду католических монахинь и в L’Alliance Française она зарекомендовала себя в Софийском университете как выдающийся филолог, написав статьи для Narodna Mladezh , одной из официальных газет страны.Она также была членом комсомола, молодежной организации Коммунистической партии, как и практически все студенты университетов в то время. «Литературный деятель, верный делу партии», — отметил сотрудник университета. Когда знаменитый космонавт Юрий Гагарин, первый человек в космосе, находился с официальным визитом в Болгарии, Кристева была его переводчиком. Позже она сделала то же самое с генеральным секретарем Коммунистической партии Франции. Это была престижная работа, требующая официального доверия и связей.

Когда ей было двадцать четыре года, Кристева выиграла годичную аспирантуру от французского правительства и получила разрешение от правительства Болгарии на учебу. Согласно ее досье, перед отъездом во Францию ​​в декабре 1965 года ее вызвал в Министерство внутренних дел сотрудник госбезопасности по кличке Петров для «профилактического обсуждения» — обычной процедуры для путешествующих. через железный занавес. Петров отказался от возможности дальнейшего сотрудничества с «нашими службами», и, согласно его последующему отчету, Кристева дала свое предварительное согласие.

В Париже, освобожденном от дома и семьи, Кристева идеально соответствовала революционному духу той эпохи. Спустя всего несколько месяцев после написания дипломной работы она написала писателю-экспериментатору Филиппу Соллерсу, чтобы спросить, не обсудит ли он с ней свою работу. Он пригласил ее в офис своего издателя, а затем на обед. Он спросил, чем она хочет заниматься во Франции, и Кристева ответила, перефразируя Маркса: «Мне нечего терять, кроме своих цепей». Через год они поженились. Соллерс был редактором Tel Quel , журнала, который становился питательной средой для большей части того, что мы теперь называем «теорией»: Фуко, Деррида, Лакан и Барт были среди его авторов.Для группы Tel Quel реальность была функцией языка — даже история была текстом, который нужно читать. Кристева вместе со своим соотечественником Цветаном Тодоровым познакомила французов с русским постформалистом Михаилом Бахтиным; в статье 1966 года о его работе она ввела термин «интертекстуальность», чтобы описать, как значение текста определяется его отношением к другим текстам. Она расширила эту идею в своей первой книге «Séméiôtiké» о происхождении и назначении романа, опубликованной три года спустя.«Юлия Кристева меняет порядок вещей: она всегда разрушает последнее предубеждение, которое, как мы думали, могло нас утешить», — написал Барт в обзоре.

Пока д-р Джавид Первайз предстает перед судом, женщины, которых он лечил, сомневаются в необходимости заботы о десятилетиях

ЧЕСАПИК, Вирджиния. — Когда Бриттни Дюпуй-Герман в последний раз видела своего доверенного гинеколога, она еще раз объяснила, что колющая, таинственная боль в ее животе никуда не делись.

Впервые он появился двумя годами ранее, после того, как она сказала, что ее врач, Джавид Первайз, хирургическим путем перевязал ей трубки.Чтобы исправить это, он предложил еще одну операцию — три дополнительных процедуры за девять месяцев, которые, по ее словам, включали гистерэктомию, когда ей было 29 лет. Но боль не исчезла.

Итак, 8 ноября 2019 года в своем офисе частной практики Первайз и ДюПуй-Герман обсудили возможность еще одной операции, сказала она. Он назначил УЗИ всего на несколько дней спустя, что стало знаком эффективности, которую Дюпюи-Герман ожидала от гинеколога, много работавшего в ее семье. Он был врачом ее матери, врачом ее невестки, врачом ее лучшей подруги.Первайз родила Дюпюи-Герман и родила своих детей.

Вот почему, когда ее телефон зазвонил на следующий день после приема, она была шокирована заголовком, который она читала: «Врач из Чесапика связала трубки женщинам, выполнила гистерэктомию без их согласия, говорят федералы».

Она усвоила подробности расследования ФБР. В новостях сообщалось, что ее врача обвинили в том, что он лгал пациентам и уговаривал их сделать операции, которые изменили их жизнь, в которых они не нуждались. Дюпюи-Герман начала сомневаться во всем, что Первейс рассказал ей о ее собственном теле.

«Вот тогда-то и всплыло все то, о чем я раньше не задавала вопросов», — сказала она.

Поскольку на этой неделе Первайзу предстает суд, через год после его ареста, ДюПуй-Герман получил мало ответов на эти вопросы — даже несмотря на то, что расследование ФБР расширялось, а список предполагаемых жертв рос. В судебных документах указано 29 пациентов и сотни других, которые обратились к властям после ареста врача.

ДюПуй-Герман, которому сейчас 32 года, не фигурирует в уголовном деле, но подал иск против Первайса.

Прокуратура Восточного округа штата Вирджиния не сообщила, сколько всего женщин якобы подверглись жестокому обращению со стороны Первейза, но в недавнем меморандуме о судебном разбирательстве прокуроры написали, что «идентифицированные пациенты являются лишь« примерами »схемы обмана. ”

Дело, которое, по словам властей, было возбуждено в 2018 году после наводки сотрудника больницы, сначала основывалось на одном обвинении в мошенничестве в сфере здравоохранения и ложных заявлениях. Федеральные прокуроры теперь утверждают, что Первейс реализовал «обширную схему», охватывающую почти десятилетие, которая поставила под угрозу беременность женщин, лишила их способности зачать ребенка и вынудила их прибегнуть к ненужным процедурам, основанным на необоснованных диагнозах рака и обследованиях с использованием сломанного оборудования.

По утверждениям властей, чем больше процедур выполнял Первейс, тем больше денег он зарабатывал на страховых компаниях. Согласно меморандуму прокуратуры о судебном разбирательстве, он использовал прибыль, «чтобы поддержать свой расточительный образ жизни».

Первейс, который находится в тюрьме без залога, не признал себя виновным. Он не говорил публично об обвинениях, но адвокаты защиты заявили в судебном документе, что он «готов защищать себя в суде». Его адвокаты по уголовному делу не ответили на многочисленные просьбы о комментариях, но безуспешно аргументировали многочисленные ходатайства об отклонении того, что, среди прочего, некоторые обвинения дублировались.Адвокат, представляющий Perwaiz против гражданского иска DuPuy, отказался от комментариев.

Среди более чем двух десятков бывших пациентов, которые поделились своим опытом с The Washington Post, многие сказали, что чувствуют себя преданными Первайсом, стыдятся того, что доверяют доктору, и возмущены, узнав, что в прошлом он был осужден за налоговое мошенничество и уволен за хирургические проступки. Другие возмущены, потому что, по их словам, они годами поднимали красные флажки в отношении Первайза.

Суд над Первайсом в федеральном суде в Норфолке может дать некоторым из этих женщин возможность увидеться с доктором, который узнает о боли, которую, по словам обвинителей, переносят его пациенты.Для других это будет означать заново пережить хирургическую травму и оплакивать возможность ребенка, которого они никогда не могли иметь. А для некоторых ни одно испытание не сможет ответить на давнишние вопросы об операциях, которые сделал Первейс, и о том, были ли они необходимы.

Офисы, в которых работал Джавид Первайз в Чесапике, штат Вирджиния (Мэтт Макклейн / The Washington Post)

«Он был другом семьи»

Многим пациентам Первейс казался идеальным врачом: добрым, мягким , одобрение и одобрение женщин, которым они доверяли.

За почти 40-летнюю карьеру в районе Хэмптон-Роудс он лечил женщин в двух своих частных кабинетах и ​​по крайней мере в трех больницах. Его веб-сайт рекламировал его хирургические навыки как «беспрецедентные». Perwaiz предлагал встречи в тот же день и принимал большинство страховых компаний, включая Medicaid. Он заботился о нескольких поколениях в семьях.

«Я видела его в продуктовом магазине, он обнимал меня и спрашивал:« Как дети? »- сказала 74-летняя Джо Энн Линдси, пациентка почти 20 лет.«Он был другом семьи».

Первайз родила внуков Линдси и была частым покупателем автосалона «Мерседес-Бенц», где работал ее муж. Она поддержала Первайза и описала его как профессионального заботливого врача.

Адвокат Первайза, Лоуренс Вудворд-младший, прошлой осенью сообщил агентству Ассошиэйтед Пресс, что он получил «множество» писем от пациентов Первайза, хвалящих его.

«Его жизнь была его работой», — сказал Вудворд AP.

Но прокуратура утверждает, что мужчина, известный многим как преданный городской врач, вводил женщин в заблуждение относительно их здоровья.

В период с 2010 по 2019 год Первайз выставил страховым компаниям счет на сумму более 2,3 миллиона долларов за гинекологическую помощь, частично оправданную диагностическими процедурами, которые он никогда не проводил, утверждают прокуроры в обвинительном заключении. Они говорят, что он фальсифицировал медицинские карты «ничего не подозревающих пациентов», чтобы оправдать большое количество ненужных операций, включая гистерэктомию, дилатацию и выскабливание, а также удаление яичников и маточных труб.

Первайз «часто» бросал женщин на постоянные процедуры стерилизации, неточно заявляя, что их «легко вылечить», согласно обвинительному заключению.Прокуроры говорят, что врач задним числом написал формы согласия на стерилизацию, чтобы создать впечатление, будто его пациенты подписали их за 30 дней до процедуры (требование Medicaid), хотя они этого не сделали.

Ему также предъявлено обвинение в том, что он неоднократно вызывал преждевременную беременность без медицинских причин в связи с его сменой в больнице. Свидетели описали безумную обстановку, в которой персонал больницы изо всех сил старался не отставать от Первайза, когда он спешил от процедуры к процедуре, согласно его показаниям под присягой.

Джавид Первайз, на недатированной фотографии из региональной тюрьмы Вестерн Тайдуотер.

Учитывая, что несколько десятилетий назад он столкнулся с обвинениями в неправомерном хирургическом вмешательстве, некоторые пациенты задавались вопросом, почему такой объем операций не привлек к себе внимания раньше.

«Я не понимаю, почему, если он делал все эти операции людям… это могло продолжаться так долго», — сказала Карен Лейн, давняя пациентка. «Как они могли не знать?»

Первайз впервые стал акушером-гинекологом и начал свою частную практику в 1982 году.Операции, которые он сделал в том же году, вскоре были поставлены под сомнение.

В период работы в больнице Мэривью Первейс якобы провел 11 гистерэктомий женщинам в возрасте 20, 30 и 40 лет без медицинских показаний, согласно государственным документам. Больница уволила Первейза, сославшись на «плохую клиническую оценку, ненужную операцию, отсутствие документации и неточности в ведении документации», как показывают записи.

Медицинский совет штата Вирджиния, который также рассмотрел обвинения, имел право отозвать или приостановить действие лицензии Perwaiz.Вместо этого оно решило осудить его — отчитать его за плохое ведение записей и осудить его «неосмотрительность» за вступление в сексуальные отношения с пациентом.

В письме 1984 года с описанием своего решения правление не рассмотрело утверждение о том, что Первайз провел ненужные операции, а также не наложил ограничений на его лицензию. В документах не говорится, опровергал ли Первайз обвинения.

В течение следующего десятилетия доктор расширил свою частную практику и принимал пациентов в двух других больницах, в том числе в больнице общего профиля Чесапик, где в 1995 году он был избранным президентом акушерского персонала, согласно сообщениям новостей того времени.

В том же году Первейзу было предъявлено обвинение в мошенничестве с федеральными налогами за то, что якобы он совершил личные покупки на сумму 158 300 долларов, в том числе восточные ковры, нижнее белье и фарфоровые изделия, а затем вычел их как коммерческие расходы по налогам, согласно сообщениям новостей. Первайз также якобы купил Mercedes-Benz и красный Ferrari, заявив, что это «страховка от служебной халатности», и ультразвуковой аппарат.

Он признал себя виновным по двум из шести пунктов обвинения, и в 1996 году он снова предстал перед Медицинским советом.Его медицинская лицензия была автоматически отозвана после его признания вины, но совет восстановил ее — на этот раз с оговорками и контролем.

Находясь под надзором правления, привилегии Первайза были на короткое время приостановлены, а затем восстановлены в Чесапик-Дженерал, ныне известном как Чесапикский региональный медицинский центр. Первейс также вернулся в качестве сотрудника больницы Мэривью, которая наблюдала за его хирургическими случаями. По сообщениям новостей, больница позже изменила свое название на Медицинский центр Bon Secours Maryview и назначила Первайз своим заведующим кафедрой акушерства и гинекологии.

Во время его ареста прошлой осенью власти заявили, что Первейс был связан с обеими больницами.

Представитель Мэривью отказался отвечать на вопросы о хирургических случаях Первайза, о том, подавали ли пациенты или персонал жалобы на его поведение или рассматривались ли его дела ранее. Пресс-секретарь сообщил, что в больнице проводится внутреннее расследование.

Наряду с Первайсом, Чесапикский региональный медицинский центр является объектом судебного иска DuPuy-German, в котором утверждается, что больница не контролировала должным образом хирургические операции врача.Адвокат, представляющий Chesapeake Regional, в своем заявлении опроверг эти утверждения, сославшись на соображения конфиденциальности, из-за которых больница не могла продолжить обсуждение ухода DuPuy-German или действий Первайза.

Поверенный Джейсон Р. Дэвис сказал, что в больнице существует «устоявшаяся и тщательная система» оценки врачей, имеющих допуск к допуску.

DuPuy-German утверждает, что эта система не сработала, утверждая в иске, что больницы несут ответственность за это ». лучшая и, возможно, единственная проверка некомпетентных хирургов в медицинском сообществе.

Медицинский совет также обладает этими полномочиями, но записи показывают, что Первейс больше не связывался с ними после 1999 года, когда его лицензия была полностью восстановлена.

«Правление желает вам успехов в ваших будущих начинаниях», — говорится в письме того времени.

Спустя годы Вирджиния начала требовать от всех сертифицированных врачей сообщать об обвинительных приговорах за тяжкие преступления на своей странице профиля на веб-сайте Медицинского совета, где также указывается их появление перед советом.

Но DuPuy-German никогда не умел искать.

«Если бы я когда-нибудь слышала где-нибудь, что он был наказан, — сказала она, — я бы определенно получила другое мнение, прежде чем броситься в операцию. Но я не знал.

Слева направо: Бриттни ДюПуй-Герман со своими дочерьми Аделинн ДюПуй, 10 лет, и Эллиана ДюПуй, 13 лет (Мэтт Макклейн / The Washington Post)

«Я просто слепо доверял ему»

Через несколько недель после ареста Первайза Дюпуй -Герман встречался с женщинами из ее жизни, которые также были его пациентами. Ее мать сказала ей, что за десятилетия она перенесла десятки процедур.А ее невестка сказала, что, по ее мнению, Первайз, возможно, удалила яичник и маточную трубу без ее ведома.

В то же время ДюПюи-Герман начала пересматривать свой собственный опыт. Как и женщины, описанные в новостях, DuPuy-German участвовала в программе Medicaid. Как и они, она сказала, что никогда не видела свои ультразвуковые снимки и ей не предлагали лекарства в качестве альтернативы хирургическому вмешательству. По ее словам, ее приемы всегда проходили по одному и тому же распорядку: через неделю осмотр, на следующей — УЗИ, через несколько дней — операция.

«Удивляет меня…» — написала она своему другу.

Итак, ДюПюи-Герман, как и сотни других, запросила ее медицинские записи.

Все еще сбитая с толку своей загадочной болью, она нашла нового врача и была ошеломлена тем, что узнала. DuPuy-German сказала, что ее новый врач сказал ей, что, согласно ее диаграммам, Perwaiz поставил ей диагноз эндометриоз — болезненное заболевание, при котором ткань, которая обычно выстилает матку, разрастается за ее пределами. Дюпюи-Герман сказала, что понятия не имеет.

Опрос их ухода

Анджела Ли, 61

Пациентка в 2002 году

Первейс предложил выполнить гистерэктомию 42-летней Анджеле Ли, чтобы вылечить тяжелые месячные, сказала она.После того, как он предупредил ее, что проблема может перерасти в рак, она согласилась. Через несколько дней после процедуры у нее началось сильное кровотечение, и ее срочно доставили на машине скорой помощи в другую больницу. По ее словам, там врач провел экстренную операцию, и ее поместили в искусственную кому на три дня. Позже врач сказал Ли, что ее кишечник был проколот во время гистерэктомии, вспоминает она. Она до сих пор не знает, была ли необходима гистерэктомия.

Шамай Уоткинс, 45

Пациент с 1998 по 2013 год

Шамай Уоткинс впервые начала посещать Первейза на ежегодных экзаменах, сказала она, когда он сказал ей, что мазок Папаниколау выявил раковые клетки.Она вспоминала, что после постановки диагноза началась череда операций, в результате которых она почувствовала колющую, крутящую боль. Уоткинс вспоминает, что Первейс винил в боли миому и сказал, что гистерэктомия будет единственным решением. Она согласилась, но сказала, что позже она узнала, что он убедил ее ввести в заблуждение информацию о ее репродуктивных органах. По ее словам, операция лишила ее возможности иметь еще одного ребенка, но не устранила боль.

Донна Мэнсон, 51

Пациент с 1997 по 2007 год

За десять лет, когда Донна Мэнсон видела Первейза, он сделал ей шесть операций, ни одна из которых не помогла остановить сильное кровотечение, которое она испытывала, сказала она.Она вспоминала, что процедуры только усугубили менструальный цикл и вызвали резкую схваткообразную боль, которая длилась годами. По словам Мэнсона, он никогда не предлагал лекарства в качестве альтернативы хирургическому вмешательству. После того, как он попытался убедить ее сделать гистерэктомию, она покинула его офис. Она сказала, что новый гинеколог вместо этого предложил ей лекарства и гормональное лечение, и сказала, что многие из ее операций, возможно, были ненужными.

Но новый врач также сказал ей, что у нее может вообще не быть эндометриоза, и сказала, что боль могла быть из-за повреждения нервов в результате операции.

«[Первейс] не дал мне плана того, что он собирался делать, — сказал Дюпюи-Герман. «Я просто слепо ему доверяла».

Другие бывшие пациенты также рассказали The Post, что они пересмотрели свое лечение, в том числе женщина, которая сказала, что Первейс пытался убедить ее сделать гистерэктомию, которую она не хотела, когда ей было 24 года; женщина, которая хотела еще детей, но согласилась на удаление яичников и матки, потому что врач сказал, что это единственный способ вылечить кисты, которые, по его словам, у нее были; и мать троих детей, которая попросила Первайза связать ей трубки, но через год узнала, что она беременна.

Карен Лейн было 33 года, когда Первейс сказал ей в 2000 году, что ей нужна экстренная операция по удалению матки, сказала она.

Неделями ранее у нее было сильное кровотечение после небольшой процедуры, и ее анализ крови был на низком уровне. Лейн надеялся завести еще детей. Но Первейс сказал, что ее жизнь в опасности, вспоминает Лейн, и она ему поверила.

Карен Лейн сказала, что Джавид Первейс сказал ей, что ей нужна операция, потому что ее жизнь находится в опасности, и она поверила ему. (Джулия Рендлман / The Washington Post)

Всего год спустя она вернулась в операционную Первайза, чтобы врач удалил кисты, которые, как он сказал ей, обнаружил на ее яичниках, сказала она.Когда она проснулась, Лейн вспоминает, как он сказал ей, что ему пришлось удалить оба ее яичника, потому что кисты были обернуты вокруг них. У нее началась ранняя менопауза, и она страдала от ужасного ночного потоотделения.

До прошлого года она считала, что все это необходимо. Затем она узнала об аресте Первайза. «Я думал, это не может быть я», — сказал Лейн. «Это не мог быть я».

Она тоже запросила свои медицинские записи и плакала на парковке у больницы, когда читала то, что Первайз написал в своей карте, — что Лейн «очень решительно высказался за то, что если есть какие-либо проблемы с заболеванием любого яичника, она хочет оба они удалены вне зависимости от возраста и необходимости последующей гормональной терапии.

Лейн сказала, что никогда не соглашалась на это.

«Меня никогда не изнасиловали, — сказала она, — но я чувствую, что меня изнасиловали».

Другие женщины годами сомневались в уходе за Первайзом, в том числе по меньшей мере в восьми судебных процессах. Все, кроме одного, в конечном итоге были уволены или остановлены после многих лет бездействия.

Один был подан Хуанитой Брайант, матерью четверых детей, которая согласилась удалить оба яичника в марте 2003 года после того, как Первейс заявил, что обнаружил массу на одном из них, согласно ее иску.Но спустя годы после автомобильной аварии она сказала, что узнала, что и яичники, и опухоль все еще присутствуют в ее теле. Ей сделали еще одну операцию по их удалению.

Первойз подал встречный иск, и после многих лет судебных разбирательств обе стороны согласились на увольнение. Брайант сказал, что больше не может позволить себе драться в суде.

Брайант все еще страдает от боли, которую она винит в том, что ее «выпотрошили», — сказала она. Она плакала, объясняя, как операции и судебная тяжба оставили ее в депрессии и усложнили ее брак.

«По сей день, — сказала она, — я не чувствую себя женщиной».

Хуанита Брайант. (Мэтт Макклейн / The Washington Post)

«Моя жизнь должна была быть под моим контролем»

Из сотен женщин, которые обратились в правоохранительные органы или к адвокатам по злоупотреблениям служебным положением, лишь немногие будут участвовать в преступных действиях врача. испытание. Донна Ингрэм-Аллен сказала, что рассчитывает стать одной из них.

Она надеется рассказать присяжным то, что она сказала прокурорам, и то, что она пыталась рассказать адвокатам по врачебной халатности в течение многих лет: что Первейс сделал ей операцию, о которой она не просила.Что она — пациентка Медикейд и чернокожая женщина — чувствовала, что врач, которому она доверяла, воспользовался ею.

«Я была для него не чем иным, как средством достижения цели», — сказала она.

Когда Ингрэм-Аллен впервые начала посещать Первейс в 2012 году, у нее была ремиссия по поводу рака груди 3 стадии. Первейс сказал ей, что осмотр выявил предраковые клетки и что ей нужна гистерэктомия, согласно Аллену и обвинительному заключению. Но мать двоих детей подумала, что это было слишком экстремально, поэтому она сказала, что согласилась на амбулаторную операцию по удалению только яичников.

Позже она проснулась от «ужасной боли», сказала она, и была потрясена, узнав, что Первейс сделал полную абдоминальную гистерэктомию. Три дня спустя она была доставлена ​​обратно в больницу с синей кожей. Она сказала, что у нее сепсис, и у нее отключаются почки. Мочевой пузырь Ингрэм-Аллен был перфорирован несколько раз во время гистерэктомии, сказала она ей новый врач.

«[Первейс] солгал о том, что мне было нужно и что со мной сделали», — сказал Ингрэм-Аллен. «Моя жизнь должна была быть под моим контролем.

После ее выздоровления многочисленные адвокаты отказались рассматривать ее дело. Поэтому Ингрэм-Аллен записалась на параюридические курсы в муниципальном колледже и подала иск в суд. В конечном итоге это было отклонено, потому что она неправильно заполнила документы. Но спустя годы это привлекло внимание федеральных агентов.

Она входит в число женщин, фигурирующих в обвинительном заключении, в котором Первайзу предъявлено более 60 пунктов обвинения в мошенничестве в сфере здравоохранения, предоставлении ложных заявлений, касающихся вопросов здравоохранения, кражи личных данных при отягчающих обстоятельствах и конфискации.

Ингрэм-Аллен сказала, что видит свой случай через призму исторического жестокого обращения с цветными женщинами со стороны врачей. По ее словам, ее опыт напомнил ей о принудительной стерилизации чернокожих, латинских и коренных американок в 20 веке, о поколениях жестокого обращения, которое продолжает вызывать недоверие к области медицины.

«Это продолжается, — сказал Ингрэм-Аллен, — во многих различных областях».

Для Лэйн испытание могло бы принести некоторую валидацию, к которой она стремилась.Она сказала, что адвокаты по злоупотреблению служебным положением не будут рассматривать ее дело, сказав ей, что операции произошли слишком давно. По ее словам, ФБР ей так и не перезвонило.

Но часть ее также боится вновь пережить те переживания, сказала она, размышляя о ребенке, которого она могла бы родить, о боли, которой она могла бы избежать.

Буквально в прошлом месяце 53-летняя Лейн узнала, что находится на грани остеопороза. Она думает, что это могло быть вызвано тем, что ее организм в течение многих лет не имел естественных гормонов из-за ее ранней менопаузы, сказала она.Медицинские исследования показывают, что дефицит эстрогена является основной причиной потери костной массы.

«Мне кажется, мое тело на 20 лет старше, чем должно быть», — сказал Лейн. «Если бы он оставил меня в покое… что бы случилось?»

Результат судебного разбирательства по делу Первайза также не изменит того факта, что ДюПюи-Герман все еще испытывает боль в животе.

Недели приема лекарств ничего не изменили, и ее новый врач сказал ей, что спазмы могут быть результатом повреждения нервов в результате операций, проведенных Первайзом.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *