Почему ушел кузнецов никита: Боксёр из Нижнего Тагила Никита Кузнецов проиграл очередной бой | Новости Нижнего Тагила и Свердловской области

Содержание

Почему ушли Никита Кузнецов и Дарина Маркина?

В Доме 2 уже сложилась традиция: победители конкурса «Человек года» обычно уходят с проекта. В этом году вместо «Человека года» была «Любовь года». Правда, никакой разницы между состязаниями не обнаружилось. Разве что в названии. Но способы борьбы, этапы состязаний и главный приз  остались те же. Да и судьба победителя, похоже, не изменилась.

В Интернете появились непроверенные пока слухи, что Никита Кузнецов и Дарина Маркина покинули проект. Сами участники пока никак не прокомментировали ситуацию. Однако перемены, произошедшие в их аккаунтах в соцсетях, в частности, смена адреса для контактов по рекламе, косвенно подтверждают эту информацию.


О конкретных причинах, побудивших пару покинуть телестройку, информации тоже пока нет. Но поклонники Дома 2 уже выдвинули свои версии. Одни из них уверены, что виной всему жилищный вопрос. Говорят, после возвращения на Поляну Таты и Валеры Блюменкранц вопрос жилья на проекте встал особенно остро. А менять вип-дом на комнаты, расположенные в общем доме, аксакал Кузнецов посчитал унизительным. Другие считают, что Кузнецову не понравился сценарий для их пары. Говорят,  парень надеялся, что они с Дариной смогут стать «вторыми Пынзарями». А Блюменкранцы и тут перешли им дорогу.

Впрочем, есть и еще одна версия событий. По слухам, судьба призовой квартиры остается пока не ясной. Говорят, что никакой  квартиры нет и не будет. И Никита Кузнецов получит лишь материальное вознаграждение. А чтобы разговоры на эту тему затихли как можно скорее, победителей убрали с экранов. По принципу:  нет человека – нет проблемы!

Хотите больше новостей? Подписывайтесь на нас Вконтакте или Одноклассниках.

Никита Кузнецов | Фонд «Подари жизнь»

О Никите рассказывают волонтеры

24. 07.2009. Сегодня в реанимации не стало Никиты Кузнецова.

Никитку друзья звали Кузнечик. В общем, по-другому и не звали, потому что друзьями были все: врачи, медсестры, волонтеры, мамы, соседи по палате от нескольких месяцев до 17 лет. Это он обнимал и целовал, как куклу, маленькую соседку, позируя фотографу. Это он без стука заходил в боксы взрослых пацанов, чтобы продемонстрировать новый фильм или просто поговорить, и они откладывали все дела. Потому что хотя Кузнецу и было 3 года, общался он делово, по мужски, ходил вразвалку животом вперед и абы кому авансов не раздавал. Но если уж становился кому-то другом, то мог каждый день ходить из больничного пансионата через несколько корпусов в отделение, чтобы проведать товарища на очередном блоке химиотерапии.
Сегодня он ушел совсем далеко - к друзьям по отделению, которых с нами уже нет.
Сил маме, папе, и всем близким. Кузнечик всегда будет жить в наших сердцах.

22.05.2009 Никита ждет переливания NK-клеток, которые призваны помочь справиться с рецидивом заболевания. Самочувствие у мальчика хорошее.

20.03.2009 У Никиты рецидив лейкоза с поражением костного мозга и центральной нервной системы, и сепсис. Никита получил переливание донорских лимфоцитов. Мальчику нужны переливания тромбоцитов и эритроцитной массы.

21.01.2009 Никита получает иммуносупрессивную терапию. Самочувствие у мальчика хорошее.

05.12.2008 Никита получил трансплантацию костного мозга. Донорский костный мозг прижился, переливания крови не нужны. Решается вопрос о переводе из отд. трансплантации костного мозга в отд. онкогематологии для продолжения лечения.

27.10.2008 Никита восстанавливается после блока химиотерапии. Скоро будет пункция костного мозга для определения эффективности лечения. Будет решаться вопрос о необходимости проведения гаплотрансплантации костного мозга.

24.09.2008 Поиск неродственного донора костного мозга продолжается. Никита чувствует себя хорошо.

15.08.2008 Никита восстанавливается после блока химиотерапии.

23. 06.2008 Никита лечился по месту жительства от острого лимфобластного лейкоза. Наступила короткая ремиссия, завершившаяся сверхранним рецидивом. Никиту направили в Российскую детскую клиническую больницу, где выяснилось, что у мальчика миелобластный лейкоз.

В настоящий момент Никита получил три блока химиотерапии по протоколу лечения миелолейкоза. Он в ремиссии. Начат поиск неродственного донора костного мозга.

Дом-2. Новости / Никита Кузнецов и Дарина Маркина на грани разрыва

Экс-участники «ДОМа−2» поругались. Дарина Маркина объяснила Dom2Life.ru, почему отписалась от Никиты Кузнецова в «Инстаграме», и есть ли шанс на восстановление отношений. По мнению девушки, бойфренд ее совершенно не ценит, что доказывает своими поступками.

Дарина Маркина и Никита Кузнецов
Фото: «Инстаграм»

Никита Кузнецов и Дарина Маркина счастливы за периметром уже несколько месяцев. Повстречавшись на «ДОМе−2», участники влюбились друг в друга, проверили отношения на Поляне и жарких Сейшелах, а после ушли за ворота, взявшись за руки. Они даже занялись общим делом и все время проводили друг с другом. Однако выяснилось, что на деле у ребят не все так гладко. Кузнецов и Маркина отписались друг от друга в «Инстаграме» и закончили публикацию совместных фотографий около двух недель назад.

«Мы на самом деле с Никитой поругались, да. Я не хочу комментировать причину нашей ссоры, но я просто думаю, что если бы он меня любил, то вел бы себя по-другому. Я пока не знаю, помиримся мы или нет. Не хочу об этом говорить, мне тяжело», — объяснила Dom2Life.ru Дарина.

Дарина и Никита на грани разрыва
Фото: «Инстаграм»

Несмотря на то, что в Сети активно муссируются слухи об интрижке между Маркиной и ее бывшим парнем, экс-участником «ДОМа−2» Димой Гусаковым, девушка отрицает, что это стало причиной ссоры с Кузнецовым. Более того, Дарина утверждает, что с Димой их связывают только приятельские отношения.

«Подписчики много всего писали — и слухов про Никиту, и про все вокруг. С Димой Гусаковым нас объединяют исключительно дружеские отношения, но ничего большего точно быть не может. Мы общаемся на хорошей позитивной волне», — заверила Dom2Life.ru Маркина.

Сам Гусаков также подтвердил Dom2Life.ru, что просто дружит с бывшей девушкой, и в их общении нет места флирту, а тем более роману.

Гусаков и Маркина до сих пор общаются
​Фото: Соцсети

«Милош писал лицом к реке, и я пытаюсь переводить его лицом к реке»

Валентина Чубарова: Расскажите, пожалуйста, про «Хроники». Каких лет это стихи, по какому принципу они подобраны?

Никита Кузнецов: Я уже несколько лет стараюсь переводить Милоша сборниками, то есть так, как он писал и издавал свои книги. Существует достаточно много разрозненных переводов его стихов на русский язык, но сборники, изданные целиком, можно пересчитать по пальцам одной руки. А между тем, иногда целостность книги очень важна, особенно когда речь идет о стихотворных циклах, — стоит читать эти стихи в контексте. Первый милошевский сборник, которой я перевел, и в то же время, один из моих любимых — это «На берегу реки», вышедший в 2017 году.

Когда Милош писал стихи, которые вошли в тот сборник, в его жизни проиcходило много знаменательных событий — в частности, он впервые побывал на своей родине, в Литве. У него даже есть стихотворный цикл под названием «Литва, пятьдесят два года спустя». Он оказался там впервые с 1940 года, после того, как через так называемый зеленый коридор ушел из Вильно, оккупированного Советским Союзом, в оккупированную немцами Варшаву. Потом он был на дипломатической службе в США, потом в 1951 году эмигрировал, практически бежал. Милошу удалось попасть в Париж, но, естественно, обратный путь и в Польшу, и в Советский Союз был для него закрыт. В Литву поэт смог приехать только в 1992 году… До этого он неоднократно с грустью говорил, что больше никогда туда не вернется, — в частности, упоминание об этом есть в эссеистической «Земле Ульро», наверное, самой сложной книге, которую я перевел. И все-таки, поскольку жизнь его была долгой, ему представилась такая возможность. Но «Хроники», о которых мы сейчас говорим, были написаны раньше. Сборник «На берегу реки» был издан в 1994 году, а «Хроники» вышли в 1987-м — то есть это стихи, написанные вскоре после получения Нобелевской премии.

Надо сказать, Милош выдержал нобелевский удар — как известно, есть поэты и писатели, которые после этой премии замолкали или не могли повторить в своих новых произведениях тот уровень, который был до нее. Милоша это совершенно не коснулось. Его поздние сборники стихов лично мне даже более близки. В посленобелевские времена практически каждая новая книга стихов становилась своего рода подведением итогов — ведь он был уже очень пожилым человеком, в 1987 году ему исполнилось 76 лет. Фон, на котором создавались «Хроники», был непростым. С одной стороны, Милош обрел всемирное признание, смог приехать в Польшу, где его ставили в один ряд с Иоанном Павлом II и Лехом Валенсой (впрочем, сам поэт несколько тяготился этой внезапно обрушившейся на него популярностью). Но, с другой стороны, это было для него время многих личных трагедий: долгая тяжелая болезнь и смерть жены, психическое расстройство младшего сына — таков был опыт Милоша, когда он писал стихи из этого сборника. И иногда эта боль прорывается — например, в чудесном пронзительном стихотворении «Прощание с моей женой Яниной».

Сборник «Хроники». Издательство Ивана Лимбаха, 2020

«Хроники» состоят из трех циклов. Первый называется «Сезон» — это стихи, которые можно читать более или менее независимо друг от друга, хотя и они складываются в некий рисунок. Стихи из второго цикла, озаглавленного «Гераклиту», уже желательно читать вместе. Это такие мгновенные снимки истории ХХ века, начиная с момента рождения Милоша. Первое стихотворение в нем называется «1911 год»: поэт вспоминает свои родные места в Литве, деревню Шетейни, где он родился и провел самые счастливые детские годы, родителей — отца и мать, которая учила литовских детей польскому.

ВЧ: Он ведь всю жизнь обращался к этой теме, к детству.

НК: Да, она красной нитью проходит через все его творчество, но особенно это заметно в «Долине Иссы». Этот роман — лучший и один из немногих у Милоша. Он считал, что романы — не его призвание, но как раз «Долина Иссы» опровергает это утверждение.

Роман был издан в 1955 году и стал одной из первых книг, написанных Милошем в эмиграции. Он стал терапевтическим, можно сказать, потому что те годы были для него очень тяжелыми. Эмигрировав во Францию, он постоянно испытывал нужду, находился в крайне стесненных обстоятельствах. Кроме того, Милош не мог воссоединиться с семьей: жена с сыновьями были в США, а ему не давали визу, потому что перед этим он был на пээнэровской дипломатической службе и американцы считали его неблагонадежным, связанным с коммунистическим правительством. С другой стороны, вся левая французская интеллигенция относилась к нему как к предателю «светлых» коммунистических идей, а достаточно правая польская эмиграция воспринимала его как человека, запятнавшего себя сотрудничеством с режимом. То есть он был в одиночестве, и только Гедройц ему благоприятствовал — благодаря ему у Милоша были какие-то связи со средой.

Но одна из главных его бед заключалась в том, что он потерял своего читателя. Милош не знал, для кого ему теперь писать, и в первые годы эмиграции почти не сочинял стихов. С помощью «Долины Иссы» он вернулся к своим корням, истокам, и этой книгой, можно сказать, проложил себе обратный путь в поэзию.

Впоследствии благодаря своему опыту он смог помочь Бродскому освоиться в эмиграции — есть его известное письмо Бродскому, о котором тот спустя годы вспоминал: «Он написал мне письмо — очень короткое письмо, когда я только приехал в США, — и оно разом избавило меня от неуверенности, которую я в то время тщательно загонял внутрь». Понятно, что тогда у всех поэтов-эмигрантов была проблема отрыва от читателя, но благодаря помощи Милоша Бродский смог замечательно освоиться в США. А в чем-то он даже пошел дальше, чем Милош, потому что Милош практически, кроме отдельных эссе, не писал по-английски, тем более стихи, а Бродский создал немало англоязычной поэзии.

Ежи Гедройц (слева) и Чеслав Милош (справа) в Париже, июнь 1975. Источник: Википедия

ВЧ: Как вообще началось ваше увлечение Милошем, почему первой была именно «Долины Иссы»?

НК: Когда я еще учился на философском факультете Папской богословской академии в Кракове, у нас была монографическая лекция «Зло в мировой литературе», которую вела замечательная преподавательница Изабелла Скариуш-Скомпская (сейчас она председатель Федерации катынских семей, а ее отец, предыдущий председатель, погиб в Смоленской катастрофе). Первой же книгой, которую нам предстояло прочитать, была «Долина Иссы». Я еще тогда думал (бывает такое со студентами): прочитать целиком или лучше какое-то краткое изложение?.. Все-таки решил, что надо прочитать, и буквально влюбился в эту книгу.

ВЧ: В каком году это было? Когда вы только приехали в Польшу?

НК: Нет, в Польше я к тому времени жил уже несколько лет: я приехал сюда в 1992 году, а это было году в 1997-1998. Я тогда уже переводил, но к художественной литературе еще не обращался, разве что задевал ее по касательной. И вот, прочитав «Долину Иссы», я подумал: «Если буду когда-нибудь переводить художественную литературу, обязательно переведу эту книгу». 

ВЧ: А ее не переводили до этого?

НК: В том-то и дело, что нет. Я и сам был удивлен, что эта книга как будто меня ждала. Но и я не сразу пришел к тому, чтобы ее переводить. Это случилось лет через десять после того, как я впервые ее прочитал, приблизительно в 2007 году. Потом была история с поиском издательства: поскольку я жил в Польше, мне было нелегко сориентироваться в ситуации на российском издательском рынке. Но в конце концов все получилось благодаря Наташе Горбаневской, с которой мы работали в «Новой Польше» (я 16 лет там проработал в свое время, в журнале даже публиковались отрывки из «Долины Иссы», а потом и стихи Милоша в моем переводе).

Невозможно не сказать о Наташе, тем более что недавно, 29 ноября, была седьмая годовщина ее смерти. Хотя мы не слишком часто виделись, она стала для меня очень близким человеком. Конечно, поначалу, когда я только начал работать в «Новой Польше», она была для меня живой легендой, и я думал: «Боже мой, неужели я буду работать с той самой Натальей Горбаневской!» В основном мы с ней переписывались, потому что она жила в Париже, а я в Кракове, но иногда она приезжала в Польшу, и мы встречались. Она всегда очень охотно помогала своим младшим коллегам-переводчикам, и когда я искал издательство, чтобы напечатать свой перевод «Долины Иссы», она включилась в эти поиски и в итоге посоветовала мне обратиться к Ирине Кравцовой, в Издательство Ивана Лимбаха из моего родного Петербурга. Так сложилось, что пока почти все книги Милоша, которые я перевел, за исключением одной, были опубликованы именно в этом издательстве.

ВЧ: И вы в основном Милоша переводите с тех пор?

НК: Да. Если я за что-то берусь, а потом чувствую, что поэт и темы, которые он затрагивает, мне близки, я начинаю продвигаться вглубь… Правда, после «Земли Ульро», которая действительно была невероятно сложной книгой, мне некоторое время казалось, что от Милоша надо немного отдохнуть…

ВЧ: Вы уже второй раз об этом говорите! А чем она сложная?

НК: Это самая философская книга Милоша. Философия сама по себе меня не пугает: я изучал ее в Папской богословской академии. Не пугала меня и мистика, которой там много. Но я привык иметь дело с католической или, по крайней мере, христианской мистикой, а там были мистические воззрения Мицкевича, Сведенборга, Уильяма Блейка, Оскара Милоша — дальнего старшего родственника Чеслава, которому он многим был обязан, о котором много писал, в частности, рассматривая его мистическо-философские идеи. То есть это была такая неортодоксальная мистика, порой даже не вполне христианская. Например, ангельские иерархии, ангельская сексуальность у Сведенборга… Это я говорю о вещах наиболее простых, а если начать углубляться!.. Через главы о Сведенборге я прорывался с особенным трудом.

В свою очередь, Уильям Блейк тоже очень интересен, я бы сказал, просто невероятен. Я рассчитывал, что те отрывки из его стихов, которые приводятся в «Земле Ульро», на русский уже переведены, но оказалось, что далеко не все. Некоторые надо было переводить с английского. Сначала у меня была идея перевести их, подражая переводческому стилю Милоша, но потом я все-таки решил, что это слишком головоломная задача, тем более что все-таки языки разные, и переводческие методы тоже должны отличаться друг от друга. Так что я просто перевел эти стихи так, как считал нужным, не оглядываясь на Милоша.

ВЧ: Горбаневская была одной из первых, кто начал переводить стихи Милоша, можно сказать, что она его открыла. 

НК: Да, у нее есть замечательный перевод, например, «Поэтического трактата», совершенно мастерский, или таких стихов, как «Кампо ди Фьори», «Ты человека простого измучил…» Для меня, надо сказать, это было неким вызовом при работе над последним сборником: я считаю Наташу своим учителем, в том числе и переводческого искусства, — а она многие стихотворения из «Хроник» как раз перевела, не меньше десяти, все они опубликованы в ее книге «Мой Милош». Чтобы не отталкиваться от них, но идти своим путем, я должен был преодолевать искушение посмотреть, как с теми или иными трудностями справилась она. И сравнивал то, что у нас получилось, только по окончании работы.

Вообще, как я уже говорил, до меня было немало переводов Милоша (помимо Горбаневской, его переводили, в частности, такие мастера, как Британишский, Гелескул, Ефремов, Свяцкий). Нет милошевских сборников, из которых совсем ничего не переведено. Просто я стремлюсь к тому, чтобы переводить их полностью, от начала до конца.

ВЧ: И вы идете вглубь — 90-е, 80-е… Планируете переводить еще более ранние сборники?

НК: Не то что я иду от более поздних к более ранним. Скорее, выбираю те, которые наиболее близки мне по духу. Не знаю, дойду ли я до 40-х годов, 50-х и так далее, но, думаю, наверняка на очереди следующие сборники.

ВЧ: То есть ваш роман с Милошем не окончен, впереди еще много нового?

НК: Я редко перевожу в стол, у меня нет больших запасов: если уж я к чему-то примериваюсь и потом начинаю это переводить, то, как правило, у меня есть предварительная договоренность с издательством, и я знаю, что эти стихи не будут долго лежать. Хотя, конечно, я предпочитаю, чтобы у меня в запасе было время. Есть такие гениальные люди, как, скажем, белорусский поэт Андрей Хаданович, которые умеют переводить хорошо и быстро. Я надеюсь, что хорошо у меня получается, а что касается быстро — нет: мне нужно многократно возвращаться к переведенному тексту…

ВЧ: Но с Милошем, я чувствую, вы уже не оставили места другим переводчикам. Кто не успел до вас — тем уже нечего делать.

НК: Нет, я так не думаю. Непереведенного Милоша по-прежнему еще очень-очень много. У меня за спиной как раз стоит полный сборник всех стихов Милоша, изданный издательством Znak: посмотрите, какой толстый том! Даже если я всю оставшуюся жизнь буду переводить только Милоша — а это уже сейчас не совсем так, — то наверняка всего не успею перевести.

ВЧ: А что Бродский переводил из Милоша?

НК: Есть, например, знаменитое стихотворение «Дитя Европы», «Элегия для Н.Н.».

ВЧ: А вам нравятся его переводы?

НК: Невозможно сказать, что не нравятся переводы Бродского, тем более что Бродского я и самого очень люблю. Но он переводит именно как поэт, в его переводе Милош немного становится Бродским.

ВЧ: А насколько возможно переводить поэзию, не будучи самому поэтом? Это же какое-то совершенно другое устройство слуха!

НК: Да, тут я, может быть, нахожусь в не очень комфортной ситуации, потому что обычно стихи переводят поэты. А я себя поэтом не считаю — собственно, для этого у меня нет никаких оснований. Стихи я пишу редко, может быть, раз в несколько месяцев, в основном юмористического плана и не годящиеся для публикации. 

ВЧ: Но зато у вас Милош звучит как Милош! Может быть, это дает больше возможности передать именно авторский язык?

НК: Может быть, да. Я не скажу, что любой поэт переводит «под себя», но есть такая опасность. Я долгое время программно заявлял, что стихи не перевожу, хотя никогда не закрывал для себя эту дверь: говорил, что, возможно, когда-нибудь, но сейчас я точно не чувствую себя готовым. Моя хорошая знакомая, журналистка и поэтесса Барбара Грушка-Зых, очень долго меня уговаривала: может быть, ты что-нибудь переведешь из моих стихов? А я так же упорно от этого отказывался. Но в 2014 году в швейцарской деревушке Лавиньи, куда я приехал на месячную стипендию, была такая замечательная творческая атмосфера, что я впервые попробовал перевести несколько стихотворений, как раз Барбары. Перевел и понял, что открываются новые перспективы, что эти переводы имеют право на существование.

Кстати, милошевские места есть не только в Литве, Польше, Америке и Франции, но и в Швейцарии. Это шато Мон-сюр-Роль (от Лавиньи полчаса на велосипеде), где у Милоша родился замысел «Родной Европы», которую я не успел перевести — ее прекрасно перевели Ксения Старосельская (ее я тоже могу назвать своим учителем) и Борис Дубин.

ВЧ: Среди переводчиков есть прямо конкуренция за Милоша, я чувствую! А был еще поэтический конкурс, который организовывала Наталья Горбаневская, и в какой-то год там переводили Милоша. Вы имели к нему какое-то отношение?

НК: Да, Милош был первым, кого переводили на конкурсе, но я тогда еще не переводил стихов. После этого во Вроцлаве для участников конкурса прошли мастер-классы, которые вела Горбаневская. А я туда был приглашен рассказать о прозе Милоша. Туда, кстати, приезжал, как и на многие милошевские конференции потом (в том числе в Россию, в Питер) Антоний Милош, старший сын Чеслава.

ВЧ: А Наталья Евгеньевна вас не подбивала переводить стихи?

НК: Нет, она не оказывала никакого давления, видимо, резонно полагая, что это рано или поздно произойдет, если я созрею.

ВЧ: Получается, Наталья Евгеньевна не успела увидеть ваши переводы?

НК: Увы, она умерла в ноябре 2013-го, а я начал переводить поэзию в 2014-м.

ВЧ: О чем бы вы спросили Милоша, если бы могли ему задать один вопрос?

НК: Конечно, интересно было бы спросить, что он думает о моих переводах, узнаёт ли себя в них. У Норвида есть такая важная фраза (в переводе Горбаневской) о задаче поэзии: «дать вещи — слово». Вот у переводчика, наверное, похожая задача — дать слову слово, донести мысль автора до читателя на его языке. Я стараюсь к стихам Милоша — впрочем, не только к стихам и не только Милоша — относиться очень бережно и максимально сохранять не только содержание, но и форму, структуру, ритм. 

Я знаю, что Милош, особенно в поздние годы, очень бдительно следил за переводами своих стихов, и у многих русских переводчиков с этим были проблемы. Например, переводы Анатолия Гелескула — при том, что они по-своему замечательные, — Милош не одобрил. Он счел, что в них слишком много внимания уделяется красоте формы, внешней гладкости. А Милош как раз хотел сохранения некоторой шероховатости своих стихов. Это отдельный вопрос, я немного написал о нем в предисловии к сборнику «На берегу реки» — Милош и русский язык, русские переводы.

Чеслав Милош. Источник: Википедия

Тут надо сказать, что Милош довольно хорошо знал русский. Ведь раннее детство (почти до семи лет) он провел в России, где его застигла революция. Поэтому, хотя формально он и не изучал язык, русская речь постоянно звучала вокруг него. Позднее, в Вильно, он общался на разных языках у себя во дворе: с польскими детьми говорил по-польски, а с еврейскими — были у него такие приятели Яшка и Сонька — по-русски. Он и читал по-русски, а когда приехал в США, начал преподавать Достоевского и вообще русскую литературу, поскольку польская была менее востребованной. Так что русский он знал, но все-таки ухо у него было польское, поэтому, когда он смотрел на русские переводы, то немного другую мерку к ним прикладывал, и в итоге это не очень хорошо сказалось на судьбе милошевских переводов в России. Нередко то, что ему нравилось, с точки зрения русского уха звучало как подстрочник — особенно это касается верлибров.

ВЧ: Что самое непереводимое у Милоша?

НК: Главная трудность, наверное, общая для всей польской поэзии — это другая музыка языка, другой ритм. И, конечно, тут, как мне кажется, надо от чего-то отказываться и что-то приближать к образцам более близким русскому слуху, русской поэзии. Дело в том, что в связи с постоянным ударением на предпоследний слог у польского языка есть слабо выраженный ритм и склонность к силлабике. А русская поэтическая традиция, начиная с XIX века, это силлабо-тоническое стихосложение. То есть для нее характерны сильный ритм и рифмы, от которых польская поэзия (как и вообще многие западные) отказалась — очень мало кто пишет сейчас рифмованные стихи. Это отчасти затрудняет и работу переводчиков с русского. Я сегодня провел бессонную ночь — вот уж никогда не думал, что мне придется этим заниматься! — за редактированием польских переводов стихов Бродского. И, в частности, предлагал переводчику разные варианты более точных рифм, большей ритмичности, потому что польское ухо действительно менее чутко к подобным вещам.

А если говорить о самом Милоше, о том, что у него самое непереводимое… Может быть, как раз передать по-русски мелодию его стиха — достаточно сложная задача. Я пока не обращался к его ранним стихам, среди которых больше рифмованных. Впрочем, такие стихи есть и в «Хрониках» — например, одно стихотворение в русском переводе читатель сразу безошибочно воспримет именно как рифмованное с ярко выраженным ритмом, хотя я старался, исходя из оригинала, давать рифмы неочевидные, например, «сначала — перепалок», «иллюзий — людям». Это стихотворение без названия, оно открывает цикл «Гераклиту»:

Обрывки голосов, еще во мне звучащих,
Мои и не мои, я издали их слышу.

Но кто теперь я сам — тот самый, настоящий,
а не античный хор, не эхо среди тиши?

Неужто должен я все начинать сначала,
Избавившись в наш век от чар его иллюзий?

На берегах, где нет судов и перепалок,
И возвращаюсь я к давно забытым людям.

В переводе я приблизил его к силлабо-тонике — по-польски это типично силлабическое стихотворение, а рифмы в нем едва уловимы. И поначалу я, признаться, этих рифм не увидел, в первом варианте перевода их не было, но потом, когда я стал перечитывать текст, схватился за голову — как же так! В этом первом варианте я пытался перевести стихотворение на русский как силлабическое, но в результате отказался от этой идеи, сочтя, что в таком виде оно будет хуже восприниматься. Надо сказать, что Горбаневская одно из стихотворений из этого сборника перевела в том же ключе: она переложила милошевскую силлабику на силлабо-тонику. А силлабических стихов (или близких к силлабическим) в «Хрониках» как раз много, в отличие от более позднего сборника «На берегу реки», где больше верлибров. 

И, кстати, вот что довольно тяжело мне давалось: у Милоша есть такие верлибры с длинными-длинными строками. То есть одна строка, чтобы поместиться в книге, должна быть разбита на две или даже на три, и там тоже есть этот ритм: он слабо выраженный, но слышимый. Я даже слушал записи, как Милош сам читает свои стихи, чтобы лучше понять, как они построены. Передать это, чтобы сохранить шероховатости, но чтобы при этом ощущался ритм, сложно. В «Хрониках» таких стихов нет — там много стихотворений или в чистом виде силлабических, или верлибров, которые приближены к силлабическому стихосложению, традиционному для польской поэзии. Так, например, писал Мицкевич — весь «Пан Тадеуш» написан знаменитым тринадцатисложником. У Милоша в «Хрониках» и тринадцатисложник, и одиннадцатисложник встречаются часто. Правда, он не всегда строго придерживается этих размеров, но есть стихи, где он придерживается их от начала до конца — таковы некоторые стихотворения из последнего цикла «Шесть лекций в стихах». 

Возвращаясь к сборнику: второй цикл, «Гераклиту» — это такие мгновенные вспышки, фотографии событий ХХ века — или всем известных, или совсем незначительных, часто связанных с личной историей Милоша. Там очень много «Belle Époque», 1910-1914 годов: поэт вглядывается в этот период, именно в нем усматривая истоки и корни того, что в дальнейшем происходило, всех трагедий ХХ столетия. Потом 1918 год — воспоминание о том, как Милош чуть не отстал от эшелона с беженцами на станции Орша. В стихотворении он как раз рассматривает такой вариант своей судьбы: а что было бы, если бы он действительно тогда потерялся, и советский комиссар не привел бы его к родителям? «…Я словно понял, что буду кем-то другим, / Поэтом с другой судьбой, что пишет на другом языке». Еще одна вспышка — Варшавское восстание. Милош показывает его с точки зрения немецкого офицера, который глядит на происходящее в бинокль и не видит людей, но сознает, чтó происходит: 

Но я знаю, чтó мы губим. Милую привычность.
Поколения обоев. Старомодность варенья.
Запах средств от бронхита. Столики. Расчески.
Чашечки и вазы. Платья в нафталине.
Кровь, особый ликер, следов не оставляет.
А обломки живут. Через сколько-то лет
Люди будут просеивать землю через сита,
Поднимая двумя пальцами осколки фарфора.

И последняя такая вспышка — стихотворение, посвященное матери поэта. Кстати, любопытно, что сборник «На берегу реки» Милош тоже завершает стихами, обращенными к матери, — известным стихотворением «В Шетейнях» (оно даже читалось на его похоронах). Стихотворение, которым заканчивается цикл «Гераклиту», рассказывает о ее смерти в 1945 году. В ходе репатриации ее переселили из Литвы, где она прожила всю жизнь, в окрестности Гданьска. Там она ухаживала за старой немкой, которая осталась, когда большинство немцев уехали, — эта женщина болела тифом, мать Милоша заразилась от нее и умерла.

Последний цикл в «Хрониках» называется «Шесть лекций в стихах». Я в своем предисловии к книге написал о нем так: «Трудно определить жанр, в котором написаны “Лекции”. Это и воспоминания, и зарисовки, и поток сознания, и исповедь, и — в какой-то мере — действительно лекции, а точнее, приглашение слушателя, читателя, собеседника к совместным размышлениям, чтобы, испытав на прочность и подвергнув сомнению тезисы научных теорий, вероучений, идеологий, попытаться дать ответ на основополагающие вопросы: какие уроки можно извлечь из истории ХХ столетия? был ли в ней смысл, и если да, то какой? и, наконец, куда несет нас гераклитова река времени, которая завораживает и зачаровывает автора?»

Там действительно затронуто множество тем: и молодость автора, и обличья тоталитаризма ХХ века, и особенности человеческой памяти, и некоторые философские проблемы — например, извечный вопрос Милоша о причинах зла или об отражении реальности в слове, — и религиозные поиски (например, вся пятая лекция посвящена тому, как современный человек отвечает на вопрос о воскресении Христа). Сомнения, связанные с религией, с верой, были Милошу очень близки. Он всю жизнь находился в поиске: побывал в гностических и манихейских дебрях, но к концу жизни вернулся к тому, с чего начинал, — к своим католическим корням, к вере «мальчика, приступающего к Первому Причастию в Вильно», хотя и значительно обогащенной.

ВЧ: Милош много успел за свою долгую жизнь.

НК: Да, он, можно сказать, совершил полный круг.

ВЧ: А насколько можно понять поэзию Милоша, не зная его биографии и философских взглядов, не читая примечаний? Вот просто сами стихи?

НК: Это возможно. Большинство, или, по крайней мере, многие его стихи действительно можно читать, не зная о Милоше ничего, — они говорят сами за себя. Но есть и такие, где все-таки желательно иметь хоть какое-то представление о жизни и взглядах автора, потому что автобиографический момент там очень сильно присутствует. И, собственно, для этого я в конце «Хроник», как и в сборнике «На берегу реки», подготовил комментарии, которые помогут немного лучше понять эти стихи. На автобиографических моментах я там тоже кратко остановился — благодаря им читателю будет доступен не только верхний слой восприятия, но и более глубокие пласты. Тем более, что Милош — мастер многослойности. Лучший тому пример — «Долина Иссы».

ВЧ: А когда вы в первый раз попали в Шетеняй, ставший прообразом деревни Гинье, где происходит действие романа?

НК: Впервые я туда приехал в 2008 году, когда работал над переводом «Долины Иссы». Надо сказать, это был очень важный для меня опыт. Как я потом выяснил, там можно просто ходить с книгой в руках и сравнивать, смотреть, где что было, потому что Милош очень точно описал свои родные места. Хотя, конечно, моя встреча с этими местами и его встреча, когда он спустя 52 года туда приехал, были совершенно разными. Он просто застал там другую действительность. Я, приехав туда, узнавал места, которые прежде были знакомы мне лишь по милошевскому роману. Там природа, с одной стороны, очень простая, но с другой — есть некоторая атмосфера загадочности, что-то действительно трудно выразимое словами, но очень хорошо описанное в «Долине Иссы».

А Милош, конечно, видел запустение, видел разрушенное имение, где он родился, где к тому времени не осталось, кроме руин амбара, практически ничего, видел исчезнувшие деревни, многолюдные во времена его детства. Там, в долине реки Невежис, очень хорошая почва, редкий для Литвы чернозем, и крестьяне там были зажиточные, поэтому в 1940 году, после того, как Советский Союз захватил Литву, они все практически попали в категорию кулаков. В окрестностях имения было три больших деревни, из них осталась одна, где сейчас живет около 20 человек. Конечно, для него эта встреча с родными местами была и радостной, и тяжелой. Я особенно люблю сборник «На берегу реки» за то, что в нем все это описывается. К 1992 году в Литве уже не осталось близких Милошу людей, потому что все они либо переселились, либо умерли. Места изменились порой до неузнаваемости.

В стихотворении «Усадьба» из цикла «Литва, пятьдесят два года спустя», поэт пишет так:

Это место и я, хоть вдали друг от друга,
Год за годом привычно теряли листья.
Нас снега засыпáли, мы шли на убыль.
А теперь, в общей старости, мы снова вместе.

Для меня это, конечно, был совершенно потрясающий опыт — побывать там. Я, кстати, потом проверил атмосферу тех мест на своем старшем сыне — сейчас ему почти 17, а когда я его туда привез, было, соответственно, лет семь — как раз столько, сколько было Милошу, когда он бегал по окрестным лесам и лугам. Я думал, что смотрю на Шетеняй предвзято, а он, не будучи «испорчен» чтением Милоша, сможет воспринять его по-детски. И вот в первый день, погуляв по берегам Невежиса, по старому парку, он сказал, что это был лучший день его жизни, — и я понял, что в этих местах действительно есть что-то особенное. Ну и, кроме того, совершенно невероятный опыт — переводить милошевские стихи в этом месте. Особенно это было связано со сборником «На берегу реки». В уже упоминавшемся мною стихотворении «В Шетейнях» вторая строка начинается так — это, кстати, как раз та самая длинная строка:

Внизу за деревьями сторона Реки, сзади за постройками сторона Леса, справа сторона Священного Брода, слева — Кузницы и Парома.

И вот я сидел на скамеечке перед амбаром или, как сказал бы Милош, свирном… Свирон, кстати, тоже слово неочевидное. Милош в своих стихах, связанных с Литвой, часто использовал слова, которые были в ходу у литовских поляков, и которые современному польскому читателю совершенно не знакомы. Świron — на диалекте «амбар», слово это литовского происхождения, а мне хотелось передать колорит. Я нашел в словаре Даля такое слово, которое там определено как западное, то есть более или менее белорусское по нынешним меркам — слово «свирон», — и с радостью им воспользовался. 

ВЧ: Раз польский читатель не понимает, пусть русский не понимает так же!

Никита Кузнецов в Швентибрастисе на фоне колокольни костела, где был крещен Милош. Источник: личный архив Никиты Кузнецова

НК: Да, но для русского читателя я, в отличие от Милоша, сделал примечание. А возвращаясь к этой строке, я понял, что сижу в том самом месте, которое описано в стихотворении, где справа — Священный Брод, по-литовски Швентибрастис — соседняя деревня, в которой находится церковь, где Милош был крещен. За спиной у меня — сторона леса, который действительно виден вдали. Ну, от кузницы и парома уже, к сожалению, ничего не осталось, но «сторона реки» — вот она, здесь. Мне очень нравится образ из следующей строки:

Где бы я ни скитался, на всех континентах я всегда обращался лицом к Реке.

Милош писал лицом к реке, и я пытаюсь переводить его лицом к реке.

ВЧ: «Где бы я ни скитался…» Вот Милош родился в Литве, значительную часть жизни прожил в эмиграции — насколько он именно польский поэт? Насколько Милош что-то говорит о польской культуре? Насколько он типичен для нее?

НК: Есть в Польше люди, которые считают, что Милош — не настоящий поляк. Тем более, что он не скупился на критические замечания, касающиеся каких-то особенностей польской ментальности и явлений в Польше — конечно же, такие вещи можно писать и говорить именно «изнутри», о своей стране. То есть он чувствовал себя своим и чувствовал себя вправе. Хотя и Литва была для него во многом своей страной. Он был тем, кого сейчас принято называть человеком пограничья. Это вообще очень причудливо в Литве переплетается. Милош — потомок литовской шляхты, необходимость выбора идентичности была почти неизбежной, но он остался, как его называли, «последним гражданином Великого княжества Литовского». Во времена Речи Посполитой говорили: gente Lithuanus, natione Polonus, то есть политическая нация — польская, происхождение — литовское. Но литовская шляхта, как известно, полонизировалась, польская культура была более сильной.

Кстати говоря, я тоже в каком-то смысле приобщился и к Польше, и к Литве. В Польше я живу уже больше половины жизни, для меня это вторая родина, польский язык я почти не воспринимаю как иностранный. С другой стороны, Литву я полюбил еще в детстве, у меня там много друзей, в Шетеняе чувствую себя как дома, а два года назад стал краковским послом созданной в Вильнюсе художниками, поэтами (и переводчиками!) Республики Ужупис — во многом как раз благодаря моим переводам милошевских стихов.

ВЧ: Вы говорили о том, что Милош хорошо знал русский язык. А повлияла ли на него русская литература?

НК: С одной стороны, несомненно, повлияла, в том смысле, что он хорошо ее знал. Думаю, Достоевский — самый близкий Милошу автор, несмотря на отношение русского классика к полякам. Для Милоша была важна религиозно-философская проблематика, поэтому он очень пристально присматривался к Достоевскому, анализировал и использовал его творчество. Что касается поэзии, то, наверное, русская поэзия была в большей степени тем, от чего Милош отталкивался. Он считал, что сильная силлабо-тоника, подчеркнутая ритмичность — это то, что вредит польской поэзии, своего рода корсет, из которого нужно вырваться. Разумеется, чтобы от чего-то отталкиваться, надо это знать. Богатая русская поэтическая традиция — начиная с Пушкина и даже, может быть, с каких-то более ранних авторов, — была важна для Милоша и хорошо ему знакома.

ВЧ: А повлиял ли он сам на русскую литературу?

НК: Возможно, каким-то косвенным образом. Вот, например, Бродский: конечно, если говорить о стилистических особенностях, он совершенно самобытен, но Милош был для него большим авторитетом, в том числе в том, что касается стихосложения. Так что, может быть, Милош повлиял на русскую литературу через Бродского, через Горбаневскую, которая много его переводила. 

ВЧ: Раз выходит столько книг Милоша на русском, наверное, у него есть своя аудитория.

НК: Несомненно, и, пожалуй, она расширяется. Было бы преждевременно и несколько самонадеянно говорить о продвижении Милоша в массы, но, во всяком случае, в литературных кругах его уже знают. А ведь когда-то, еще общаясь с разными российскими издательствами по поводу «Долины Иссы», я позвонил в одно крупное (уже несуществующее) издательство и говорил там с заведующей отделом иностранной литературы (!). Я сказал ей, что хочу предложить перевод замечательного романа Милоша. Повисла пауза, и моя собеседница спросила: «Милош? Какой Милош? Милош Форман?»

ВЧ: Но сейчас уже, конечно, ситуация другая. Наверное, это переводчики сперва его полюбили, а вслед за вами — издатели. Кого еще из польских авторов — не считая более массовых Сапковского, Хмелевской, Вишневского — столько издают в России, сколько Милоша?

НК: Пожалуй, Шимборскую довольно много издают, Гомбрович начал появляться, Херберт выходит. Может быть, Милоша действительно немножко больше, а может быть, за другими авторами я просто меньше слежу. Есть и переводы современных польских авторов — как поэтов, так и прозаиков. А еще, к большому счастью, есть множество замечательных переводчиков, которые проделывают огромную работу для популяризации польской литературы в России. Значительная часть из них — не только мои коллеги, но и друзья, например, Игорь Белов, Анастасия Векшина, Лев Оборин, Полина Козеренко, Ирина Киселева, Ярослава Ананко и Генрих Киршбаум, Сергей Морейно, Татьяна Изотова, Ольга Чехова, Денис Пелихов. И это далеко не полный список.

ВЧ: У Милоша, как я понимаю, поэзия и проза тесно переплетены: с одной стороны, поэзия, как вы говорите, без такой ритмичности, эти длинные строки, с другой стороны — часто говорят, что проза Милоша очень поэтична. Как эта особенность прозы сказывается на процессе перевода?

НК: Как таковой прозы у Милоша на самом деле очень мало, именно художественной прозы. У него много эссеистических книг, а романов всего три, из которых один неоконченный и даже при жизни Милоша неопубликованный — «Парнасские горы», где он хотел себя попробовать в жанре научной фантастики. Но у него она больше свелась к религиозным, философским и отчасти политическим размышлениям. И, на самом деле, книга читается достаточно сложно — наверное, Милош знал, что делал, когда не стал его публиковать. Потом «Захват власти» — это чисто политическая проза. И, собственно, единственный роман в полном смысле слова — «Долина Иссы». Действительно, стихи, которые он не мог писать в первые годы после эмиграции, каким-то образом прорвались в этой его художественной прозе. Это можно назвать дыханием текста. С одной стороны, это проза, с другой — такое своеобразное, неспешное повествование, где каждое предложение сравнимо с длинной стихотворной строкой. 

ВЧ: И, наверное, при переводе эту ритмичность, фонетический аспект надо было учитывать в большей степени, чем с обычной прозой? 

НК: Безусловно. Мне хотелось это передать и, кажется, это получилось. Книга вышла уже давно, в 2012 году, но год назад, готовясь к переизданию, я еще раз все целиком перечитал и подумал, что за эту книгу мне не будет мучительно стыдно.

ВЧ: Получается, его она привела в поэзию и вас как переводчика в конечном счете тоже.

НК: Да, его она вернула к поэзии, а меня привела.

ВЧ: Чувствуется, что вы очень сроднились с ним за время работы над переводами. Но есть ли что-то в нем — в человеке, который виден за этими стихами, в его взглядах — что вам чуждо, претит?

НК: Наверное. Все-таки, несмотря на то, что очень и очень многое в Милоше мне близко, мы люди с совсем разной историей жизни. Во-первых, отличается внутреннее устройство: он был человеком часто терзавшимся, принимавшим какие-то вещи близко к сердцу. Он говорил о своей склонности к delectatio morosa, то есть к воспоминаниям о своих не очень благовидных поступках, рассматриванию их с разных сторон, к чему я с моей достаточно устойчивой психикой склонен в гораздо меньшей степени. Не то чтобы я был человеком бессовестным, но моя совесть как-то иначе устроена.

Мне, конечно, совсем не близки левые взгляды молодого Милоша — может быть, поэтому меня в большей степени привлекает его позднее творчество. С годами Милош начал смотреть на левые идеалы достаточно скептически, а в юности во многом разделял их. Не знаю, возможно, мне Советский Союз дал устойчивость к этой детской болезни левизны, но меня левая идея всегда отталкивала, я всегда считал лежащую в ее основе идею создания земного рая одной из самых пагубных и ведущих к разного рода извращениям и тоталитаризмам, в частности. Милош в конечном итоге, пожалуй, пришел к подобным выводам, но у него это заняло много времени.

Еще одно отличие — ритм дня Милоша был устроен совсем не так, как мой: он привык вставать рано, и Агнешка Косинская, его личный секретарь, вспоминает, как в Кракове, уже в поздние годы, он вставал с утра, писал стихотворение или два, иногда даже стихи могли ему присниться. Я с утра в состоянии совершенно бессознательном примерно до часу дня.

ВЧ: Скажите, с чего надо начинать читать Милоша русскоязычному читателю, который совсем с ним не знаком?

НК: Я бы посоветовал «Долину Иссы», хотя художественная проза — необычный для Милоша жанр. Но этот роман как-то вводит в милошевский мир, хорошо читается и дает развернутое представление об авторе. Хотя, если бы я советовал человеку не чуждому литературе, то, может быть, все же рекомендовал бы сразу начать со стихов. И тут сложно выбрать: с одной стороны, я очень люблю «На берегу реки», с другой стороны, «Хроники» — мое последнее детище, и я чувствую себя очень с ним связанным. Все-таки, несмотря на то, что «Долина Иссы» — замечательное произведение, и я в него сразу влюбился, Милош считал себя в первую очередь поэтом, для него прочие виды деятельности были скорее побочными, вспомогательными, а стихи он считал главным. Можно себе представить, как его должно было раздражать, что в Соединенных Штатах его чуть ли не до самой Нобелевской премии считали либо политическим автором (благодаря таким книгам, как «Порабощенный разум»), либо переводчиком стихов Херберта.

ВЧ: И вы теперь планируете переводить именно поэзию?

НК: Да, несомненно. Но я пока не знаю, какой будет следующая книга.

ВЧ: А сколько у него всего книг выходило?

НК: Поэтических? Думаю, около двадцати. 

ВЧ: Есть ли другой писатель, которого вы хотите так же подробно переводить для русского читателя?

НК: Есть, конечно. Мое последнее открытие — Януш Шубер, его стихи. Они как раз скоро выйдут в московским издательстве «Балтрус» в переводах Насти Векшиной и моих. Кончено, тираж маленький, но это будет первое издание на русском языке. Оно осуществляется при поддержке польского Института литературы, где я с этого года работаю. 

ВЧ: Использование служебного положения в целях просвещения?

НК: На самом деле все было наоборот: служебное положение позволило мне познакомиться со стихами Шубера. Мы обсуждали, какие книги можно издать по-русски, среди других книг я увидел Шубера и понял, что это надо напечатать просто обязательно. Кроме того, я надеюсь, что в будущем году мне удастся опубликовать стихи Барбары Грушки-Зых. Бася — тот автор, с которого начались мои приключения с поэзией, поэтому я бы очень хотел увидеть ее стихи в моем переводе. Правда, это будет не сборник, как в случае Милоша — от и до, — а избранное, для первого знакомства. В отличие от меня, она знала Милоша лично, и он очень тепло высказывался о ее стихах. Так что, можно сказать, в какой-то мере она — его ученица. 

Что будет дальше — посмотрим. В любом случае, если уж я прошел испытание «Землей Ульро»... Были моменты, когда я думал, что после нее еще долго не смогу смотреть ни на какие произведения Милоша. Это не означает, что я не советую эту книгу читать — очень советую, но переводить ее было ужасно трудно. Надеюсь, как раз благодаря тому, что я с ней так намучился, не придется мучиться читателю. А сейчас я, наверное, буду подыскивать для себя какой-то новый милошевский сборник. У меня уже есть определенные идеи на этот счет.

Студент ИФТИС прошел в финалы сразу двух студенческих олимпиад: «Я – профессионал» и “Высшая Лига”

 

“Я – профессионал” – это олимпиада для студентов разных специальностей, задания составляются ведущими российскими вузами и крупнейшими компаниями страны. В этом году для участия в «Я – профессионал» зарегистрировалось более 570 тысяч студентов российских ВУЗов. Для участников олимпиады организуются тематические образовательные форумы и зимние школы, предоставляется возможность личностного роста, общение со специалистами по выбранным темам, новые знания и полезный опыт решения различного рода практических задач.

Отборочный онлайн-этап олимпиады проводился с 27 ноября по 13 декабря 2020 года. При успешном выполнении заданий отборочного этапа и прохождении конкурса, участники попадают в полуфинал и далее – в финал соревнования, которые проходят с середины февраля до конца апреля 2021 года. Победа в данной олимпиаде даёт бонусы при поступлении в магистратуру или аспирантуру, победители получают призы и вносятся в Национальную базу “Я – профессионал”.

Никита Кузнецов является студентом выпускного курса по профилю «Фундаментальная физика (на английском языке)» и сотрудником лаборатории физики перспективных материалов и наноструктур МПГУ.

 

Никита Кузнецов об участие в олимпиаде «Я – профессионал»:

«Я участвовал в двух направлениях олимпиады. Первое – “Искусственный интеллект”, организатором которого является МФТИ (Московский физико-технический институт).

Пройти отборочный этап я смог с помощью сертификатов Массовых открытых онлайн-курсов (МООК), так как в данной олимпиаде есть возможность пройти отборочный этап определенного направления, если у участника имеется сертификат успешного окончания МООК. Такие курсы имеются не у всех направлений и их список выкладывается в начале сезона олимпиады. Онлайн-курс “Анализ данных на практике” от МФТИ на платформе “Открытое образование” я прошел этой осенью. Кроме этого, летом 2020 года я получил диплом первой степени в Deep Learning School – школа по машинному обучению, которую организует ФПМИ МФТИ на платформе Stepik.

Второе направление, которое я выбрал, это “Машинное обучение”, организатором которого является Национальный исследовательский Университет ИТМО. В отборочном этапе необходимо было решить две задачи по машинному обучению – классификация и регрессия. Я набрал 79 баллов из 100, что обеспечило мне проход в полуфинал, в котором уже необходимо было решить промышленную задачу, которая была предоставлена Газпромом. Полуфинал начался 23 февраля и закончился 2 марта. В финале участников ждет защита решения практической задачи перед комиссией».

 

Также Никита успешного прошел в финал олимпиады Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” (НИУ ВШЭ) “Высшая Лига” по направлению “Прикладная математика” по треку “Прикладная математика в инженерии и естественных науках”.

В отборочном этапе проверялись базовые знания по математическим дисциплинам таким, как статистика, теория вероятностей, математический анализ, линейная алгебра и другие.

Игроки сборной России - о битве в Кубке Стэнли

БРАТИСЛАВА - На этот чемпионат мира в Словакию смогли приехать все желающие, кто выступал даже во втором раунде Кубка Стэнли. Да что там, в понедельник к сборной Швейцарии присоединится форвард Нино Нидеррайтер, чья "Каролина" играла против "Бостона" в финале Востока.

Это очень представительный энхаэловский турнир. В составе сборной Швеции - 21 игрок НХЛ, у сборной России - 15. Но даже выступающие в Европе хоккеисты наблюдают за тем, что происходит в розыгрыше Кубка Стэнли. Как сказал острослов Евгений Кузнецов: "Вы называете меня лучшим игроком? Будь я лучшим, сейчас играл бы в плей-офф там, а не здесь. Вообще мне просто стоило вместо шести очков в семи играх с "Каролиной" набрать 16. И тогда все было бы нормально!"

"На тренеров пенять нежелательно в нашей ситуации. Все было в наших руках в серии с "Каролиной" - и большинство забивай, и в седьмом матче побеждай, - сказал форвард "Кэпиталз". - Нужно спрашивать только с самих себя. Это и делает коллектив сильнее, когда ребята сами в себе ищут ошибки. Когда мы понимаем, что сами виноваты. А не какие-то там мелочи. Или тем более - тренер виноват: не тех поставил. В нашей организации не бывает таких кривотолков".

Можно обсуждать что угодно с игроками в Братиславе, но все равно возникают вопросы по событиям в Северной Америке. Вот "Каролина" казалась твердым орешком, выбила "Вашингтон" в первом раунде. Но в финале Востока всухую проиграла "Бостону". Удивительно?

"Когда 4-0 в любой серии - это всегда удивляет, - говорит Кузнецов. - Потому что слабых команд нет. Тем более в Северной Каролине очень тяжело играть. Мне кажется, "Бостон" победил, потому что у вратаря "Каролины" не пошла игра, пришлось второму вставать. А в серии с нами там Петр Мразек стоял на ушах. Очень здорово тащил. А когда у тебя такой хороший голкипер в плей-офф, это придает дополнительных сил".

Video: КАР-ВАШ, матч №4: Кузнецов не смог забить Мразеку

Не могли не возникнуть шутки о том, что ведь и Андрей Свечников мог бы прилететь в сборную России. И поселить бы его в один номер к Александру Овечкину. Никто не забыл их горячее общение в серии.

"Так ведь это хоккей, - пожимает плечами Кузнецов, у которого 19 мая как раз день рождения. Он вступает в возраст неограниченно свободного агента (27 лет). - Ты ведь на льду не смотришь на паспорт, кто откуда. Тогда в серии был игровой момент, и потом Свечников с Овечкиным друг другу пожали руки. Если встретятся, то может, посмеются над тем моментом, улыбнутся друг другу. И мы ведь - не дети, чтобы обижаться".

Другой Евгений - Малкин. Он очень хорошо сыгрался с третьим Евгением - Дадоновым, который с его передач набрал кучу очков. "В первую очередь, это происходит потому, что наши жены дружат", - говорит Джино, у которого снова открылся талант оракула. Но его тоже удивляет развитие событий в плей-офф НХЛ.

"Да! Есть сюрпризы. Но "Бостон" заслуженно попал в финал. "Брюинз" были одними из фаворитов изначально, в отличие от "Каролины". Вот никто не верил, что эти ребята пробьются в финал Востока. А "Бостон" по делу обыграл и "Торонто", и "Коламбус". Думаю, у них есть шансы выиграть Кубок Стэнли, - говорит Малкин. - Однако я всегда говорил, что в этом сезоне новый чемпион придет с Запада. И даже предсказывал, что "Сан-Хосе" будет в финале.

 

[Смотри также: "Шаркс" сделали выводы]

 

Это хорошая команда, показывает красивый хоккей. Жаль, не удается смотреть матчи. Только цепляю лучшие моменты. Посмотрим, кто в итоге победит. Мне очень интересно! Но хочу пожелать удачи Владимиру Тарасенко, чтобы он вышел в свой первый финал. Может, он поднимет Кубок Стэнли над головой? Всего наилучшего!"

Но самое популярное имя в сборной России - Никита. Таких хоккеистов - аж пять человек! Кучеров, Гусев, Нестеров, Зайцев, а также наш собеседник Задоров.

"У моего "Колорадо" был шанс уцелеть в серии с "Сан-Хосе", - говорит жесткий габаритный защитник. - Мне кажется, если бы мы играли дома седьмой матч, то 100 процентов смогли бы победить. Там все равно были переломные моменты. Не допусти мы кое-какие ошибки, все могло сложиться иначе. Так что шанс был. А если бы еще Нэйтан Маккиннон не получил травму… Это хороший опыт. В следующем году мы станем еще сильнее.

И посмотрим, кто выиграет Кубок Стэнли. Вот раньше мне нравился Эрик Карлссон, когда он выступал в "Оттаве". Но недавно играл против Карлссона в "Сан-Хосе" и понял, что он уже немного не тот. Возможно, причина тому - травмы, которые его тормозят. Так что все объяснимо".

Все больше россиян уезжает в НХЛ. Из ближнего резерва этой сборной Илья Михеев отправился в "Торонто", а Александр Елесин - в "Калгари". Не удивимся, если за океан уедут форварды силового звена: Иван Телегин, Сергей Андронов, которые этой весной выиграли Кубок Гагарина в составе ЦСКА.

 

[Смотри также: Михеев в "Торонто"]

 

"Каждый своей головой думает, - говорит Кузнецов. - Наверное, ребята видят, что у них есть шанс поиграть в НХЛ. Почему бы и нет? Я в свое время, когда уезжал, тоже слышал много мнений за или против. Как вот сейчас все советовали Виталию Кравцову, который уехал тоже из "Трактора" в НХЛ - в "Рейнджерс".

Но у него не было четыре операции за год, как у меня. А ведь я именно так и уезжал. Тяжелый был сезон. Но Кравцов - здоровый парень. У него даже больше шансов, потому что он может спокойно приехать, пройти всю подготовку летом. Побороться за место в составе на равных с местными ребятами.

Вообще я ни о чем не жалею. Сейчас наслаждаюсь жизнью, получаю удовольствие от того, что я сделал. Дай бог, чтобы у ребят все получилось хорошо, как и у меня".

Павел Лысенков является обозревателем "Матч ТВ" и постоянным автором NHL.com/ru.

«Адмирал Старк». Гость программы — Кузнецов Никита

Поделиться

Гость программы: кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Дома Русского Зарубежья имени Александра Солженицына Кузнецов Никита.

Разговор шел о русском адмирале Георгие Карловиче Старке, о его военной карьере, роли в Белом движении и о жизни в эмиграции.


Д. Володихин 

— Здравствуйте, дорогие слушатели! Это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С Вами в студии я, Дмитрий Володихин. И сегодня мы поговорим об одной героической личности — о морском военачальнике Российского боевого флота, человеке, который своими деяниями добавил славы Андреевскому стягу. Но, понимаете, ХХ век — не то время, когда мы говорим о российском флотоводстве и перечисляем его победы. Не так уж много было сражений, не так уж много было побед, и порой нам приходится славить человека, который не столько топил вражеские корабли, сколько спасал русских моряков, да и просто русских людей, спасал их из крайне тяжелых ситуаций. Итак, сегодня мы с Вами беседуем о Георгии Карловиче Старке, контр-адмирале Российского императорского флота и человеке, который совершил то, что порой называют «малым исходом». Великий исход — это эвакуация из Крыма 1920 года, а вот через два года Старк осуществил такую же операцию в отношении Дальнего Востока. Есть о чем поговорить — человек, помимо своей замечательной роли на Дальнем Востоке, еще немало повоевал. За ним — значительное количество заслуг перед Отечеством. И для того, чтобы, дорогие радиослушатели, Вы хорошо понимали, что это за личность, мы пригласили сегодня в студию замечательного специалиста по истории белого дела и по истории военных моряков России, кандидата исторических наук, ведущего научного сотрудника Дома русского зарубежья имени Александра Исаевича Солженицына Никиту Анатольевича Кузнецова. Здравствуйте. 

Н. Кузнецов 

— Здравствуйте.  

Д. Володихин 

— Ну что ж, традиционно мы задаем вопрос, говоря об исторической личности: как можно передать это в виде визитной карточки буквально в нескольких фраза — то, что следует вспоминать, когда разговоры заходят об этом портретируемом человеке? Старк — в трех-четырех фразах. 

Н. Кузнецов 

— Ну, советский писатель и бывший гардемарин морского корпуса Леонид Соболев в своем романе «Капитальный ремонт», посвященном последним годам существования Российского флота, называл офицеров «жрецами службы и моря». Вот эти слова в полной мере применимы к нашему сегодняшнему герою — Георгию Карловичу Старку.  

Д. Володихин 

— «Жрец службы и моря» — человек, иными словами, который всего себя отдавал военному делу. Ну что ж, насколько я понимаю, Старк родился в не очень знатной, но, тем не менее, дворянской фамилии, и нельзя сказать, что его карьера задалась. Во всяком случае, в трех войнах он поучаствовал.  

Н. Кузнецов 

— Да, Георгий Карлович Старк родился в 1878 году. В детстве произошла в жизни их семьи трагедия — отец был убит грабителями, и в итоге в Морской корпус его отдала (документы, которые в архиве) его родная тетка. Старк окончил Морской корпус в 1898 году, и он был одним из таких средних по успеваемости молодых офицеров своего выпуска. Но на его долю действительно пришлось участие в трех войнах — это Русско-японская война, это Первая мировая великая война и гражданская война. И во всех этих войнах он проявил себя храбрым, честным и достойным офицером, достойным моряком.  

Д. Володихин 

— Ну вот Русско-японская война. На тот момент он — минный офицер на крейсере «Аврора». Оказывается, что у «Авроры» есть история и помимо вот всех этих эпических выстрелов в 1917 году. Она участвовала в Цусимском сражении, и как раз один из младших офицеров по минной части на ней был Старк.  

Н. Кузнецов 

— Да, это именно так. И, на самом деле, этот эпизод-то с полумифическим выстрелом — это как раз, в общем, малый эпизод в истории этого героического корабля, не будем забывать — корабля Российского императорского флота, на котором, слава Богу, второй раз и, надеюсь, последний раз в его истории взвился Андреевский флаг. И, кстати, память о Старке там сохраняется. И Георгий Карлович проделал весь тяжелейший поход Второй Тихоокеанской эскадры, закончившийся катастрофой Цусимского сражения, на «Авроре» был убит ее командир — Егорьев. А, соответственно, «Аврора» и другие крейсеры отряда адмирала Энквиста были интернированы на Филиппинах, были интернированы в Маниле. И тогда Старк, возможно, впервые посетил этот порт, который — ну, об этом мы еще будем дальше говорить — в его жизни сыграл в дальнейшем такую очень важную роль в его биографии.  

Д. Володихин 

— Многие считают, что Энквист поступил скверно. С одной стороны, он спас три боевых корабля — «Аврору», «Олега» и еще третий был легкий крейсер — «Жемчуг». С другой стороны, говорят, что если бы эти крейсеры были при более крупных кораблях в ту ночь, когда их атаковали японские миноносцы, возможно, части эскадры удалось бы дойти до Владивостока. Вопрос спорный, и Энквист оказался фигурой, которая в умах русской публики, мягко говоря, оказалась в тени довольно неприятных разговоров. А вот что касается его офицеров, они этого, фактически, избежали.  

Н. Кузнецов 

— Да. И действительно, эти дискуссии — ну, Вы правильно отметили — были в умах и у публики, и на страницах гражданских газет, но никто обвинений в трусости, в общем-то. офицерам отряда Энквиста не предъявлял. И можно вспомнить и книжку судового врача «Авроры» Кравченко — «Через три океана», по-моему. Это он там писал, что «стыдиться Вам, «авроровцы», нечего», и, в общем-то, это люди, которые не покинули место боя, а прорывались с боем и смогли сохранить корабли. Потому что, на мой взгляд, конечно, если бы они остались при эскадре, то вряд ли бы это изменило как-то ход сражения. Опять же, можно вспомнить историю крейсера «Изумруд», прорвавшегося и выкинувшегося на берег. То есть, на самом деле, конечно, ну и, собственно, героизм всех офицеров отряда и, в том числе, и Старка, был отмечен боевыми наградами. 

Д. Володихин 

— Старк, кажется, даже получил ранения в бою? 

Н. Кузнецов 

— Да, Старк получил ранения и не оставил своего поста. По-моему, занимал должность старшего офицера, тоже выбывшего из строя. И он видел смерть командира. Кстати, в своих воспоминаниях, посвященных этому, Старк отмечает, что ему накануне буквально сражения 14-15 мая был какой-то сон, вот перед самым уже Цусимским проливом. В общем, какое-то очень неприятное такое вот знамение. 

Д. Володихин 

— Ну вот после Русско-японской войны Старк довольно медленно продвигается в чинах, и к началу Первой мировой он еще один из множества офицеров, ничем особенно не знаменитых. 

Н. Кузнецов 

— Да, он... Ну, и после Русско-японской войны его служба была тесно связана с крейсером «Аврора» — он был старшим офицером, принимал участие в дальнем заграничном походе в Сиам. Тоже все это он ярко в своих воспоминаниях описывает. Ну, в принципе, да, он был одним из таких строевых офицеров флота, которые честно тянули свою лямку службы, и на которых, собственно, флот-то, наверное, и держится.  

Д. Володихин 

— Вот если память мне не изменяет, первые корабли, которыми он командовал, были старенькие угольные эсминцы – слабые достаточно, сильные(?), страшные.  

Н. Кузнецов 

— Да-да-да.  

Д. Володихин 

— И, в конце концов, уже во время Первой мировой войны он, что называется, продвинулся по службе — ему дали... ну, не то, чтобы новейший эсминец «Нефтяник», но, во всяком случае, эсминец покрупнее, который построен был после Русско-японской войны и был ну не то, чтобы новый — он был нестарый, «Донской казак».  

Н. Кузнецов 

— Да, это один из серии «добровольцев» — эсминцев, построенных на добровольные пожертвования, после Русско-японской войны. Ну, а венцом карьеры Старка стало командование минной дивизией Балтийского флота буквально уже в самом конце 1917 года. В адмиральский чин его произвели при Временном правительстве, поэтому да, он уже был адмиралом не Российского императорского флота, но Российского флота. Он храбро участвовал в Маньчжурском сражении, но, к сожалению, уже от тех офицеров и адмиралов, которые сохраняли верность долгу, мало что зависело, поэтому в начале, весной 1917 года он был вынужден оставить службу, как и многие из них.  

Д. Володихин 

— А как он себя проявил на Балтийском театре военных действий Первой мировой войны? Насколько я понимаю, минные силы были основной рабочей силой флота в то время, а он был именно на этих самых минных силах от начала и до конца войны? 

Н. Кузнецов 

— Да, то есть они выполняли и дозорную службу, и минные постановки. Ну, и, опять же, Старк не имел высших военных наград Российской империи, Георгиевского оружия и Ордена Святого Георгия IV степени. Но у него был и за Русско-японскую, и за Первую мировую практически весь набор наград с мечами(?) и бантом, то есть боевых наград, которые давались за боевые заслуги, в том числе и за минные постановки, на которых подрывались и вражеские корабли. Поэтому это, в общем, был такой достойный храбрый офицер.  

Д. Володихин 

— Ну вот весна 1918 года. Он уходит в отставку, или его, фактически, выбрасывают в отставку. Он контр-адмирал с осени 1917 года, насколько я понимаю, да? То есть он пробыл в этом чине буквально несколько месяцев, ну, полгода, и вынужден расстаться со службой. Его «попросили», или он громко стукнул дверью? 

Н. Кузнецов 

— Нет, на самом деле, «попросили», если можно так выразиться, тогда большую часть офицеров и адмиралов — просто когда вышел уже большевистский декрет о создании нового красного флота на новых началах и о демобилизации личного состава старого флота. Собственно, одним из тех, кто попал под эту демобилизацию, оказался адмирал Старк.  

Д. Володихин 

— Ну что же, большевикам, Очевидно, все эти испытанные боевые кадры были не особенно нужны, и Старк — один из них, тот самый ненужный человек, который бы очень пригодился впоследствии, ну, например, в 1941-м. Но не привелось. Что ж, поскольку мы говорили сегодня о Русско-японской войне, в которой Старк принимал участие и пролил кровь, я думаю, уместным будет, если сейчас в эфире прозвучит песня «Плещут холодные волны», которая навеяна боями Русско-японской.  

(Звучит песня «Плещут холодные волны».) 

Д. Володихин 

— Дорогие радиослушатели, мы специально отыскали для Вас старинную запись для того, чтобы Вы оказались погружены в дух русской военно-морской истории «эпохи пара и брони». Ну, а теперь напоминаю Вам, что, несмотря на печальный исход Русско-японской войны, несмотря на то, что Первая мировая война была прервана в истории России событиями, которые не позволили также одержать в ней победу, как к тому шло, все же у нас здесь Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы с кандидатом исторических наук, ведущим научным сотрудником Дома русского зарубежья имени Александра Исаевича Солженицына Никитой Анатольевичем Кузнецовым беседуем о жизни и подвигах адмирала Российского флота Георгия Карловича Старка. Ну вот, собственно, подходит момент, когда Старк, честно служивший и крепко обиженный большевиками, находит себе пристанище по другую сторону фронта.  

Н. Кузнецов 

— Да. Ну, перед Старком, как и пред многими офицерами, в общем, выброшенными с флота, встал вопрос: а что делать дальше? Можно было остаться как бы в стороне от схватки. Ну, на самом деле, это путь, который тоже выбирали, но обычно ни к чему хорошему он не приводил. Можно было попробовать вернуться на службу в Красный флот, и такие были случаи...  

Д. Володихин 

— Одна хорошая фраза, которую специалисты по эпохе гражданской войны говорят довольно часто, и, мне кажется, она отражает суть дела: «К стенке первыми ставили непричастных, потому что они не сопротивлялись».  

Н. Кузнецов 

— Именно так. Да, а многие хотели сопротивляться. И эти люди отправлялись на Дон — естественно, речь идет не только об офицерах флота, а, скорее и прежде всего, обо офицерах армии, которых было больше. А кто-то отправился на Восток. Именно так поступил адмирал Старк, который добрался к августу... ну, к лету 1918 года до Казани. А здесь начиная с июня 1918 года формировался Речной боевой флот Народной армии Комитета членов Учредительного собрания — КОМУЧа. КОМУЧ — это эсеровская организация, которая совместно с чехословацкими войсками вела активную борьбу с советской властью и при этом претендовала на власть во всероссийском масштабе. Именно поэтому и для этой, по сути своей, волжской флотилии из мобилизованных волжских речных буксирных пароходов было такое громкое название «Речной боевой флор». А создавали его два мичмана, ну, вернее, наверное, даже три: Мейрер, Ершов и Дмитриев. И, собственно, первым-то командиром первого Речного боевого флота был мичман Василий Александрович Ершов, который вообще закончил, насколько я помню, Школу мичманов, то есть он был, с точки зрения таких кадровых выпускников Морского корпуса, таким полуморским офицером, но, тем не менее, есть документы, что сперва контр-адмирал Старк подчинялся именно мичману.  

Д. Володихин 

— Или, скажем так, морским полуофицерам? 

Н. Кузнецов 

— Ну, можно и так сказать, да! Но, тем не менее, Старк ему подчинялся, и только потом он возглавил, по сути, как бы один из дивизионов флотилии. Ну, и, конечно, он — понятно, что, наверное, по сути можно говорить о том, что он командовал Речным боевым флотом КОМУЧа.  

Д. Володихин 

— Ну, если я правильно понимаю, в его командовании были силы, совершенно несопоставимые с минной дивизией. Всего лишь несколько слабо вооруженных пароходов.  

Н. Кузнецов 

— Да, вооружены они были полевыми трехдюймовыми орудиями, в качестве брони использовались кипы хлопка. Но, тем не менее, эта флотилия, которую во многом можно назвать импровизированной, сыграла достаточно большую роль в кампании 1918 года, прежде всего, как силы, которые обеспечивали  высадку десанта. И то же взятие Казани Каппелем — оно произошло так, как оно произошло, успешно, именно благодаря речной боевой флотилии, Речному боевому флоту. Тот же вывоз золотого запаса из Казани осуществляли именно моряки. И при этом были и бои между кораблями. А нужно учесть, что в составе Волжской флотилии были даже миноносцы — типа, «Сокол», переброшенный по внутренним водным путям. Была гидроавиация, которой в кампании 1918 года у белых не было. То есть, в общем-то, это были такие активные и достаточно динамичные боевые действия. Нужно еще учесть то, что тех, кто воевал, ни с одной, ни с другой стороны в Морском корпусе не учили как бы речной войне, и, в общем-то, это все было-то в зачаточном состоянии. Потому что самый известный военный конфликт, в котором участвовали речные флотилии, это была Гражданская война между Севером и Югом в США в 1861-1865 годах. Опыт, правда, который в России изучали, в том числе опыт речной войны. И все это происходило достаточно стремительно. То есть флотилия начала свою боевую работу в июне 1918 года, а, собственно, к октябрю в результате изменения уже и погодных условий, а главное, отступления армии как бы уже кампания Речного боевого флота закончилась.  

Д. Володихин 

— Как себя проявил именно Старк со своими пароходами? Какая у него боевая работа наиболее яркая? 

Н. Кузнецов 

— Ну, боевая работа — уже это участие во взятии Казани и последующие операции — бой у Пьяного Бора, во время которого погиб пароход «Ваня-коммунист», который вошел в летопись кораблей-героев.  

Д. Володихин 

— Сейчас уточним. Корабль «Ваня-коммунист» — это красный корабль?  

Н. Кузнецов 

— Да, красный.  

Д. Володихин 

— Он вошел в летопись кораблей-героев, потому что он героически погиб, но он, собственно, ничего не сделал.  

Н. Кузнецов 

— Да, он ничего не сделал. На нем погиб Николай Маркин, тоже известный революционный матрос и, по иронии судьбы, человек — один из первых советских археографов, потому что он почему-то курировал публикацию сборника договоров Российской империи с рядом западных стран. Хотя он был действительно матрос Балтийского флота, храбрый очень человек. 1 октября 1918 года жизнь его оборвалась. Но нужно сказать, что в тот период было очень часто тяжело достигать взаимодействия между сухопутными и речными силами, и была масса несогласованностей, в общем-то, не была налажена служба связи, и поэтому, в общем-то, кампания 1918 года для Старка и капитана II ранга Петра Петровича Феодосьева закончилась-то плачевно — они были отданы под суд по инициативе командира Уфимской, кажется, группы — генерала Люпова — за самовольный уход в реку Белую. 

Д. Володихин 

— Давайте напомним: капитан II ранга Феодосьев — тоже один из видных белых начальников Речного боевого флота. Вот, собственно, давайте напомним, что он-то возглавлял.  

Н. Кузнецов 

— Он возглавлял один из дивизионов Речного боевого флота, которым командовал Старк.  

Д. Володихин 

— Еще один дивизион? 

Н. Кузнецов 

— Да, их было три, соответственно, дивизиона. И за самовольный, по мнению Люпова, уход в реку Белую уже во время отступления они были отданы под суд, но суд обоих их оправдал, и Старк до конца жизни хранил эти документы, и, в том числе, и телеграмму Люпова — такую, в общем, в итоге примирительную. И, соответственно, к концу 1918 года уже в Сибири сосредоточились офицеры бывшего Речного боевого флота, Народной армии КОМУЧа, среди которых был и контр-адмирал Старк.  

Д. Володихин 

— Какова судьба кораблей Речного боевого флота? Насколько я понимаю, их пришлось покинуть, потому что уходить на них было невозможно. Речные пути в связи с отступлением армии оказались потеряны.  

Н. Кузнецов 

— Да, оружие было с них снято и, по возможности, эвакуировано. Эвакуация осуществлялась железнодорожным транспортом. А больше — да, большая часть этих кораблей — они были, соответственно, оставлены на местах базирования.  

Д. Володихин 

— Ну, а Старк — человек достаточно деятельный, привыкший к порядку, и, в общем, человек, который воевал за белых не как случайно попавшая в этот котел личность. а за совесть и за веру, за идею. Какую роль приходилось принять ему? Напомним, что осенью 1918 года власть меняется, вся эта эсеровская директория уходит в прошлое. Правителем России становится адмирал Колчак — человек, в общем, известный Старку и для которого Старк был достаточно известным командиром.  

Н. Кузнецов 

— Да, именно так. И Колчак старался сосредоточить всех морских офицеров, для чего было создано — одним из первых его решений — Морское министерство, главной задачей которого было обеспечение формирования Речной боевой флотилии, которая действовала на Каме в 1918 году, и отдельные бригады морских стрелков. Именно ее возглавил Георгий Карлович Старк. Формирование ее началось 12 декабря 1918 года. Это была достаточно новая часть, вообще вид воинской части для русских Вооруженных сил, потому что были морские части, действовавшие под крепостью Ивангород... 

Д. Володихин 

— Морской батальон. 

Н. Кузнецов 

— Да, морской батальон, развернутый потом в полк, и еще целый ряд отдельных частей. Собственно, была, например, конно-подрывная морская команда при так называемой «Дикой дивизии» — Кавказской конной дивизии, где были моряки. Но отдельную бригаду морских стрелков создавали именно по образцу английской морской пехоты, и они должны были взаимодействовать с кораблями Речной боевой флотилии (ну, отчасти так и произошло), и уже к марту 1919 года были укомплектованы первые два батальона в Красноярске, а затем третий и четвертый батальоны формировались в апреле-мае в Перми и Уфе. И первые боевые действия, в которых принимали участие морские стрелки, это зима 1919 года, борьба с партизанами в нынешнем Красноярском крае, в окрестностях Красноярска. Там было такое село Камарчага, вот Камарчагской операцией командовал тогда Петр Валерьянович Текменев, помощник командира бригады, помощник Старка. Ну, и первоначально организация, как я уже говорил, подразумевала тесное взаимодействие с Речной боевой флотилией. В принципе, на определенных этапах это было. Но чаще всего морякам приходилось воевать именно как вполне сухопутной части. Правда, нужно отметить то, что, конечно, моряки были, в основном, на уровне ротных и батальонных командиров, а в составе бригады, то есть в четвертом батальоне, который формировался в Уфе, там вообще башкиры, в основном, были. То есть это была обычная армейская часть, но воевали они под Андреевским флагом, который, собственно... Батальонные эти флаги вручал, в том числе, и сам адмирал Колчак — сохранились кадры французской кинохроники, где это происходит.  

Д. Володихин 

— Начало 1919 года — это момент наступления Колчака на Запад, в сторону Москвы, в Поволжье, прежде всего. И, в общем, был успех. Летом  приходится уже откатываться армии Колчака. И вот вопрос: в 1919 году — классический, можно сказать, год, когда белые армии были развернуты в наибольшей степени. Армия Колчака играла роль первостепенной военной силы на тех фронтах. Собственно, она была наиболее крупной по своему составу, лучше всех вооруженной и в чем-то наиболее перспективной. Вот как себя проявил Старк, командуя этой бригадой? 

Н. Кузнецов 

— Ну, она... Вот морские стрелки — они, наверное, не такие известные, как, например ижевцы и воткинцы, которых можно назвать, в какой-то степени, символом армии Колчака, и о которых много известно — там и марши у них свои были... 

Д. Володихин 

— Или каппелевцы... 

Н. Кузнецов 

— Да, или каппелевцы, вот. А, соответственно, старковцы, если можно так выразиться, были вот такой как бы серой пехотной массой. Соответственно, первый батальон был выдвинут на фронт в середине апреля 1919 года и разделен на три части. Три роты вошли в состав Западной армии и одна рота — в состав Сибирской армии. Второй, третий и  четвертый батальоны вообще действовали, по свидетельствам очевидцев, по документам, вне связи со штабом бригады, в двух различных армиях. И они, например, при эвакуации на конец мая — начало июня 1919 года обеспечивали эвакуацию Сарапула, когда такая операция достаточно динамичная Камской речной боевой флотилии. И в последующих операциях, в том числе во время отступления из Перми. И достаточно активно они действовали, но, к сожалению, мало сохранилось именно оперативных документов. Но бригада была очень сильно потрепана и понесла достаточно большие потери в личном составе, поэтому она была к концу июня 1919 года переформирована в Дивизию морских стрелков (и Старк продолжал командовать) и приравнена по штатам к Сибирской стрелковой дивизии. Была она после уже отступления из Перми, то есть это конец июня 1919 года в составе Северной группы Сибирской армии. Дальше, в июле-августе происходит вот этот ряд напряженных боев, во время которых дивизия вообще потеряла почти весь свой личный состав, и опять она была переформирована в Новониколаевске. Но перед падением Омска, то есть это уже ноябрь, вторая половина ноября 1919 года, дивизия выдвинулась на фронт, не успев завершить свое формирование. И во время отступления осенью 1919 — зимой 1920 года дивизия находилась в арьергарде и с честью прошла Сибирский ледяной поход. Прошел его и Старк, но он к тому времени был тяжело болен тифом и через Байкал был перевезен в бессознательном состоянии.  

Д. Володихин 

— Ну что ж, если я правильно понимаю, 1919 год — это год, когда Старк не вылезает из боев и, в общем, честно работает. Он тот же начальник, на хребтине которого лежал значительный груз боевой активности. Напомним, что изрядный сектор колчаковских войск не знал такой боевой активности. Кто-то разбегался достаточно быстро, кто-то вообще не хотел воевать, как чехословаки, кто-то, в общем, не прочь был перебежать к красным... Эта вот «серая» пехотная масса моряков, тем не менее, работала лучше прочих. Старк в этом смысле, конечно, заслуживает уважения. На этой ноте, дорогие радиослушатели, я напомню, что это Светлое радио, в эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы с Вами буквально на минуту прерываем наш диалог, чтобы вскоре вновь встретиться в эфире.  

Дорогие радиослушатели, это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С Вами в студии я, Дмитрий Володихин. Наш сегодняшний гость — кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Дома русского зарубежья имени Александра Исаевича Солженицына, специалист по истории Русского Военно-морского флота и белого дела Никита Анатольевич Кузнецов. Мы продолжаем разговор о трудах и подвигах адмирала Старка. И мы подошли, собственно, к тому времени, когда он становится фигурой весьма известной, а именно к дальневосточной эпохе в его жизни.  

Н. Кузнецов 

— Да, этой дальневосточной эпохе — короткой, драматической, но яркой — предшествовало то, на чем мы остановились в прошлой части нашей передачи, — это Сибирский ледяной поход, когда Старк в бессознательном из-за тифа состоянии пересек Байкал, а в его дивизии осталось 300 человек, и они были влиты в другие части и как морские стрелки существовать перестали, хотя в на Сибирской флотилии и до Старка, и при Старке были отдельные батальоны, но это немножко другая история. И адмирал Старк, выздоровев, отправился в Харбин, где просто работал десятником на стройке и, соответственно, думал, что ему делать дальше.  

Д. Володихин 

— Набирался смирения.  

Н. Кузнецов 

— Да.  

Д. Володихин 

— Но вот ударил 1922 год.  

Н. Кузнецов 

— Нет, еще до этого был 1921 год. А, соответственно, до этого власть в Приморье менялась неоднократно. Это была власть такой Приморской земской управы, такая прояпонская — полукрасная-полуяпонская. Существовала Народная революционная армии и Народный революционный флот Дальневосточной республики... 

Д. Володихин 

— Меркуловы.  

Н. Кузнецов 

— Да. 21 мая 1921 года происходит переворот, и к власти приходит правительство братьев Меркуловых, и на кораблях Сибирской флотилии вновь поднимаются Андреевские флаги.  

Д. Володихин 

— Что за правительство? 

Н. Кузнецов 

— Ну, это антибольшевистскаое правительство, соответственно, из двух братьев Меркуловых, которые преследовали цели... То есть они были не «розовые», как правительство Дальневосточной республики — они были именно белые, если так вкратце их охарактеризовать. 

Д. Володихин 

— Если вкратце охарактеризовать, русские православные белые.  

Н. Кузнецов 

— Да, именно так.  

Д. Володихин 

— И, насколько я понимаю, они призвали ведь Старка под крыло?  

Н. Кузнецов 

— Да. Они позвали Старка, и он, естественно, не мог отказаться. И вот когда наступила вершина его военно-морской карьеры — он возглавил морские силы России на Тихом океане, то есть Сибирскую флотилию, будущий современный Тихоокеанский флот. 

Д. Володихин 

— Но, насколько я понимаю, по-настоящему сильных кораблей тогда в составе флотилии было раз-два и обчелся?  

Н. Кузнецов 

— Ну, там был целый ряд мобилизованных кораблей, там были вооруженные ледоколы. Но надо сказать, что для своих задач... А задачами были, прежде всего, борьба с партизанами, борьба с японскими браконьерами и отстаивание суверенитета в этом плане, суверенитета России. Потому что японцы были, конечно, очень серьезной военной силой на Дальнем Востоке, и зачастую они вели себя как хозяева. Но моряки Сибирской флотилии старались не давать им это делать. И постоянно — вот сохранился ценнейший исторический источник, отчет адмирала Старка о деятельности Сибирской флотилии, то есть с 1921 года, с момента, когда он ее возглавил, и почти до самого конца Филиппинской эпопеи, о которой мы говорим дальше. То есть это напряженные операции по борьбе с браконьерами, по изъятию уловов. При этом как бы это все было связано и с различными дипломатическими казусами, но флотилия работала, и работала достаточно активно.  

Д. Володихин 

— Что там у него было наиболее сильным из всего состава флотилии? 

Н. Кузнецов 

— Ну, флагманский вооруженный ледокол «Байкал» вот во время эвакуации Сибирской флотилии... 

Д. Володихин 

— Кажется, канонерская лодка «Манджур» старой постройки, но с артиллерией довольно значительного калибра?  

Н. Кузнецов 

— Не-не, «Манджур» тогда уже был как блэк-шип(?), его использовали и в кампании 1919 года для обучения младших рот морского училища. Не, «Манджур»-то — он, конечно, был корабль специальной постройки, но он был точно не самой сильной стороной Сибирской флотилии. Это, прежде всего, вооруженные ледоколы. Это «Байкал», это «Илья Муромец», это охранные крейсеры «Лейтенант Дымов»... а «Командор Беринг» уже погиб к тому времени. Они принадлежали Министерству государственных имуществ и предназначены были именно для охраны морских ресурсов. Это и миноносцы, и вооруженные канонерские лодки. Был там, например, и ветеран Цусимского сражения буксирный пароход «Свирь».  

Д. Володихин 

— Но напомним, что миноносцы — не те нефтяники, которые сражались на Балтике и на Черном море и которых сравнивали с легкими крейсерами, а старенькие угольные миноносцы. То есть они относительно медленные, они относительно слабые. Иными словами, у Старка было сосредоточено под командой огромное количество боевых единиц. Боевые единицы, в основном, мелкие, размазанные по огромному театру военных действий, как масло по хлебу, и, в общем, его работа была крайне хлопотливой.  

Н. Кузнецов 

— Да, но все-таки позволю поправить... На самом деле, они, конечно, не были очень размазаны. База-то была одна — это Владивосток, и, плюс, нужно было обеспечивать на Камчатке... 

Д. Володихин 

— Действовать-то приходилось на каком огромном пространстве!  

Н. Кузнецов 

— Ну, да... Не, ну да, можно и так сказать, но база была одна — это Владивосток. И, плюс, перед самой эвакуацией необходимо было доставить воинские части на Камчатку, а в результате те корабли — это «Магнит», по-моему, посыльное судно — с Камчатки уже были вынуждены уходить не во Владивосток, а туда, дальше в порты Кореи, Китая и так далее.  

Д. Володихин 

— Ну, правительство Меркуловых оказалось не вечным, и его очередной переворот также убрал со сцены  большой политики.  

Н. Кузнецов 

— Да. И пришел к власти Михаил Константинович Дитерихс, выдающийся военачальник. Можно... 

Д. Володихин 

— И заметим, что он не только русский православный, но еще и монархист.  

Н. Кузнецов 

— Да, и монархист, и при нем, собственно, войска были переименованы в Земскую рать. И он действительно подчеркивал всегда свое православие. Но, в общем, удержать фронт не удалось, потому что к осени 1922 года, после окончательной эвакуации японских частей и усиления, так сказать, Народной революционной армии, в общем-то, к Владивостоку подходили уже части регулярной Красной Армии, и стало ясно, что эвакуация неизбежна. Эвакуация проходила как по сухому пути, через китайскую границу, так и на кораблях и судах Сибирской флотилии, и тут вот заслуга в спасении от большевиков вот этих порядка 10 тысяч русских людей и представителей армейских частей и кадетских корпусов, и, собственно, экипажей Сибирской флотилии и их родственников принадлежит именно адмиралу Георгию Карловичу Старку, командующему Сибирской флотилией. 

Д. Володихин 

— А откуда мы знаем численность? Это относительно общепринятая цифра — 10 тысяч, или там, учитывая еще гражданских беженцев, могло быть и больше народу? 

Н. Кузнецов 

— Нет, на самом деле, вот Старк — он был человек высокой штабной культуры, и он сохранил архив... Ну, вернее, до наших дней значительная часть архива Сибирской флотилии либо не сохранилась, либо она еще не обнаружена — вот, скорее всего, в Австралии она находится. Но Старк написал подробнейший отчет, где все эти цифр названы, поэтому, в принципе, их можно вполне принимать за реальные.  

Д. Володихин 

— Итак, Старк, в сущности, выполняет ту работу, которую выполнили Саблин и Кедров двумя годами ранее в Крыму, обеспечив эвакуацию огромного количества людей — и белых, и членов их семей, и тех, кто просто не чаял себе доброй доли при большевиках. Когда это и как происходит? 

Н. Кузнецов 

— Да, но сразу же оговоримся, что, в отличие от Саблина и Кедрова, у Старка не было вообще никакого времени, как сейчас модно говорить, на раскачку, на подготовку. 

Д. Володихин 

— И, в общем, у него был довольно слабый кадр(?).  

Н. Кузнецов 

— Да. И это были совершенно другие корабли. И если, соответственно, у командования Черноморского флота были определенные договоренности в французами, то Старк уходил абсолютно в никуда. 

Д. Володихин 

— Что называется, «все сам»?  

Н. Кузнецов 

— Да, все сам. То есть единственный, кто оказывал ему чисто информационную поддержку, это был русский морской агент, морской атташе в Японии Дудоров, которого Старк, конечно, тоже знал по службе на Балтийском флоте. Ну, и он мог ему только что-то подсказывать и как-то его знакомить с международной обстановкой.  

Д. Володихин 

— Ну и, насколько я понимаю, японцы вовсе не желали видеть эту вооруженную силу в пределах той территории, которую они контролировали? 

Н. Кузнецов 

— Да, однозначно.  

Д. Володихин 

— Когда они уходят в 1922 году, в какой момент? 

Н. Кузнецов 

— 25 октября. Это вот дата вступления во Владивосток Красной армии. И тогда с острова Русский, соответственно, стали уходить корабли и суда Сибирской флотилии. Как раз на острове Русский они забирали чинов Сибирского и Хабаровского кадетских корпусов. Ну и, плюс, с Камчатки ушел отряд капитана первого ранга Ильина — отдельно. И сосредоточились они уже в корейском порту Гензане.  

Д. Володихин 

— И вот они начинают мучиться — Гензан и Пусан это, в общем, два порта, в которых русских не ждали и не хотели видеть.  

Н. Кузнецов 

— На самом деле, их не ждали-то, по сути своей, нигде, да. Но Старку нужно было там разгрузиться от этапа его, так сказать, крестного пути, потому что это можно именно так назвать, Сибирской флотилии — Гензан, Пусан, Шанхай. Ему в каждом из этих портов нужно было... Как бы он вывез за пределы оккупированной большевиками территории тех же представителей кадетских корпусов, сухопутных частей, но ему просто было физически их не прокормить, и он, соответственно, их сгружал на берег. А по дороге к Шанхаю, соответственно, во время шторма погиб охранный крейсер «Лейтенант Дымов» — пропал без вести со всем экипажем, со всеми людьми, со всеми гражданскими беженцами. Плюс, ряд небольших катеров пришлось оставить в море. И к моменту прихода в Шанхай, конечно, личный состав эвакуированных сократился значительно, но практически не было угля, в кассе флотилии оставалось еще, по-моему, 15 долларов. И консул России Гроссе, в общем, на поддержку которого рассчитывали, поддержки этой оказать как-то не смог или не захотел — не потому, что он поддерживал большевиков, а потому что он уже не до конца понимал свои полномочия. И Старку пришлось в Шанхае продать кое-что уже из оружия и кое-что из небольших кораблей — просто для того, чтобы прокормить людей, и для того, чтобы куда-то вести их дальше. А куда — было не совсем понятно.  

Д. Володихин 

— Ну что ж, дорогие радиослушатели, мы сейчас присутствуем при последних актах судьбы Российского флота, который действовал под Андреевским флагом, перед долгим перерывом, когда он будет работать уже под другими знаменами революционного правительства. И мы видим, что это была трагедия, в рамках которой командующий Старк пытался спасти все, что еще можно спасти, и предпринимал поистине героические усилия. Я думаю, будет правильным, если сейчас прозвучит «Марш гвардейского морского экипажа» — нечто, тесно связанное с величайшими периодами славы в истории Российского Военно-морского флота, и как-то утешит тех, кто сейчас душой переживает за то, что происходило в 1922 году на Дальнем Востоке.  

(Звучит «Марш гвардейского морского экипажа».) 

Д. Володихин 

— Дорогие радиослушатели, это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы с замечательным историком, специалистом по истории белого дела и Российского Военно-морского флота, кандидатом исторических наук, ведущим научным сотрудником Дома русского зарубежья имени Александра Исаевича Солженицына Никитой Анатольевичем Кузнецовым обсуждаем судьбу и подвиги адмирала Старка. Ну что ж, мы застали эскадру Старка в ситуации, когда она чуть жива, и куда двигаться дальше, не очень понятно — денег нет, пищи нет, угля — на копейку, а спасать людей как-то надо.  

Н. Кузнецов 

— Да. И напомню, что происходило это все, все эти драматические события в Шанхае. Это рубеж 1922 и 1923 годов. Но благодаря героическим усилиям Старка и усилиям его штаба удалось продать часть оружия, продать часть кораблей и, в итоге, достигнуть договоренности, что в американские владения на Филиппинских островах могут прибыть корабли и суда из Сибирской флотилии. Потому что все остальные... Как бы китайцы — там велись переговоры с Чжен Зу Лином(?) — отказали, французские — Индокитай — отказали. Была даже уже такая отчаянная попытка (но она бы, конечно, ни к чему не привела) — идти вообще в Бизерту и присоединиться к русской эскадре. Документы сохранились, телеграммы. Но, конечно, это была нереальная попытка. 

Д. Володихин 

— Полмира проплыть на тех кораблях и с теми ресурсами, которые были у Старка, это фантастическая, конечно, идея.  

Н. Кузнецов 

— Да. Ну, ему было не привыкать к дальним походам, если вспомнить поход Второй Тихоокеанской эскадры. Ну да, и там проблема была даже не столько, может быть, в кораблях, сколько в ресурсах. Итак, выйдя из Шанхая, корабли и суда Сибирской флотилии направились на Филиппины, которые тогда принадлежали Соединенным Североамериканским Штатам. По дороге погибло посыльное судно «Аякс», и к весне 1923 года постепенно русские корабли и суда под Андреевскими флагами стали приходить в Манилу, а затем по требованию американских властей они были сосредоточены на рейде находящегося в 80 километрах от Манилы небольшого городка Олонгапо. Там, прежде всего, члены семей чинов Сибирской флотилии были размещены на берегу, а на кораблях перестали поддерживаться пары, но, соответственно, Андреевские флаги продолжали развеваться, и в сокращенном варианте неслась служба. Таким образом, можно говорить о том, что последней эскадрой России, последней эскадрой под Андреевским флагом стала именно Сибирская флотилия. И когда американцы... 

Д. Володихин 

— Скажем так, перед долгой ночью.  

Н. Кузнецов 

— Да, перед долгой ночью. Ну, последней эскадрой, ушедшей из России, стала именно Сибирская флотилия. Американцы, увидев русские корабли и побывав на них, удивлялись, что небольшие корабли, не предназначенные для океанских переходов (а многие из них уже были ветеранами флота, как тот же буксир «Свирь»), сделали этот океанский переход и пришли в Манилу. Причем, нужно сказать, что советское правительство, в общем-то, пыталось вернуть эти корабли и суда, потому что Старк-то увел практически все, что могло двигаться, из Владивостока, и, собственно, потом появился только уже в первой половине 30-х годов советский Тихоокеанский флот. И сперва были обещания амнистии, еще в Шанхае, а потом был нанят американский адвокат таких левых взглядов, чтобы была попытка отсудить у Старка, соответственно, корабли и суда Сибирской флотилии. Ну, в общем, все это кончилось только потерей большого количества долларов для советского правительства, а ничего отсудить не удалось. И вот началась эта, так сказать... Если в Бизерте пребывание Российского флота, Русской эскадры длилось с конца 1920 года по конец 1924 года, а для Морского корпуса это даже был 1925 год, то на Филиппинах это все происходило гораздо быстрее. Потому что очевидно было, что оставаться там русским людям и кораблям незачем, потому что работы там не было, местная рабочая сила достаточно дешевая, и что-то нужно было предпринимать для спасения людей. Соответственно, американцы предложили помощь — они обещали перебросить всех желающих в Америку, но нужно было оплатить визы, это по американскому законодательству. Денег у Старка не было. Поэтому им там приходилось выполнять самые разные работы — от стаскивания какого-то парохода с мели до... концерты давали — оркестр Сибирской флотилии. Соответственно, собрали деньги, и 500 с лишним человек на транспорте «Мэррит»(?) уже в мае 1923 года отбыли в Америку, и большинство из них там, в общем-то, нашли себя и жили, но называли себя с гордостью «старковцы» — это вот в эмигрантской морской прессе 30-х годов встречается. Но ряд людей отправились на остров Линданау(?) для сборки абака — это такое растение, из которого делают знаменитые эти манильские канаты. Их сразу отправить на этом транспорте «Мэррит»(?) не удалось. И, в общем-то, вся эта эпопея тянулась до 1924 года, и официально Сибирская флотилия перестала существовать именно во второй половине 1924 года. Старку пришлось продать большую часть кораблей. Причем, он раздал деньги всем чинам флотилии.  

Д. Володихин 

— Вот давайте не пробегать этот момент, он важный. Понимаете, какая вещь — у разных военных и гражданских чинов Российской империи, потом у России, утратившей монархические устои, находился контроль за банковскими счетами. Они могли распоряжаться этими деньгами — иногда на благо людей, которые оказались в сложных условиях, иногда — на благо себя, любимого, такое тоже происходило. Заметьте: Старк честен со своими людьми. Он отдал то единственное, чем располагал, — отдал корабли, чтобы его люди могли начать нормальную жизнь, чтобы они не бродили, как нищие оборванцы, по задворкам Америки.  

Н. Кузнецов 

— Именно так, да. И более того, когда происходила эвакуация из Владивостока, там Дитерихс предлагал ему забрать золото из Госбанка Владивостокского. Старк этого не сделал, а потом в отчете отметил, что «слава Богу, что Господь нас уберег, потому что с этим золотом мы бы еще и непонятно как его, условно говоря, реализовывали бы, обосновывали перед американцами», и что очень хорошо, что этого не сделали. Да, и постепенно ему удалось — ну, кроме небольшой группы тех, кто желал остаться на Филиппинах, всех чинов вверенной ему флотилии, — соответственно, так или иначе их жизнь и судьбу устроить. А остаток этой суммы он отправил Великому князю Николаю Николаевичу как одному из главных претендентов на главенство в Доме Романовых в изгнании.  

Д. Володихин 

— Ну, а корабли были проданы все, или что-то оставалось в распоряжении?..  

Н. Кузнецов 

— Там до конца непонятно... То есть нет, ну, в распоряжении Старка после ликвидации флотилии не осталось... Что-то... Часть, по-моему, была брошена, часть продана. К сожалению, последняя глава, именно посвященная этому в отчете Старка, во всех известных вариантах рукописи не сохранилась.  

Д. Володихин 

— Если я правильно понимаю, Старк лично для себя не сохранил чего-либо сколько-нибудь солидного? 

Н. Кузнецов 

— Абсолютно.  

Д. Володихин 

— Он был столь же небогат, как и его подчиненные, и отправился впоследствии в Европу, располагая крайне незначительными средствами? 

Н. Кузнецов 

— Да, именно так. И, в общем-то, его обстоятельства семейной и личной жизни сложились трагически, потому что его жена, сестра адмирала Развозова, последнего небольшевистского командующего Балтийским флотом, не сумела выбраться из советской России — как раз году в 1924-м там и умерла, и каким-то чудом ему удалось вызволить своих детей Бориса и Татьяну через Финляндию, и они жили в Париже. Старк работал, фактически, до Второй мировой войны водителем такси, хотя он уже был немолодым человеком и в адмиральских чинах. И уже в послевоенный период он возглавлял одну из крупнейших морских организаций — Всезарубежное объединение морских офицеров, созданное еще перед войной по инициативе адмирала Русина, начальника Главного морского штаба, известного деятеля Российского флота. И Старк это объединение возглавлял. Скончался он в Париже в 1950 году, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Могила его сохранилась. И после его смерти отец Борис Старк, его сын, принявший священный сан, вернулся в советскую Россию в качестве священника. Ну, в эмиграции этот поступок, конечно, оценивали по-разному. Он служил, и последние годы жизни он жил в Ярославле, и он хранил, конечно, память о своем отце. И его дети, которые тоже были священниками, и сейчас внук — тоже Борис, Борис Никитович Старк (ну, это потомок, соответственно, не отца Бориса — его сестры), живет в Ярославле, и память о роде Старков и об адмирале Старке сохраняется среди их потомков, которые сейчас живут в России.  

Д. Володихин 

— Ну что ж, дорогие радиослушатели, пожалуйста, почтите память этого человека, почтите память Георгия Карловича Старка, потому что это редкий начальник — не то, что для нашей страны, а вообще для мира во все времена, — который самоотверженно заботился о своих подчиненных, может быть даже, в ущерб себе. Он относился к флоту как к братству. И его матросы, его офицеры были для него младшими братьями. Ну что же, честь ему и слава. Он сумел позаботиться о них так, как мало кто сумел позаботиться в те лихие годы. Ну, а теперь мне остается напомнить, что у нас сегодня в студии был кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Дома русского зарубежья Никита Анатольевич Кузнецов. Мы благодарим его за эту замечательную передачу. Мне осталось попрощаться с Вами. Благодарим Вас за внимание. До свидания! 

Н. Кузнецов 

— До свидания! 

Якуб Врана играет более важную роль.

Якуб Врана № 13 из Вашингтон Кэпиталз. (Фото Патрика Смита / Getty Images)

Каким должен быть Вашингтон Кэпиталз, чтобы получить максимум от Якуба Враны?

Нет игрока НХЛ, показывающего в среднем меньше шестнадцати минут за ночь лучше, чем Якуб Врана из «Вашингтон Кэпиталз». Вингер из Праги забил много голов в каждом из последних двух сезонов. Он стал постоянным игроком НХЛ в сезоне 2017–18, забив всего лишь тринадцать голов в кампании, в которой он набирал в среднем меньше дюжины минут за 73 матча за сборные.

Начиная с этого сезона, Врана занимает седьмое место по количеству голов из 60 при соотношении пять на пять, уступая только элитным снайперам, таким как Остон Мэтьюз, Алекс Овечкин, Дэвид Пастрнак и Никита Кучеров, а также угрозам в воротах Виктора Арвидссона и Брендена Галлахера. .

Проще говоря, Врана - это сила «пять на пять», но он продолжает играть минуты, более соизмеримые с гриндером третьей линии, чем с доминирующей атакующей угрозой.

В своих последних пяти состязаниях Врана более одного раза не смог пробить пятнадцатиминутную отметку, но все же набрал шесть очков.

В некотором смысле это имеет смысл. Некий русский снайпер безоговорочно удерживает верхнюю строчку в таблице глубины левого фланга Вашингтона, а также представляет собой центр стрельбы хваленого сильного игрока Кэпс. В конце концов, казалось бы, ужасно сложно стать главной бомбардирской угрозой для команды, которая уже может похвастаться величайшим бомбардиром в истории лиги.

И все же расследование основных цифр Врана делает вывод о том, что его навыки недостаточно используются.Чтобы было ясно, эта проблема не уникальна для нового главного тренера «Кэпиталз» Питера Лавиолетта. Фактически, 14:55 Врана набрал в среднем под новым боссом скамейки запасных, это его самый высокий результат за один сезон на сегодняшний день.

Три вещи, которые Вашингтон Кэпиталз может сделать, чтобы извлечь максимум из Якуба Враны

Чтобы глубже изучить его игру в этом сезоне, Врана впечатлит, даже если отложить его умение забивать голы и вместо этого сосредоточиться на его способностях как плейдрайвера. При оценке пять на пять Vrana может похвастаться 70.00 целей для%, 52,79% ожидаемых целей и 50,65% вероятности высокой опасности. И не принимайте его атакующую эффективность за недостаток в его собственных интересах. Врана сдает ожидаемые голы со скоростью всего 1,83 за шестьдесят минут при игре пять на пять в этом году.

Итак, есть (в некоторой степени) понятные причины нехватки ледового времени у Враны, но еще более очевидным является то, как он доминировал, когда имел возможность. Учитывая эту реальность, Лавиолетт должна лучше подготовить молодого снайпера к успеху.Вот несколько советов, как это сделать.

Якуб Врана № 13 Вашингтон Кэпиталз. (Фото Патрика Смита / Getty Images)

В этом сезоне Врана провел небольшую часть своего времени на льду с равной силой с Никласом Бэкстремом. Вместе на льду пара набрала сногсшибательные результаты в 75 GF%. Хотя это безвкусное число, вероятно, неустойчиво, 55,97 xGF% тройки предполагает, что линия, тем не менее, эффективна.

Тем не менее, я бы сказал, что атакующие дары Враны - в частности, его стремительная скорость ног и выстрел запястья - лучше использовать в тандеме с центральным игроком с быстрыми ногами.Это означало бы приставить Врану к Евгению Кузнецову, с которым Врана была весьма продуктивна в недавних вашингтонских соревнованиях.

Помимо преимуществ для атаки Враны, предоставление Кузнецову умелого 200-футового нападающего помогло бы укрепить защиту российского опорного пункта. С Vrana Кузнецов сдает 1,65 xGA / 60; без него это число возрастает до 1,93. С точки зрения игрового вождения, Корси Кузнецова теряет более четырех полных процентных пунктов без Враны на его фланге.

Даже если Врана и Бэкстрем составят грозную комбинацию, Кэпс могут использовать дары Враны, чтобы получить максимальную отдачу от Кузнецова на обоих концах льда.Якуб Врана может поддержать Кузнецова как своей защитной проницательностью, так и их общая скорость ног и навыки владения шайбой сделают грозный переходный атакующий дуэт.

Россия становится надежным трубопроводом для готовых талантов из НХЛ

На той улице, где в 1990-х годах «Русская пятерка Детройта» штурмом взяла НХЛ, защитник Никита Зайцев сел на обед со своим агентом и объяснил, что его боль прошла. в черновике трижды не было.

Всего через четыре месяца после того, как он был новичком в «Торонто», Зайцев понял, что не попасть в армию - лучшее, что с ним случилось.Артемий Панарин из Чикаго сказал агенту Дэну Мильштейну то же самое, что и в прошлом сезоне получил звание новичка года с 77 очками.

Зайцев и Панарин находятся в авангарде поколения российских звезд, приехавших в Северную Америку из Континентальной хоккейной лиги в возрасте от 20 лет и оказавших немедленное влияние. Евгений Кузнецов и Дмитрий Орлов из Вашингтона и Владимир Тарасенко из Сент-Луиса развились после того, как были выбраны на драфте, а Александр Радулов вернулся в прошлом году и испытал в Монреале своего рода возрождение НХЛ, которое Илья Ковальчук надеется найти, когда он, похоже, вернется в следующем сезоне.

Молодая франшиза Вегас надеется, что получит такие же результаты от нескольких центровых Матчей звезд КХЛ Вадима Шипачева, Колорадо рассчитывает, что защитник Андрей Миронов сразу сыграет, а Баффало рассчитывает на то же самое от Виктора Антипина, поскольку Россия доказывает, что надежный конвейер для талантов, готовых к НХЛ

«Несколько лет назад к нам пришли (Игорь) Ларионов и (Слава) Фетисов, и им потребовалось немного времени, но в последние годы такие игроки, как Панарин, Радулов и Зайцев, пришли и сделали очень, очень хорошо», Вегас Об этом заявил генеральный менеджер Golden Knights Джордж Макфи.«Особенно с опытными игроками, многие из них только что сыграли на чемпионате мира в Торонто на маленьком катке в огромном турнире, и они играли в международных турнирах здесь, так что я думаю, просто имея опыт игры на меньшем катке, вероятно, помог некоторым опытным игрокам ».

Сочетание факторов сделало освоение НХЛ российскими игроками быстрее, чем когда-либо. Мильштейн считает, что комфорт, который дает возможность развиваться и профессионально играть дома, в сочетании с улучшенным тренерским мастерством и помощью ветеранов, таких как Ковальчук и бывший нападающий Red Wings Павел Дацюк, все это способствовало облегчению адаптации игроков.

Несмотря на мысли, что некоторые российские игроки могут покинуть НХЛ и перебраться в КХЛ ради шанса сыграть на Олимпийских играх 2018 года, похоже, что существует обратный отток, когда ведущие игроки даже сокращают зарплаты, чтобы приехать в Северную Америку. Отчасти это связано с финансовыми потрясениями в КХЛ, включая опасения по поводу поздних или невыплаченных зарплат.

Мильштейн знает, что выжидательная игра не для всех, например, лучший бомбардир Тампа-Бэй Никита Кучеров, который играл в канадский хоккей среди юниоров, чтобы привыкнуть к каткам в Северной Америке, которые на 15 футов уже, чем в Европе.Незадрафтованные Панарин и Зайцев не нуждались в таком периоде адаптации, прежде чем преуспеть в НХЛ как новички середины 20-х годов.

«Всегда приятно видеть, как сюда приезжают русские парни, особенно без драфта, пытаются здесь выстрелить», - сказал Орлов, который быстро стал лучшим защитником «Кэпиталз». «Все люди разные, чтобы прийти сюда. Это лучшая лига в мире, и я думаю, всем вам нужно больше времени, чтобы привыкнуть к тому, как вы здесь играете, и к тому, как тренер будет давать вам время на льду и тому подобное.

Шипачев, которому только исполнилось 30 лет, не столкнется с этой проблемой с расширением Golden Knights после того, как подписал двухлетний контракт на 9 миллионов долларов, чтобы сыграть заметную роль. Товарищ по КХЛ Евгений Дадонов вскоре может присоединиться к нему в Вегасе или, по крайней мере, последовать за ним в НХЛ через несколько лет после того, как его первая попытка с «Флорида Пантерз» не удалась.

Поскольку Дадонов видит в НХЛ лучшие возможности, руководители могут рассматривать сезон с 54 очками Радулова с «Канадиенс» как повод попытать счастья в пользу признанных российских игроков.

«Они хорошие игроки бесплатно, - сказал генеральный менеджер New Jersey Devils Рэй Шеро. «Ты собираешься рискнуть на них. Вы попытаетесь заполнить эту дыру. В январе или феврале мы увидим, насколько они эффективны. Они могут быть фантастическими. Они определенно хорошие игроки ».

Шеро знает, что Ковальчук по-прежнему хороший игрок в 34 года, набрав 78 очков в 60 матчах со СКА (Санкт-Петербург). Дьяволам принадлежат права Ковальчука, и его возвращение в НХЛ зависит от того, что агент Джей Гроссман разработает контракт, а Шеро завершит обмен, если победитель 2004 года Морис Ришар Трофи не сыграет за Нью-Джерси.

Ковальчук во многом похож на Радулова в том, что он ушел из НХЛ, спродюсировал дома и мог оказать большое влияние на своем втором раунде. В отношении Панарина и Зайцева было меньше уверенности, но их успех свидетельствует о том, что команды могут многого ожидать от россиян, впервые играющих в НХЛ, если они попадают в нужные ситуации.

«Никита подготовил почву для многих других россиян, чтобы они вернулись и попробовали», - сказал Мильштейн, который недавно подписал с Зайцевым семилетний контракт на 31,5 миллиона долларов с «Мэйпл Лифс».«По большей части они хотят приехать сюда полностью подготовленными. В детстве каждый, даже в России, мечтает не только принять участие в Олимпийских играх и стать золотым призером Олимпийских игр, но и сыграть в НХЛ и выиграть Кубок Стэнли ».

___

Это исправленная история. В предыдущей версии неправильно написана фамилия агента Дэна Мильштейна.

___

Следите за сообщениями хоккейного писателя Стивена Уайно в Twitter: http://www.twitter.com/SWhyno

___

Подробнее AP NHL: http: // apnews.com / tag / NHLhockey

Кузнецов Никита. Никита Кузнецов Никита из дома 2 биография

Кузнецов Никита 1987 года рождения. Родной город Москва, знак зодиака - рак. Никита всю жизнь тянет его к творчеству, любит сочинять стихи, активно участвует в самодеятельных и всевозможных драматических кружках. Но жизнь распорядилась по-своему, и под давлением родителей парень поступает в Московский университет обороны, где четыре года осваивает азы военного дела.Правда, окончить вуз молодой человек так и не смог. Творческое начало прошло самостоятельно, и на четвертом курсе он переходит к горожанину, где Кузнецов полтора года работает в ночных ночных заведениях.

В июле 2008 года Никита Кузнецов приезжает в телепроект Дом 2 к Марии Радине. На тот момент Мария познакомилась с Сергеем Пальчишем, и, несмотря на все старания, девушке не удалось отбиться. После ухода за Марией в жизни Кузнецова начался длительный период полной неопределенности в личной жизни.Он много раз навещал Кастига, знакомился с девушками, но все его отношения длились не более пары дней. Попытка создать более серьезные отношения, можно считать его попытки создать пару с надеждой на Ермаковую, а затем и с Евгенией Феофилактовой. Никита не оправдал надежды во многих отношениях, и ему с легкостью был Андрей Черкасов. Затем были попытки ухаживать за Ольгой Бузовой и Натальей Варвиной, которые никуда не годились.

6 мая 2009 года Кузнецова была исключена за драку с Ильей Пережным (Маугли) из-за жениха феофилактов.Как говорится, это было даже не хреново, сколько избиения Маугли. По той же причине большая часть схваток оставалась за кадром в реалити-шоу «Дом 2».

17 июля 2009 года Никите представился еще один шанс на дом 2. Он вернулся в телепроект и рассказал всю правду о том, что остался за периметром после своего отъезда. Краткий смысл его выступления на фронтальном ролике был таков: выходя за периметр, Кузнецов ожидает, что тут же появятся всевозможные предложения с просьбой стать телеведущим или сыграть в кино.Но молодой человек у дома 2 оказался совершенно невостребованным, о чем откровенно и откровенно рассказали на лобном месте. Ребята были не против того, что бы он остался.

Стоит отметить, что второй приход на телепроект оказался для Никиты более удачным. Девушкой, в которую он влюбился, стала Нелли Ермолаева, за что он даже уничтожил свой дневник, куда записывал каждую покоренную им девушку.

Отношения Нелли Ермолаевой и Никиты Кузнецова на телепроекте очень непростые.У молодых людей много жалоб друг на друга. Нелли считает Никиту буханкой, не желающей работать и учиться, а Никита, в свою очередь, постоянно упрекает Нелли в абсолютном эгоизме и меркантильности. Плюс в их паре существует тайное соперничество в их паре, кто лучше ведет на вечеринки, кто больше склонен петь песни дома 2, а отец Нелли категорически против их отношений. И не будем забывать, что есть Влад Кадони, этот вездесущий «волшебник», который при первой возможности пытается отбить Нелли в Никите Кузнецове.Но, как говорится: И все же они вместе ...

14 февраля 2011 года пара Никита и Нелли сыграли свадьбу в Вероне, что в Италии. 30 августа 2011 года Никита покинул проект вместе с Нелли.

В детстве и юности Никита Кузнецов увлекался сочинением стихов, изучением музыкальных направлений, участием в самодеятельности. Однако по окончании школы он становится курсантом Военного университета Минобороны РФ.Наполняясь военными науками, парень не перестает задумываться о творческой жизни. Через год после года он бросает университет и начинает делать карьеру менеджера в московских ночных клубах.

Проект дом 2 Никиты выпадает в 2008 году. Привлекательный внешне, у него есть все шансы стать более привлекательным зрелищем. Однако это сложно, и многие жалобы на остальных участников мешают ему стать первым. Менее чем в год Кузнецов снимается с проекта за драку.

Вскоре Никите разрешают вернуться. На этот раз результатом пребывания в проекте стал роман с Нелли Ермолаевой. В 2011 году парни сыграли свадьбу в итальянской Вероне. Пара покинула проект, но в 2012 году брак распался.
В 2013 году Никита в третий раз приезжает в дом 2. По его словам, он ждет от проекта не только увеличения популярности среди зрителей, но и предложений о возможности сделать карьеру в кино.





Москва

Дата рождения: 1987

Никита пришел на проект, чтобы сломать сильнейшее время того времени Маша и Палыча.Вначале Маша довольно охотно с ним общалась. Но, увы, то, что Кузнецов принял за сочувствие, было лишь анемией, вызвавшей ревность у Сергея Палыча. И хотя Никита никогда не искал врагов на проекте - однажды он даже предложил фантазию «похоронить свою ревность к Земле», парень не собирался отступать от борьбы за Машу.

Никита был счастлив с Нелли Ермолавой. А 23 февраля 2010 года девушка сделала парню предложение руки и сердца, на которое Никита ответил согласием.Правда, идея почему-то стала неактуальной, и о свадьбе больше не ведется разговоров. Но когда Нелли и Никита расстались, Кузнецов понял, что не может жить без любимого, и предложил ей выйти за него замуж. Он сделал предложение руки и сердца «на весь мир» во время выступления на конкурсе «Человек года». Свадьба состоялась в день всех любимых в Романтическом Милане.

Для проекта жизнь молодой семьи не сложилась: ребята столкнулись с проблемами, которые не могли решить, поэтому Никита и Нелли решили развестись.Теперь Никита Кузнецов вернулся в «Дом-2» со свободным сердцем ...

Никита Кузнецов Биография

Родился в 1987 году в Москве, его знак зодиака - рак. Никита всю жизнь тянет его к творчеству, любит сочинять стихи, активно участвует в самодеятельных и всевозможных драматических кружках. Но жизнь распорядилась по-своему, и под давлением родителей парень поступает в Московский университет обороны, где четыре года осваивает азы военного дела.Правда, окончить вуз молодой человек так и не смог. Творческое начало прошло самостоятельно, и на четвертом курсе он переходит к горожанину, где Кузнецов полтора года работает в ночных ночных заведениях.

В июле 2008 года Никита Кузнецов приезжает в телепроект Дом 2 к Марии Радине. На тот момент Мария познакомилась с Сергеем Пальчишем, и, несмотря на все старания, девушке не удалось отбиться. После ухода за Марией в жизни Кузнецова начался длительный период полной неопределенности в личной жизни.Он много раз навещал Кастига, знакомился с девушками, но все его отношения длились не более пары дней. Попытка создать более серьезные отношения, можно считать его попытки создать пару с надеждой на Ермаковую, а затем и с Евгенией Феофилактовой. Никита не устроил надежды на интимные отношения, и жену он отбил с легкостью. Затем были попытки ухаживать за Ольгой Бузовой и Натальей Варвиной, которые никуда не годились.

6 мая 2009 года Кузнецова была исключена за драку с Ильей Пережным (Маугли) из-за жениха феофилактов.Как говорится, это была даже не драка, а избиение Маугли. По той же причине большая часть схваток оставалась за кадром в реалити-шоу «Дом 2».

17 июля 2009 года, после праздников, он получил из-за драки Никиту, который дал еще один шанс на дом 2. Он вернулся в телепроект и рассказал всю правду о том, что остался за периметром после своего ухода. Краткий смысл его выступления на фронтальном ролике был таков: выходя за периметр, Кузнецов ожидает, что тут же появятся всевозможные предложения с просьбой стать телеведущим или сыграть в кино.Но молодой человек у дома 2 оказался совершенно невостребованным, о чем откровенно и откровенно рассказали на лобном месте. Ребята были не против того, что бы он остался.

Стоит отметить, что второй приход на телепроект оказался для Никиты более удачным. Девушкой, в которую он влюбился, стала Нелли Ермолаева, за что он даже уничтожил свой дневник, куда записывал каждую покоренную им девушку.

Отношения Нелли Ермолаевой и Никиты Кузнецова на телепроекте очень непростые.У молодых людей много жалоб друг на друга. Нелли считает Никиту буханкой, не желающей работать и учиться, а Никита, в свою очередь, постоянно упрекает Нелли в абсолютном эгоизме и меркантильности. Плюс в их паре существует тайное соперничество в их паре, кто лучше ведет на вечеринки, кто больше склонен петь песни дома 2, а отец Нелли категорически против их отношений. И не будем забывать, что есть вездесущий «волшебник», который при первой возможности пытается отбить Нелли в Никите Кузнецове.Но, как говорится: И все же они вместе ...

14 февраля 2011 года пара Никита и Нелли сыграли свадьбу в Вероне, что в Италии. 30 августа 2011 года Никита покинул проект вместе с Нелли. После проекта, к сожалению, пара рассталась и на данный момент Никита присутствует на проекте как революционер.

Фотографии Никиты Кузнецова

Имя участника: Кузнецов Никита Вячеславович

Возраст (день рождения): 18.07.1987

Город: Няндома, Архангельская область; Москва

Семья: Разведена, была замужем за Нелли Ермолаевой

Рост и вес: 186 см

Нашли неточность? Исправим анкету

Прочтите эту статью:

Кузнецов Никита Вячеславович родился 18 июля 1987 года в Архангельской области в небольшом провинциальном городке Няндом.

Никита с детства был творчески одаренным мальчиком, писал стихи, побеждал в различных конкурсах и пробовал свои силы в школьных кружках актерского мастерства.

Родители хоть и поддерживали сына во всем, но серьезно к его увлечениям не относились. Под их давлением Никита поступил в Военный университет Минобороны РФ.

Он там четыре года усердно разговаривал, разбираясь в грубых действиях, но высшего образования Кузнецова не получил, ушел из вуза за год до конца.

Полтора года работал в ночных клубах Москвы. Сделал отличную карьеру в этом бизнесе, прошел путь от простого ди-джея до столичного менеджера одного из ночных заведений.

Никита все время хотел реализовать себя как художник А потом он решил проявить свои творческие способности и 10 июня 2013 года приехал в Телепроект Дом 2.

На телепроекте отношения с девушками складывались непросто, он не мог ужиться с Лавлейсом, долго не мог построить крепкие и продолжительные отношения с участниками.

За время своего неоднократного возвращения в проект ему удалось попытаться завязать любовь с Сашей Улицей, Дианой Игнатюк и многими другими девушками. Кроме того, в проект Никита сделал предложение.

Свадьба была назначена на 14 февраля 2011 года и прошла в одном из самых романтичных городов Европы - итальянской Вероне.

Супруги, правда, ребята пробыли ненадолго, чуть больше года, потом пара распалась.

Проект, с которым Никита соревновался, как за звание «Мачо проекта», так и за внимание тех же девушек.

Это звание ему было сложно присвоить еще и по другой причине, трейдеры проекта не расходились периодически жить за счет близких.

После последнего ухода из шоу Никиты стало очень ревновать относиться к секрету приватности И особо не афишировать свои уроки и отношения.

Проект Никиты был конфликтным человеком, было несколько драк с его участием.

Некоторое время после того, как он покинул остров любви, Кузнецов был вместе с Дариной Эльзаровой.Ходили слухи, что девушка беременна, но они не подтвердились. Кроме того, стало известно, что Никита наконец нашел урок и поселился в Школе ди-джеев, чтобы научиться приносить треки и возвращаться в ночные клубы в новой роли - ди-джея.

В Instagram экс-участница постоянно выкладывает новые фото с разных вечеринок , но особо их не комментирует.

В 2016 году стал ведущим шоу House 2 Island of Love 2 сезона.

Он проявил сочувствие ради него к Сейшельским островам, но они не вышли.

После того, как вернулись на поляну и сформировали пару C, ребята вместе устроились.

Осенью 2017 года Никита и Дарина выиграли конкурс любви года на Дом 2 и получили квартиру.

Фото Никиты

В истории проекта Кузнецов, как самодеятельность, праздность и красивые женщины, ловелас с карими глазами и фигурной шапочкой.










Дата рождения: 17.07.1987
Место рождения: Няндома
Instagram:

Биография Никита Кузнецова

Никита Кузнецов родился на юго-западе Архангельской области в провинциальном городке Няндом 17 июля 1987 года.Никита вырос в полноценной семье, с мамой и папой. Мама Никиты Кузнецова - очень образованная женщина, которая всегда беспокоилась о формировании сына. Она работает директором Архангельского музея. Отец - ветеринар.
В школьные годы Никите было непросто. Мальчик с трудом находил общий язык со сверстниками, друзей у него почти не было. Благодаря родителям Никита вырос добрым и хорошим мальчиком. Они всегда поддерживали его в трудную минуту, давали советы и отправляли в нужное русло.В юные годы Никита попал в плохую компанию, именно родители объяснили ему, что он всегда должен думать и не уходить в общество.

Также еще в школьные годы у Никиты открылось много талантов. Принимал активное участие в различных школьных постановках и импровизированных сценах. Никита даже побывал в драматическом кружке, где был одним из лучших учеников. После окончания школы Никита поступил в военный университет по совету родителей. Учеба не принесла парню особой радости. А когда парню остается хоть чему-нибудь научиться, он все бросил и решил по-другому построить жизнь.Парень стал часто посещать ночные клубы, домашние вечеринки, да и вовсе стал вести разгульный образ жизни.

Никита Кузнецов в телепроекте Дом 2

В телепроект дом 2 Никия Кузнецов попал совершенно случайно. Он прошел мимо кафе, где проходил кастинг, и решил там заглянуть, и путь Кузнецова стал прославиться. На телепроекте парню удалось наладить отношения со многими девушками проекта. Бывшими девушками Никиты Кузнецова были: Евгения Феофилактова, Наталья Барвин и Ольга Бузова.Это далеко не весь список бывших девушек Кузнецова, у парня было очень много непродолжительных интриг с девушками.
На телепроекте Никита познакомился с Нелли Ермолаевой. У ребят стремительно начали развиваться отношения. Дело дошло до свадьбы, после замужества супруги решили покинуть телепроект. За периметром их отношения были разрушены, молодая семья жила не вместе, а вместе. Для всех телезрителей и поклонников пары это была неожиданная новость.

Возвращение Никиты Кузнецова домой 2

Летом 2013 года Никита Кузнецов вернулся в телепроект Дом 2.Сразу после приезда Никита был окружен женским вниманием. Многие девушки хотели построить отношения с парнем. Во втором заезде Никите Кузнецову удалось попытаться наладить отношения с Дианой Игнатюк, Лизой Кутузовой, Сашей Стрич и еще несколькими девушками.


Самый громкий роман Никиты Кузнецова был с. Ради отношений с девушкой он испортил роман с Сашей Артемовой. Настя привлекла парня своей женственностью и харизмой. Всем было очевидно, что парни - большая страсть в отношениях.Они постоянно ругались, то мирились и проводили за Балдахина бурные ночи. Но все это не привело ребят ни к чему хорошему. Из-за очередной жесткой подготовки рук Никиты Кузнецова парня выгнали.
Спустя несколько месяцев Никита Кузнецов снова возвращается в телепроект, но уже в качестве ведущего. Со своими обязанностями молодой человек справлялся, однако подчиняться участникам не мог, и при любом удобном случае пытался с ними заигрывать. Придя в телепроект новой девушки - Никита наконец решил стать полноценным участником и построить отношения с девушкой.

Никита Кузнецов и Дарина Маркина

В 2017 году Никита начинает строить отношения с девушкой нового проекта Дарины. Молодой человек очень любит девушку. Дарина вместе с Никитой решили участвовать в конкурсе «Любовь года». Многие зрители сомневались в паре, да и то поначалу парочка парней оказалась на последних позициях. Однако ближе к финалу Никита и Дарина вырвались вперед, ребятам удалось победить.


Сейчас в отношениях у ребят все складывается очень хорошо.В ближайшее время Никита с Дариной покидать проект не собираются. Пара парней очень симпатизирует многим телезрителям. Благодаря отношению к Дарине у Никиты появилось много новых поклонников. Инстаграм звездного телепроекта Никиты Кузнецова насчитывает более 300 тысяч подписчиков, там молодой человек радует фото подписчиков.

Вместе с этой статьей просматривают:

Nikita Kuznetsov текущий результат, расписание матчей и результаты - Tennis

Nikita Kuznetsov текущий результат (и прямая онлайн видео трансляция *), график и результаты всех теннис турниров, которые сыграла Nikita Kuznetsov.Мы все еще ждем соперника Никиты Кузнецова в следующем матче. Он будет показан здесь, как только станет доступно официальное расписание.

Когда матч начнется, вы сможете следить за результатами прямых трансляций Никиты Кузнецова, которые обновляются по пунктам. Статистика обновляется в конце игры. Nikita Kuznetsov предыдущий матч был против Kapustin A. на Liga Pro, матч завершился с результатом 2-0 (Kapustin A. В матче выиграл). Nikita Kuznetsov закреплённая вкладка показывает последние 100 Теннис матчей со статистикой и иконками победа / поражение.Тут так же все Nikita Kuznetsov запланированные матчи, которые будут сыграны в будущем.

Nikita Kuznetsov график показателей и формы, это уникальный алгоритм SofaScore Прямая трансляция Теннис, что мы генерируем на основе последних 10 матчей команды, статистике, детальном анализе и наших собственных знаниях. Этот график может помочь вам делать ставки на матчи Никиты Кузнецова, но имейте в виду, что SofaScore LiveScore не несет ответственности за любые финансовые или другие убытки, прямые или косвенные, в результате каких-либо действий, зависящих от любого содержимого этого веб-сайта. .

В подробностях матча предлагаем ссылку на его просмотр Никита Кузнецов Прямая трансляция. Если этот матч транслируется нашими партнерами в прямом эфире, вы можете смотреть Никиту Кузнецова на своем ПК и на мобильном телефоне - iPhone, iPad, Android или Windows phone. Обратите внимание, что права интеллектуальной собственности на трансляцию таких событий обычно принадлежат на уровне страны, и поэтому, в зависимости от вашего местоположения, могут быть определенные события, которые вы не сможете просмотреть из-за таких ограничений.

SofaScore Теннис текущий результат доступен в виде приложения для iPhone и iPad, приложения для Android в Google Play и приложения для Windows phone.Вы можете найти нас во всех магазинах на разных языках, введя "SofaScore". Установите приложение SofaScore и следите за всеми играми Nikita Kuznetsov в прямом эфире прямо на вашем смартфоне или планшете!

Здоровый Кузнецов меняет взгляд на серию Capitals-Golden Knights

АРЛИНГТОН, Вирджиния - При нормальных обстоятельствах мы были бы готовы признать Евгения Кузнецова годным к субботнему матчу на Capital One Arena.

Он катался с товарищами по команде в обычном свитере второй день подряд. Он занял свое обычное место в боях между Алексом Овечкиным и Томом Уилсоном.Он был одним из первых представителей силовой игры.

Но это третья игра финала Кубка Стэнли, так что это ненормальные обстоятельства.

Нельзя исключать возможность уловок, и Вашингтон Кэпиталз указали свой звездный центр как «решение игрового времени». Кузнецов отклонился со своим типичным нестандартным юмором, когда его спросили, может ли он помочь в игре, которая может привести к серии 1: 1 против Vegas Golden Knights.

«Не знаю. Посмотрим, вхожу ли я, - сказал он.«Я определенно могу помочь с утренним катанием на коньках, не так ли? Больше людей. У тебя будет меньше времени.

Единственная реальная причина для беспокойства заключается в том, что Кузнецов не выглядел особенно комфортно с шайбой в субботу утром. Иногда можно было увидеть, как он стиснул зубы во время съемки. Это было необычно для игрока с 25 очками в 21 игре этой весной.

Кузнецов также пропустил два с лишним периода игры в среду после сильного удара защитника «Вегаса» Брейдена Макнабба - столкновения, которое включало в себя удар головой и когда он покинул лед, отдав предпочтение левому плечу / руке / запястью.

В раздевалке «Кэпиталз» ходят слухи, что Кузнецов попытался вернуться во второй игре, но ему не позволили. Эта команда, к ее чести, осторожно подходила к травмам на протяжении всего постсезонья, удерживая Никласа Бэкстрема из четырех игр против «Питтсбург Пингвинз» во втором раунде с ошибкой на левую руку. Могут ли они повторить это снова, когда у лучшего бомбардира в плей-офф все еще явно меньше 100 процентов?

«В игры такого типа вы всегда хотите играть, но вы должны делать лучше для своей команды, и вы должны понимать, что неважно, кто вы, какой игрок, вы должны понимать, можете ли вы помочь команде. или нет », - сказал Кузнецов.«Это самая большая часть. Вы должны это понимать и общаться с тренерами, врачами и всеми остальными, можете ли вы помочь команде? Это не значит то, что вы хотите. Иногда это просто эмоционально.

«Вы хотите играть в каждую игру, но вы должны делать то, что лучше для команды».

Это сложный вопрос, когда на кону столько всего. В этом виде спорта мы привыкли видеть игроков в костюмах в любой крупной игре плей-офф, где они могут залезть в экипировку, - прославляя таких, как Бобби Баун, который забил дополнительный гол за Торонто в финале Кубка Стэнли 1964 года, играя на сломанном лодыжка.

По крайней мере, Кузнецов говорит, что не занимается переломами костей. Он добавил: «Думаю, я родился счастливчиком», когда его спросили, были ли нанесенные ему повреждения такими серьезными, как первоначально опасались.

«Знаете, если бы что-то сломалось, я бы не сидел здесь. Я был бы в «скорой», - сказал Кузнецов. "Но нет. Как я уже сказал, это хоккеист, и иногда они бьют нас, а иногда мы собираемся бить их ».

Его присутствие значительно меняет расстановку сил Вашингтона.Оказалось, что 21-летний Шейн Герсич, скорее всего, сыграет вничью, если Кузнецов не сможет выйти, поскольку он не участвовал в ранних вратарских упражнениях с другими царапинами в субботу утром.

Это будет означать, что четыре центровых команды будут управлять Бэкстремом, Ларсом Эллером, Чендлером Стивенсоном и Джей Биглом. Или, возможно, Алекс Чиассон возвращается и играет, а не Герсих.

В плей-офф всегда есть много возможностей, что объясняет, почему «Золотые рыцари» потратили значительно меньше времени, чем СМИ, озабоченные статусом Кузнецова.

«Для нас все равно. Очевидно, мы знаем, что он великий хоккеист », - сказал тренер« Вегаса »Джерард Галлант. «Я уверен, что они хотели бы, чтобы он был в их составе. Но для нашей группы ничего не меняется, если он играет. Он, безусловно, важный для них игрок, но это не изменит ничего, что мы делаем ».

Тем не менее, это действительно меняет общий вид чемпионской серии.

Мы будем внимательно следить за разминками, чтобы убедиться, что все именно так, как кажется.

В переводе с Совспорта.ru: Любимый стартовый состав Никиты Кучерова? Два шведа, Стэмкос и Малкин

В этом переведенном интервью , Tampa Bay Lightning нападающий Никита Кучеров рассказывает Павлу Лысенкову из Sovsport.ru о своих летних забавах.

Если вы каким-либо образом используете этот переведенный текст, укажите Sovsport.ru и Наталья ( @exxtragalactic ) из Raw Charge.

Лед в гараже

Павел Лысенков: Так зачем тебе лед в гараже, Никита?

Никита Кучеров: Я недавно купил дом в Тампе и решил установить там лед и ворота. Летом у меня есть время поработать над кадром. Я очень серьезно отношусь к этим практикам, тренируюсь как можно больше и стараюсь улучшить свою технику.

Лысенков: Ваш выстрел уже отличный. Что тут точнее?

Кучеров: Всего понемногу.Скорость, владение клюшкой, выход из углов и выдерживание дистанции - все на высоте. Я вижу, как это делают Малкин, Кросби, Кейн, даже Панарин и многие другие… У меня была возможность сыграть с Артеми на чемпионате мира. Я всегда обращал на него внимание. Вы можете видеть, что у него скорость и он может победить в игре. Я чувствую, что тоже на это способен. Но сейчас я не так много, как Панарин. Надо сейчас поправить: по сезону не успеет все поработать.

Лысенков: Какой у вас гараж?

Кучеров: Небольшой. А синтетический лед - что это? Вы просто кладете пластик на пол и все.

Лысенков: Всего две недели отдыхали в межсезонье?

Кучеров: Я поехал в Москву к родным и близким. По традиции каждый год приезжаю в гости к тренеру детства Геннадию Геннадьевичу Курдину. Мы много разговариваем и смеемся. Еще заезжала к бабушке в Майкоп, про тёток не забыла.И приступили к тренировкам.

Лысенков: Как [ваша семья] в Майкопе болела за вас во время чемпионата мира?

Кучеров: Все смотрели хоккей, наша большая семья. Они меня беспокоили и поддерживали. Все были рады меня видеть, когда я приехал в гости после турнира.

Лысенков: Вы родились в Майкопе. Когда ты ушел?

Кучеров: На самом деле, мои мама и папа тоже родились там. Когда мне исполнилось полгода, вся семья переехала в Москву.

Лысенков: Купить дом - это здорово. Что тебе нравится в Тампе?

Кучеров: Город небольшой. Это маленькое тихое место. Всегда солнечно и тепло. Мне там очень нравится.

Линия мечты

Лысенков: В июне у вас была встреча с гроссмейстером Lightning Стивом Айзерманом по поводу того эпохального интервью. Как прошло?

Кучеров: Хорошо. Никаких жалоб и разногласий. Эту апрельскую тему никто не упомянул. Мы были просто рады видеть друг друга.У нас нормальные отношения, не ошибаюсь.

Лысенков: Назовите линию своей мечты, не обязательно от Молнии.

Кучеров: Когда я приехал в Тампу, моей мечтой было сыграть с Мартином Сент-Луисом и Стивеном Стэмкосом. Но это так и не сбылось - сначала Стэмкос получил травму, а в день его возвращения Сент-Луис был продан «Рейнджерс».

Лысенков: У вас тоже была отличная линия с Артемием Панариным и Евгением Кузнецовым на чемпионате мира.Что вам запомнилось из турнира?

Кучеров: Атмосфера в команде и уровень хоккея. Мне очень понравилось там играть. Мы не вышли в плей-офф с Lightning, поэтому чемпионат мира был чем-то вроде отдушины. Не хотелось так рано заканчивать сезон. Моя мама, свекровь и жена приехали в Кельн. Я был очень рад их видеть. Это большая радость, когда твои близкие болеют за тебя с трибун, а ты можешь обнять их после игры.

У нас была плотная команда.Жалко, что не вышли в финал.

Кумиры детства

Лысенков: Что важнее: талант или трудолюбие?

Кучеров: Талант очень важен. Без этого сложно пробиться и сыграть на высоком уровне. Но работа абсолютно необходима. Без труда рыбку из пруда не вытащишь (смеется над русской пословицей) .

Лысенков: Был ли игрок, на которого вы равнялись в детстве?

Кучеров: Трудно сказать, потому что в 90-е годы хоккея НХЛ мало показывали.Павел Буре был единственным, на кого я равнялся. Ну… я не видел, как он играет, но много слышал.

Еще у меня на стене висели плакаты с русской пятеркой из Детройта. Ларионов, Федоров, Фетисов, Константинов, Козлов. Я посмотрел на всех пятерых.

Потом у нас появился Интернет, выделите ролики. Я смотрел и узнал. Я был поражен пониманием, которое имела линия Детройта, тем, как они делали пасы и наслаждались тем, что делали. Я понял, что хочу выходить на лед, как они, и получать такое же удовольствие от хоккея.

Лысенков: Ваш тренер Геннадий Курдин сказал: «Я учил Кучерова выживать. Он не самый крупный парень, поэтому должен быть умным и ловким ». А теперь читаю проникновенный крик фаната: «Никита, дай совет! Мой сын не подходит в команду из-за своего роста, его хотят исключить из состава. Как помочь ему не терять голову? »

Кучеров: Конечно, в детской хоккейной школе я всегда был маленьким. Тренер Геннадий Курдин часто со мной разговаривал, учил умному хоккею - как в Детройте, как раньше в СССР.Вы передаете шайбу и сразу открываете мяч. Всегда в движении, никогда не останавливаясь. Если вы застряли - все, вас накрыли. Иногда он кричал на меня, даже отчитывал: «Двигайся! Держи голову выше! Избегайте больших парней! »

Посмотрите вокруг, сколько маленьких ребят сейчас играет в НХЛ. И многие из них хорошо играют. Патрик Кейн такой высокий? Или Джонни Годро, Тайлер Джонсон?

Лысенков: Когда вы играли за «Белых медведей» в Москве, вам кто-нибудь говорил, что пора остановиться, что вы ничего не добьетесь?

Кучеров: Мне лично никто ничего не сказал.Может, они пытались приставать к моим родителям. Но у меня был тренер Геннадий Курдин, и я слушал только его. Мне было наплевать на мнение других людей. Я старался не слушать и не замечать людей, которые желали мне болезни.

Чемпионат мира по хоккею

Лысенков: Расскажите историю своего номера 86.

Кучеров: Когда я пришел в ЦСКА, мне его подарили. Я действительно не выбирал. В детстве у меня всегда был номер 15. Но он уже был взят в основной состав, и цифры в ЦСКА и Красной Армии (МХЛ) не могли совпадать.Мне дали 86, и я его забрал.

Лысенков: Вы рано начали последний сезон из-за чемпионата мира. Но вы сыграли феноменально, набрав 85 (40 + 45) очков. Итак, ранний старт пошел на пользу?

Кучеров: Сложно сказать. Вы помните, у меня не было контракта до октября, пропустил сборы. Так что чемпионат мира стал для меня лагерем. Это был отличный турнир, который зарядил меня энергией и помог набрать форму к сезону. Вы выступаете против лучших игроков мира, вы играете с лучшими из лучших.Это огромный опыт.

Лысенков: Почему вы со стороны кажетесь таким суровым? Хотя видно, что Кучеров - парень общительный.

Кучеров: Бывает, когда у нас плохая игра или я недоволен своим хоккеем. Я не могу скрыть свои эмоции и заставить эту улыбку. Даже когда на тренировке что-то не так, я не могу ходить и веселиться. Я серьезно отношусь к неудачам. Может, я над ними слишком много думаю. Жду следующего дня, чтобы пойти на тренировку и исправить свои ошибки.

Я отношусь ко всем этим моментам более серьезно, чем к другим. Вот почему я могу показаться суровым. Но те, кто меня знает - друзья, знакомые - скажут, что я люблю общаться; Обычно я веселый.

Лысенков: Назовите своих любимых игроков на каждой позиции.

Кучеров: Вратарь Василевский. В НХЛ о нем пока мало говорят, но через пару лет Вася может стать лучшим голкипером в мире.

Защитниками будут Витя [уменьшительное имя Виктора] Хедман и Эрик Карлссон, два шведа.Что касается преступления, я взял бы с собой Стамко и Малкина.

Олимпиада

Лысенков: Дважды вы играли против лучшего состава сборной Канады на чемпионате мира и дважды имели шанс одержать победу. Чего не хватило? И как их победить?

Кучеров: Их можно совсем переиграть! Не могу сказать, что канадцы нас тащили или обогнали. Просто надо действовать против них с умом, в первую очередь в обороне. В нападении мы обязательно забьем свою долю.

Лысенков: Вам будет интересна Олимпиада без игроков НХЛ? Будете ли вы смотреть Игры по телевизору, если не поедете в Пхенчхан?

Кучеров: Да, болею за нашу команду. Если их покажут в Штатах по выходным, я буду смотреть игры целиком. Или основные моменты.

Надеюсь, в Южную Корею поедут многие мои друзья: Гусев, Нестеров, Григоренко, Яруллин… Даже если они не поедут, я буду очень обеспокоен. Кто через пять лет вспомнит, что игроки НХЛ не приехали в Пхенчхан? А мои друзья - олимпийские чемпионы.Или просто получили медаль. Это действительно здорово!

«Я жду, когда выйдет весь сезон Игры престолов»

В конце интервью Никита Кучеров ответил на вопросы из списка «Советский спорт».

Лысенков: Какую музыку вы любите?

Кучеров: Всего понемногу. Я не люблю тяжелые вещи - рок, Metallica. Я предпочитаю поп, рэп, R&B.

Лысенков: На какой концерт вы ходили в последние годы?

Кучеров: Еще ни в какой не был.Не нашел времени. А когда рядом концерт, я не хожу. Мне лучше отдыхать или тренироваться.

Лысенков: Какой сериал вы бы выбрали?

Кучеров: Сейчас я скучаю по 7 сезону «Игры престолов», жду выхода всех серий. Тогда я сразу все посмотрю. Я сейчас смотрю "Во все тяжкие".

Лысенков: Почему вы не очень активны в соцсетях?

Кучеров: Почему? Пользуюсь твиттером (@ 86Kucherov).

Лысенков: Любимый курорт?

Кучеров: Багамы, я был там дважды.

Лысенков: Любимое блюдо?

Кучеров: Мясо по-французски, которое готовит моя бабушка.

Лысенков: Какой твой любимый цвет?

Кучеров: Черный.

Лысенков: Марка автомобиля?

Кучеров: Мерседес.

Догоняя Евгения Кузнецова и Дмитрия Орлова

[ Ed. Примечание. Мы очень рады представить вам всех наших новых участников, Малин А. (хотя вы, возможно, уже знаете ее как «Ледяную воительницу»).Малин будет рассказывать новости и рассказывать о видах со всего пруда в своей родной Швеции, так что приветствуйте ее и наслаждайтесь ее работой. ]

Перспективы Top Caps Евгений Кузнецов (драфта первого раунда 2010 года, 26-е место в общем зачете) и Дмитрий Орлов (драфт второго раунда 2009 года, 55-е место в общем зачете) в этом году не пойдут на сборы новичков, потому что их сезоны в КХЛ уже начались. Ранее в этом месяце они играли за сборную России до 20 лет на турнире в Нючёпинге. Сборная России выиграла все три игры у Финляндии, Чехии и Швеции соответственно.

Japers ’Rink пообщался с Орловым и Кузнецовым после чешской игры. [Примечание: уровень владения языком во время интервью довольно сильно различается, потому что Кузнецов почти все свое интервью проводил на английском языке, но английский Орлова по-прежнему довольно ограничен. Один человек переводил с русского на шведский язык, а другой переводил с русского на английский. И, конечно, был еще Кузнецов, который считал, что он лучше всего подходит для записи того, что говорит Орлов. Из-за того, что в воздухе витали разные языки, и последовавшие за этим недопонимания, я обнаружил, что оглядываю комнату и не удивился бы, увидев где-нибудь в углу зиккурат Мардука.]

Japers 'Rink: Что вы думаете об игре? [Примечание: и Орлов, и Кузнецов сделали голевую передачу в игре]

Кузнецов: Я очень доволен победой, но в следующей игре мы должны быть лучше. Швеция - лучшая команда на турнире, поэтому победить ее будет сложно.

JR: Похоже, у вас была хорошая химия со своим одноклубником Артемом Ворониным?

EK: Я играю с множеством разных игроков, не думаю, что с Ворониным есть что-то особенное.Я сыграл с ним пару игр, поэтому знаю, чем он любит заниматься на льду, но это все.

JR: Как вы себя чувствовали, когда на драфта у вашего имени ответили?

EK: Я был очень взволнован, и особенно, когда такой большой клуб, как Вашингтон Кэпиталз, выбрал меня, я был так счастлив. Я думаю, что 27 (sic) было хорошим местом.

JR: Что вы думаете о лагере разработчиков?

EK: Хорошее место, хорошая практика, хорошие тренеры. Я так счастлив, что тренируюсь с такими замечательными тренерами.

JR: А кексы есть?

EK: [И Орлов, и Кузнецов начинают смеяться] Да, они были восхитительны.

JR: Я должен спросить насчет черновика фотографии, что именно вам сказал фотограф?

EK: [Смеется.] Парень говорит мне сделать счастливое лицо, поэтому я делаю [показывает лицо руками] . Это было странно, но что поделаешь? Я был счастлив, так что проблем действительно не было.

JR: Как вы думаете, когда вы будете готовы играть в НХЛ?

ЕК: Может, в следующем сезоне.Я не готов прямо сейчас, у меня контракт еще на два года. Может, в следующем сезоне я заплачу деньги и сыграю Херши и сыграю Вашингтон ...

JR: Значит, вы готовы сыграть в Херши, прежде чем переехать в Вашингтон?

EK: Да, может, я играю за Херши в плей-офф. В России сезон заканчивается 27 февраля, и я могу поехать в Херши и сыграть.

JR: Вы хотите играть в центре или хотите играть на фланге?

EK: Да, по центру, определенно по центру, вот где я обычно играю, только в сборной я играю на фланге.

(Кузнецов становится переводчиком Орлова.)

JR: Я читал, что вы думаете об игре в Северной Америке в следующем сезоне.

Дмитрий Орлов (через Кузнецова): Дмитрий говорит, что в следующем сезоне перейдет в НХЛ. Он играет один год своего контракта, затем он платит деньги за один год, а на следующий год мы играем вместе в Вашингтоне - пять русских парней в одной команде.

JR: Как вы думаете, что вам нужно улучшить больше всего?

ДО: Мне нужно улучшить свое физическое состояние, потому что в НХЛ игроки и крупнее, и сильнее тех, с которыми я сейчас сталкиваюсь.Но даже в КХЛ я чувствую, что большинство игроков старше и сильнее меня, и они более опытны.

JR: Как вы думаете, вам понадобится больше времени, чтобы приспособиться к меньшей ледовой поверхности, будучи защитником, чем нападающим?

ДО: Если моя команда пропустит плей-офф, я хочу приехать в Херши и сыграть с Эгвени. Это поможет мне улучшить свои навыки защитника и улучшить свой английский. Я немного понимаю английский, но мне нужно стать намного лучше, и я хочу нанять личного учителя, чтобы улучшить свой английский.

JR: Что вы почувствовали, когда услышали свое имя в день призыва?

DO: Я был немного разочарован тем, что меня не выбрали в первом раунде, но когда я услышал, что мое имя назвали во втором раунде, я был счастлив. Думаю, меня выбрала правильная команда. Американские хоккейные команды больше не выбирают россиян из-за сложностей между КХЛ и НХЛ.

JR: Помогает ли тренер, который играл на той же позиции, что и вы? [Дмитрий Пархоменко, тренер Кузнецова в «Тракторе», Челябинск, до того, как стал тренером, был защитником в российском Суперлиге]

ДО: Мой тренер мне очень помогает, особенно когда речь идет о специальных командах.Здорово, что он дает мне достаточно времени на льду, чтобы я могла поправиться.

JR: Когда вы в лагере разработчиков говорили с вами об отъезде в Северную Америку до того, как вы исчерпали контракт?

DO: Я играю в России год или два, скорее всего, год, а потом они предпочтут, чтобы я переехал в Вашингтон и ожидает, что я буду играть за Херши.

***

Некоторые мысли о сборной России - во-первых, меня очень впечатлил Владимир Тарасенко (занявший 16-е место в общем зачете Санкт-Петербург).Луи в проекте прошлым летом). Меня не удивит, если многие команды, которые его уступили (предположительно из-за «российского фактора»), пожалеют об этом решении через пару лет. Его атакующие навыки были такими же хорошими или даже лучше, чем разрекламировано, и он молниеносно держал коньки в переходной игре. Он тоже не по ошибке получил букву «С». Конечно, судить о качестве лидерства, просто наблюдая за игрой игрока на льду, недостаточно, чтобы нарисовать полную картину.Сказав это, он все мелочи делал правильно - всегда был первым игроком, когда его товарищи по команде "атаковали", он звонил и разговаривал с судьями при остановке игры, но не в чрезмерной / плаксивой манере и т. Д. старался изо всех сил поговорить с игроками, которые сделали что-то глупое и опустили голову.

Евгений Кузнецов был под номером 25 и играл правым флангом на второй строчке, с Артем Воронин в центре и Никита Двуреченский слева.Когда Кузнецов играет за свою команду КХЛ, он носит 92 очка и играет в центре. Он действительно выигрывал большинство ничьих - Воронин был очень агрессивен в точке вбрасывания и его часто выгоняли, поэтому Кузнецову пришлось вмешаться, он отлично поработал и выиграл почти все ничьи. Читая о Кузнецове, у меня сложилось впечатление, что он был скорее опасным и атакующим джаггернаутом, но его много использовали для убийств со штрафных, как 4-на-5, так и 3-на-5, и он отлично справился со своей задачей.

Кузнецов показал лучший результат в игре, и он продемонстрировал некоторую неистовую индивидуальность, когда хихикал до скамейки запасных после удара.Ему нравится располагаться в том же месте на льду, рядом с точкой вбрасывания, откуда Стэмкос забивает все свои голы. Я заметил, что он немного плавающий, поэтому гол, который он недавно забил в КХЛ, вероятно, не был случайным. И я уверен, что некоторые будут раздражаться, наблюдая за подобными спектаклями в течение всего сезона, учитывая, что невозможно все время выбирать правильные места. Я действительно не могу жаловаться на это из того, что я видел, потому что он сделал это в нужное время и в результате почти забил.

Орлов был под номером девять и играл с Юрием Урычевым в первой защитной паре. Орлов действительно проявил готовность принять удар, чтобы сыграть, однако меня немного беспокоит, что он получит удар а-ля Брайан Кэмпбелл на R.J. Умбергер, прежде чем он научится держать голову вверх. Он не ущипнул в неподходящее время, но играет агрессивно, поэтому я понимаю, что ему нужно над этим работать. Еще он получил глупый рубящий пенальти. И неудивительно, что у него было больше времени на игру в большинстве, где он играл по точке, а затем на убийство с пенальти.Его катание хорошее; У него не было проблем с тем, чтобы идти в ногу с действительно быстрым игроком, таким как Тарасенко, и участвовать в приятной игре с уступками, которая привела к голу.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *