Читать расплата за глупость сирена питерская – . .

Книга Нянька для Радуги , глава Пролог, страница 1 читать онлайн

Пролог

 

«Нянька для Радуги»

 

Пролог.

 

Ей снился пляж… тихий и безмятежный.

На ярком голубом небе не нашлось ни единого намёка на облака. Солнце палило так, что в самую пору начинать копать землянку, потому что обычные навесы помочь уже не в силах. Жара стояла неимоверная, но к удивлению Миры, на огромных просторах галечного берега кроме неё не было ни души.

Но стоило ей решить воспользоваться ситуацией и искупаться, как её уединение оказалось грубо нарушено появившимся в поле зрения большим серебристым джипом. Едва он остановился, все четыре дверцы одновременно распахнулись, и в  тот же миг пустынный пляж начал заполняться, выходящими их внедорожника людьми.

Парни, девушки… их было столько, что пока они покидали, по-видимому, безразмерный автомобиль, Мира даже удивляться устала. Ведь впихнуть такую толпу в одну машину было в принципе нереально.

А потом начался настоящий отрыв. Откуда-то появились огромные колонки, из которых тут же полилась громкая музыка. Рядом мгновенно вырос большой бар с самой разнообразной выпивкой,  а народ всё прибывал и прибывал…

- Девушка! – крикнул кто-то. И обернувшись на звук, Мира увидела Ленку - свою подругу по универу. И всё бы ничего, но ведь та укатила на лето в Австрию, да и голос у сокурсницы был не таким низким.

- Девушка, приехали! – продолжила вещать подружка, прокуренным басом. И даже попыталась потрясти Мирославу за плечо.

И тут она проснулась…

 

Пока отчаянно пыталась вернуть зрению нормальный фокус, сообразила, что находится вовсе не на пляже, а в самой обычной машине, причём отечественного производства. А звала её никакая не Ленка, а хмурый таксист. Он кстати и сейчас смотрел на свою пассажирку с жутким презрением и явно жалел о том, что вообще согласился везти эту особу, пусть и по тройному тарифу.

- Простите, - выдавила Мира, тряхнув головой. Затем огляделась по сторонам, заметила резной орнамент родного забора и тут же вздохнула с облегчением. Всё-таки она уже дома, а значит, можно считать, что неприятности на сегодня закончились.

Мирослава быстро достала из сумочки две тысячные купюры и вручила их немало удивлённому водителю. Тот поначалу хотел возразить, что, дескать, много… Но потом снова оценил состояние опьянения своей клиентки, мельком глянул на явно дорогой особняк и решил-таки взять, что дают.

С трудом выбравшись из машины, а по сути,  банально из неё выпав, Мирослава  отчаянно старалась заставить ноги идти ровно. Но, несмотря на её усилия, злобный окружающий мир всё равно продолжал упрямо вертеться и, казалось, искренне издевался над бедной девушкой, выпившей за этот вечер немного лишнего.

Хотя… «немного» - это очень мягко сказано. И, наверно, ей всё-таки не стоило соглашаться пробовать тот коллекционный бренди, да и запивать текилу шампанским было не очень мудрым решением. И вообще, какой умный человек станет напиваться в незнакомой компании? Это ведь элементарно, опасно.

Но в тот момент Мира так не считала. Она вообще относилась к той категории людей, которые опьянев, начинают ощущать себя супергероями на задании. Таким и море по колено, и чемпион по боксу, не кажется противником, и барная стойка – отличное место для танцев, а все люди мира – любимая кровная родня.

Вспоминать все события прошедшего вечера, начавшей трезветь девушке совершенно не хотелось. Проснувшаяся совесть уже почти разбудила задремавший здравый смысл, и теперь Мирослава очень чётко начала ощущать себя не просто дурой, а её тупоголовым вариантом. Наверно, если б ни этот так удачно встретившийся таксист, то этот вечер закончился бы для неё гораздо печальнее.

Отбросив куда подальше все эти глупые воспоминания, девушка решительно вскинула голову и распахнула большую тяжёлую калитку. Ухоженная подъездная аллея родного двора встретила её приятной уютной тишиной, и Мирослава невольно улыбнулась такому покою и безмятежности. На миг ей даже показалось, что жизнь прекрасна и все её глупые проблемы позади...

В оказалось темно, и лишь в большой гостиной работал телевизор. Решив, что лучше не шуметь, девушка предусмотрительно стянула с ног обувь и едва слышно потопала к лестнице. Но подойдя ближе, заметила на диване перед работающим телевизором силуэт задремавшего родителя, что уже само по себе было очень плохим знаком. Ведь получается, что он её ждал?

А ведь она обещала прийти не позже полуночи. Значит теперь папа зол.

Даже будучи очень пьяной, Мира хорошо понимала, что отца будить нельзя ни при каких обстоятельствах. И если сейчас ей удастся проскользнуть мимо него, то утром можно будет с уверенностью и совершенно честным видом заявить, что задремавший родитель просто не заметил, как она вернулась.

Эта мысль показалась ей гениальной. Именно поэтому оставшуюся часть пути до заветной лестницы девушка решила преодолеть ползком. Так сказать, чтобы точно не заметили. Резво опустившись на четвереньки, она предусмотрительно зажала ремешок своей маленькой сумочки в зубах и… начала квест под названием «пьянь – невидимка».

Именно за этим занятием её и застал проснувшийся от грохота родитель. Причём звук был такой, что он решил, будто кто-то специально ломает стул об стену или крушит битой кухонный гарнитур.

 Странно, а Мирославе казалось, что она тиха и невидима, как профессиональный домушник на «деле». 

Та картина, которая открылась перед испуганным Василием Фёдоровичем, когда он всё-таки включил освещение, была одновременно и до ужаса смешной, и до жути печальной. Нет, ползущая по полу удивлённая девица с сумкой в зубах выглядела, конечно, забавно. Но тот факт, что эта самая девица приходилась ему единственной дочерью, желание веселиться отбивал сразу.

litnet.com

Книга Расплата, глава Расплата, страница 1 читать онлайн

Расплата

 

Автор в ни коей мере не хотел оскорбить религиозные убеждения и чувства верующих.

 

Шамиль падал в бесконечный водоворот, заполненный разноцветными красками. Пытался пошевелиться, но не мог. Тело больше не подчинялось. Лишь сознание продолжало работать, пытаясь понять куда же он попал.

Похоже, что это и есть путь к Аллаху. Он летел в его райские гущи. Совсем скоро предстанет перед богом, чтобы получить обещанную награду за труды. Вечная жизнь в раю, где среди медовых рек, яркого солнца и грудастых гурий Шамиль проведёт остаток своего пути.

Он выполнил предназначение, заповедованное Аллахом. Божья кара настигла неверных безбожников, они заплатили за грехи своего правительства. Ещё один шаг к обретению нового мира.

Шамиль взорвал себя, и вместе унёс жизни по меньшей мере дюжины людей. Надеялся, что больше, ведь в вагоне метро такая толкучка… пояс со взрывчаткой не подвёл, слава Аллаху. Семья будет гордиться им.

Неожиданно водоворот закончился. Шамиль с невольным криком опустился на ноги. О чудо! Ничего не сломал и не почувствовал.

Огляделся по сторонам. И широко улыбнулся. Он на Небесах!

Шамиль стоял на белом облаке, настолько огромном, что края не было видно. Голубое небо окружало его со всех сторон. Солнце нигде не видно, но света предостаточно.

-Добро пожаловать! - произнёс чей-то грубый голос.

Шамиль обернулся. Ещё секунду назад там никого не было, а теперь стоял длинный стол, за которым сидел светловолосый мужчина. Немолодой, с морщинами вокруг глаз, но с сердитым лицом.

-Азраил! - крикнул Шамиль и упал на колени. - Ты проведёшь меня в Рай!

-Эй, ты! - буркнул незнакомец. - Вставай быстро! Какой я тебе Азраил? По сто раз ко дню объясняй вам идиотам, что никаких ангелов Смерти нет…

Шамиль вздрогнул. Но с колен не поднялся. Мало ли, что… может Азраил решил испытать его Веру.

-Да твою ж…

Мужчина ударил по столу кулаком. Поднялся и схватил Шамиля за ворот рубашки.

-Тебе дать пендаля может? - раздражённо спросил незнакомец. - Хватит корчить из себя праведного мученика…

Шамиль от негодования изменился в лице. Это ещё, что за ангел такой? Почему он так себя ведёт с воином Аллаха?

-Сдалась мне такая работа! - Мужчина сплюнул на облако. Уселся на стул и поднял бумагу к глазам. - Шамиль Бероев. Террорист-смертник…

-Я не террорист! - закричал Шамиль. - Я выполнял божью заповедь…

-Чего ты выполнял? - усмехнулся мужчина. - Фанатики вы все такие. Слепо верите в какую-нибудь чепуху, дающую цель в никчёмной жизни. Осознание значимости в мире, того, что ваши старания будут что-то значить для будущих поколений. Только вот, всё это ложь, в которую всем хочется верить. Убивать людей за место в Раю? Какое благородство… особенно, учитывая, что нет никакого Рая. Ни Ада, ни Чистилища, ничего нет.

-Я не верю! - с дрожью произнёс Шамиль. - Ты шайтан!

-К твоему сведению, полудурок, перед тобой сэр Ричард Галлард, участник первого крестового похода! - с гордостью отвечал мужчина. - Почти тысячу лет назад я штурмовал Иерусалим, чтобы отвоевать у мусульман Гроб Господень. Я убил столько людей, что тебе и не снилось. Сотни мужчин, стариков и детей пали от моей руки. Я резал, мучил, истязал и сжигал. Насиловал их женщин раз за разом, потому что верил, что они заслуживают это. Я воевал за Веру, за своего Бога Иисуса Христа, избавляясь от опухоли в виде ислама. И чего добился? Меня заколол в спину какой-то мальчишка, который защищал от изнасилования родную мать. И вот я здесь. Первую сотню лет мне было тяжело. Ведь всё, что я делал оказалось напрасной тратой времени и человеческих жизней. Никто меня не встретил здесь, никто не поблагодарил за службу. Всё во что я верил оказалось ложью…

Шамиль сжал кулаки. Шайтан хитёр! Хочет заморочить голову, чтобы затащить в Ад!

-А теперь занимаюсь отправкой душ,- продолжал сэр Ричард. - Моя идея, кстати. Никто раньше этим не занимался. Ангелов нет, Бог, если он и существует нами не интересуется. Всё делаем сами. Человеческая душа – это сгусток энергии, способный работать вечно. Мы отправляемся во Вселенную, которую сможем избороздить вдоль и поперёк за всю оставшуюся нам вечность. Только вот лишь хорошим людям удаётся полностью насладиться путешествием. Таким убийцам как мы с тобой это не светит. Каждое мгновение новой жизни здесь мы будем предаваться мыслям о том, что натворили. Сколько жизней унесли. Сколько семей разрушили.

-Ты врёшь! - закричал Шамиль и кинулся к Ричарду. Он хотел придушить проклятого демона. - Аллах существует и он гордится мной…

Ричард горько улыбнулся. Шамиль врезался в невидимую стенку, отделявшую стол от остального облака.

-Отрицание – это первый уровень здесь,- сказал он. - Ты ещё долго будешь сопротивляться правде. Осознать, что лишил жизни людей просто из-за своей глупости! Тебе придётся провести немало лет, предаваясь мукам совести…

Шамиль впился ногтями в лицо. Но боли не ощутил. Здесь его бренная оболочка больше не существовала. Всего лишь сгусток энергии, сохранивший сознание.

-Я заведую отправкой религиозных убийц,- сказал Ричард. - Больше всего, конечно, исламистов. Непонятно почему вы съезжаете с катушек, ведь ваша религия в чём-то даже превосходит христианство. Попадаются и католики, и евреи, больше всего хлопот с сектантами. Уходят из жизни добровольно, чтобы получить взамен фигу с маслом. Смешные такие…

-Я сбегу отсюда,- буркнул Шамиль, ища глазами дыру в облаке. - Отправлюсь назад и всё исправлю…

-Ты ничего и никогда не поправишь! - махнул рукой Ричард. - Это наше главное наказание здесь, мой бедный друг. Лучше бы существовал Ад, поверь мне. Жариться в вечном огне намного лучше, чем осознание того, что твоя вера – ложь, ты убийца и никогда не сможешь ничего изменить.

litnet.com

Расплата за глупость. - VIRTUEАЛЬНЫЙ ПАРНИЧОК — LiveJournal

diak_kuraev пишет: "В годовщину 9/11 на мечеть упал башенный кран, принадлежащий компании семьи Бен Ладена. Пути Аллаха неисповедимы". В комментах к его посту lancerf добавил(а): "А за некоторое время до этого родственники Бена разбились на самолете в Великобритании и саудовская королевская семья им соболезновала".

Это только подтверждает слова поэта Юрия Вэлла: "Накапливаемое в мире зло не может быть адресным, односторонним. Оно неизбежно ударяет и по авторам. Рано или поздно. Ведь мир един".

Вот этой простой истины очень многие люди не понимают. Они действуют так, будто живут на другой планете. "Нас это не касается". Косвенно, опосредованно - касается всех. Если, к примеру, какой-нибудь металлургический комбинат извергает в небо тысячи тонн ядовитых газов, то эти газы становятся частью атмосферы и попадают в лёгкие всех людей на Земле. Точно так же и зло: оно подтачивает опоры мира, и однажды где-то опоры рушатся и приходят Гоги и Магоги.

Люди на планете Земля подобны путешественникам на корабле в просторах Тихого океана. Если кто-то будет вредить на корабле, ломать оборудование, свелить дырки в днище, это ведь в конечном итоге коснётся каждого пассажира, когда корабль начнёт тонуть. Отсидеться в удобной и уютной каюте не получится.

И, терпя кораблекрушение, люди будут задавать такой вопрос себе и другим: как так получилось, что мы сидели в своих каютах и ничего не делали, чтобы спасти корабль? Ну и дураки же мы все!

Это всё началось с Ливии. НАТОвские военные самолёты бомбили независимое государство, а европейцы запаслись попкорном и смотрели по телеку на это "увлекательное зрелище". "Дорогие россияне", кстати, ничем не отличались от европейцев: редко кто поднимал свой голос в защиту полковника Каддафи.

Тогда, перед своей смертью, Каддафи в отчаянии говорил "мировому сообществу": "  Это Закон Джунглей. Это ваш закон и ваш порядок. Четыре месяца, — четыре месяца! — вы бомбите нашу страну, и все боятся даже сказать слова осуждения. Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет, её нет, и вы торжествуете. Но Вы забыли одно: жизнь умеет разворачиваться, и многое может случиться в будущем. Ваши стрелы могут вернуться к вам!"

Ну что ж, мы являемся свидетелями исполнения пророчества полковника. Очевидно, что если бы в Ливии не пришли к власти исламисты, не было бы и ИГИЛа в Сирии и Ираке. А если б не было ИГИЛа, не было бы и орд "беженцев" в Европе (и не только в Европе: в одной только Турции их 1,6 млн.). И то ли ещё будет?! Это только "цветочки", "ягодки" - впереди.

ltraditionalist.livejournal.com

Читать онлайн "Расплата за гордость" автора Банкер Конни - RuLit

– И что ты хочешь, чтобы я сделала на этом шелковом покрывале? – обольстительно промурлыкала Фиона.

– Для начала ляг и позволь мне посмотреть на тебя.

На ощупь покрывало было именно таким, каким и было обещано. Фиона растянулась на кровати, с истомой глядя на Адриано. Она начала чувственно двигаться под его расслабленным взором. Когда ее рука проскользила по животу и коснулась кудрявых волос внизу, Адриано упал на постель, охваченный диким желанием, и схватил ее руку своей.

– Ты, маленькая киска, – прошептал он. – Даже не думай о том, чтобы дотрагиваться до себя. Это только моя прерогатива.

И он как раз начал доказывать свою точку зрения, когда внизу раздался звонок в дверь. Затем послышался голос Нины:

– Адриано, где ты?

Фиона шла наугад, пытаясь найти кухню. Нина застала их врасплох. Впрочем, Адриано нужно было только провести руками по волосам, что он и сделал, пробормотав несколько нелицеприятных замечаний в адрес своей кузины. Затем он спустился вниз, чтобы поприветствовать ее.

Фиона же стала нервно натягивать одежду, чувствуя себя девочкой-подростком, которую родители застали в постели с приятелем. Это глупо, твердила она сама себе. Они оба были взрослыми людьми. Но все равно, произошедшее заставило ее ясно увидеть реальные отношения между ними.

Сейчас она осторожно открыла дверь и увидела, что Адриано в кухне нет. Одна Нина сидела, устроившись за кухонным столом, сделанным из стекла и металла.

– Это самый странный кухонный стол, который только может быть. Ты согласна? – Темноволосая женщина улыбнулась Фионе. Та расслабилась и вошла внутрь кухни. – Я уже много лет говорю Адриано, чтобы он поменял его на что-нибудь другое. Он каждый раз соглашается, но воз и ныне там.

– Привет. – Фиона осторожно улыбнулась в ответ. – Приятно увидеть вас снова.

Она помедлила, не зная, что сказать еще. Нина была права. Кухня должна быть уютной, а хром и стекло совсем не подходили для создания уюта. Но было бы глупо продолжать дальше разговор по поводу кухонного стола.

– Где… где Адриано?

– Я его отослала.

– Вы его отослали?

– Чтобы поменять масло в машине, – объяснила Нина. – Пока я сюда ехала, на панели загорелся красный огонек. И поскольку я женщина, то понятия не имею, как менять масло.

Она пожала плечами и адресовала Фионе заговорщическую улыбку, которая предполагала, что на самом деле она очень хорошо умеет это делать.

– Помимо этого важного задания для моего кузена, я хотела поговорить с тобой, пока его угрюмая физиономия не маячит поблизости. Тебе приготовить чашечку кофе?

Нина встала и стала обращаться с кофеваркой с опытностью профессионала. Она достала чашки и сахарницу из ближайшего шкафа.

– Ты приехала сюда, чтобы поговорить со мной? – спросила Фиона, принимая ее дружеский тон. – О чем?

– Как тебе приготовить кофе?

– С молоком и без сахара. Спасибо.

Фиона села, развернув стул по направлению к Нине.

– На самом деле мне надо было повидаться с Адриано. Я позвонила в дом, но вы уже уехали. Рабочий сказал мне, что вы едете сюда. Я подумала, что смогу убить двух зайцев сразу. Обсудить рабочие вопросы с Адриано и уделить немножко внимания тебе. Ну вот, кофе готов, почти такой же вкусный, как в кофейне. Только без шоколадной крошки наверху.

Нина поставила перед Фионой кружку и села.

– Как продвигаются дела с фермой?

– А, вот что ты хотела обсудить? – Фиона издала вздох облегчения. – Адриано предложил, чтобы мы начали с чего-нибудь простого, поэтому сейчас я занимаюсь ремонтом дома.

Она скорчила легкую гримасу и улыбнулась.

– Ремонт там не делали ни разу за мою сознательную жизнь. Все обои будут заменены, также как и часть мебели. Я сохраню несколько вещей, которые принадлежали маме и папе, а остальное продам. Хотя не думаю, что смогу получить за них больше доллара. На подержанную мебель сейчас почти нет спроса.

– И что ты по этому поводу чувствуешь? Ну, знаешь, работать в доме, который раньше принадлежал тебе.

Нина отпила кофе из своей кружки, глядя на то, как Фиона не отрывает взгляда от поверхности стола.

– Я пытаюсь увидеть в этом хорошее. Все могло бы быть гораздо хуже. По крайней мере, у меня есть крыша над головой, и, когда работа в конюшне закончится, у меня уже будет достаточная сумма, чтобы купить себе квартиру.

Почему у нее было такое чувство, что этот разговор был лишь вступлением к чему-то гораздо более серьезному? Чему-то, что ей совсем не понравится.

– Как я поняла, Адриано тоже переехал в дом?

Фиона покраснела и отпила немного кофе.

– Адриано сказал, что хочет быть поблизости и помогать в случае необходимости. Он сказал, что будет трудно ездить туда-сюда и что лучшим решением будет держать связь с офисом по телефону и через курьеров.

Она была почти готова услышать недоверчивый смех Нины, но та продолжала задумчиво смотреть на нее, как будто взвешивая что-то в своем уме.

– И вы двое… стали близки друг другу?

Фиона почувствовала гнев от этого вторжения в ее личную жизнь, но гнев мгновенно улегся от мягкого взгляда другой женщины.

– Я не хочу быть слишком любопытной, – извинилась Нина. – Но Адриано объяснил, что вы были… знакомы задолго до настоящего момента.

– Я была еще подростком. Адриано иногда приезжал в конюшню.

– Мой двоюродный брат – очень страстный мужчина, Фиона… – Казалось, Нина была сама несколько шокирована своим замечанием, однако она глубоко вздохнула и продолжила: – В любых других обстоятельствах я бы не стала лезть в его личную жизнь, но ты мне нравишься, и мне совсем не нравится его тактика.

– Его тактика?

Вот оно. Хождение вокруг да около закончилось. Фиона уже знала, что скажет ей Нина дальше.

– Он спас тебя из безвыходной ситуации лишь затем, чтобы отомстить за унижение, доставленное ему несколько лет назад. – Она сделала паузу и взглянула на Фиону со всей откровенностью. – Он может быть очень настойчивым мужчиной, полным очарования. Я просто хочу оградить тебя от того, чтобы ты влюбилась в него, а он причинил тебе боль.

Это маленькое предупреждение уже опоздало, подумала Фиона. Оно бы все равно не помогло. Она никогда не прекращала любить Адриано.

– Я знаю, ты думаешь, что я лезу не в свое дело, но… – Нина поискала подходящие слова, чтобы помягче выразить то, что она думала. – Ты показалась мне нежной, эмоционально хрупкой девушкой, даже после всего того, что ты пережила…

Фиона ответила на это аккуратное замечание тем, что выпила еще кофе и уставилась тяжелым взглядом на рисунок своей чашки. Наконец она подняла на Нину глаза.

– Я могу сама позаботиться о себе.

– Даже когда дело касается Адриано? – Нина вздохнула. – Он сделал так, что ты впустила его в свою жизнь. Но он… никогда не женится на тебе.

Вот. Финальные слова зависли в воздухе между ними. Плечи у Фионы поднялись вверх.

– Я все понимаю. Я не настолько глупа, чтобы потерять голову и влюбиться в него.

– Неужели?

Голос Адриано, раздавшийся от кухонной двери, прозвучал как взрыв бомбы. Острое лицо мужчины было лишено всякого выражения, руки были засунуты в карманы. И он даже не посмотрел на Фиону, иначе его гнев бы перешел всякие границы.

Разве он ожидал от нее чего-нибудь другого? Он соблазнил женщину, которая, помимо похоти, ничего не чувствовала по отношению к нему. Все его планы мести лежали в руинах, потому что он повторил прежнюю ошибку. Он снова по уши влюбился в нее. Адриано не знал, кто злил его больше, – Фиона или он сам.

– Потому что Нина абсолютно права. – Он остановился прямо напротив Фионы и заставил себя взглянуть в ее потемневшие фиалковые глаза. – Я никогда не женюсь на тебе.

Затем он повернулся к своей двоюродной сестре с тяжелым выражением на лице.

– А ты полностью отбилась от рук, раз решила, что можешь вмешиваться в чужие дела. Действовать за моей спиной и поднимать бурю не входит в твои непосредственные обязанности.

www.rulit.me

Читать книгу Расплата Роберта Уилсона : онлайн чтение

Текущая страница: 7 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 8

11 марта 2012 года, воскресенье, 23:45

Восточный Лондон, Грейндж-роуд

– Ну и что я тебе говорил? – заявил Бритый.

На нем были темно-синие спортивные штаны и красная футболка сборной Англии, поверх которой он набросил синюю куртку с меховой подкладкой. Ноги в черных кроссовках он привычно закинул на приборную панель фургона.

– Что конкретно? В последнее время ты только и делал, что чесал языком, – отозвался Дэн, поворачивая налево. – Напомни, уж будь любезен.

– Да я о том, что это дело нам еще аукнется. – Бритый глубоко затянулся сигаретой. – И вот пожалуйста…

– Прячем концы в воду.

– Именно. А теперь пораскинь мозгами хорошенько.

– Намекаешь, что скоро и нас… упрячут?

– Молодец, соображаешь.

– Пайку еще придется поискать того, кто возьмется тебя убрать. Сам он не станет этим заниматься.

– Я лишь хочу сказать, что мы последнее связующее звено между всеми участниками дела.

– А я хочу сказать, что разделаться с нами будет непросто. Я нужен Пайку. Где еще он найдет толкового медика?

– Если Пайка опять упекут за решетку, медик не понадобится. Не стоит его недооценивать. Внутри этого жирного борова сидит мелкий злобный гаденыш, который все время рвется наружу.

– Ты что-то принял?

– Ясное дело. В этот раз у нас четкие указания.

– Что именно?

– Тебе-то какое дело?

– Просто хочу знать.

– Чуток декседрина8
  Декседрин – лекарственное вещество, по составу сходное с амфетамином. Применяется при терапии синдрома дефицита внимания и гиперактивности, при длительном применении вызывает зависимость.

[Закрыть], – отмахнулся Бритый, закуривая очередную сигарету, – чтобы лучше сосредоточиться.

– Тебя что-то беспокоит, Бритый?

– Например?

– Это задание.

– У этого урода-таксиста будет подмога. Ему не понравилось, что мы сделали с теми двумя придурками. Да мне и самому не понравилось. Так что он наверняка подумал, что следующий на очереди.

– Значит, он будет не один.

– Наверняка. Пайк тоже так считает. Скажи, а с пушкой ты управляешься так же хорошо, как с иглой?

Дэн пожал плечами.

– Ясно, – кивнул Бритый. – Значит, таксист на тебе. Подойдешь сзади, выстрелишь в затылок. В упор. Только сильно не парься этим.

– Легко сказать.

– Да уж, тяжелый случай, – буркнул Бритый.

– А ты что будешь делать?

– Разберусь с подмогой.

– Кто отдаст деньги?

– Давай сюда.

Дэн передал Бритому пластиковый пакет с деньгами.

– Пластик – это хорошо, – заметил тот. – Деньги не испачкаются, а пакет потом отмоем. Просто подойди сзади и стреляй.

– Постой, от чего мы будем отмывать пакет?

– Ты слишком много думаешь, хватит.

Они припарковались у дома на Грейндж-роуд. На подъездной дорожке стояло такси. Дэн и Бритый прошли мимо него, миновали гараж и оказались на заднем дворе. Бритый постучал в дверь черного хода. Та приоткрылась, в проеме возникло лицо таксиста. Бритый покрутил перед ним пакетом с деньгами и возвестил:

– День зарплаты!

Таксист не выглядел обрадованным.

– Почему не в масках? – спросил он.

– А зачем? С девчонкой уже разобрались, – ответил Дэн.

Таксист открыл дверь. Его взгляд остановился на татуировке Бритого.

– Ты еще не видел парня, который мне ее набивал, – заметив его интерес, усмехнулся тот. – У него паутина была на все лицо, а паук сидел на носу. Все сразу понимали, что лучше чуваку дорогу не переходить.

– Заходите, – сказал таксист. – Надо пересчитать деньги.

– Как насчет чашечки чая?

Они вошли на кухню, но садиться не стали. Таксист расположился за столом, Бритый положил перед ним пакет с деньгами. Дэн прислонился к стене позади.

– Садитесь. – Таксист показал на стулья по бокам стола.

– Я постою, – ответил Дэн. – Весь день за рулем, мышцы затекли.

– Садитесь оба, мать вашу! – Таксист ударил по столу кулаком.

Дверь справа от Дэна распахнулась. На пороге стоял молодой парень с пистолетом. Бритый мигом пригнулся, его рука метнулась под куртку. Парень выстрелил. Бритый рухнул на пол, захрипев от боли, но это не помешало ему открыть ответный огонь. Пуля попала парню в грудь, отбросив его в коридор. Он ударился о стену и сполз на пол. Тем временем Дэн выхватил свой пистолет и направил его на таксиста. Он обошел его сзади и прижал дуло к затылку. Пальцы плотно вцепились в рукоять. Таксист дрожал от страха.

– Стреляй, – прохрипел растянувшийся на полу Бритый.

Мышцы Дэна напряглись. В ушах звенело: пистолет убитого парня был без глушителя.

– Ни о чем не думай! – заорал Бритый.

Дэн выстрелил. Таксиста отшвырнуло. Дэн лишь непонимающе моргал, не в силах поверить в то, что он только что сделал.

– Я ранен, – пробормотал Бритый. – В плечо.

Стряхнув оцепенение, Дэн убрал пистолет и бросился к напарнику.

– Левое плечо, – прошипел сквозь зубы Бритый.

– Кость цела?

– Откуда мне знать, ты же медик!

В том месте, куда попала пуля, куртка Бритого превратилась в лохмотья. На ковре растеклась кровь. Дэн натянул латексные перчатки, расстегнул куртку и ощупал плоть вокруг раны.

– Похоже, кость не задета. Можешь вытащить руку из рукава?

– Издеваешься?

– Больно не будет.

– Интересно, что бы ты запел, будь у тебя дырка в плече.

Дэн освободил руку напарника и закатал футболку. При взгляде на рану он прикусил губу.

– В чем дело?

– Просто царапина, но швы наложить не помешает.

– Царапина?! – взревел Бритый. – Ты посмотри, что с курткой стало!

– Сейчас забинтую. – Дэн попытался оторвать кусок от футболки Бритого.

– Руки убери, – отпихнул его тот. – Это футболка сборной, рви свою, если надо.

Футболку Дэн не взял, но отыскал на кухне чистое полотенце.

– Кончай ныть, – попытался вразумить он напарника. – Если бы пуля раздробила кость, я бы весь вечер вытаскивал из тебя осколки, а ты ничего не смог бы делать этой рукой до конца жизни.

– Опять шутки шутишь, я погляжу.

Дэн закончил перевязку и помог напарнику встать. Он поднял пистолет и расстроенно покачал головой. Кровь Бритого впиталась в ковер и дощатый пол. Придется это так и оставить.

– Как ощущения, Алишия? – спросил голос.

– Хорошо.

– Теперь у тебя свежий взгляд на мир.

– Свежий взгляд, – машинально повторила Алишия, щурясь от резкого света.

Она осмотрелась. Комната не представляла собой ничего примечательного, однако после многих часов, проведенных в темноте, Алишии грех было жаловаться.

Белые стены, высокий потолок, три неоновые лампы, закрытые решетками. Ее кровать – старая, железная больничная койка с полыми цилиндрическими ножками и жестким неудобным подголовником – стояла в углу. Прорезиненный ортопедический матрас, на котором лежала Алишия, был заботливо накрыт белоснежной простыней. Сбоку от кровати – монолитная стена, позади – деревянная. Напротив, рядом с дверью, – широкое зеркало в полный рост, перед ним – ведро, которым девушка воспользовалась ранее. Над головой Алишия заметила вентиляционную решетку, какие обычно бывают в гостиничных номерах. Система кондиционирования работала хорошо: даже полураздетая, девушка не мерзла. Пол оказался цементным, и Алишия подумала, что комната может находиться в складском помещении.

– В нашем мире так много пищи для глаз, – сказал голос.

Алишия поняла, что упустила из виду весьма важные детали. По углам, почти под потолком располагались динамики, а посередине комнаты свешивался микрофон.

– Всех нас постоянно что-то отвлекает. Ты согласна?

– Пожалуй, – ответила Алишия.

– Сегодня ты впервые видишь истинное положение вещей.

– Правда? – Девушка картинно закатила глаза.

– Не закатывай глаза, Алишия.

Она догадалась, что где-то должна быть и камера.

– Ты преодолела тягу к отрицанию.

– Я не лгунья.

– Возможно, но ты все равно искажаешь правду в корыстных целях. Распространенное психологическое явление.

– Неужели?

– Не знаю зачем, но ты хотела, чтобы у меня сложилось о тебе хорошее мнение. Ты пыталась убедить меня, что твой переезд в Долстон стал следствием отказа от привилегий, которыми ты обладала. Но на самом деле ты лишь хотела сбежать от всевидящего ока матери.

– И что в этом плохого?

– Зачем тебе от нее скрываться?

– Она зациклилась на мне. Мечтает, чтобы я прожила такую жизнь, как хотелось ей, встречалась с мужчинами, с которыми она хотела бы встречаться… Так мне кажется. Это ужасно. Поэтому я понемногу отдаляюсь от нее и пытаюсь жить собственной жизнью.

– Вот как?

Она передернула плечами. Голос раздражал ее.

– Может, сравним периоды «до» и «после»? – предложил он.

– До и после чего?

– Начнем с текущего момента. Что ты нашла в Дуэйне и Кертисе? Прежде ты не встречалась с черными, а тут сразу двое.

– Я не спала с ними. Они просто друзья.

– Кертис безработный, а Дуэйн – водопроводчик.

– И что?

– Не самая подходящая компания для бакалавра гуманитарных наук, магистра делового администрирования Алишии д’Круш.

– Не пойму, к чему вы клоните. Может, нам стоит сначала поговорить о ваших предрассудках?

– Моих?

– Ну, у меня-то их нет.

– Нельзя быть такой строптивой, Алишия. Хорошо, попробуем начать с «до» и потом перейдем к «после». Расскажи о Джулиане.

– Джулиане?

– У тебя ведь был парень по имени Джулиан Мэйтленд-Смит? Вы вместе учились в бизнес-школе Саида в Оксфорде, а затем в Крайстчерче, где он писал диссертацию по истории. Немного старше тебя. Ему было двадцать девять, тебе двадцать три. Знаешь, где он сейчас?

– Понятия не имею. Мы расстались, когда я уехала в Мумбаи.

– Он в тюрьме.

– Что он натворил?

– Пока вы встречались, он приобрел некоторые… привычки и не смог от них отказаться. Влез в долги. Однажды друг пригласил его пожить немного в родовом поместье под Грейт-Миссенденом. Джулиан решил позаимствовать рюмку Фаберже из их коллекции на случай визита судебного пристава. Он думал, что один в доме, и напрочь забыл про гувернантку. Та поймала его с поличным, он избил ее до полусмерти и сбежал. В газетах об этом много писали.

– Я не читала.

– Повезло тебе. Его сочли виновным в покушении на убийство.

– Зачем мы это обсуждаем? – Алишию внезапно охватил озноб. – Можно мне одеяло?

– В Оксфорде произошел еще один инцидент, из-за которого ты и уехала в Мумбаи.

– Какой инцидент?

– Занятно. Сначала отрицание, а теперь налицо классический пример tabula rasa.

– Что это значит?

– Ты не изучала латынь? Куда мир катится, – разочарованно протянул голос. – «Чистая доска». Это означает, что человек решил стереть из памяти неприятные воспоминания. Обычное дело для политиков, историков, бизнесменов и невротиков. Избавился от воспоминаний – и жить стало легче.

– Так освежите мою память. – Алишия уверилась в том, что за ней наблюдают через зеркало. – После всего случившегося я плохо соображаю.

– Помнишь вашего однокурсника Абиолу Адешину?

– Да, парень из Нигерии. – У Алишии внезапно сдавило горло.

– Он тебе нравился?

– Нормальный парень, ничего более.

– А он-то был по уши в тебя влюблен. Хотя кто не был?

– У него не было шансов. – Алишия удивилась, как резко прозвучал ее ответ.

– Да, пожалуй, – согласился голос. – Однако он не был высокомерным, предвзятым, жестоким и глупым.

– Это верно.

– Некоторые из твоих друзей сказали бы, что это нетипично для нигерийца. Поэтому ты обратила на него внимание? Нашла его слабое место? Такое впечатление, что в бизнес-школе Саида одним из основных предметов был закон джунглей.

– Не я обратила на него внимание, а наоборот.

– О, так ты у нас жертва!

– Я устала.

– Расскажи, что случилось с бедным Абиолой, и можешь спать.

– Он с ума по мне сходил. Я ничего не могла с этим поделать.

– Но ты все же нашла способ от него избавиться. Правда, немного перестаралась. Ты наверняка не ожидала, что Абиола окажется настолько ранимым… Хотя то, что вы с Джулианом сделали, наверняка стало бы ударом для большинства юных ребят.

– Психолог сказал, что я тут ни при чем. Если люди решаются на такое, их уже не остановить. Это их проблема и их решение.

– Ладно, ладно, Алишия, успокойся. Не злись. Просто расскажи, что произошло. Может, тебе станет легче, если поведаешь мне свою версию.

– Я не хочу об этом говорить.

– Тогда снова надевай маску, – начал шантажировать девушку голос. – Я уже понял, как сильно ты ненавидишь темноту. Нервничаешь? Я помогу. Давай начнем с того, что Абиола полюбил тебя. Как ты отреагировала?

– Никак.

– Лжешь.

– Откуда вы знаете?! – закричала Алишия. – Откуда, мать вашу?!

– Назовем это журналистским расследованием.

Алишия откинулась на кровать, уставившись в потолок. Губы задрожали, из глаз хлынули слезы, и девушка зарыдала так, что ее затрясло.

– Почему ты плачешь?

– Я не хотела, чтобы так случилось. – Она размазывала по лицу слезы и сопли.

– Но ты ведь хотела, чтобы случилось что-нибудь. Ты действовала намеренно. Хотела унизить его. Думаю, идея принадлежала Джулиану. Он должен был знать, как работает юношеская психика. А может, и нет.

Алишия перевернулась на живот, ее плечи дрожали.

– Тебе не спрятаться, – с издевкой произнес голос.

– Я просто сказала Джулиану, что Абиола чересчур мне докучает.

– Скажи это в зеркало. Себе в лицо.

Она снова перевернулась на спину.

– Джулиан сказал, что может это уладить. Мне просто нужно было сделать вид, что Абиола мне нравится.

– Думаю, особых усилий не потребовалось.

– Да, ему хватило малейшего намека, – пробормотала Алишия.

Вновь нахлынувшее чувство вины заставило ее сжаться в комок.

– Он тебе поверил?

– Конечно.

– Думаю, стоит уточнить, как далеко ты зашла. Он собирался представить тебя…

– Родителям.

– И что бы ты им сказала?

– Что мы помолвлены.

– Ничего себе. Как прошла встреча?

– Никак. Встреча не состоялась. Они хотели встретиться позднее, но я не смогла прийти. Отец отправился вместо меня.

– Расскажи, как вы все провернули.

– Джулиан пригласил Абиолу в гости на чай. Ему нравились традиционные английские штучки.

– А что произошло, когда тот пришел? Уж явно не второй завтрак. Что увидел Абиола?

– Он увидел, как мы с Джулианом занимаемся сексом.

– Чья это была затея?

– Джулиана.

– О да, это в его стиле. А ты чем думала, когда соглашалась?

– Я… не знаю. Просто сделала, что велено.

– Выполняла указания, понятно. Стандартная песня в Международном уголовном суде. Ты хоть раз задумывалась, почему позволила собой манипулировать?

Алишия промолчала.

– Хорошо. Вернемся к этому вопросу позже. А теперь скажи, как отреагировал Абиола, когда увидел, что ты трахаешься с Джулианом.

– Убежал.

– Куда?

– Домой.

– А дальше?

– Он повесился.

Исабель Маркс легла спать. Когда она высвободилась из объятий Боксера, тот сказал, что ей нужно отдохнуть, потому что впереди тяжелые дни. Боксер остался на кухне и попробовал еще раз дозвониться до Эми. Безуспешно. Целый час он просидел, прихлебывая теплый виски и размышляя о том, как создал себе такую репутацию. Почему он убивает похитителей? За двенадцать лет в «GRM» у него и мысли такой не возникало. Боксер вспомнил об отце. Потеря его всегда ощущалась болезненно, но сейчас – особенно остро. С чем это связано? Через несколько месяцев ему стукнет сорок, за все эти годы он множество раз прокручивал ситуацию в голове, но так и не нашел логичного ответа. Надо двигаться дальше. По крайней мере, у него хватило ума объяснить д’Крушу, что в тех трех случаях, когда он оказал заказчикам «особые услуги», он знал, с кем связывается. Идти в одиночку против мафии или террористов – безумие, поэтому Боксер пообещал дать согласие, только когда преступники будут вычислены и опознаны.

Прошло совсем немного времени с того момента, как они обменялись рукопожатиями в номере «Рица», а он уже стал свидетелем покушения и выслушал очень личные подробности семейной истории Фрэнка. Д’Круш был из тех, кто волновался только за себя и ближайших родственников. Беспокоил Боксера и так называемый Джордан, особенно то, что тот сказал Исабель. Похитители так себя не ведут. Тут наверняка работала целая сеть информаторов различного сорта, и деньги их, похоже, действительно не интересовали. Доказательств у Боксера не было, но, учитывая характер Фрэнка и поведение Джордана, наиболее реальным мотивом похищения была месть.

Чарльз собрался лечь спать и по пути к своей комнате подошел к двери в спальню Исабель. Изнутри не доносилось ни звука. Боксер надеялся, что она сможет выспаться. Он поднялся наверх, принял душ и по давней привычке лег спать абсолютно голым. Выключил свет, закрыл глаза и тут же понял, как далеко он от центра города. Вокруг не было слышно привычных сирен автомобилей полиции и «скорой помощи». Городской шум был еле различим за построенными на совесть стенами. Почему Исабель поселилась здесь? Зачем ей было покидать оживленную Эдвардс-сквер и переезжать в этот насквозь фальшивый, безжизненно-стерильный район? С этими мыслями он уже готов был отключиться, но дверной замок внезапно щелкнул. Боксер широко раскрыл глаза. Сна как не бывало.

В комнату вошла Исабель в атласной ночной рубашке до пола. Она подошла к кровати и склонилась над Боксером. На мгновение ему показалось, что под воздействием стресса она начала ходить во сне, но Исабель смотрела ему прямо в глаза. Ничего не сказав, она скинула ночную рубашку. Упругая, высокая грудь чуть дрогнула, когда она опустила руки. Исабель скользнула под одеяло и чуть смущенно коснулась холодными ладонями живота Боксера. Ее грудь легла на его, лобковые волосы щекотали бедро.

– Не могу уснуть, – прошептала она. – И не хочу оставаться одна.

Боксер предвидел множество возможных проблем, но такого он не ожидал. Он постарался думать как профессионал, как ответственный, не поддающийся эмоциональным порывам человек, но тщетно. Тело само отозвалось на прикосновения, он ощутил такой необъяснимый прилив нежности к этой женщине, какого не чувствовал ни к одной за последние семнадцать лет.

Он обнял ее за плечи, и Исабель, будто по сигналу, провела руками по его груди, животу, погладила его бедра, ласково обхватила пенис. Боксер почувствовал, как кровь закипает. Исабель поцеловала его грудь, движения ее руки стали более медленными и ритмичными. В момент экстаза она посмотрела на Боксера с такой заботой, что он тут же понял, что любит ее. Именно эта способность бескорыстно заботиться о других делала Исабель особенной. В этом была ее главная сила, но и главная слабость, и Чарльз дал себе слово защищать эту женщину во что бы то ни стало.

Боксер не был с женщиной несколько месяцев, и ему стоило большого труда проявить терпение, не накинуться на Исабель со страстью самца, долгое время соблюдавшего воздержание. Он был нежным, как никогда, словно не было в его жизни разочарований, предательства, и чувствовал, будто раны в его душе не просто затянулись, а исчезли, словно их и не было.

Одним разом они не ограничились и продолжали еще и еще словно зачарованные. Боксер восхищенно смотрел, как Исабель выгибала спину и опускалась на него, дрожа в экстазе, и наконец со стоном распласталась на его груди.

После они еще какое-то время лежали, глядя в потолок.

– Может, расскажешь, как вы на самом деле познакомились с Мерси? – перешла на «ты» Исабель. – Ты ведь что-то утаиваешь, верно?

– Долгая история, – попытался увильнуть от ответа Боксер. – Пора спать.

– Расскажи вкратце.

– Мы познакомились в Гане.

– Что ты там делал?

– Сбежал из дома. Мне было восемнадцать, хотел отыскать отца, который пропал за двенадцать лет до того. Его подозревали в убийстве делового партнера моей матери, и он пустился в бега. Я решил, что он может находиться в Западной Африке – многие отправлялись туда, чтобы спрятаться от остального мира. Отца я не нашел, зато встретил Мерси. Ее отец был старшим полицейским инспектором и настоящим домашним тираном. С ним меня познакомил приятель из Аккры, у которого я остановился на время поисков. У Мерси было четверо братьев и сестер, и со всеми ними отец обходился как со слугами. Бил, не позволял разговаривать без разрешения, запрещал даже смотреть на своих гостей. Мне было так жаль эту семью, что я помог Мерси сбежать. Привез ее с собой в Англию. Сам пошел в армию, а она поступила в колледж. Когда началась война в Персидском заливе, мы почти перестали видеться, но наши отношения продолжались, и через два года Мерси забеременела. Но все закончилось еще до рождения Эми.

Он замолчал. Исабель поцеловала его ладонь, и они попытались заснуть.

В шесть утра они проснулись.

– Телефон звонит, – сонно произнесла Исабель.

На мгновение они напрочь забыли, в какой ситуации находятся, и желали лишь, чтобы телефон поскорее замолчал. Затем Исабель вскочила и опрометью бросилась вон из комнаты. Боксер ринулся за ней вниз по ступенькам.

– Это номер Алишии. – Исабель взглянула на экран телефона.

Она по-прежнему была голой.

– Нужно ответить, – сказал Боксер. – Притворись, будто только что проснулась и еще не отошла от снотворного. Это даст тебе время прийти в себя.

Боксер вышел из комнаты и вскоре вернулся, держа в руках ноутбук, блокнот и ручку. Он присел на кровать рядом с Исабель, чтобы слышать голос человека на другом конце линии, и жестом велел ей ответить на звонок.

– Алло? – хрипло произнесла Исабель. – Я… алло? Кто говорит?

– Исабель Маркс, это вы?

– Я.

– Это Джордан. Прошу прощения за ранний звонок, но ваша дочь неважно себя чувствует.

– Что? Что вы сказали? Что с Алишией?!

– Так и знал, что вас это разбудит. Такая уж вы женщина, миссис Маркс.

Боксер взглянул на экран ноутбука и увидел, что система слежения «Щита» определила местоположение телефона Алишии. Маячок на экране двигался по трассе М4 в сторону Рединга.

– Что случилось с Алишией?

– Вот это я и имел в виду. Не то что Шику…

– Шику? Откуда вам известно, что я его так зову?

– С Алишией у вас тоже мало общего.

– Что вы несете? Просто скажите, что с ней!

– Да ничего особенного. Немного перенапряглась.

– Я хочу с ней поговорить.

– Боюсь, это по-прежнему невозможно.

Чарльз поднял заранее приготовленную карточку с надписью: ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ЖИЗНИ.

– Тогда хотя бы докажите, что она еще…

– Придется поверить мне на слово, миссис Маркс.

– Это несправедливо! – вскипела Исабель. – Вы хотите, чтобы переговоры прошли без накладок, но при этом даже не готовы предоставить…

– Заткнитесь, миссис Маркс. Жизнь вообще несправедлива.

– И не подумаю! Вы похитили мою дочь. Если я не получу доказательств, что она жива, я закончу этот разговор.

– Не надо мне угрожать. Мало ли что может произойти…

Исабель замолкла.

– Мне ничего не стоит выместить злость на Алишии, – продолжил голос. – Отключу отопление в ее комнате. Прикую к кровати на сутки и оставлю валяться в моче и дерьме. Поколочу слегка. Без серьезных последствий, но достаточно больно.

Боксер написал что-то в блокноте. Исабель не отреагировала.

– Я знаю, что вы зовете бывшего мужа Шику, – сказал Джордан. – Вот вам и доказательство.

– Этого недостаточно. – Колени Исабель дрожали.

– Сойдет на время.

Боксер развел руками и снова показал Исабель то, что написал.

– Чего вы хотите? – спросила она. – Если не деньги, то что? Нам может понадобиться больше времени, чтобы удовлетворить ваши требования. Скажите, что вам нужно, и мы…

– Что? Обсудим их? Готов поспорить, что Фрэнк уже нашел этого… пе-ре-го-вор-щи-ка. Он наверняка сидит рядом с вами и указывает, что следует говорить. Ничего не выйдет. Мне не нужно ничего материального. Как думаете, откуда мне известно, что вы съехали с Эдвардс-сквер из-за назойливого соседа?

Исабель нахмурилась и молча покачала головой.

Боксер настрочил еще несколько слов. Она лишь мельком взглянула на них.

– Вы правильно сделали, что не приняли работу Джейсона Бигли. Писатель из него никудышный. Сценаристов отличает внимание к деталям, но полной картины они не видят. Да и Шику был прав. Алишия Бигли? Что за вздор. Она бы на него даже не взглянула. Знаете почему, миссис Маркс?

Исабель потеряла дар речи.

– Миссис Маркс?

– Я не миссис Маркс. – Ее ледяной тон заставил даже Боксера застыть.

– А кто вы?

Боксер написал: ОСТОРОЖНО.

– Раньше я была миссис д’Круш, теперь просто Исабель Маркс. Никаких «миссис».

– Понял. Буду звать вас Исабель.

– Не возражаю.

– Исабель, вы знаете, почему ваша дочь и не взглянула бы на Джейсона?

– Нет.

– Потому что у нее немного другие предпочтения.

– Что вы хотите сказать?

– Когда я сказал, что с Алишией все в порядке, я забыл уточнить, что имел в виду физическое состояние. Морально она немного истощена. Уже довольно долго ее мучит чувство вины. С момента, как она покинула Мумбаи.

Исабель клюнула на наживку.

– Что произошло в Мумбаи?

– Не удивлен, что вы не в курсе. Однако давайте по порядку. Начнем с чувства вины. Спросите об этом вашего пе-ре-го-вор-щи-ка. Та-та9
  Пока!

[Закрыть], как в Индии говорят.

Боксер вновь посмотрел на экран ноутбука. Маячок замер посреди дороги А404, между магистралями М4 и М40, в районе Мейденхеда и Марлоу. Он позвонил в штаб-квартиру «Щита».

iknigi.net

Читать онлайн "Расплата за гордость" автора Банкер Конни - RuLit

– Ты вернулся, – продолжила она монотонным голосом, – потому что хотел отмщения. А что может быть лучше, чем мое положение должника тебе. Ты хотел посмеяться последним. Но для меня было важно, что ты вернулся. Я поняла, что я любила тебя семь лет назад, люблю и сейчас. Что я никогда не переставала любить тебя.

Фиона досмотрела на него, ожидая, что Адриано рассмеется при этих словах, но он не сделал этого. Напротив, казалось, что он ошеломлен.

– Ты думаешь, что я поверю тебе? Я слышал, что ты говорила Нине совсем другое.

Он не желал сдаваться, но его сердце пело как птица. Ему хотелось подпрыгнуть и схватить ее в охапку.

– Когда?

– Вчера, конечно. Когда вы непринужденно болтали в моей кухне.

– Я разговаривала с Ниной сегодня утром и рассказала ей все. Ну, почти все.

Фиона вздохнула и провела пальцами по волосам. Она вся взмокла, как будто пробежала марафон, и руки у нее тряслись.

– Я сказала ей, что я чувствую по отношению к тебе. Я не могу изменить то, что ты чувствуешь по отношению ко мне. Но, можешь верить, можешь не верить, я… – Она смело встретила его взгляд. – Я люблю тебя, Адриано Мазетти. И я не смогу жить дальше без того, чтобы не сказать тебе об этом. Когда я говорила Нине о том, что ничего к тебе не чувствую, я лгала. Все очень просто. Это был момент, когда меня обуяла гордыня. Я подумала, что ты сможешь… простить мне эту глупость.

Фиона сделала большую паузу и затем спросила дрожащим голосом:

– Ты не собираешься ничего сказать? Даже если ты не веришь ни единому моему слову.

– Я не могу попросить тебя выйти за меня замуж… Я уже просил тебя однажды.

Опять эта его гордыня! Вся его жизнь была подчинена этому чувству. Он просто не мог попросить ее выйти за него замуж еще раз, даже если он верил каждому ее слову.

– Это все, что ты можешь сказать, Адриано? – Фиона встала. – Больше ничего? Ах ты, упрямый сукин… Хорошо, ты выиграл. Я сказала, что я чувствую, и, если тебе нечего ответить… Ты был прав, все кончено.

Адриано резко поднял голову и тоже встал. Он быстро подошел к ней.

– Я…

– Женись на мне. – Фиона посмотрела на него, и в ее глазах горел вызов. – То, что у нас было, это хорошо, это очень хорошо, а будет еще лучше. Не упусти шанс.

– Ты просишь меня жениться на тебе? – Его лицо потемнело, и он опустил голову.

– Да. Женись на мне!

– Или что?

– Или ты всю жизнь будешь жалеть, что упустил величайшую любовь.

Она мягко провела рукой по его щеке.

– Нет, – хрипло прошептал он.

Вот и все. Она сделала последнюю ставку и проиграла.

– Ну что ж… – потерянно прошептала Фиона.

– Я имею в виду, нет, я не только пожалею, что упустил самую большую любовь своей жизни сейчас… Я пожалею о чем-то гораздо большем…

Адриано приподнял ее лицо так, чтобы она посмотрела на него сквозь туман своих слез. И то, что она прочитала на его лице, его уже нескрываемая нежность и любовь, заставили ее затаить дыхание.

– Я потерял очень важную вещь в тот день, когда я ушел из твоей жизни, моя дорогая.

Адриано погрузил лицо в ее волосы и взглянул на нее только тогда, когда смог взять себя в руки.

– Я вернулся, да, по самой низкой причине. Я думал, что все в прошлом и нужно только рассчитаться по старым счетам. Боже, прости меня! Ведь на самом деле не было никаких старых счетов. Я никогда не должен был позволять своей гордыне разрушить наши отношения. Я должен был услышать все то, что ты говорила тогда. Потому что ты была права. Мы оба были молоды. Мы могли подождать, узнать друг друга получше, но я не желал ничего подобного. Когда я думаю, что моя проклятая гордость могла все разрушить и во второй раз, у меня кровь стынет в жилах.

– Ты меня любишь, – сказала Фиона с восхитительной улыбкой.

– Я тебя обожаю. Когда ты позвонила мне в офис сегодня утром и сказала, что хочешь меня видеть, я не мог дождаться конца совещания. Я так хотел снова оказаться рядом с тобой, потому что только так я чувствую себя живым.

– И ты женишься на мне?

– Ты ведь не собираешься ускользнуть в очередной раз, любимая?

И он засмеялся мягким смехом, от которого Фиона растаяла.

– Это одна из причин, из-за которых нам надо пожениться.

– Одна из причин?

– Ты не будешь против, если мы сядем? У меня просто ноги отваливаются.

Хорошо, что кухонные стулья были такие крепкие и достаточно большие, чтобы Адриано мог сесть и устроить Фиону у себя на коленях. Она положила голову ему на плечо и затихла на миг.

Она внезапно поняла, что сейчас его любви придется пережить серьезное испытание. Свадьба, страсть и медовый месяц… Это совсем не то же самое, что свадьба, постоянная тошнота и кормление в середине ночи.

– Знаешь что? – пробормотал он в ее ухо. – Может быть, нам стоит пойти наверх и прилечь на постель. Это более подходит для того, что у меня сейчас на уме после того, как моя маленькая и прекрасная ведьма решила выйти за меня замуж.

– Я согласна, но прежде я хотела бы сказать тебе еще одну вещь. – Она села и посмотрела ему прямо в глаза. И увидела там черноглазого, кудрявого ребенка с очаровательной улыбкой. – Если мы решили пожениться, лучше сделать это как можно быстрее.

Адриано потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, что это значит. Она видела, как его глаза расширяются и широкая улыбка появляется на его лице.

– Ты беременна?

– Я была у врача сегодня утром. Это… это случилось, когда мы занимались любовью в первый раз и не предохранялись. Если ты не захочешь жениться на мне теперь, когда ты все узнал, я пойму. Это очень большая ответственность, и все свалилось тебе на голову, как большая бомба.

– Не захочу жениться на тебе?

Адриано положил руку на ее живот, который пока оставался плоским.

– Нет никакой речи о том, чтобы не жениться на тебе именно сейчас, когда у нас будет ребенок, наш ребенок.

И он мягко погладил ее живот круговыми движениями. Его ласка ускорила ее дыхание, что не ускользнуло от внимания Адриано.

– Может быть, нам все-таки стоит пойти наверх, – промурлыкала она и увидела полное согласие на его лице.

– Да? А что ты собираешься там делать, когда мы туда придем?

– Ты прекрасно знаешь, о чем я думаю.

Фиона повела его наверх, держа за руку, и остановилась только для того, чтобы посмотреть на Адриано на пороге спальни.

– У меня испортится фигура, – предупредила она его.

И Адриано кивнул.

– Тогда, наверное, мне надо хорошенько исследовать твою фигуру сейчас. Перед тем, как ребенок начнет увеличивать твой живот и сделает твои груди тяжелыми и наполненными молоком. Хотя мысль о твоей беременности начинает казаться мне очень возбуждающей.

И он провел ее в спальню, где и показал, насколько возбуждающей он ее находит. Но ничто не приносило им обоим такой радости, как мысль о том, что мечта о счастье наконец стала реальностью. И что отныне и всегда они будут идти по дороге жизни вместе. Вечно…

За дверью послышался громкий шум, а затем что-то врезалось в стену. Фиона подняла голову и прислушалась.

– Масина набилает сколость и отлывается от плеследователей. У-у-у.

– От прреследователей, Тито! От прреследователей.

– Я так и говолю, от плеследователей. Ула, победа. Папа, я победил.

– Ты молодец, сынок. Но давай ты не будешь мешать маме заниматься.

На губах у Фионы появилась мягкая улыбка. Дверь приоткрылась, и в проеме показались две кудрявые головы, одна под другой.

– Мама, я тебе месаю?

– Нет, дорогой, конечно же нет.

– Иди, играй. – Адриано слегка подтолкнул сына в коридор.

Оттуда вскоре донеслись гудящие звуки, и непревзойденный гонщик Формулы-1 продолжил свое победное шествие.

Адриано подошел к жене и обнял ее. Фиона поцеловала его в шею.

– Как дела на ветеринарном фронте? – спросил он.

– На следующей неделе экзамены.

– Не страшно?

– С вами мне ничего не страшно.

Чего может бояться тот, кто умеет летать наяву?

www.rulit.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о