Юлия ливилла: Юлия Ливилла — Julia Livilla

Юлия Ливилла - Julia Livilla

младшая сестра римского императора Калигулы (ок. 18 - ок. 41 г.)

Юлия Ливилла ( ок.  18  - ок.  41 н . Э. ) Была младшим ребенком Германика и Агриппины Старшей и младшей сестрой императора Калигулы .

Жизнь

Юлия Ливилла была младшей правнучкой императора Августа , внучатой ​​племянницей и приемной внучкой императора Тиберия , сестрой императора Калигулы , племянницей императора Клавдия , и через свою старшую сестру Агриппину Младшую , тётю по материнской линии императора Нерона. . В самых древних литературных источниках на надписях и монетах ее называют просто «Юлия». Вполне возможно, что она отказалась от использования своего когномена после damnatio memoriae своей тети по отцовской линии Ливиллы (сестры Германика и Клавдия ), в честь которой она была названа. Однако на ее могильной надписи она явно названа «Ливилла, дочь Германика», что предполагает, что в свое время ее называли либо «Юлией», либо «Ливиллой».

Она родилась на Лесбосе , одном из многих греческих островов, во время грандиозного путешествия ее родителей по восточному Средиземноморью, когда она привела Германика на свою командную базу в имперской провинции Сирия, чтобы получить большой империум, данный ему Тиберием над территорией к востоку от Сирии Адриатическое море . В детстве она была со своей матерью и братом Калигулой, когда они вернулись в Рим после безвременной смерти Германика в Антиохии в 19 ​​году нашей эры.

Джулия Ливилла выросла в семье своей прабабушки Ливии, а затем под опекой бабушки по отцовской линии Антонии Минор . Сначала она была обручена с дальним двоюродным братом Квинтилиусом Варом , сыном злополучного губернатора Германии Публия Квинктилиуса Варса , и Клавдии Пульхры , внучатой ​​племянницы Августа , но после того, как Квинтиллиус был обвинен в майесте в 27 году, брак не состоялся. . В 33 года она вышла замуж за Марка Виниция . Семья Виниция происходила из небольшого городка за пределами Рима.

Он происходил из семьи класса всадников, а его отец и дед служили консулами . Ее муж был мягким характером и искусным оратором . Виниций был назначен Тиберием комиссаром в начале 37 г. Он также был консулом в 30 г. и проконсулом Азии в 38/39 г. Согласно надписи, Джулия Ливилла могла сопровождать своего мужа в Азии во время его проконсула.

Во время правления Калигулы были выпущены монеты с изображением трех его сестер: Агриппины, Друзиллы и Ливиллы.

В первые годы правления Калигулы Ливилла вместе со своими старшими сестрами Агриппиной Младшей и Юлией Друзиллой получила значительные почести и поразительные привилегии, такие как права весталок (например, право смотреть публичные игры с верхних мест в стадион), включение ее имени в клятву верности императору и изображение на монетах. Несмотря на то, что она, казалось, пережила богатую событиями и привилегированную придворную жизнь, она находилась под полным контролем своего брата, и, согласно Светонию, она вместе с Агриппиной была проституцией своего брата своим катамитам .

Древние писатели даже сообщают о сплетнях о кровосмесительных отношениях между Калигулой и его сестрами, включая Ливиллу.

В 39 году Ливилла была вовлечена в неудачный заговор (возможно, во главе с Агриппиной) с целью свергнуть Калигулу и заменить его своим зятем Марком Эмилием Лепидом (вдовец Друзиллы, но также любовник Агриппины и Ливиллы). Ливилла и ее сестра Агриппина Младшая были сосланы на Понтийские острова (они, скорее всего, были разлучены в изгнании, и каждого отправили на другой остров). После смерти Калигулы , его четвертой жены Милонии Цезонии и их дочери Юлии Друзиллы она вернулась из ссылки по приказу нового императора, дяди Ливиллы Клавдия по отцовской линии . Позже в 41 году она попала в немилость Мессалины (третьей жены Клавдия), и ее дядя по отцовской линии Клавдий обвинил ее в прелюбодеянии с Сенекой Младшим . Оба были сосланы. Скорее всего, ее отправили в Вентотене . Политические соображения, возможно, сыграли роль в судьбе Джулии Ливиллы, а не только моральные или домашние заботы, о которых говорится в древних источниках.

В конце 41 или начале 42 года ее дядя приказал казнить ее, очевидно, голодной смертью , без защиты и по неподтвержденным обвинениям. Она была казнена примерно в то же время, что и ее двоюродная сестра Джулия Ливия , дочь ее тети Ливиллы. Ее останки позже были привезены в Рим, вероятно, когда Агриппина стала императрицей; они были похоронены в мавзолее Августа .

Надпись на могиле, найденная на ее киппусе, гласит: «Здесь лежит Ливилла, дочь Германика» ( LIVILLA GERMANICI CAESARIS FILIA HIC SITA EST ). Считается, что в богатой и драгоценной вазе, найденной рядом с этим циппусом, находился прах Ливиллы.

Культурные изображения

  • В романах Роберта Грейвса «
    Я, Клавдий
    и Клавдий Бог» Ливилла названа «Лесбия» - именем, отсылающим к острову, на котором она родилась. Ее почти не включили в телеадаптацию , было лишь краткое упоминание о том, что у Калигулы в какой-то момент было три сестры, и еще одно краткое упоминание о двух сестрах незадолго до его убийства.
  • В 1968 британских телевизионных серий Цезари Юлия Ливилла изображался Дженни Уайт .
  • В третьем сезоне Римской империи 2019 года: «Калигула: Безумный император» Джулию Ливиллу сыграла новозеландская актриса Молли Лейшман .

Смотрите также

Рекомендации

Цитаты

Библиография

  • Э. Гроаг, А. Штейн, Л. Петерсен - ea (ред.), Prosopographia Imperii Romani saeculi I, II и III , Берлин, 1933 г.
  • Raepsaet-Charlier M.-Th., Prosopographie des femmes de l'ordre sénatorial (Ier-IIe siècles), 2 vol., Louvain, 1987, 633 ff.
  • Барретт, Энтони А., Агриппина: секс, власть и политика в ранней Римской империи. Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, 1996.
  • Левик, Барбара,
    Клавдий
    . Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, 1990.
  • Масси, Эрколе Г., Краткое описание музеев древней греческой и римской скульптуры во дворце Ватикана. Типография Морен, Рим, 1882 г.
  • Роуз, Чарльз Брайан, Династическая память и императорские портреты в период Юлиев-Клавдиев. Кембридж, 1997.
  • Вуд, Сьюзен, Дива Друзилла Пантея и сестры Калигулы , Американский журнал археологии, Vol. 99, No. 3. (Jul., 1995), pp. 457–482.
<img src="//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1x1" alt="" title="">

ГЛАВА 1 ЮЛИЯ АГРИППИНА МАНИЯ ВЛАСТИ . Женщины-маньяки

"О, неразумные, вы думаете, что черное пятно

убийства может смыть речная вода! "

Овидий

39 год нашей эры.

Остров Понтий. Тирренское море. Кристально чистая голубая вода. Яркое солнце. По лазурному небу плыли небольшие барашки-облака.

Морские волны слегка покачивали латанную-перелатанную лодку. Грустная Юлия Агриппина сидела на выщербленой корме. Ее сестра Юлия Ливилла, обессиленная и продрогшая, завернутая в грязные лохмотья, лежала на дне утлого суденышка.

В сетке, прикрепленной к судну, плавали пойманные губки. Сестры по очереди ныряли за ними, собирая со дна моря. Нужно было как-то прокормиться.

Агриппина и Ливилла в изгнании. Их брат — император Калигула — сослал их на остров, обвинив в прелюбодеянии и заговоре с целью убийства императора и захвате верховной власти. Император казнил мужа Юлии Ливиллы и в то же время любовника Агриппины — Марка Эмилия Лепида как главного организатора заговора. А после посветил Юпитеру-мстителю три кинжала, которые якобы сестры и шурин прятали у себя чтобы заколоть императора. Калигула заставил под страхом смерти нести Агриппину урну с прахом от места казни до кладбища. Затем Калигула отобрал у некогда любимых сестер (с которыми он даже прелюбодействовал) все имущество и деньги. Приказал не кормить и не оказывать никакой помощи. Пусть умирают с голоду. Но сестры не хотели погибать, они сами добывали себе на хлеб насущный. Ныряли за губками и продавали оптом торгашам на рынке, а на вырученные деньги покупали пищу, одежду.

А бесстыжие торговцы все норовились сбить цену или обмануть девушек. А порой даже потешались над ними. Нарочито подобострастно кланялись им.

"Смотрите, сестры императора пошли!" — показывали на них пальцем некоторые насмешники.

От стыда сестрам хотелось провалиться сквозь землю. Но голод — не тетка. Им снова и снова приходилось выходить на раздолбанной лодочке в море и искать губки. И вновь и вновь идти на поклон к скупщикам. И терпеть издевки.

"У меня уже сил нет, не могу больше", — простонала Юлия Ливилла. — "Лучше умереть, чем жить такой жизнью".

Она права. Лучше погибнуть, чем так мучиться как они. Уже пошел второй год ссылки. Но выхода нет. И надежд на возращения нет. И даже намека на какие-либо перемены судьбы. Сплошная безнадега. А когда-то весь римский народ подобострастно рукоплескал сестрам, приветствуя на гладиаторских боях в Большом Цирке. Даже сенаторы начинали свои публичные речи такими словами: "Да сопутствует удача императору и его сестрам!" Чеканили монеты с их изображением.

Все было тогда у Агриппины и Ливиллы — слава, влияние, богатство. И любовь императора. А теперь они нелюбимы, они — изгои. У них нет ничего: ни состояния, ни популярности, ни верховного могущества. Вот так проходит земная слава. И как больно потом падать с такой высоты. После таких падений очень тяжело подниматься. Да и поднимутся ли они вообще, вот в чем вопрос. Неужели им никогда не вернуться в Рим?!

Агриппина взяла сетку и, набрав как можно больше воздуха в легкие, нырнула в воду… Поискала на дне добычу. Неудача. Не нашла ни одной губки. Ныряльщица поневоле всплыла на поверхность.

Отдышалась…

Как ей все надоело! Нет больше мочи терпеть. А если утонуть? Взять нырнуть и не вынырнуть… Наглотаться соленой воды — и всем мучениям конец! Она уже хотела это сделать но, посмотрев на измученную исхудалую сестру, передумала.

"Она же умрет без меня".

Вдобавок Агриппина вспомнила о вчерашней мистической встрече с одной загадочной старухой около рынка.

Женщине было лет шестьдесят пять. Она остановила Агриппину и скрипучим голосом поведала, что может предсказать ее будущее. Некогда знатная римлянка тут же пожелала узнать свою судьбу. И старуха сказала:

"Ты выживешь, а твоего сына ждет великое будущее. И ты будешь наслаждаться этим триумфом. Но за это придется дорого заплатить…"

А потом предсказательница таинственным образом исчезла. Вместо нее вдруг возникло видение — двойник Агриппины, но только все воздушное и прозрачное, и почему-то с красным пятном в области живота. На вопрос что это за пятно призрак не ответил и растворился так же быстро как и появился. Агриппина была потрясена. Она долго думала, что это означало: старуха, предсказание, видение с красным пятном. Может это все пригрезилось с голода или от нервных потрясений. Бывает же такое: чем тяжелей обстоятельства или жизнь, тем радужнее сны. А в последнее время Агриппина видела волшебные цветные сны, где она в нарядных одеждах, и что она в Риме, и что играет с сыном, отдает распоряжение сенаторам, пирует за столами уставленными яствами.

Ей так было радостно, легко и приятно в этих фантазиях. Но когда она просыпалась и видела себя на какой-то грязной подстилке и понимала, что опять вернулась в невыносимую и гадкую действительность, то ее охватывало чувство сильнейшего разочарования и обиды. Будто у нее как у маленькой украли любимую игрушку. Вот тогда точно не хотелось жить. Было одно, но очень стойкое желание: пойти и утопиться. Или повеситься. Но солнце вставало, просыпалось чувства голода — и снова начинались суровые будни ныряльщицы за губками. Жизнь (если можно было назвать это жизнью) продолжалась.

Лодка, море, улов, рынок, деньги, еда… Либо обмен губок на какие-то вещи. И по той же схеме и последующий день.

Так привиделось эта старуха или нет? Может и так. Но слова бабушки запали ей в душу. Видимо Юпитер дает ей знать с небес, мол, терпи, жди, скоро твоя судьба измениться к лучшему.

Будем терпеть…

Агриппина загрустила.

Как там ее малыш? На вилле с мужем? Ему пошел уже четвертый год. Как же она о нем соскучилась! И когда же она его увидеть? Когда прижмет к своей груди? Сколько еще ждать этого счастливого мига? Слава богу, что Калигула пощадил ее близких. А Домиций будет великим человеком, ведь он вышел при родах ногами вперед. И оракулы предсказывали ему славное будущее. Неужели она зря сносила адские муки при его появлении на свет?! Есть же в это мире высшая справедливость!

Но нужно терпеть.

Терпеть!

О, владыка морей, Нептун, храни меня! Не дай погибнуть в твоем царстве!

Агриппина снова глотнув как можно больше воздуха, погрузилась в морскую пучину. На этот раз она нашла то, что искала. Вот они морские губки. Зеленые, белые, светло-желтые. Машут жгутиками. Прикрепились к камням, и не хотят от них отлипать. Слизистые и студенистые на ощупь. Девушка собирала этих простейших существ, пока хватало запаса воздуха. А когда в голове зашумело и от прихлынувшей крови стало горячо, Агриппина быстро вынырнула на поверхность. Бросила добычу в лодку к Ливилле.

Потом Агриппина ныряла еще несколько раз. Губок набралось прилично. Теперь можно было плыть обратно и идти на рынок. Значит, сегодня они не будут голодными. Это ее ободрило.

Воля молодой римлянки еще не сломлена. И амбиций она не утратила. Когда-нибудь брат Калигула покинет этот бренный мир, и она снова окажется в Риме. Она будет императрицей. Это ее маниакальная цель, с которой она не расставалась ни на минуту, даже когда она голодала или подвергалась насмешкам толпы.

Мания власти.

С древних времен люди одержимы ею как безумные. В погоне за ней они становятся настоящими маньяками. Ради нее они идут на все: предательство, ложь, оговор, подлог и даже на самое ужасное преступление — убийство. Люди в этой погоне не в счет. Люди — это мусор, который легко можно вымести на свалку истории опавшими жизнями. Ради власти некоторые одиозные личности, не испытывая ни тени сожаления, бросали в мясорубку войны миллионы человеческих судеб. Лишь бы быть на верху политического Олимпа, лишь бы быть главой государства. Власть над людьми пьянит сильнее любого вина. Ведь имея неограниченную власть можно позволить себе многое: безнаказанно издеваться над людьми, лишать их жизни, унижать, давить, пользоваться ими. И за все эти ужасные преступления им ничего не будет. Ведь ты же царь, король, император. Вершитель человеческих судеб. Хочу милую, хочу казню!

Мания власти — самый сильный в мире наркотик! Игла, с которой не слезть никогда! И некому. Но зависимость от нее, как учит история человечества, всегда губительна и трагична.

Вот и наша героиня — Юлия Агриппина — всю жизнь стремилась к власти, убирая на пути к цели ненужных людей. Средством для этой волевой и неглупой женщины служил сначала ее дядя Клавдий, а затем и ее сын Нерон. Ради того чтобы управлять Римом она была готова идти на любые жертвы. В ход шло все — красота, тело, ум, харизма. Если не помогало, то применялся яд, оговор, навет, казнь, доведение до самоубийства. Даже инцест! Лишь бы хоть на шаг, на пол-шага, приблизиться к сладкой цели!

Согласно легенде как-то Агриппина спросила у прорицателей о судьбе своего сына и те ответили, что он будет царствовать, но убьёт свою мать, на что женщина ответила: "Пусть убьёт, лишь бы царствовал!" В конечном итоге волевая мамаша все-таки добьется поставленной цели. Нерон станет императором, но как он потом отблагодарит свою родную Пигмалионшу! Такое и в страшном сне не приснится! Хотя вначале своего правления Нерон был без ума от матери. Ведь именно она путем многочисленных преступлений и интриг возвела его на трон.

Римский историк Гай Светоний в своей книге "Двенадцать Цезарей" утверждает, что Нерон "искал любовной связи с матерью, и удержали его только ее враги, опасаясь, что властная и безудержная женщина приобретет этим слишком много влияния. В этом не сомневался никто, особенно после того, как он взял в наложницы блудницу, которая славилась сходством с Агриппиной; уверяют даже, будто разъезжая в носилках вместе с матерью, он предавался с нею кровосмесительной похоти, о чем свидетельствовали пятна на одежде". Выходит, ради власти она спала со своим сыном! Если это действительно так, то у Агриппины была самая настоящая мания власти!

Но обо всем по порядку.

Юлия Агриппина (Агриппина Младшая) появилась на свет в 15 году н. э. в городе Оппид Убиор (современный Кельн, Германия) в семье Германика, племянника и приемного сына императора Тиберия, и его жены, Агриппины Старшей. По отцовской линии она была прямым потомком древнего патрицианского рода Клавдиев, а по материнской относилась к всадническому роду Випсаниев. В детстве у Агриппины с правой стороны во рту у нее вырос двойной зуб, в чем усматривалось предзнаменование ее великого будущего.

До трех лет она жила с родителями, старшими братьями и сестрами. Потом все семейство, кроме Калигулы, вернулось в Великий Рим, и дети были оставлены на воспитание матери Тиберия.

Через год отец Агриппины неожиданно умер.

В 28 году, когда Агриппине исполнилось 13 лет, Тиберий выдал ее замуж за Гнея Домиция Агенобарба, который был более чем на тридцать лет старше невесты. Он происходил из древнего плебейского рода Домициев. В Древнем Риме отцу предоставлялось неограниченное семейное право. Он мог выдавать своих дочерей за кого угодно, не спрашивая их согласия. Даже сын, женившись и создав свою собственную семью, беспрекословно подчинялся отцу. Все имущество рода принадлежало главе семьи — отцу, и он мог по своему усмотрению им распоряжаться.

Но не в этом суть.

Выходит, жене 13 лет, а мужу под пятьдесят?! Половая жизнь с столь юного возраста?! Здоровый полный силы мужчина терзает хрупкое детское тело. Извращается, как может. Тем более в свое время Гней был удален из армии Германиком в 17 году за свою излишнюю жестокость. Вы понимаете? Мир тогда и так был достаточно беспощаден. Война за войной. А излишняя жестокость на войне — это уже перебор! Что же это был за жестокосердный монстр? К тому же Агенобарб убивал людей, был невероятно коварен, порочен и извращен. Он спал даже со своей сестрой — Лепидой! Каково девочке-подростку жить с таким злобным чудовищем! Так не долго и сойти с ума или заделаться самой настоящей маньячкой.

Возможно, с той поры Агриппина стала грезить о власти над мужчинами, над Римом, над людьми. Вот просто взять да показать сильному полу, на что способна она — хрупкая женщина. Пусть познают ее силу и волю! Пусть познают ее личность! Женщина — не вещь, нельзя без ее согласия выдавать за первого встречного. Также нельзя унижать, нельзя давить, подминать, насиловать психику. Может тогда она и захотела отомстить всем отцам Рима за всех невест-подростков. И видимо с той поры она развратилась, "подсела" на секс и стала нимфоманкой.

Надо сказать, что Юлия Агриппина в том возрасте выглядела весьма сексапильно: белокурая, стройная, красивая! Как распустившийся бутон ароматной розы. Мечта поэта! По правде сказать, это было привычной нормой выдавать замуж римлянок в подростковом возрасте за более зрелых мужчин. В ту эпоху за это никто никого не осуждал. Это была норма.

О, времена, о, нравы!

Но движемся дальше.

В 32 году Гней Домиций стал консулом. Все это время чета жила на вилле между Анцием (современ. Анцио) и Римом. В марте 37 года умер Тиберий. Но это была загадочная смерть. Говорят, что к ее смерти был причастен его племянник и брат Агриппины — Калигула (Сапожок). Он приказал начальнику преторианской гвардии задушить Тиберия.

В том же году, 15 декабря у Агриппины родился сын. Его назвали в честь отца Гнея Домиция — Луций Домиций Агенобарб, впоследствии Нерон. Вскоре после прихода к власти Калигула удостоил трех своих сестер — Агриппину, Юлия Друзиллу и Юлию Ливиллу особых почестей, а именно: 1) появление всех сестер на монетах. 2) дарование им прав и свобод весталок, в том числе прав просмотра гладиаторских игр и иных состязаний с сенаторских мест. 3) произносить публичные клятвы не только во имя императора но и во имя сестер.

Так что сенатские постановления теперь начинались следующими словами: "Да сопутствует удача императору и его сестрам!"

Причина такого трепетного отношения Калигулы к сестрам крылась в тех отношениях, которые между ними существовали. Новоявленный император состоял в любовной связи со всеми тремя сестрами и в то же время не возражал против их развратных оргий на Палантинском холме с другими мужчинами.

Замужество Агриппины не являлось препятствием к той жизни, которую она вела. На всех званых обедах Агриппина и ее сестры попеременно возлежали на ложе ниже его, а законная жена — выше его. Говорят, одну из них, Друзиллу, он лишил девственности еще подростком, и бабка Антония, у которой они росли, однажды застигла их вместе. Потом ее выдали за Луция Кассия Лонгина, сенатора консульского звания, но Калигула отнял ее у мужа, открыто держал как законную жену, и даже назначил ее во время болезни наследницей своего имущества и власти. Когда она представилась, он установил такой траур по ней, что великим преступлением считалось смеяться, купаться, обедать с родителями, женой или детьми. А сам, не в силах вынести горя, он неожиданно ночью исчез из Рима, пересек Кампанию, достиг Сиракуз и так же внезапно вернулся, с отросшими бородой и волосами. Божественным именем Друзилла он предварял свои клятвы и речи. Агриппина и Юлия Ливилла не были так обожаемы братом, хотя тот не упускал случая утолить свою похоть с ними. Калигула даже заставлял своих сестер словно проституток ублажать его любимчиков.

Вскоре фаворитом Агриппины стал брат по материнской линии, муж Юлии Друзиллы, Марк Эмилий Лепид, который имел любовную связь и с третьей сестрой — Юлией Ливиллой. Какое-то время Агриппина пыталась приударить за Сервием Гальбой, консулом 33 года которому в 68 году суждено стать главным противником ее сына Нерона и следующим императором. Однако Гальба не поддался на уловки сексапильной Агриппины и остался верен жене. Консул оказался единственным мужчиной, которого так и не смогла соблазнить великая грешница. Вдобавок теща Гальбы прилюдно осудила Агриппину и надавала той звонких пощечин.

В 39 году как вы уже знаете обеих сестер и их любовника Лепида обвинили в заговоре. Не тронули только мужа Агриппины — Агенбарба, который жил на вилле с маленьким сыном. Но в 40 Агенбарб неожиданно умер от водянки в Приги. Все имущество заполучил Калигула. Нерон был отдан на воспитание тетке — Домиции Лепиде Младшей.

24 января 41 года недовольные правлением Калигулы солдаты преторианской гвардии под командованием центуриона Кассия Херейи устроили заговор и закололи императора мечами. Та же участь постигла и жену императора — Милонию Цезонию. Двухлетнюю дочь Юлию Друзиллу, названую так в честь любимой сестры, мятежники убили, размозжив ей голову об стену. Сенат пытался на волне мятежа восстановить в Риме республику, но неожиданно преторианцы оказали поддержку Клавдию, дяде Калигулы и Агриппины и провозгласили его императором.

Клавдий первым делом вернул своих племянниц из Понтийской ссылки. И возвратил все конфискованное племянником у сестер имущество и драгоценности. Видимо ссылка благотворно повлияла на Агриппину. Перезагрузка в ее уме произошла, да еще какая! У нее полно новых идей, целей, планов. А амбиций через край! Она твердо решила покорить Рим — а значит, овладеть все миром!

Вспомним исторические аналоги. Великого вождя пролетариата Владимира Ильича Ленина тоже когда-то отправили в трехгодичную ссылку в глухую-преглухую Сибирь. Другой бы на его месте отчаялся, он молодец не раскис. Отдохнул, походил на охоту, на рыбалку, пообщался со своими ссыльными коллегами, почитал книжки, написал свои, а потом бац — и затеял великую революцию! Перекроил всю Россию-матушку, весь мир и всю историю.

Вот и Агриппина, отдохнув, задумала великий переворот. Она твердо решила: хватит ей находиться под пятой мужчин, пора ставить их на место! Это она женщина, а не они мужчины должна играть главную роль в политике государства. И Агриппина постепенно начинает осуществлять свою давнюю мечту — властвовать над Римом. Она прекрасно понимает, что для этого ей нужны деньги. Но не просто деньги, а огромные деньги. Большие финансовые возможности — это хорошее подспорье для воплощения в жизнь любых планов, даже самых грандиозных.

Агриппина обращает свои хищные взоры на Гая Саллюстия Пассиена Криспа. Сей доблестный римлянин являлся супербогатым человеком, занимал в 22 и 44 году консульскую должность. В наше время его бы ласково "обозвали" олигархом. Гай Крисп был в тот момент мужем Домиции Лепиды Старшей, еще одной тетки Нерона. Однако это обстоятельство ничуть не смутило охотницу за богатыми мужьями. Соблазнительница применила все свои чары и Гай Саллюстий влюбился в Агриппину. Хищница, почувствовав, что крупная рыба в виде Криспа у нее на крючке потребовала у того развестись с Домицией и взять ее в жены. Обезумев от страсти Гай Саллюстий пошел на поводу у новой невесты. Домиции была дана отставка, а Гай Саллюстий и Агриппина сочетались законным браком.

Агриппина переезжает в особняк Криспа. С собой берет своего малолетнего сына Нерона. Кажется, все идет по плану. Богатый муж пойман, сын пристроен. Но вскоре возникла неожиданная угроза ее ребенку. Она исходила от жены императора Клавдия — Мессалины. И хотя Агриппина редко появлялась во дворце у дяди и делала вид, что забросила политику, Мессалина понимала Агриппина имеет амбициозные планы в переустройстве Рима и что Нерон будет реальным соперником в борьбе за императорский трон с ее сыном — Британиком. Мессалина долго не думала, как в таком случае поступить с соперником? Правильно, взять да убить. Нет человека — нет проблемы.

Мессалина составляет план покушения. И нанимает убийц, чтобы те пробрались в дом Гая Саллюстия Криспа и задушили мальчика во время сна. Заказчица хотела, чтобы смерть Нерона выглядела как можно более естественно. Мол, дите несмышленое, беспомощное, перевернулось на живот и задохнулось во сне. Дескать, произошел несчастный случай.

Сначала все шло по плану. Киллеры тайно проникли в дом Криспа и отыскали комнату, где спал ребенок. Затем тихо подкрались к нему, и уже были готовы задушить заказанного малыша, как вдруг увидели нечто неожиданное. То, что их испугало и шокировало! Около подушки малыша лежала ядовитая змея! Чутко охраняя покой Нерона, она встрепенулась, подняла голову и зашипела… Тут нервы у горе-убийц и сдали. Они в ужасе отпрянули от ядовитого гада и бросились бежать. И бежали, так что пятки сверкали. Больше их и не видели.

Есть версия, что вместо змеи на подушке лежала змеиная кожа, ее-то киллеры и испугались. Так это или иначе, но жизнь Нерона была спасена. В последствие Агриппина приказала змеиную кожу вделать в золотой браслет, который носил, не снимая, Нерон вплоть до убийства своей матери. Затем снял, потому что это украшение напоминало о покойной матери.

Вскоре Агриппина осуществляет второй пункт плана: "Убийство мужа с целью завладения его богатством". Она добавляет в вино сильнодействующий яд и подает супругу на обед. Ничего не подозревающий Гай Саллюстий запивает вином фаршированных куропаток, ему естественно становиться очень плохо и он быстренько умирает. Причина смерти банальна: поперхнулся кусочком мяса. Да никто и не стал копаться в истинных обстоятельствах внезапной кончины Криспа. И дело "замяли". Агриппина теперь была счастлива: цель достигнута. После смерти Криспа единственными наследниками его огромного состояния стала Агриппина и ее сын.

Потом "безутешная" вдова выполнила третий пункт своего плана вхождения во власть. Она заделалась любовницей государственного казначея Марка Антония Палласа, который являлся правой рукой императора и влиятельной личностью.

В 48 году пока Клавдий находился в Остии, Мессалина предпринимает попытку захвата верховной власти в Риме. Цель ее проста: отправить в отставку или убить мужа и сделать императором своего любовника — Гая Силия.

Силий был бездетен и должен был усыновить Британика чтобы власть потом перешла к нему. Мессалина даже вышла замуж за Силия в присутствии свидетелей и подписала брачный контракт, хотя еще не была разведена с Клавдием. Один из влиятельных вольноотпущенников при дворе Клавдия ответственный за переписку Тиберий Клавдий Нарцисс, доложил об этом императору. Но тот являясь человеком нежестким и порой подчиняющийся чужому влиянию колебался в принятии решения, тогда Нарцисс на свой страх и риск, прикрываясь как щитом именем императора, отдал приказ преторианской гвардии об аресте Мессалины и Силия. Их схватили и заключили под стражу. Оскорбленный изменой жены император приказал казнить обоих. Их умертвили. Сразу после казни Мессалины и его любовника начались поиски новой жены для Клавдия.

Вот тут Агриппина и смекнула. Я — не замужняя, дядя — холостой. Чем они не пара?! Вот он ее звездный час! Такого удобного случая, чтобы продвинуться к верховной власти у нее не было, и возможно не будет. Агриппина, ставшая после убийства мужа обладательницей несметных богатств, бросила огромные суммы на дорогие украшения и сногсшибательные наряды. Ведь она обязана была во что бы то ни стало выглядеть умопомрачительно красивой и соблазнительной. Ее вожделенный объект — родной дядя — не должен был устоять перед такой красавицей! Конечно золото, жемчуга, драгоценные камни, благоухающие духи, самая дорогая и изящная одежда ослепляет глаза мужчин и усыпляет его бдительность, но это еще не решающий аргумент, чтобы завоевать его сердце. Здесь нужны еще ум и искусство обольщения. И Агриппина это прекрасно знала. И тогда в ход пошла тонкая лесть, хитрость, невзначай открытые бедра, невзначай полуоткрытая грудь, соблазнительное виляние задом, томный ласковый взгляд, томный сексуальный голосок. Великая плутовка настоятельно предлагала свое роскошное тело Клавдию, а тот будто неохотно сопротивлялся. Он был пока осторожен, но едва себя сдерживал, чтобы не накинуться на прекрасную племянницу и не "растерзать" ее на части.

Нарцисс (которого так ненавидела Агриппина) советовал своему императору вновь жениться на Элии Пецине. Клавдий уже был супругом этой женщины, но в свое время развелся с ней с целью сочетаться законным браком с Мессалиной. Однако император не подался на уговоры своего любимого секретаря а прислушался к мнению Палласа. Тот порекомендовал в качестве супруги — Агриппину. Эту кандидатуру, скрипя зубами и преступая через себя, волею неволею пришлось поддержать и Нарциссу. У него на это была одна единственная причина, но весьма важная и серьезная. С угрозой для его здоровья. После казни Мессалины он опасался мести со стороны Британника. Стань тот императором — вряд ли он пощадил бы Нарцисса. Придумал бы ему самую жестокую казнь, но для начала бы помучил. Если же новой супругой Клавдия становилась Агриппина, то ясно было, что следующим владыкой Рима будет Нерон. А у Нарцисса с Нероном не было никаких пока конфликтов и поводов мстить друг другу.

Итак, самые верные слуги были всецело за Агриппину.

Но Клавдий продолжал сомневаться в этой затее. Ведь у них с Агриппиной близкое родство. А это кровосмешение чистой воды. Что скажет народ? Что скажет сенат? Однако уговоры Палласа которые сводились к идеи о соединении ветвей Германика и Клавдия и тем самым укреплении династии, а также напор и красота Агриппины сделали свое дело. К тому же Клавдий уже давно сгорал от дикой и безумной страсти к племяннице, желая как можно скорее овладеть ее гибким и роскошным телом. Тогда Агриппине было всего лишь 33 года и она была в самом расцвете сил. Красивая, сексапильная, умная, амбициозная. Перед ней никто не мог тогда устоять. Не устоял и дядя. Подстрекаемый своими советниками он в конце концов согласился взять в жены племянницу. И согласился с такими словами: "Соглашаюсь, поскольку это моя дочь, воспитанная мною, рожденная и взращенная на моих коленях…"

1 января 49 года Клавдий и Агриппина поженились. Мечта императора исполнилась — он овладел в первую брачную ночь племянницей. И не разочаровался. Племянница устроила ему секс марафон и ублажила дядю по полной программе. Секс еще больше привязал императора к Агриппине. Он теперь ходил за ней будто привязанный. И этим обстоятельством сполна воспользовалась коварная соблазнительница.

Она "рулила" мягким и слабохарактерным Клавдием как хотела. Вот что писал французский историк Жак Роэрга де Сервье в своей книге "Жены двенадцати Цезарей" об этой необычной вертикали власти: "По существу не Клавдий, а она управляла Римом. Весть об абсолютной власти Агриппины над императором вскоре долетели до самых отдаленных народов, теперь все страны боролись между собой за право первыми оказать ей самые высокие почести". Ей присылали украшение золото, дорогие вещи, рабов. А также и необычные для того времени подарки: белый как снег попугай, говорящий отчетливо как человек дрозд.

Ощущения безграничной власти и всеобщего преклонения перед ней пьянили Агриппину. Она могла делать то, что хотела. И она решила мстить или устранять неугодных людей.

В 51 году Агриппина велит казнить наставника Британника, Сосебия, возмущенного ее поведением. Императрица расстроила помолвку дочери Клавдия — Клавдии Октавии с Луцием Юнием Силаном Торкватом своим дальним родственником. Вместе с цензором Луцием Вителлием она обвинила Силана в прелюбодеянии с сестрой Юнией Кальвинией, на которой был женат один из сыновей Вителлия — Луций. Опозоренный и раздавленный Силан покончил жизнь самоубийством. Кальвиния получив развод была отправлена в изгнание. Тем самым Клавдия Октавия стала свободной для Нерона.

Позже в 54 году Агриппина приказала убить старшего брата Силана — Марка. Императрица опасалась, что тот будет мстить ей и сыну Нерону за своего брата.

До убийства Силана (в 54 году) она устранила и тетку Нерона — Домицию Лепиду. И сделала это по нескольким причинам. Во-первых, Домиция была весьма богатой женщиной и делала дорогие подарки ее сыну. Этим она завоевала привязанность и любовь Нерона. Тот все больше и больше отдалялся от матери и сближался с теткой, называя ее второй мамой. Это бесило Агриппину. Ее материнская ревность не знала конца. Во-вторых, Домиция была очень красивой женщиной. А Агриппине, как небезызвестной царевне-мачехе из сказки А.С. Пушкина "О мертвой царевне и семи богатырях" не давала покоя красота соперницы. И видимо не раз, красуясь у зеркала, она задавала животрепещущий вопрос ему, а точнее себе: "Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее…" и, услышав отрицательный для себя ответ приходила в неописуемую ярость.

Агриппина обвинила ее в занятиях черной магией и подготовку мятежа в Калабрии направленных якобы против Римской империи. Свидетельские показания против нее давал… ее любимый племянник Нерон! Домиция была в шоке: вот она благодарность! За ее подарки, за ее нежность, за внимание! Она поняла окончательно: любовь против мании власти ничегошеньки не стоит. Нерон — яблоко от яблони под названием Агриппина. Только яблоко с самой что ни на есть страшной червоточиной. И это червоточина — предательство и подлость — о себе напомнит не раз, причем обернется против самой подстрекательницы и клятвопреступницы — Юлии Агриппины. Но пока мать и сын одно единое целое.

Клавдий не стал особо разбираться в этом деле и, не смотря на ходатайство своего преданного и обожаемого секретаря Нарцисса, отдал приказ казнить Домицию. И естественно ее казнили…

Агриппина торжествовала: отстояла сына, свершила месть и устранила соперницу. Отныне императрица могла с полным правом подразнить зеркало: "Признавайся: всех я краше. Обойди все царство наше, Хоть весь мир; мне ровной нет". На что зеркало — внутренний голос императрицы — не могло ничего возразить. Агриппина теперь стала среди красавиц Рима первым номером.

Еще одной жертвой коварной и кровожадной маньячки считалась Лоллия Паулина. Сразу после замужества Агриппина решила избавиться от своей соперницы, которая когда-то рассматривалась в качестве возможной супруги Клавдия. К тому же в 38 году полгода жила в законном браке с ее ненавистным братцем Калигулой. Агриппина обвинила ее в черной магии. Имущество Паулины было конфисковано, а ей самой было приказано покинуть Рим. Отправившись в ссылку Паулина не выдержала тягот и лишений изгнания и вскоре покончила с собой. Да Паулина была явно не Агриппина, у нее не было такой силы духа как у императрицы. Это Юлия умудрилась, голодая и осыпаемая насмешками толпы, жить в изгнании и не сломаться да еще выйти из этой ситуации победителем.

В скором времени от Агриппины "досталось" еще одной знатной даме по имени Кальпурния. Однажды она удостоилась похвалы самого императора за свою красоту. Агриппине это явно не понравилось, и она приказала убить красавицу.

В последующем Агриппина была всегда начеку. Как только Агриппина замечала, что вокруг его муженька вьются какие-то симпатичные римлянки, то она их тут же начинала преследовать, давить, уничтожать морально и физически. Она ревностно и строго охраняла мужа от посягательств различных невест и тем самым сохраняла свою абсолютную власть над Клавдием и Римом. За эту власть она могла стереть с лица земли любого кто осмелился бы ей бросить вызов.

Агриппина словно обезумела от вседозволенности! Ей мало было своего богатство, ей нужно было чужое. А власть позволяла императрице отнимать чужое имущество, деньги, виллы. Если ей не удавалось завладеть чьим-либо богатством, она действовала беспринципно и жестоко. Она находила лжесвидетелей, которые за определенную плату клеветали на подсудимых и тех признавали виновными. У них конфисковали все, а самих отправляли в ссылку или убивали. Никто не мог рассчитывать на снисхождение, если не соглашался добровольно передать свое состояние корыстолюбивой императрице.

Тит Статилий Тавр, владелец самых богатых и лучших садов в Риме, консул 44 года, сын дважды бывшего консулом Тавра, который построил знаменитый амфитеатр, как-то отказался предать алчной императрице свое садовое богатство. Причем ответил дерзко и смело. И тем самым навлек на себя гнев императрицы. Агриппина пошла проверенным путем и стала искать негодяя-лжесвидетеля. И нашла. Им оказался Тарквиний Приск. В свое время Статилий Тавр служил проконсулом в Африке, а Прииск был его заместителем. Тарквиний вызвался в суд, чтобы обвинить своего бывшего начальника в коррупции и даже в увлечении магией.

Тавр был потрясен, когда на судебном заседании в роли человека свидетельствующего против него выступил его бывший заместитель. Такого коварства и лжи он не мог перенести и, не дожидаясь решения сената, наложил на себя руки. Так Агриппина стала владелицей чудных и роскошных садов Тавра. А лжесвидетеля наказал Бог. Через некоторое время Приск был осужден за вымогательство и грабежи и приговорен к вышей мери наказания.

Но амбиции Агриппины еще не были до конца удовлетворены. Ей уже не хотелось быть царицей, а хотелось быть владычицей морской. Она насытилась уже почетными титулами, славой, своим могуществом. Запросы ее гордыни все росли. Мания власти убивала в ней человека. Она всячески хотела подчеркнуть всему миру и в первую очередь римскому народу кого влияния она достигла.

Она стала отправляться в Капитолий на роскошной триумфальной колеснице, на которой раньше доставлялись лишь священные реликвии. Она надевала роскошные туники, столы и палии из золотой парчи, приезжала в храм или публичное собрание в дорогой позолоченной карете, украшенной драгоценными камнями. Она приказала переименовать в свою честь столицу одного германского племени, и он стал называться Колония Агриппины (современный город Кёльн).

Агриппина наслаждалась своим могуществом!

Теперь теневой императрице не нужен был Клавдий. Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти. Пусть порулит государством ее сынок. А Клавдий должен умереть. Она так решила. И вскоре осуществляет задуманное. Для этого Агриппина воспользовалась услугами знаменитой отравительницы того времени — Локусты, уроженки Галлии, которая по ее приказу приготовила сильнодействующий яд.

Агриппина пришла к ней накануне вечером и спросила готов ли подарок? Локуста вынесла ей холщевой мешочек с ядовитым порошком и зловеще произнесла:

"Вот он подарок вашему мужу, он ему непременно понравиться. Хватит и двух щепоток".

Агриппина кивнула и спрятала мешочек в складках одежды. Она уже придумала, как отравит своего благоверного. Он очень любил жареные белые грибы, чем Агриппина и воспользовалась. Утром 13 октября 54 года она велела приготовить рагу с белыми грибами. А потом самолично подсыпала в тарелку ядовитого порошка, перемешала…

Сегодня для императрицы был особенный торжественный день. Возможно, скоро осуществится ее главная мечта. Посадить сына на трон и царствовать! И она нарядилась по-праздничному. Одела белоснежную столу — длинную до пят, широкую тунику из тончайшей шерсти, с открытыми широкими рукавами и дважды перехваченную поясом — под грудью и ниже талии и обшитую по краям пурпурными узорами. Очертания фигуры скрадывались обилием глубоких и частых складок. Светлые волосы были высоко уложены, а лоб украшала золотая диадема, усыпанная драгоценными камнями. В ушах красовались золотые серьги с рубинами, на шее — золотое ожерелье, а пальцы были щедро унизаны золотыми перстнями с драгоценными камнями: рубинами, сапфирами, алмазами, аквамаринами. На ногах хорошо смотрелись элегантные кожаные сандалии.

Агриппина решила некому не доверять столь важное дело как отравление собственного мужа и сама подала Клавдию блюдо на золотой тарелке. Принесла и тускульского вина. Ешь, мол, муженек, ешь. Досыта ешь. Клавдий восхитился красотой женушки поблагодарил ее за любимое блюдо и приступил к трапезе…

Агриппина с замиранием сердца следила, как Клавдий поглощает смертельное кушанье. Она ждала тот сладостный миг, когда муж начнет задыхаться и упадет под стол. Время тянулось невероятно медленно. Казалось оно застыло.

Ну, ну… давай, умирай мой милый! Пожалуйста.

Но Клавдий не торопился на тот свет. То ли доза оказалась слишком маленькая, то ли организм императора был невероятно живуч и здоров, факт в том что яд действовал очень медленно. У императора началась обильная рвота, и Агриппина испугалось, что задуманное убийство не осуществиться и дядя выживет. Ее начала овладевать паника. Но она быстро взяла себя в руки и позвала своего слугу Ксенофона.

Тот примчался готовый исполнить любую волю императрицы.

"Сделай что-нибудь!" — коротко бросила женщина Ксенофону. — Видишь, как он мучается, помоги ему"

Слуга кивнул и якобы для облегчения рвоты протолкнул Клавдию в горло перышко, смоченное уже в другом яде… Результат превзошел все ожидания: император тут же скончался. Агриппина облегченно вздохнула: план удался.

Итак, история повторилась. Отравленный муж, отравленный дядя. Аккуратная и чистая работа. Комар носа не подточит.

Агриппина некоторое время скрывала смерть мужа, пока не сделала необходимых приготовлений для правопреемства своего сына. Собрав всех консулов и сенаторов, она велела им принести обеты за здравия Клавдия. Она даже заботливо укрыла мертвого мужа теплым одеялом: мол, "больной", не мерзни! Даже пригласила музыкантов и шутов, чтобы те развлекали "тяжелобольного" императора. Вот это изобретательность и сметливость ума! Вот это фарс! И чтобы никто не мог сообщить Британнику о смерти отца, Агриппина заперла его в охраняемой комнате и вела задушевные беседы, играя роль заботливой и чуткой матери. Британник "повелся".

Но весть о смерти императора облетела весь Рим. Тогда фарс прекратился. Нерон в сопровождении наставника Бурра предстал пред войсками и произнес речь уже не мальчика, но мужа. Он пообещал всем солдатам крупное вознаграждение и выпивку, и те, ошалев от счастья, провозгласили Нерона императором. Сенат, испугавшись Агриппины и Нерона, которые заручились поддержкой римской армии, тут же утвердил это решение.

Нерону было 16 лет, когда его мать поднесла на блюдечке с золотой каемочкой ему практически неограниченную власть над миром. В честь этого она была объявлена служительницей культа Божественного Клавдия, который был обожествлен Нероном сразу после смерти. В первое время правления Нерона реальным правителем государства была Агриппина. Она даже присутствовала на сенатских заседаниях, правда, находясь за занавеской.

Теперь у нее стало еще больше власти и те соперники, которые были ей не по зубам при Клавдии, сделались в одночасье весьма беззащитными и уязвимыми. Тут Агриппина и вспомнила неистового заступника Домиции и Клавдия — Нарцисса. Ведь он не испугался ее угроз и поддался на ее щедрые посулы и не предал своего любимого хозяина — Клавдия. Она приказала арестовать его и бросить в темницу-одиночку и содержали его в таких ужасных условиях, что Нарцисс был вынужден покончить жизнь самоубийством. А все его состояние, а оно было немалым, конфисковалось в пользу императрицы.

Но недолго Агриппина наслаждалась своей властью. Ее сын не захотел оставаться в тени своей могущественной и жестокой матери и сам возжелал владычествовать Римом. И однажды произошел один инцидент, который положил начало их вражде.

А дело обстояло так…

Нерон принимал делегацию посланников армянского царя. Император согласно его статусу сел на трон. Но его мать, зная, что только ей и никому другому сын обязан своим возвышением, пожелала чтобы ей было оказано великая почесть и уважение, а именно: предоставление места рядом с самим владыкой Рима.

Это было неслыханно — женщина и верховодит на важном государственном приеме!

Нерон, несмотря на пиетет пред матерью, явно не собирался потакать капризам матери. Он был против такой политической новинки. Но упорная Агриппина сама пошла к трону. Свита, предчувствуя мировой скандал, шепотом посоветовали Нерону сойти с трона на встречу к матерью, чтобы оказать ей императорские почести. Нерону не хватило характера, и он дал слабину. Он поднялся с трона и встретил мать, рассыпаясь в любезностях и комплиментах и в то же время подыскивая повод перенести аудиенцию с иностранными гостями на следующий день. Делегация ушла, императрица осталась довольна исходом эпатажного поступка, а Нерон испытал облегчение от того что избежал позора. Но после этого случая он затаил зло на мать. То была первая трещина в их политическом союзе в том союзе где главенствующую роль исполняла его незабвенная и неповторимая мать.

И эта трещина со временем увеличивалась…

Вскоре Нерон попал под обаяние вольноотпущенницы Клавдии Акты. Будучи привезенной Клавдием из его походов в Малую Азию, она довольно хорошо знала дворцовые порядки. Видя, что Нерон заинтересован ею, воспитатели и доверенные лица императора Бурр и Сенека, недовольные правлением Агриппины, свели Акту и императора, рассчитывая через неё влиять на Нерона. Агриппина была против любовницы сына и прилюдно отчитывала Нерона за то, что он связался с бывшей рабыней. Однако Нерон уже вышел из-под её повиновения. Он чуть было не женился на Акте. Тогда Агриппина закатила грандиозный скандал сыну, схватила за тогу и чуть не ударила по лицу. Последовали новые взаимные обвинения с обеих сторон. И были раскрыты некоторые интимные тайны венценосных матери и сына. то есть то очень даже стыдно признаться порой самому. Эта ссора забавляла римлян, каждый день они узнавали что-то новое и интересное об императорской жизни. Будто сводки новостей. Скандалы, интриги, расследования…

Однако Нерон понимал, что пока не может убрать мать с политической арены. Часть народа и армии любила Агриппину и была за нее. Поэтому он притворился, что прощает мать и идет нам мировую. Он сделал вид, что не общается с Актой, стал присылать дорогие подарки матери, надеясь задобрить ее. Агриппина "купилась" на это. Она посчитала, что сын глубоко раскаялся и осознал свое плохое поведение. Умерив свою гордыню, она стала проявлять излишнюю внимательность к сыну и даже предложила свои услуги. И в качестве советника по финансовым и политическим вопросом. И в качестве…женщины. Император воспользовался ею как женщиной, но вот как советником нет. И не собирался. Император был на строже и уже не доверял своей матери. Он всегда ожидал какой-то подвох, интригу, подлость со стороны родительницы.

Агриппина первая не выдержала показных "хороших" отношений. Однажды Нерон послал ей в дом очень дорогую и красивую мебель в качестве подарка. А в придачу роскошные наряды, золото и драгоценности. Агриппина приняла все это, но сказала что не считает это даром, а только лишь малой частью того что получил от нее сын. Ведь всем он обязан своей матери. И своим императорским лавровым венком.

Эти слова Агриппины пересказали Нерону в преувеличенной форме. Тот пришел в великую ярость и в отместку скандалистке отправил в отставку ее фаворита и бой-френда Палланта.

Тогда Агриппина начала плести интриги, собираясь выдвинуть кандидатуру Британника, как законного императора. Но её план не удался.

В феврале 55 года Британник был отравлен по приказу Нерона.

Нерон пылал ярой завистью к Британику, так как у того был приятный голос и он хорошо пел. А император обожал петь и все ему льстили, говоря о его божественном и несравненном голосе. К тому же Нерон опасался его как политического конкурента: Британника поддерживала Агриппина, и народ и преторианцы могли в любую минуту отдать ему предпочтение и провозгласить главой Римской империи. Чтобы не допустить этого и опередить соперника Нерон решается извести того ядом. Как говорится, двум медведям в одной берлоге не суждено было ужиться. А в нашем случае двум знатным и известным римлянам.

Коварный Нерон начинает действовать. Он тайно посещает Локусту и получает от нее яд. Но вещество оказалось слабее, чем предполагалось, и Британика только прослабило. То есть место вреда жертве принесена реальная польза. Так сказать очистили организм от разных там шлаков. Британаник тогда ничего не заподозрил. Тогда взбешенный неудачей император вызвал Локусту к себе и накричал на нее: мол, она дала не отраву, а лекарство. Обещал казнить. Та оправдывалась и призналась, что положила в вино яду поменьше, желая отвести подозрение в убийстве. Но император воскликнул: "Уж не боюсь ли я Юлиева закона!" и заставил ее тут же, в спальне, у себя на глазах сварить самый сильный и быстродействующий яд.

Локуста сварила. Отраву испытали на козле, и он умер через пять часов. Перекипятив снова и снова, пойло дали поросенку, и тот околел на месте. Тогда Нерон приказал подать ее Британнику. С первого же глотка тот упал мертвым. Нерон, солгав сотрапезникам, будто это обычный припадок эпилепсии, на следующий же день, в проливной дождь, похоронил его торопливо и без почестей. Локуста в качестве вознаграждения за исполненный заказ дело получила богатые поместья и даже учеников.

Вот семейка! Что мать, что сын устраняют конкурентов с помощью яда. Они достойны друг друга. Всемирные отравители! Да Агриппина была дока в отравляющих веществах, но Нерон готовился переплюнуть свою могущественную мать. И готовил ей сюрприз. Роковой сюрприз. Но все по порядку…

Агриппина быстро поняла, что в деле отравления Британника замешана Локуста, и очень испугалась. Она поняла, что с ее влиянием покончено раз и навсегда. Гордая женщина удалилась на свою виллу, залечивать душевные раны. Политическое поражение оказалось очень чувствительным. Британника теперь нет в живых, и было никакой надежды на скором возвращении верховной власти над Римом. Все рухнуло. Агриппина надолго впала в депрессию. Затем снова нашла в себе силы продолжать борьбу за верховную власть.

Агриппина втайне надеялась, что сын одумается и позовет ее обратно. А там видно будет. Может, оно так бы и случилось, но на беду в 58 году Нерон влюбился в расчетливую красавицу Поппею, жену своего друга Отона (в польском фильме по роману Генриха Сенкевича "Quo Vadis" Поппея действительно выглядит настоящей красавицей: стройная, белокурая, зеленоглазая, сексапильная. Правда, порой в решающие моменты недалекая. Акта в этой экранизации — старая и поношенная брюнетка, но достаточно умная для той эпохи).

Как рассказывал древнеримский историк Публий Корнелий Тацит в своих знаменитых "Анналы", Поппея имела все, кроме чистой души. Она была красива, богата, происходила из знатного рода, но с ранней юности поставила все эти достоинства на службу своему сладострастию, похоти и своему тщеславию. То есть принципу удовольствия. Она с ног до головы была порочна. На сто процентов. Едва она познакомилась с Нероном, она притворилась, что покорена его красотой и человеческими достоинствами, и что она и не в силах сопротивляться нахлынувшей на нее страсти. Поппея видя, что император быстро подался ее чарам, не стала затягивать процесс обольщения и тут же затащила его в свою кровать, то есть — ложе. Так зеленоглазая и развратная "паучиха" затянула в свои сети самца. Как говорил потом Тацит: "Под влиянием этой женщины семена пороков стали быстро прорастать в его (Нерона — прим. автора) душе".

И два порочных человека спелись!

Власть зеленоглазой любовницы над императором была столь велика, что Агриппина заволновалась и вернулась в Рим. Новоиспеченная фаворитка сразу почувствовала в ней весьма опасную соперницу и стала уговаривать своего "птенчика" убить императрицу. С каждым днем просьбы ее становились все настойчивее. Она даже применила извечную женскую хитрость — временный отказ партнеру в интимной близости. Очень эффективный способ во все времена и для всех народов. До тех пор пока цель не будет достигнута, секса не будет. Обычно так женщины добиваются хороших подарков: шуба, кольцо с бриллиантом, сережки, машина и др. Но тут на кону стола весьма крупная ставка — жизнь человека, причем самого близкого для императора. Поэтому Нерон долго колебался, но потом, поразмыслив, согласился. Тем более при дворе поползли слухи, что Агриппина пытается отстранить сына от власти и передать её Гаю Рубеллию Плавту сыну Юлии Ливии, дочери Ливиллы. По женской линии Рубеллий Плавт был прямым потомком Тиберия.

А слухи эти распространила ее бывшая подруга Силана.

Силана происходила из знатного патрицианского рода, была богата, красива и какое-то время являлась интимной подругой Агриппины. Императрица небескорыстно дружила с Силаной. Дело в том, что подруга Агриппины не имела наследника и большая часть ее состояния могла перейти к императрице. Когда римский всадник Секст Африканский обхаживал Силану с целью жениться, Агриппина всеми силами пыталась расстроить их свадьбу и очернить ее в глазах будущего мужа. Дескать, она стара, красота ее увядает, она развратница, нимфоманка, женщина с весьма сомнительной и подмоченной репутацией. Жених поверил Агриппине и сразу же дал отставку невесте. Отверженная Силана, узнав, что в этом повинна лучшая подруга, просто взбесилась и разорвала все отношения с ней. Мечтая о справедливой мести, она холодно и терпеливо ждала своего часа. И вот ветер политических перемен подул в иную сторону и несостоявшаяся жена, встав на сторону сторонников Нерона, решила насолить бывшей возлюбленной. Она подослала знаменитого актера Париса к Нерону. И когда император предавался разврату и кутежу, актер за кружкой вина рассказал ему о готовившемся якобы заговоре. И про организатора заговора — Агриппину, и про Гая Плавта и про многих других и многое другое.

Чаша с вином выпала из рук императора и залила багрянцем его белоснежную тогу… Глаза округлились от страха, и отвисла челюсть… Холод ужаса проник в его душу. Нерон был в шоке.

Он хотел немедленно схватить и казнить вероломную матушку, но Бурр и Сенека отговорили его от скоропалительного решения и посоветовали вызвать во дворец для объяснений императрицу. Он так и сделал. Агриппина не испугалась прибыть на аудиенцию к сыну. И она так смело и грамотно оправдалась, приводя в качестве своей защиты убийственные аргументы, что Нерону невольно пришлось согласиться с ней и поверить, что предполагаемый заговор — это лишь буйная фантазия Силаны и ее друга Париса. Агриппина потребовала незамедлительно наказать лжецов и Нерон дабы более не гневить свою матушку выполнил просьбу. Силану отправили в ссылку, имущество конфисковали, а одного из главных обвинителей императрицы — Атимета — казнили. Причем прилюдно. Обе царственные особы — мать и сын — были удовлетворены исходом событий.

А еще императрице удалось отвадить Поппею от Нерона. Для этого она воспользовалась своим проверенным методом — сексом. Зная тягу сына к интимным развлечениям, она приходила к нему в соблазнительных полупрозрачных нарядах и ложилась на ложе, ласкала его, гладила. Сын как нормальный мужчина возбуждался, и они предавались безумно горячему инцесту. После секса Агриппина обрабатывала мозги сына, перечисляя все мыслимые и немыслимые недостатки Поппеи. И вскоре после такой мощной обработки Нерон охладел к бывшей возлюбленной. И дал ей отставку. Про такие случаи англичане обычно говорят: "hit-and-run", а русские используют народное выражение: "помотросил и бросил".

Императрица возрадовалась. Но тихо и скромно. Она прекрасно понимала, что это еще не победа, а небольшое достижение. Пока она в латентной опасности. Будут и новые наветы, интриги, политические фарсы и буффонады. Будет и покушение на ее честь. И даже на саму жизнь. Ее сын просто так не успокоиться, рано или поздно он постарается убрать ее из власти. Причем любыми методами. Даже пойдет на убийство.

У Агриппины все меньше и меньше становилось сторонников в Риме. Императрица еще раз убедилась в истине, что друзья познаются в беде. Пока она была влиятельна и богата они вились вокруг нее в большом количестве а как впала в опалу то друзья быстро исчезли. А кто-то стал и врагом как Силана.

Агриппина почувствовала, что над ней сгустились тучи, и стала крайне любезна с капитаном и центурионами преторианской гвардии и всеми теми, кто обладал каким-нибудь влиянием и властью в Риме. Даже спала с ними — лишь бы заручиться их поддержкой. Арестовать ее могли в каждую секунду.

Узнав об этом, Нерон решает действовать. Двум медведям в одной берлоге не ужиться.

Нерон сначала не хотел убивать свою мать, а только тихо-смирно убрать ее с политической арены. Он старался так или иначе возбудить к ней ненависть, грозясь отказаться от власти и удалиться на Родос; потом лишил ее всех почестей и власти, отнял воинов и германских телохранителей, отказал ей от дома и изгнал из дворца. Но и после изгнания он преследовал мать — нанятые им люди досаждали ей в Риме тяжбами, а на отдыхе насмешками и бранью, преследуя ее на суше и на море. И тогда в страхе за свою власть и видя решительность и неукротимость своей матери, он решился на матереубийство.

Три раза Нерон пытался отравить императрицу, пока не понял, что она заранее принимает противоядия. Тогда он устроил над ее постелью штучный потолок, чтобы машиной высвободить его из пазов и обрушить на спящую императрицу, но соучастникам не удалось сохранить замысел в тайне. Покушение с треском провалилось. В пору было взвыть от отчаяния. Но хитроумный мозг Нерона не отчаивался и не дремал, а придумывал все более изощренные ланы устранения матери. Думал, думал и наконец, придумал. Исполнителем заказа Нерон назначил Аникета — адмирала Мизенского флота галер. Флотоводец охотно согласился организовать покушение на мать императора: Аникет ненавидел Агриппину всеми фибрами души, впрочем, как и та его. Так сказать между ними существовала взаимная антипатия и вражда.

Так в чем заключался хитроумный план Нерона? А вот в чем: в марте 59 года, в Байях (современный г. Байя, Италия), Нерон предложил матери совершить поездку по морю и пригласил ее погостить к себе на галеру. А вся идея заключалась в том, чтобы с помощью одного устройства обвалить свинцовую кровлю каюты, которая должна была задавить Агриппину или привести к крушению корабля. В последнем случае императрица должна была утонуть в море. В общем, при любых вариантах Агриппина не должна была остаться в живых.

Притворно сменив гнев на милость, Нерон самым нежным письмом пригласил ее в Байи, чтобы вместе отпраздновать Квинкватрии задержал ее здесь на пиру, а триерархам отдал приказ повредить ее либурнскую галеру, (триерах — командир триеры) будто бы при нечаянном столкновении; и когда она собралась обратно в Бавлы, Нерон дал матери вместо поврежденного свой искусно состроенный корабль-убийцу. Коварный сын проводил свою матушку ласково и на прощанье даже поцеловал в грудь. Остаток ночи он провел без сна, с великим трепетом ожидая исхода предприятия. Потерявшая бдительность и ничего не подозревающая Агриппина отсвое последнее путешествие.

…В тот день погода на море была великолепная! Полный штиль. Яркое солнце, лазурное небо, белоснежные облака. Чайки сбившись в небольшую стаю, истошно кричали над головами.

Красота!

Галера отплыла недалеко от берега. Агриппина вышла на палубу полюбоваться морскими пейзажами и подышать морским воздухом. У нее было отличное настроение. И как ему не быть: ведь примирение с сыном все же состоялось. Причем он сам пошел ей навстречу, что весьма удивительно. Хотя что здесь удивительного: она его мать и очень многое для него сделала. Один венец императора чего стоит.

Агриппина с наслаждением втянула в себя запах соли и морских водорослей….

Пора!

И тогда по знаку Аникета его сообщники привели в действие хитроумный и сложный (для тех времен) механизм — и тут же с грохотом обрушилась свинцовая кровля каюты!

Слуга Агриппины — Креперий Галл — стоящий у руля в мгновение был раздавлен насмерть. Он даже не вскрикнул: так скоротечен был его конец. И очень ужасен! Его тело превратилось в кровавое месиво.

Агриппине невероятно повезло; она осталась жива. Ее даже не задели падающие обломки, подпорки были прочными и выстояли. Тут же на палубе возникла невероятная паника. Матросы как безумные стали бегать по палубе. Кто-то причитал, кто-то молился, а кто-то кричал как резаный. Никто не хотел умирать раньше времени. Матросы, участвующие в заговоре не знали, что им делать дальше, а матросы, не ведающие о заговоре, принялись спасать судно. Но паника — плохой советчик в экстренной ситуации. В какой-то момент большинство людей оказались на правом борту, и корабль резко накренился. Множество людей а также сама Агриппина и ее служанка Ацеррония упали за борт.

Оказавшись в воде, Ацеррония стала кричать, чтобы спасали мать государя. Убийцы еще раз просчитались. Они приняли служанку за императрицу и забили ее веслами, раскроив череп. Труп пошел под воду, а на бирюзовой поверхности растеклось кровавое пятно…

Агриппина тут же смекнула, что лучше держать рот на замке, и отплыть подальше от судна, иначе ее тоже забьют веслами. Императрице чуть ли не единственной удалось спастись в открытом море — сказалось её прошлое ныряльщицы за губками. Затем ее подобрала какая-то лодка и доставила до берега. Счастливица отделалась лишь легким испугом и синяком на плече. "Проколовшегося" Аникета с подручными подобрала галера идущая следом.

Агриппина придя в себя, стала размышлять над этим несчастным случаем. Взвесив за и против она, весьма искушенная в дворцовых интригах, догадалась, чьих это рук дело. И устыдилась своему промаху. Надо же она как наивное дите поверила в самые "искренние" заверения в любви и "преданности" со стороны своего сына. Он ее переиграл. Не зря она учила его политическим закулисным играм. Он оказался на редкость способным учеником. И талантливым.

Но Агриппина не падала духом. Боги ее пока любят и не позволили ей погибнуть в морской бездне. Но надо было что-то срочно решать с сыном. Он же не успокоиться пока не истребит ее. Значит надо опередить этого коварного монстра на шаг, даже на полшага, но в результате покончить с ним раз и навсегда. Способов чтобы этого добиться у Агриппины достаточно много. Отравить, подослать убийцу, устроить несчастный случай, все что угодно — лишь бы его не было на этом свете! Но для начала она решила послать к Нерону своего слугу — Агерма. На разведку. И вот шпион императрицы, оседлав широкоспинного каппадакийского скакуна, отправился в Рим к самому Нерону.

А владыка Римской империи узнав, что покушение с треском провалилось, и что мать осталась жива и невредима, пришел в неописуемую ярость. Невероятно! Столько усилий — и все впустую! Казалось он не переживет такого сокрушительного фиаско. Но судьба давала коварному Нерону еще один шанс исправить ситуацию.

Верноподданные доложили ему, что прискакал гонец от императрицы с весьма важным донесением. Нерон тут же он придумал новый оригинальный план, который должен был оказаться более эффективным и результативным чем предыдущий. Согласно этому плану у Агриппины уже не было шансов на спасение.

Когда отпущенник императрицы Луций Агерм вошел в зал, чтобы огласить радостную весть, Нерон возлежал на ложе в окружении рабынь и охранников.

"О, мой Цезарь, венценосный император, приветствую тебя!" — склонился на колено Агерм. — "Хвала нашему божественному Юпитеру! Он совершил чудо! Он спас от неминуемой смерти вашу мать и нашу императрицу!"

Нерон сделал вид, что сильно поразился и якобы от неожиданности даже привстал с ложа.

"Что случилось?" — спросил он у слуги матери. — "Как это произошло? Рассказывай немедля".

Агрем все подробно рассказал о происшествии на море. Нерон сделал удивленный вид и велел… незаметно подбросить Агерму кинжал. Один смышленый малый из свиты Нерона ловко и незаметно для гонца положил кинжал между его ступнями. Все присутствующие должны были поверить в большую ложь: Агерм пришел к императору, чтобы убить его, и якобы бы оружие было спрятано у заговорщика под плащом и нечаянно упало на пол. И едва слуга Агриппины пошевелился, как кинжал предательским звоном обнаружил себя.

Императора словно ветром сдуло с ложе. Он как первоклассный актер изобразил внезапный испуг и страшным голосом закричал:

"Стража, немедленно ко мне! Схватить сего негодяя! Это подосланный убийца! Он хотел умертвить меня. Это все дело рук моей матери! Какое коварство! Я не ожидал такого от своей любимой матушки! О, Юпитер, громовержец, хвала тебе за мое чудесное спасение!"

Ошеломленного Агрема скрутили и связали.

Нерон срочно вызвал к себе своего верного пса — Аникета. И приказал:

"Возьми центурионов и отряд самых искусных воинов и немедленно поспеши на виллу в Бауле. Там ты найдешь мою мать".

Аникет спросил, как же поступить с императрицей? На что Нерон ответил коротко и ясно:

"Убить. И как можно скорее".

Аникет кивнул головой и бросился исполнять распоряжение своего владыки. Взяв конный отряд состоящий из двух центурионов и двух десятков легионеров он поскакал на виллу в Бауле.

Прибыв туда, они быстро окружили дом. Горе-организатор неудавшегося покушения на корабле Аникет и два его верных пса — центурионы, выбив ногами дверь, ворвались на виллу. Тут же арестовали всю прислугу, согнали в кучу и связали. После чего вломились уже в спальню к Агриппине. С императрицей находилась лишь одна служанка и то, увидев вооруженных людей в блестящих панцирях, в великой панике бросилась вон из комнаты. Агриппина в сердцах бросила вслед служанке:

"Как! И ты тоже бросаешь меня! Вернись!"

Но той и след простыл. Правда у главного входа беглянку перехватили легионеры и связали.

Аникет и центурионы двинулись к Агриппине.

По их злобным решительным взглядам она тут же все поняла: ее пришли лишать жизни. И пощады точно не будет! Холод сковал ее душу. Появилась слабость в ногах. Неужели сын решился на матереубийство?! Вот как он заплатил за ее заботу и старания и жертвы. Чудовище, а не сын! Интересно они ее сами убьют или инициируют самоубийство. Мол, узнав, что заговор раскрыт она сама наложила на себя руки. И такое может быть.

Неужели жизнь сейчас оборвется?! Неужели Юпитер ее не спасет?! Агриппина не хотела в верить в свой конец.

Но надо отдать этой женщине должное: даже в последние минуты жизни она вела себя мужественно и достойно.

"Если ты пришел осведомиться о состоянии моего здоровья", — сказала она Аникету. — "То передай Нерону, что мне лучше, а если ты явился чтобы отнять у меня жизнь, то я не верю, что мой сын способен на убийство матери"

Аникет смутился и растерялся от этих слов. Пыл его немного поубавился. Он не знал, что дальше делать. Но один из офицеров, видимо тупой и исполнительный служка, ударил со всей мочи женщину по голове, а затем кольнул кинжалом. Но клинок не задел жизненно важные органы, и императрица осталась жива. Лишь пролилась первая кровь. Алые капли окропили пол.

Агриппина подняла нижнюю тунику и, не стесняясь оголенных прелестей, закричала:

"Вот колите сюда, из этого чрева на свет явилось такое чудовище как Нерон!"

Убийц не смутил ни вид, ни речи императрицы. На нее посыпалось град ударов. Кинжалы стали безжалостно вонзаться в красивое женское тело. Аникет и центурионы с остервенением и с особым нездоровым усердием работали клинками. Кровь брызгала во все стороны. На жертву, на мрамор, на ложе, на киллеров. И вскоре исколотое и окровавленное тело некогда могущественной женщины навечно застыло на белоснежном полу из паросского мрамора. Агриппина была мертва. Недоуменная то ли полуулыбка, то ли гримаса застыла на ее прекрасном лице.

Ее тело бережно перенесли на ложе…

Когда Нерону доложили, что его главный политический соперник устранен, то он возликовал. И незамедлительно поскакал на виллу, чтобы самолично убедиться в том, что его мать уже никогда не воскреснет. И вот чуть не загнан нумидийский жеребец. Император спешивается и в великом волнении вбегает в покои Агриппины. И видит: точно мать мертва! Он облегченно вздыхает. Свершилось! Нерон настолько ошалел от радости, что делает поступки, которые больше говорят о его больной психике, чем о его нормальном разуме.

Извращенный император пожелал увидеть свою родную матушку полностью обнаженной. Свита императора не удивляется приказу они уже привыкли к ненормальным и экстравагантным выходкам хозяина.

И вот с мертвой Агриппины сняли окровавленные одежды, и императрица предстала перед толпой и сыном в прекоасной наготе. Чокнутый сынок подошел к мертвой матери и стал щупать ее тело, восхваляя и поругивая ее физические достоинства и недостатки. Потом сказал свите: "Никогда не думал, что у меня была такая красивая мать!"

От великой радости император стал пьянствовать.

Нерон сжег её тело той же ночью, получив поздравления от сената. Позже он разрешил её рабам похоронить её прах в скромной гробнице в Мизине (теперь часть Неаполя).

Но хотя и воины, и сенат, и народ ободряли его своими поздравлениями, его мучили угрызений совести и потом он не раз признавался, что его преследует образ матери и бичующие Фурии с горящими факелами. Он нанимал персидских магов, чтобы вымолить прощение у духа покойной, но тщетно. Даже с того света она его доставала! Это было возмездие моральное. А потом было и физическое. Нерона тоже закололи кинжалом.

Но злодей ведь когда-то был должен понести наказание. И однажды его неограниченному и сумасшедшему правлению в Риме пришел конец. Войско взбунтовалась, и власть захватил уже вышеупомянутый Гальба. Это тот единственный мужчина во всем Риме кто отверг Агриппину. Опасаясь ужасной и унизительной смерти свергнутый император бежал из Рима. Но за ним организовали погоню. Кольцо облавы сжималась все сильнее. Вскоре Нерон оказался зажатым со всех сторон, и ему пришлось принимать решение как умирать.

Он велел вырыть для него могилу, собрать куски мрамора, дрова, ветки, принести воды, чтобы управиться с трупом. Глядя на свой будущий приют, он деланно воскликнул:

"Какой великий артист во мне погибает!"

Пока он тянул время, ему принесли письмо. Сенат объявил его врагом Рима и разыскивает его, чтобы казнить по обычаю предков. А именно: раздевают Нерона догола, голову зажмут в колодке, и будут сечь розгами, пока он не умрет.

Беглец испугался. Схватил два кинжала, попробовал острие каждого, убедился, что очень остры, быстро их спрятал. Он трусил умирать, и не хотел. Но приближались легионеры которые должны были арестовать его и привезти к Гальбе. Заслышав топот копыт, он в великом страхе воскликнул:

"Коней, стремительно скачущих, топот мне слух поражает!"

Своих слуг он прежде всего умолял, чтобы голова его никому не досталась, и чтобы тело было сожжено целиком. И попросил своего советника Эпафродита, вонзить ему в горло меч. Тот это сделал. Плача и преодолевая себя, невольный киллер вонзил в горло хозяина острый меч. Кровь хлынула из раны!.. Злодей еще дышал, когда ворвался центурион, чтобы взять его под стражу. Воин зажал плащом рану бывшему императору, пытаясь спасти, но тщетно. Жизнь угасала в нем стремительно. Нерон только и мог промолвить:

"Поздно!.. Вот она, верность!"

И с этими словами отдал богу душу. Глаза его остановились и выкатились, на них ужасно было смотреть. Тиран погиб. Зло вернулось к нему.

Он послал центурионов, чтобы убить свою мать, к нему послали центурионов, чтобы его казнить. Кровь за кровь. Никто не плакал о жестоком матереубийце. Его ненавидели, но вспоминали ту, которая родила это чудовище.

Да трагически закончила свою жизнь наша героиня Юлия Агриппина. Жаль, конечно, эту волевую и красивую женщину. Посудите сами. Произвела на свет сына, кормила, растила, сделала его императором, а он за это лишил ее жизни. Абсурдная ситуация. Выходит, родила сама себе будущего убийцу. Хотела ли она такого жизненного сценария? Вряд ли. Но она сама его выбирала. Она всегда стремилась к абсолютной власти. От этого стремления к власти рождались ее и многочисленные неврозы и маниакальные идеи.

Известная неофрейдистка Карен Хорни утверждала в своих научных исследованиях, что основополагающими потребностями человека являются потребность в любви и потребность властвовать. Отсюда, дескать, и многочисленные неврозы и психозы у людей (у нее это называется "компульсивная потребность любить" и "компульсивное стремление к власти"). Эти устремления всегда тесно связаны. Это как две противоположности. Если человек маниакально хочет власти и реализует потребность во власти, то это происходит в ущерб другой потребности. Кто и идет по головам, соперничает, то вряд ли получит любовь окружающих. Тут надо выбирать. Любить или не любить, иметь власть над людьми или не иметь — вот в чем основной вопрос жизни для многих. Агриппина тоже выбирала. И, в конце концов, ее мания власти победила потребность любить и быть любимой — и вот результат на лицо.

Вокруг ее не стало ни симпатии, ни любви, не привязанности. Даже от своего родного сына. Это пространство заполнила ненависть, зависть и злость.

Да и надо сказать, что на пути к своей цели Агриппина была тоже не безгрешна. Она убивала людей, доводила их до самоубийства, унижала, топтала, попирала их душу. Ее зло порождало другое зло. Более страшное, более сильное и более вероломное, чем ее. Рожденное лихо-младенец Нерон оказался вдвойне коварнее роженицы. Отпочковавшись, затем и окрепнув, это зло в конечном итоге и погубило Юлию Агриппину. И по иронии судьбы руками своего же сына. 

Юлия Друзилла - биография и семья

Происхождение и детство

Юлия родилась 16 сентября 16 года в основанном её отцом Абитарвии (совр. Кобленц, Германия) в семье Германика, племянника императора Тиберия, и его жены Агриппины Старшей. По отцовской линии принадлежала к патрицианскому роду Клавдиев, являлась также правнучкой Марка Антония. По материнской линии была внучкой Агриппы и правнучкой императора Октавиана Августа .

Юлия была пятым ребенком в семье Германика и Агриппины. В мае 17 года её отец Германик праздновал триумф над херусками, и там она впервые появилась на публике, находясь в колеснице вместе со старшими братьями и сестрой . После смерти отца в 19 году Агриппина перевезла детей в Рим, где они воспитывались под надзором императора и при помощи матери Германика Антонии Младшей.

Ходили слухи, что Юлия с подросткового возраста стала любовницей своего брата Гая, будущего императора Калигулы .

Жизнеописание

В 33 году Тиберий выдал её замуж за Луция Кассия Лонгина, преданного императору сенатора. Детей у пары в этом браке не было. Через 4 года, после прихода Калигулы к власти, император велел Лонгину развестись с Юлией.

Калигула открыто жил с Юлией, как со своей женой , хотя и выдал её замуж за своего друга, Марка Эмилия Лепида, которого ещё до свадьбы с Юлией Друзиллой, объявил своим наследником . Вполне возможно, что причиной столь теплого отношения Калигулы к Лепиду была их любовная связь .

В конце 37 года Калигула сильно заболел. Во время болезни он назначил Друзиллу наследницей своего имущества и власти ,, что явилось первым прецедентом попытки передачи власти женщине. Возможно, Калигула хотел через Юлию передать власть её ещё не рождённому сыну . После выздоровления Калигула удостоил трех своих сестер — Агриппину, Юлию Друзиллу и Юлию Ливиллу особых почестей, основные из которых:

  • публичные клятвы приносились теперь не только во имя императора, но и во имя его сестёр
  • сенатские постановления начинались словами «Да сопутствует удача императору и его сёстрам…»
  • появление трёх сестёр на монетах того времени,
  • дарование сёстрам прав и свобод весталок, в том числе права просмотра игр и состязаний с лучших мест, зарезервированных для сенаторов

Несмотря на резко изменившееся после болезни поведение императора, отношения между ним и Юлией, а также и остальными сестрами, стали только лучше. В это время муж Юлии становится любовником её сестер — Агрипинны и Юлии Ливиллы, а Калигула и Юлия постоянно дают в императорском дворце пиры, часто заканчивающиеся оргиями, на которых ведут себя как хозяин и хозяйка, то есть как муж с женой .

Божественная Юлия

Юлия неожиданно умерла 10 июня 38 года, не дожив и до 22 лет. Причина её смерти неизвестно, возможно, что это была обычная для Рима того времени лихорадка. Калигула никогда не оправился от такой потери. Он вел себя как безутешный вдовец, долго не позволял захоронить тело своей сестры, которое все время находилось рядом с ним .

Похоронили Юлию за государственный счет. Сенат обожествил её под именем Diva Drusilla, дав титул Августы и провозгласив, что она являлась земным воплощением богини Венеры. Её золотая статуя была установлена в здании Сената. Скорее всего в празднование дня рождения Августа в 38 году был установлен культ Юлии, как богини Пантеи, который отправляла коллегия жрецов из 20 человек .

Осенью 38 года был раскрыт заговор против Калигулы, организатором которого являлся Марк Эмилий Лепид, а поддерживали его Агриппина и Юлия Ливилла. Лепид был казнен, а сестры высланы на Понтинские острова, где содержались в ужасных условиях до самой смерти императора.

В 39 году у Калигулы родилась дочь от Милонии Цезонии, которую он назвал Юлия Друзилла в честь своей сестры. Девочка была убита в двухлетнем возрасте во время переворота 41 года.

Ливия Юлия

Ливия Юлия (лат. Livia Ivlia), редко — Клавдия Ливия Юлия (лат. Claudia Livia Ivlia), наиболее известна под именем Ливилла (лат. Livilla, «Маленькая Ливия»; 13 до н. э., Лион, Римская империя — 31, Рим) — дочь Друза Старшего и Антонии Младшей, племянница Тиберия, родная сестра Клавдия, участница заговора Сеяна.

Ливилла родилась ок. 13 до н. э. в семье младшего брата Тиберия, Нерона Клавдия Друза, и его жены, дочери Марка Антония от Октавии Младшей, Антонии Младшей. Девочка получила имя в честь своей бабки, жены Октавиана Августа, Ливии Друзиллы.
Ливилла была замужем дважды. Впервые её выдали замуж в весьма раннем возрасте — ей было около десяти лет. Мужем её стал Гай Юлий Цезарь Випсаниан, сын Марка Випсания Агриппы, усыновлённый после его смерти Августом. Свадьба произошла во 2 году до н. э.. Муж был старше её на семь лет. Молодой Гай Юлий был в то время самым вероятным наследником власти Августа. Брак этот длился 6 лет. В 4 году Гай Юлий умер. Детей в этом браке не было, поскольку Ливилла только-только достигла репродуктивного возраста к моменту смерти мужа.
Во время этого брака Ливилла вошла в конфронтацию с удачливой и высокомерной женой Германика, Агриппиной Старшей. Ливиллу всё время сравнивали с Агриппиной, и чаще всего сравнение было не в её пользу. Скорее всего причиной вражды двух женщин стала обычная зависть одной к другой.
Вскоре после смерти первого мужа, Ливиллу выдали замуж второй раз. Теперь её мужем стал Друз Младший, сын Тиберия, который к тому моменту был единственным наследником Августа. Через год после свадьбы у пары родилась девочка — Юлия Друза, которая позже стала супругой Нерона Друза, сына ненавистной Ливилле Агриппины. Следующие дети появились у пары через 14 лет. В 19 году Юлия родила двойняшек — Тиберия Гемелла и Германика Гемелла, однако Германик умер вскоре после рождения.
В 23 году Друз неожиданно умер, оставив Ливиллу вдовой.
В 17 или 18 году Тиберий вводит в Рим 30 когорт преторианской гвардии. Её префект, Луций Элий Сеян, становится одним из самых могущественных людей в Риме. Его положение крепнет день ото дня и вскоре становится более весомым, чем положение Друза, сына императора. На своём пути к власти Сеян, сначала исподволь, а потом и открыто, начинает устранять своих соперников. В начале 20-х годов он соблазняет Ливиллу, которая подпадает под его обаяние и становится одной из самых преданных его приверженок.
В 23 году умирает Друз. Причины его смерти были открыты гораздо позже — только при разоблачении Сеяна, когда первая жена Сеяна, Апиката, написала в предсмертной записке, что Друз был отравлен Ливиллой, а её рабы подтвердили это. Тиберий к этому времени постоянно живёт на Капри и не бывает в Риме. Сеян становится вторым, после императора, человеком. Единственным сдерживающим фактором, ограничивающим его власть, была Ливия, мать императора, властная и целеустремлённая женщина, которая во многих вопросах являлась правительницей государства. Желая упрочить своё положение наиболее вероятного наследника, в 25 году Сеян просит у Тиберия разрешения жениться на Ливилле. Император, зная об их сожительстве, отвечает, однако, отказом. Скорее всего, причиной отказа была непопулярность Сеяна у народа, который бы не одобрил такой шаг принцепса.
В 29 году умирает Ливия. Руки у Сеяна оказываются совсем развязаны. С его подачи Сенат высылает из Рима вечную соперницу Ливиллы, вдову Германика, Агриппину, вместе с её двумя детьми. Позиции Сеяна продолжают укрепляться. В 30 году Сеян окончательно укрепляется в мысли захвата власти. Он начинает плести заговор вокруг Тиберия, опираясь на побочные ветви рода Юлиев. В замыслах Сеяна было добиться усыновления в одну из ветвей рода и самому, как одному из Юлиев, занять позицию или принцепса, или правителя при малолетнем Тиберии Гемелле, сыне Ливиллы. Однако Тиберию становятся известны его планы. В конце 30 года Сеян получает от императора предварительное согласие на свадьбу с Ливиллой, а также назначается консулом, совместно с императором. Казалось бы, что планы заговорщиков практически осуществились, однако в октябре 31 года Сеяна вызывают в Сенат, где зачитывают разоблачающее письмо Тиберия с требованием осудить заговорщиков. Разоблачителями заговора стали Квинт Невий Корд Суторий Макрон, заручившийся поддержкой преторианцев в пользу императора при разоблачении заговора, и после получивший пост префекта, а также мать Ливиллы, Антония.
18 октября 31 года Сеян был казнён в так называемом туллиануме Мамертинской тюрьмы. По Риму прокатились жестокие преследования всех, кто хоть как-то был с ним связан. Ливиллу также не пощадили, несмотря на её принадлежность к императорской семье. Скорее всего, она покончила с собой. Существует, однако, версия, что Тиберий отослал её для наказания в дом матери, Антонии, а та заперла её в комнате, где Ливилла умерла от голода.

Юлия Ливилла

Юлия Ливилла, иногда Юлия Германика или Ливилла Германика, - младшая сестра императора Калигулы, младшая дочь Германика и Агриппины Старшей.

1. Детство и юность
Юлия Ливилла родилась на острове Лесбос во время путешествия Германика и Агриппины к войскам, расположенным в Сирии, после того, как Германик получил от Тиберия империй, даваший ему власть над всеми провинциями к востоку от Адриатики.
В детстве была помолвлена с Квинктилием Варом-младшим, сыном печально известного полководца Публия Квинктилия Вара и Клавдии Пульхры, но после того, как Вар был обвинён в оскорблении величия, помолвка была расторгнута. В 33 году Тиберий выдал Юлию Ливиллу за Марка Виниция, консула 30 года, блестящего оратора, происходившего из всаднического сословия. В 38-39 годах Виниций исполнял обязанности проконсула Азии и Юлия сопровождала его.
В античных источниках Юлию Ливиллу чаще всего называют просто Юлия. Это может быть связано с тем, что она перестала использовать свой когномен в связи с тем, что было доказано, что в 31 году Ливилла, в честь которой она его получила, была активной сторонницей Сеяна и отравила своего мужа, сына Тиберия.

2. Во времена Калигулы
Через небольшое время после прихода к власти, Калигула удостоил трёх своих сестёр - Агриппину Младшую, Юлию Друзиллу и Юлию Ливиллу особых почестей, основные из которых:
появление трёх сестёр на монетах того времени,
сенатские постановления начинались словами "Да сопутствует удача императору и его сёстрам…".
дарование сёстрам прав и свобод весталок, в том числе права просмотра игр и состязаний с лучших мест, зарезервированных для сенаторов,
публичные клятвы приносились теперь не только во имя императора, но и во имя его сестёр,
Причина такого отношения Калигулы к сёстрам крылась в тех отношениях, которые между ними существовали. Почти все древние историки практически единогласно заявляют, что Калигула предавался разврату со своими сёстрами, а также не противился их беспорядочным связям с другими мужчинами. Пиры на Палатинском холме, участницами которых обязательно были сёстры, часто заканчивались развратными оргиями. Замужество Ливиллы не являлось препятствием к той жизни, которую она вела.
В 39 году Юлия Ливилла была вовлечена в заговор, который ставил своей целью свержение Калигулы и передачу власти Марку Эмилию Лепиду, мужу любимой сестры Калигулы, к тому моменту умершей, и любовнику остальных сестёр. Заговор был раскрыт, Лепид казнён, а сёстры сосланы на Понтинские острова, где провели несколько лет до прихода к власти Клавдия.

3. Вторая ссылка и смерть
Клавдий вернул обеих сестёр из ссылки, но Юлия Ливилла впала в немилость к Мессалине, которая обвинила её в прелюбодеянии с Сенекой Младшим, после чего оба были сосланы. На этот раз Юлия Ливилла отправилась на Пандатерию, где и умерла от голода в самом конце 41 года. Позже, когда Агриппина стала женой Клавдия, ваза с прахом Юлии была перенесена в Мавзолей Августа, где и была найдена при раскопках в 20-е годы XX века. Надпись рядом с вазой гласила: "LIVILLA GERMANICI CAESARIS FILIA HIC SITA EST" "Ливилла, дочь Германика лежит здесь".

  • Ливия Юлия лат. Livia Ivlia редко - Клавдия Ливия Юлия лат. Claudia Livia Ivlia наиболее известна под именем Ливилла лат. Livilla, Маленькая Ливия
  • Юлия последовала за ним, однако вскоре была отозвана Калигулой обратно в Рим. В 39 году, после смерти любимой сестры Калигулы, Друзиллы, Юлия Ливилла
  • организатором которого являлся Марк Эмилий Лепид, а поддерживали его Агриппина и Юлия Ливилла Лепид был казнён, а сёстры высланы на Понтинские острова, где содержались
  • Гелиогабала. Юлия Ливилла 18 - 41 - младшая сестра императора Калигулы. Юлия Сервиана Паулина - племянница римского императора Адриана. Юлия Флавия - представительница
  • выслана, за то, что хотела вернуться к своему бывшему жениху. Ливия Юлия часто - Ливилла ок. 13 до н. э - 31 год н. э. - дочь Друза Старшего и Антонии
  • Ливия Юлия Ливилла ок. 13 г. до н. э - 31 г. н. э. - сестра императора Клавдия, племянница императора Тиберия не следует путать с Юлией Ливиллой Ливия
  • и убийца императора Калигулы. Лоллия Сатурнина - любовница Калигулы Юлия Ливилла - младшая сестра императора Калигулы, умерла от голода в ссылке, куда
  • женился на красавице Ливилле сестре Германика и Клавдия, вдове Гая Цезаря. На следующий год у пары родилась дочь, Юлия Ливия иногда - Юлия Друза казнённая
  • Раскрыт заговор против Калигулы, в который вовлечены члены семьи Юлиев - Клавдиев Юлия Ливилла и Агриппина Младшая изгнаны на Понтийские острова. Наместник
  • краснобровых в Шаньдуне под руководством Фань Чуна. 18 - 46 - Шаньюй хуннов Юй. Юлия Ливилла - младшая сестра императора Калигулы, младшая дочь Германика и Агриппины
  • матерью Юлии своей женой Ливиллой существовали свидетельства, что Юлия также была замешана в заговоре и отравлении, но, в отличие от Ливиллы Тиберий
  • Новый император в том же 41 году вернул своих племянниц из ссылки. Юлия Ливилла вернулась к своему мужу, не пострадавшему от правления Калигулы консуляру
  • Юлия около 76 года до н. э., Рим - август 54 года до н. э., Рим - римская матрона, дочь Гая Юлия Цезаря, жена Гнея Помпея Великого. Юлия родилась около
  • победил лангобардов у устья Эльбы. Германик женится на Агриппине Старшей. Ливилла Юлия выходит замуж за сына Тиберия Друза Младшиего. Агриппа Постум сослан
  • семье единственного сына императора Тиберия Друза Младшего и его жены Ливиллы Ливилла родила двойню - Тиберия и его брата Германика. Из - за этого получили
  • Агриппы, друга императора Октавиана Августа, и его третьей жены, Юлии Старшей. Юлия была единственной дочерью Октавиана. Агриппина была третьим ребёнком
  • 12 году Германик становится консулом. Её дочь, Ливилла в 1 н. э. вышла замуж за сына Агриппы, Гая Юлия Цезаря Випсаниана, ещё одного вероятного наследника
  • Марка Випсания Агриппы от его третьей жены, Юлии Агриппа происходил из богатого плебейского рода Випсаниев. Юлия была единственной дочерью Октавиана Августа
  • ссылкой. В качестве наказания Агриппина и Ливилла пешком несли корзины с останками Лепида от Мевании до Рима Юлия Младшая Энциклопедический словарь
  • Самая младшая дочь Агриппины, Джулия Ливилла была сослана в Пандатию дважды. Спустя некоторое время Джулия Ливилла умерла от голода, и ее останки, вероятно
  • покончила с собой в предсмертном письме к Тиберию она обвинила Ливиллу в отравлении Друза. Ливилла также покончила с собой. За этим последовала череда судов
  • Гемелла, та самая Ливилла на которой ему не дали жениться, согласилась участвовать в заговоре. Согласно Кассию к тому времени Сеян и Ливилла несколько лет
  • родился в 19 20 году. Он был одним из сыновей - близнецов Друза Младшего и Ливиллы один сын был назван в честь отца, другой - в честь усыновлённого брата
  • расправляется со знатными гражданами, обвиняя всех в государственной измене. Ливилла влюблённая в Сеяна, отравляет своего мужа Кастора, чтобы выйти замуж за
  • понтификом назначен Калигула. Брак Луция Кассия Лонгина и Юлии Друзиллы. Брак Марка Виниция и Юлии Ливиллы Неудачный поход китайских войск на Хунну. 17 октября
  • близкие - Друз, видевший в нём соперника, и его жена Юлия наставляемая своей матерью, Ливиллой В 28 году Тиберий намекает Сенату на козни врагов
  • почти все члены династии Юлиев - Клавдиев, которые сами или дети которых могли претендовать на место императора: Юлия Ливилла Юлия Ливия Гай Азиний Поллион
  • предложение о проклятии памяти Ливиллы отравившей своего мужа, сына Тиберия, Друза Младшего.. В 33 году женился на Юлии дочери Германика, с которой был
  • тон и чувства человека, порабощённого классами и рангами Юлия была дочерью Ливиллы и Юлия Цезаря Друза и внучкой императора Тиберия. В браке родилось
  • в оппозицию Цезарю. Гай Марцелл, друг Цицерона, был главным противником Юлия Цезаря, когда тот вторгся в Италию, но не участвовал в войне против него

Дата публикации:
05-16-2020

Дата последнего обновления:
05-16-2020

Агриппина Старшая

Агриппина Старшая

Агриппина Старшая, Агриппина Випсания (14 г. до н. э. - 33 г. н. э.), жена римского полководца Германика, дочь Марка Випсания Агриппы и Юлии, дочери императора Августа. Сопровождала Германика в походах в Германию и на Ближний Восток. Имела 9 детей, среди них император Калигула и Агриппина Младшая. Была отправлена Тиберием в ссылку за то, что обвинила его в отравлении своего мужа. В ссылке покончила с собой.

+ + +

Агриппина Старшая (ок. 14 до н. э.—33 н. э.). Дочь Марка Випсания Агриппы и Юлии, дочери Августа, жена Германика и мать императора Калигулы. После смерти мужа была отправлена императором Тиберием в ссылку, где покончила с собой.

Кто есть кто в античном мире. Справочник. Древнегреческая и древнеримская классика. Мифология. История. Искусство. Политика. Философия. Составитель Бетти Редис. Перевод с английского Михаила Умнова. М., 1993, с.9.


Агриппина Юлия Випсания (Старшая) (лат. Iulia Vipsania Agrippina) (14 до н. э. — 18.10.33 н. э.) — дочь М. Випсания Агриппы и Юлии Старшей, единственной дочери императора Августа; супруга Германика, племянника императора Тиберия. Сопровождала мужа в походах в Германию и поездке по восточных областям империи. Из их 9 детей наиболее известны будущие императоры Калигула и Агриппина Младшая. После неожиданной смерти Германика (19 н. э.) в Антиохии-на-Оронте А. вернулась в Рим; жила, окруженная уважением народа и сенаторов; обвинила Тиберия, которого считала убийцей мужа из-за его растущей популярности. В 29 отправлена в ссылку на о. Пандатерия ок. Неаполя, где покончила с собой 18 октября 33. Оба ее старших сына погибли. Третий сын, Гай Калигула, унаследовал власть Тиберия.

К. Вержбицкий.

Российская историческая энциклопедия. Т. 1. М., 2015, с. 141-142.


Агриппина Старшая, дочь Агриппы и Юлии Старшей, была единственной женой Германика.

Она славилась целомудрием, и простые люди называли ее украшением родины, непревзойденным образцом древней нравственности (см.: Тац Анн. III, 4).
У Германика и Агриппины Старшей было девять детей, из которых выжили шестеро: Нерон Цезарь, Друз Цезарь, Гай Цезарь Калигула, Агриппина Младшая, Друзилла и Юлия Ливилла.

Агриппина Старшая имела характер сильный и непреклонный, притворяться не умела, в гневе была упорна и вспыльчива. Она всегда помнила о своем высоком происхождении, о том, что она — внучка Августа. «Никогда не мирившаяся со скромным удрлом, жадно рвавшаяся к власти и поглощенная мужскими помыслами, она была свободна от женских слабостей» (Тац. Анн. VI, 25).

Агриппина, обладая большой смелостью и решительностью, постоянно сопровождала своего мужа в военных походах.

Однажды во время войны с германцами произошел знаменательный случай: «...распространилась молва об окружении римского войска и о том, что несметные силы германцев идут с намерением вторгнуться в Галлию, и если бы не вмешательство Агриппины, то был бы разобран наведенный на Рейне мост, ибо нашлись такие, которые в страхе были готовы на столь позорное дело. Но эта сильная духом женщина взяла на себя в тс дни обязанности командира и оказывала необходимую помощь, если кто из воинов нуждался в одежде или в перевязке раны При возвращении легионов она стояла у моста и встречала их похвалой и благодарностью.

Все это глубоко уязвило Тиберия: неспроста эти ее заботы, не о внешнем враге она помышляет, домогаясь преданности воинов. Нечего делать полководцам там, где женщина устраивает смотры войску, заискивает раздачами, как будто ей недостаточно для снискания благосклонности воинов возить с собой повсюду сына главнокомандующего в простой солдатской одежде и выражать желание, чтобы его называли Цезарем Калигулой. Агриппина среди войска могущественнее, чем командиры и полководцы: эта женщина подавила мятеж, против которого было бессильно имя самого Тиберия. Сеян разжигал и усугублял эти подозрения: хорошо изучив нрав Тиберия, он заранее сеял в нем семена ненависти, чтобы тот таил ее про себя, пока она не вырастет и не созреет» (Тац. Анн. I, 69).

Не только Тиберий, но и Ливия относилась неприязненно к Агриппине, которая после смерти Германика осталась беззащитной.

«Однажды Агриппина стала на что-то жаловаться Тибс-рию. Он остановил ее за руку и произнес стих по-гречески: «Ты, дочка, считаешь оскорбленьем, что не царствуешь?!». С тех пор он больше не удостаивал ее разговором. Однажды за обедом он протянул ей яблоко, но она не решилась его отведать. После этого он перестал ее приглашать к столу, притворяясь, будто его подозревают в попытке отравления. Между тем, и то и другое было подстроено заранее: он должен был предложить ей яблоко для испытания, а она — отказаться от него как от заведомой гибели.

Наконец, Тиберий, возведя на нес клевету, будто она хотела искать спасения то ли у статуи Августа, то ли у войска, сослал ее на остров Пандатерию (в Тирренском море), а когда она стала роптать, то центурион выбил ей глаз. Она решила умереть от голода, но Тиберий приказал насильно раскрывать ей рот и впихивать пищу. И даже когда она, упорствуя, погибла, он продолжал ее злобно преследовать: самый день ее рождения велел он отныне считать несчастливым. Он вменял себе в заслугу даже то, что не удавил ее; за такое свое милосердие он даже принял от сената декрет с выражением благодарности и золотое подношение, которое было помещено в храм Юпитера Капитолийского» (Свет. Тиб. 53).

Агриппина Старшая погибла в 33 г. Двух ее старших сыновей, Нерона Цезаря и Друза Цезаря, по приказу Тибе-рия объявили врагами государства и уморили голодом (одного на Понтийский островах в 30 г., другого — в Риме в 33 г). Ее третий сын, Калигула, стал императором после смерти Тиберия. «Калигула отправился на Пандатерию и на Пон-тийскис острова, спеша собрать прах матери и брата, отплыл он в бурную погоду, чтобы виднее была его сыновняя любовь, приблизился к их останкам благоговейно, положил их в урны собственными руками; с не меньшею пышностью, на судне со знаменем на корме, он доставил их в Остию и вверх по Тибру в Рим, где самые знатные всадники сквозь толпу народа внесли их в мавзолей Августа. В память их установил он всенародно ежегодные поминальные обряды, а в честь матери — еще и цирковые игры, где изображение ее везли в процессии на особой колеснице» (Свет. Кал. 15).

Сохранилась до нашего времени большая беломраморная прямоугольная урна Агриппины с лаконичной надписью: «Прах Агриппины, дочери Марка Агриппы, внучки божественного Августа, жены Германика Цезаря, матери принцеп-са Гая Цезаря Августа Германика» (ЛН, 167).

В средние века эта урна использовалась в качестве меры для зерна. Сейчас она хранится в Риме во Дворце Консерваторов, который входит в состав Капитолийских музеев.
Трагична судьба родных Агриппины: мать погибла в опале, старшие братья внезапно скончались юными, сестра умерла в ссылке, младший брат убит, муж отравлен, трое детей умерли в детстве, старших сыновей уморили, младший сын убит, одна дочь убита, вторая умерла молодой, третья казнена, внук покончил с собой.

Использованы материалы книги: Федоровой Е.В. Императорский Рим в лицах. Ростов-на-Дону, Смоленск, 1998.


Далее читайте:

Агриппа Марк Випсаний (Agrippa) (ок. 63-12 гг. до н. э.),отец Агриппины

Юлия Старшая (39 г. до н.э. - 28 г. н.э.) жена Агриппы

Германик Цезарь, или Германик Юлий Цезарь, полководец дважды был удостоен почетного титула императора, муж Агриппины Старшей.

Агриппина Младшая была старшей из дочерей Германика и Агриппины Старшей.

Все римляне (биографический указатель в алфавитном порядке)

Римские императоры (биографический указатель в хронологическом порядке)

Римские консулы: | VI - V в. до н.э. | IV в. до н.э. | III в. до н.э. | II в. до н.э. | I в. до н.э. | I в. н.э. | II в. н.э. | III - IV в. н.э. |

Литература:

Barett A. A. Agrippina: Sex, Pover and Politics in the Rome Empire. Saeger R. Tiberius. 2 nd Ed. Oxford, 2005;

Seager R. Tiberius. 2 nd Ed. Oxford, 2005;

Shotter D. C. A. Agrippina the Elder — a Woman in the Men’s World // Historia // 2000. 49. p. 341–357.

 

 

 

 

Гай (Калигула)

37-41 гг.
Гай (Гай Юлий Цезарь Германик) (37-41 гг.), третий сын Германика и Агриппины Старшей, родился в 12 г. в Анции. Он жил с родителями близ германской границы (в возрасте от двух до четырех лет), и там ему подарили маленькие солдатские походные сапожки, от названия которых - калиги - произошло его прозвище "Калигула".
Когда ему исполнилось восемнадцать или девятнадцать лет, его мать и обоих старших братьев арестовали, и вскоре они умерли. Сам же Гай в 31 г. получил должность жреца, а в 33 г. - квестора; император Тиберий, с которым он жил на Капри с 32 г., объявил его и Тиберия Гемелла (сына Друза Младшего) равноправными наследниками и указал, что сменить его на троне должен Гай. Однако Гая не обучали административному управлению. Когда в 37 г. Тиберий умер, появились слухи, что именно Гай то ли задушил, то ли утопил, то ли отравил его, но оснований верить этим историям нет, поскольку естественная смерть Тиберия была уже близка.
Опираясь на поддержку префекта преторианцев Макрона, Гай незамедлительно получил от сената признание своего титула принцепса. Более того, сразу по его возвращении в Рим сенаторы предложили ассамблее также проголосовать за него, тем самым объединив всю высшую власть Империи в одних руках. Завещание Тиберия было отменено, и Гай получил всю полноту власти, а Гемелл утратил права на свою долю наследства. В этих событиях важную роль сыграла армия, симпатизировавшая дому Германика, из которого происходил Калигула; к тому же солдатам понравилось, что он воздал честь памяти своих родственников, которым выпала судьба столь печально окончить свои дни. Что же до Тиберия, повинного в этих трагедиях, то Гай подобающим образом организовал его погребение. Однако, поскольку мало кто в открытую скорбел о смерти покойного императора, Гай не только оставил без ответа вопрос о признании Тиберия римским божеством, но и принялся поносить его бранными словами, впрочем, они составляли существенную часть его обиходной речи.
Антония Младшая, вдова Нерона Друза, которая приходилась молодому императору бабушкой и умела обуздывать его буйный нрав, умерла 1 мая. В октябре Гай тяжело заболел. Как писал иудейский философ Филон, относившийся к Калигуле достаточно беспристрастно, симпатии к императору по всей стране были так велики, что известие о его недуге посеяло искреннее горе и тревогу в народе. Он выздоровел, но, повидимому, Филон был прав, утверждая, что Гай после болезни стал другим человеком. В 38 г. он казнил своего главного приверженца, префекта императорской гвардии Макрона. Та же участь постигла Тиберия Гемелла, потенциального претендента на трон. Кроме того, вынужден был покончить с собой Марк Юлий Силан, отец первой из четырех жен Гая. Эти события всполошили сенат, и тогда в январе 39 г. Калигула объявил им о своем намерении возобновить следствие по обвинениям в измене, о которых после смерти Тиберия сохранились самые тягостные воспоминания; память же о последнем получила официальную реабилитацию.
Вскоре ушей императора достигли слухи о подготовке покушения на него, и тотчас обвиненному в этих грехах наместнику Паннонии было велено совершить самоубийство. Гай задумывал возобновить захватнические походы за Рейн, начатые его отцом, Германиком, но еще до выступления узнал, что очень влиятельный полководец Гней Корнелий Лентул Гетулик собирается убить его по прибытии в Могонциан. Тем не менее в сентябре 39 г. император неожиданно отправился на север. Его сопровождал сильный отряд преторианцев, младшие сестры Юлия Агриппина (Агриппина Младшая) и Юлия Ливилла, а также Марк Эмилий Лепид (вдовец третьей сестры императора, Юлии Друзиллы, который считался его вероятным преемником). Однако вскоре по прибытии в Германию Гай казнил Лепида и Гетулика, отправил в изгнание Агриппину Младшую и Юлию Ливиллу, а их имущество присвоил.
Следующую зиму Гай провел в прирейнских лагерях и в Галлии. Ни его германская кампания, ни задуманное им вторжение в Британию (сохранившую независимость после двух походов Юлия Цезаря) так и не были осуществлены. Рассказывали байки, будто император приказал войскам собирать ракушки на берегу пролива. Нет сомнения лишь в том, что Гай не горел желанием возвращаться в Рим: ему стало известно, что в сенате возникло угрожающее недовольство. Еще до приезда в Италию он начал забрасывать сенаторов посланиями, предписывающими провести судебные расследования в связи с заговором Гетулика. Появившись в столице лишь летом, он постарался проявить к сенаторам всю возможную учтивость. В свою очередь, сенат устроил ему чествования и овацию под предлогом его мнимой победы и заявил, что отныне ему позволено приходить на заседания сената в сопровождении вооруженной охраны и восседать на высокой недосягаемой площадке.
В течение короткого времени произошло по крайней мере три покушения на жизнь императора. Соответствующие меры были приняты по отношению к группе римлян, измену которых объяснили их приверженностью взглядам философской школы стоиков. Более серьезным было подозрение в подготовке покушения, павшее на главного префекта преторианцев Марка Аррецина Клемента и его неизвестного сослуживца. Опасаясь раскрытия этих замыслов, Клемент - возможно, при поддержке одного из военачальников - вовлек часть возмущенных и перепуганных сенаторов в серьезный заговор. Их сообщником, избранным для осуществления плана, стал один из старших офицеров императорской гвардии Кассий Херея, которого Гай высмеивал за женоподобность. 24 января 41 г. в темном нижнем переходе дворца на Палатинском холме он с двумя единомышленниками напал на императора. Несколько германских солдат личной охраны Гая бросились на нападавших, но было слишком поздно. Впоследствии один солдат-преторианец заколол четвертую жену Гая, Цезонию, а другой размозжил голову их дочери ударом о стену.
Концепция управления Империей Гая полностью отличалась от тщательно замаскированной автократии обоих его предшественников. Возможно, по примеру своих восточных друзей, особенно иудейского царя Ирода Агриппы, он не терпел никаких уловок и желал править, не скрывая деспотичности, подобно властителям эллинского мира. Многочисленные монеты, отчеканенные в период его царствования, были посвящены его сестрам Агриппине Младшей, Юлии Друзилле и Юлии Ливилле, изображения которых сопровождались атрибутами божеств, подобно причисленным к лику богов царицам Птолемеев. Первую и последнюю из этого списка впоследствии развенчали, а Юлию Друзиллу, которую Гай особенно любил, после смерти в 38 г. в установленном порядке официально объявили римской богиней. Она стала первой римлянкой, удостоившейся такой чести.
Когда Гай похвалялся своей сдержанностью, это должно было удивлять его слушателей, видевших его импульсивность и знавших горячность его нрава. На самом деле на уме у него была твердая решимость снести псевдо-республиканский фасад Империи. В эффектных представлениях, призванных продемонстрировать величие новой концепции устройства государства, Гай использовал составленный из кораблей мост (длиной две-три мили) через Неаполитанский залив, в чем содержался намек на равенство его Нептуну, которому была покорна водная стихия. В Риме он еще при жизни почти добился признания себя божеством, хотя в чеканке монет это не нашло отражения.
Та же проблема, связанная с обожествлением императоров, породила серьезный кризис на Востоке, среди евреев. В 38 г. в Александрии члены многочисленной еврейской общины оказались вовлеченными в широкую ожесточенную борьбу с греческим большинством города, отвергавшим желание евреев стать равноправными гражданами. Этот конфликт привел к первому известному в истории погрому, в ходе которого отряды язычников, сея смерть, врывались в синагоги с целью установить там статуи императора. В 40 г. обе стороны направили в Рим делегации, чтобы отстаивать свои интересы перед лицом Гая. Возглавлявший иудейскую миссию Филон оставил подробное описание этого события. Евреи старались объяснить императору, что хотя религиозные убеждения не позволяют им совершать жертвоприношения, они всегда рады делать пожертвования в его казну, что постоянно делали и прежде. В ответ Гай заметил, что недостаточное признание его божественности кажется ему не большим преступлением, чем лунатизм. Но вскоре в столицу пришли известия о беспорядках в самой Иудее, в городе Яффа со смешанным греко-еврейским населением. Евреи разрушили алтарь, воздвигнутый греками в честь императора, и это побудило Гая издать указ, в соответствии с которым все храмы этой страны надлежало обратить в святилища культа богов Империи. Публию Петронию, наместнику Сирии, было направлено распоряжение изваять статую Гая в обличии Юпитера (Зевса) и установить ее в Иерусалимском храме. Понимая, что это всколыхнет недовольство населения и вызовет массовые выступления, Петроний начал стягивать легионы для осуществления приказа императора. Тем временем Юлий Агриппа все-таки убедил Гая отменить приказ, а вскоре императора убили.
По утверждению биографа Светония, Гай был очень высоким и крайне бледным человеком с некрасивым телом, тонкой шеей и тощими ногами. У него были впалые глаза и виски, широкий мрачный лоб, редкие волосы не покрывали макушку, хотя все тело было густо покрыто волосами. Говорили, из-за своей плешивости и волосатости он объявил, что посчитает оскорблением, заслуживающим смертную казнь, если кто-то с усмешкой посмотрит на него на улице или в каком-либо контексте употребит в его присутствии слово "козел". Более того, он старался сделать свою от природы непривлекательную внешность еще более отталкивающей, отрабатывая перед зеркалом ужасные гримасы. Он страстно любил цирк и театр (с особым удовольствием наблюдая сцены буйного разгула), ради которых пренебрегал государственными делами, что наносило им огромный ущерб. Слухи о его сексуальной жизни приписывали ему пугающее разнообразие привычек, включая садизм, гомосексуализм и кровосмесительные отношения с сестрами. Светоний сделал вывод о физических и психических недугах императора. Он отмечал, что император сильно страдал от бессонницы, периодически терял контроль над движением конечностей и мыслями, и что душа его разрывалась между внешним пристрастием к шумным толпам и скрытым стремлением к полному одиночеству. Его мог внезапно охватить приступ безудержного гнева. Филон считал, что эти недуги возникли после тяжелой болезни, которую он перенес в самом начале своего царствования, и развились вследствие чрезмерных излишеств и злоупотреблений. Его характеризовали как эпилептика, шизофреника и хронического алкоголика, а окончательно его организм был разрушен безмерным сладострастием, которым его дарила последняя жена Цезония. Однако нет никаких доказательств, неопровержимо подтверждающих какой-либо из этих диагнозов.
Несмотря на неуравновешенный характер, Гай на самом деле обладал замечательными талантами. Его неистовая энергия не была подкреплена старанием или упорством, но, например, его ораторские способности оказались поистине впечатляющими. Многочисленные эпиграммы Калигулы свидетельствовали о едком и скептическом реализме и ясном разуме, а его литературная критика приводила в смущение: Гомер, Виргилий и Ливий стали жертвами его язвительного языка. Поэтому философ Сенека Младший, охарактеризованный Гаем как "не более, чем песок бесплодный", после смерти императора отплатил ему, изобразив его в самом худшем свете.

Julia Livilla

Династия Юлиев-Клавдиев

caption = Julia Livilla, дочь Германика

Julia Livilla (Классическая латынь: IVLIA • LIVILLA , или IVLIA • GERMANIC • FERMANIC E. Groag, A. Stein, L. Petersen - ea (edd.), "Prosopographia Imperii Romani saeculi I, II et III" ( PIR ), Берлин, 1933 - I 674 ]) (Лесбос, начало 18 века. - Пандатерия (современное, Вентотене) (?), Конец 41 или начало 42 года) была младшим ребенком Германика и Агриппины Старшей и одной из сестер Калигулы.

Жизнь

Юлия Ливилла была правнучкой императора Августа, внучкой и приемной внучкой императора Тиберия, сестрой императора Калигулы и племянницей императора Клавдия. В самых древних литературных источниках, на надписях и монетах, ее зовут просто «Юлия». Возможно, она отказалась от использования своего когномена после «damnatio memoriae» своей тети Ливиллы, в честь которой она была названа. Она родилась на греческом острове Лесбос, во время грандиозного путешествия ее родителей по восточному Средиземноморью, когда она привела Германика на его командную базу в имперской провинции Сирия для "maius imperium", данного ему Тиберием над территорией к востоку от Сирии. Адриатика.В детстве она была со своей матерью и братом Калигулой, когда они вернулись в Рим после безвременной кончины Германика в Антиохии 10 19 октября.

Юлия Ливилла выросла в доме своей прабабушки, императрицы Ливии, а затем под властью Прабабушки. забота о бабушке Антонии Минор. Сначала она была обручена с дальним двоюродным братом Квинктилием Варом, сыном злополучного правителя Германии Публия Квинктилиуса Варса, и Клавдии Пульхры, внучки Октавии Малой, сестры Августа [ Старейшина Сенека, «Controversiae», 1.3.10 ], но после того, как Квинтиллий был обвинен в «майесте» в 27 г., брак не состоялся. В 33 года она вышла замуж за Марка Виниция. Семья Виниция происходила из небольшого городка за пределами Рима. Он происходил из семьи рыцарей, а его отец и дед были консулами. Ее муж был мягким характером и искусным оратором. Виниций был назначен Тиберием комиссаром в начале 37 г. Он также был консулом в 30 г. и проконсулом Азии в 38/39 г. Согласно надписи, Джулия Ливилла могла сопровождать своего мужа в Азии во время его проконсула [ Raepsaet-Charlier, "Prosopographie des femmes de l'ordre sénatorial", стр.380 ].

с. Древние писатели даже сообщают о сплетнях о кровосмесительных отношениях между Калигулой и его сестрами, включая Джулию Ливиллу.

В 39 году она участвовала в неудачном заговоре (возможно, во главе с амбициозной Агриппиной) с целью свергнуть Калигулу и заменить его его зятем Марком Эмилием Лепидом (вдовец Друзиллы, но также любовник Агриппины и Юлии Ливиллы) . Она и ее сестра Агриппина были сосланы на Понтийские острова (возможно, они были разлучены в изгнании, и каждого отправили на другой остров).После убийства Калигулы она вернулась из ссылки. Позже в 41 году она попала в немилость Валерии Мессалиной, и ее дядя Клавдий обвинил ее в прелюбодеянии с философом Сенекой. Оба были сосланы. Вероятно, ее отправили в Пандатерию [ Барретт, «Агриппина», с. 82 ]. Политические соображения, возможно, сыграли роль в судьбе Джулии Ливиллы, а не только моральные или домашние заботы, о которых говорится в древних источниках. В конце 41 или начале 42 года ее дядя приказал казнить ее, очевидно, голодной смертью, без защиты и по неподтвержденным обвинениям.Ее останки позже были привезены в Рим, вероятно, когда ее сестра Агриппина стала императрицей; они были похоронены в мавзолее Августа [ Барретт, «Агриппина», с. 82 ].

Портреты

Серия портретных голов, обычно известных как «тип Лептис-Мальта», была идентифицирована как Джулия Ливилла [ Роза, «Династическое поминовение», nr. 21, pp. 68-69 ].

Литература

* В романе Роберта Грейвса «Я, Клавдий» Джулия Ливилла называется «Лесбия».

Появление в СМИ

Персонаж Джулии Ливиллы появился в британском телесериале 1968 года «Цезарь» в роли Дженни Уайт.

Примечания

ee также

* Генеалогическое древо Юлиев-Клавдиев

Ссылки

Биография

* (ред.), "Prosopographia Imperii Romani saeculi I, II et III" , 1933 г. - г. ( "PIR 2 ")
* Раепсает-Шарлье М.-Th., "Prosopographie des femmes de l'ordre sénatorial (Ier-IIe siècles)", 2 том, Лувен, 1987, 633 сл.
* Барретт, Энтони А., «Агриппина: секс, власть и политика в ранней Римской империи». Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, 1996.
* Левик, Барбара, «Клавдий». Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, 1990.

Портретная живопись

* Роуз, Чарльз Брайан, «Династическая память и императорские портреты в период Юлиев-Клавдиев». Кембридж, 1997.
* Вуд, Сьюзан, «Дива Друзилла Пантея и сестры Калигулы», Американский журнал археологии, Vol.99, No. 3. (Jul., 1995), pp. 457-482.

Древний

* Тацит
* Светоний
* Кассий Дион

Фонд Викимедиа. 2010.

О Юлии Ливии: дочери Друза Юлия Цезаря и Ливиллы (0005-0043)

Юлия Ливия (ок. 7–43 нашей эры), иногда называемая Юлия Друс Цезарь filia (Юлия, дочь Друза Цезаря), была дочерью Друза Юлия Цезаря и Ливиллы и внучкой римского императора Тиберия. .Она также была двоюродной сестрой императора Калигулы и племянницей императора Клавдия.

Хронология

Юлия родилась в более поздние годы правления ее приемного прадеда, императора Августа, и была дочерью Друза Юлия Цезаря (внук Ливии Друзиллы жены Августа через ее сына Тиберия) и Ливиллы (внучка Ливии). Друзилла через своего сына Нерона Клавдия Друзя и внучка Марка Антония через его дочь Антонию Минор).Во время смерти Августа в 14 г. н.э. Джулия, которая была в раннем детстве, заболела. Перед смертью престарелый император спросил свою жену Ливию, выздоровела ли Юлия.

После смерти Августа дед Юлии по отцовской линии, Тиберий, стал его вторым императором. Именно во время правления ее деда, когда ей было около 16 лет, Юлия вышла замуж за своего кузена Нерона Цезаря (сына Германика и Агриппины Старшей). Брак оказался несчастливым и стал жертвой махинаций печально известного дворцового гвардейца Сеянуса, который использовал свою близость с матерью Джулии, Ливиллой, для заговора против семьи Германика.По словам Тацита,

Говорил ли молодой принц или молчал, молчание и речь были одинаково преступны. Каждую ночь были свои беспокойства, потому что его бессонные часы, его сны и вздохи рассказывались его женой своей матери Ливии [т.е. Ливилла] и Ливией Сеяну.

Позднее, в 29 г., из-за козней Сеяна и по настоянию Тиберия Нерон и Агриппина были обвинены в измене. Сенат объявил Нерона врагом народа и увезли в цепях на закрытых носилках.Нерон был заключен в тюрьму на острове Понтия (Понца). В следующем году его казнили или довели до самоубийства. Кассий Дион отмечает, что Юлия была помолвлена ​​с Сеяном, но это утверждение, по-видимому, противоречит Тациту, авторитету которого следует отдать предпочтение. Сеян был осужден и казнен по приказу Тиберия 18 31 октября. Его возлюбленная, мать Юлии, Ливилла, умерла примерно в то же время (вероятно, умерла от голода своей собственной матерью, бабушкой Юлии Антонией, или покончила с собой).

В 33 году Юлия вышла замуж за Гая Рубеллия Бландуса, человека конного происхождения.Несмотря на то, что Бландус был консулом в 18, матч считался катастрофой; Тацит включает это событие в список «многих печалей, опечаленных Римом», который в противном случае состоял из смертей различных влиятельных людей. Их детьми были Гай Рубеллий Плавт и дочь Рубеллия Басса, вышедшая замуж за дядю по материнской линии будущего римского императора Нервы. Ювенал в «Сатире VIII.39» предлагает еще одного сына, которого также звали Гай Рубеллий Бландус. Надпись предполагает, что Юлия также могла быть матерью Рубеллия Друза, ребенка, умершего в возрасте до трех лет.

Около 43 лет агент жены римского императора Клавдия, императрицы Валерии Мессалины, ложно обвинил Юлию в инцесте и безнравственности. Император, ее дядя Клавдий, не обеспечив никакой защиты для своей племянницы, казнил ее «мечом» ( Octavia 944-6: «ferro ... caesa est» ). Она могла предвидеть казнь, покончив с собой. Ее дальняя родственница Помпония Грецина в течение 40 лет находилась в трауре, открыто пренебрегая Императором, но осталась безнаказанной.Юлия была казнена примерно в то же время, что и ее троюродная сестра Джулия Ливилла, дочь Германика и сестра бывшего императора Калигулы.

Родословная

Роберт Грейвс

В романах Роберта Грейвса I, Клавдий и Клавдий Бог Юлия была известна как «Елена Обжора». Грейвс делала это как комическое облегчение в романах, но на самом деле она не имела репутации обжорства.

В телеадаптации 1976 года ее сыграла Карин Фоли.Неисторически ее мать пытается отравить ее, чтобы не дать Сеянусу жениться на ней, но неясно, умерла ли она в результате, так что ее судьба при Клавдии замалчивается.

Livilla - Academic Kids

От академических детей

Портрет Ливиллы
(часто приписывается Ливии)

Клаудия Джулия Ливилла , также известная как Ливилла или Юлия Ливилла Старшая ( около 13 г. до н.э. - 31 г. н.э.) была единственной дочерью Нерона Клавдия Друза и Антонии.Ее главная роль в истории династии Юлиев-Клавдиев заключалась в том, чтобы быть невестой для потенциальных преемников принципата во время правления Августа и ее дяди Тиберия.

Она была сестрой Германика и Клавдия, невесткой Агриппы и Тиберия и тетей Калигулы, Агриппины Младшей и Британика. См. Также: Семейное древо Юлиев-Клавдиев.

Она была замужем дважды, сначала в 1 г. до н. Э. За Гая Цезаря, внука Августа и потенциального преемника. Ее муж умер в 4 году, и Ливилла вышла замуж за своего кузена Друза, сына Тиберия.Ее дочь Клаудия Джулия родилась вскоре после этой второй свадьбы.

В 19 лет она родила сыновей-близнецов, Тиберия Гемелла и Германика Гемелла, но только Тиберий Гемелл пережил младенчество. На этот раз, похоже, она была соблазнена Сеянусом, преторианским префектом Тиберия. Сеян имел планы на императорский трон, и ему нужно было сместить Друза в качестве потенциального преемника. Он смог убедить Ливиллу помочь ему убить ее мужа, отравив его. Это было сделано так искусно, что смерть Друза в 23 году казалась естественной и не вызывала подозрений.Однако просьба Сеяна жениться на Ливилле несколько лет спустя была отклонена Тиберием. Понимая, что ему нужно жениться на императорской семье, чтобы укрепить свою власть, Сеянус затем начал кампанию, чтобы вместо этого жениться на Клавдии Джулии. По словам Светония, разъяренная Ливилла пригрозила отравить собственную дочь, чтобы убрать ее с поля боя.

В 31 г. Тиберий получил свидетельство от своей невестки Антонии, что Сеян планировал свергнуть его. Тиберий осудил Сеяна в сенате, прежде чем его арестовали и выволокли на улицу, чтобы убить.Затем в Риме разразилась кровавая чистка, большая часть семьи Сеянуса и его последователи разделили его судьбу. Среди невинных жертв чистки были маленькие дети Сеянуса. Услышав известие об их смерти, бывшая жена Сеянуса Апиката покончила жизнь самоубийством, но не раньше, чем раскрыла Тиберию подробности убийства Друза и соучастия Ливиллы. По просьбе матери Антонии Ливилла не была казнена публично, чтобы сохранить репутацию семьи. Согласно многим источникам, Тиберий передал Ливиллу ее собственной матери для наказания, в результате чего Антония заперла ее в своей комнате и заморила голодом.de: Ливилла это: Клаудиа Ливилла ja: リ ウ ィ ッ ラ нл: Ливилла pl: Клаудиа Юлия Ливилла pt: Ливия Джлия

Архив Джулии Ливиллы - История Запада

Энрике Бернарделли - Мессалина

[Много фото, разрешите загрузку]

Валерия Мессалина (17-20? - 48 гг. Н.э.) была оригинальной римской шлюхой и увековечена в картинах, скульптурах, сценических постановках, фильмах и романах. Как и в случае с другими скандальными женщинами римского мира - Юлией Старшей, Феодорой и Клеопатрой, трудно сказать, сколько в исторических отчетах оскорблений - клеветы ради политической выгоды - и сколько правды или, по крайней мере, , вероятно.

Cameo

Автор данной статьи в некоторой степени склонен рассматривать политические (в ее случае, убийственные) инциденты как более вероятные, чем сексуальные обвинения - сексуальная клевета и инсинуация были обычным делом в древнеримском политическом дискурсе. Обвинения в сексуальных домогательствах и, в частности, в прелюбодеянии действительно были весьма подходящим политическим оружием - в частности, из-за несоответствия официальной римской морали, провозглашенной во многих законах - например, Собственный Lex Iulia de Adluteriis императора Августа - по сравнению с римской действительностью, которая в этом отношении напоминала гигантский бордель, - учитывая, что проституция всегда была законной в империи, а секс с рабами был по существу нерегулируемым и распространенным.

Основным источником обвинений, возможно, изначально была Агриппина Младшая, которая последовала за Мессалиной на троне и вошла в спальню императора. Остается открытым вопрос, была ли она хуже своих современников или нет - дамы из династий Юлиев-Клавдиев вообще не помнят целомудрием и сдержанностью.

Г-жа Агриппина сама по себе была занятой пчелой, и позже, по слухам, с помощью известного приготовителя ядов Локусты, она отравила не только своего мужа Клавдия, но и Британика от имени Нерона (ее сына).В конце концов, это ей не сильно помогло - в конце концов Нерон удалил ее.

«Локуста испытывает в присутствии Нерона яд, приготовленный для Британика», картина Жозефа-Ноэля Сильвестра, 1876 г.

По всем сообщениям, Мессалина, должно быть, была настоящей уловкой и праздником для глаз. Ее отношение к императорской семье было интимным. Ее семья, род Валерия, была одной из самых древних и почитаемых патрицианских семей Рима. Она была дочерью Домиции Лепиды Младшей, внучатой ​​племянницы Августа и ее двоюродного брата сенатора Марка Валериуса Мессаллы Барбатуса (остальное можно прочитать на Wiki).Обе ее бабушки были не только сводными сестрами, но и племянницами Августа Цезаря.

Мессалина - Эжен Сирил Брюне Мессалина и Британик (Лувр)

Нам мало что известно о ее жизни до того, как она стала третьей женой предполагаемого наследника Клавдия, который приходился ей двоюродным братом (однажды удаленным) в 38 г. н.э. Во всей династии Юлиев-Клавдиев легко может сложиться впечатление, что это был всего лишь один кровосмесительный клан - и, возможно, это не так уж и далеко от истины. Она родила Клавдию двоих детей - Октавию (позже жену Нерона) и Британика.Когда Калигула была убита в 41 году нашей эры, ее муж стал Императором, и она стала Императрицей.

Она рано поняла, что приемный сын Клавдия Нерон был главным конкурентом ее сына Британика в престолонаследии (хотя мы должны помнить здесь, что усыновление могло изменить порядок наследования в любое время). Однако то, что она сделала с этим и что последовало за этим, во многом является предположением, основанным на несколько сомнительных исторических отчетах.

Картина Ханса Макарта, изображающая Шарлотту Вольтер в трагедии Адольфа Вильбрандта "Аррия и Мессалина".

В целом историки обвиняют ее в трех отношениях: в том, что она участвовала в имперской преемственности, чтобы продвинуть своего сына Британика и своих любовников, что она сговорилась против различных сенаторов с целью получения финансовой выгоды и, по-видимому, из сексуальных мотивов, и что она была как прелюбодеяние, так и беспорядочные половые связи - преступления, за которые изгнание было обычным наказанием, - но для императрицы смертная казнь была гораздо более вероятной. «Adulterium», соответственно, «Stuprum» - позор - были преступлениями только указанной женщины, а не мужчины - очевидно, римляне пришли к выводу, что ни один «латинский любовник» не может противостоять соблазнам женщин ...

Ее обвиняют в казнях племянниц Клавдия Юлии Ливиллы и Юлии Ливии, выдающихся сенаторов Аппия Силана и Валерия Азиатского - первый на самом деле был женат на матери Мессалины Домиции Лепиде, но явно желал ее дочери. от которого он отказался - отравление Марка Виниция (консул 30 г. н.э.), который, как говорят, также сопротивлялся ее заигрываниям, и казнь вольноотпущенника Полибия, личного секретаря Клавдия.

Юлия Ливилла, кажется, была вовлечена (39 г. н.э.) в заговор с целью свергнуть Калигулу и заменить его Марком Эмилием Лепидом, любовником ее и ее старшей сестры Агриппины. Она была наказана изгнанием, но вернулась после убийства Калигулы только для того, чтобы иметь проблемы с Мессалиной в 41 году нашей эры и была обвинена Клавдием (который был ее дядей по отцовской линии) в прелюбодеянии, совершенном, как говорили, с Сенекой Младшим. снова и, по-видимому, умер от голода по приказу Клавдия иногда в 42 году нашей эры.

Джулия Ливия, внучка Тиберия, так же пала по заведомо ложным обвинениям в нескромности и прелюбодеянии, которые по приказу Мессалины доводили до ушей Клавдия ее дворцовые шпионы, в основном вольноотпущенники, и была казнена примерно в то же время, что и Ливилла. В обоих случаях, похоже, не было доказательств предполагаемых преступлений, и официальное расследование не проводилось.

А. Пигма (1911) - Когда Клавдия нет, Мессалина сыграет

. Случай Аппия Силана был другим.Похоже, что сама Мессалина желала почетного сенатора, который, как уже отмечалось, был женат на ее матери Домиции Лепиде. После его отказа Мессалина и вышеупомянутый Нарцисс сообщили императору о заговоре с целью убийства, которое, как они утверждали, видели во сне, и бедняга был немедленно казнен за измену.

Мессалина в объятиях гладиатора - картина Хоакина Сорольи

Не вожделение, а жадность, казалось, были движущей силой в преследовании Валериуса Азиатского в Мессалине.Он был одним из самых богатых и выдающихся людей Рима, был консулом не один, а два раза, а также купил и развил уже знаменитые сады легендарного Луция Лициния Лукулла. Казалось бы, Мессалина предъявила печально известному сенатору Публию Суиллиусу Руфу (любимому прокурору Клавдия) - какими средствами мы не знаем, но можем догадаться - предъявить Азиатику обвинение в высшей мере наказания - наряду с обычным заговором против государства, также обвинение в том, что супружеская измена с Поппейей Сабиной Старшей, матерью нынешней императрицы Поппеи Сабины.Он был должным образом признан виновным и покончил жизнь самоубийством в 47 году нашей эры. Мессалина унаследовала сады, когда она последовала за Поппей Сабиной в качестве императрицы.

Марка Виниция было не так-то просто взломать. Он дважды был консулом и был высокопоставленным офицером - очевидно, безупречным - поэтому его отравили. О причинах казни Полибия нам мало что известно - ходят слухи, что Мессалина устала от него как от любовника и искала секретаря Клавдия, который был бы более, ээээ, податливым - в ее умелых руках.

Интересный вопрос заключается в том, был ли Клавдий невежественен о действиях своей жены - он, вероятно, закрыл глаза, поскольку они избавлялись от его политических врагов, и - простак, каким он был или казался - позже он мог отрицать, что знал что-нибудь о ее действиях.

Казни за преступления против государства были обычным явлением в римской политике, но по мере того, как число их случаев увеличивалось, сенаторы, опасавшиеся разделить судьбу Силана и Азиатика, похоже, начали свою собственную клеветническую кампанию.Возможно, несколько пикантных скандалов продвинут их замыслы.

Оргии Мессалины - Федерико Фаруффини Мессалина, работающая в борделе Лисиски, офорт Агостино Карраччи, конец 16 века

Слухи и намеки на сексуальные приключения были обычным явлением и распространены в Риме, как и в любом другом месте, но сплетни об оргиях, которые Мессалина, как сообщалось, устраивала в частном порядке, быстро распространились повсюду. Все вспоминают историю о соревновании в отношении сексуальной выносливости, в котором Мессалина, как сообщается, боролась с проституткой Сциллой, чтобы выяснить, кто сможет удовлетворить большее количество мужчин за 24 часа - которое, как говорят, Мессалина выиграла со счетом. о двадцати пяти влюбленных - как сообщает Плиний Старший в своей книге «Естественная история » Плиния Старшего в главе 83, п.237:

Мессалина, жена Клавдия Цезаря, считая, что это пальма первенства вполне достойна императрицы, выбрала для решения вопроса одну из самых известных женщин, занимавшихся профессией наемной проститутки; и императрица превзошла ее после непрерывных половых сношений днем ​​и ночью в двадцать пятых объятиях.

Ян Стурса - Мессалина, раздевается по дороге на соревнования… Гюстав Суранд - Соревнование между Мессалиной и Сциллой

Ювенал описал ее привычки в «Сатире VI» следующим образом:

Тогда посмотрите на тех, кто соперничает с богами, и послушайте, что претерпел Клавдий.Как только его жена заметила, что ее муж спит, эта августейшая блудница оказалась настолько бесстыдной, что предпочла царской ложе обыкновенную циновку. В ночном капюшоне и в сопровождении единственной служанки она вышла; затем, спрятав свои вороньи кудри под светлым перуком, она заняла свое место в борделе, пропахшем давно использованными покрывалами. Войдя в пустую камеру, предназначенную для нее самой, она встала там под притворным именем Ликиска, ее соски были обнажены и позолочены, и открыв вид на чрево, которое родило тебя, о благородный Британик! Здесь она любезно принимала всех желающих, прося с каждого его гонорара; и когда, наконец, смотритель отпустил своих девочек, она осталась до последнего, прежде чем закрыть свою камеру, и со страстью, все еще бушующей в ней, печально удалилась.Затем измученная мужчинами, но неудовлетворенная, с запачканными щеками и испорченная дымом ламп, она перенесла на царскую подушку все запахи тушеного мяса.

Мессалина, Эдуард Анри Аврил

То, что, кажется, сломало ей шею, было вечеринкой, которую она устроила по случаю визита своего мужа, императора Клавдия, в гавань и верфи Остии, которые он строил там. В его отсутствие жена устроила пышную вечеринку. Вольноотпущенник Тиберий Клавдий Нарцисс, еще один секретарь и магистрат, решил сообщить своему боссу о распутном деле - у него были свои причины в отношении Британика, сына Мессалины (проверьте ссылку, это интересно).

У нас есть основания полагать, что в своем отчете Нарцисс позволил себе несколько вольностей с фактами или, по крайней мере, с тем, что он мог доказать. Он сказал своему нанимателю, что его жена действительно проводила свадебную церемонию с неким Гаем Силием, который был назначенным консулом на следующий год 49 г. н.э. Брак Мессалины и Гая Силия

Было ли это правдой или нет, мы не знаем. Если это правда, то это мог быть заговор с целью свергнуть Клавдия и сделать Силия императором, который затем мог бы принять Британика своим наследником.Силиус пользовался популярностью не только у людей, но и у преторианской гвардии, что делало его настоящей опасностью.

Клавдий колебался. Вернувшись в Рим, он был встречен по дороге своей женой и детьми в компании главной весталки Вибидии, которая пыталась выступить в качестве арбитра в этом деле. Однако горизонт затуманился, когда Клавдий, осматривая дом Силиуса, обнаружил несколько семейных реликвий Юлиев-Клавдиев, которые его щедрая жена подарила своему любовнику.

Похоже, что Клавдию - все еще сомнительно - не хватило силы воли, чтобы сделать то, что было необходимо в интересах империи, поэтому Нарцисс взял на себя ответственность приказать казнить императрицу.Она сбежала со своей матерью в Сады Лукулла и получила шанс почетно покончить жизнь самоубийством, но не смогла этого добиться. Итак, солдат пронзил ее своим мечом.

Смерть Мессалины - Жорж Антуан Рочегросс Смерть Мессалины - Франческо Солимена

Услышав известие о кончине своей жены, император не проявил никакой реакции, а просто попросил еще вина. Сенат, вздохнув от облегчения, приказал убрать ее имя из всех общественных мест.И все же сплетни оставались на протяжении всех этих столетий и сделали ее бессмертной.

Отдыхай, старушка!

(© Джон Винсент Палатин, 2019)

Просмотров: 1191

Джулия Ливилла (Персонаж) - Comic Vine

Джулия Ливилла (Персонаж) - Comic Vine Черновики отправленыПроверено 0) {%>

Вклад вики

Взносы

Нет изменений, ожидающих рассмотрения

Изменения не проверялись

  1. Добавьте или отредактируйте что-нибудь в вики, и ваши изменения будут отображаться здесь
  2. По завершении отправьте изменения на рассмотрение.
  3. Если ваши изменения одобрены нашими модераторами, они появятся на странице

0 заглушек было добавлено.

0) {%> 1) {%> - из
checked = "проверено" name = "[] []" data-associd = "" значение = "" /> *

На этой странице нет недавних изменений в wiki.

Общая информация

Super Name

Юлия Ливилла

Юлия Ливилла

Настоящее имя
Псевдонимы
Издатель
Создатели

Никто

Пол

женский

Пол

UnknownMaleFemale

Пол этого персонажа.
Тип символа

Человек

Тип персонажа

AlienAnimalCyborgGod / EternalHumanInfectionMutantOtherRadiationRobot

Тип символа этого персонажа.
Первое появление
Появляется в

4 вопроса

День рождения

н / д

Умер

Никто

Полномочия

Никто

символов Силы

AdaptiveAgilityAnimal ControlAnimationAstral ProjectionBerserker StrengthBlast PowerBlood ControlChameleonChemical AbsorbtionChemical SecretionClawsControlled Кость GrowthCosmic AwarenessDanger SenseDarkforce ManipulationDarkness ManipulationDeath TouchDensity ControlDimensional ManipulationDivine PowersDuplicationEarth ManipulationElasticityElectricity ControlElectronic DisruptionElectronic interactionEmotion ControlEmpathyEnergy AbsorptionEnergy основе ConstructsEnergy ManipulationEnergy ShieldEnergy-Enhanced StrikeEnhance MutationEscape ArtistFeralFire ControlFlame BreathFlightForce FieldGadgetsGenetic ManipulationGravity controlHealingHeat GenerationHeat VisionHellfire ControlHolographic ProjectionHypnosisIce BreathIce ControlIllusion Кастинг Бессмертный Имплантаты Поглощение инерции Безумно богатый Интеллект Невидимость НеуязвимостьЛидерствоЛевитацияСветовая проекцияДолголетиеМагиямагнетизмМаркированностьПоглощение материиМесмеризацияНекромантияОмни-язычныйP enance StarePhasing / GhostPheromone ControlPlant ControlPoisonousPossessionPostcognitionPower ItemPower MimicryPower SuitPrecognitionPrehensile HairProbability ManipulationPsionicPsychicPsychometryRadar SenseRadiationReality ManpulationSand manipulationSense DeathShadowmeldShape ShifterSiphon AbilitiesSiphon LifeforceSize ManipulationSonic ScreamSoul AbsorptionStaminaStealthSub-MarinerSuper EatingSuper HearingSuper SightSuper SmellSuper SpeedSuper StrengthSwordsmanshipSynaesthesiaTechnopathyTelekinesisTelepathyTeleportTime ManipulationTime TravelTrackingUnarmed CombatVampirismVibration WaveVoice индуцированных ManipulationWall ClingerWater ControlWeapon MasterWeather ControlWebslingerWillpower основе ConstructsWind пакетные

Полномочия этого персонаж.

Лучшие участники этой вики

Юлия Друзилла - 10 июня 38 г. н.э.

Юлия Друзилла была одной из дочерей Германика и Агриппины Старшей .Она также была сестрой Nero Caesar , Drusus Caesar , Caligula , Agrippina Junior и Julia Livilla . Она родилась в 16 году нашей эры, когда Германик умер в Антиохии, ей было всего три года. Друзилла и ее братья и сестры были привезены их матерью в Рим, откуда они все жили в Германии. Детей воспитывала Агриппина Старшая с помощью бабушки по отцовской линии, Антонии Младшей, .

Бюст Друзиллы

В 26 году нашей эры префект преторианцев, Сеян , по сути, управлял Римом и управлял им, благодаря Тиберию , делегировавшему ему такую ​​большую ответственность.Хотя Сеян не был в очереди на престол, он использовал свою силу, чтобы устранить возможных претендентов. Агриппина Старшая, Нерон Цезарь и Друз Цезарь были арестованы, сосланы и умерли при загадочных обстоятельствах. В 31 г. Калигула принял приглашение жить с Тиберием на острове Капри, где император с тех пор передал обязанности Сеяну. У Тиберия был один внук, , Тиберий Гемелл, , который в том же году присоединился к императору и Калигуле на Капри.Тиберий назвал обоих сонаследниками, хотя Калигула был их любимцем.

В 33 году Друзилла вышла замуж за Луция Кассия Лонгина , друга императора Тиберия. Лонгин был консулом в 30 г., а в 37 г. Тиберий назначил его комиссаром. Когда Тиберий умер в марте 37 года, Калигула был провозглашен императором и усыновил Гемелла. Он также приказал Друзилле развестись с Лонгином и выйти замуж за своего друга Марка Эмилия Лепида , который, как говорили, был романтически связан не только с Друзиллой, но и с Юлией Ливиллой, Агриппиной Младшей и самим Калигулой.Позже в том же году Калигула смертельно заболел и назвал Друзиллу своим наследником, что сделало ее первой женщиной, которая стала наследницей Римской империи, которая, вероятно, сохранит династию Хулио в неприкосновенности через своих детей. Однако Калигула выздоровел, но околосмертный опыт сделал его параноиком. В 38 году он казнил Гемелла якобы за участие в заговоре с целью его убийства, потому что его дыхание пахло противоядием от яда, что считалось изменой. Однако очевидная правда заключалась в том, что он принимал лекарство от кашля, но это было достаточно хорошим предлогом, чтобы на всякий случай избавить Калигулу от потенциального соперника.

Хорошо известно, что Друзилла была любимой сестрой Калигулы, которая была на четыре года старше ее. Об их кровосмесительных отношениях, которые продолжались и во взрослой жизни, написано много, но есть несколько разных гипотез о том, почему. Часто историки используют это отношение, чтобы унизить Калигулу, но некоторые предполагают, что император мыслил в духе Птолемеев и хотел вместе править со своей сестрой. Это шло вразрез с римскими традициями, однако Калигула уже был женат на Лоллии Паулине года, а Друзилла была замужем за Лепидом.Даже на званых обедах Друзилла сидела там, где должна была быть Паулина, предполагая, что Друзилла на самом деле была его женой и женщиной-главой его семьи.

10 июня 38 года нашей эры Друзилла умерла, вероятно, от широко распространенной в то время болезни в Риме. Калигула был опустошен и обожествил ее, несмотря на то, что даже Ливия , жена Августа , еще не удостоилась такой чести. Он также заставлял общественность оплакивать долгое время. Вдовец Друзиллы, Лепид, был наиболее вероятным наследником Калигулы и, как говорили, часто был сподвижником Калигулы, но в следующем году был казнен, опять же за сговор с целью убийства императора.

КАЛИГУЛА Агриппина младшая Ливилла Друзилла Юлия Ливилла Сестерций
КРАСИВЫЙ ПОРТРЕТ КАЛИГУЛЫ.

Тиберий Гемелл (19–37 / 8 гг. Н. Э.) И Германик Гемелл (19–23 / 4 гг. Н. Э.) Цезарь, Æ Сестерций.
Нерон и Друз - дупондиус

Римская империя: в первом веке.Римская империя. Писатели. Сенека


Статуя Сенеки
Философ, писатель, оратор и государственный деятель, Сенека (4 г. до н.э. 65 г. н.э.) был ведущим интеллектуалом Рима в середине первого века нашей эры. Вернувшись из изгнания, он и его друзья фактически правили Римом в первые годы правления Нерона.

Сенека, второй сын в богатой семье, получил образование в области философии секстиев.На это сильно повлиял стоицизм, последователи которого считали, что добродетель основана на знании и что взлеты и падения повседневной жизни следует принимать спокойно.

В молодости Сенека сильно заболел и посетил Египет, чтобы поправиться. Он вернулся в Рим в 31 году нашей эры и начал карьеру в политике. Вскоре Сенека поссорился с императором Калигулой, который позволил ему жить только потому, что ему сказали, что здоровье Сенеки означает, что он, вероятно, скоро умрет в любом случае.

Изгнан

Когда Клавдий взошел на трон, дела пошли еще хуже.Обвиняемый в супружеской неверности с племянницей императора Джулией Ливилла, Сенека был сослан на Корсику в 41 году нашей эры. Он уже был известен как писатель и мыслитель. Он продолжил свою работу в изгнании, написав философию и драму. Следуя классической стоической линии, он писал, что «изгнание одного человека было лишь каплей в море человеческих потрясений».

Клавдий пробыл на Корсике восемь лет, пока Агриппина, третья и последняя жена Клавдия, не организовала его возвращение в Рим, чтобы обучать ее сына Нерона. Это подняло этические проблемы: стоики избегали расточительной жизни и верили в братство людей задолго до того, как христиане проповедовали то же самое.Живя под абсолютным правлением императора, стоики были вынуждены идти по тонкой грани между честностью и лицемерием.

Положение силы

Вернувшись в Рим, убийство Клавдия продвинуло ученика Сенеки, Нерона, на высшую должность. Как ключевой член своего двора, Сенека обнаружил, что он и его друзья, по сути, правили Римом. Его работа заключалась в том, чтобы помочь Нерону стать разумным императором - трудная работа, учитывая его юный возраст и его кровожадную мать.

На какое-то время Сенеке удалось контролировать темную сторону Неро.Как влиятельный придворный, он также провел важные реформы в налоговой и судебной сферах. Он также пропагандировал более гуманное отношение к рабам.

Границы стираются

Однако с возрастом Неро становилось все труднее контролировать. Его жестокость и разврат стали более обычными. Для Сенеки грань между честностью и лицемерием стала размытой. Как один из ключевых советников Нерона, Сенека потворствовал (или, возможно, даже был причастен) к убийству императором его собственной матери.

После неоднократных просьб Сенеке наконец разрешили уйти в отставку в 62 году нашей эры. Но это длилось недолго. Три года спустя его обвинили в участии в заговоре с целью убийства Нерона. Несмотря на незначительные доказательства, офицер был отправлен требовать его самоубийства. Как стоик Сенека спокойно встретил свой конец.

Один из ведущих философов Древнего Рима, Сенека оставил после себя большое количество эссе, писем, трагедий и стихов, которые сохранили его мысли почти две тысячи лет.Хотя он знал, что его действия не соответствовали его идеалам, он надеялся, что история простит его.

Куда дальше:
Императоры - Клавдий
Императоры - Нерон

Виртуальная библиотека: Прочтите некоторые работы Сенеки.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *