Чилингарова ксения личная жизнь: Ксения Чилингарова: фото, биография, фильмография, новости

Содержание

Ксения Чилингарова: фото, биография, фильмография, новости

Журналист, главный редактор журнала «Pride. Из жизни светских львов», частый гость светских мероприятий.

Ксения Чилингарова родилась летом 1982 года в Москве. Ее отец – Артур Чилингаров, герой России, известный полярник и любитель экспедиций в Арктику. Она окончила Московский государственный институт международных отношений МИД РФ, факультет международной журналистики.

Творческий путь

Ксения Чилингарова представила свой дебютный сборник стихов под названием «Отражение» в 2007 году. Она пробует себя в самых разных видах деятельности: ведет рубрику в изданиях «Собака» и Elle, занимает пост главного редактора журнала «Pride. Из жизни светских львов», являлась pr-директором коллекции Lublu  Киры Пластининой и директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Ксения Чилингарова – частый гость светских мероприятий, поэтому она старается следить за модными веяниями, при этом оставаясь верна собственному стилю – сдержанной сексуальности.

— У меня был забавный случай, связанный со взаимоотношениями модной одежды и искусства. Однажды я пришла на вернисаж в кожаной юбке в складку от Юлии Калманович, свитере грубой вязки и с поясом. Когда я попросила в гардеробе верхнюю одежду, женщина, явно связанная с миром искусства, мне говорит: «Что вы на себя надеваете? Вы что, не видите текстуры?  Не понимаете, что вам это режет фигуру? Вы что, не художник? Кошмар! Вы композиции не чувствуете!».

В гардеробе Ксении Чилингаровой можно найти платья всевозможных цветов и фактур, смокинг, длинные юбки и вещи из коллекций дизайнеров Юлии Калманович и Marc Jacobs. Она также предпочитает зеленый цвет и обувь «Bryan Atwood», так как это идеальная замена Louboutin.

— Если я не надела на себя что-то из украшений, я чувствую себя голой: видимо, сказываются мои армянские корни. А за последние пару лет бижутерия стала моей манией: я сама скупаю украшения в огромных количествах и люблю, когда их мне дарят. Я как Кащей: чахну над златом.

Ксения Чилингарова

в своей колонке в журнале Elle откровенно заявила, что до сих пор сомневается в своей внешней привлекательности, еще в детстве старший брат объявил, что она не соответствует ни одному канону красоты.

— Я позвонила старинному приятелю, который к тому же всегда мне симпатизировал. Легкий флирт делал нашу дружбу бесценной. Я сразу задала ему волнующий меня вопрос: «Как ты думаешь, я красивая?» Он долго что-то объяснял про вкус и восприятие, но главное выдал под занавес: «Некоторые женщины — как негатив фотографии. Их красоту можно оценить, только проявив. С каждой минутой общения с такой женщиной, как ты, начинаешь замечать обворожительную улыбку, блеск глаз, мягкость черт лица… Понятно?» Я поблагодарила его и положила трубку.

С апреля 2014 года Ксения вместе с успешной бизнес-леди  Светланой Захаровой стала вести шоу канала СТС «Снимите это немедленно!». Некоторые женщины думают, что выглядеть шикарно и элегантно могут только актеры и знаменитости. Эти заблуждения развеят в программе богини моды и красоты Ксения Чилингарова и Светлана Захарова. Им всегда удается сделать так, чтобы в душе героини вновь заиграла музыка счастья.

 

— Я смотрела «Снимите это немедленно!», когда проект только появился. Это была одна из первых передач в России в формате смены имиджа и хит, который смотрит вся страна. Поэтому, когда мне предложили поучаствовать в роли ведущей, во мне проснулся азарт: получится у меня или нет. Для меня это своего рода вызов, соревнование, — признается Ксения.

 

Личная жизнь

В 2009 году Ксения вышла замуж за известного скрипача Дмитрия Когана, ради которого она освоила основы кулинарии и посвятила себя благотворительным проектам. В 2012 году пара развелась. В 29 августа 2017 года Дмитрий скончался от онкологического заболевания.

Ксения Чилингарова | SRSLY.RU

Заядлая модница, эксперт по одежде и стильная светская персона.

Фамилия Ксении Чилингаровой в советском союзе была известна настолько, что даже пугала ее потенциальных кавалеров до икоты. Ксения родилась в семье Артура Николаевича Чилингарова, легендарного исследователя Арктики и Антарктики, а также политического деятеля, в общем, сурового закаленного мужчины. Зато мама, по словам Ксении, была всегда немного «беспомощной блондинкой», эталоном мягкой женственности. Потому Ксения Чилингарова, по общему мнению, «папина дочка», чего и не отрицает. 

С детства ей приходилось бороться с комплексами, касающимися внешности — даже собственный брат говорил ей, что она весьма далека от стандартов красоты. Особенно допекала девочку собственная чернявость – ей казалось, что она проигрывает на фоне своих бледных светленьких сверстниц. Ситуация немного поправилась только тогда, когда пришла мода на загар, и все побежали в солярий. Несмотря на это, кавалеров у Ксении хватало, только все побаивались подходить близко к двери квартиры и здороваться с папой. 

Образование Ксения получила на факультете международной журналистики в МГИМО и всегда тяготела к письму — в 2007 году даже выпустила свой сборник стихотворений «Отражение».

Одной поэзией Ксения в своих устремлениях не ограничилась: будучи натурой увлеченной, искала баланс между своими литературными амбициями и любовью к моде, благодаря чему ведет рубрику в «Собаке», работает в Elle, на протяжении двух лет занимает пост главного редактора журнала «Pride. Из жизни светских львов». Еще глубже модный мир затянул Ксению, когда она трудилась pr-директором линии одежды Lublu Киры Пластининой. 

Ксения — модная светская барышня, посещающая великое множество разнообразных мероприятий в самых разнообразных нарядах. Действительно не обладая модельными параметрами, она сумела найти свой уникальный стиль и не боится экспериментов с цветом и формой, порою сочетая, казалось бы, несочетаемое, и увлекаясь оверсайзом. Любимый дизайнер Чилингаровой — Марк Джейкобс, а любимые места для шопинга — Нью-Йорк и Париж. Ксения уже давно признается в собственном шопоголизме, который порою принимает самые немыслимые масштабы. 

instagram.com/p/B8n6WXhIw-4/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" data-instgrm-version="12"/>

Так или иначе, хождение вокруг да около модной индустрии не могло продолжаться долго, учитывая деятельный характер Ксении. Съездив однажды на Северный полюс, она получила незабываемые впечатления и задумалась о том, как воплотить традиции создания теплой одежды для полярников и совместить их с модой. Наконец она разработала идею собственного бизнеса — вместе с партнером в 2013 году запустила марку зимней одежды Arctic Explorer.

В 2014 году сбылась мечта Чилингаровой о работе на экране — телеканал СТС пригласил ее на кастинг ведущей шоу «Снимите это немедленно», где соведущей стала предпринимательница Светлана Захарова. Общественность немедленно заподозрила Ксению в использовании своего влиятельного отца для получения должности. Подобные подозрения преследовали ее со времен учебы в институте, и никаких оснований под ними нет. Отец вовсе не помогал дочери «попасть в телевизор», и кастинг она проходила на общих основаниях.

Как и всякая светская девушка, Ксения занимается благотворительностью и какое-то время даже была директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Сейчас Ксения считает себя вполне счастливой — имеет бизнес, ведет колонку в «Buro 247», находится в стабильных отношениях и недавно переселилась в новую квартиру.


Личная жизнь

Надежным партнером в жизни и бизнесе для Ксении является ее бойфренд — банкир Анатолий Цоир. Первый и единственный брак телеведущей с ныне покойным музыкантом Дмитрием Коганом не принес ей много счастья и продлился всего три года — Чилингаровой не удалось вжиться в роль терпеливой жены гения, собственной творческой энергии хватало, и супругов мучили ссоры и противоречия. Душевные раны после развода она залечивала все тем же компульсивным шопингом.  

Ксения Чилингарова: «Имя отца вызывало у моих поклонников панический ужас» - Звезды

Имя ее отца — Артура Чилингарова — на слуху. Мало того что доктор географических наук, исследователь Арктики и Антарктики, государственный и политический деятель, так еще и фигура колоритная, в друзьях у которого значатся именитые люди искусства. И, как говорится, яблоко от яблони недалеко падает. Ксения Чилингарова успевает писать ироничные колонки в журналы, блистать на телеэкране, заниматься бизнесом, а на досуге изучать искусствоведение.

Ксения рассказывает, что девчонкой вместе с подружками отправилась к гадалке, и если другим прорицательница обещала солидных мужей и детишек, то ее убеждала в скором открытии третьего глаза. Возможно, кстати, не ошибалась, потому как интуиции Чилингаровой не занимать. Не раз она ее выручала, направляла, показывая свое дело, своего мужчину… Одним словом, вектор нашей беседы определился как-то сам собой.

Ксения, по натуре вы папина дочка, верно?
Ксения Чилингарова:
«Да, по характеру точно. И по внешности. Хотя последнее спорно. Конечно, я черненькая, смуглая, словно бы вечно загорелая, но если меня отмыть, как шутили мои одноклассники, то я копия моей мамы — блондинки с голубыми глазами. У нас даже интонация голоса совпадает».

Наверняка вы были непоседливым, неусидчивым, любопытным ребенком…
Ксения:
«Именно, но я все-таки девочка и вела себя прилично. Зато мой старший брат не отличался примерным поведением, и все родительские силы были направлены на его усмирение. Ему специально вызывали педагога по математике на дом, и они корпели над учебниками, а мама стояла рядом с прыгалками вместо ремня — для пущего устрашения… У меня до сих пор перед глазами эта картина. (Улыбается.) При том, что у нас вся семья, по сути, гуманитарии. Папа — организатор экспедиций в Арктику, дедушка по маминой линии — профессор русского языка и литературы, бабушка — директор школы, дядя — доктор социологических наук. Мама закончила в родном Тамбове лингвистический вуз, по специальности она учитель английского языка. Но никогда по профессии не работала, трудилась в международной организации труда, заведовала библиотекой иностранной книги. Я помню, как меня маленькую она брала с собой на эти многочисленные книжные выставки, ярмарки. Соответственно, сегодня я тоже неплохо говорю по-английски и по-французски. Правда, от немецкого языка (который также знает мама) я отказалась — недостаточно романтичным он для меня выглядел».

Ваш брат яркая личность. Одно то, как он повышал вашу самооценку, заявляя, что вы не подходите ни под один стандарт красоты, чего стоит…
Ксения:
«Да, но мне это не мешало оставаться весьма кокетливой. (Улыбается.) Что-то я, наверное, взяла от той, в честь которой получила имя. Это папина тетка, которую я величала бабушкой, царство ей небесное. На войне, а потом и дома ее звали Киса. Она была настоящей фронтовичкой, с кучей медалей, заводная… Помню, как мы с ней ходили сдавать пустые бутылки, а на обратном пути, когда ждали автобуса на остановке, она легко мне могла сказать: „Ну что, Ксюш, станцуешь?!“ И я танцевала без всяких комплексов. Всегда любила внимание. Брат мой, кстати, совершенно другой — интроверт. В детском саду ждал маму, тихо сидя в углу на стульчике, а невкусные котлеты, которые давали там на обед, надежно прятал, чтобы его не заставляли их есть».

Чем Николай ныне занимается?
Ксения:
«В банке работает. Бизнесмен. Но погружен он в историю искусства. Коля обладает феноменальной памятью, практически про любое живописное полотно он может сказать, к какой школе оно принадлежит, кем написано. История также является его хобби, он знает ее досконально. Возможно, если бы волна 90-х годов не унесла его в предпринимательство, он был бы сейчас ученым».

Насколько велико было влияние отца на вас?
Ксения:
«Оно было огромным. Я его боялась, как и все, но папа редко появлялся дома. Приезжал всегда с подарками — шкурами зверей, чучелами пингвинов… И вот отец, конечно, отличался строгостью. Причем его кавказская кровь почему-то именно на мне срабатывала. Он мог повысить на меня голос, отругать за непослушание. Мне запрещалось все, в том числе гулянки с подружками. Один раз меня не отпустили на день рождения к однокласснику. Я рыдала, поскольку там собирался весь класс. Понятно, что и ко мне в гости никто не приходил».

В институтские годы папа смягчился, стал лоялен к вашим кавалерам?
Ксения:
«Нет, ни один кавалер так и не переступил порог нашей квартиры. Все они прятались от папы как могли. Однажды один молодой человек приехал за мной, чтобы забрать в театр, но, когда узнал, что отец дома, не решился подняться — припарковался у помоечки и ждал, пока я выйду. (Улыбается.) Почти со всеми история повторялась. Правда, те, кто не боялся знакомиться, хотя бы просто поздороваться с папой, вызывали у меня огромное уважение. Но это были единицы. Я не понимала, почему имя Артура Чилингарова вызывает у ребят, моих ровесников, такой панический ужас. Наверное, да простят меня мои знакомые, это связано с авторитетом грозного альфа-самца, которого менее мощные особи опасаются. Все как в дикой природе. Пожалуй, единственный, кто не испугался моей фамилии, мой бывший муж — Дмитрий Коган. Но объясняется это лишь тем, что он был не в курсе, кто мой папа. Полярники — для него иной мир, поэтому Дмитрий — первый мужчина, которого я пригласила домой».

Сколько вам тогда было лет, и где вы познакомились?
Ксения:
«Двадцать шесть. И встретились мы в караоке. Видите, моя жизнь полна сумбура — я совсем не пою, в детстве фортепьяно бросила. А тут подруга позвала, и там был ее приятель с товарищем. Он мне сразу не понравился. А уж когда сказали, что это скрипач, я совсем приуныла — наверняка зануда. Хотя мысль, что с этим человеком у меня что-то будет, мелькнула. Дима оказался интересной личностью, человеком с широким кругозором, способным запомнить как сотни страниц нотного текста, так и другую информацию. Дима увлечен историей советского периода нашей страны, и его мама рассказывала, что ребенком он знал поименно всех членов Политбюро. Меня это так тронуло. (Улыбается.) Я представила, как он, маленький мальчик, не шел играть во двор, а сидел в комнате перед телевизором, старательно учил гаммы и попутно запоминал тех, кто появлялся на экране».

На Дмитрия вы произвели впечатление на первой же встрече?
Ксения:
«Тоже нет. На мне был модный тогда over-saze свитер, и он его не оценил, я показалась ему толстой. (Улыбается.) Скорее, вторая встреча помогла нам взглянуть друг на друга другими глазами. Мы встретились в ресторане, я была напряжена, не знала, о чем разговаривать. Приготовилась поднимать темы литературы, но Дима меня мгновенно расслабил: заказал себе немного виски и рассказал матерщинный анекдот. Диалог наладился, стал живым».

Получается, с Коганом были ваши первые серьезные отношения?
Ксения:
«Да. До этого были какие-то встречи, но я ни с кем не жила вместе. Со стороны противоположного пола я чувствовала внимание, постоянно у меня были какие-то ухажеры, но они мне не подходили по критериям, которые я сама придумала. Понимаете, в детстве мама давала мне читать очень много книг романтической направленности. Когда я приезжала в Тамбов, к родственникам, там все купались в речке, загорали, а я сидела и зачитывала до дыр „Войну и мир“ Толстого. Так что я такой тургеневской барышней росла, идеалисткой. Питалась какими-то платоническими влюбленностями, мне хотелось страдать, как это положено в романах… До самого окончания вуза была такой. И не сильно, откровенно говоря, изменилась впоследствии. Всегда ждала какого-то героя, чтобы он преодолевал жуткие препятствия на пути ко мне… Драматургии желала. Обожаю „Гордость и предубеждение“, и мне кажется, до сих пор жду своего мистера Дарси». (Улыбается.)

Отчего ваш брак с Дмитрием Коганом вы назвали инфантильным, вам ведь было не по восемнадцать лет, а уже почти тридцать?
Ксения:
«Безусловно, это звучит странно. Но тем не менее у меня не было до этого опыта совместной жизни с общим хозяйством. Мне нравилось ощущать себя в роли жены. Я мечтала о гостеприимном доме, где бы накрывался длинный стол, приглашались многочисленные гости, мы делились бы какими-то впечатлениями… В родительском доме все было именно так. Отлично помню телеведущего, путешественника Юрия Сенкевича, лучшего друга отца. Он был невероятным жизнелюбом, очень теплым человеком. Они садились, как два капитана, и делились воспоминаниями. Юрий Александрович умер, когда ехал на день рождения к папе — стало плохо с сердцем… В нашей с мужем семье не было таких традиций. Ввиду Диминого графика подобные посиделки были нереальными. Он либо на гастролях, либо часами занимался, слушал музыку, и посторонний народ в квартире был ему совсем ни к чему. Лишь меня он просил посидеть рядом в качестве музы, но я не профессионал, не могу дать дельный совет. Правда, теперь я фанат классической музыки. (Улыбается.) Кроме того, я благодарна бывшему супругу, что он выбил из меня творчество. Рядом с Димой сложно тоже оставаться творческой личностью, надо быть боевой подругой. Не кухаркой и домработницей, а человеком, который растворен в концертной деятельности мужа. Два года до свадьбы и три после я честно пыталась быть такой, но выяснила, что я совсем не „душечка“. Восхищаюсь дамами, которым удается все время быть прочной стеной для своего мужчины-творца. Видимо, я не принадлежу к их числу. Из нашей пары не получилось такого союза, как у Спиваковых, допустим. Конечно, многое зависит от мужчины. Есть те, кто позволяет своим половинам делать свою карьеру, а есть те, кто выступает против. Дима был слишком властным, и в какой-то момент я поняла, что нам дальше не по пути. Но расстались мы мирно, сегодня дружим, я хожу на его концерты».

С другими мужчинами вам тоже удалось сохранять добрые взаимоотношения?
Ксения:
«После развода у меня были романы, и действительно почти со всеми остались чуть ли не дружеские отношения. Быть может, оттого, что я к мужчинам отношусь с состраданием. Отдаю себе отчет, насколько тяжело быть в их шкуре, и сочувствую. Хотя иной раз, когда люди ведут себя уж крайне некрасиво, я не продолжаю общение. Я не из тех, кто проверяет телефоны и карманы пиджака, но не настолько толерантна, чтобы смириться с изменой. Кроме того, я не прощаю предательства своих чувств. Несколько раз сталкивалась с подобным. Например, у меня был бурный роман с одним человеком, эмоции захлестывали. Я уже была готова дальше строить наши отношения, а мужчина, который был старше аж на двадцать лет, вдруг испугался накала чувств. И вместо того, чтобы поговорить начистоту, обидно тихо слился. Вот такое недопустимо. Когда через полгода он вернулся, уже с дарами, созревший для чего-то серьезного, во мне все перегорело, и нам не о чем было беседовать».

Какие выводы вы сделали после развода и на какие грабли в будущем постараетесь не наступать?
Ксения:
«Я все свои надрывные переживания вываливала на мужа, и он делал то же самое. Теперь я полагаю, надо быть сдержаннее, не весь эмоциональный поток выкладывать. В конце концов, для этой цели существует психолог, священник или дневник. Надо крайне внимательно относиться к произнесенным в пылу ссоры словам. В какой-то момент можно легко перемахнуть точку невозврата. Обида будет не заглаживаться, а, наоборот, разрастаться и разъедать. Унижающая фраза никуда не денется, как бы вы ни старались. Мы с Димой столько раз переходили эту грань, я знаю, о чем говорю».

В одном из интервью вы сказали, что сегодня женщины вполне могут позволить себе вести в отношениях…
Ксения:
«Я имела в виду, что мы отважнее мужчин, быстрее кидаемся в омут с головой. И все мои знакомые мужчины утверждают как один, что их выбирают женщины. Мы же всегда угадываем своего мужчину, интуитивно чувствуем, что у нас именно с ним могут возникнуть совпадения. И я не осуждаю тех, кто проявляет активность в отношениях. Почему нет? Мужчине обязательно надо дать понять, что пора бы уже проявить инициативу с его стороны. (Улыбается.) Как бы то ни было, главное предназначение женщины — создать семью. Просто лично меня судьба словно бы уводила от этого в другом направлении. Возможно, наверху на меня имеются иные планы… Но я уверена: не стоит паниковать, торопиться, мы все успеем, надо лишь расслабиться и почувствовать ритм, как в танцах. Можно и в пятьдесят лет найти свое счастье».

Вы необычайно двойственны: с одной стороны, такая девочка-девочка, любящая наряды и светские тусовки, а с другой — руководитель, целенаправленно продвигающий вперед свой бизнес…
Ксения:
«Все так и есть, я же Близнецы по гороскопу. Эти две части вечно борются между собой, а я ищу баланс. Бывший муж развивал во мне мужские черты, впрочем, как и нынешний мой молодой человек. Планомерное развитие бизнеса все-таки несколько отодвигает женственность. А порой так хочется побыть слабой, беззащитной блондинкой, как моя мама, которая недавно, к счастью, уже по прибытии, заблудилась в аэропорту, и обеспокоенный папа бегал, искал ее везде». (Улыбается.)

С юных лет вы писали стихи и довольно рано выпустили свой сборник «Отражение». Замечательно, что рифмы к вам приходят и сегодня.
Ксения:
«Да, хотя мама говорила, что это девичье, пройдет. (Улыбается.) Но пока пишу в стол. Для стихосложения требуются соответствующий душевный настрой, бесконечное любовное томление, печаль, переживания за судьбу страны и, несомненно, большое количество свободного времени, поэтому у многих людей эта способность исчезает. Помимо стихов меня занимает и проза. В голове роится множество сюжетов, и я не теряю надежды когда-нибудь их оформить в книгу».

Ахматова писала: «…он говорил о лете и о том, что быть поэтом женщине — нелепость…». Как мужчины реагируют на вашу склонность к сочинительству?
Ксения:
«В юности я наивно полагала, что сильный пол растает, когда я буду читать стихи при луне, но позже поняла, как это пугает. Пару лет назад у меня был поклонник, солидный бизнесмен, который увлекался поэзией. И вот как-то туманным вечером мы бродили с ним у Новодевичьего монастыря. Все шло хорошо, пока он декламировал Бродского, но затем он перешел на стихи собственного сочинения. В таком соседстве это выглядело ужасно. Причем стихи его не были слабыми, но в тот день я отчетливо поняла, что поэта рядом с собой не потяну». (Улыбается.)

Интернет уже давно пестрит информацией о вашем романе с израильским инвестиционным банкиром Анатолием Цоиром. При каких обстоятельствах вы встретились?
Ксения:
«Случайно. Два года назад. Моя ближайшая подруга Кристина, владелица галереи, отправлялась на свидание, но, видимо, не слишком ожидаемое, потому как взяла меня для компании. А тот мужчина захватил с собой друга. Получилось такое голливудское кино, когда я нехотя поехала, а там познакомилась с Толей. Искра пробежала сразу, и я не сомневалась, что эта наша встреча не последняя. В беседе я призналась, что изучаю историю искусств, и мой преподаватель рекомендует мне сходить с кем-то в Пушкинский музей… Это было такое ретросвидание, прямо как в советские годы».

У вашего избранника обширная биография: восемнадцать лет брака, трое взрослых детей… Вас это не пугало?
Ксения:
«Во-первых, Толя уже был разведен, а во-вторых, к детям я отношусь исключительно положительно. Толя — прекрасный отец, и это только добавляет ему плюсов. Достался мне мужчина с прошлым, и что в этом такого?! У меня нет ревности к той его жизни. По сути, мы явились неким лекарством друг для друга, такой тихой гаванью после предыдущих штормов».

Анатолий помогает вам и в бизнесе?
Ксения:
«Да, он является моим партнером в компании по производству и продаже теплой зимней одежды для суровой, морозной погоды. Я уже давно хотела каким-то образом продолжить деятельность папы, а уж после своей поездки на Северный полюс это желание лишь укрепилось. Заслуга Анатолия в том, что он мне показал эту незаполненную нишу. А чуть позже я начала заниматься еще одним проектом — открыла магазин повседневной женской одежды с либеральными ценами. Кстати, мои выходы в свет поднимают продажи. (Улыбается.) Вообще здорово, когда тебя окружают личности незаурядные. Папа много лет дружит с Кобзоном, Лещенко, Михалковым, Пугачевой. А недавно благодаря ему я познакомилась с князем Монако Альбертом. Папа помогал его экспедиции на Северный полюс, ее целью было привезти кости мамонта в местный музей. После этого Альберт наградил папу орденом, позвал нас на оперу и устроил пышный прием у себя во дворце».

Вы явно в курсе модных тенденций…
Ксения:
«Я шопоголик, которого исцеляет от хандры прогулка по магазинам. Скорее всего, именно по этой причине в прошлом году в моей жизни появилась программа „Снимите это немедленно“. Это еще одна грань, которую я с азартом осваивала и надеюсь на продолжение. Тем более, когда я училась на факультете журналистики, мечтала работать в кадре. Я верю в визуализацию и имею карту желаний. Это доска, к которой я прикрепляю написанные на листочках планы».

И какие там пункты?
Ксения:
«Свадьба, дети. Загородный дом с большой собакой. Успешный бизнес с немалым оборотом. И собственные книги».

Чилингарова Ксения Артуровна - Бизнес-леди

Российский журналист. Поэт. Креативный директор и соучредитель бренда зимней одежды «Arctic Explorer». Ведущая передачи «Снимите это немедленно!». Являлась главным редактором журнала «Pride. Из жизни светских львов». Дочь Героя России, ученого-полярника Артура Чилингарова.


Ксения Чилингарова родилась 17 июня 1982 года в городе Москва. Девочка выросла в семье Героя России, известного полярника и организатора многих экспедиций в Арктику Артура Чилингарова. Она не единственный ребенок в семье. У Ксении есть старший брат Николай, который стал бизнесменом, увлекается историей искусства. Высшее образование девушка получила на факультете международной журналистики Московского государственного института международных отношений при Министерстве Иностранных Дел Российской Федерации. 

Свой творческий путь Ксения начала в 2007 году, представив свой дебютный сборник стихов под названием «Отражение». Именно этот год Чилингарова считает отправной точкой в начале своего карьерного пути. Именно тогда поняла, чем действительно хочет заниматься и кем быть.

Девушка пробовала себя в самых разных видах деятельности: вела рубрику в изданиях «Собака» и «Elle», являлась pr-директором luxury-линии женской одежды «Lublu» Киры Пластининой и директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества. Ксения вела активную жизнь, посещала мероприятия, а также поддерживала многие благотворительные проекты.

С апреля 2014 года Ксения вместе с успешной бизнес-леди Светланой Захаровой ведет шоу на телевизионно канале «СТС» «Снимите это немедленно!», в которой помогает другим женщинам изменить свою жизнь, начав с гардероба. Стоит отметить, что Чилингарова уделяет немало внимания своему внешнему виду. Ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары.

На досуге Ксения изучает искусствоведение. Помимо стихов ее занимает проза. К тому же не теряет надежды когда-нибудь оформить в книгу свое творчество. Чилингарова является частым гостем светских мероприятий, поэтому старается следить за модными веяниями, при этом оставаясь верна собственному стилю: сдержанной сексуальности. В ее гардеробе можно найти платья всевозможных цветов и фактур, смокинг, длинные юбки и вещи из коллекций дизайнеров Юлии Калманович и Marc Jacobs. Предпочитает зеленый цвет и обувь «Bryan Atwood».

Вдохновившись своим отцом-полярником, Ксения Чилингарова запустила линию одежды «Arctic Explorer». Вся одежда изготавливается строго по ГОСТу, но уникальный дизайн придает ей эксклюзивность. В производстве не используется пух животных. Технологии позволяют удерживать тепло длительное время как на севере, так и в центральной части России.

Как креативный директор и соучредитель «Arctic Explorer», Ксения Чилингарова в ноябре 2017 года организовала вечеринку этого бренда. В мероприятии приняли участие многие знаменитости, а некоторые даже примерили парки всевозможных цветов из новой коллекции.

Бренд Ксении Чилингаровой «Arctic Explorer» в декабре 2019 года представил уменьшенные версии популярных моделей взрослых пуховиков. Основой для дизайна куртки для девочек Umka послужила женская парка Arctic Explorer Umi, а прародителем модели для мальчиков Mirok стал мужской пуховик Mir-1, названный в честь советского батискафа. Обе новинки получили капюшон с меховой оторочкой, карманы и фирменную нашивку марки. Приобрести их можно онлайн.


Семья Ксении Чилингаровой

Отец - Артур Николаевич Чилингаров, известный российский исследователь Арктики и Антарктики, ученый-океанолог, политический деятель, Герой России.
Мать - Татьяна Александровна Чилингарова.

Брат - Николай Артурович Чилингаров.

Муж - Коган Дмитрий Павлович (брак с 2009 по 2012), скрипач.

Гражданский муж - Анатолий Цоир, инвестиционный банкир.

16.06.2020

Ксения Чилингарова рассекретила нового возлюбленного

Ксения Чилингарова

Фото: Инстаграм

Ведущая телепередачи «Снимите это немедленно!» Ксения Чилингарова больше не прячет свою любовь. 32-летняя Ксения несколько лет была замужем за скрипачом Дмитрием Коганом. Дочь знаменитого героя-полярника Артура Чилингарова и продолжатель известной музыкальной династии поженились в 2009 году. Но спустя три года брак был расторгнут.

Теперь же у Ксении новая любовь. Как сообщает журнал Tatler, телеведущая влюблена в израильского инвестиционного банкира Анатолия Цоира. Предприниматель был женат в течение 18 лет, в браке с супругой Натальей у него родилось трое детей. Однако, как уверяет издание, Ксения не стала причиной развода – Анатолий и Наталья расстались еще до знакомства Цоира с телеведущей. Супруги сумели сохранить добрые отношения после развода – два месяца назад финансист прилетал на выпускной старшей дочери и фотографировался со всей семьей.

Ксения же пока не злоупотребляет совместными снимками с Анатолием – в ее микроблоге он появляется только на массовых кадрах. Зато он стал соинвестором бренда Ксении Arctic Explorer, сообщает Tatler.

Кроме того, Анатолий всегда готов подставить Ксении свое крепкое плечо. В апрельскую автоаварию, о которой писали все СМИ, Чилингарова попала вместе со своим другом, о чем она сообщила «Комсомольской правде». Молодые люди сидели сзади и не были пристегнуты. «В тот день мы только вернулись из поездки, направлялись домой из аэропорта. Обсуждали планы на вечер, думали пойти в кино», - рассказала Чилингарова изданию «КП». Ксения отметила, что, даже ощутив удары, не сразу сообразила, что случилось: «Только почувствовала, как Анатолий схватил меня и прижал к себе, чтобы самортизировать удары. И вот благодаря Анатолию мои травмы были минимальными. Я получила сотрясение мозга, осколок стекла оказался в глазу. Но все это ерунда, могло быть гораздо хуже, мы родились в рубашке». 

Анатолий Цоир (справа) с семьей на выпускном старшей дочери

Фото: Инстаграм

Ксения и Анатолий в компании садятся друг напротив друга

Фото: Инстаграм

южный и северный полюса жизни

Чилингарова Ксения родилась в 1982 году в Москве. По словам девушки, она выросла в семье настоящего героя, ведь ее отец - знаменитый путешественник Артур Чилингаров, герой России, известный полярник и организатор многих экспедиций в Арктику.

Про детство и юность

Чилингарова Ксения говорит об отце, что он настоящий волшебник. Маленькая девочка не совсем понимала, чем же занимается ее папа, но она точно знала, что его дело очень важное и опасное, поэтому с огромным уважением относилась к такой работе.

За столом всегда собиралась большая семья Чилингаровых, и глава семьи рассказывал истории, которые казались Ксении невероятными. В какой-то момент Ксюша даже решила, что ее папа – Дед Мороз, потому что он живет на севере, и это его работа. Была ли она папиной дочкой? Сказать сложно, ведь девочка уважала и даже побаивалась отца, но редкие встречи всегда оставляли самые яркие впечатления. Девочка росла копией отца. При ее появлении на свет матери, голубоглазой блондинке, не хотели показывать ребенка – смуглого и черноволосого. Нянечка в роддоме смущенно сказала: «У вас очень черненькая девочка». Чилингарова засмеялась: «Наша!» А с возрастом Ксюша поняла, что и характер у нее, как у папы.

Ксения Чилингарова окончила Московский государственный институт международных отношений, факультет международной журналистики. Девушка была полна амбиций, и это помогало ей идти к своим целям.

О первой любви

По словам Ксении, она росла домашним и спокойным ребенком, ее никуда не пускали, поэтому знакомство с Дмитрием Коганом, который впоследствии стал ее первым мужем, произвело на нее сильное впечатление. Казалось бы, тандем Дмитрий Коган – Ксения Чилингарова должен был быть крепким. Двое молодых людей в возрасте тридцати лет – уже сформировавшиеся личности, и они должны были осознанно подойти к вопросу о браке, но из-за позднего взросления Ксении все вышло иначе.

Дмитрий – выдающийся скрипач, возможно, поэтому Ксения так увлеклась им. Это были первые настоящие отношения Чилингаровой, ребята были молоды и влюблены, но произошло так, что девушка повзрослела, а ее избранник отказывался делать то же самое. Дмитрий желал, чтобы Ксения посвятила ему всю жизнь, была всегда рядом, ограничивал ее свободу и не желал слышать о ее карьере. Спустя три года брака их пути разошлись, но бывшие возлюбленные остались хорошими друзьями. Ксения посещает концерты бывшего мужа и всегда рада встрече с ним.

Отражение

В 2007 году вышел первый сборник стихов Ксении Чилингаровой, который получил название «Отражение». Издание имело популярность, ведь в нем Чилингарова Ксения говорила о своих переживаниях и чувствах. Именно этот год девушка считает отправной точкой в начале своего карьерного пути. Тогда она и поняла, чем действительно хочет заниматься, кем быть.

О настоящем и будущем

Сегодня Чилингарова Ксения работает главным редактором журнала «Pride. Из жизни светских львов», она ведет активную жизнь, посещает различные мероприятия, встречается с интересными людьми, пишет статьи для модного журнала L’Officiel, у нее собственная колонка в журнале «Собака». Является PR-директором luxury-линии женской одежды Lublu Киры Пластининой и директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Некоторое время Ксения была ведущей телепередачи «Снимите это немедленно!», в которой она помогала другим женщинам изменить свою жизнь, начав с гардероба. Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, уделяет немало внимания своему внешнему виду, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка. Девушка понимает: рассказывая людям о том, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

Тем временем светская тусовка обсуждает роман Чилингаровой с банкиром Анатолием Цоиром. Пара познакомилась случайно. На тот момент Анатолий расстался со своей бывшей супругой, прожив с ней 18 лет и воспитав двоих детей. Ксению это не испугало, и детей, как выяснилось, она любит. Анатолий на данный момент является еще и деловым партнером Ксении. Она всегда считала, что люди должны находиться в гармонии, и искала в мужчине в первую очередь понимание. Разница в возрасте, национальность не играют никакой роли для девушки, она всегда отличалась от сверстников нестандартным подходом ко всему. Она и сама мечтает о семье и детях, о загородном доме с собаками, бизнесе и собственных книгах.

Модельер

Вдохновившись своим отцом-полярником, Ксения Чилингарова, биография которой связана со сферой фэшн, запустила линию одежды Arctic Explorer. Однажды она побывала на южном полюсе, где когда-то работал ее отец – Артур Чилингаров. Вся одежда изготавливается строго по ГОСТу, но уникальный дизайн придает ей эксклюзивность. В производстве не используется пух животных. Технологии позволяют удерживать тепло длительное время как на севере, так и в центральной части России. Зимняя одежда может быть стильной!

«Отец недавно мне сообщил, что собирается в Марианскую впадину вместе с Конюховым»

Ксения, ты и телеведущей была, и журналистом, сейчас ты запустила свой бизнес, и мы про это обязательно сегодня поговорим. И вообще такая светская девушка, и достаточно бурная личная жизнь, интересная. Скажи, пожалуйста…

Понятно, Близнец ― он такой, он всегда разносторонний, за всё хватается. Но вот, например, для меня важно всё равно на чем-то сфокусироваться, да. Я вот не могу… Мне всё интересно, но если я уж что-то делаю, то я в это вкладываю все свои силы, душу и так далее.

Сто процентов.

Сейчас что ты главное в себе?

Это такой сложный вопрос с точки зрения… даже, я бы сказала, философский. Как можно разобраться в себе? К концу жизни моей можем снова встретиться, поговорить. Ну, я где-то на середине пути понимания того, кто я. На сегодняшний момент я в первую очередь женщина.

Ох, неожиданно! Так.

Да, во вторую очередь я, конечно, бизнесвумен и человек, который занимается своим собственным бизнесом, развивает его и очень за него болеет, очень хочет, чтобы он вырос. Не знаю… Вот знаешь, как «Пинки и Брейн», был такой мультик про двух мышей, которые хотят всё время завоевать мир. Вот я и мой партнер ― это Пинки и Брейн, мы хотим завоевать мир.

Сейчас ты про это расскажешь. Давай все-таки… Ты сказала, что на первом месте ты женщина. Что для тебя такое женщина, как ты сейчас это поняла? Ведь ты же это поняла не так давно, что это главное сейчас?

Ну да, безусловно. У меня тут был спор с моей приятельницей, которая отстаивает феминистические права, и в чем-то я ее поддерживаю. Но я говорю: «Понимаешь, женщина ― это же не обязательно об этом всё время сообщать, что ты женщина, ты имеешь право». Это некое внутреннее твое ощущение, то, как ты себя чувствуешь, как ты общаешься с теми же женщинами, мужчинами. Это мера ощущения.

И мы, женщины, более приземленные, более даже материальные, чем мужчины. Мужчины ― такие романтики. Это моё представление сейчас о мужчинах, мне кажется. Они фантазеры, всё время что-то придумывают. Я часто всё время так: «Так, спокойно». Хотя я сама тоже фантазер по своей внутренней сути. Но мне нравится это ощущение того, что мне делают комплименты, мне нравится одеваться, мне нравится говорить о том, что да, я чувствую себя красивой сегодня.

Ты где-то в интервью сказала, что иногда так хочется побыть блондинкой. Мне очень понравился этот эпизод, ты говорила, как вот мама прилетела в аэропорт и потерялась, и как папа, значит, бегал, её искал.

Да.

И у тебя получается вот этой блондинкой побыть?

Ну, вот я… Это всё маскировка, конечно, как говорят мои друзья, но получается. Это, кстати, очень сложный путь. Моя подруга мне позвонила и говорит: «Ты знаешь, ты вообще больше мальчик, ты такая жесткая». Я говорю: «Да нет, что ты, на самом деле я не такая». Я пыталась это в себе…

Культивировать?

Культивировать, конечно. Но не хочется всё время быть смелой, сильной, я не знаю…

Но во многом, наверно, всё-таки это зависит от мужчины, который рядом, который тебе позволяет в том числе…

Безусловно.

Быть вот такой женщиной.

Безусловно. В моей жизни были разные моменты. Я была и очень слабой, это тоже не очень хорошо. Я была и очень сильной, и это тоже для меня не подходит. Я скорее за золотую середину. Мне кажется, сейчас я где-то в балансе нахожусь. Я иногда бываю такой более жесткой, а иногда бываю прямо такой совсем несчастной…

В каких случаях несчастной, скажи?

Иногда просто мне хочется, чтобы меня пожалели, что вот я пришла уставшая, мне хочется, чтобы мне сделали ужин. Потому что да, иногда мне хочется, чтобы за мной поухаживали.

 Давай коснемся твоего бизнеса, потому что мне очень это интересно, и понять вообще, как это всё начиналось у тебя с твоим партнером, с твоим мужчиной, совместный бизнес.

Да.

Я долго думала, как его назвать, муж, не муж… В общем, с твоим мужчиной, мужем Анатолием Цои́ром.

Цо́ир.

С Анатолием Цо́иром. Есть компания Arctic Explorer, которую вы создали вместе.

Я с удовольствием расскажу, потому что на самом деле всё это родилось удивительно. Есть какие-то совпадения. Я, наверно, в каких-то вещах мистик, потому что я верю в необычные совпадения. То есть совпадений не бывает, это что-то, какие-то знаки, которые просто приходят к нам, и надо ими правильно воспользоваться.

Я очень долго хотела что-то сделать с наследием отца. Я не знала, что. Я всё время переживала, ходила, говорила: «Ну вот, наверно, если бы мы жили в какой-то другой стране, был бы уже музей, были бы кружки с портретом». Это же просто легендарная личность! Такой советский Индиана Джонс, который совершает какие-то безумные совершенно поступки, при этом поступки безумные в хорошем смысле. То есть это экспедиции в такой абсолютный романтизм в моем понимании.

Я тут, конечно, предвзята, потому что это мой папа, но всё равно мне даже глобально кажется, что таких людей не очень много. Какой-нибудь Жак-Ив Кусто, Тур Хейердал, Царствие им небесное, Сенкевич, с которым папа очень близко дружил. Это какие-то такие люди, которые живут другими вещами.

Я очень хотела что-то с этим сделать. Когда мы познакомились с Анатолием, я ему всё время это, естественно, рассказывала. Я вообще имею такую тенденцию, когда я знакомлюсь с мужчинами, я им начинаю рассказывать про папу, что, может быть, не всегда хорошо, но так уж… Я рассказываю как хороший рассказчик, журналист и, когда-нибудь, наверно, писатель ― я это рассказываю в картинках так ярко, что многие мои мужчины…

Влюбляются в папу?

Да, начинают любить моего папу, мне кажется, даже иногда больше, чем я.

Он говорит: «Да, действительно, надо что-то делать». Что делать ― непонятно. И мы как-то разговаривали об этом, эта тема уходила, потом она снова возвращалась. Потом случилась в моей жизни экспедиция на Северный полюс.

В первый раз.

В первый раз, абсолютно первый.

А как так получилось, что ты столько лет дочь великого полярника, понимаешь, и оказалась первый раз…

Вот именно, что я дочь. Папа к этому относится… и относился, и относится сейчас до сих пор, как положено кавказскому человеку. Дочь должна быть дома, варить суп.

Дочь ― женщина.

Женщина, да. Готовить. Она хрупкое существо, ее надо защищать. На Северном полюсе опасно. И потом, ответственность же большая, да ― взять близкого человека. Это я сейчас понимаю, а тогда совершенно не понимала, уговаривала.

В процессе этой экспедиции был такой момент интересный. Мы сидели в полярном самолете. Там с погодой было не очень. Мы летели уже в точку Северного полюса. Погода была не очень, так заметно люди нервничали. Я посмотрела на отца, потому что я, естественно, тоже нервничала. Я вообще боюсь летать. Для меня эти все полёты, даже просто из пункта А в пункт Б на обычном самолете ― для меня это такое напряжение. А тут на полярном самолете, ничего не видно, два иллюминатора, люди сидят, нервничают. Паника.

Я посмотрела на отца и вдруг в его глазах ― это такая секунда ― увидела тоже страх. Я перестала бояться.

Поняла, что он и за тебя боится.

Да, я вдруг поняла, что он не что-то такое, что я себе нарисовала, придумала в детстве. Потому что я его видела редко, мама там какие-то истории мне тоже рассказывала. Для меня это скорее был некий образ. И тут я вдруг поняла, что он человек, что он как я, как остальные, и что это нормально ― бояться, испытывать страх. Люди не могут не испытывать страх. Это так меня поразило, что я потом даже написала статью, я потом много об этом рассказывала. Вот это чувство того, что этот образ некий превратился в реальность.

В человека.

И вот эта реальность… мне так это захотелось сохранить, так это захотелось упаковать во что-то. И когда я вернулась, одновременно ― я была в каком-то одном конце города, Анатолий был в другом конце города, мы занимались совершенно разными делами…

Вы уже встречались?

Да-да. Мы уже встречались, это был такой конфетно-букетный, я бы назвала, период. Хотя у нас не было ни конфет, ни букетов. Я его пригласила в музей на первое свидание. В Греческий зал в буквальном смысле этого слова.

Хотела быть оригинальной, скажи?

Нет, моя преподавательница по истории искусств заставляла меня водить экскурсии. Она говорит: «Ты должна брать людей, водить экскурсии в музее». Я как-то очень сопротивлялась, думаю: «Ну, приглашу, ладно. Потерпит меня». Я там с бумажками, я готовилась всю ночь. Я так нервничала, что потерялась в Пушкинском музее, не могла найти второй Греческий зал. Я нашла только один и что-то там такое мямлила очень странное.

И, в общем, мы уже встречались. И тут неожиданно просто мы созвонились. Он говорит: «Ты знаешь, у меня родилась идея». Я говорю: «Ты знаешь, у меня тоже что-то такое. Надо что-то с одеждой делать». Он говорит: «Ты знаешь, да, я конкретно знаю, что». И тут он мне сказал: «Послушай, в нашей стране, в которой мы с тобой живем, нет ни одного бренда, который бы называл себя зимним брендом, брендом зимней одежды. Именно брендом, который бы продавал холод, Арктику».

Шубы не берем, да?

Да, шубы ― это отдельно. Мы говорим сейчас именно про одежду… Про пуховик. Он говорит: «Послушай, я жил в Америке много лет, там огромное количество брендов».

Канадские, да.

У Исландии, у Норвегии, у кого только… У всех северных стран есть бренд, который представляет их, страну, как страну, где умеют делать теплую одежду. В нашей стране, где шесть месяцев, а в некоторых регионах семь месяцев, а то и восемь, очень холодно… Мы умеем делать эту одежду, потому что все арктические экспедиции отца отшивались здесь, в России, в Советском Союзе.

И качество хорошее было всегда.

Всегда. У отца были суперкуртки, которые… Я знаю, он ездил во все экспедиции, и шевроны были наши. То есть всё было на очень высоком уровне. Но это было такое производство, которое, естественно…

 Маленькое, профессиональное какое-нибудь.

Маленькое, профессиональное. Оно, собственно, таким очень долго и оставалось. Потом его купили, естественно, в девяностые. Но люди, которые продолжают делать там одежду, остаются верными традиции. Они, конечно, делают скорее outdoor. Мы начали с ними, потому что они знали всю технологию.

То есть вы соединились, появилась идея. Дальше вы ее начали как-то считать или как?

Нет, конечно, безусловно. Считать начал Анатолий, потому что я, конечно, не очень сильна в этом. Всю, конечно, финансовую подоплёку начал считать он. Но мы были очень осторожными, даже я скорее была очень осторожной. Я не хотела… потому что я понимала, что я буду ставить свое имя, а скорее даже не свое, а имя своего отца на бренде. Я должна была быть уверена, что это будет что-то, чем я смогу гордиться. Или, по крайней мере, мне будет не стыдно это презентовать.

И мы решили так очень аккуратно, с жилеток. Теплые пуховые жилетки, такая демисезонная одежда, сделать чуть-чуть для начала.

Вот на той фабрике, где производили всю жизнь для папы?

Да, где отшили для меня, вот для этой экспедиции мой пуховик.

Куртки.

Да. Он говорит: «Слушай, у тебя классная куртка. Ты знаешь, где ее отшивали?». Я говорю: «Да, мы можем связаться, можем туда поехать».

Естественно, мы встретились с препятствиями, потому что мы хотели модную жилетку, и он, и я, а ребята не знали, как делать модно, но знали, как делать качественно, в том числе и куртки. В общем, с горем пополам сделали жилетку.

Я ничего не понимала, потому что я не дизайнер, у меня нет такого образования, ни в лекалах, ни в пухе, ни в мембране ― это ткань, из которой, собственно, и стали делать куртки наши. Я проходила курс молодого бойца на этом производстве вместе с Анатолием. Мы там, по-моему…

То есть вы вместе.

Абсолютно.

То есть не то, что вы распределили обязанности, он за финансы, а ты…

Он сказал мне такую фразу: «Ты знаешь, если мы будем этим заниматься, мы должны с нуля всё сделать сами. Никого не нанимать, ни к кому не обращаться. Вот сами. Производство ― мы должны туда поехать и там сидеть с утра до вечера, разбираться, как делается пуховик, пуховое пальто, жилетка ― не важно. Мы должны знать, как это. Не надо учиться шить, это бесполезно, надо понимать процесс».

Понимать процесс технологически.

И финансы ― он тоже говорит: «Ты должна понимать, что происходит». И он образовывал меня.

Был твоим ментором.

Да, на самом деле я очень благодарна в принципе мужчинам в моей жизни, которые появляются. Они всё время что-то приносят в нее.

Вкладывают.

Да. Мой первый муж, Дима, он меня учил…

Дмитрий Коган, известный скрипач.

Он учил меня музыке. Я, конечно, ребенок девяностых. В отличие от своей мамы, которая хоть и получила образование в Тамбове, но прекрасно разбирается и в музыке, и в искусстве… в общем, раньше это было нормой ― знать великих музыкантов, их произведения, слушать музыку, ходить на концерты. Я, конечно…

Понятно.

Пропустила этот момент. Она меня в школе брала в консерваторию, но я, конечно, всячески увиливала. И когда я встретила Диму, я ничего не знала про музыку. То есть, я знала, что существует Бетховен, Моцарт, основные игроки, скажем так.

Столпы.

Столпы, да, музыки. Но я совершенно ничего про нее… То есть, я даже не умела слушать, я засыпала. Он-то, конечно, смеялся, посмеивался, скажем так, по-хорошему, но он потихонечку меня приучал. Он мне ставил какие-то маленькие сначала отрывки, потом сам мне что-то играл. И потихонечку, по чуть-чуть, по чуть-чуть он меня приучал к музыке.

Но мы немножко с ним разошлись, я полюбила оперу. Он всё время говорил: «Ты знаешь, мне в опере актеры и декорации мешают слушать оркестр».

Мешают!

Я ― наоборот. Я, конечно, полюбила оперу. Не могу сказать, что больше или меньше, но просто полюбила ее.

Так же было с финансами, со структурой компании.

Это совместная ваша компания на двоих?

Да, на двоих.

А как вы договаривались? Кто инвестировал?

Это, как говорит Анатолий, «Ксения, мы пока не публичная компания, мы только к ней стремимся».

Но всё-таки?

На самом деле мы партнеры. Наши, так сказать, отношения зафиксированы. Это было изначально, все-таки мы встречались и понимали, что бывает такое в жизни.

Всякое бывает, да, конечно. Даже бывает, люди по 20 лет прожили, и потом приходится делить.

Да, потом приходится делить. Поэтому, конечно, всё запротоколировано, но пусть это будет нашим маленьким секретом.

 Хорошо. Но инвестировал все-таки Анатолий или ты тоже?

Мы вместе.

Вместе.

Да. Это такая история, когда мы не тратили много денег. Мы не хотели. То есть мы не хотели изначально так ― «давай сейчас вбухаем вот в офис, наймем сотрудников». Мы вообще просто вдвоем с ним работали. Первое время всё делали сами.

А сейчас сколько человек работает?

Сейчас нас немного, но шесть человек сотрудников плюс мы двое ― вот наша небольшая компания.

А вот сколько производите вы в год?

Ой, мы стремимся к цифре в пять тысяч, но пока мы к ней не подошли, мы в процессе набирания оборотов.

Пуховики, жилетки. Шубы появились.

Это из искусственного меха, это была моя блажь.

 Да?

Потому что я не ношу мех. И это была такая моя блажь, из искусственного меха.

Она была рассчитана финансово?

Вот она, кстати, не очень была рассчитана финансово, но мне дали возможность в это поиграть. У нас такая в компании позиция: мы всегда производим то, что нравится нам как руководителям. Потому что мы понимаем, что, например, эту вещь я куплю. Такой пуховик, такую парку я буду носить. Она удобная.

Я всё меряю на себя. Вот в этом году я говорю: «Всё хорошо, парки ― классно. Мне нужно длинное пальто». Потому что когда мы выходим куда-то в театр, я хочу надеть платье, я не хочу надевать брюки. Зимой как-то хочется иногда себя тоже побаловать.

Платье ― это значит либо шуба, либо пальто. В пальто холодно в минус двадцать. Соответственно, мы придумали… ну, как придумали? Это существовало. Сделали пуховое пальто.

Как вы партнерствуете? Сложно? У вас бывают конфликты?

О да.

Я просто знаю это.

Да.

Это же очень сложно.

Это очень сложно. Меня все предупреждали…

В каких моментах происходит?

Конечно, когда мы начинаем ― я ненавижу это слово ― брейнсторм. А Анатолий просто обожает это, он считает, что в процессе его рождается истина. Но просто в его понимании брейнсторм ― это…

Он говорит, но типа мы все брейнсторм. Это я тоже знаю, так.

Вот это мое…

А тебе это, конечно, не очень нравится, потому что тоже тебе кажется, что ты…

Не очень, да. Но я стала лучше. Я стала, так сказать, иногда молчать: хорошо, ладно, сейчас я помолчу, а потом уже встряну и свои пять копеек внесу.

Но на самом деле, конечно, тяжело. Тяжело работать с мужчиной, с которым ты живешь, и у вас партнерские отношения везде. Конечно, переносится иногда домой. Но дома зато всегда есть о чем поговорить!

Мы когда сочиняли логотип, мы проводили, я не знаю, вечера, ночи в обсуждении этого логотипа. Потому что нам надо было что-то… Я, конечно, хотела изначально портрет отца, а наш иллюстратор, с которой мы познакомились, Аня Хохлова… Это вообще очень известный детский иллюстратор, но не только, она всё время обижается, когда я говорю «детский». Она хороший очень иллюстратор.

Она, значит, нарисовала портрет, моего папу в круглом шевроне. Круглый ― потому что арктические шевроны изначально круглые. Нарисовала, потом позвонила и сказала: «Ты знаешь, он похож либо на террориста, либо на Uncle Ben's». Консервы такие были. Я говорю: «Да, не очень, наверно, надо что-то другое».

И тут родилась эта идея с ледоколом. Ледокол что делает? Он прокладывает путь. Это вообще мирный корабль, который помогает всем остальным. И мы каким-то образом внутренне чувствуем, что мы тоже прокладываем… Мы сами прокладываем себе путь и прокладываем остальным, кто хочет…

Попробовать в России сделать…

Сделать бизнес, который очень непросто. Мне кажется, нигде… Бизнес простым не бывает.

Это правда, любой бизнес очень сложный.

То есть люди, которые приходят и говорят: «Мы хотим инвестировать, не принимать участия», я просто говорю, что так не получится. Невозможно не принимать участия в том, что ты делаешь.

Скажи, а сейчас компания прибыльная?

Да. У нас пока договоренность такая, что мы всё, что зарабатываем… Естественно, что-то немножко мы себе позволяем, но в основном, конечно, мы тратим на развитие. Мы берем людей, которые нам нужны, нанимаем сотрудников.

А где продается сейчас?

Флагман, наверно… Сложно сказать, «Флагман», самый большой наш партнер ― это ЦУМ, компания Mercury. Я им очень благодарна.

Они вас быстро взяли?

Это был процесс, нет. Нас быстрее всего взял «Цветной», там работал мой приятель. Собственно, моя журналистская деятельность не пропала даром, все мои знакомства, которые я получила, работая с глянцем, как-то проявили, дали плоды наконец-таки.

Я  к нему пришла и говорю: «Знаешь, я придумала такую штуку, делаю вот, жилетки». Тогда только жилетки. Он говорит: «Ну, жилетки я понимаю. А куртки?». У меня нет ничего, мы вдвоем, и я, естественно, говорю: «Конечно, куртки не вопрос. Когда нужно?».

Я вообще не могу сказать, что люди как-то плохо ко мне отнеслись. Наоборот, они когда услышали вот эту историю всю, когда я её рассказываю самостоятельно или Анатолий рассказывает, или даже уже ребята, которые с нами работают, всё приобретает смысл, потому что наши вещи ― они не пустые. Мы их делали настолько… каждую куртку мы делаем с такой любовью!

Это очень важно, это же и дает поэтому результаты.

Да.

 Конечно, вкладываешь душу, а не только считаешь результат финансовый. А скажи, сколько моделей, вы можете выпускать?

Быстро ― нет. Производственный цикл очень долгий, шесть месяцев.

С момента, как ты придумала.

Заказ, например, да, пришел заказ. У нас от заказа шесть месяцев. Почему так долго? Все говорят: «Ой, это так долго». Да, это долго. Потому что никто не понимает, что пуховик ― это очень сложно, это как машина, это сборная…

То есть очень много деталей.

Он собирается из огромного количества деталей. Фурнитура, которая идет из Южной Кореи, мы в Южной Корее ее заказываем. Ткань, которая идет опять-таки из Южной Кореи, мы там ее заказываем, потому что…

А в России нет и не предвидится, я так понимаю?

Пока нет.

Поэтому и цена все-таки на ваши куртки достаточно высокая.

Конечно. Потому что если учесть резкие финансовые изменения периодические, которые случаются в нашей стране, то конечно. Мы же покупаем всё за иностранную валюту.

Да, за валюту.

Плюс пух, который продается, как золото.

А пух наш?

Да, пух российский, но он на фонде…

Он как бы на бирже.

Конечно, на бирже, да. То есть это товар, как золото. Его надо купить всё равно в условных единицах, несмотря на то, что это всё равно русский гусь. Поэтому опять-таки цена всё равно да, не дешевая, да, производство здесь…

Слушай, а были какие-то кризисы уже на этом пути? Сейчас же всё-таки изменилась очень сильно экономическая ситуация, люди беднеют, мы всё это наблюдаем.

Да.

Упали ли продажи?

Продажи, слава богу, не упали просто потому, что, мне кажется, у нас такая история ― мы делаем вещь необходимую. Прежде всего парка, пуховик ― это вещь, которая тебя защищает от холода. Это то, о чем мы всё время говорим. Дальше идет вкусовщина: красный, синий, зеленый, здесь пуговка, здесь карманчик. В принципе, все пуховики глобально ― это всё одно и то же, разница только в каком-то визуальном дизайне. Самое главное в них ― это то, чтобы тебе было тепло.

И когда, естественно, в этом году нам повезло…

Да, зима.

 Ожидали… По-разному были прогнозы, но просто минус двадцать, и мы, как мороженое. Мороженое летом, пуховики зимой.

Да-да.

Конечно, у нас сезонный продукт. Нам очень тяжело всегда летом.

А вы думаете над какой-то линейкой, опять же какой-то outdoor? Сейчас очень модно, все начинают ходить в походы и так далее.

Думаем.

И потребность в такой почти профессиональной одежде сейчас, мне кажется…

Мы сделали парки в этом году. Но мы немножко хотим отойти от совсем профессиональной одежды и outdoor.

Профессиональная ― это я говорю, что все-таки такое, которое из удобных материалов, которые практичны.

Конечно. Парки, спортивные костюмы, какие-то свитшоты ― это была такая идея чисто сувенирная, на спине лого. И покупается удивительным образом иностранцами. Видимо, для иностранцев это что-то такое…

Ну да, ледокол, Арктика.

Есть матрешка, икра. И есть вот что-то классное, аутентичное, что ты можешь привезти из России.

 Скажи, а какая-то экспансия вообще планируется за границу?

Да.

Опять же, будете пытаться конкурировать с крутыми?

Очень хотим. Я всегда говорю, что мы уже конкурируем здесь, на маленьком уровне. Я прошу, когда вот работаю с ЦУМом, с ДЛТ, всегда говорю: «Ребята, вы не вешайте, пожалуйста, нас в какой-нибудь угол». Кстати, наши партнеры нас выкупают. Я говорю: «Это же в ваших интересах, вы не вешайте нас там, где нас не найдут. Вы повесьте нас рядом с Canada Goose и просто посмотрите, как будет продаваться».

А цена сильно отличается или нет?

Плюс-минус такая же. Мы где-то дешевле, в каких-то позициях, в каких-то одинаково. Мы используем немножко другую ткань, у нас русский гусь внутри. У нас есть различия, это как кола и пепси-кола. Кто-то любит колу, кто-то любит пепси-колу.

Смотри, конечно, очень интересна твоя жизнь с таким очень легендарным папой. Мы часто слышим истории детей, которые говорят: «Очень хотелось бы, с одной стороны, гордиться родителями, с другой стороны, быть самостийным»…

О да.

И многие из-за этого страдают, особенно в подростковом возрасте: кто я? Я должен сам проявить себя, так, чтобы за мной не маячила тень моих великих родителей. Вот у тебя это было?

 Я не от этого страдала.

 А от чего страдала? От строгости папы?

Да.

 Вот ты везде говоришь о том, что он очень строгий был.

Что мои кавалеры отваливались один за другим, когда маячила фигура моего папы. Он наводил такой ужас на всех!

Даже когда они с ним не встречались.

Это просто… Один даже прятался. У меня был кавалер, он приехал за мной, значит, куда-то в театр мы шли или еще куда-то. И он говорит: «Ты знаешь, я вот подальше припаркуюсь». Я говорю: «Почему?». Он говорит: «Ну, там вот за помоечкой». Вот там, за помойками, где-то во дворе. Мне кажется, что это было немножко утрированно и ненормально. Я из-за этого очень сильно переживала, потому что мне хотелось…

Но ты же сама начинала своим кавалерам рассказывать про своего папу, какой он великий, понимаешь.

Да, было такое. То есть сама ухудшала эту ситуацию. Но я не могла по-другому. Это же пример мужчины рядом, других у меня не было. И для меня, конечно, да, это было нечто недосягаемое, limited edition.

Смотри, а вот эта его строгость? Ты как себя чувствовала? Например, детей своих будущих ты как планируешь воспитывать? Осталась у тебя какая-то обида за что-то из-за того, что он был такой очень строгий?

Нет. Наверно, нет. Ну как, он был в меру строгим. И потом, он редко бывал дома. Мама моя ― дипломат и Близнец тоже, она так аккуратненько всё. Она говорит: «К подружке, к подружке едет. Ночует у подруги». И когда, конечно, мне хотелось куда-то пойти в клуб, мама меня прикрывала, честно. Но у нас дома было одно правило: я всегда ночую дома. Папа, естественно, не спал, ждал. Я не могла себе представить, что я сильно выпившая могу прийти домой, поэтому у меня никогда не получалось этого. Единственное, что я снимала в лифте туфли на каблуках, чтобы не разбудить, чтобы он не знал, во сколько пришла. Но это было бесполезно, потому что его экспедиционное прошлое, он любой шорох…

И что делал папа? Или он уже был рад, что ты пришла домой?

 «Сколько времени, ты знаешь?!». А я, прямо как лист, такая трясусь. Ну правда, наводил страх даже на меня. Он вроде особо сильно не ругал, не наказывал, но ощущение вот этой мужской силы и вообще такой глыбы рядом наводило ужас и на меня. Я говорю: «Два?». Он такой: «Пять утра!». «Я пошла спать тогда».

А сейчас он так же?

Да, он следит за Толиком.

Да? Как?

В хорошем смысле. Мы обедаем, ужинаем…

А Толик-то не испугался встречаться с папой, нет?

Нет. Он не знал. На его счастье, он долго жил в Америке и в принципе не очень знал про полярников. Это было удивление, как и, в принципе, у Димы, который, собственно, с полярниками тоже никогда не сталкивался.

То есть они поэтому оказались в твоей жизни, что они просто не знали папу.

Да, они как бы… «Надо же!». Удивление такое у них вызвало это. И теперь, когда мы ужинаем всей семьей, собираемся, он всегда спрашивает: «Так, ты за рулем. Ты что, выпиваешь?». «Да нет, я не выпиваю!». Он говорит: «Смотри!». Толика это очень умиляет. Он считает, что это очень мило.

Да? Смотри, по папиной линии были дворяне, прадед возглавлял дворянство в…

 Витебске.

В Витебске. А потом, когда случилась революция, он, в общем-то, осознанно принял это, как-то поверил в эту идею. Переехали в Питер. Вот скажи, пожалуйста, а в семье вообще обсуждалось когда-нибудь, прадед потом разочаровался, всё так же продолжал верить?

Рано умер.

Не успел ничего понять?

Мне кажется, что, может быть, и разочаровался. Рано умер. Для мужчины же очень важно состояться, для любого, неважно, в чем, в любой профессии, хоть даже дома. Но мне кажется, это чувство разочарования все-таки было у него. Оно не могло не быть.

Это твои предположения?

Это мои предположения. Мы не знаем, потому что, во-первых, никого не осталось уже в живых, к сожалению. Отец родился в 1939 году, бабушку он увидел чуть-чуть, он ее помнит, но не так хорошо.

И он же блокаду пережил, да?

Да, он пережил блокаду вместе с матерью и теткой, которую тоже мамой называл, в честь которой меня назвали Ксенией. Недавно он говорит: «Ну что, ты когда себе татуировку сделаешь?». Я говорю: «Какую?». Он говорит: «У бабушки, помнишь?». А у нее была татуировка «Киса», это ее кличка на фронте, чтобы не Ксения, видимо, кричать, а Киса. Я уж не знаю, за что ей дали такое прозвище. Она управляла зенитной установкой, такая боевая была женщина.

Ага. Скажи, а вообще в семье, вот когда ты росла, вопросы политические как-то обсуждались, затрагивались? Вы вообще обсуждали новостную повестку?

Удивительным образом отец никогда не приносил ничего, что происходит. Видимо, это какое-то внутреннее правило. В доме… Всё, что происходит вне квартиры, это отдельно, а в доме он отец, он глава семьи. Они, может быть, с мамой что-то и обсуждали.

Но дети никогда не включались.

Мы никогда не были включены.

А вот уже сейчас, во взрослой жизни?

Хотя, наверно, когда я училась в институте и мечтала что-то такое писать, и ко мне относились так слегка в семье… Нужно быть экономистом, юристом. Я очень благодарна папе за его настойчивость, потому что я четко поняла, что я этого не хочу. Он так настаивал, что я поняла: нет-нет, это точно не мое.

Конечно, происходили… Во-первых, конечно, девяностые я помню. Я была маленькая, всё это уже происходило в квартире, но…

Как семья приняла тогда девяностые?

Мама у меня работала всегда. Она работала в Международной организации труда, там всё это обсуждалось на каком-то таком уровне… Мама приняла хорошо, отец, мне кажется, тоже. Я вот не помню, к сожалению, но как-то это бурно обсуждалось. Это не могло не обсуждаться. Это были какие-то новые возможности, было такое ощущение чего-то нового, что вот сейчас начнется! Какое-то ощущение, что до этого было так, а сейчас будет всё по-другому, будет что-то происходить.

Местами было страшно. Отец очень боялся, когда я ходила в школу. Мы жили в центре, но он всё равно просил моего старшего брата меня провожать. Тоже вызывало дикое недовольство у моего старшего брата, который не очень хотел свою сестру водить в школу. Но он переживал, что я одна буду пешком ходить в школу, был дискомфорт. Это я помню.

 Скажи, а вот сейчас, уже когда выросли, ты живешь отдельно, обсуждаете ли это время, этот момент?

 Ой, я стараюсь не обсуждать. Я стараюсь это не обсуждать, потому что у меня свое мнение, у папы свое.

Бывают конфликты на таком политическом или вы просто стараетесь эту тему не трогать? 

Я папу воспринимаю как папу. Я честно не хочу с ним заводить эти беседы, потому что а вдруг мы не сойдемся, а вдруг мы начнем ругаться? Я так не хочу. Он уже всем всё доказал, ему уже 77 лет. Он в таком возрасте, что я берегу каждый момент, что я с ним провожу. Конечно, я с ним больше ругаюсь про другое, когда он начинает иногда жаловаться на свое здоровье теперь. Я с ним по этому поводу, потому что мы с мамой говорим: «Всё нормально, всё хорошо».

Ему тоже хочется, чтобы его пожалели.

Да, это уже такой, видимо, настал момент. Ну и плюс мужчины болеют по-другому, не как мы. Поэтому любая, так сказать, несостыковка в организме вызывает беспокойство. Поэтому я скорее на эту тему с ним больше ругаюсь. Я говорю: «Ты должен быть оптимистом, бодриться». Ну тут он недавно мне сообщил, что он собирается в Марианскую впадину вместе с Конюховым.

Да ладно.

Да. На каком-то там…

Опускаться?

Опускаться на каком-то новом батискафе. Я не знаю. Честно, в 77 лет это круто, хотя бы даже желать этого.

Это круто уже желать, и я думаю, что он еще и сможет это сделать.

Ох, я буду очень сильно нервничать, честно.

Скажи, пожалуйста, вот сейчас опять же такой тренд за последнее время, что многие уезжают, да? Мы наблюдаем, огромное количество наших с тобой знакомых уезжает.

На самом деле, мы обсуждали развитие бизнеса. Нам, конечно, хочется на Западе продаваться и как-то быть там тоже представленными. Сейчас, слава богу, мы подписали контракт с Riccardo Grassi, это большой итальянский шоу-рум, который потихонечку нас продает.

Сезон уже… Продажи сейчас идут, то есть следующая зима… Все удивляются, да, бизнес fashion живет уже следующей зимой.

Ужасно живет.

Да-да, уже следующая зима, я уже думаю о том, что будет в 2018 году. Как говорится, дожить бы. Но сейчас уже потихонечку… я могу сказать, что мы будем и в Милане продаваться в магазинчике, и в Монако где-то нас заказали. Есть, конечно, странные города, которым я умиляюсь, в Италии, про которые я даже не знала, я туда даже не доезжала еще. Кому там нужны наши куртки, для меня вопрос, но это меня очень радует.

Да, конечно, мы очень хотим сначала бизнес. Я не знаю, уезжать или не уезжать ― это вопрос такой очень… Для меня он пока не стоит, потому что у меня здесь находится всё: здесь моя семья, здесь опять-таки бизнес-структура.

А бывает такое эмоциональное, что тебя что-то очень сильно расстраивает и возмущает, и кажется: ну почему?

Бывает, конечно. Я очень вообще могу расстраиваться. Близнец ― это же две такие, это хороший и плохой, веселый и грустный.

Плохой ― не знаю, знаю только хороший.

Да, мы с ним не встречаемся. Я с ним тоже не встречаюсь, со своим плохим близнецом.

Конечно, бывает. Конечно, что-то меня огорчает. По работе часто огорчает. Я такой наивный человек, первое время я еще читала какие-то там злобные комментарии по поводу бренда, что-то такое: «вот, папа всё помог». Вообще мой папа не в курсе. То есть он в курсе…

А куртку носит?

Да. Носит.

Он же главный должен быть.

Сейчас он мой вирусный маркетолог. Он дарит всем своим друзьям. Но он просто совершенно по-другому… Во-первых, он называет «куртки для полярников». Я устала с ним бороться, говорить: «Это не только для полярников куртки». Хорошо, выучил теперь название, потому что для него сложно Arctic Explorer. Он говорит «Ледокол».

Хорошее, кстати, название ― «Ледокол».

Прекрасное. Было зарегистрировано уже кем-то другим.

Не могли взять? Потому что я, опять же, когда думала, думала: название неплохое, но сложное.

Очень сложное.

А «Ледокол», конечно, было бы шикарно.

Зарегистрировано. Причем на кого это, кто эти люди…

Не нашли.

Нет, они просто хотят больших денег за это.

А, они уже попросили.

Тут же. И мы, честно говоря, решили: ну, раз так, будем работать с тем, что смогли зарегистрировать. Плюс веб-сайт нам нужно было сразу регистрировать, домен.

Ну конечно.

То есть это всё связано одно с другим.

Ксения, программа закончилась.

Жаль, не всё рассказала.

Мне было очень приятно, что мы наконец познакомились.

Да.

Я подтвердила свои впечатления о тебе.

Спасибо.

У меня есть подарок от нашего прекрасного партнера Nespresso. Это дегустационные, очень красивые бокалы для кофе.

Классно. Спасибо огромное.

Держи.

Я буду дегустировать кофе.

Я тебя очень благодарю. Спасибо.

Спасибо.

Чингарова Ксения: южный и северный полюса жизни

Килингарова Ксения родилась в 1982 году в Москве. По словам девушки, она выросла в семье настоящего героя, ведь ее отец - известный путешественник Артур Чилингаров, герой России, известный полярный исследователь и организатор множества экспедиций в Арктику.

О детстве и юности

Чилингарова Ксения говорит о своем отце, что он настоящий волшебник. Маленькая девочка не совсем понимала, чем занимается ее папа, но она точно знала, что его работа очень важна и опасна, а потому относилась к такой работе с большим уважением.

За столом всегда собиралась большая семья Чилингаровых, и глава семейства рассказывал истории, которые Ксении казались невероятными. В какой-то момент Ксюша даже решила, что ее папа - Дед Мороз, потому что он живет на севере, а это его работа. Была ли она папиной дочерью? Сложно сказать, ведь девушка уважала и даже боялась отца, но редкие встречи всегда оставляли самые яркие впечатления. Девочка росла, копируя отца. Когда она родилась, мать, голубоглазая блондинка, не хотела показывать ребенка - темноволосая и темноволосая.Медсестра в больнице смущенно сказала: «У вас очень маленькая черная девочка». Чилингарова засмеялась: «Наши!» И с возрастом Ксюша поняла, что характер у нее такой же, как у отца.

Ксения Чилингарова окончила факультет международной журналистики МГИМО. Девушка была полна амбиций, и это помогло ей достичь поставленных целей.

О первой любви

По словам Ксении, она росла домашним и спокойным ребенком, ее никуда не пускали, поэтому знакомство с Дмитрием Коганом, который впоследствии стал ее первым мужем, произвело на нее сильное впечатление.Казалось бы, тандем Дмитрий Коган - Ксения Чилингарова должен был быть сильным. Двое молодых людей в возрасте тридцати лет уже сформировавшиеся личности, и им пришлось осознанно подходить к вопросу брака, но из-за позднего взросления Ксении все сложилось иначе.

Дмитрий - выдающийся скрипач, наверное, поэтому Ксения так увлекла его. Это были первые настоящие отношения Чилингаровой, парни были молоды и влюблены, но так получилось, что девушка выросла, а ее избранник отказался поступать так же.Дмитрий хотел, чтобы Ксения посвятила ему всю свою жизнь, всегда был рядом, ограничивал ее свободу и не хотел слышать о ее карьере. После трех лет совместной жизни их пути разошлись, но бывшие возлюбленные остались хорошими друзьями. Ксения ходит на концерты бывшего мужа и всегда рада встрече с ним.

Отражение

В 2007 году вышел первый сборник стихов Ксении Чилингаровой, который назывался «Отражение». Публикация стала популярной, потому что в ней Хилингар Чилингарова рассказала о своих переживаниях и переживаниях.Именно этот год девушка считает отправной точкой в ​​начале своего карьерного пути. Тогда она поняла, чем на самом деле хочет заниматься, кем быть.

О настоящем и будущем

Сегодня Килингия Чилингарова работает главным редактором журнала «Прайд. Из жизни светских львов », ведет активный образ жизни, посещает различные мероприятия, знакомится с интересными людьми, пишет статьи для модного журнала L'Officiel, ведет собственную колонку в журнале Dog. Она является PR-директором линии luxury. женской одежды Люблу Кира Пластинина и директор Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Некоторое время Ксения была ведущей телешоу «Сними немедленно!», В котором она помогла другим женщинам изменить свою жизнь, начиная с гардероба. Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, много внимания уделяет своей внешности, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка. Девушка понимает: рассказывая людям о том, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

Тем временем светская вечеринка обсуждает роман Чилингаровой с банкиром Анатолием Цоиром. Пара познакомилась случайно. На тот момент Анатолий расстался с бывшей женой, прожив с ней 18 лет и вырастив двоих детей. Ксения не испугалась, а детей, как оказалось, она очень любит. Анатолий в настоящее время также является бизнес-партнером Ксении. Она всегда считала, что люди должны быть в гармонии, и искала в мужчине в первую очередь понимание. Разница в возрасте, национальности для девушки не играет никакой роли, она всегда отличалась от сверстников нестандартным подходом ко всему.Сама она мечтает о семье и детях, загородном доме с собаками, бизнесе и собственных книгах.

Модельер

Вдохновленная своим полярным отцом, Ксения Чилингарова, биография которой связана с индустрией моды, запустила линию одежды Arctic Explorer. Однажды она побывала на Южном полюсе, где когда-то работал ее отец - Артур Чилингаров. Вся одежда производится строго по ГОСТу, но уникальный дизайн придает ей эксклюзивности. В производстве пух животных не используется.Технологии позволяют долго сохранять тепло как на севере, так и в центре России. Зимняя одежда может быть стильной!

Для московской квартиры модельера Гарри Нуриев копает свое русское наследие

Когда общий друг познакомил российского модельера Ксению Чилингарову с архитектором из Москвы и Нью-Йорка Гарри Нуриевым из Crosby Studios, Чилингарова сказала: «Думаю, это была любовь. с первого взгляда." Он прислушивался, понимал цвет и, что наиболее важно, похвалил ее наряд: «В тот день я был одет в просторную рубашку Raf Simons», - вспоминает дизайнер культового бренда верхней одежды Arctic Explorer.Поэтому, когда они сели, чтобы поговорить о ее новом доме в Москве - квартире с чистого листа в тихом районе на окраине города, - она ​​дала Нуриеву карт-бланш. «Я знала, что нам нравятся одни и те же вещи», - объясняет Чилингарова. «Так что я просто позволил ему делать свою работу».

Эстетически они говорили на одном языке (склонность к пурпурному; любовь к Vetements), но их объединяло общее советское воспитание. «Мы выросли в границах», - говорит Чилингарова. «Я очень хорошо помню, как мои представления о русской литературе подвергались критике со стороны школьных учителей только за то, что они отличались от официальных.У Гарри были те же проблемы. Они так, как он видит мир; то, как я одеваюсь - это не совсем русский стиль. Но, возможно, нас сблизило то, что мы разные ».

«Габриэль Шанель определенно приготовила бы здесь свой завтрак», - шутит Нуриев о гладкой черно-белой кухне с оттенком желтого, которую он разработал для Чилингаровой.

Нуриев сосредоточился на этой идее, оттачивая своего рода ретрофутуристическую русскую эстетику, которая соответствовала их личным стилям: «Для меня советский дизайн - это элегантная офисная жизнь с деревянными панелями на стенах и множеством шкафов», - объясняет Нуриев.«Немного Mad Men , но не слишком бужи». Чилингарова установила - несколько правил : ей нужен был большой гардероб, комната для ее коллекции произведений искусства и, прежде всего, чувство комфорта - для нее самой и постоянного потока творческих посетителей, которые могли зайти в любой момент.

«Мне нужно было место для жизни, а не музей», - говорит она. «Место, где я мог бы проводить небольшие вечеринки для молодых русских художников, стилистов и журналистов. Практически каждые две недели молодой стилист или фотограф хочет сделать модную или художественную фотосессию в моей квартире.Понятное дело. Пространство, которое создал Нуриев, - мечта фотографа. Вдохновленный модой и мебелью из фильма Office Romance , который клиент и дизайнер помнят с детства, Нуриев создал комнаты с окнами и стенами, обшитыми деревянными панелями, что внесло тепло и свет в пространство, в котором изначально не хватало того и другого. Затем он застелил полы паркетом в елочку, как в начальной школе, и занавесил окна кружевом - винтажный штрих, который он помнит по дому своей бабушки.

Стены с окнами и деревянными панелями, покрытые кружевными шторами в винтажном стиле, максимально освещают пространство.

«Она использовала много шнурков и резной деревянной мебели, чтобы сделать пространство более теплым, более честным», - говорит Нуриев. Он заново изобрел обе идеи для своего совершенно современного клиента. Кресло, обеденные стулья и огромный обеденный стол были вырезаны из дуба. А с добавлением красочных граффити (отсылка к любви Чилингаровой к Баскии) и бархатных подушек они чувствуют себя совсем не как бабушкины.

Откройте для себя AD PRO

Уникальный ресурс для профессионалов в области дизайна, предоставленный вам редакторами « Architectural Digest»

Arrow

Совместная работа Нуриева с продукцией подчеркивает пространство. Стеллажи с порошковым напылением и ручные лампы, которые он разработал для «Церемонии открытия», стоят в гостиной как тотемы. А решетчатые лампы, вдохновленные уникальными оловянными водосточными трубами и дымоходами, используемыми в деревянных домах в сельской России, дебютировавшие на Design Miami в 2017 году, были переосмыслены как кружевные подвески по всему дому.Стены вокруг них украшены картинами молодых русских художников, в том числе Софьи Ступенковой, Николая Кошелева, Саши Пастернака и Дмитрия Миронова.

Чилингарова надеется, что ее квартира станет для них площадкой. «Я верю в потенциал молодых русских художников, - объясняет она. - Я ношу русских дизайнеров и покупаю русское искусство. Это своего рода миссия, и мне она очень нравится ".


Для московской квартиры модельера Ксении Чилингаровой Гарри Нуриев из Crosby Studios черпал вдохновение из советского офисного дизайна.В гостиной паркетный пол и обшитые деревянными панелями стены сочетаются с изготовленным на заказ фиолетовым диваном, резным дубовым креслом, лампой Нуриева для церемонии открытия и росписью Николая Кошелева.


Дмитрий Коган - биография, личная жизнь, фото, жена, причина смерти. Ксения Чилингарова: с таким мужчиной, как папа, я не встречу

Дмитрий Коган скрипач

В Москве на 39-м году жизни скончался известный скрипач Дмитрий Коган. Причиной смерти стал рак.

В Москве от онкологического заболевания скончался известный российский скрипач, заслуженный артист России Дмитрий Коган.

«Ушел молодой очень талантливый музыкант и замечательный человек», - сказал Бутман. - У нас с ним было несколько совместных проектов, мы вместе выступали. Некоторое время мы не встречались. Я знал, что он болен, но не знал, что это такое. Это очень горькая новость, и мои глубочайшие соболезнования близким и родственникам, - сказал в интервью РИА Новости по поводу гибели музыканта Когана Игоря Бутмана.


Дмитрий Коган скрипач

Дмитрий Павлович Коган. Родился 27 октября 1978 года в Москве в известной музыкальной династии.

Дед - выдающийся скрипач Леонид Коган, бабушка - знаменитая скрипачка и педагог Элизабет Гилилс, отец - дирижер Павел Коган, мать - пианистка Любовь Казински, окончившая Музыкальную академию. Гнесинич.

С шести лет начал учиться по классу скрипки в ЦСМК при Московской государственной консерватории. П.И. Чайковский.

В 1996–1999 годах Коган - студент Московской консерватории (класс И. С. Роградной) и почти одновременно (1996–2000) студент Академии имени Я. Сибелиуса в Хельсинки, Финляндия, где занимались И. С. Рогги и Томас Хаапенне.

За десять лет Дмитрий впервые выступил с симфоническим оркестром, пятнадцать - с оркестром в Большом зале Московской консерватории.

В 1997 году состоялся музыкант в Великобритании и США.Дмитрий Коган постоянно выступает в самых престижных концертных залах Европы, Азии, Америки, Австралии, Ближнего Востока, стран СНГ и Балтии.

Дмитрий Коган был участником престижных фестивалей мирового уровня: «Каринти Лето» (Австрия), Музыкального фестиваля в Ментоне (Франция), Джазового фестиваля в Монтрё (Швейцария), Музыкального фестиваля в Перте (Шотландия), а также в г. фестивали в Афинах, Вильнюсе, Шанхае, Огдоне, Хельсинки. В фестивалях - «Вишневый лес», «Русская зима», «Кремлевский мюзикл», «Сахаровский фестиваль» и многие другие.

Особое место в репертуаре скрипача занял цикл из 24 каприсов Н. Паганини, долгое время считавшийся неизвестным. В мире всего несколько скрипок исполняют весь цикл капризов. Всего скрипач записал 10 дисков со звукозаписывающими компаниями Delos, Conforza, DV Classics и другими. В его репертуаре практически все крупные концерты для скрипки с оркестром.

Музыкант уделял большое внимание восстановлению статуса классической музыки в системе ценностей современного общества, проводит мастер-классы в разных странах, много времени уделяет благотворительной деятельности и акциям поддержки в пользу детей и молодежи.

19 апреля 2009 года, в день празднования Пасхи, Дмитрий Коган первым из людей своей профессии провел концерт для полярников на Северном полюсе.

15 января 2010 года Когану присвоено почетное звание «Заслуженный артист Российской Федерации».

В апреле 2011 года усилиями Когана и главы холдинга «AVS groups», шефства Валерия Савельева они поддержали уникальные культурные проекты им. Коган. Первым проектом Фонда стал концерт Когана в колонном зале Дома Союза 26 мая 2011 года.На российской сцене пять великих скрипок - Страдивари, Гуардари, Амати, Гуаданини и Вилле - раскрыли богатство и глубину своего звука в руках Дмитрия. Легендарная скрипка «Робрехт», созданная в 1728 году кремонским мастером Бартоломео Джузеппе Антонио Гварнетри (Del Jesu), была приобретена Фондом поддержки уникальных культурных проектов и 1 сентября 2011 года была передана Когану в Милане.

Культурный проект «Пять великих скрипок в одном концерте» успешно представлен скрипачом на лучших концертных площадках России и зарубежья.

В январе 2013 года концерт «Пять великих скрипок» был представлен Коганом на Всемирном экономическом форуме в Давосе в присутствии премьер-министра России Дмитрия Медведева, представителей мировой политической и деловой элиты.

В 2015 году Коган представил новый уникальный проект, который включает исполнение «Времен года» Вивальди и Астора Пьяццоллы с современными мультимедийными видеопроектами.

В 2009-2012 годах Дмитрий был женат на Ксении Чилигаровой, дочери полярного исследователя и депутата Госдумы Артура Чингургарова.

2002 - Брамс. Три сонаты для скрипки и фортепиано
2005 - Шостакович. Два концерта для скрипки с оркестром
2006 - Сочинения для двух скрипок
2007 - Сонаты для скрипки Брамса и Франка. Пьесы для скрипки и фортепиано
2008 - Виртуозные пьесы для скрипки и фортепиано
2009 - Диск, посвященный 65-летию Великой Победы
2010 - Сочинения для скрипки с камерным оркестром
2013 - «Пять великих скрипок» (русское издание)
2013 - «Пять великих скрипок» (зарубежное издание)
2013 - «Время высокой музыки.«Благотворительный Диск

»

Музыкант родился 27 октября 1978 года в Москве в семье выдающихся музыкантов. Дед, выдающийся скрипач ХХ века Леонид Коган, бабушка - знаменитая скрипачка и педагог Элизабет Гилилс, отец - дирижер Павел Коган. С шести лет начал заниматься скрипкой в ​​ЦСМК при Московской консерватории. Образование продолжилось в Академии Сибелиуса в Хельсинки.

За 10 лет Дмитрий впервые выступил с симфоническим оркестром, пятнадцать - с оркестром в Большом зале Московской консерватории.

В 1998 году стала солисткой МГАФ. Скрипач выступает во всех крупных городах России с лучшими оркестрами страны.

В 1997 году дебют Дмитрия Когана состоялся в Великобритании и США. С тех пор Дмитрий постоянно гастролирует по Европе, Азии, Америке, Австралии, Среднему и Дальнему Востоку, странам СНГ и Балтии. Спикеры с сольными концертами и ведущими симфоническими оркестрами на элитных концертных площадках мира.

Дмитрий имеет большое количество записей на радио и телевидении многих стран, в том числе на CD и DVD.В его репертуаре практически все крупные концерты для скрипки с оркестром. Особое место в репертуаре скрипача занимает цикл из 24 капризов Н. Паганини, долгое время считавшийся неизвестным. В мире всего несколько скрипок исполняют весь цикл капризов.

В апреле 2004 года Дмитрий Коган записал цикл каприк Паганини. Всего скрипач записал 6 дисков со звукозаписывающими компаниями Delos, Conforza, DV Classics.

Дмитрий Коган - постоянный участник известных фестивалей: «Carrente Summer» (Австрия), а также в городах Перт (Шотландия), Ноттингем (Англия), Керкер (Греция), Загреб (Хорватия), Огдон ( СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ).Дмитрий представляет Россию на фестивале. ПИ. Чайковского, Фестиваль «Русская зима», Фестиваль Николая Петрова в Кремле, на Сахаровском фестивале, а также в Афинах, Монтоне, Мюнхене, Стамбуле, Гонконге, Шанхае, Риге и др.

Дмитрий Коган выступил организатором и артистом. директор I Международного фестиваля. Леонид Коган, скончавшийся в декабре 2002 года. Дмитрий Коган - автор идеи и художественный руководитель ежегодного фестиваля «Дни высокой музыки», который с большим успехом проходит во Владивостоке, а с 2005 года и на Сахалине.

С 2004 по 2005 год Д. Коган - генеральный художественный руководитель Приморской государственной филармонии. С сентября 2005 г. - председатель Попечительского совета Сахалинской государственной филармонии.

В декабре 2007 года он основал и возглавил Международный фестиваль Cogan, который с большим резонансом прошел в Екатеринбурге.

В апреле 2009 года Дмитрий Коган первым из людей своей профессии дал концерт для полярников на Северном полюсе. Также он был первым из скрипачей, которые давали благотворительные концерты в Беслане и после землетрясения в Невельске.В сентябре 2008 года Дмитрию Когану присвоено звание «Почетный гражданин города Невельска» за благотворительную деятельность. Таким образом, Дмитрий стал самым молодым россиянином, которому когда-либо присваивалось такое звание.

Дмитрий Коган уделяет большое внимание восстановлению статуса классической музыки в системе ценностей современного общества, проводит мастер-классы в разных странах.

В сезоне 2008-2009 гг. В рамках большого концертного турне по городам России артист дал более 30 концертов из Петрозаводска и Санкт-Петербурга.От Петербурга до Магадана и Южно-Сахалинска. Турне по 42 городам, которое завершится в 2009 году, призвано популяризировать классическую музыку и привлечь внимание государства, общества и бизнеса к проблеме поддержки классического искусства как основы для формирования нравственно здорового поколения с классической системой. ценностей.

Дмитрий Коган много времени уделяет благотворительной деятельности и акциям поддержки в пользу детей и молодежи. Он входит в Совет по качеству образования при президиуме генсовета партии «Единая Россия» и Инициативной группе, проводившей открытое письмо РФ с просьбой ввести в заблуждение наказания за преступления, направленные против детей и подростков.Вместе с Дмитрием Коганом обращение подписали известные музыканты, актеры, журналисты, работники телевидения и просто люди, которым небезразлична эта серьезная проблема.

2006 г. - лауреат Международной премии в области музыки да Винчи.

Дмитрий Коган умер за 38 лет жизни. Известие о его смерти шокировало общественность. Известный и невероятно талантливый музыкант был самым популярным скрипачом современности, и его смерть стала невероятной потерей для музыкального мира.Жизнь Дмитрия Когана была наполнена гастролями и концертами.

Дмитрий Павлович Коган родился 27 октября 1978 года в музыкальной семье. Отец Дмитрия был известным дирижером - Павел Коган, мать - пианисткой. Бабушка тоже была педагогом и музыкантом, а дедушка Леонид Коган - был известным и очень популярным скрипачом и заслуженным артистом Советского Союза. Дмитрий начал играть на скрипке с 6 лет после учебы в Московской музыкальной школе. После окончания школы поступил в Московскую консерваторию и университет в Химках.

Дмитрий Коган Скриппер: биография, болезнь - правда о личной жизни музыканта

Уже в 1996 году Дмитрий колоссально выступал с симфоническим оркестром консерватории, а в 1997 году давал концерты по странам Европы и Азии. Дмитрий Коган был художественным руководителем в Приморском крае в 2004 и 2005 годах. За всю свою скриншотовую карьеру он выпустил более 10 дисков. Дмитрий активно развивался и был уже состоявшимся музыкантом. Он организовал благотворительный концерт «Large Music Times», а также часто занимается благотворительностью.Его знали не только в нашей стране, но и за ее пределами.

Дмитрий Коган в 2009 году женился на Ксении Чилигаровой. Супруга Дмитрия была светской львицей и главой глянцевого журнала. Также Ксения была дочерью известного полярного исследователя и депутата Госдумы Артура Чингургарова. Дмитрий и Ксения прожили в браке три года и уже в 2012 году расстались. Ксения любила светские вечера и яркую жизнь, но Дмитрий терпеть их не мог. Так что героев сравнивать не стали, но развод прошел мирно.В браке у них не было детей.

Скрипач Дмитрия Когана умер 29 августа 2017 года от онкологического заболевания. Дмитрий долгое время болел раком, который погубил самого талантливого музыканта.

Печальная новость о смерти невероятно талантливого и известного скрипача Дмитрия Когана привела в ужас публику. Как известно, Дмитрий долгое время боролся с онкологическим заболеванием, с которым не мог справиться. Известный скрипач скончался от рака 29 августа 2017 года. Пользователи сети уже выражают соболезнования в связи с утратой.

Дмитрий Коган был самым известным русским скрипачом современности. Музыкант не только вел активный гастрольный тур и выпустил множество альбомов, но и занимался благотворительностью. Знаменитый скрипач родился в семье музыкантов в октябре 1978 года. Его дед был очень известным скрипачом и заслуженным артистом СССР Леонид Коган. Папа Дмитрия - знаменитый дирижер Павел Коган. Мать - пианистка, а бабушка - музыкант и скрипачка. Так что Дмитрий с детства взял скрипку и занялся музыкой.

Уже в 10 лет он выступал в симфоническом оркестре, а в 15 лет Дмитрий Коган дал концерт в Московской консерватории. Дмитрий поступил в Московскую музыкальную школу, а после в 1996 году сразу поступил в два вуза - в Академию в Хельсинки и в Московскую консерваторию. В 1997 году Коган отправился с гастролями по Европе. В 1998 году Дмитрий выпустил уникальный альбом, в котором исполнил все 24 каприза Паганини. Отметим, что таких музыкантов в мире единицы.

Дмитрий Коган Скриппер: биография, личная жизнь, фото

Прославился после благотворительного концерта «Времена большой музыки», а также после написания альбома для детских школ.Дмитрий Коган в 2009 году много гастролировал по России, а в 2010 году получил звание Заслуженного артиста России.

Дмитрий Коган был женат на светской львице. Его супруга была главой одного из глянцевых журналов. Но брак не увенчался успехом. За три года совместной жизни пара развелась. Причина заключалась в том, что жена Дмитрия любила светские вечеринки, которых он просто не терпел. И вот Рак лишил жизни молодого музыканта, которому предстояло переживать период расцвета.

Ксения Чилингарова Квартира в Москве от Crosby Studios

«Я познакомилась с Ксенией через общего друга, и у нас сразу возникла связь, основанная на схожих вкусах в искусстве, дизайне, моде и архитектуре. , » вспоминает архитектора из Нью-Йорка Гарри Нуриева, основателя Crosby Studios, работавшего над проектом. «Она была открыта для моего дизайнерского подхода». Домовладелец и архитектор также имели одинаковое русское происхождение и ориентиры, что послужило источником вдохновения в разных помещениях.

Одна из главных просьб Чилингаровой - поставить много стен для развешивания работ Евгения Антуфьева, Николая Кошелева и его сестры Вики Кошелевой. «Для меня важно, чтобы люди, которые приходят ко мне в гости, понимали, кто я и что мне нравится», - говорит Чилингарова. «Я люблю современное русское искусство и инвестирую в него, чтобы поддержать художников; и я тоже люблю моду ».

Задачей Нуриева было также создать комфортное и теплое место, где домовладелец мог бы устраивать вечеринки и фотосессии. Вся мебель была изготовлена ​​на заказ, в том числе стеллажи с порошковым напылением и решетчатые светильники, а в квартире был установлен паркет в елочку, а на стенах с окнами и деревянными панелями был установлен паркет.

«Мне очень нравится мебель, которая появилась в результате нашего обсуждения с Гарри о сочетании традиционного русского фольклора и уличного искусства», - говорит Чилингарова. Среди любимых вещей модельера - пушистый розовый пуфик в гардеробной, фиолетовый диван в гостиной и синие кресла. «Очень важно быть окруженным вещами, которые поднимают ваш дух и дают вам вдохновение и энергию», - говорит она.

Нуриев исследовал квартиры советской интеллигенции, чтобы воплотить этот проект в жизнь в винтажном стиле. «Мы хотели взять лучшее из русского наследия, но в то же время сделать его смелым и элегантным», - говорит он. «На протяжении всего времени работы над этим проектом мы придумывали новые идеи. Например, как только я увидел фотографию традиционного русского дома из поездки Ксении в небольшой городок недалеко от Москвы, я задумался об этих белых льняных шторах, которые до сих пор можно увидеть в русских деревнях и постсоветских странах. и мы построили целую историю вокруг этой эстетики.»

« В моей квартире есть укромные уголки, где я просто люблю проводить время, смотреть или что-то изучать, читать, писать », - добавляет Чилингарова. «Мой дом - моя крепость и место, где моя душа чувствует добро».


[Изображения любезно предоставлены Crosby Studios. Фотография Михаила Лоскутова.]

Covid-19 Голоса по всему миру | журнал nss

Simona Carchia

Милан, Италия

Bonne Reijn

Амстердам, Нидерланды

Teng Kuan

Perth, Australia

Luca Finotti

Уоррен

Париж, Франция

Чую Вен

Атланта, Джорджия

Фиона Занетти

Лозанна, Швейцария

Эштон Гохил

03 Лондон, Великобритания

a , Дания

Клара Лузиан

Буэнос-Айрес, Аргентина

Франсуа Морис

Нант, Франция

Валентина Контато

Милан, Италия

9000 4 Takis Zontiros

Лондон, Соединенное Королевство

Каллум Маллин

Лондон, Соединенное Королевство

Майло Блэк

Лондон, Соединенное Королевство

Мария Бернад

Эльче, Аликанте

Испания Гульельмо Джиоми

Остров Эльба, Италия

Бернабе Аревало

Буэнос-Айрес, Аргентина

Джош Любер

Детройт, Мичиган

Шези Манези

Великобритания

Милан, Италия

Елена Моттола

Париж, Франция

Лирон Эйни

Ришон-ле-Цион, Израиль

Джильда Амбросио и Джорджия Тордини

Милан, Италия

04 Мануэла Стрипполи

Милан, Италия

Крис Данфорт

Берлин, Германия

Агата Мужен

Париж, Франция

Александра Бонди де Антони

000 Берлин, Германия

Ли

Перт, Австралия

Софи Фатуретки

Вена, Австрия

Вилли Иффланд

Лейпциг, Германия

Джузеппе Дамато

Милан, Италия

8 Милан

Эмма

Ларо Лагоста

Порту, Португалия

Борами Вигье

Париж, Франция

Виттория Пьетрополи

Милан, Италия

Симоне Ноа Хедал 9hagen марка

Энрико де Финис

Милан, Италия

Саша Цзян

Шанхай, Китай

Рода Аль-Тани

Доха, Катар

Мадрид

9 Испания

Эмануэль Д'Анджело

Лос-Анджелес, Калифорния

Джо Розенталь

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Николай Жан Франсуа

Тайбэй, Тайвань

Карла Лейдла

, Австралия

Луиза Цехофски

Копенгаген, Дания

Данило Паура

Римини, Италия

Элиза Вото

Милан, Италия

Наталия Бонифаччи

0004 Chiara Capitani

Милан, Италия

Emanuela Amato

Париж, Франция

Gonzalo Borondo

Сеговия, Испания

Leo Colaciccio

Leo Colaciccio

Bari , Великобритания

Павел Огородников

Москва, Россия

Joey Lit

Tema, Гана

Маго Довженко

Берлин, Германия

Барселона

Барселона

Aleesha Rose

Николо Парсензиани

Милан, Италия

Ксения Чилингарова

Москва, Россия

Габриэль Каннемейер

Кейптаун, Южная Африка

Такеши Ишида

a, Фукеши Ишидаa apan

Общественное владение

Мюнхен, Германия

Джанлука Кантаро

Милан, Италия

Хелена Куэста

Мадрид, Испания

Силас Ода

Силас Ода

, Дания

Кан Дагарслани

Стамбул, Турция

Вера Ирми Стефания Кальканьо

Милан, Италия

Маргерита Викарио

Рим, Италия

Анне Йоханнсен

Дания

Копенгагена Дубай, Объединенные Арабские Эмираты

Brianna Lance

New York, New York

Mumi Haiati

Berlin, Germany

Anne-Laure Mais

Paris, France

Николь Руджеро

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Лоуренс фон Мохл

Лос-Анджелес, Калифорния

Альберто Мария Коломбо

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Франс Лилле,

Кай Ландре

Барселона, Испания

Саша Мей

Монреаль, Канада

Джоан Пала

Барселона, Испания

Адриан Бубьянко

Токио, Япония

2

Токио, Япония

2

Токио, Япония

2

Токио, Япония

Филадельфия, Пенсильвания

Лин Херш

Палм-Спрингс, Калифорния

Палома Ланна

Барселона, Испания

Франческо Жироне

Лондон, Великобритания

9000 4 Giacomo Piazza

St Moritz, Switzerland

Mei Kawajiri

New York, New York

Lee Stuart

Амстердам, Нидерланды

Sam Handy

Herzogenaurach Галавотти

Милан, Италия

Келли Фоли

Тема, Гана

Алина Тимофеева

Лос-Анджелес, Калифорния

Кэри Фаган

Хьюстон, Техас

9

, Хьюстон, Техас,

Германия

Юрий Марио Марилунго

Гонконг

Вито Ферникола

Париж, Франция

Элиана Гил Родригес

Лос-Анджелес, Калифорния

Стефания Пичелли

Бангкок, Таиланд

Эньи Пенья Скарпетта

Богота, Колумбия

Симоне Риццо и Лорис Мессина

Милан, Италия

Доменико Ромео

3 Милан

Elio Abio 9002 Париж, Италия , Франция

Эмерик Чатчуа

Монреаль, Канада

Мануэль Марелли

Милан, Италия

Марина Дель Мар

Аликанте, Испания

Клеменс Кучинка

Клеменс Кучинка

Элиа

Лос-Анджелес, Калифорния

Хорхе Эскориал (переработанный J)

Мадрид, Испания

Софи Уиллисон

Сидней, Австралия

Иссак Лам

Гонконг 9007 9

Пьер-Луи Леклерк

Марсель, Франция

Хиба Шахбаз

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Федерико Баренго

Милан, Италия

82

Lregane

Лука Имбимбо

Париж, Франция

Авдотья Александрова

Москва, Россия

Валентина Морено

Амстердам, Нидерланды

Odonchimeg Davaadorj France

Odonchimeg Davaadorj France

Веве, Швейцария

Мирко Борше

Мюнхен, Германия

Шейн Гонсалес

Лос-Анджелес, Калифорния

Эвани Фраусто

Лондон, Великобритания

Rose Villain

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Мишель Дель Рио

Сан-Франциско, Калифорния

Джанги Джордано

Милан, Италия

Апартаменты Artsy Ksenia Chilingarovas в Москве

от Crosby

Российский модельер Ксения Чилингарова познакомилась с известным московским и нью-йоркским архитектором Гарри Нуриевым из Crosby Studios общим другом.«У нас сразу возникла связь, основанная на схожих вкусах в искусстве, дизайне, моде и архитектуре. Она была открыта для моего дизайнерского подхода », - говорит Нуриев.

Как только встретились, сразу щелкнули. «Думаю, это была любовь с первого взгляда», - констатирует Чилингарова. Неудивительно, что результатом их сотрудничества стал потрясающий, полный искусства и русских акцентов проект, уже полюбившийся миру дизайна и прокомментированный в журнале Architectural Digest Magazine .

Цель заключалась в том, чтобы превратить квартиру Чилингарова в место, полное жизни и искусства, поскольку у нее есть впечатляющая коллекция работ Евгения Антуфьева, Николая Кошелева, Саши Пастернака и Вики Кошелевой.

Дизайнер - очень гостеприимный человек, часто устраивает небольшие вечеринки и собрания художников и творческих посетителей. Ей не нужна была квартира, которая выглядела бы как музей, а скорее теплое, гостеприимное пространство, в котором было бы комфортно, но в то же время изысканно.

«Для меня важно, чтобы люди, которые приходят ко мне в гости, понимали, кто я и что мне нравится. Я люблю современное русское искусство и инвестирую в него, чтобы поддержать художников », - говорит Чилингарова. «Мне нужно было место для жизни, а не музей», - говорит она.«Место, где я мог бы проводить небольшие вечеринки для молодых русских художников, стилистов и журналистов. Почти каждые две недели молодой стилист или фотограф хочет сделать модную или художественную фотосессию в моей квартире ».

Благодаря взаимной любви к цветам и общему советскому воспитанию Нуриеву и Чилингаровой удалось создать поистине уникальное пространство. В Советской России к ним всегда относились неодобрительно, так как они не соблюдали школьные правила и увлекались эксцентричной одеждой и занятиями.

Нуриев решил объединить современные, смелые цвета и узоры с ретрофутуристической русской эстетикой, которая соответствовала их личным стилям; «Для меня советский дизайн - это элегантная офисная жизнь с деревянными панелями на стенах и множеством шкафов».Это были все те потайные шкафы и большой шкаф.

Дизайнер хотел взять лучшее из русского наследия, но в то же время сделать его смелым и элегантным. В результате он создал комнаты с окнами и стенами, обшитыми деревянными панелями, а полы выложил паркетом в елочку, чтобы он напоминал паркет в русских школах. Кроме того, он решил повесить на окна кружевные занавески, которые раньше были у русских бабушек в своих домах.

Вся мебель была изготовлена ​​на заказ.«Мне очень нравится мебель, которая появилась в результате нашей беседы с Гарри о сочетании традиционного русского фольклора и уличного искусства», - комментирует Чилингарова. Кресло, обеденные стулья и огромный обеденный стол были вырезаны из дуба. В квартире также есть некоторые изделия самого Нуриевых, такие как стеллажи с порошковым покрытием и переносные светильники в гостиной.

«Мой дом - моя крепость и место, где мне хорошо на душе», - констатирует Чилингарова. И мы должны признать, что ее место действительно дает очень расслабляющую и комфортную атмосферу.

Crosby Studios проектирует дом для российского модельера

Когда два творческих ума встречаются и сотрудничают над проектом, результат неизбежно будет уникальным. В качестве примера можно привести московскую квартиру модельера Ксении Чилингаровой, которая доверила Гарри Нуриеву из Crosby Studios сделать пространство визуально смелым, но при этом изысканным.

«Я познакомился с Ксенией через общего друга, и у нас сразу возникла связь, основанная на схожих вкусах в искусстве, дизайне, моде и архитектуре», - вспоминает Нуриев.«Она была открыта для моего подхода к дизайну, и я чувствовал, что [это] будет отличным сотрудничеством». У русского архитектора и дизайнера из Москвы и Нью-Йорка был карт-бланш на превращение пустой квартиры в калейдоскоп цветов и истинное отражение личности и стиля владельца.

Расположенный в Кутузовском районе - историческом районе недалеко от центра города с красивыми послевоенными зданиями - дом площадью 280 квадратных метров оказался для Чилингаровой нелегкой находкой.«Я давно искала большую квартиру, потому что в какой-то момент поняла, что мне нужно больше места для себя», - объясняет она. «В центре Москвы сложно найти большие помещения с высокими потолками и обилием естественного света. Именно это я нашла в своей новой квартире, поэтому и влюбилась в нее. Я также хотел [иметь] много стен, на которых можно было бы вешать красивые произведения искусства, и большую гардеробную. Все это собралось вместе [здесь] ». С двумя спальнями (главная и гостевая), двумя ванными комнатами, гостиной, отдельной кухней и кабинетом, ощущение простора присутствует в каждом уголке квартиры.

«Большинство стен белые по двум причинам», - поясняет Нуриев. «Во-первых, мы хотели добавить как можно больше света. Во-вторых, нам нужен был подходящий фон для коллекции произведений искусства - мы не хотели, чтобы стены отвлекали внимание. Но мы добавили много разных цветов, экспериментируя с мебелью, сделанной на заказ: есть светло-голубые стулья, фиолетовый диван, розовый табурет, зеленая скульптура и т. Д. Мы [также добавили] некоторые ностальгические деревянные детали, такие как лиственная древесина в советском стиле. пол и предметы мебели, которые придают пространству немного тепла.”

С полками с пурпурным порошковым покрытием, разработанными Crosby Studios, и парой тотемов из резного дуба, гостиная четко воплощает все эти концепции, становясь настоящим праздником для глаз, где контрасты между цветами, текстурами и стилями используются для создания баланса во всем. . Натуральная ткань для нескольких элементов декора, сталь для некоторых предметов и абстрактный узор терраццо для ванны дополняют образ.

Для вдохновения Нуриев начал с модного вкуса Чилингаровой.Однако глубокое исследование квартир советской интеллигенции помогло воплотить этот проект в жизнь с винтажным оттенком. И архитектор, и модельер смотрели фильм 1977 года « Служебный роман » в детстве, и он также стал эталоном, в частности, для стен с окнами и деревянными панелями.

«Мы хотели взять лучшее из русского наследия, но в то же время сделать его смелым и элегантным», - говорит Нуриев. Мебель на заказ, которую любит Чилингарова, стала результатом ее разговоров с Нуриевым о сочетании традиционного русского фольклора и уличного искусства.От начала до конца дуэт доводил до мелочей каждую деталь, пока не добился совершенно уникальной атмосферы.

«На протяжении всего времени работы над этим проектом мы придумывали новые идеи, - говорит Нуриев. «Например, однажды я увидела фото традиционного русского дома из поездки Ксении в небольшой городок недалеко от Москвы и сразу вспомнила об этих белых льняных шторах, которые до сих пор можно увидеть в русских деревнях и постсоветских странах. - и мы строим целую историю вокруг этой особой эстетики, которую вы можете заметить на кухне.«В основном черно-белая, эта область имеет ярко-желтые пятна через стул, прозрачный шкаф и люстру.

«Изнутри вы обычно сразу получаете представление о том, что собой представляет домовладелец, и для меня было важно, чтобы люди, приходящие в гости, могли понять две вещи: что я люблю, поддерживаю и вкладываю в современное русское искусство, и что я любить, писать о моде и инвестировать в нее тоже », - говорит Чилингарова, которая также хотела выразить чувство уюта и комфорта, чтобы делиться моментами и разговорами в непринужденной обстановке со своими друзьями.

Работы начинающих и известных российских художников, в том числе Николая и Вики Кошелевых, Анны Титовой, Евгения Антуфьева, Саши Пастернак, Марии Качаравы, Дмитрия Миронова, Софьи Ступенковой, Ольги Чернышовой и других, украшают дом. Он стал убежищем Чилингаровой, но владелец также использует его для проведения небольших вечеринок для молодых художников, стилистов и журналистов, а также для фотосессий в сфере моды и искусства. Однако квартира, наполненная редкими предметами искусства и дизайна, не похожа на музей.Напротив, он излучает характер и вкус своего обитателя.

«Это место, где мне хорошо на душе», - говорит она. «В моей квартире есть укромные уголки, где мне просто нравится проводить время, смотреть или что-то изучать, читать, писать». Чилингарова особенно любит помещения: небольшой домашний офис, в котором она работает, и, прежде всего, великолепная гардеробная, которая является настоящим шедевром, что неудивительно для знатока моды. Стены были выкрашены в очень изысканный розовый цвет, чтобы подчеркнуть коллекцию одежды и аксессуаров, а также служить фоном для волосатой розовой оттоманки - одной из любимых вещей Чилингаровой.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *