Три невесты: Три невесты старика Чмутина

Содержание

Три невесты Чёрного ворона (СИ)

Роман, написанный в любовно-фантастическом жанре, от писательницы Татьяна Рябинина с названием «Три невесты Чёрного ворона» рассказывает читателям о бессмертном правителе, захватившем Полуночные земли – Чёрном вороне и его невестах. Так сложилось, что никто из людей никогда не видел его лица, он всегда носит маску или является в образе ворона, никому не известно его имя, как и не известно о том, откуда он прибыл сюда. Когда-то давно он явился на эти земли и захватил власть с помощью магии. С тех пор он бессменный правитель Ликура и Тандора. Жители близлежащего к его замку поселения знают только то, что он способен обращаться в ворона и летать, а еще он по-настоящему бессмертен. Один раз в сто лет он объявляет отбор невест, выбирая тройку лучших девушек. Им суждено отправиться в его замок, где одной из трёх предстоит стать избранницей Чёрного ворона, а вот двум… Три девушки в течение года живут в замке бессмертного правителя до того момента, пока тот не выберет для себя спутницу. Впрочем, никто не знает, что в действительности происходит с двумя оставшимися девушками, однако обратно из замка никто никогда не возвращался.

И вот наступила пора очередного отбора. Жители с ужасом ждали этого события. В связи с ним ни единой девушке из высшего или среднего сословия, которой исполнилось восемнадцать в этом году, не разрешалось выходить замуж. Все привилегии были у правителя Полуночных земель: пока Чёрный ворон не выберет себе тройку лучших, никто не мог ослушаться этого правила. Все восемнадцатилетние девушки обязаны были явиться на смотрины. Исключение составляли редкие случаи, связанные с тяжелой болезнью или увечьем. Этот отбор вызывал страх и ужас у жителей. Если где-то в другом месте стать супругой правителя была почетная и желанная роль, то в Полуночных землях это означало пожизненное заключение в мрачном замке на высокой горе, невозможность видеть родных и друзей. Кто может мечтать о таком?

Главной героине предстояло раскрыть тайну Чёрного ворона, узнать, что происходит с тройкой отобранных девиц в его замке. Почему? Всё потому, что она самостоятельно вызвалась на отбор, дабы заменить свою сестру. Девушка была уверена, что её кандидатура не привлечет внимания Чёрного, но увы, она ошибалась…

Три сестры - три невесты

ТРИ СЕСТРЫ — ТРИ НЕВЕСТЫ

Жил в тундре старик Нгум Мята. Было у него три дочери.

Задул однажды в тундре долгий северный ветер. Старик с дочерьми сидит в холодном чуме. Сидят они, сидят, выйти не могут, ждут, когда пурга стихнет. А пурга не стихает. День, другой, третий без устали ветер дует. Чум едва на месте стоит, вот-вот сорвётся.

Старик Нгум Мята знает: это хозяин ветра, могучий Котура, пургу наслал. Надо бы задобрить Коту-ру. Надо б ему невесту дать. Подумал старик и говорит:

— Мы все тут замёрзнем. И весь наш народ замёрзнет. Этой пурги не переждать. Ветер не стихнет. Ведь это сам Котура осерчал. Жену ему надо. Иди, старшая дочь, выручай. Иди к нему в жёны. Возьми маленькие санки и толкай их против ветра. Он развяжет тебе завязки на одежде — ты их не завязывай, он нашвыряет тебе за одежду снегу — ты его не вытряхивай. Впереди будет гора. Заберись на неё. Тогда только снег вытряхни, завязки завяжи. К тебе на плечо сядет птичка. Ты её не гони, наоборот, рукавицы сними, в ладонях обогрей. Потом садись в санки и съезжай на ту сторону горы. Санки остановятся у чума Котуры. В чум зайди и жди хозяина, ничего не ешь, ничего не трогай. Когда хозяин придёт, делай всё, что прикажет.

Старик замолчал. Старшая дочь оделась, попрощалась с отцом, с сёстрами, взяла маленькие санки и пошла навстречу пурге, навстречу ледяному ветру, навстречу сердитому неутомимому Котуре. А ветер треплет ей завязки, под одежду хочет забраться. Вот завязки уже развязались. Ветер нашвырял за одежду пригоршни снегу... Впереди гора.

Девушка подумала: «Зачем зря мёрзнуть? Лучше вытряхну снег да завяжу завязки, будет мне потеплее». Вытряхнула снег, завязала завязки, поднялась на гору. Подлетела к ней маленькая птичка, хочет на плечо сесть. А девушка говорит:

— Ещё и тебя греть! Самой холодно. Лети прочь!

Птичка улетела. А старшая дочь старика села в

санки, скатилась с горы и оказалась у большого хорошего чума. Она вошла внутрь. Никого нет. Она села на белые оленьи шкуры и увидела много жирного оленьего мяса. «Зачем зря голодной сидеть? — подумала она.— Лучше я поем оленьего жиру». И начала отрывать от оленьих туш самые жирные куски. Вдруг слышит шум: кто-то к чуму подошёл, снег с лыж сбил, лыжи снял. И вот вошёл в чум молодой рослый богатырь. Это и был Котура, хозяин чума, хозяин северного ветра. Увидел девушку и спрашивает:

— Зачем ты здесь?

— Меня отец прислал,— отвечает она.

— А если так, почему без дела сидишь, почему мясо не варишь? Разводи огонь, клади мясо в котёл.

Старшая дочь сварила мясо. Котура дал ей три большие деревянные чашки и говорит:

— Вынимай мясо, дели на три части. Две съедим мы с тобой, третью отнесёшь в соседний чум.

Старшая дочь старика начала делить. В первую чашку положила самые жирные куски. Её взяла себе. Во вторую положила куски похуже. Её отдала Коту ре. В третью положила жилистые остатки.

— Эту,— сказала,— отнесу твоим соседям.

Они поели. Котура говорит:

— Теперь отнеси мясо в соседний чум. Только сама в него не заходи. Снаружи постой, подожди, пока чашку тебе вернут.

Старшая дочь старика взяла мясо. Вышла. Никакого чума не видно. Темно. Метель метёт — глаза закрываются. Прошла девушка немного туда-сюда и думает: «Вернусь, пока чум Котуры не потеряла. А мясо съем». Она начала есть, но мясо было жилистое, и она его выбросила. Вернулась в чум. Котура уже спал. Девушка легла на шкуры и тоже заснула. Утром проснулась, смотрит: Котура ест. Ест и спрашивает:

— Отнесла мясо?

— Отнесла,— отвечает девушка.

— Покажи чашку,— говорит Котура.— Посмотрю, чем тебя отдарили.

Девушка показала пустую чашку.

Котура промолчал. Потом вышел из чума, принёс несколько сырых оленьих шкур и говорит:

— Вот тебе шкуры. Выделай их, а потом сшей мне сокуй (дорожная одежда с капюшоном из оленьих шкур), пимы (тёплые сапоги, сшитые из шкурок с ног оленя), штаны и рукавицы. Управься к вечеру, пока я на охоте.

Котура встал на лыжи и ушёл в тундру. Пурга метёт, темно, ничего не видно. Старшая дочь старика начала волосы расчёсывать. Вдруг в чум вошла седая старушка. Вошла и говорит:

— Девушка, расчеши и мне волосы. Давно их никто не расчёсывал.

— Некогда мне. Вон работы сколько! — ответила девушка и кивнула на ворох шкур.— Иди, бабушка! Не мешай!

Старушка вышла из чума.

Кто она? Куда пошла? Об этом девушка не подумала. Взялась за работу. Шкуры мнёт, ножом их кроит, торопится, кое-как шьёт одежду.

Вечером Котура вернулся.

— Одежду сшила?

— Сшила,— отвечает девушка.

Котура осмотрел работу. Шкуры были жёсткие, плохо выделанные, одежда ему не подошла, оказалась мала.

— Иди, девушка, домой,— сказал Котура.

Старик Нгум Мята сидел с дочерьми в чуме. Пурга

не утихала. «Видно, не пришлась по нраву Котуре моя старшая дочь,— подумал старик.— Видно, плохо она запомнила мои слова. Вон как дует! Сердится Котура». И тут в чум вошла старшая дочь.

— Что, не понравилась Котуре? — спрашивает старик.

— Это он мне не понравился,— ответила старшая дочь.— Не пойду я за него.

Старик Нгум Мята подумал и говорит:

— Придётся тебе, моя средняя дочь, идти к Котуре. Иди, выручай нас.

Он сказал средней дочери то же самое, что и старшей. Средняя дочь взяла маленькие санки и пошла на север, пошла навстречу пурге, навстречу грозному Котуре. А ветер уже развязал ей завязки, нашвырял за одежду снегу... Девушка думает: «Почему отец разрешил вытряхнуть снег и завязать завязки только на вершине горы? Ничего не случится, если я вытряхну снег сейчас. Зачем зря мёрзнуть?» Она вытряхнула снег, завязала завязки, поднялась в гору. Подлетела к ней маленькая птичка, но девушка говорит:

— Нет у меня для тебя тепла. Самой тепла не хватает.

Птичка улетела. Девушка села в санки, скатилась с горы и оказалась у чума Котуры. Вошла в чум, развела огонь, наварила оленьего мяса, и тут пришёл Котура.

— Зачем ты здесь? — спросил он девушку.

— Меня к тебе отец прислал,— ответила она.

— Вижу, ты хорошая хозяйка, уже и мясо сварила,— говорит Котура.— Вот тебе три чашки, дели мясо на три части. Две мы съедим, третью отнесёшь в соседний чум.

Девушка разделила мясо на три равные части. Они поели. Котура говорит:

— Теперь отнеси мясо в соседний чум. Только сама туда не заходи. Подожди, пока вернут чашку.

Средняя дочь старика взяла мясо, вышла. Темнота, метель! Ничего не видно! Девушка думает: «Пока найду этот чум, замёрзну. Лучше выброшу мясо да вернусь поскорей в тепло». Она выбросила мясо и вернулась в чум. Котура удивился и говорит:

— Скоро ты вернулась. Мясо отнесла?

— Отнесла.

— Покажи чашку, посмотрю, чем тебя отдарили.

Девушка показала пустую чашку. Котура промолчал и лёг спать. Утром он принёс в чум несколько оленьих шкур и сказал:

— Вот шкуры. Сшей мне хорошую одежду. Управься к вечеру, пока я на охоте. Но прежде чем шить, о моих помощниках позаботься: одного накорми, другому одежду поправь, третьему силы добавь.

Котура ушёл в тундру. Девушка огляделась. Где помощники? Вышла из чума. Нет помощников. О чём говорил Котура? «Скажу ему, что позаботилась,— подумала она.— Надо скорее браться за шитьё». И она взялась за работу. Трудно за один день одежду сшить. Надо спешить. Вдруг вошла седая старушка. Вошла и говорит:

— Девушка, расчеши мне волосы. Давно мне их никто не расчёсывал.

Девушка отвечает:

— Некогда, бабушка, работы много. Не управлюсь к вечеру — худо мне будет.

Старушка тихонько вышла из чума.

Вечером вернулся Котура.

— О помощниках моих позаботилась? — спрашивает.

— Позаботилась,— отвечает девушка.

— Одежду сшила?

— Сшила,— отвечает девушка.

Котура осмотрел работу. Шкуры жёсткие, одежда нескладная, сшита вкривь да вкось, нельзя надеть.

— Ты не жадная, как твоя старшая сестра,— сказал Котура.— Но ты недогадлива. Иди домой.

И средняя дочь старика пошла домой.

Старик Нгум Мята совсем замёрз в своём холодном чуме. Пурга не унимается. «И средняя моя дочь не угодила Котуре,— подумал он.— Придётся послать к нему самую младшую, самую любимую». И тут в чум вошла средняя дочь.

Старик Нгум Мята не стал её ни о чём спрашивать. Он раскурил трубку и сказал:

— Не смогли мои старшие дочери угодить Котуре. Ещё больше он сердится, ещё сильнее дует ветер. Жаль мне мою самую младшую отдавать Котуре. Но ничего не поделаешь. Надо остановить пургу, иначе весь народ замёрзнет.

Он сказал младшей дочери то же самое,- что и старшим. Младшая взяла маленькие санки и пошла навстречу холодному ветру, навстречу неумолимому Котуре. Ветер развязал ей завязки, нашвырял за одежду снегу. Холодно стало, но девушка идёт, снег не вытряхивает. Впереди гора. Девушка взобралась на гору и только там вытряхнула снег, завязала завязки. К ней подлетела маленькая птичка, села ей на плечо. Девушка сняла рукавицы, обогрела птичку в ладонях. Потом села в санки, скатилась с горы и оказалась около чума Котуры. Она вошла, села на шкуры и стала ждать хозяина. К вечеру вернулся Котура.

— Зачем пришла? — спрашивает.

— Меня к тебе отец прислал,— отвечает девушка.

— Тогда не сиди без дела, мясо вари.

Младшая дочь старика сварила мясо. Котура приказал ей разделить мясо на три части. Девушка разделила всё поровну. Они поели. Котура приказал отнести третью чашку в соседний чум и подождать снаружи, пока вернут чашку.

Девушка вышла из чума. Темень. Пурга. Где соседний чум? Девушка ходила туда-сюда и вдруг увидела искорку. Подбежала к этой искорке — а там пень, и дымом от него пахнет. Она ткнула в пень ногой, в нём открылась дверь, а из двери выглянула седая старушка.

— Ты кто? — спрашивает.— Ты зачем?

— Я мясо вам принесла. Котура передал.

— Давай мясо,— говорит старушка.— А сама там постой.

Старушка взяла мясо и скрылась. Долго её не было. Девушка замёрзла. Но вот дверь открылась, и старушка подала ей чашку, полную всякого добра. Девушка вернулась в чум.

Котура говорит:

— Долго ты ходила. Соседний чум нашла?

— Нашла,— отвечает девушка.

— Мясо отдала?

— Отдала,— отвечает девушка.

— Покажи-ка чашку, посмотрю, что там.

В чашке лежали скребки и мялки для выделки шкур, ножи для кройки, иголки, нитки,— всё, что надо женщине для шитья одежды. Котура улыбнулся:

— Хорошо тебя отдарили.

Утром он занёс в чум несколько сырых оленьих шкур, приказал выделать их и сшить одежду.

— Вечером вернусь с охоты — посмотрю твою работу. Хорошо справишься — возьму в жёны. Не справишься — выгоню, как твоих сестёр. Да не забудь: прежде чем шить, о помощниках моих позаботься — одного накорми, другому одежду поправь, третьему силы добавь.

Он ушёл. Девушка огляделась. Где помощники? Вышла из чума и всё поняла. Вон собака сидит, её надо накормить. Накормила. Вон сети висят, их надо починить. Починила. Вон топор лежит, его надо наточить. Наточила. Силы ему добавила. Обо всех помощниках позаботилась. Вошла в чум, взяла скребок, начала шкуры скоблить.

Вдруг вошла седая старушка, та самая, которой она вчера относила мясо. Старушка говорит:

— Девушка, расчеши мне волосы. Давно их никто не расчёсывал.

Что делать? Работа ждёт, надо спешить, но и старушку жаль. Отложила девушка работу, взялась за гребень, расчёсывает старухе волосы. Старуха говорит:

— Загляни-ка мне в правое ухо. Будто бы кто-то там шевелится.

Младшая дочь старика заглянула в ухо и испугалась, отшатнулась.

— Что с тобой, милая? — спрашивает старуха.— Что там увидела?

— Там у вас девушки сидят!..

— Так зови их сюда! Пусть они помогут тебе одежду сшить, а ты не спеша мне волосы расчеши, в косы их заплети.

Младшая дочь старика кликнула девушек. Они выскочили из старухиного уха. Их оказалось четыре. Дружно взялись они за шкуры. Скоблят их, мнут, дубят, кроят, одежду шьют. К вечеру всё было готово. Девушки снова стали маленькими и спрятались в старухином ухе. Перед уходом старуха сказала:

— Котура посмотрит на работу и скажет, что она похожа на работу его сестёр. Ты ответь: «Я твоих сестёр не видела, не слышала, где мне взять их работу». Запомни эти слова и знай: Котура — мой сын.

Вечером Котура вернулся.

— О помощниках моих позаботилась?

— Позаботилась,— отвечает девушка.

— Одежду сшила?

— Сшила,— отвечает девушка.

Котура осмотрел работу, примерил одежду. Шкуры мягкие, одежда ладно скроена и крепко сшита. Котура говорит:

— Это похоже на работу моих сестёр.

— Я твоих сестёр не видела, не слышала, где мне взять их работу?

Котура засмеялся. Потом говорит:

— Ты не жадная, ты смышлёная, ты мастерица хорошая,— быть тебе моей женой.

В тот же миг в тундре ветер утих, пурга улеглась. Тепло стало. Старик Нгум Мята подумал: «Пришлась по нраву Котуре моя младшая дочь. Вот и пурга утихла. Теперь мой народ спасён».

Три Невесты. Сон. Сказка. Легенда. Миф.

Три Невесты. Сон. Легенда. Миф. Сказка!!

....

     Однажды крестьянскому парню привиделся дивный сон: – будто оказался он в подводном царстве.

     Перед ним, среди чудесных растений, сиял, как солнце, дворец.

     Рыбы и удивительные морские существа проплывали сквозь его окна и двери, а ещё увидел молодец красавицу.

     Так она полюбилась пареньку, что обещал ей вечную любовь и посулил прислать из родной деревни сватов.

     На другую ночь сон повторился, только на сей раз чудо-дворец плыл по воздуху, словно невесомый.

     Разноцветные птицы выпархивали из его окон, а ещё увидал парень в тереме чудо-девицу красоты неописуемой – и пообещал на ней жениться.

     Третьей ночью – уже наяву, возвращаясь в родную деревню с рыбалки, − молодец увидал в лесу дворец, весь из самоцветных каменьев.

     В окне сияло лицо столь прекрасной девы, что парень забыл двух первых невест и вновь заговорил о сватовстве.

     Когда дева нежданно-негаданно вышла на крыльцо из своих покоев, легкомысленный молодец едва не утратил дара речи: – красавица оказалась трёхглавою, и он узнал лица каждой из своих невест.

     — Подтверждаешь ли своё обещание, о наш ветреный жених? − Спросили головы хором.

     — Да, да, подтверждаю! − Ответствовал насмерть перепуганный парень. − Подтверждаю и завтра пришлю сватов. Только какой вам от меня прок: – летать я, бескрылый, все равно не научусь, да и под водой жить не могу. Придётся мне поселиться с одной из вас в лесу.

     Тут три невесты улыбнулись – и все вдруг пропало. Парень снова очутился на знакомой охотничьей тропе.

     Но с той поры стал ему внятен язык и птиц, и зверей, и рыб.

     Он прослыл великим мудрецом, прожил долгую счастливую жизнь, не забывая приносить дары загадочной богине Триглаве.

+++++++++++++++++++++++++

 

Читать книгу «Три невесты для президента» онлайн полностью📖 — Ларисы Владимировны Малмыгиной — MyBook.

Дизайнер обложки Алеся Евгеньевна Резникова

© Лариса Владимировна Малмыгина, 2019

ISBN 978-5-4496-1489-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Три невесты для президента

ВМЕСТО ПРОЛОГА.

Воспоминания

Помидоров уродилось много, так много, что мы не знали, куда их деть. На первых порах усиленно ели, затем делали соки, лечо, консервировали и даже вялили. Но их по-прежнему оставалось полным-полно. Тогда стали раздавать, продавать я не умею. Тем не менее, отдельные экземпляры начали портиться. И тут завелись мелкие мошки. Откуда они взялись, оставалось только гадать, ведь никто не знает, откуда возникают те или иные существа. Например, лягушки в виде дождя или червяки, неожиданно появляющиеся в теле умершего человека. Учёные заявляют, что эти червяки вылупляются из яиц мух, но откуда мухи в зимнее время.

Об этом я размышляла, когда чистила картошку для пюре. За окном по-летнему светило солнце, хотя октябрь окрасил в золото яблони и вишню. Под ними ходил муж и что-то перетаскивал. Полгода мы живём в своём доме, а полгода в приватизированной квартире, которая встречает нас после долгой разлуки весьма неприветливо. Я не любительница суеверий, но как объяснить то, что после первой ночи в городе я встала с поцарапанной шеей и синяках на запястье левой руки. Царапины воспалились, лимфоузлы последовали их примеру. Это было в том году, что ожидает меня в этом, я не знала и опасливо ёжилась от неприятного предчувствия.

Приготовив ужин, я вышла на веранду и окинула взглядом разложенные на подстилке овощи. Над ними настойчиво летали дрозофилы.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Как всё начиналось. ЗВОНОК ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ

Тогда мне было пятьдесят пять, но выглядела моложе лет на пятнадцать – генетика. Та же ситуация у тридцатилетней дочки Светы – больше двадцати никто не даёт. Я находилась на пенсии, но и до заслуженного отдыха не работала. Вернее, работала дома, писала для интернета статьи. Их покупали блогеры и накручивали на них деньги. Говорят, некоторые становились долларовыми миллионерами.

Я бы и сама продавала свои труды, да как-то попробовала – не получилось, а потому успокоилась и вновь залезла под мужнино крылышко, ведь Вадим главный инженер в большой фирме. У меня единственная дочка, единственная внучка Яна, а также единственный зять Олег. Все мы – большая дружная семья, в неё влилась и мать нашего Олежки Лариса. Наверное, это бывает редко, ведь тёщи и свекрови обычно конфликтуют и своими действиями основательно мешают благополучию любимых детей.

Меня звать Елена, муж величает Еленой Прекрасной, фамилия Черкасова. Вот и познакомились. А теперь начну рассказ, в который трудно поверить, но тем не менее он реальный от первого до последнего слова.

Итак, на веранде головокружительно пахло яблоками, хотелось закрыть глаза и погрузиться в нирвану, но тут забренчал телефон и я, бросившись ему навстречу, раздавила откатившийся спелый томат, который хрустнул и брызнул соком на окрашенные в цвет кофе с молоком стены. Выругавшись, я скинула тапочек, но мобильник уже заткнулся. Пока я мыла в санузле ногу и обувку, смартфон издал жалобные звуки и, всхлипнув в последний раз, затих.

Неизвестный номер предстал моему взору, я поморщилась и вернулась к помидорам, ведь предстояло делать любимый Вадимом томатный сок. И тут телефон ожил снова.

«Не пойду», – мелькнула скорая мысль.

– Елена Прекрасная, не слышишь, что ли? – послышался раздражённый голос мужа.

Надо же, какой у него слух! И снова нервничает!

– Кто-то неизвестный названивает, – крикнула в приоткрытое окно я.

– Подойди к гаджету, – велел супруг начальственным тоном. Так он разговаривает с подчинёнными. Я была не подчинённой, но всё же последовала приказу.

– Алёнка, что трубку не берёшь? – удивилась мама моего зятя. Она несколько лет назад развелась с мужем и жила в своё удовольствие, так как никогда и ни при каких обстоятельствах не унывала.

– Мне кто-то незнакомый звонил, – промямлила я.

Имя Алёна мне нравилось больше, чем то, что записано в паспорте.

– Кстати, мне кто-то звонил тоже, – отозвалась Ларка. – Номер какой-то необычный, начинается на пятизначную цифру.

– И у меня такой же, – вздохнула я. – Может, из-за бугра?

– Может, из преисподней? Но я не из-за этого звоню. Хочу пригласить на шопинг.

Тряпок я давно не покупала, а потому охотно согласилась. Договорились на воскресенье, как раз на выходные мы собирались в город. Сегодня был четверг, я вздохнула и подумала, что вряд ли с такой нагрузкой доживу до шопинга.

К счастью, до субботы я протянула, а на следующий день Лара стояла на пороге квартиры. Я окинула её взглядом и ещё раз позавидовала. Несмотря на руководящую работу в ресторане, Светкина свекровь источала аромат безмятежного отдыха на берегу океана, то есть пахла солнцем и океанской волной. Полненькая блондинка с безмятежными голубыми глазами, естественным нежным румянцем, она, несомненно, притягивала взгляды мужчин. Лариса была моложе на пять лет, но из-за моей удачной генетики разница в возрасте не ощущалась.

– Он снова звонил, – когда вышли из подъезда к ждущему такси, проговорила директор ресторана.

– Кто звонил? – не поняла я.

– Этот странный номер, – усаживаясь в салон, ослепительно улыбнулась Лара.

Я включила свой смартфон и вгляделась в журнал вызовов. Вчера незнакомец или незнакомка снова пыталась побеседовать со мной.

– Так это один и тот же! – заглядывая в телефон, удивилась Лариса. – Кто бы это мог быть?

– А ну, покажи, – почему-то необъяснимая боязнь тронула моё сердце. Боязнь и обречённость.

Сверившись ещё раз и убедившись в правильности сказанного, мы надолго замолчали.

Торговый центр уже не радовал, наскоро пройдясь по бутикам, купив обновы, мы вновь вызвали такси.

Оно остановилось в пяти метрах. Из окна выглянул улыбающийся паренёк в клетчатой кепке, натянутой на лысый череп, круглых очках с толстыми стёклами и отсутствовавшим передним зубом на верхней челюсти.

– Вызывали? – щедро улыбнулся он.

– К нему не сяду, – пялясь на ядовито-жёлтый пиджак водилы, попятилась я.

– Глупости, – взметнула тонкие бровки подруга, – не дрейфь, Алёнка.

Машина тронулась, таксист сосредоточенно разглядывал дорогу и о чём-то размышлял. Он казался озабоченным, но чувство омерзения от его ущербной ухмылки не оставляло.

Почему-то вспомнилась юность, деревня Липовка, куда меня отправили на практику после вуза, светящийся от восхищения кучерявый мальчишка, встретивший доктора на телеге с ворохом душистого сена. Наслаждаясь воспоминаниями, я прикрыла глаза.

– Алёна! – крик нарастал и рвал барабанные перепонки. – Алёна, проснись! Уже десять минут спишь, как убитая!

Я с трудом разлепила глаза, с удивлением посмотрела на искажённое от страха лицо Ларки и подумала, что она сошла с ума.

– Где мы? – продолжала верещать Светочкина свекровь.

Кругом расстилалось поле, поросшее поблекшим разнотравьем, вдали виднелся лес. Такси исчезло. Мы сидели на лысой кочке, под ногами валялись пакеты с обновами и сумки. Наши обновы и наши сумки. Порывшись в них, мы с облегчением удостоверились, что всё на месте.

– Тоже сон сморил, – испуганно оглядываясь по сторонам, виновато проронила Лариса. – Куда пойдём?

«Говорила же, что нельзя к нему садиться, ведь по его лицу было видно, что это преступник, – хотела сказать я, но пожалела подругу, её прежде самоуверенное личико потеряло лоск, на щеках виднелись следы от ручейков слёз. – Зачем он нас привёз сюда»?

Я пожала плечами. Надо было обдумать странную ситуацию, но думать времени не оставалось – на небе появились грозовые тучи. Смена декорации произошла мгновенно, секунду назад над полем ликовало ярило и вдруг всё потемнело, загрохотал гром, одновременно сверкнула молния.

– Как хорошо, что я его захватила, – порывшись в своей сумке, сообщила Лара и вынула из неё наше спасение.

Мы встали под зонт и приготовились к ливневым потокам, но небо вновь посветлело и вновь показалось солнце.

– Ничего не замечаешь? – задрав голову, пробормотала Светочкина свекровь.

Я тоже подняла лицо к небесам. На меня пристально смотрело бледно-розовое светило, и я готова была поклясться, что на фоне неожиданного для этой звезды цвета вижу внимательные и сочувствующие глаза.

«Чтобы проснуться, надо укусить себя за палец», – пришла в голову мысль.

– Пойдём к лесу, – ощутив боль, очнулась от наваждения я. – Иначе потеряемся.

– А в лесу не потеряемся? – фыркнула Лара и свернула зонтик. – Знаешь, мне почудилось, что солнце розовое.

– Розовое, так розовое, – решив не заморачиваться, прошептала я. – Нужно же куда-то идти.

И мы двинулись в путь. Пока пробирались сквозь заросли чертополоха, небо вновь затянуло тучами, но на этот раз пошёл проливной дождь. Что-то твёрдое шлёпнулось на зонт, а затем упало к ногам. Град из неизвестных штуковин посыпался на плечи.

– Смотри-смотри! – взвизгнула Лариса, когда на её руку примостилась скользкая обитательница болот.

Да, это были она. Выпучив глаза, земноводная размером с пол-ладони дрыгала лапками и издавала неприятные кряхтящие звуки.

Ещё минута и мы бы остались без зонта, но неожиданно ненастье рассеялось, и розовые лучи солнца коснулись наших макушек.

На земле валялись лягушки, их было так много, что зелёные тушки целиком покрывали примятую траву, не давая ступить и шагу.

Отшвыривая нечисть в разные стороны носками туфелек, мы еле-еле добрались до высокого смешанного леса с безобразными переплетающимися друг с другом деревьями.

Он встретил нас неприветливо, но среди уродцев мелькнуло живое существо.

ГЛАВА 2. ДИРЕКТОР РЕСТОРАНА ВЫБИРАЕТ ПРИНЦА

– Там кто-то идёт, – прошептала Лариса и раздвинула трясущейся ладонью покрытые лишайником ветки дуба.

– Слышу, – клацая зубами, отозвалась я.

Захрустел валежник, яркое пятно синего цвета тронулось нам навстречу.

– Человек, – облегчённо вздохнула я и подивилась быстроте его передвижения.

Секунда, и перед нами возник старик в рубашке навыпуск, подпоясанной тонким кожаным ремешком.

– Вы кто? – удивился старик и оттопырил рукой правое, похожее на большой пельмень, ухо.

– Нас похитили, – взяв себя в руки, деловито доложила я. – Привезли и бросили здесь. Куда мы попали?

– Вона оно штооо, – протянул дед. – Значится, вам туды, – и он подбородком, утыканным редкими седыми волосками, указал налево.

– А что там? – не поняла я.

– Тама Скворцовка, – хихикнул старик и оглядел меня масляным взглядом, – тама таких, как вы, тьма-тьмуща.

– Каких, как мы? – прищурилась Лариса, глаза её приобрели стальной колер, а голос железные нотки.

Узнаю директора ресторана!

– Ступайте и изведате, – поморщился дедок и словно в землю провалился.

Недоумённо потоптавшись на месте, растерянно оглядевшись, мы повернули влево и побрели навстречу судьбе. Неожиданно показалась тропинка, она зигзагами петляла в густой траве и уходила в неведомую Скворцовку. На душе было паршиво, я проклинала щербатого таксиста и Ларкину идею прошвырнуться по магазинам. Светочкина свекровь чувствовала себя виноватой, и это было видно по её побледневшему личику.

Минут через двадцать показалась деревенька. Крохотные бревенчатые домики в количестве десяти-пятнадцати штук, выстроившиеся в шеренгу, испытывающе смотрели на горе-путешественниц мрачными глазницами пустых окон. Над деревенькой нависла настороженная тишина, возле одной из избушек на лавочке сидела худенькая шатенка в джинсах и белой майке с изображением Путина.

– Наконец-то, – всплеснула руками она, – значит, спустимся вместе!

– Куда спустимся? – нахмурилась Ларка.

– Вниз, – икнула девушка. У неё было красивое породистое лицо с точёным носиком, маленькими губками и выразительными карими глазами. Как у куклы.

Я озадаченно взглянула под ноги.

– Не туда смотрите, – всхлипнула красотка. – Смотрите туда, – и она махнула в сторону одинокого голого холма. – Час назад проводник забрал человек десять, а меня оставил встречать вас.

– Откуда проводник узнал о нас? – подняла брови Лариса.

– Не знаю, – пробормотала худышка. Неприступный облик директора ресторана внушал ей оправданное опасение.

– Куда мы попали? – перебила я незнакомку.

– Скорее всего, в другую параллель, – захлюпала носом она. – В нашем мире меня потеряли муж и пятилетний сын. А ещё родители. У мамы больное сердце!

– Ситуация начинает проясняться, – сухо проговорила Лариса. – Следовательно, внизу находится государство подземных жителей. Но зачем нас-то сюда притащили?

– У них мало женщин, – девушка уже плакала навзрыд. – Они выслеживают наших женщин и их похищают.

– Ничего себе! – присвистнула я.

– Мы уже пожилые, – успокоила меня подруга. – На нас не позарятся.

– Это на тебя не позарятся? – окинула я её гневным взглядом. – Это из-за твоей неприличной красоты нас сюда притащили.

– Может из-за твоей приличной? – парировала Лара.

– Не ссорьтесь, вы обе красивые, – внезапно прекратила выть девчонка. – Меня звать Ира Волкова, а вас?

Подруга по-королевски подала холёную руку новой знакомой и высокомерно провозгласила:

– Лариса Витальевна Вознесенская, директор ресторана «Семь принцев».

Она гордилась своей фамилией и своей должностью.

«А ведь не расстроилась», – мысленно констатировала я.

Ей-то можно выходить замуж, а мне заводить второго мужа отчаянно не хотелось, так как я любила Вадима.

– Елена Анатольевна Черкасова, – чувствуя на себе выжидающий взгляд Волковой, выпалила я.

– Можно я буду звать вас обеих по имени? – осведомилась красотка. – Молодые же, не больше сорока.

Мы переглянулись и промолчали. Мнимая молодость сыграла скверную шутку.

– Для чего здесь стоит эта деревенька, если в ней никто не живёт? – оглянулась на домики Ирина.

– Это вы у меня спрашиваете? – поджала губы Ларка. В нужный момент она всегда вспоминала о своём социальном положении. Волкова закашлялась и покраснела.

– Пойдёмте в дом, наверняка там что-нибудь поесть найдётся, – не ощущая особого голода, нарушила напряжённое молчание я.

Мы развернулись и двинулись по направлению к крайней избушке. Деревня будто спала, даже ветер не касался её плакучих ив, расположенных в палисадниках, кустов шиповника, высаженных в качестве живой изгороди и скромных васильков, глазеющих на гостей возле трёхступенчатых крылец.

– Неприятности неприятностями, – распахивая дощатую дверь, провозгласила Лариса, – а кушать хочется всегда!

«Хорошо тебе рассуждать, – хмыкнула я. – Ты не замужем».

Убранство домика было аскетическим: деревянные стол, стулья, обтянутый чёрной кожей диван, даже кровати отсутствовали, видимо, построили здание для перевалочного пункта. В буфете, стоящем за печкой, обнаружились большой круглый хлеб и трёхлитровая бутыль с молоком. Разлив молоко по чашкам и разрезав каравай, мы с аппетитом поели.

После трапезы я уселась на диван и закрыла глаза. Мысли летали вокруг брошенной семьи, которую я теперь никогда не увижу. Хотелось плакать, но слёзы исчерпали свой лимит. Зато страх тонкими щупальцами продолжал пронизывать тело. И тут мой взгляд упал на руку с атласной кожей. Не поверив увиденному, я внимательно проанализировала её и бросилась к зеркалу, висевшему на стене. На меня смотрела молодая дама с шикарными каштановыми волосами, большими зелёными глазами и нежной, без единой морщинки, кожей. Оглянувшись на Ларису, заметила, что она тоже помолодела. А ещё заметила, что новая знакомая уставилась на нас с нескрываемым изумлением.

– Что с твоим лицом? – остолбенела мама моего любимого зятя.

– Посмотри, что стало с твоим, – нервно хихикнула я.

Возле зеркала Лара пробыла недолго, но повернулась к нам довольная результатом. Большие голубые глаза сияли от удовольствия, алые губы приоткрылись, аккуратный носик ещё больше вздёрнулся.

– Какие они, подземные жители? – обратилась она к Ирине. – Похожи на нас или такие же головастые и лупоглазые, как инопланетяне?

– Тот, кто приходил за нами, обычный человек среднего возраста, – отозвалась Волкова. – Он даже представился – Ульберт.

– Симпатичный? – поинтересовалась Лариса.

– Не разглядела, – смутилась от её взгляда девушка.

– Подвинься, – попросила подруга и уселась рядом со мной. – Что-то спать захотелось.

– А можно и мне? – осведомилась Ирина и, не дожидаясь ответа, потеснила меня с другого конца дивана.

И тут мы все вырубились, будто кто-то переключил реле восприятия действительности.

Очнулись от звука шагов. Перед нами стоял невысокий худой мужчина с не запоминающейся внешностью. Над его чертами лица природа поленилась добросовестно поработать и они остались без индивидуальной изюминки. По тому, как Ирка бросилась к пришельцу, стало понятно, что это и есть Ульберт.

– Вас ждут, – произнёс мужик. – Следуйте за мной.

На улице до сих пор светило солнце, хотя на наших смартфонах высвечивалось десять вечера.

– Никуда не пойду! – неожиданно провозгласила Лариса. – Немедленно отправляйте нас домой.

– Тоже никуда не пойду, – поддержала подругу я.

– Сиё не в моих силах, – опешил Ульберт. – Это могут сделать только король. Или принц.

– Тогда ведите нас к принцу, – категорически заявила свекровь моей дочки.

«Выбрала того, кто помоложе, – поняла я. – Мне остаётся старик».

– Я же сказал, чтобы вы следовали за мной, – занервничал мужчина. – А сейчас молчите и запасайтесь кислородом, предстоит погружение.

– Погружение? – вздрогнула я.

С детства боялась бездны, что морской, что пещерной.

Мы вышли из домика и двинулись в сторону лысого холма. Вглубь него вела низкая железная дверь, за ней расположилась небольшая платформа с вместительным лифтом из серого мрамора или похожего на него камня.

– Глубоко вдохните», – скомандовал Ульберт.

Почему на картине "Неравный брак" три невесты?

В 1862 году Василий Пукирев написал свою самую знаменитую картину — «Неравный брак». Сюжет её, казалось бы, очень прост понятен — молодая девушка, совсем того не желая, выходит замуж за состоятельного пожилого человека.

Распространенная ситуация для того времени — молодую девушку против её воли выдают замуж, а общество молчаливо за этим наблюдает. На церемонии присутствуют гости и шафер невесты. За будущим мужем стоит пожилая женщина.

Василий Пукирев написал «Неравный брак» в 1862 году

Дьявол кроется в деталях

Можно предположить, что за плечом жениха стоит сваха. Только свахам не разрешалось так близко стоять к молодоженам, да и сама женщина выглядит странно. На ней венчальный венок и платье, подозрительно напоминающее погребальный саван. На жениха она смотрит не очень дружелюбно. В углу картины, если присмотреться, можно заметить ещё одну пожилую женщину. Как заурядные свадебные гостьи они не выглядят.

Одна из умерших жен жениха стоит за его плечом

Эти женщины — бывшие супруги жениха. В искусствоведении существует несколько теорий, кто это, и почему автор так незаметно вписал их в общую канву сюжета. Скорее всего, это бывшие жены самого жениха. Непонятно, умерли они своей смертью или он их извел, чтобы вновь жениться на молодой девушке.

Ещё одна жена прячется за другими гостями

Девушка Прасковья

У критиков к картине тоже было много вопросов — как художник, до этого особо никому не известный, написал такую картину? Не он ли изображен позади невесты? Может, так хорошо передать чувства ему помогло то, что все это случилось на самом деле?

Девушка на картине — единственный образ, написанный в светлых тонах. Это Прасковья Матвеевна Варенцова. Девушка была внебрачным ребенком одного из состоятельных людей того времени, который принимал посильное участие в её воспитании и налаживании будущей жизни. Возможно, отсюда и брак с человеком старше, но богаче.

Художник, по воспоминаниям современников, был влюблен в Прасковью. На первом эскизе картины именно он изображен за невестой в качестве её шафера. Нельзя сказать, сделала картина счастливее своего создателя или нет. Только вот после её написания он сразу же уехал из города.

Прасковья Матвеевна Варенцова, с которой писали юную невесту, через 44 года

История любви

Есть ещё одна теория — художник вдохновился историей своего друга Сергея Варенцова. Он был влюблен в Софью Рыбникову — девушку из княжеского рода. Её семья на брак двух молодых людей не согласилась и девушка вышла замуж за другого. С момента этой истории до создания картины прошло 2 года. Сергей уже готовился к собственной свадьбе. Проблема заключалась в том, что именно Сергей в итоговом варианте был изображен шафером. Художник в последний момент отредактировал его фигуру и получился собирательный образ.

«Отца невесты 3» покажет Netflix (Видео)

Оценка: 6 из 10

Фильм ужасов «Заклятие 3: По воле дьявола» выходит в российский прокат 10 июня 2021 года. Режиссёр: Майкл Чавес. В ролях: Патрик Уилсон, Вера Фармига, Раури О’Коннор, Джулиан Хиллиард и другие.

Джеймс Ван прошёл образцово показательный путь от малазийского режиссёра копеечных страшилок до человека, запустившего сразу три успешные, невероятно прибыльные франшизы и украсившего своим именем несколько дорогих голливудских блокбастеров. При всей спорности проектов, к которым он причастен, у Вана поистине сверхъестественная чуйка, когда собственную франшизу пора всё-таки покинуть и передать режиссёрские права доверенному молодняку, пока всё не стало совсем худо. «Пилу» своему товарищу Даррену Линну Боусману он спасовал сразу после первой части, а с «Астралом» повозился чуть подольше, но успел уйти, прежде чем серия окончательно загнила. Однако к своей следующей франшизе малазиец явно привязался сильнее всего.

Первое «Заклятие» вышло в 2013 году и по сей день считается одним из лучших хорроров нынешнего века. Ко второй части, ставшей образцовым аттракционом в жанре ужасов, «Заклятие» уже обзавелось спин-оффом и получило статус киновселенной, куратором которой выступает сам Джеймс Ван. За годы вышли три фильма про куклу Аннабель и ещё по фильму про монахиню и Йорону из мексиканского фольклора. Один хуже другого, но деньги приносил каждый из них, поэтому вселенная «Заклятия» процветает по сей день. С ухудшением качества продукции стала заметна возрастающая отдалённость Джеймса Вана от творческого процесса всех этих спин-оффов, отчего неудивительно, что даже продолжением головной серии он в итоге решил не утруждаться – остаётся надеяться, что нас ждёт камбэк Джеймса Вана как хоррормейкера с выходящим в сентябре таинственным проектом «Злое».

Пока же — «Заклятие 3». Мы переносимся в июль 1981 года, Эд (Патрик Уилсон) и Лоррейн (Вера Фармига) сталкиваются с очередным проявлением потусторонней силы, которая на этот раз вырисовывается в восьмилетнем мальчике по имени Дэвид Глэтцель (Джулиан Хиллиард). В него вселился очередной демон, а супруги Уоррен помогают того утихомирить, чтобы дождаться приезда священника и провести сеанс экзорцизма. Но, естественно, всё идёт не по плану, и мальчик начинает буянить. Усмирить его удаётся только Арни (Раури О’Коннор), парню старшей сестры Дэвида, с которым у него тёплые дружеские отношения. Арни, смотря демону в глаза, просит оставить Дэвида в покое и забрать его. Демон с радостью соглашается, на какое-то время всё устаканивается, Дэвид в порядке, Эд в больнице, потому что чуть не умер в драке со злом, а Лоррейн даже не подозревает, что демон постепенно становится сильнее и начинает овладевать Арни.

Третья часть с подзаголовком «По воле дьявола» (наши прокатчики только что упустили беспроигрышный вариант перевода – «Бес меня попутал») всё так же заигрывает с реальными событиями, добавляя происходящему зловещего подтекста. Кино основано на реальной истории, когда обвиняемый в убийстве американец в суде в качестве оправдания заявил, что был одержим демоном. На финальных титрах предлагаются задокументированные фотографии и записи допросов, разговоров с подозреваемым, которые порой гораздо более пугающие, чем всё, что нам показали за два часа хронометража.

Поскольку большую часть триквела Эд проковылял с тростью и в целом особо полезным не был, всё зрительское внимание забирает героиня Веры Фармиги, отчего кино только выигрывает. Кроме того, нам показывают небольшой флэшбэк с первой встречей, с первым поцелуем Эда и Лоррейн, чтобы у нас хотя бы формально сложилась полная картина истории отношений главных героев фильма. Становится ли от этого третье «Заклятие» интереснее? Совсем нет. Более того, в нём вообще ничего нового обнаружить не получается, особенно если вы смотрели первые две части. Очередное «леденящее кровь» дело Эда и Лоррейн – оно именно очередное, не страшнее или опаснее предыдущих. Третий фильм как ненужная серия затянувшегося процедурала.

Режиссёром был назначен Майкл Чавес, видимо, «зарекомендовавший» себя на «Проклятии плачущей». Хотя надо признать, что после такого фильма дорога только к картинам производства Asylum. Но нет, Джеймс Ван в нём что-то увидел, и вот Чавес режиссирует третью главу «Заклятия». Видно, что снимает он по чётким наработкам Вана, для которого было важно, чтобы зрителю было комфортно бояться. Здесь, как и в предыдущих частях, камера плавно летает, а картинка чёткая. Даже немного удаётся воссоздать атмосферу, хотя она моментально рассеивается, стоит Чавесу попытаться напугать зрителя самыми дешёвыми приёмами.

В первых фильмах Ван ставил во главу угла не только зловещую атмосферу, но и внимание к фоновым и сюжетным деталям. Он сменил приоритеты – перестал позиционировать зрителя как дурака, подсовывая ему одни и те же избитые штампы фильмов ужасов («нам надо разделиться», «я пойду в одиночку проверю тёмный подвал» и т.д.) и глупых персонажей. Ван хорошо заигрывал со зрителем, обманывая его ожидания. Здесь же Чавес наступает на все грабли, которые он сам себе зачем-то разбросал. С технической стороны его запугивания и вовсе оставляют желать лучшего, так как все свои фишки он перетащил из своего короткометражного фильма «Дева» — оккультную символику, скримеры-обманки и видения в отражениях. И вроде как бюджет заметно увеличился, как-нибудь оригинально визуализировать всё это у Чавеса не удалось. Вместо этого – набор совершенно заурядных «бу!», от которых рискуешь прозевать весь фильм.

Вероятно, если на вашем хорроре люди спали, то это значит, что спали и его чары. «Заклятие» перестало работать – либо потому что главный заклинатель Джеймс Ван им больше не заинтересован, либо потому что франшиза действительно изжила себя. Кажется, ещё чуть-чуть и такими темпами зритель пойдёт на очередную страшилку от создателей «Заклятия» и «Астрала» лишь по одной причине – если его заставит сам дьявол, не иначе.

Вадим Богданов, InterMedia

ТРИ СЕСТРЫ - ТРИ НЕВЕСТЫ (Ненецкая сказка)

Жил в тундре старик Нгум Мят. Было у него три дочери. Задул однажды в тундре долгий северный ветер.
Старик с дочерьми сидит в холодном чуме. Сидят они, сидят, выйти не могут, ждут, когда пурга стихнет. А пурга не стихает. День, другой, третий без устали ветер дует. Чум едва на месте стоит, вот-вот сорвётся.

Старик Нгум Мята знает: это хозяин ветра, могучий Котура, пургу наслал. Надо бы задобрить Котуру. Надо б ему невесту дать. Подумал старик и говорит:
— Мы все тут замёрзнем. И весь наш народ замёрзнет. Этой пурги не переждать. Ветер не стихнет. Ведь это сам Котура осерчал. Жену ему надо. Иди, старшая дочь, выручай. Иди к нему в жёны. Возьми маленькие санки и толкай их против ветра. Он развяжет тебе завязки на одежде — ты их не завязывай, он нашвыряет тебе за одежду снегу — ты его не вытряхивай. Впереди будет гора. Заберись на неё. Тогда только снег вытряхни, завязки завяжи. К тебе на плечо сядет птичка. Ты её не гони, наоборот, рукавицы сними, в ладонях обогрей. Потом садись в санки и съезжай на ту сторону горы. Санки остановятся у чума Котуры. В чум зайди и жди хозяина, ничего не ешь, ничего не трогай. Когда хозяин придёт, делай всё, что прикажет.

Старик замолчал. Старшая дочь оделась, попрощалась с отцом, с сёстрами, взяла маленькие санки и пошла навстречу пурге, навстречу ледяному ветру, навстречу сердитому неутомимому Котуре. А ветер треплет ей завязки, под одежду хочет забраться. Вот завязки уже развязались. Ветер нашвырял за одежду пригоршни снегу… Впереди гора.

Девушка подумала: «Зачем зря мёрзнуть? Лучше вытряхну снег да завяжу завязки, будет мне потеплее». Вытряхнула снег, завязала завязки, поднялась на гору. Подлетела к ней маленькая птичка, хочет на плечо сесть. А девушка говорит:
— Ещё и тебя греть! Самой холодно. Лети прочь!

Птичка улетела. А старшая дочь старика села в санки, скатилась с горы и оказалась у большого хорошего чума. Она вошла внутрь. Никого нет. Она села на белые оленьи шкуры и увидела много жирного оленьего мяса. «Зачем зря голодной сидеть? — подумала она. — Лучше я поем оленьего жиру». И начала отрывать от оленьих туш самые жирные куски. Вдруг слышит шум: кто-то к чуму подошёл, снег с лыж сбил, лыжи снял. И вот вошёл в чум молодой рослый богатырь. Это и был Котура, хозяин чума, хозяин северного ветра. Увидел девушку и спрашивает:
— Зачем ты здесь?
— Меня отец прислал, — отвечает она.
— А если так, почему без дела сидишь, почему мясо не варишь? Разводи огонь, клади мясо в котёл.

Старшая дочь сварила мясо. Котура дал ей три большие деревянные чашки и говорит:
— Вынимай мясо, дели на три части. Две съедим мы с тобой, третью отнесёшь в соседний чум.
Старшая дочь старика начала делить. В первую чашку положила самые жирные куски. Её взяла себе. Во вторую положила куски похуже. Её отдала Котуре. В третью положила жилистые остатки.
— Эту, — сказала, — отнесу твоим соседям.

Они поели. Котура говорит:
— Теперь отнеси мясо в соседний чум. Только сама в него не заходи. Снаружи постой, подожди, пока чашку тебе вернут.
Старшая дочь старика взяла мясо. Вышла. Никакого чума не видно. Темно. Метель метёт — глаза закрываются. Прошла девушка немного туда-сюда и думает: «Вернусь, пока чум Котуры не потеряла. А мясо съем». Она начала есть, но мясо было жилистое, и она его выбросила. Вернулась в чум. Котура уже спал. Девушка легла на шкуры и тоже заснула.
Утром проснулась, смотрит: Котура ест. Ест и спрашивает:
— Отнесла мясо?

— Отнесла, — отвечает девушка.
— Покажи чашку, — говорит Котура. — Посмотрю, чем тебя отдарили.
Девушка показала пустую чашку.

Котура промолчал. Потом вышел из чума, принёс несколько сырых оленьих шкур и говорит:
— Вот тебе шкуры. Выделай их, а потом сшей мне сокуй,пимы, штаны и рукавицы. Управься к вечеру, пока я на охоте.(сокуй — разновидность верхней мужской одежды у народов севера Западной Сибири;пимы — высокие меховые сапоги из оленьих или нерпичьих шкур)

Котура встал на лыжи и ушёл в тундру. Пурга метёт, темно, ничего не видно. Старшая дочь старика начала волосы расчёсывать. Вдруг в чум вошла седая старушка. Вошла и говорит:
— Девушка, расчеши и мне волосы. Давно их никто не расчёсывал.
— Некогда мне. Вон работы сколько! — ответила девушка и кивнула на ворох шкур. — Иди, бабушка! Не мешай!
Старушка вышла из чума.
Кто она? Куда пошла? Об этом девушка не подумала. Взялась за работу. Шкуры мнёт, ножом их кроит, торопится, кое-как шьёт одежду.

Вечером Котура вернулся.
— Одежду сшила?
— Сшила, — отвечает девушка.
Котура осмотрел работу. Шкуры были жёсткие, плохо выделанные, одежда ему не подошла, оказалась мала
— Иди, девушка, домой, — сказал Котура.

Старик Нгум Мята сидел с дочерьми в чуме. Пурга не утихала. «Видно, не пришлась по нраву Котуре моя старшая дочь, — подумал старик. — Видно, плохо она запомнила мои слова. Вон как дует! Сердится Котура». И тут в чум вошла старшая дочь.
— Что, не понравилась Котуре? — спрашивает старик.
— Это он мне не понравился, — ответила старшая дочь. — Не пойду я за него.
Старик Нгум Мята подумал и говорит:
— Придётся тебе, моя средняя дочь, идти к Котуре. Иди, выручай нас.

Он сказал средней дочери то же самое, что и старшей. Средняя дочь взяла маленькие санки и пошла на север, пошла навстречу пурге, навстречу грозному Котуре. А ветер уже развязал ей завязки, нашвырял за одежду снегу… Девушка думает: «Почему отец разрешил вытряхнуть снег и завязать завязки только на вершине горы? Ничего не случится, если я вытряхну снег сейчас. Зачем зря мёрзнуть?» Она вытряхнула снег, завязала завязки, поднялась в гору. Подлетела к ней маленькая птичка, но девушка говорит:
— Нет у меня для тебя тепла. Самой тепла не хватает.

Птичка улетела. Девушка села в санки, скатилась с горы и оказалась у чума Котуры. Вошла в чум, развела огонь, наварила оленьего мяса, и тут пришёл Котура.
— Зачем ты здесь? — спросил он девушку.
— Меня к тебе отец прислал, — ответила она.
— Вижу, ты хорошая хозяйка, уже и мясо сварила, — говорит Котура. — Вот тебе три чашки, дели мясо на три части. Две мы съедим, третью отнесёшь в соседний чум.

Девушка разделила мясо на три равные части. Они поели. Котура говорит:
— Теперь отнеси мясо в соседний чум. Только сама туда не заходи. Подожди, пока вернут чашку.
Средняя дочь старика взяла мясо, вышла. Темнота, метель! Ничего не видно! Девушка думает: «Пока найду этот чум, замёрзну. Лучше выброшу мясо да вернусь поскорей в тепло». Она выбросила мясо и вернулась в чум. Котура удивился и говорит:
— Скоро ты вернулась. Мясо отнесла?
— Отнесла.
— Покажи чашку, посмотрю, чем тебя отдарили.

Девушка показала пустую чашку. Котура промолчал и лёг спать. Утром он принёс в чум несколько оленьих шкур и сказал:
— Вот шкуры. Сшей мне хорошую одежду. Управься к вечеру, пока я на охоте. Но прежде чем шить, о моих помощниках позаботься: одного накорми, другому одежду поправь, третьему силы добавь.

Котура ушёл в тундру. Девушка огляделась. Где помощники? Вышла из чума. Нет помощников. О чём говорил Котура? «Скажу ему, что позаботилась, — подумала она. — Надо скорее браться за шитьё». И она взялась за работу. Трудно за один день одежду сшить. Надо спешить. Вдруг вошла седая старушка. Вошла и говорит:
— Девушка, расчеши мне волосы. Давно мне их никто не расчёсывал.
Девушка отвечает:
— Некогда, бабушка, работы много. Не управлюсь к вечеру — худо мне будет.
Старушка тихонько вышла из чума.

Вечером вернулся Котура.
— О помощниках моих позаботилась? — спрашивает.
— Позаботилась, — отвечает девушка.
— Одежду сшила?
— Сшила, — отвечает девушка.
Котура осмотрел работу. Шкуры жёсткие, одежда нескладная, сшита вкривь да вкось, нельзя надеть.
— Ты не жадная, как твоя старшая сестра, — сказал Котура. — Но ты недогадлива. Иди домой.
И средняя дочь старика пошла домой.

Старик Нгум Мята совсем замёрз в своём холодном чуме. Пурга не унимается.
«И средняя моя дочь не угодила Котуре, — подумал он. — Придётся послать к нему самую младшую, самую любимую». И тут в чум вошла средняя дочь.
Старик Нгум Мята не стал её ни о чём спрашивать. Он раскурил трубку и сказал:
— Не смогли мои старшие дочери угодить Котуре. Ещё больше он сердится, ещё сильнее дует ветер. Жаль мне мою самую младшую отдавать Котуре. Но ничего не поделаешь. Надо остановить пургу, иначе весь народ замёрзнет.

Он сказал младшей дочери то же самое, — что и старшим. Младшая взяла маленькие санки и пошла навстречу холодному ветру, навстречу неумолимому Котуре. Ветер развязал ей завязки, нашвырял за одежду снегу. Холодно стало, но девушка идёт, снег не вытряхивает. Впереди гора. Девушка взобралась на гору и только там вытряхнула снег, завязала завязки. К ней подлетела маленькая птичка, села ей на плечо. Девушка сняла рукавицы, обогрела птичку в ладонях. Потом села в санки, скатилась с горы и оказалась около чума Котуры. Она вошла, села на шкуры и стала ждать хозяина. К вечеру вернулся Котура.

— Зачем пришла? — спрашивает.
— Меня к тебе отец прислал, — отвечает девушка.
— Тогда не сиди без дела, мясо вари.

Младшая дочь старика сварила мясо. Котура приказал ей разделить мясо на три части. Девушка разделила всё поровну. Они поели. Котура приказал отнести третью чашку в соседний чум и подождать снаружи, пока вернут чашку.

Девушка вышла из чума. Темень. Пурга. Где соседний чум? Девушка ходила туда-сюда и вдруг увидела искорку. Подбежала к этой искорке — а там пень, и дымом от него пахнет. Она ткнула в пень ногой, в нём открылась дверь, а из двери выглянула седая старушка.
— Ты кто? — спрашивает. — Ты зачем?
— Я мясо вам принесла. Котура передал.
— Давай мясо, — говорит старушка. — А сама там постой.

Старушка взяла мясо и скрылась. Долго её не было. Девушка замёрзла. Но вот дверь открылась, и старушка подала ей чашку, полную всякого добра. Девушка вернулась в чум.
Котура говорит:
— Долго ты ходила. Соседний чум нашла?
— Нашла, — отвечает девушка.
— Мясо отдала?
— Отдала, — отвечает девушка.
— Покажи-ка чашку, посмотрю, что там.

В чашке лежали скребки и мялки для выделки шкур, ножи для кройки, иголки, нитки, —
всё, что надо женщине для шитья одежды. Котура улыбнулся:
— Хорошо тебя отдарили.

Утром он занёс в чум несколько сырых оленьих шкур, приказал выделать их и сшить одежду.
— Вечером вернусь с охоты — посмотрю твою работу. Хорошо справишься — возьму в жёны. Не справишься — выгоню, как твоих сестёр. Да не забудь: прежде чем шить, о помощниках моих позаботься — одного накорми, другому одежду поправь, третьему силы добавь.

Он ушёл. Девушка огляделась. Где помощники? Вышла из чума и всё поняла. Вон собака сидит, её надо накормить. Накормила. Вон сети висят, их надо починить. Починила. Вон топор лежит, его надо наточить. Наточила. Силы ему добавила. Обо всех помощниках позаботилась. Вошла в чум, взяла скребок, начала шкуры скоблить.

Вдруг вошла седая старушка, та самая, которой она вчера относила мясо. Старушка
говорит:
— Девушка, расчеши мне волосы. Давно их никто не расчёсывал.
Что делать? Работа ждёт, надо спешить, но и старушку жаль. Отложила девушка работу, взялась за гребень, расчёсывает старухе волосы.
Старуха говорит:
— Загляни-ка мне в правое ухо. Будто бы кто-то там шевелится.
Младшая дочь старика заглянула в ухо и испугалась, отшатнулась.
— Что с тобой, милая? — спрашивает старуха. — Что там увидела?
— Там у вас девушки сидят!..
— Так зови их сюда! Пусть они помогут тебе одежду сшить, а ты не спеша мне волосы расчеши, в косы их заплети.

Младшая дочь старика кликнула девушек. Они выскочили из старухиного уха. Их оказалось четыре. Дружно взялись они за шкуры. Скоблят их, мнут, дубят, кроят, одежду шьют. К вечеру всё было готово. Девушки снова стали маленькими и спрятались в старухином ухе. Перед уходом старуха сказала:
— Котура посмотрит на работу и скажет, что она похожа на работу его сестёр. Ты ответь: «Я твоих сестёр не видела, не слышала, где мне взять их работу». Запомни эти слова и знай: Котура — мой сын.
Вечером Котура вернулся.
— О помощниках моих позаботилась?
— Позаботилась, — отвечает девушка.
— Одежду сшила?

— Сшила, — отвечает девушка.

Котура осмотрел работу, примерил одежду. Шкуры мягкие, одежда ладно скроена и крепко сшита. Котура говорит:
— Это похоже на работу моих сестёр.
— Я твоих сестёр не видела, не слышала, где мне взять их работу?
Котура засмеялся. Потом говорит:
— Ты не жадная, ты смышлёная, ты мастерица хорошая, — быть тебе моей женой.

В тот же миг в тундре ветер утих, пурга улеглась. Тепло стало. Старик Нгум Мята подумал: «Пришлась по нраву Котуре моя младшая дочь. Вот и пурга утихла. Теперь мой народ спасён».

Три невесты Рисунок Яна Торопа на JSTOR

Информация журнала

Нидерландский ежегодник истории искусства / Nederlands Kunsthistorisch Jaarboek (NKJ) - это издание Фонда голландских публикаций по истории искусства / Stichting Nederlandse Kunsthistorische Publicaties и BRILL. Основанный в 1947 году, NKJ представляет собой рецензируемый ежегодник, который завоевал международную репутацию благодаря публикации выдающихся статей, отражающих разнообразие и разнообразие подходов к изучению нидерландского искусства и культуры.NKJ стремится способствовать развитию традиционных исследований в области истории искусства и открыть поле для инновационных междисциплинарных разработок. NKJ оценивается в Европейском справочном индексе гуманитарных наук (ERIH) как журнал International 1 (INT1) и включен в индекс цитирования в области искусства и гуманитарных наук (Thomson Reuters). Каждый том посвящен определенной теме. Предыдущие тома включали монографические исследования Рогира ван дер Вейдена и Рубенса, а также более широкие культурно-исторические исследования, такие как «Изображение экзотики», «Тело и воплощение», «Искусство и наука», «Искусство и миграция».Вклады вносят всемирно известные ученые, в то же время NKJ предлагает платформу для молодых талантов. Хотя статьи в основном на английском языке, NKJ стремится поощрять международный обмен: статьи на голландском, французском или немецком языках также публикуются вместе с резюме на английском языке.

Информация об издателе

BRILL, основанный в 1683 году, является издательским домом с сильной международной ориентацией. BRILL известен своими публикациями в следующих предметных областях; Азиатские исследования, Древний Ближний Восток и Египет, Библейские исследования и религиоведение, Классические исследования, Средневековые и ранние современные исследования, Ближний Восток и исламские исследования.Публикации BRILL в основном на английском языке включают серии книг, отдельные монографии и энциклопедии, а также журналы. Публикации становятся все более доступными в электронном формате (компакт-диски и / или онлайн-версии). BRILL гордится тем, что работает с широким кругом ученых и авторов и обслуживает своих многочисленных клиентов по всему миру. За время своего существования компания была удостоена множества наград, подтверждающих вклад BRILL в науку, издательское дело и международную торговлю.

Права и использование

Этот предмет является частью коллекции JSTOR.
Условия использования см. В наших Положениях и условиях
Nederlands Kunsthistorisch Jaarboek (NKJ) / Нидерландский ежегодник истории искусства © 1976 Brill
Запросить разрешения

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Три невесты Дракулы - стенограмма видео и урока

Кто невесты?

Невесты не встречаются снова до кульминации романа, в котором к Харкеру присоединяются его сообщники, Бригада Света, включая его жену Мину, которую укусил Дракула и которая медленно превращается в вампира.Они возвращаются в замок Дракулы. Невесты соблазняют доктора Ван Хельсинга, но в конечном итоге умирают вместе со своим хозяином Дракулой.

Несмотря на то, что их называют Невесты, отношения Невест с Дракулой намеренно неоднозначны. Никогда не ясно, являются ли они его дочерьми, сестрами, любовниками или всеми тремя. Когда Дракула ловит их, пытаясь укусить Харкера, он ведет себя как ревнивый муж, так и разгневанный отец. Эта реакция предполагает, что они могут быть как его дочерьми, так и любовниками.

Вампиры как выродившиеся преступники

Если Невесты связаны с Дракулой кровосмесительными отношениями, это хорошо согласуется с описанием Стокером вампиров как выродившихся преступников.Их семейное сходство предполагает, что все они принадлежат к преступному классу. На Стокера повлияло сочинение Чезаре Ломброзо , директора итальянской психиатрической больницы, который считал преступное поведение формой безумия, затрагивающей душу. Он считал, что это происходит в семьях и вносит свой вклад в «класс». Он создал миф о преступном монстре. Это наводило на мысль, что души преступников были гнилыми и подобными животным; нельзя быть хорошим человеком и нарушать закон.

Стокер интерпретирует это через своих вампиров, которые похожи на животных (подумайте об их ярких белых зубах) и предполагают противоположность эволюции.Подобно преступникам Ломброзо, они тянут человечество вниз. Невесты также охотятся на детей, делая их еще более злыми.

Невесты как сексуализированные существа

Некоторые критики истолковали тот факт, что Харкер, кажется, знает белокурую Невесту, как означающий, что он думает о Люси Вестенре, подруге его жены Мины, которая также блондинка. Люси подверглась нападению Дракулы перед Миной и поддалась вампиризму, прежде чем Харкер и Экипаж Света жестоко закололи ее. Когда Люси стала вампиром, ее волосы стали темными.Люси и невесты, таким образом, олицетворяют женскую сексуальность в «Дракуле ». Такой взгляд на сексуальность маргинализирует ее.

В Дракуле, сексуальность немыслима между «нормальными» персонажами романа; похоже, что только те, кто стал вампирами, вообще имеют какие-либо сексуальные мысли. Это искаженное отражение реальности, учитывая тот факт, что Харкер и Мина женаты.

Невесты также заставляют Харкера принять противоположную позу, когда нападают на него в замке.Он беспомощно ждет, чтобы они проникли в него. После этой встречи, от которой его спасает Дракула, Харкер «ожесточается» и не поддается искушению во второй раз, когда он и Экипаж Света возвращаются в замок.

Краткое содержание урока

Невесты - это три женщины-вампира в фильме Дракула , олицетворяющие сексуальность и преступность. Хотя их традиционно называют невестами, в оригинальном тексте они не называются так. Некоторые критики называют их Weird Sisters , как ведьм в шекспировском « Macbeth ».

Похоже, все они из одной преступной семьи и связывают свои развратные и криминальные наклонности с сексуальностью. Их присутствие показывает влияние на Стокера Чезаре Ломброзо , который считал преступное поведение формой безумия, затрагивающей душу.

Хотя мы не знаем точно, кто они по отношению к Дракуле - сестры, любовники или невесты, мы знаем, что они злые.

трудных выборов, которые пришлось сделать 3 невестам, когда коронавирус поразил

Это то, из-за чего невесты боятся ночных кошмаров.

Вы тратите год или больше на планирование свадьбы для друзей и семьи и откладываете изрядную часть своих сбережений на знаменательный день - средняя свадьба стоит около 34000 долларов, по данным The Knot - только для того, чтобы ее отменить в последнюю минуту, потому что чего-то вне вашего контроля.

В этом году, когда COVID-19 разразился незадолго до пикового свадебного сезона - 37,7% из 2,3 миллиона ежегодных свадеб в США проходят в период с апреля по август - именно это и произошло со многими парами.Перед ними стоял невозможный выбор: отменить свадьбы и рискнуть потерять много денег или попытаться перенести их на свидания, когда будет безопасно для больших групп собраться. По данным Wedding Pro, 96% из 470 опрошенных пар выбрали последний вариант.

Мы поговорили с тремя невестами о том, как они по-разному проводили свои свадьбы во время COVID-19, и каковы были окончательные финансовые последствия каждого из их решений.

Невеста, которая шла впереди
Тори Джейро из Чапина, Южная Каролина, планировала выйти замуж за Джеймса 24 апреля 2020 года на глазах 220 гостей в ботаническом саду Южной Каролины при университете Клемсона.Была продумана каждая мелочь, вплоть до алтаря, который был вручную изготовлен в Колорадо из дерева, которое когда-то росло на этом месте. И пара уже внесла тысячи долларов в качестве залога на место проведения, цветы и еду.

Затем, 16 марта, CDC объявил о запрете всех собраний от 50 человек и более. Официальные свадебные портреты Джейро были запланированы на этот день, и она пошла дальше, зная, что ей, скорее всего, придется отменить свадебный прием. «После того, как фотосессия закончилась и реальность начала проникать в реальность, было много слез», - говорит Джейро.«Мы были помолвлены целый год, и было так много волнений и настроений. Но, несмотря на все это, мы знали, что хотим пожениться, несмотря ни на что, поэтому мы пошли навстречу решению ».

Они решили пожениться в свой первоначальный день - друг семьи предложил изолировать на две недели, чтобы провести свадьбу, - и устроить прием в следующем году. Организатор свадеб, с которым работала Джейро, договорилась с поставщиками, чтобы назначить новую дату приема на весну 2021 года, поэтому Джейро не потеряла ни одного из внесенных ею депозитов.

Затем Джейро спланировал свадьбу совершенно другого типа: 24 апреля перед девятью людьми и многими другими, смотрящими на Zoom, пара сказала «Да» на заднем дворе родителей Джейро в Клемсоне. Утром перед церемонией им доставили еду и цветы, а в Publix приготовили двухъярусный торт и доставили через Instacart. Невеста была одета в свое платье - Тара Кили от Lazaro, а жених - в смокинге. В общей сложности свадьба на заднем дворе обошлась примерно в 6800 долларов.

Джейро говорит, что даже несмотря на то, что она уже замужем, она все еще с нетерпением ждет большой свадьбы в следующем году.«Я хочу получить такой опыт», - говорит она. «На самом деле, я финансово обязан его иметь».

Невеста, которая отменила свою свадьбу
У Клары Фишел и Дэйва Зике был секрет, которым они не поделились ни с кем из своей семьи и друзей, когда они пригласили их на свадьбу 18 апреля - они уже были женаты. Они подписали документы в январе 2020 года, чтобы Фишел, агент по недвижимости, мог получить медицинскую страховку Зике. Но поскольку они планировали провести свадебную церемонию и празднование в Саванне, они не рассказали многим людям о том, что они подписали разрешение на брак.«Я даже не думаю, что мы пошли обедать после», - смеется Фишел.

Пара пригласила на свадьбу 80 человек и подсчитала, что они собираются потратить 35 000 долларов. Фишель, еврейка, очень обрадовалась свадьбе под хупой, которую устраивали трое детей пары и сестра Фишеля, Джейн. За несколько дней до приема пара запланировала серию вечеринок, в том числе барбекю на заднем дворе, коктейльную вечеринку в ресторане Jane’s и занятия йогой на крыше для гостей.Затем разразилась эпидемия коронавируса, и Ирландия, где жила дочь Зике Лола, закрыла свои границы. «Именно тогда я понял, что нам нужно отменить», - говорит Фишел. «Мы не собирались проводить свадьбу без Лолы, и точка».

Ди-джей и пекарня, изготовившая торт, вернули залог супружеской пары, но для отмены некоторых номеров в отеле, которые она забронировала, Фишель была вынуждена сослаться на оговорку о форс-мажоре, которая защищает от непредвиденных обстоятельств, в контракте с отелем. И были некоторые вещи, которые она не могла вернуть - например, ее свадебное платье от BHLDN, ​​которое уже было подогнано, - хотя она не понесла серьезных финансовых потерь.

Утром 18 апреля Фишел и Зике устроили Zoom-звонок со своими детьми и родителями, чтобы сообщить им, что они уже женаты. «У всех были такие широкие улыбки на лицах», - говорит Фишел. И хотя ей все еще «очень грустно», потому что «так редко бывает, чтобы все люди, которых вы любите, собрались в одном месте для счастливого случая», их семьи были счастливы, что они уже поженились. А когда в начале мая Зике уволили с работы, деньги, которые пара накопила за отказ от свадьбы, дали им подушку, пока он не перейдет на новую работу.

Невеста, которая изменила график
Джессика, которая попросила использовать псевдоним, потому что она страдает от депрессии и не хочет заново переживать этот опыт публично, должна была выйти замуж в июле в большом зале общественного питания в Нью-Джерси. . Бюджет свадьбы составлял примерно 100 000 долларов, а приглашенных гостей было 310. Джессика, которая происходит из длинной вереницы итальянских гурманов, запланировала пир, который включал в себя множество станций с мясом, пастой, сыром и паэльей.Место должно было быть засыпано белыми цветами, в том числе гортензиями, которые когда-то выращивали ее бабушка и дедушка на заднем дворе.

В конце марта - начале апреля Джессика и ее жених обсуждали, как они могут провести свадьбу, но обезопасить своих гостей. «Мы поняли, что не можем поставить наших друзей и семью в неудобное положение», - говорит она. «И если что-то случится с одним из наших гостей, я не смогу с этим жить».

Хотя пара изучала способы пожениться в церкви в первоначальный день и просто устроить вечеринку после, в конечном итоге они решили не доводить дело до конца.Джессика хотела получить полный опыт невесты - у нее еще не было девичника или свадебного душа. «Мы вроде как решили вместе не менять то, что планировали», - говорит она.

Итак, пара изменила дату свадьбы на апрель 2021 года и в результате не потеряла ни одного депозита у продавцов. Помогло то, что многие продавцы были семейными: дядя Джессики, например, владеет диджейской и фотографической компаниями, а ее двоюродный брат работает парикмахером.

Тем не менее, Джессика убита горем, хотя есть и лучшая сторона: пара купила щенка Кавапу, чтобы отвлечься от печали.«Если бы не коронавирус, у нас не было бы этого щенка прямо сейчас», - говорит она. «Он определенно изменил настроение и взгляды в доме».

Контент Millie предоставляется по лицензии Meredith Corporation, издателя Millie, Real Simple, InStyle и других.

Бриенн Уолш - писательница из Нью-Йорка. Она участвует в таких публикациях, как Forbes, Rangefinder и MarketWatch.

Прочтите, почему писательница Милли уезжает из Нью-Йорка во время пандемии.

Сбежавшие принцессы-невесты и феодальные распри: три безумных недавних королевских свадьбы

Каждую неделю мая Vanity Fair будет возвращаться к другой британской королевской свадьбе в преддверии принца Гарри и Меган Маркл 19 мая свадьба.

Шестьдесят пять лет назад идея женитьбы члена британской королевской семьи на разведенной была настолько нелепой - учитывая связь семьи с Англиканской церковью, - что Королева Елизавета II предложила своей задетой младшей сестре колючий ультиматум: Принцесса Маргарет могла выйти замуж за Питера Таунсенда, но только в том случае, если она лишилась права на трон как для себя, так и для своих детей.Принцесса Маргарет предпочла сохранить свою корону над лихим капитаном группы, избежав национального скандала наравне с решением ее дяди отречься от престола ради американской жены 17 лет назад. Тот факт, что королева Елизавета подписала принца Гарри, ее бывшего дикого внука, вышла замуж за Меган Маркл - американскую разведенную и телевизионную актрису, - является свидетельством развивающейся моральной позиции монарха. И в настоящий момент британская королевская семья, когда-то изобилующая делами и спорами, внезапно превратилась в картину нормальной жизни.К счастью для ищущих острых ощущений королевских наблюдателей, несколько других дворцов взяли на себя скандальную свадьбу. Впереди самая захватывающая из этих сказок.

Принцесса Шарлен и принц Альбер II в день свадьбы во дворце Монако 2 июля 2011 г. Слева, Бенуа Тессье / AP / REX / Shutterstock; Справа, Вилли Шнайдер / REX / Shutterstock.

Сбежавшая принцесса-невеста

Всего через три месяца после принц Уильям женился на Кейт Миддлтон в реальной сказке - с экипажем и красавицами-кинозвездами невеста и жених - произошла еще одна европейская свадьба, которая казалась по крайней мере на бумаге, чтобы быть П.Р. слэм данк. Принц Альберт, сын Грейс Келли, должен был жениться на Шарлин Уиттсток - великолепной южноафриканской пловчихе, которая участвовала в Олимпийских играх 2000 года в Сиднее и выглядит помесью Шарлиз Терон и Наоми Уоттс. Но, согласно сообщениям СМИ, свадьба 2011 года, которая должна была быть свадьбой мечты, обернулась для Виттстока кошмаром.

За несколько дней до свадьбы стало известно, что будущая невеста попыталась сбежать из Монако после того, как обнаружила, что Альберт, уже отец двоих внебрачных детей, за время их пятилетних ухаживаний стал отцом третьего ребенка любви .По данным французского еженедельника L’Express , Виттсток предпринял не одну попытку побега из княжества, а три. Предполагаемая попытка первая: Уиттсток, которая на 20 лет моложе своего жениха, как говорят, искала «убежища в посольстве Южной Африки в мае, находясь во Франции для примерки свадебного платья». Предполагаемая вторая попытка произошла в том же месяце во время Гран-при Монако. Предполагаемая третья попытка, как сообщается, была наиболее близкой к побегу - когда она забронировала билет в один конец в Южную Африку и почти добралась до ближайшего аэропорта в Ницце, Франция, прежде чем ее перехватили и лишили ее паспорта, так что, согласно Старший сыщик в Монако, «окружение князя могло уговорить ее остаться.

Хотя Шарлин пережила трехдневную королевскую свадьбу стоимостью 55 миллионов долларов, репортеры и гости свадьбы отметили очевидную печаль невесты в день свадьбы. По словам ABC, Шарлин «плакала на протяжении всей свадебной церемонии», добавив, что невеста отшатнулась, когда жених попытался поцеловать ее. The Guardian отмечает, что Шарлин «вышла из королевской часовни, где она возложила свой букет, шевеля верхней губой и слезы катились по ее щеке. Пока она вытирала слезы платком, принц Альберт шепотом умолял: «Не плачь, не плачь.Даже беспристрастное агентство Associated Press сообщило, что глаза жениха и невесты были «в основном опущены» и что «слезы текли свободно» по лицу принцессы. LaineyGossip даже прозвала Шарлин «невестой-узницей» и сообщила, что жених и невеста провели медовый месяц «не только в отдельных кроватях или отдельных комнатах, но и в разных отелях».

Нью-Гэмпширская сказка ужасов 1838 года: три невесты

Набросок могильщика, который я собрал; или, Старый могильщик; песня для баса или контральто К.А. Уайт 1873 г .; Интернет-архив. Раскрашено редактором блога.

СКАЗКА О ТРИ НОВЫХ НЕВЕСТАХ ХЭМПШИРА
Как опубликовано в газете Weekly Raleigh Register, Роли, Северная Каролина, 18 июня 1838 г., стр. 1 / и / The Maryland Gazette, Annapolis Maryland, 21 июня 1838 г., стр. 1
-
«Ближе к концу холодного дня во второй половине ноября я ехал верхом по Нью-Гэмпширу. Дорога была пустынной и труднопроходимой и пролегала через мрачные сосновые леса, по крутым каменистым холмам.Я остановился в гостинице, двухэтажном кирпичном здании, стоящем немного в стороне от дороги.

Утром я встал рано и посмотрел в окно, но перспектива была очень неинтересной. Вдалеке, в самой дальней части поля, мужчина был занят копанием могилы. Я прошел туда, где могильщик занимался своим делом. Он ответил на мое утреннее приветствие достаточно вежливо, но продолжал заниматься своей работой. Это был мужчина лет пятидесяти, худощавый, но сильный, с седыми волосами и впалыми щеками, и определенными морщинами вокруг рта, свидетельствовавшими о склонности к сухой шутке, хотя суровость его серых глаз, казалось, противоречила молчаливому выражению лица. утверждение.

Графика, Потерянная невеста, Тимоти Шей Артур, 1880 г .; Интернет-архив, раскрашенный редактором блога.

«Неприятное утро, сэр, работать на открытом воздухе», - сказал I.
«Тот, кто смотрит на облака, не пожнет, - ответил могильщик, все еще деловито взмахивая лопатой. прекрасные и мрачные дни, и мы, идущие по его стопам, должны приготовиться к мертвым, дождю или свету ».

«Меланхолическое занятие!»
«Подходит для моралиста.Некоторым это доставит удовольствие. Я уверен, что дьякон Джайлс охотно был бы на моем месте сейчас.
«А почему?»
«Эта могила для его жены», - ответил могильщик, оторвавшись от своего занятия с сухой улыбкой, которая сморщила его желтые щеки и исказила его сморщенные губы. Увидев, что его веселье не заразительно, он возобновил свою работу, причем с таким усердием, что за короткое время он выдолбил последнее пристанище супруги дьякона Джайлза.Сделав это, он поднялся из траншеи с легкостью, которая меня удивила, и, пройдя несколько шагов от новой могилы, сел на надгробие и поманил меня подойти. Я так и сделал.

«Молодой человек, - сказал он, - пономарь и могила отличаются, если он тот, кто ревностно исполняет свое призвание, становится чем-то вроде историка, собирающего много любопытных разговоров и странных легенд о людях, с которыми он должен делать, жизнь и смерть; ибо человек, имеющий вкус к своей профессии, не может обеспечить последний покой своих товарищей, не интересуясь их историей, способом их смерти и заботами их родственников, которые так страшно следуют за их останками до их могилы.”

«Тогда, - ответил я, садясь рядом со сторожем, - мне кажется, вы могли бы рассказать какие-нибудь интересные сказки». И снова испепеляющая улыбка, которую я заметил раньше, промелькнула по лицу пьяного, когда он отвечал.
«Я не рассказчик, сэр, я имею дело не с фантастикой. Да, да, я мог записывать какие-то странные события. Но из всего, что я знаю, для меня нет ничего более странного, чем печальная история трех невест ». «Три невесты?»

«Да.Видишь вон три холма рядом? Там они спят и будут, пока не прозвучит последняя труба, рыдая в сердце этих одиноких холмов таким странным и волнующим тоном, что мертвые выскочат из своих могил при первой же ужасной ноте. Затем наступит суд и возмездие. Но к моему рассказу. Посмотрите, сэр, на том холме вы можете увидеть маленький уединенный домик с непослушным забором впереди и несколько низкорослых яблонь на подъеме за ним.

К сожалению, сейчас он не ремонтируется, сад зарос сорняками и ежевикой, и все это место выглядит заброшенным.Если бы сейчас дул сильный ветер, можно было бы услышать, как старые сумасшедшие ставни хлопают по бокам, и ветер срывает серую черепицу с крыши. Много лет назад здесь жили старик и его сын, которые возделывали принадлежащие ему несколько акров пахотной земли.

Отец был человеком-самоучкой, глубоко разбирался в тайнах науки и, поскольку он мог назвать название каждого цветка, который распускался в лесу и рос в саду, и обычно сидел допоздна за своими книгами , или читая мистическую историю о звездных небесах, люди думали, что он сумасшедший или заколдованный, и избегали его, и даже ненавидели его, как невежественные всегда избегали и боялись просвещенных.Так что все они покинули его, и министр, поскольку старик отличался некоторыми пустяковыми доктринами, очень мало отзывался о нем; и постепенно все смотрели на фермера-самоучки глазами отвращения. Он обучал своего сына всем его знаниям - языки, литература, история, наука были открыты для восторженного сына одинокого. Наконец он умер.

Графика «Три невесты» Шарлотты М. Йондж, 1876 г .; Интернет-архив

Я не могу описать вам горе сына по поводу этой утраты.Какое-то время он был отвлечен. Он стремился похоронить свое горе жаждой славы. Утолив жажду, он начал тосковать по товариществу с каким-нибудь сладким существом другого пола, разделить завоеванные ими лавры, нашептать утешение ему на ухо в моменты уныния и восполнить пустоту, в которой смерть его старый отец вызвал. Он представлял себе утонченную, интеллектуальную и красивую женщину; и, как он выбрал своим девизом, то, что было сделано, еще может быть сделано, он не отчаялся в успехе.В этой деревне жили три сестры, все красивые и образованные. Их звали Мэри, Аделаида и Мадлен. Я никогда не забуду красоту этих молодых девушек. Мэри была самой младшей, и более светловолосая, более смеющаяся девушка никогда не танцевала на зеленом поле. Аделаида была на несколько лет старше, была темноволосой и задумчивой, но из троих Мадлен, старшая, обладала самым огненным и душевным духом. культивирование и интеллект [утилитарность].

Их отец был человеком вкуса и образования и, несколько выше вульгарных предрассудков, разрешал визиты героя моего рассказа.Когда он обнаружил, что между Марией и Поэтом возникла привязанность, он не отказался от своего согласия на ее брак, и затворник принес в уединенный особняк молодую невесту этих привязанностей. О, сэр, дом приобрел новый вид снаружи и снаружи. - В саду цвели розы, сквозь решетку выглядывали джессамины [разновидность жасмина], а поля улыбались эффектом тщательной обработки. Вечером в маленькой гостиной виднелся свет, и пассажир часто останавливался у садовых ворот, чтобы послушать мелодичную музыку, которую наполняли хоровые голоса из коттеджа.Если таинственного студента и его жены пренебрегли, что им было до них? - Их стойкая и взаимная привязанность сделали их дом маленьким раем, - но смерть пришла в Эдем. Мэри внезапно заболела и через несколько часов умерла на руках своего мужа.

Шли дни и месяцы, и единственным утешением для потерявшего близких было сесть с семьей и поговорить о потерянном. Наконец он предложил Аделаиде свое овдовевшее сердце. Она пришла в одинокий дом, как голубь, услышав оливковую ветвь мира и утешения.Но их свадьба не была праздником веселья и веселья, потому что в течение часа царило печальное воспоминание. И все же они жили счастливо; муж снова улыбнулся, и с новой Весной розы на фоне расцвели в саду. Когда розы засохли и листья опали, нежной осенью этого года, Аделаида тоже заболела и умерла, как и ее сестра, на руках своего мужа и Мадлен.

Возможно, вам покажется странным, что все-таки несчастный выживший снова стоял у алтаря.Его третьей невестой была Мэдлин. Я хорошо ее помню. Она была красавицей в полном смысле этого слова. Вам может показаться странным слышать восхваление красоты из таких уст, как мои; но я не могу не распространяться о ней. Она была гордым существом с высоким властным телом и волосами цвета воронова крыла, темными и похожими на облака, плывущими по ее плечам. Она была необычайно одаренной женщиной и обладала редким вдохновением. Она любила вдовца за его силу и славу, и она вышла за него замуж.

Они поженились в той церкви.Это было летним днем ​​- я хорошо это помню. - Во время церемонии самое черное облако, которое я когда-либо видел, накрыло небеса, как пелена, и в тот момент, когда невеста произнесла клятву, раскат грома потряс всех. здание к его центру. Все женщины завизжали; но невеста ответила твердым голосом, глядя на своего жениха. Он заметил некоторую бессвязность в ее выражениях, когда они ехали домой, что тогда его удивило. Подойдя к дому, она сжалась на пороге, но это была робость девушки.Когда они остались одни, он пожал ей руку - она ​​была холодной, как лед. Он посмотрел ей в лицо.

Graphic, Lightning Fact Sheet, Иллинойсский университет, штат Иллинойс. Интернет-архив.

«Мадлен, - сказал он, - что это значит; твои щеки такие же бледные, как твоя сорочка? Невеста отчаянно вскрикнула. «Мое свадебное платье!» воскликнула она; «Нет-нет-это саван моей сестры! Настал час исповеди. Это Бог побуждает меня говорить. Чтобы завоевать тебя, я потеряла душу! - да, да, я убийца.Она улыбнулась мне радостной любовью своего юного сердца - но я дал ей наркотик? Аделаида обвила белыми руками мою шею, но я ввел яд! Обними меня! Я потерял свою душу из-за тебя, а ты, должно быть, моя! »

«Она раскинула свои белые руки», - сказал сторож, вставая от волнения и принимая описанную им позу; «А потом, - продолжал он глухим голосом, - в этот момент раздался гром и вспышка, и виновная женщина упала замертво на пол.Лицо рассказчика выражало весь ужас, который он испытывал.

«А жених, - спросил я, - муж губителя и жертвы, что с ним стало?»

«Он стоит перед вами!» был захватывающий ответ ».

[конец]

Три невесты, одно платье: Несколько поколений идут по проходу в одном платье

Образ жизни меняется с каждым поколением. Мода меняется.Немногие женщины одеваются так, как во времена расцвета принцесс Грейс Келли или Дианы Спенсер. Но для одной семьи из Пасадены стильная традиция сохранилась на протяжении трех поколений.

Когда 18 июня 1955 года 19-летняя Кэтрин Бальман была застегнута на пуговицы в своем драматическом свадебном платье, миниатюрная молодая женщина даже не подозревала, что увидит такое же платье, идущее по проходу на свадьбе дочери и внучки.

«Я видела платье в журнале Modern Bride », - сказала она.Будущая невеста, недавняя выпускница средней школы Нотр-Дам в Балтиморе, примерила платье в универмаге Стюарт, расположенном в здании в стиле итальянского Возрождения на углу улиц Ховард и Лексингтон. Ей понравился его внешний вид, и она купила его.

Многослойная юбка из атласа и сетки платья развевалась над 10-ярусным набором обручей, как мягкий сугроб. Прозрачная сетка на вырезе, длинные рукава и присборенный внешний слой юбки были украшены необычными медальонами из разрезного кружева.Нежный цветочный узор, напоминающий кружево Алансон, был расписан вручную, вырезан, обведен машинной вышивкой и использован для отделки одежды.

После свадьбы, сказал Бальман, она положила платье в мешок для мусора и положила его в кедровый сундук, который когда-то принадлежал ее матери. За годы, прошедшие после той свадьбы, она дважды овдовела и теперь жительница Бишопвилля на Восточном берегу замужем за своим третьим мужем.

Ее дочь Колетт Джеррелл нашла платье в старом сундуке, когда ей было 14 лет.Малолетка, затаив дыхание, скользнула в нее - и ей понравилось, как она выглядела.

Десять лет спустя, когда приближалась дата ее свадьбы, она посетила несколько магазинов, чтобы осмотреть свадебные платья. Она вспомнила платье матери, вытащила его из сундука и снова примерила. Это подходит.

Пол В. Гиллеспи / Capital Gazette

28-летняя Кэтрин Колберт (слева) в 2016 году была одета в то же свадебное платье, что и ее мать Колетт Додсон (в центре) в 1984 году, а изначально это платье носила ее бабушка Кэтрин Джеррелл (справа), которая вышла замуж в 1955 году.

28-летняя Кэтрин Колберт (слева) в 2016 году была одета в то же свадебное платье, что и ее мать Колетт Додсон (в центре) в 1984 году, а изначально это платье носила ее бабушка Кэтрин Джеррелл (справа), которая вышла замуж в 1955 году. Пол В. Гиллеспи / Capital Gazette)

«Единственное, что мне пришлось сменить, это вуаль», - вспоминал выпускник Северо-восточной средней школы.

Однако она почти на голову выше своей матери. Под атласной юбкой Колетт использовала пятиуровневую юбку-обруч, которая сужала и удлиняла пышную юбку.

Во время свадьбы 6 октября 1984 года женихи стали шумными. Они подняли новую невесту и подняли ее над своими головами. Когда она взмахнула руками, хрупкая сетка на рукавах порвалась.

После церемонии платье сложили, поместили в мешок для мусора и вернули в кедровый сундук.

Колетт Джеррелл (Олтман) Додсон, разведенная, живет в Дельмаре.

Прошло более 23 лет, прежде чем другая молодая женщина вытащила платье из старинного сундука.Кэтрин Олтман, тогда 19-летняя дочь Колетт, однажды попробовала его и нашла подходящим.

Носить Платье стало ее мечтой.

Ее очередь настала девять лет спустя, когда Кайл Колберт, студент юридического факультета Университета Балтимора, попросил ее выйти за него замуж.

Настала ее очередь пройтись по проходу в «Платье».

«Кайл был в восторге от традиции и знал, что я в восторге», - сказал Олтман.

Как и ее мама, 28-летняя Олтман окончила Северо-восточную школу.Она работает фельдшером в кабинете участкового врача. И, как и ее мать, ее свадьба 25 июня 2016 года была религиозной церемонией в римско-католической церкви Святой Джейн Фрэнсис де Шанталь в Ривьера-Бич, Пасадена.

Из уст в уста Олтман узнал о Сюзанне Римс, швеи из Боуи, специализирующейся на винтажных платьях и индивидуальной модификации.

«Мне это нравится», - сказал Римс. «Это было такое забавное платье».

Растрепанные рукава платья были сняты.Даже если ремонт был возможен, они были слишком короткими для длинных тонких рук Олтмана. Она немного выше матери. Более узкая юбка с обручем, состоящая всего из трех ярусов обруча, сделала ее длину «в самый раз» для Oltman. «Юбка-обруч у бабушки была намного шире, 144 дюйма в окружности», - сказал Римс. Несмотря на изменения в росте, подол и шлейф платья все еще тянулись по камням церковного прохода, когда Ольтман носил его.

Свертки, предназначенные для помещения платья в мягкую химическую ванну для придания яркости его цвету в Gowns Remembered, компании в Крофтоне, занимающейся чисткой, реставрацией и консервацией свадебных платьев.

Reams удалил рукава и переделал их в головной убор для будущего владельца.

«Мне было весело работать с этим платьем», - сказал Римс.

Подружка невесты Джоди Эрен, двоюродная сестра, 15 лет, заметила, что платье «действительно красивое. Круто, что Кэтрин носит свадебное платье своей мамы и бабушки. Я подумываю надеть платье моей мамы».

«Я много плакал в этом платье», - сказал Олтман. «Я был очень взволнован, когда мне было 19, носить это платье. Как только Кайл сделал мне предложение, я с нетерпением ждала этого платья.

«Я была очень рада, что моя бабушка пришла сюда, чтобы увидеть это», - сказала она. Бабушка гордо сияла.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *