Оно не тонет – Оно не тонет — Михаил Ефремов — Гражданин Поэт — Эхо Москвы, 23.01.2012

Оно не тонет — Михаил Ефремов — Гражданин Поэт — Эхо Москвы, 23.01.2012


Стихи Дмитрия Быкова читает Михаил Ефремов

СКАЧАТЬ (0.8 MB) // СЛУШАТЬ (03:36)

Я спою вам о двух капитанах,
Что и сами понять не могли,
Как они в обстоятельствах странных
Потопили свои корабли.

Все экраны обходит картина,
Где начальник, сердитый, как черт,
Капитана Франческо Скеттино
Заставляет вернуться на борт.

Пошутить захотелось прохвосту,
Заиграл соблазнительный хмель,
Посадил он «Конкордию Косту»
На банальную плоскую мель.

Но круизные лайнеры хрупки,
И с пугающей всех быстротой
Раньше всех он добрался до шлюпки
И смотался с «Конкордии» той.

Над бедой изгаляться противно,
Но Италия – форменный зверь.
«На корабль возвращайся, скотина!» –
Там моднейшая надпись теперь.

Я спою о другом капитане,
Что не худшую участь урвал:
В Ленинграде его воспитали
И вручили московский штурвал.

Но рулить в КГБ не умели,
И при помощи местных элит
Дотащил он Россию до мели –
И сниматься с нее не велит.

«Тут не мель, а стабильности остров, –
Говорит он, калясь добела. –
Не хотите ж вы, как в девяностых,
Чтобы эта махина плыла?!».

И не слушая стонов и жалоб,
Он обвил свою должность, как спрут.
Юнги прут, что понравится, с палуб,
Пассажиры на палубу срут.

Ни базальтовых скал, ни жемчужин –
Там царит безнадежность сама.
Если ж бунт на борту обнаружен –
Он теряет остатки ума.

И уныло втирает матросам,
Обитателям трюмных низин,
Про облитость радийным поносом
И про заговор скрытых грузин.

Крысы съехали вместе с мотором,
Шлюпки продали за три рубля,
Пассажиры кричат ему хором:
«Капитан, уходи с корабля!».

Иногда я боюсь примитивно,
Поглядев в никакой небосклон,
Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту

Не возьмет никакая вода…
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!

echo.msk.ru

Оно не тонет ("Гражданин поэт"). Видео, аудио, текст. Быков, Ефремов | Видео и аудиоматериалы

В этом выпуске проекта «Гражданин поэт» — Николай Гумилев. Версифицируя его стихи, Дмитрий Быков связал бегство капитана Франческо Скеттино с тонущего корабля Costa Concordia с российскими реалиями.

Оригинал видео — pg.f5.ru, аудио,текст — echo.msk.ru. Опубликовано — 23 января 2012.


Слушать (03:36): (скачать 0,8Мб)

Текст:

Я спою вам о двух капитанах,

Что и сами понять не могли,
Как они в обстоятельствах странных
Потопили свои корабли.

Все экраны обходит картина,
Где начальник, сердитый, как черт,
Капитана Франческо Скеттино
Заставляет вернуться на борт.

Пошутить захотелось прохвосту,
Заиграл соблазнительный хмель,
Посадил он «Конкордию Косту»
На банальную плоскую мель.

Но круизные лайнеры хрупки,
И с пугающей всех быстротой
Раньше всех он добрался до шлюпки
И смотался с «Конкордии» той.

Над бедой изгаляться противно,
Но Италия – форменный зверь.
«На корабль возвращайся, скотина!» –
Там моднейшая надпись теперь.

Я спою о другом капитане,
Что не худшую участь урвал:
В Ленинграде его воспитали
И вручили московский штурвал.

Но рулить в КГБ не умели,
И при помощи местных элит
Дотащил он Россию до мели –
И сниматься с нее не велит.

«Тут не мель, а стабильности остров, –
Говорит он, калясь добела. –
Не хотите ж вы, как в девяностых,
Чтобы эта махина плыла?!».

И не слушая стонов и жалоб,
Он обвил свою должность, как спрут.
Юнги прут, что понравится, с палуб,
Пассажиры на палубу срут.

Ни базальтовых скал, ни жемчужин –
Там царит безнадежность сама.
Если ж бунт на борту обнаружен –
Он теряет остатки ума.

И уныло втирает матросам,
Обитателям трюмных низин,
Про облитость радийным поносом
И про заговор скрытых грузин.

Крысы съехали вместе с мотором,
Шлюпки продали за три рубля,
Пассажиры кричат ему хором:
«Капитан, уходи с корабля!».

Иногда я боюсь примитивно,
Поглядев в никакой небосклон,
Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту
Не возьмет никакая вода…
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

Мой мир

pravdaoputine.ru

Оно не тонет. Гражданин Поэт. Наши – всё

Или, бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвет пистолет,

Так что сыпется золото с кружев

Капитанских брабантских манжет.

Н.С. Гумилев «Капитаны»

Я спою вам о двух капитанах,

Что и сами понять не могли,

Как они в обстоятельствах странных

Потопили свои корабли.

Все экраны обходит картина,

Где начальник, сердитый, как черт,

Капитана Франческо Скеттино

Заставляет вернуться на борт.

Пошутить захотелось прохвосту,

Заиграл соблазнительный хмель,

Посадил он «Конкордию Косту»

На банальную плоскую мель.

Но круизные лайнеры хрупки,

И с пугающей всех быстротой

Раньше всех он добрался до шлюпки

И смотался с «Конкордии» той.

Над бедой изгаляться противно,

Но Италия – форменный зверь.

«На корабль возвращайся, скотина!» —

Там моднейшая надпись теперь.

Я спою о другом капитане,

Что не худшую участь урвал:

В Ленинграде его воспитали

И вручили московский штурвал.

Но рулить в КГБ не умели,

И при помощи местных элит

Дотащил он Россию до мели —

И сниматься с нее не велит.

«Тут не мель, а стабильности остров, —

Говорит он, калясь добела. —

Не хотите ж вы, как в девяностых,

Чтобы эта махина плыла?!»

И, не слушая стонов и жалоб,

Он обвил свою должность, как спрут.

Юнги прут, что понравится, с палуб,

Пассажиры на палубу срут.

Ни базальтовых скал, ни жемчужин —

Там царит безнадежность сама.

Если ж бунт на борту обнаружен —

Он теряет остатки ума.

И уныло втирает матросам,

Обитателям трюмных низин,

Про облитость радийным поносом

И про заговор скрытых грузин.

Крысы съехали вместе с мотором,

Шлюпки продали за три рубля,

Пассажиры кричат ему хором:

«Капитан, уходи с корабля!»

Иногда я боюсь примитивно,

Поглядев в никакой небосклон,

Что уж лучше любая Скеттино,

Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту

Не возьмет никакая вода…

Эх, его б на «Конкордию Косту»!

Почему он не хочет туда?!

public.wikireading.ru

Оно не тонет ( Н. Гумилев )

О сравнении Путина с капитаном, сбежавшим с тонущего "Costa Concordia"

Я спою вам о двух капитанах,
Что и сами понять не могли,
Как они в обстоятельствах странных
Потопили свои корабли.

Все экраны обходит картина,
Где начальник, сердитый, как черт,
Капитана Франческо Скеттино
Заставляет вернуться на борт.

Пошутить захотелось прохвосту,
Заиграл соблазнительный хмель,
Посадил он «Конкордию Косту»
На банальную плоскую мель.

Но круизные лайнеры хрупки,
И с пугающей всех быстротой
Раньше всех он добрался до шлюпки
И смотался с «Конкордии» той.

Над бедой изгаляться противно,
Но Италия — форменный зверь.
«На корабль возвращайся, скотина!» -
Там моднейшая надпись теперь.

Я спою о другом капитане,
Что не худшую участь урвал:
В Ленинграде его воспитали
И вручили московский штурвал.

Но рулить в КГБ не умели,

И при помощи местных элит
Дотащил он Россию до мели -
И сниматься с нее не велит.

«Тут не мель, а стабильности остров, -
Говорит он, калясь добела. -
Не хотите ж вы, как в девяностых,
Чтобы эта махина плыла?!»

И не слушая стонов и жалоб,
Он обвил свою должность, как спрут.
Юнги прут, что понравится, с палуб,
Пассажиры на палубу срут.

Ни базальтовых скал, ни жемчужин -
Там царит безнадежность сама.
Если ж бунт на борту обнаружен -
Он теряет остатки ума.

И уныло втирает матросам,
Обитателям трюмных низин,
Про облитость радийным поносом
И про заговор скрытых грузин.

Крысы съехали вместе с мотором,
Шлюпки продали за три рубля,
Пассажиры кричат ему хором:
«Капитан, уходи с корабля!»

Иногда я боюсь примитивно,
Поглядев в никакой небосклон,
Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту
Не возьмет никакая вода...
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!

m-efremov.ru

Оно не тонет

Украина уже более пяти лет является стабильным поставщиком скандальных и одновременно удивительных новостей. В последний зимний месяц «незалежная» нарушать традицию не стала и снова потешила публику — в частности, историей о попытке отстранить от должности исполняющую обязанности министра здравоохранения Ульяну Супрун.

Соответствующее решение было принято 5 февраля окружным административным судом Киева. Данная новость выглядела практически сенсацией, поскольку Супрун известна своей непотопляемостью. Впрочем, прошла неделя и эту даму вернули на работу. Да еще как вернули! Кабинет министров сочинил специальное постановление, а ранее подал жалобу в Высший совет правосудия, и в результате судья, отстранивший Супрун, заявил самоотвод. То есть украинское правительство не только горой стало на защиту начальницы Минздрава, но еще и припугнуло судей, дабы им впредь неповадно было.

Правда, почти сразу же против Супрун был подан новый иск от имени депутата-«радикала» Ленского. Предыдущую тяжбу затеял его коллега по партии нардеп Мосийчук и, несмотря на самоотвод судьи, дело еще не закончено. Этот политический деятель и сам вполне одиозен, хотя, конечно, не так, как и. о. министра, против которой Мосийчук ведет настоящую вендетту: однажды он написал на нее донос в СБУ и потребовал привлечь к ответственности за лоббирование интересов западных фармацевтических корпораций. Ничего не вышло, но депутат ищет и находит новые методы в борьбе с Супрун.

Безусловно, действия Мосийчука направлены на получение пиар-эффекта для себя лично, а также для Радикальной партии. Но это нисколько не отменяет того факта, что Супрун вызывает у миллионов украинцев чистую, ничем не замутненную ненависть. Ульяну проклинают все, кто может: участковые врачи, фельдшеры «скорой», санитарки ликвидированных больниц, пациенты, не получившие вовремя медицинскую помощь, и еще множество самого разного народа.

Вообще весь срок пребывания Супрун в ипостаси и. о. министра (напомню, ее назначение состоялось в августе 2016-го) ― это череда постоянных скандалов. Чего только ни было за эти два с лишним года — закупки лекарств по мутным схемам, ликвидация «неотложек», травля неугодных и т. д., и т. п. Попутно начальница Минздрава публично дает такие рекомендации лечебного характера, от которых люди просто хватаются за голову. Вот один из последних перлов: дети с температурой и кашлем могут ходить в школу, жаропонижающее им нужно давать только, когда на градуснике 38°C или выше, а так пусть себе бегают и резвятся.

Под стать Супрун и ее команда, а особенно Александр Линчевский, занимающий пост заместителя министра. Директор киевского Института сердца Борис Тодуров рассказывал, что как-то раз его учреждение подало в Минздрав серьезный документ. Бумага вернулась от Линчевского, и вместо резолюции на ней была нарисована рожица. К слову, Тодуров ― один из тех, против кого Супрун и Линчевский ведут настоящую войну, и конфликт между министерством и Институтом сердца тянется уже долго.

Замеры антирейтингов, проводившиеся социологическими службами, показывают, что Ульяна Супрун является единоличным лидером, обгоняя всех «конкурентов». В обществе же сложилось мнение, что исполняющая обязанности не совсем нормальна. Подобная реакция вполне понятна, но Супрун отнюдь не идиотка, особенно когда дело доходит до зарабатывания денег. В декабре 2018-го Нацагентство по предотвращению коррупции обратило внимание на подозрительную активность общественной организации «Захист патріотів», получающей от Минздрава деньги на проведение разного рода мероприятий. «Захист» — детище самой Супрун.

Не менее вменяемой и. о. министра становится, когда речь заходит о ее врагах. Так, Супрун была замечена в контактах с группировкой «С14», у которой она искала поддержки и защиты. Можно вспомнить и о том, как, борясь с директором Института сердца, его пытались выставить креатурой Виктора Медведчука, а это в глазах «майданного» населения страшное клеймо.

Вместе с тем Ульяна Супрун ― стопроцентная и законченная фанатичка. Летом 2017-го большой резонанс вызвали ее слова, сказанные во время выступления на фестивале «Бандерштат». Участники сего действа услышали следующее: когда в Минздраве принимаются важные решения, то чиновники спрашивают друг друга «What would Bandera do?» — «Что сделал бы Бандера?». Налицо культ лидера ОУН, и понятно, что продвигает его сама Супрун, рожденная в Америке и воспитанная в среде националистической диаспоры.

Нынешняя украинская власть и сама активно играется с героизацией Бандеры, пытаясь промыть головы жителям «незалежной». Тем не менее это никак не прибавляет любви к Супрун. Однако она непотопляема, снять ее с должности, как показали недавние события, просто невозможно. В чем же дело?

На сей счет рождено немало теорий. Одна из них гласит, что все это хитрый план Запада, которому для своих целей нужно создать такие условия, чтобы работоспособная часть уехала в ЕС, а оставшиеся вымерли и расчистили территорию. Соответственно, из-за этого Ульяну нельзя уволить.

Также часто заходит речь о связях Супрун с производителями лекарств из США и ЕС. Поскольку и. о. министра неприкасаемая, то за руку ее еще не поймали, хотя скандалы вокруг закупок медикаментов рождают много подозрений. Возможно, со временем нам все-таки станет известно о том, сколько реально было нажито на махинациях с лекарствами.

Столь же интересным является вопрос о политических покровителях Ульяны Супрун. Суждение о том, что у нее есть «крыша» в Америке, давно стало общим местом. Но кто конкретно?

Достаточно долго циркулировали слухи на тему «Супрун — человек Маккейна». Другая версия (точнее, версии) — у Семена Глузмана, председателя Ассоциации психиатров Украины, именующего себя также бывшим политзаключенным: в 1972 г. он был арестован и осужден по 62-й статье Уголовного кодекса УССР за антисоветскую агитацию и пропаганду. Так вот, год назад Глузман утверждал, что один из родственников Супрун занимает высокое положение в Республиканской партии США и поэтому ее нельзя трогать.

Позднее Глузман несколько скорректировал свою информацию, и «крышей» оказался двоюродный брат Супрун, носящий фамилию Возняк и являющийся куратором ЦРУ по Украине. По этому поводу глава Ассоциации психиатров даже отправил открытое письмо директору Центрального разведывательного управления США, где просил остановить Возняка.

Как можно видеть, Семен Глузман относится к яростным противникам Ульяны Супрун, но его сведения о родственных связях и. о. министра подкрепляются фразами вроде «в администрации президента мне объяснили» или «в Госдепартаменте у меня знакомый работает», а это серьезно снижает ценность сообщаемых психиатром-антисоветчиком сведений.

Сказанное отнюдь не означает, что американской «крыши» у Супрун нет. Рассуждая об этом, стоит обратить внимание на Український конгресовий комітет Америки (УККА) — после решения административного суда Киева он чуть ли не первым встал на защиту начальницы Минздрава. Сама Ульяна является членом УККА, но дело даже не в этом, а во влиятельности комитета.

Недавно на Украине побывал председатель организации Андрей Футей. В течение недели он встретился с премьер-министром, министром иностранных дел, министром внутренних дел, главой СБУ, руководителями Минкульта и Минобразования, а также с высшими должностными лицами администрации президента. А ведь Футей не занимает в США никаких официальных постов! И все же большие начальники с радостью встречаются с ним. Удивительно? Ничуть. Верхушка УККА давно имеет хорошие связи в американской элите.

Можно вспомнить о многолетнем председателе комитета Льве Добрянски. Его дочь Пола работала заместителем госсекретаря во времена президентства Буша-младшего. В прошлом году Трамп едва не назначил ее на аналогичную должность в своей администрации.

Что касается Футея, то его отец, Богдан, долго был федеральным судьей и до сих пор с гордостью показывает фотографию, где он запечатлен вместе с Рональдом Рейганом. Также вхож в высокие кабинеты и его сын Андрей. Когда он приезжал в «незалежную», то один из сайтов, связанных с диаспорой, даже написал, что УККА «провел инспекцию состояния Украины» (!). Вот и спрашивается, найдется ли сейчас в украинской власти тот, кто рискнет пойти наперекор столь могущественной организации, как Конгресовий комітет Америки? Особенно в преддверии президентских выборов.

Кстати, когда суд попытался отстранить Супрун, у нее отыскался пылкий защитник — директор Института национальной памяти Владимир Вятрович. У себя в «Фейсбуке» он разразился постом:

«Внешняя агрессия со стороны России и внутренний реванш тех, кто против реформ, — самые большие угрозы для нынешней Украины. Обеим нужно дать наш решительный отпор. Ulana Suprun мы с тобой!»

Это было 5 февраля, в день судебного заседания. Потом глава УИНП горячо поддерживал и. о. министра, а затем с большим удовлетворением встретил постановление Кабмина. Поразительный, но вполне объяснимый энтузиазм: связи Вятровича с заокеанской диаспорой общеизвестны, и он просто отрабатывает номер для своих покровителей.

Через несколько месяцев на Украине может появиться новая власть. Если это произойдет, то возникнет дополнительная интрига — посягнет ли лицо, занявшее президентское кресло, на непотопляемую Супрун?

Алексей Ткачук, ИА Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен



news-front.info

Быков/Ефремов.Гражданин поэт. Оно не тонет :: впечатления


А.Кудрявцев 

Гражданин поэт, вдохновившись на сей раз стихами Николая Гумилёва и трагедией лайнера Costa Concordia, в очередной раз поведал нам всю правду о лайнере по имени Россия и его непотребном капитане - самизнаетеоком.

Один капитан (чужого корабля), потопив судно, сбежал с него, другой (нашего), не умея "рулить", тоже посадил на мель, но вот незадача! не желает покидать его. Хоть и кричат ему (с площадей и из "самых независимых и свободолюбивых" мест) "ГЕТЬ!"


Стихотворение на сей раз ещё более жёсткое, чем прежде, автор "поносит" своего героя обильно и яростно - видать, несварение желудка произошло после очередного приглашения "потолковать". Вот это и есть его ответ...

Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту
Не возьмет никакая вода...
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!

Так что, неуважаемый, не приставайте больше к нам со своими предложениями - пшол вон, и всё тут, о чём разговаривать? Так здорово и эффектно накропать поносные стишата, вызывая радость и восторг своих же поносных поклонников, а пойди попробуй, сидя за одним столом, сказать будущему президенту, что он - серая гниль и короста...

Но в чём я соглашусь с автором, так это с утверждением "Пассажиры на палубу срут". (Это о нас, родимых - сам-то он, конечно, не в счёт, имея, очевидно, другую палубу). И не только делают "это" на палубе, но и повсеместно - и в прямом, и переносном смысле. Запоносили всё...

Вот, пожалуйста, только будьте осторожны - не вляпайтесь...



Я спою вам о двух капитанах,
Что и сами понять не могли,
Как они в обстоятельствах странных
Потопили свои корабли.

Все экраны обходит картина,
Где начальник, сердитый, как черт,
Капитана Франческо Скеттино
Заставляет вернуться на борт.

Пошутить захотелось прохвосту,
Заиграл соблазнительный хмель,
Посадил он «Конкордию Косту»
На банальную плоскую мель.

Но круизные лайнеры хрупки,
И с пугающей всех быстротой
Раньше всех он добрался до шлюпки
И смотался с «Конкордии» той.

Над бедой изгаляться противно,
Но Италия – форменный зверь.
«На корабль возвращайся, скотина!» –
Там моднейшая надпись теперь.

Я спою о другом капитане,
Что не худшую участь урвал:
В Ленинграде его воспитали
И вручили московский штурвал.

Но рулить в КГБ не умели,
И при помощи местных элит
Дотащил он Россию до мели –
И сниматься с нее не велит.

«Тут не мель, а стабильности остров, –
Говорит он, калясь добела. –
Не хотите ж вы, как в девяностых,
Чтобы эта махина плыла?!».

И не слушая стонов и жалоб,
Он обвил свою должность, как спрут.
Юнги прут, что понравится, с палуб,
Пассажиры на палубу срут.

Ни базальтовых скал, ни жемчужин –
Там царит безнадежность сама.
Если ж бунт на борту обнаружен –
Он теряет остатки ума.

И уныло втирает матросам,
Обитателям трюмных низин,
Про облитость радийным поносом
И про заговор скрытых грузин.

Крысы съехали вместе с мотором,
Шлюпки продали за три рубля,
Пассажиры кричат ему хором:
«Капитан, уходи с корабля!».

Иногда я боюсь примитивно,
Поглядев в никакой небосклон,
Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту
Не возьмет никакая вода...
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!

А стихи Гумилёва (признаюсь, не очень хорошо знакома с его творчеством), наверное, вот это вдохновило нашего поэта?

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель.

Чья не пылью затерянных хартий -
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так, что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

См.также:
Задебатый
Спасибо, что бухой
Ходячий больной
Путин и мужик
Обкаркались
Спектакль года
Правое дельце
Двадцать лет - ни хрена нет
Дядя Стёпа - миллиардер

vera-veritas.blogspot.com

Дмитрий Быков ОНО НЕ ТОНЕТ // "F5", 23 января 2012 года


В специальном выпуске проекта "Гражданин поэт" -- Николай Гумилев.

Версифицируя его стихи, Дмитрий Быков связал бегство капитана Франческо Скеттино с тонущего корабля "Costa Concordia" с российскими реалиями.

Исполняет Михаил Ефремов. Автор идеи проекта, продюсер, режиссер Андрей Васильев.

звук с ЭХА

Я спою вам о двух капитанах,
Что и сами понять не могли,
Как они в обстоятельствах странных
Потопили свои корабли.
 
Все экраны обходит картина,
Где начальник, сердитый, как черт,
Капитана Франческо Скеттино
Заставляет вернуться на борт.
 
Пошутить захотелось прохвосту,
Заиграл соблазнительный хмель,
Посадил он «Конкордию Косту»
На банальную плоскую мель.
 
Но круизные лайнеры хрупки,
И с пугающей всех быстротой
Раньше всех он добрался до шлюпки
И смотался с «Конкордии» той.
 
Над бедой изгаляться противно,
Но Италия — форменный зверь.
«На корабль возвращайся, скотина!» --
Там моднейшая надпись теперь.
 
Я спою о другом капитане,
Что не худшую участь урвал:
В Ленинграде его воспитали
И вручили московский штурвал.
 
Но рулить в КГБ не умели,
И при помощи местных элит
Дотащил он Россию до мели --
И сниматься с нее не велит.
 
«Тут не мель, а стабильности остров, --
Говорит он, калясь добела. --
Не хотите ж вы, как в девяностых,
Чтобы эта махина плыла?!»

И не слушая стонов и жалоб,
Он обвил свою должность, как спрут.
Юнги прут, что понравится, с палуб,
Пассажиры на палубу срут.
 
Ни базальтовых скал, ни жемчужин --
Там царит безнадежность сама.
Если ж бунт на борту обнаружен --
Он теряет остатки ума.
 
И уныло втирает матросам,
Обитателям трюмных низин,
Про облитость радийным поносом
И про заговор скрытых грузин.
 
Крысы съехали вместе с мотором,
Шлюпки продали за три рубля,
Пассажиры кричат ему хором:
«Капитан, уходи с корабля!»
 
Иногда я боюсь примитивно,
Поглядев в никакой небосклон,
Что уж лучше любая Скеттино,
Чем такая Путтина, как он.

Эту серую гниль и коросту
Не возьмет никакая вода...
Эх, его б на «Конкордию Косту»!
Почему он не хочет туда?!
.

ru-bykov.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о