Дом в рот: Дом 110 м2, 18 соток, Лес, Озеро, Мебель, СНТ Рот Фронт, Купить дом Шатурторф, Шатурский район, ID объекта

Содержание

25 лет назад я планировал отремонтировать дом Шагина — Интервью — Канонер

Не всегда снос дореволюционных зданий в Петербурге нужен только для того, чтобы инвестор смог построить взамен более крупный объект. Порой это единственный выход. Дома, по 20–30 лет стоящие брошенными, обречены, убежден руководитель демонтажной компании «Ирон» Вячеслав Рот, в прошлом один из авторитетных специалистов Ленинграда по капитальному ремонту исторических построек. Почему нельзя сохранить дом Шагина на Фонтанке и зачем сносить дворовые флигеля? «Канонер» публикует интервью, которое не удалось выпустить полтора года назад из-за позиции учредителя.

— Наверное, самый известный ваш объект — дом Шагина на Фонтанке. Как специалист можете объяснить: он действительно за последние десятилетия был доведен до такого состояния, что там вообще ничего нельзя сохранить? Или все-таки, если увеличить финансирование, то можно было бы его спасти?

— Если бы начали вовремя, то его можно было сохранить.

Красивый дом, великолепный фасад. Годы назад капитальный ремонт еще можно было делать. Но он столько времени отстоял, столько раз горел, а дворовые флигеля — вообще труха. Он представлял угрозу соседним домам. Представляете, что случилось бы, если бы пошли рушиться стены?

— Угроза не угроза, но можно ли было сохранить хотя бы лицевой корпус?

— Лицевой? Раньше да, безусловно. Но сейчас уже такой возможности нет.

— А как вы относитесь к результатам технической экспертизы, проведенной Обществом охраны памятников, где говорится, что дом ремонтопригоден?

— Ее проводили профнепригодные люди, они не знают предмет.

— Вы в свое время возглавляли управление капитального ремонта и отвечали за эту часть центра города. Если бы не перестройка, дому Шагина повезло бы?

— Да, он был в перспективе на капремонт, а потом все закончилось.


Дом Шагина

— А вообще не верится, что руководитель демонтажной компании в прошлом занимался сохранением старинных домов, их ремонтом.

Почему тогда аварийные дома не сносились?

— Все дело в сроках. Время, которое проходило между расселением и капремонтом, всегда было разным, но промежутки были небольшими, не такими сумасшедшими, как сейчас, когда дома стоят десятилетиями. А бывало, что мы заходили вслед за жильцами — они только-только покидали квартиры. Дома были еще буквально живыми, еще теплыми. И мы начинали капитальный ремонт.

— То есть не было такого, чтобы после расселения дом долго стоял заброшенным?

— Бывало, конечно, но в единичных случаях. Тогда и время было иное, иные условия. Управление капитального ремонта создали в 1959 году, чтобы восстановить город после войны. Сперва по одному домику, потом по два, а затем и поквартально ремонтировали. В итоге эта организация выросла в большой трест, даже со своим проектным институтом «ЛенжилНИИпроект», который специализировался именно на комплексном капитальном ремонте.

Капитально отремонтировать здание гораздо сложнее, чем построить новое. Недаром у нас говорилось, что за одного нашего прораба давали семь прорабов Главленинградстроя.

— Как закончилось то время?

— Последний наш объект — квартал у Фонарного переулка, причем и со стороны канала Грибоедова, и со стороны улицы Декабристов. Мы закончили на этом, пришел 1991 год, и все рухнуло.

— Сколько же лет вы в капремонте работали?

— С 1974 года. И сделанные кварталы — образцово показательные. Да, внутри мы сносили все эти литеры Б, В, Г… Но для чего это делалось? Чтобы расширить дворы, чтобы людям было удобнее жить. И все эти дома стоят, они хороши как игрушечные. Наши крыши не текут, множества сосулек на них нет. Все это потому, что все делалось правильно: по технологиям, по типовым чертежам, не нами придуманным.

— А сейчас такую систему возродить можно?

— Возродить ее можно. Но только никто сейчас в этом не заинтересован. Может, власти со страниц каких-то медиа и говорят, будто заинтересованы, но на самом деле нет. Никто этого не желает.

— А бизнесу капремонт может быть интересен? Можно создать такие условия, чтобы инвесторы хотели не снести купленный дом, а сохранить его?

— Да, безусловно! Не нужно каждый дом сносить. Бизнес не покупает домов под снос. Вы что думаете, ему именно снести надо? Наоборот, все отходят от инвестпроектов со сносом. Людям это невыгодно, ведь им приходится постольку лет все согласовывать.

— А кто подталкивает застройщиков к сносу? Власть?

— Определенно. Сначала доводят до ужасающего состояния: дома десятилетия стоят пустыми, открытыми. А потом власть отдает такие дома под инвестпроект, как бы снимая с себя ответственность, избавляясь от головной боли. И говорят, что инвесторы довели до такого состояния, чтобы снести. Ребята, ну инвесторы же не звери!

В то же время надо понимать, что нельзя сохранять абсолютно все. Во дворе, во второй-третьей линии, стоят дома для бедных, построенные наспех, — там даже конструкций металлических нет, все деревянное! Вот где можно создавать места для парковки, которые сейчас так нужны.

— То есть дворовые флигеля нужно сносить?

— Частично сносить, частично где-то, может, и оставить. Взамен снесенных можно устроить детские площадки. За счет дворов можно решить и проблему детских садов. Оставлять все эти горючие корпуса, к которым даже на пожарной машине не подъехать, не позволяет просто здравый смысл.

— Дом Шагина стоял заброшенным два с лишним десятка лет. Но у вас в «портфолио» есть и здание в Поварском переулке. Оно не было признано аварийным — в отличие от корпуса, что выходил на угол со Стремянной и в 2002 году частично обрушился. Более того, этот дом в Поварском был до последнего момента заселенным, то есть, как вы сказали, «живым и теплым». Почему его нужно было сносить? Оно не попадало под возможность капремонта?

— Нет. Потому что он уже был аварийным, несущие способности кирпича и балок исчерпались, там все было сгнившее.

— То есть это был не чей-то интерес, а именно техническое состояние?

— Да, техническое состояние было просто никакое.


Поварской переулок, 1

— А вы бы взялись за объект в центре города, если бы заказчик вас просто попросил снести его вне зависимости от состояния? Или все-таки сперва убедились бы в аварийности и неремонтопригодности?

— Я могу высказать свое личное мнение.

— Вы бы сделали все по совести, грубо говоря?

— Конечно. Я же знаю предмет, понимаю, что можно сделать, а что сделать нельзя.

— Сейчас разрабатывается проект коренной реконструкции территорий вокруг Новой Голландии и Конюшенной площади, называются какие-то астрономические цифры. Это какие-то мечтания нынешней власти или все же реальный шанс для города?

— На такие вещи лучше замахиваться, чем не замахиваться. Если бы древние люди ничего не пытались делать, то они бы и остались в том примитивном виде. Главное с умом подходить.

— А нынешние власти смогут справиться с такой задачей, как капитальная реконструкция центра города «с умом»?

— Задача очень сложная, многогранная.

— К вам обращались за помощью, консультацией?

— Нет. Там есть другие советчики.

— Но все-таки вы же изучали эту программу? Как вам ее пункты, ее планы, создание нового маневренного фонда, переселение из центра?

— В этой идее ничего нового нет, так было всегда. Был маневренный фонд, после капремонтов кто-то возвращался в свое старое жилье, кто-то получал новое, причем необязательно на окраинах. После капремонта меняются планировки. Если в одной квартире жило уже три поколения, какой смысл им возвращаться туда же? Квартира может как уменьшиться, так и увеличиться. Но я кропотливо эти новые планы не изучал.

— Вы программу кропотливо не изучали, потому что это вам неинтересно или потому что это все на том уровне, на котором такие задачи несерьезно обсуждать?

— Наверное, второе. Если сегодня очевидное не делается, что тогда говорить о таких сложных задачах?

— Вы говорите «очевидное» — какой должен быть первый очевидный шаг, чтобы спасать город сейчас?

— Нужно начать с малого. Выбрать каких-то два-три квартала, наиболее запущенных, начинать с них. Вот Лиговка — на ней надо сносить все дворовые литеры.


Лиговский проспект, 117, снос аварийного дома

— Есть еще такие места, которые нужно объективно «зачистить», даже в исторической застройке, потому что там уже невозможно жить?

— Лиговский, Боровая улица, в Адмиралтейском районе очень много нужно разбирать.

— Как сегодня должен регламентироваться снос? Кто должен иметь право выдавать на него разрешения?

— Должен быть регламент. Разрешение должно выдаваться, если здание признали аварийным техническим заключением компании, специализирующейся на этом. Если здание представляет угрозу, то на него нужно выдавать разрешение на снос вне зависимости от разрешения на строительство. Аварийные дома нужно сносить немедленно, тем более если они расселены. А те аварийные, которые заселены, — срочно расселять.

— Градозащитники против понятия «необратимая аварийность».

Они говорят, что с современными технологиями можно спасти что угодно. Кстати говоря, так сформулировал подход к старым домам бывший глава службы строительного надзора Александр Орт — он тоже считал, что любое здание можно отремонтировать, были б деньги.

— Чушь полная! И вообще нет такого термина «необратимая аварийность», есть аварийность, и в заключении есть выводы: подлежит сносу.

— То есть это просто обывательское представление?

— Ну конечно.

— Если верить вашим словам, складывается грустное впечатление о состоянии городской среды. В целом какое, по вашему мнению, сейчас состояние Петербурга?

— Отвратительное. Ну а вы как думаете — город не ремонтируется больше 20 лет, скоро четверть века? Город не молодеет, не ремонтируется вообще никак. Все силы и потенциал был брошен на возведение нового жилья, на освоение новых территорий, а старый город заброшен. Что-то где-то делалось на местах — снесли что-то, построили новое здание, и все.

— Если бы вам сейчас предложили из демонтажной организации вернуться в капремонт, вы бы согласились на такое предложение? Вы бы хотели снова заниматься этим?

— Безусловно. Но демонтаж никто не отменял.

— Сейчас на демонтажном рынке Петербурга существуют компании, которые готовы браться за любой объект за совершенно незначительные деньги и которые готовы закрывать глаза на закон, на какие-то регламенты. Как вы к ним относитесь?

— Отвратительно. Почему? Возьмем только первую часть — техническую: это люди, не понимающие в строительстве. Те, кто в своей жизни ничего не построил, не могут сносить. Но сносят. Тошно смотреть на то, как они это делают. Слава богу, пока без особых последствий для третьих лиц, для зданий, для людей, для проезжающих мимо автомобилей. Это партизанщина!

— Зачем нужно быть специалистом при сносе домов? Казалось бы — ломать не строить.

— Это казалось бы.

— Но такие компании сносят уже десяток домов в центре, и ничего не падает. Просто везет?

— Просто везет!

— Сейчас разные деятели пытаются противопоставить два понятия — снос и сохранение. Они считают, что разрушители уничтожают город, ничего не создавая. Поделитесь своей жизненной позицией: что для вас любить Петербург? И можно ли его любить, разрушая старые дома?

— Я люблю город не просто на словах. Я ведь его всю жизнь пытаюсь ремонтировать, сохранять, демонтировать. Ведь демонтаж в нашем городе — это неразрывная часть строительства.

Интервью с Вячеславом Ротом было записано рано утром 30 сентября 2013 года. Это был последний день работы прежней редакции интернет-газеты «Карповка» под руководством Дмитрия Ратникова и Алексея Шишкина. Тем самым хотелось красиво попрощаться с читателями. Однако, узнав об этом, учредитель ресурса без объяснения причин запретил публикацию. Теперь, когда сайт вернулся к прежнему формату под названием «Канонер», мы можем себе позволить поставить интервью, заодно вспомнив о добром прошлом.

25 лет назад я планировал отремонтировать дом Шагина

28.01.2015

Не всегда снос дореволюционных зданий в Петербурге нужен только для того, чтобы инвестор смог построить взамен более крупный объект. Порой это единственный выход. Дома, по 20–30 лет стоящие брошенными, обречены, убежден руководитель демонтажной компании «Ирон» Вячеслав Рот, в прошлом один из авторитетных специалистов Ленинграда по капитальному ремонту исторических построек. Почему нельзя сохранить дом Шагина на Фонтанке и зачем сносить дворовые флигеля? «Канонер» публикует интервью, которое не удалось выпустить полтора года назад из-за позиции учредителя.

— Наверное, самый известный ваш объект — дом Шагина на Фонтанке. Как специалист можете объяснить: он действительно за последние десятилетия был доведен до такого состояния, что там вообще ничего нельзя сохранить? Или все-таки, если увеличить финансирование, то можно было бы его спасти?

— Если бы начали вовремя, то его можно было сохранить. Красивый дом, великолепный фасад. Годы назад капитальный ремонт еще можно было делать. Но он столько времени отстоял, столько раз горел, а дворовые флигеля — вообще труха. Он представлял угрозу соседним домам. Представляете, что случилось бы, если бы пошли рушиться стены?

— Угроза не угроза, но можно ли было сохранить хотя бы лицевой корпус?

— Лицевой? Раньше да, безусловно. Но сейчас уже такой возможности нет.

— А как вы относитесь к результатам технической экспертизы, проведенной Обществом охраны памятников, где говорится, что дом ремонтопригоден?

— Ее проводили профнепригодные люди, они не знают предмет.

— Вы в свое время возглавляли управление капитального ремонта и отвечали за эту часть центра города. Если бы не перестройка, дому Шагина повезло бы?

— Да, он был в перспективе на капремонт, а потом все закончилось.

— А вообще не верится, что руководитель демонтажной компании в прошлом занимался сохранением старинных домов, их ремонтом. Почему тогда аварийные дома не сносились?

— Все дело в сроках. Время, которое проходило между расселением и капремонтом, всегда было разным, но промежутки были небольшими, не такими сумасшедшими, как сейчас, когда дома стоят десятилетиями. А бывало, что мы заходили вслед за жильцами — они только-только покидали квартиры. Дома были еще буквально живыми, еще теплыми. И мы начинали капитальный ремонт.

— То есть не было такого, чтобы после расселения дом долго стоял заброшенным?

— Бывало, конечно, но в единичных случаях. Тогда и время было иное, иные условия. Управление капитального ремонта создали в 1959 году, чтобы восстановить город после войны. Сперва по одному домику, потом по два, а затем и поквартально ремонтировали. В итоге эта организация выросла в большой трест, даже со своим проектным институтом «ЛенжилНИИпроект», который специализировался именно на комплексном капитальном ремонте.

Капитально отремонтировать здание гораздо сложнее, чем построить новое. Недаром у нас говорилось, что за одного нашего прораба давали семь прорабов Главленинградстроя.

— Как закончилось то время?

— Последний наш объект — квартал у Фонарного переулка, причем и со стороны канала Грибоедова, и со стороны улицы Декабристов. Мы закончили на этом, пришел 1991 год, и все рухнуло.

— Сколько же лет вы в капремонте работали?

— С 1974 года. И сделанные кварталы — образцово показательные. Да, внутри мы сносили все эти литеры Б, В, Г… Но для чего это делалось? Чтобы расширить дворы, чтобы людям было удобнее жить. И все эти дома стоят, они хороши как игрушечные. Наши крыши не текут, множества сосулек на них нет. Все это потому, что все делалось правильно: по технологиям, по типовым чертежам, не нами придуманным.

— А сейчас такую систему возродить можно?

— Возродить ее можно. Но только никто сейчас в этом не заинтересован. Может, власти со страниц каких-то медиа и говорят, будто заинтересованы, но на самом деле нет. Никто этого не желает.

— А бизнесу капремонт может быть интересен? Можно создать такие условия, чтобы инвесторы хотели не снести купленный дом, а сохранить его?

— Да, безусловно! Не нужно каждый дом сносить. Бизнес не покупает домов под снос. Вы что думаете, ему именно снести надо? Наоборот, все отходят от инвестпроектов со сносом. Людям это невыгодно, ведь им приходится постольку лет все согласовывать.

— А кто подталкивает застройщиков к сносу? Власть?

— Определенно. Сначала доводят до ужасающего состояния: дома десятилетия стоят пустыми, открытыми. А потом власть отдает такие дома под инвестпроект, как бы снимая с себя ответственность, избавляясь от головной боли. И говорят, что инвесторы довели до такого состояния, чтобы снести. Ребята, ну инвесторы же не звери!

В то же время надо понимать, что нельзя сохранять абсолютно все. Во дворе, во второй-третьей линии, стоят дома для бедных, построенные наспех, — там даже конструкций металлических нет, все деревянное! Вот где можно создавать места для парковки, которые сейчас так нужны.

— То есть дворовые флигеля нужно сносить?

— Частично сносить, частично где-то, может, и оставить. Взамен снесенных можно устроить детские площадки. За счет дворов можно решить и проблему детских садов. Оставлять все эти горючие корпуса, к которым даже на пожарной машине не подъехать, не позволяет просто здравый смысл.

— Дом Шагина стоял заброшенным два с лишним десятка лет. Но у вас в «портфолио» есть и здание в Поварском переулке. Оно не было признано аварийным — в отличие от корпуса, что выходил на угол со Стремянной и в 2002 году частично обрушился. Более того, этот дом в Поварском был до последнего момента заселенным, то есть, как вы сказали, «живым и теплым». Почему его нужно было сносить? Оно не попадало под возможность капремонта?

— Нет. Потому что он уже был аварийным, несущие способности кирпича и балок исчерпались, там все было сгнившее.

— То есть это был не чей-то интерес, а именно техническое состояние?

— Да, техническое состояние было просто никакое.

— А вы бы взялись за объект в центре города, если бы заказчик вас просто попросил снести его вне зависимости от состояния? Или все-таки сперва убедились бы в аварийности и неремонтопригодности?

— Я могу высказать свое личное мнение.

— Вы бы сделали все по совести, грубо говоря?

— Конечно. Я же знаю предмет, понимаю, что можно сделать, а что сделать нельзя.

— Сейчас разрабатывается проект коренной реконструкции территорий вокруг Новой Голландии и Конюшенной площади, называются какие-то астрономические цифры. Это какие-то мечтания нынешней власти или все же реальный шанс для города?

— На такие вещи лучше замахиваться, чем не замахиваться. Если бы древние люди ничего не пытались делать, то они бы и остались в том примитивном виде. Главное с умом подходить.

— А нынешние власти смогут справиться с такой задачей, как капитальная реконструкция центра города «с умом»?

— Задача очень сложная, многогранная.

— К вам обращались за помощью, консультацией?

— Нет. Там есть другие советчики.

— Но все-таки вы же изучали эту программу? Как вам ее пункты, ее планы, создание нового маневренного фонда, переселение из центра?

— В этой идее ничего нового нет, так было всегда. Был маневренный фонд, после капремонтов кто-то возвращался в свое старое жилье, кто-то получал новое, причем необязательно на окраинах. После капремонта меняются планировки. Если в одной квартире жило уже три поколения, какой смысл им возвращаться туда же? Квартира может как уменьшиться, так и увеличиться. Но я кропотливо эти новые планы не изучал.

— Вы программу кропотливо не изучали, потому что это вам неинтересно или потому что это все на том уровне, на котором такие задачи несерьезно обсуждать?

— Наверное, второе. Если сегодня очевидное не делается, что тогда говорить о таких сложных задачах?

— Вы говорите «очевидное» — какой должен быть первый очевидный шаг, чтобы спасать город сейчас?

— Нужно начать с малого. Выбрать каких-то два-три квартала, наиболее запущенных, начинать с них. Вот Лиговка — на ней надо сносить все дворовые литеры.

— Есть еще такие места, которые нужно объективно «зачистить», даже в исторической застройке, потому что там уже невозможно жить?

— Лиговский, Боровая улица, в Адмиралтейском районе очень много нужно разбирать.

— Как сегодня должен регламентироваться снос? Кто должен иметь право выдавать на него разрешения?

— Должен быть регламент. Разрешение должно выдаваться, если здание признали аварийным техническим заключением компании, специализирующейся на этом. Если здание представляет угрозу, то на него нужно выдавать разрешение на снос вне зависимости от разрешения на строительство. Аварийные дома нужно сносить немедленно, тем более если они расселены. А те аварийные, которые заселены, — срочно расселять.

— Градозащитники против понятия «необратимая аварийность». Они говорят, что с современными технологиями можно спасти что угодно. Кстати говоря, так сформулировал подход к старым домам бывший глава службы строительного надзора Александр Орт — он тоже считал, что любое здание можно отремонтировать, были б деньги.

— Чушь полная! И вообще нет такого термина «необратимая аварийность», есть аварийность, и в заключении есть выводы: подлежит сносу.

— То есть это просто обывательское представление?

— Ну конечно.

— Если верить вашим словам, складывается грустное впечатление о состоянии городской среды. В целом какое, по вашему мнению, сейчас состояние Петербурга?

— Отвратительное. Ну а вы как думаете — город не ремонтируется больше 20 лет, скоро четверть века? Город не молодеет, не ремонтируется вообще никак. Все силы и потенциал был брошен на возведение нового жилья, на освоение новых территорий, а старый город заброшен. Что-то где-то делалось на местах — снесли что-то, построили новое здание, и все.

— Если бы вам сейчас предложили из демонтажной организации вернуться в капремонт, вы бы согласились на такое предложение? Вы бы хотели снова заниматься этим?

— Безусловно. Но демонтаж никто не отменял.

— Сейчас на демонтажном рынке Петербурга существуют компании, которые готовы браться за любой объект за совершенно незначительные деньги и которые готовы закрывать глаза на закон, на какие-то регламенты. Как вы к ним относитесь?

— Отвратительно. Почему? Возьмем только первую часть — техническую: это люди, не понимающие в строительстве. Те, кто в своей жизни ничего не построил, не могут сносить. Но сносят. Тошно смотреть на то, как они это делают. Слава богу, пока без особых последствий для третьих лиц, для зданий, для людей, для проезжающих мимо автомобилей. Это партизанщина!

— Зачем нужно быть специалистом при сносе домов? Казалось бы — ломать не строить.

— Это казалось бы.

— Но такие компании сносят уже десяток домов в центре, и ничего не падает. Просто везет?

— Просто везет!

— Сейчас разные деятели пытаются противопоставить два понятия — снос и сохранение. Они считают, что разрушители уничтожают город, ничего не создавая. Поделитесь своей жизненной позицией: что для вас любить Петербург? И можно ли его любить, разрушая старые дома?

— Я люблю город не просто на словах. Я ведь его всю жизнь пытаюсь ремонтировать, сохранять, демонтировать. Ведь демонтаж в нашем городе — это неразрывная часть строительства.

Интервью с Вячеславом Ротом было записано рано утром 30 сентября 2013 года. Это был последний день работы прежней редакции интернет-газеты «Карповка» под руководством Дмитрия Ратникова и Алексея Шишкина. Тем самым хотелось красиво попрощаться с читателями. Однако, узнав об этом, учредитель ресурса без объяснения причин запретил публикацию. Теперь, когда сайт вернулся к прежнему формату под названием «Канонер», мы можем себе позволить поставить интервью, заодно вспомнив о добром прошлом.
 

Источник Канонер.ком


Составе из слов «идти», «солнце», «рот», «хлеб», «дом» предложения

Помогите сделать задание

Помогите срочно!!! Составьте короткий рассказ где много существительное.

Найдите в окружающей жизни золотые предметы.имеют ли они символическое значение. Результаты своих поисках оформите в виде сообщения

Написать небольшой рассказ где большинство сущ.

00:00 00:56 Прослушай текст «Загадочная находка». Определи, в каком из утверждений раскрывается тема текста. < Древние находки — ценность для архео … логов. Древние цивилизации – это история человечества. Барельеф — еще одна загадка древних цивилизаций. — Назад Проверить 2​

Меня зовут Францис Я инженер математике из Южной Индии Составьте простой планвот текст↓Меня зовут Францис. Я инженер-математик из Южной Индии. Люблю п … утешествие, футбол и велосипед. 28 февраля я отправился в долгое велосипедное путешествие, цель которого — оказаться в России и увидеть чемпионат мира по футболу своими глазами. Сначала я полетел из Индии в Дубаи, затем паромом доплыл до Ирана, откуда поехал на велосипеде в Россию через Азербайджан.Каждый день был такой разный: встречаешь новых людей, меняется пейзаж, небольшие приключения — все это так захватывающе. В первый день я встретил двух пятидесятилетних мужчин, велосипедистов из Германии, путешествовавших вокруг света. Они очень сильно помогли мне советами. Оказалось, я был плохо подготовлен к путешествию. У меня была только куртка, спальный мешок, палатка и инструменты для велосипеда. Один из них подарил мне ветровку, а другой – крепкий багажник, так как, по его словам, мой никуда не годился. По советам немцев, я начал с коротких дистанций — 15 километров в день, чтобы не перенапрячь мышцы. Постепенно мое тело адаптировалась к нагрузкам. В Иране каждые 5 — 10 километров можно было остановиться в мечети, набрать там воды, сходить в душ, даже переночевать. После Ирана я отправился в Азербайджан. Люди в Баку оказались очень приветливыми, приглашали к себе на ночевку домой, угощали обедом. Когда я въехал в Россию, на дорогах встречные машины приветствовали меня, кричали «Салам!». Иногда проезжающие останавливались, давали еду и воду. У меня нигде не было проблем с людьми. Я верю, что мир — безопасное место. 25 июня я приехал в Москву. А на следующий день пошел на матч. Я был счастлив оказаться там. Обратно полечу на самолете. Когда вернусь домой, хочу написать книгу о своем путешествии. За четыре месяца я увидел пять стран, летел, плыл и исколесил 4 700 километров. В следующем году собираюсь начать копить деньги на путешествие в Японию.​

Прочитайте текст и выполните задание Уловив в голосе незнакомца тёплую, душевную нотку, Каштанка лизнула ему руку и заскулила ещё жалостнее. -А ты хор … ошая, смешная!- сказал НЕЗНАКОМЕЦ. — Совсем лисица! Ну, что ж, делать нечего, пойдём со мной! Может быть, ты и сгодишься на что-нибудь… К выделенному в тексте слову подберите исторически однокоренные слова (1-5), значения которых даны в таблице. Запишите угаданные слова в начальной форме без каких-либо дополнительных цифр и символов.

запишите слово которое наяинается с буквой(ж)​

Судьба, вор, сам час, вор вышел, не переиграв составить с ними предложения

Не понимаю заданиеПомогите​

Если он у вас дома … он у вас во рту — Только для женщин Персональный тренинг

Вы, наверное, слышали старинную цитату: « Если он у вас дома, то у вас во рту».

Это 100 правда! Калории, которые вы покупаете, — это калории, которые вы едите, даже если (особенно если) они предназначены «для детей». Не существует таблеток для похудания и никакой мотивации, которая могла бы удержать искушение в вашем доме от вашего рта дольше, чем на несколько дней (или недель, если вам повезет). — это не , с которым легко справиться с едой в доме, если вы живете не один, но это абсолютно необходимо для вашего успеха.

Мы все готовы быть дома как никогда! Чтобы сохранить здоровые привычки, необходимо несколько вещей:

Сюда входят:

(A) Решите, что вы заслуживаете помощи со стороны своей семьи.

(б) Признание своих слабостей (наш дом — ореос!)

(c) Быть уязвимым и просить о помощи в ответ на неудобную просьбу.

(d) Научитесь идти на компромисс и находить беспроигрышный вариант с людьми, с которыми вы живете.

(e) Выполнение взятых на себя обязательств всей семьей.

Мотивационные книги любят подбадривать нас фразами типа «Я не продукт своего окружения!» но это не правда . Мы можем противостоять искушению в нашей окружающей среде в течение первой половины хорошего дня , но, учитывая достаточно времени и усталости, искушение в нашей среде победит.

Неважно, насколько вы мотивированы, если ваш дом (или офис) устроен так, чтобы саботировать ваше питание.

Стратегические козыри будут обеспечивать мотивацию и :

Я повторяю это еще раз … если это у вас дома, то у вас во рту. Неважно, насколько вы мотивированы сегодня, поверьте мне, плохой день (или неделя или неделя социального дистанцирования дома), когда вам наплевать, приближается или уже наступил, независимо от того, насколько вы обычно дисциплинированы.

Несмотря на то, что реалити-шоу заставляет вас поверить, мотивация и сила воли не очень важны, когда дело доходит до похудания, и вы, вероятно, уже знаете это по личному опыту — клятва никогда больше не есть мороженое не работает.

Вместо того, чтобы полагаться на мотивацию и добрые намерения, составьте план. Планируйте свое питание. Готовьте дома простые и вкусные блюда. В дополнение к этому блогу, где можно найти идеи рецептов, спросите, что делают ваши друзья.

Также помните, что лучшее, что вы можете сделать, — это ЗАПИСАТЬ СВОЮ ЕДУ. Myfitnesspal бесплатен и прост в использовании. Если у вас есть вопросы, просто свяжитесь с нами. Удачного планирования!

Вам также может быть интересно: Вы действительно так голодны?

Персональный тренинг для женщин True 180 в Шарлотте, Северная Каролина, предлагает персональное обучение в небольших группах в чистой, продезинфицированной среде.Мы серьезно относимся к вашему здоровью и физической форме и встретим вас там, где вы находитесь. Попробуйте нас.

Дом с большим ртом | Малый пивной пресс

Дом Большого Рота

Big Mouth House — это наше издание, посвященное художественной литературе для читателей всех возрастов. Мы публикуем одно или два необычных и замечательных названия (сборники рассказов и романы) в год как в печатном формате, так и в формате электронных книг без DRM. Как правило, мы издаем книги для читателей в возрасте от 10 лет.

июль 2018: Джон Шоффстолл, Half-Witch
Дебютный роман · Выбор младшей библиотечной гильдии · Лучшие книги ABC для юных читателей.

Сентябрь 2017: Сара Риз Бреннан, В других странах
Выбор Гильдии младших библиотек · Номинант на премию Florida Teens Read · Лучшие детские книги года от Bank Street College · Финалист премии Hugo Award · ABC Best Books for Young Readers · Locus Award финалист.

Январь 2017: Лидия Миллет, Тела древних
Последний роман из серии «Несогласные».

Май 2015: Николь Корнхер-Стейс, Архивариус Оса
YALSA Лучшая художественная литература для молодежи 2016 · Отзывы Киркуса: Лучшие подростковые книги 2015 года · Book Riot: Лучшее из 2015 · Buzzfeed: 32 лучших фэнтези-романа 2015 года · Каталог лучших книг ABC для юных читателей · Locus Рекомендуемая литература · Номинант на премию Norton

Февраль 2014: Питер Дикинсон, Дневник Эммы Таппер
Автор помнит — или нет — писал эту прекрасную книгу.

Октябрь 2012: Питер Дикинсон, Земля и воздух: сказки об элементальных существах
Новый сборник одного из наших любимых авторов.
Выбор Младшей библиотечной гильдии.

сентября 2012: Лидия Миллет, Мерцание в ночи
Второй роман из серии «Несогласные».
Выбор Младшей библиотечной гильдии.

Май 2012 : Лидия Миллет, Огни под морем в мягкой обложке
Первая из новой серии фильмов среднего класса, действие которой происходит на Кейп-Коде финалистом Пулитцеровской премии Лидией Миллет.
Выбор младшей библиотечной гильдии · Обзоры Киркуса Лучшее за 2011 год · Каталог лучших книг ABC для детей · Выбор младшей библиотечной гильдии.

Ноябрь 2011 : Делия Шерман, Лабиринт свободы
Права в мягкой обложке на Candlewick.
Нортон, Прометей и обладатель награды Mythopoeic Award · Лучшая художественная литература для молодых взрослых ALA · Обзоры Киркуса Лучшее за 2011 год · Список почетных наград Tiptree Award

Февраль 2010 г. : Холли Блэк, Пожиратели ядов и другие истории
Права на книгу в мягкой обложке компании Simon & Schuster.
Выбор Младшей библиотечной гильдии.

Октябрь 2008 г. : Джоан Эйкен, Серийный сад Серийный сад: полные истории семьи Армитедж
Апрель 2012: новое издание в мягкой обложке.
Первый титул Big Mouth House.
Выбор Младшей библиотечной гильдии.

The 5 W’s

Кто, что, когда, почему, как, часто задаваемые вопросы и т. Д.

  • Полу-ведьма

    Джон Шоффстолл

    « Half-Witch похож на Золотой Компас, написанный Роальдом Далем.”
    — Lauren Banka, Книжная компания Elliott Bay

  • В других землях

    Сара Рис Бреннан

    «Блаженно занимательное чтение. . . . сверкающая современная фантазия ».
    Publishers Weekly (отмеченный отзыв)

  • Оса архивариуса

    Николь Корнхер-Стэйс

    «Восхитительный, профанный и горько-сладкий постапокалиптический романтик, превративший жанр в миф.
    Kirkus Обзоры (избранный обзор)

  • Дневник Эммы Таппер

    Питер Дикинсон

    «Заявления о Лох-Нессе бледнеют по сравнению с невероятно захватывающим открытием, сделанным Эммой. . Мистификация экспертов, нежная совесть и жгучее мужество молодых, дразнящих подробностей делают эту историю убедительной ».
    «Санди таймс»

  • Земля и воздух

    Питер Дикинсон

    «Эти шесть новых историй провокационны как по разнообразию, так и по идеям.. . . и с обычным владением Дикинсоном творческими образами и прекрасно продуманным языком, это подходящее завершение серии »- Horn Book

  • Мерцания в ночи

    Лидия Миллет

    Мерцания в ночи — второй захватывающий роман из серии «Несогласные» после Огни под морем .

  • Огни под морем

    Lydia Millet

    Включает превью второй книги из серии Dissenters, The Shimmers in the Night .

  • Серийный сад

    Джоан Эйкен

    Первое полное собрание любимых историй Джоан Эйкен об Армитидже, включая четыре новых, неопубликованных рассказа.
    Серийный сад также стал дебютным названием Big Mouth House, издаваемого нами для читателей всех возрастов.

  • Лабиринт свободы

    Делия Шерман

    «Ловкая, отзывчивая, умная и сообразительная, Лабиринт свободы увлечет юных читателей и сделает их в конце повествования немного старше и мудрее.
    — Грегори Магуайр, автор книг Wicked и Out of Oz

  • Пожиратели ядов и другие истории

    Холли Блэк

    В своей дебютной коллекции New York Times, автор бестселлеров Холли Блэк «уверяет себя в роли мастера современной фэнтези». — Обзоры Киркуса (обзор со звездами)

Stitch Mouth — Chop House Lyrics

[Intro]
«Иди сюда … иди сюда, девочка, иди сюда…. «

[СТИХ 1]
Я ХОДУ В МАГАЗИНЕ, НО ЭТО НЕ ДЛЯ АВТОМОБИЛЕЙ
ВИДЕТЬ Я ЧЕРНЫЙ РЫНОК ПЕДОФИЛ
ДЕТСКИЕ ЧАСТИ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА
Я ПОЕЗЖАЮ В БОЛЬШИЕ ГОРОДА, ЧТОБЫ ОХЛАДИТЬ В ОБЩЕСТВЕННЫХ ПАРКАХ
КОГДА РОДИТЕЛИ НАЧНИТЕ СЛИПИРОВАТЬ Я вхожу и беру заряд
ОНИ НАКОНЕЦ ОТКЛЮЧАЛИ ТВИТТЕР, НО НАЧАЛО НОЧНОЙ КОРОБКИ
ГДЕ АД МАЛЕНЬКАЯ СЬЮЗИ? МАЛЫШКА И НАСКОЛЬКО ИЗНАСИЛИСЬ
ОНА НА СВОЕМ ПУТИ
К МОЕЙ ФИЛЬТНОЙ ФАБРИКЕ
ГДЕ ОНА СТАНОВИТСЯ ЖЕНЩИНОЙ И УМЕР
ДЛЯ МИРА, ЧТОБЫ УВИДИТЬ
Я СНИЗУ ЕЕ НА СВОИМ ПОМЕЩЕНИИ
Я ПРИШЕЛ НА МОЙ БАЗЕРТ
Я ПРИШЕЛ
ГДЕ
НЕ НОСИТЕ НИКАКОЙ ОДЕЖДЫ
, И ВЫ ПЛАЧЕТЕ
ОНА ДРОЖЕТСЯ
Я Мистер Кант Снэффер Я записываю на видео свою работу
ПРОДАЮ ИХ ПЕРВЕРТАМ
ОНИ НЕ МОГУТ ПОЛУЧИТЬ ТЕЛЕСУЮ РАБОТУ
УНИКАЮТ ЖИЗНЕННУЮ МУХУ СЛЫШАЛ ИХ КРИК ЧЕРЕЗ ПЯТЬ
ЭЯКУЛЯРУЙТЕ МОЮ НОГУ, КОГДА Я СЛЫШАЮ ЧЕЛЮСТНИК AK

[Припев:]
В МОЕЙ ЧОПЕ
Я ПРЕВРАЩАЮ АНГЕЛОВ НА ОБЕД
АРЕСТОВАННОЕ РАЗВИТИЕ ПРОИСХОДИТ, КОГДА МОЙ ЛЕЗВИЕ ТОЛКАЕТ
В ПЛОТЬ ЧЕЛОВЕКА
ВАС ЗАБРОСИЛИ
ТЕБЯ ГОЛОВАЯ СЕГРЕГИРОВАННАЯ УПАКОВКА И ПРОДАНА КАК БЕКОН

КОГДА Я ПОЛУЧИЛА ВАС МОИ КОГТИ ИМЕЮТ ИХ НА КАМЕРЕ
Я МОГУ БЫТЬ ИХ ОТЕЦ, БРАТ ИЛИ СОГЛАСОВАТЬ ОНИ НЕ ЗНАЮТ, КТО Я
Я ГОВОРЮ С НИМИ, КАК Я ЗНАЛ ЕМ

ЭТО ПОМОГАЕТ ИМ ПРОБИРАТЬСЯ ЧИСТЫМИ МОМЕНТАМИ И БОРОТЬСЯ НА
ПОКА ОНИ УВИДИТ НОЖОВКУ И ТОГДА НАЧИНАЮТ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ
ПОТОМУ ЧТО БЫЛ БЫТЬ КРОВИ В ГЛАЗАХ ИХ ЗРЕНИЕ МЯГЕТЕ
NOVOCAINE И ГЕРОИН ПОЛУЧИЛИ ИХ ВСЕ.
Я ПРОДАЮ ЧАСТИ ТЕЛА КОЛЛЕКТОРАМ И НЕКРОФИЛЫ
Я СОХРАНЯЮ ТОРС НА ПОВРЕЖДЕНИИ ОН МОЖЕТ ПРИНОСИТ ПАРУ СОТНИ ПЛАТЕЖЕЙ
КАК ВЛАГИНА ЕЩЕ ПРИКЛЮЧЕНА FILET
CUZ СЕГОДНЯ ВЫ СТАЛИ ПРОДУКТОМ СТАЛИ СТЕЙК
ОНИ МОЛИТЕСЬ, ЧТО ЧТО-ТО НАХОДИТ ЕМ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ Я МУТИЛИРУЮ ЭМ
, НО КОГДА Я ГОВОРЮ УЛЫБКУ НА КАМЕРУ ЕЕ УЖЕ СЛИШКОМ ПОЗДНЕЕ

I CHOP 9025 [Припев 9025:] M ПРЕВРАЩАЮТ АНГЕЛОВ В ОБЕД
АРЕСТОВАННАЯ РАЗРАБОТКА ПРОИСХОДИТ, КОГДА МОЙ ЛЕЗВИЕ ПРОИСХОДИТ
В ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПЛОТЬ
МОЯ ОККУПАЦИЯ УБИВАЕТ
КРОВЬ, КОТОРАЯ ПРОЛИВАЕТ
ОБЕСПЕЧИВАЕТ СЕКСУАЛЬНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ
ОБЕСПЕЧИВАЕТ
СЕКСУАЛЬНЫХ УПРАВЛЕНИЙ, ВЫ ПОЛУЧИЛИ
НОГ ЗА
МОЙ ЧОПЕН КАК БЕКОН

КОГДА Я ПОЛУЧАЮ В ВАС
ЧИСТОТА РАЗРУШАЕТСЯ, НО ВАША КРАСОТА ЗАМЕРЗЛА НАВСЕГДА
В РАМКАХ ПОЛЯРОИДА
[x2]

Большой дом в современном доме в Сиэтле , Вашингтон на Dwell

Сиэтл уже много лет является домом для одного из самых популярных рынков жилья в Соединенных Штатах. И со всем этим ростом возникают вопросы о плотности города, доступности и лучших способах удовлетворения растущих потребностей города в жилье.

Big Mouth House — ответ на эти вопросы. Этот небольшой многосемейный проект, разработанный тремя архитекторами из Сиэтла, представляет собой современный взгляд на то, как может выглядеть разносторонняя, дальновидная и многосемейная жизнь. Каждый блок в рамках проекта представляет собой гибкий городской дом со студией на нижнем уровне, основной жилой зоной наверху и террасой на крыше, с которой открывается непревзойденный вид на город Сиэтл.

Кайлин Грегга из Best Practice Architecture в паре с Робом Хамблом из Hybrid Architecture и Стивеном Лазеном (действующим в качестве единственного практикующего специалиста) превратили жилой участок на одну семью в центральном районе Сиэтла в три таунхауса (один дом на 1850 квадратных футов и две дополнительные единицы по 1420 квадратных футов каждая).

Все три единицы делят пышную дорожку на южной стороне участка площадью 5760 квадратных футов. Дорожка тянется от переднего тротуара до общественной парковки в заднем переулке.Черная вертикальная металлическая облицовка окутывает экстерьер, придавая целостность трем пристроенным домам, и продолжается как выкрашенный в черный цвет забор 2×2, который окружает участок. Панели и перила с порошковым покрытием розового цвета по индивидуальному заказу создают яркие акценты, оживляя темный фасад. Входы в каждый блок окрашены в яркие цвета и отмечены розовыми вывесками. А для еще большего колорита крыши покрыты геометрической росписью художника из Сиэтла СЭМА ВУДА УИЛСОНА.

В отличие от черного экстерьера, интерьеры проекта большие, просторные, открытые пространства, в которых преобладает западный вид.Все три единицы были спроектированы с использованием вспомогательной жилой единицы с более низким уровнем дохода (ADU). Эти ADU соединены с интерьером таунхаусов, но также имеют отдельный вход. Эту уникальную особенность можно использовать как продолжение семейного дома (гостевой номер, офис или семейную комнату) или как съемную квартиру. Благодаря этому гибкому пространству домовладельцы могут разместить расширяющуюся семью или использовать его для получения дополнительного дохода в виде краткосрочной или долгосрочной аренды.

Квартиры A и B оформлены Робом Хамблом.Блоки ADU расположены на нижнем уровне, и к ним можно получить доступ либо через запирающуюся внутреннюю дверь, либо через отдельный внешний вход. На этом этаже также есть небольшая кладовая. На втором уровне две спальни и ванная комната. На третьем этаже посетители найдут главную гостиную, столовую и кухню. Эти помещения имеют окна с обеих сторон, с видом на центр города и на окрестности. Расположение собственности имело решающее значение при проектировании. Разместив эти основные жилые помещения выше, команда дизайнеров смогла в полной мере использовать вид на город.Открытые стропила в потолках гостиной и столовой помогают формировать эти большие комнаты и создавать высоту и объем.

Блок C оформлен Кайлин Грегга и Стивеном Лазеном. Концепция дизайна заключалась в интерьере белого ящика с яркими акцентами на кухонной мебели и кухонной мебели. На нижнем уровне находится блок ADU, складское помещение, открытая офисная зона и зона для велосипедов. Между первым и вторым этажами тянется двухэтажная книжная полка. Большая полка была разработана для хранения чего угодно, от сувениров до книг, позволяя в остальной части дома быть свободным от беспорядка.На втором этаже открытая кухня соединяется со столовой и гостиной, где через большое консольное окно от пола до потолка открывается западный вид на центр города. Спальни и прачечная находятся на верхнем уровне, а также гостевой санузел и лестница на крышу.

Продуманный и продуманный дизайн Big Mouth House предлагает городским домовладельцам столь необходимую гибкость, которую им не предлагает традиционный дизайн дома. Поскольку население города продолжает расти, архитекторы по всей стране могут рассчитывать на сотрудничество, подобное этому, для умных, инновационных решений вопросов, касающихся городской жизни и многосемейного дизайна.

The Horse’s Mouth (1958) — IMDb

Алек Гиннесс не только играет главную роль в персональном шоу в роли стареющего, борющегося лондонского художника Галли Джимсона, он также написал сценарий. Забавно, что он получил номинацию на «Оскар» за сценарий, а не за актерское мастерство.

Как Джимсон, Гиннесс — незабываемо сварливый, захудалый тип, свидетельство художественного порыва человека, вступающего в противоречие с приличным обществом. Даже его мерзкий Феджин из «Оливера Твиста» был приветливой компанией; Джимсон отругал своего юного поклонника Нуси (Майк Морган) убедительно хриплым голосом: «Давай, сделай что-нибудь разумное, например, застрелишься».«Это все для смеха, конечно, за исключением тех случаев, когда« Конский рот »становится умеренно серьезным, в основном, когда Джимсон придерживается своего видения искусства.

« Полминуты откровения стоят миллион лет незнания », — он — говорит его компаньон Кокер (Кей Уолш).

«Кто живет миллион лет?» — ее резкий ответ.

«Миллион человек каждые 12 месяцев».

«Лошадиная пасть» не всегда так умен. Уолш играет ее роль слишком пронзительно, Морган — слишком лукавым, а художник, создавший картины Джимсона, Джон Брэтби, использует слишком много красного.После создания Джимсона сценарий Гиннесса мало что делает с ним. Он красит одни стены, попадает в неприятности и улетает, оставляя другие свидетельствовать о своем «гении».

Что мне больше всего нравится в этом фильме, помимо прекрасной игры Гиннесса и эпизодических сцен, в которых его персонаж хорошо показан, так это яркая картина Лондона конца 1950-х годов: двухэтажные автобусы с щитами для Гордона. Джин и чай Тай-Фу на боках. Кроме того, режиссер Рональд Ним находит интересные ракурсы для кадрирования фильма, чтобы придать экранному действию (редко изображающему себя, но часто кадрам статичных разговоров) немного живости, и часто снаружи с живыми фонами уличного пейзажа.

Это похоже на снятый однажды фильм Дэвида Лина. Ним был оператором Лина в первые годы его жизни, Гиннесс был любимым актером Лина, а Уолш была бывшей женой Лина. Даже Энн В. Коутс, впоследствии получившая «Оскар» редактор «Лоуренса Аравийского», также отрезала это.

Она заслужила Оскара; не так, как Guinness его номинация здесь. Как комедия «Лошадиный рот» — это что-то вроде промаха. Сцена, в которой Джимсон разрушает квартиру в пентхаусе богатой пары, до боли несмешна, особенно когда друг Джимсона (Майкл Гоф), скульптор, прибывает из ниоткуда, чтобы внести свой вклад в беспорядок.Большая часть других дел в фильме, таких как борьба между Джимсоном и его бывшей женой за ее портрет, который ему нужен для рисования денег, похожи на вырезанные сцены из романа Кэри, добытые для легкого смеха, за некоторую плату за рассказ.

К концу рассказа меня не особо волновал Джимсон, но я действительно наслаждался его обществом, или, скорее, тем, что Гиннесс играл Джимсона, глядя на уборщицу и зацикленный на ее ногах: «… ноги старухи … худые , плоские, длинные … цепляющиеся за землю, как рептилии ». Как и многое другое в отношении фильма, я не понимаю, что он означает, но я ценю опыт.Это имеет значение для искусства.

Праймер для молекулярных выражений для микроскопии: специализированные методы микроскопии — Галерея цифровых изображений флуоресценции


Галерея цифровых изображений флуоресценции
House Fly Mouth

Часто клевещущая обыкновенная комнатная муха, Musca domestica , считается источником неприятностей, а также переносчиком многих болезней, поражающих как людей, так и животных. Это в значительной степени связано с пищевыми привычками этого вида, который потребляет и заражает практически все и вся, прикасаясь ногами к каждому потенциальному продукту питания, чтобы проверить, приятен ли он на вкус.Фрукты, сточные воды, конфеты или гниющий мусор; все они одинаково вкусны для домашней мухи. Конечно, в процессе дегустации муха также контактирует с множеством бактерий и вирусов.

Некоторые мухи могут кусать, а домашние — нет. Его ротовой аппарат состоит из мягких губчатых структур, называемых лабеллой и хоботком . Лабелла осторожно впитывает жидкость в свой хоботок, который затем всасывает жидкость. Если муха встречает твердую пищу, которую хочет съесть, она капает на нее слюной, превращая пищу в жидкость.

Комнатные мухи — одни из самых быстрых насекомых, их средняя скорость составляет около пяти миль в час (миль в час), а в случае угрозы — до 15 миль в час. Быстрое взмахивание крыльев (около 1000 раз в секунду) является причиной гудения, которое сопровождает близкий пролет. Чувствительные антенны мухи отвечают за обнаружение источников пищи и изменений в воздушных потоках, которые сигнализируют о приближении потенциальных хищников.

Продолжительность жизни типичной мухи составляет около 21 дня, но в прохладную погоду они могут прожить гораздо дольше, хотя их метаболизм и активное передвижение значительно снижены.Средняя муха составляет от 0,15 до 0,25 дюйма в длину, и они варьируются от серого до темно-коричневого с темными полосами на груди. Брюшко по бокам окрашено в желтый цвет, а глаза часто бывают красными или зелеными. Личинки представляют собой цилиндрические белые личинки, в среднем около 0,4 дюйма в длину и сужающиеся на концах. Куколки красновато-коричневые, они в два раза меньше личинок.

Представленный здесь образец был получен с помощью микроскопа Nikon Eclipse E600 с флюоритовыми и / или апохроматическими объективами и вертикальным осветителем, оснащенным ртутной дуговой лампой.Образцы освещались через блоки дихроматических фильтров Nikon, содержащие интерференционные фильтры и дихроичное зеркало, и отображались с помощью стандартных методов эпифлуоресценции. Специальными фильтрами для образца из рта мухи были UV-2E / C, B-2E / C и Y-2E / C. Микрофотографии были сделаны с помощью цифровой камеры Optronics MagnaFire, соединенной с микроскопом с помощью безобъективного адаптера C-mount.

НАЗАД К ФЛУОРЕСЦЕНЦИИ ГАЛЕРЕЯ ЦИФРОВЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ

Вопросы или комментарии? Отправить нам письмо.
© 1998-2021, автор — Майкл В. Дэвидсон и Государственный университет Флориды. Все права защищены. Никакие изображения, графика, сценарии или апплеты не могут быть воспроизведены или использованы каким-либо образом без разрешения правообладателей. Использование этого веб-сайта означает, что вы соглашаетесь со всеми юридическими положениями и условиями, изложенными владельцами.
Этот веб-сайт поддерживается нашей командой

по графике и веб-программированию
в сотрудничестве с оптической микроскопией в Национальной лаборатории сильного магнитного поля
.
Последнее изменение: пятница, 13 ноября 2015 г., 14:19.
Счетчик доступа с 15 сентября 2000 г .: 36110
Для получения дополнительной информации о производителях микроскопов,

используйте кнопки ниже для перехода на их веб-сайты:

Каппы

Капы, изготовленные по индивидуальному заказу, выписываются и изготавливаются стоматологом из термопластического материала на основе детального слепка, снятого с вашего рта и зубов.Они могут быть изготовлены как для занятий спортом, так и для ночного стачивания зубов и создаются по-разному в зависимости от предполагаемого использования. Американская стоматологическая ассоциация прогнозирует, что во время спортивных соревнований ежегодно теряется около 2 миллионов зубов, что делает каппы необходимыми для занятий контактными видами спорта. Они очень индивидуализированы, так как ваш стоматолог может отрегулировать толщину капы, и они разработаны, чтобы идеально ложиться в ваш рот без каких-либо изменений.

Сначала стоматолог сделает слепок с ваших зубов.Обычно это делается с помощью зубной замазки, которая образует все щели каждого зуба и создает точный слепок вашей улыбки. Затем форма отправляется в лабораторию, где создается настоящая капа. Структура сделана путем наслоения перегретого пластика в соответствии с точными спецификациями, а затем охлаждается, чтобы создать чрезвычайно прочный предмет стоматологического износа.

Капы имеют несколько преимуществ как для занятий спортом, так и для использования в ночное время:

  • Снижает риск сотрясения мозга от ударов нижней челюсти во время занятий спортом
  • Спортивные капы защищают зубы от выбивания или перелома
  • Обеспечивает удобную посадку, обеспечивая естественное дыхание и разговор.
  • Предотвращает переломы челюсти, действуя как амортизатор между верхней и нижней челюстью
  • Соответствует всем спортивным правилам средней школы и университетов

Поскольку индивидуальные капы изготовлены с такой точностью, они могут обеспечить вам оптимальную безопасность и комфорт, в отличие от старых громоздких, ограничивающих защиту от кипения и укуса.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.