Я не могу так больше жить: Я с детьми деградирую и не могу так больше жить

Содержание

Я с детьми деградирую и не могу так больше жить

Яна, читатели, прошу рассмотреть мое письмо. Я в отчаянии. Прочитала пост про девушку, которая поубивала своих детей и подумала, что хорошо ее понимаю. Нет. вы не подумайте, мне не хочется убивать своих детей. Но жить иногда не хочется, да. А иногда я подумываю, что может быть им будет лучше, если я их всех куда-то отдам. Потому что я плохая мать, и им со мной плохо. Но мы в России. Ту все так непросто. Пока такие брошенные дети куда-то попадут, они такого натерпятся, что сразу отбрасываешь такие мысли.

У меня ощущение, что я деградирую. Я когда-то была такой умной и интересной девушкой. У меня были мечты. Я хотела учиться и интересную профессию. У меня были зобби. Золотые руки. Все говорили, что хорошо получается. Я шила себе и сестрам наряды, была всегда красиво одет. Ходила в клубы танцевать. У меня было много друзей. Я книги читала! И у меня были подруги, с кем книги обсудить!

Потом я вышла замуж. Как-то все так начиналось красиво. Муж на руках носил и рассказывал, как он мечтает со мной о большой семье, доме и счастливой жизни. Родился ребенок — я отложила учебу, а была на 2 курсе. Не успела опомниться, как он начал «давай второго». Сказал — представляешь, «отстреляешься», а потом делай что хочешь. Родишь потом будешь учиться и карьеру делать спокойно, на ноги вставать, чуть повертишься и уже дети большие. В общем так мы родили трех погодок за 5.5 лет. И ничего у меня в это время не было, кроме детей и пеленок. Я даже и не заметила, как рассосались все мои друзья, интересы и развлечения. Какая там учеба или работа.

Недавно я в блоге прочитала, что молодая мама радовалась пойти куда-то в гости с другими взрослыми и без детей. Потому что там у нее будет возможность использовать весь свой словарный запас. Я это прочитала и зарыдала. Потому что мне кажется, что я уже не то чтобы читать, я говорить разучилась! Только гугу и муму.

А муж мой год назад вдруг нас бросил. Нашел другую, вот так все прозаично. Платит алименты, но их хватает с трудом. Мы жили на съемной квартире, там он меня оставил. Ипотеки и дома не было, он просто на дом «копил». На свой счет. Судились, чтобы мне отдали половину этих денег, но пока два суда и у меня только расходы.

На самом деле, если бы я получила эти деньги, я бы все равно не стала строить дом или квартиру. Я бы наняла няню! Я не могу, я верчусь одна с тремя детьми. Мама и сестры в другом городе, очень далеко. Они не могут ко мне приехать. Звали к себе. Юрист говорит, если я уеду не досудившись, вообще ничего больше никогда не добьюсь от мужа.
И вот перед началом карантина я думала, что хуже уже не бывает. А потмо оказалось, что бывает. Моему младшему полтора года. И вот я с тремя детьми одна в квартире. Закрыта. У меня вообще жизни нет. Я люблю детей. Но я просто не могу уже, от крика, бардака и пеленок. Не могу. Я вообще перестала выходить, и мне хочется застрелиться. С детьми час собираемся, чтобы на 15 минут выйти погулять. Потом начинается — я хочу домой, я хочу в туалет — и разворачиваемся обратно. У нас весь день телевизор, и все кто умеют, пялятся в него. Чтобы не переубивали друг друга. Ни на что сил нет. Какие там развивающие игры или нормальное общение. Я успеваю утром покормить, всех одеть, как-то собрать немного самый бардак тут, выйти погулять, потом обед и так наступает ночь и усталость и когда уже все уснут.

Я не знаю, как из этого выйти. Но часто очень хочется просто выйти в окно. Хочу быть снова человеком, учиться и работать. Общаться с взрослыми людьми. Но как? Но где? Что делать?
Спасибо за любые советы.

***

Здравствуйте!
Ситуация у вас действительно тяжелая. Но я вижу один просвет: вы не одна на свете. У вас есть мама и сестры, и они зовут к себе поближе. Обещают вам помочь. Честно говоря, мне кажется, что это — хорошее предложение. Если каждая из них иногда посидит с кем-то из ваших детей, вам от каждого такого жеста станет легче. И так потихоньку все станет полегче. А потом, когда жизнь наладится, можно будет снова думать о какой-то учебе и работе. Сейчас много чему можно научиться и через интернет. И практику где-то пройти. Дети станут побольше, и скоро наснут дружно уходить в садик и школу хотя бы на полдня.

А что касается совета юриста — то он странный. Вы же не в другую страну уезжаете. (При том, что даже находясь в разных странах, люди успешно судятся.) Внутри страны почта ходит, и юристы работают. Я думаю, что вам нужно приехать к маме и сестрам, и нанять там нормального юриста, который поможет вам отсудить деньги, которые вам положены. (Наверняка такие есть, если муж все эти годы что-то копил, и у вас столько общих детей.) И я уверена, что такое можно выяснить и на расстоянии. В крайнем случае юрист или вы вместе можете поехать еще раз туда, где вы сейчас живете — на один день, на заседание суда. Зато к вас сразу появилась бы помощь, а это очень важно. Я думаю, что больше всего вы страдаете от одиночества, что никого рядом нет, на кого модно было бы положиться, и с кем можно пообщаться. И в каких-то ситуациях некого попросить о любой помощи. А так будут рядом родные люди.
Так что желаю вам перебраться поближе к тем, кто вас любит и хочет помочь! От этого наверняка сразу станет легче дышать, а там и все остальное как-то разгребете! Удачи вам!

Я не могу так больше жить. Я думаю умереть, чтобы больше не причинять проблем своей семье.

Здравствуй, Аида.

Непростая ситуация сложилась у тебя… Все было хорошо и дома, и на учебе, и с друзьями….И тут этот переезд…Ты, надо полагать, не хотела переезжать? Все произошло против твоей воли (но наверняка в силу весомых обстоятельств). Всё вокруг новое, в школе не приняли — все злые вокруг. Выход нашла в новой компании, где, для того чтобы сойти за свою, нужно пить, курить и т.п.

Мне кажется то, что с тобой происходит — это протест. Внутренний и внешний. Тебе не комфортно быть в таком состоянии, потому что ты не такая на самом деле, но это твоя защита, которая помогает тебе «быть на плаву» — так проще. Поэтому ты и не испытываешь каких-то чувств (стыд, раскаяние, радость — какая уж тут радость в такой ситуации).

Тебе кажется, что никто не слышит и не понимает тебя или не хочет слышать и понимать. Ты кричишь, а никто не слышит…

По поводу мыслей о смерти…ты здраво рассуждаешь. Ведь что можно доказать этим? «Смотрите, вы все меня не понимали, а я взяла вот так и ушла, а вы виноваты» Так себе представляешь? Но если поразмыслить…ты причинишь огромную боль своим близким, но миру этим ничего не докажешь и проблемы не решишь.

Неужели не хочешь закончить это все и начать заново? Закончить школу и поступить в институт/пойти работать/заняться чем-то действительно интересным. Это новые люди, новые увлечения, это создание семьи в конце концов. Ты можешь сделать себя любой. Тебе выбирать.

Конечно, на реабилитацию нужно время да и силы. Пройдет время и все, что сейчас кажется неразрешимым, будет просто страницей из жизни, которую ты перелистнешь и будешь жить дальше так, как сама захочешь. Наверняка у тебя есть мечты и желания, какие-то важные, еще из детства…вспомни!

Трудности с заданиями.

..они кажутся невыполнимыми, пока не начала, но потом станет легче, проще.

По-хорошему, Аида, тебе нужно разговаривать с человеком, которому доверяешь, поделиться, выговориться (мама и бабушка — пробовала сесть и поговорить по душам? Объяснить почему так ведешь себя, что чувствуешь, как тебе тяжело и как нужна их поддержка). Или обратиться к школьному психологу (или к частному, если есть такая возможность).

Просто не оставайся один на один с этим. Есть те, кто выслушает тебя и поможет выбраться из этой ситуации. Если ты не найдешь отклика у родных — пиши на сайт или обратись в службу «Телефон доверия».

С искренними пожеланиями удачи, Прасканова Екатерина.

Оцените ответ психолога:

Я не могу так больше жить… — фанфик по фэндому «Tianmei de Yaohen»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением

Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям

Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке

Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

«Я так больше не могу!»

«Я так больше не могу!» Этот крик человеческой души мы слышим чаще, чем хотелось бы. Это последнее, что человек может внятно сформулировать, когда совсем плохо.

И, ведь, этот крик обязательно кому-то адресован. Даже, если сам человек не видит, кто бы мог ему реально помочь. Все равно, какая-то надежда есть. 

Вот фрагменты из писем: 

«Я так больше не могу жить! У меня нет желания сидеть дома, я хочу идти на работу, зарабатывать, быть независимой. Но муж против. Он считает, что он будет распоряжаться всей моей жизнью? и я буду жить так, как он захочет. Вместе мы не бываем. Он или на работе или с друзьями. Говорит, что жена должна „сглаживать углы“, и строить семью. Я не могу строить семью одна… Я не могу так больше… Я хочу уйти…» 

«У меня другая семья, брак счастливый. Но первый муж не оставляет меня в покое. Он очень деспотичный, жестокий человек, с очень завышенной самооценкой и кроме его мнения ничего не существует. Когда мы с детками ушли, я у него во всём была виноватой. Бесконечные преследования, слежки, оскорбления, унижения, угрозы и т.д. Я пережила сильный психологический стресс. Это живёт во мне, обида, злость, иногда ненависть.

Я много раз пыталась. Я не хочу видеть его, но приходится, ведь дети общие. Я только слышу его голос, меня начинает трясти всю, долго не могу успокоиться. Я не могу так больше…» 

«Очень мучает ревность к прошлому моей жены. У нее до меня были другие мужчины. Абсолютно ей доверяю сейчас, но то, что было в прошлом … Я боюсь, что она что-то скрывает и их было больше. Ничего с собой сделать не могу. Говорить пробовали… Она уверяет, что не обманывает, но иногда доходит до скандалов. Последние два месяца вообще уносит крышу… Все время чего-то боюсь. Боюсь потерять семью… Я так больше не могу!..». 

А это — из сети: 

«Меня предали… Я пытаюсь порвать с ней каждую неделю, но все никак — нас слишком многое связывает. Но с другой стороны, я так больше не могу.» 

«Я не могу понять, что я сделала плохое? Он начал кричать, что я … и ушел. А я так больше не могу. Я не знаю, как мне жить…» 

«Как хочется провалиться сквозь землю. .. Я больше так не могу существовать!!!!» 

«Все я так больше не могу!!!!!!! Сойду сейчас с ума!!!! Ненавижу это все!!! сделай выбор — я или она?.. не делай мне больно!!!!» 

«Странное состояние, хочется плакать, что-то болит и скрежещет что-то внутри, но не знаю что; плохо, плохо, все так обычно, одинаково, скучно, и я уже просто не могу здесь находиться; такое ощущение, что я схожу с ума; на меня давят эти дурацкие стены; как они мне осточертели! я просто больше не могу…» 

«Я просто человек, который не знает что делать… Я так жить больше не могу!!! Как же мне больно.» 

И там и здесь человек не соглашается дальше мириться с тем, что сложилось у него в жизни (я не могу больше ТАК!), а КАК по-другому не знает. Помочь человеку выбраться из такого тупика и есть задача психолога как специалиста. Так устроено цивилизованное общество. Если людям бывает «плохо», значит должны быть специалисты, которые помогают справиться с этим «плохо».  

Когда у Вас или у Ваших близких напрашивается или уже явно звучит мысль «Я так больше не могу!», поймите ее правильно — пора что-то важное менять в нужную сторону! Лучше, быстрее и надежнее делать это со специалистом. 

 

как избавиться от чувства вины перед ребенком — Рамблер/женский

Чувство вины всегда окрашено в негативные тона – странно предполагать, что может быть как-то иначе. Но что, если посмотреть на это под другим углом? Взрослый, который испытывает угрызения совести по отношению к ребенку, умеет рефлексировать и видеть собственные недочеты. А значит, он вполне сможет найти в чувстве вины ресурс для искупления и сделать выбор в пользу здоровых отношений с ребенком. В этом вопросе «Летидор» разбирался вместе с психологом, экспертом проекта «Родительский университет: PRO-родители» ГК «Просвещение», Еленой Кузиной. Самое деструктивное чувство Родители, которые испытывают чувство вины, все-таки лучше тех, кто считает, что прав во всем. Но все же украшать заведомо тяжелое чувство бантиками мы не будем. От объективной реальности никуда не денешься: да, чувство вины давит, да, с ним сложно справиться, да, оно мешает жить. И с точки зрения эмоционального интеллекта чувство вины – одно из самых деструктивных для человека. Иногда оно затягивает в такие омуты, что нам становится тяжело воспринимать реальность и в бесконечной рефлексии мы застреваем на долгие годы. Но, чтобы встать на путь исцеления, важно помнить, что каждый человек имеет право на ошибку. Как вина отравляет жизнь Признать собственную ошибку – это не слабость, а волевой искренний порыв стать ближе и попытаться исправить то, что когда-то сломалось в отношениях. А если проблема многолетняя, запущенная? Если чувство вины с годами только возрастает и другого пути, кроме как баловать ребенка модными гаджетами и игрушками, просто нет? Как загладить вину? Как вновь стать достойным отцом или любящей матерью? Для начала разберемся, как чувство вины портит нам жизнь. Во-первых, оно не дает быть собой. Во-вторых, оно держит нас где-то на задворках прошлого – постоянно хочется отмотать назад, стереть какие-то события, переиграть ситуацию. В-третьих, вина заставляет нас быть зависимыми. Вместо того чтобы взять ответственность за свою жизнь и поступки, мы впадаем в состояние жертвы и запрещаем себе радоваться жизни . И, наконец, в-четвертых, чувство вины просто разрушает нашу психику: постоянное самокопание и желание достучаться до истины делает нас уязвимыми и слабыми. Для многих людей с депрессивными расстройствами или склонностью к самокопанию угрызения совести – настоящий наркотик. Без него существовать уже невозможно, но жизнь с ним становится невыносимой. Мы часто прикрываемся чувством вины как ширмой. Замечали? Проще страдать, чем совершать осознанные шаги для того, чтобы наладить отношения. Мы выбираем оставаться в негативе, потому что приковали себя к какой-то ситуации чувством вины: Я обидела его навсегда, поэтому всю жизнь буду ему служить, буду отрабатывать свое «плохое» поведение. Избавляемся от чувства вины Извинения и раскаяние – верный путь! Но не забывайте, что ребенку недостаточно покаяния родителя. В момент извинения вы принимаете на себя ответственность за все, что сделали (или, наоборот, не сделали) и выбираете другую стратегию. При правильном подходе извинение должно аннулировать все ваши предыдущие решения. Что должно следовать за извинением, чтобы было понятно – ситуация полностью отработана? Вместо вины возьмите на себя ответственность. Отбросьте формальный подход и долженствование. Хотите избавиться от чувства вины – будьте внимательны к своим ощущениям. Если вам ближе страдание с грузом вины, это серьезный повод задуматься. Почему вы привыкли жить так, чтобы устраивать препятствия на пути к достижению целей? Задайте себе вопросы, которые помогут отработать любую негативную ситуацию и не зацикливаться на чувстве вины: Если не так, то как? Что я хочу вместо этого? Снова автоматически поставили старую пластинку? Задайте себе вопросы еще раз, сформулируйте и запишите четкие ответы. Главное — вовремя осознать, где вы сейчас находитесь: в привычном вязком болотце чувства вины, которое обволакивает, опутывает и не отпускает, или на пути к исправлению – с четким намерением действовать по-другому и готовой стратегией. Ошибиться может каждый, и если вы совершили поступок, который можно исправить, в этом нет ничего страшного. Поинтересуйтесь у своего главного экзаменатора – ребенка – как лучше исправить ситуацию, чем помочь, что сделать. Как бы ты хотел, чтобы я себя вел? Не запутайтесь: речь о человеческих поступках и проявлении любви, а не о покупке нового айфона. Слепое подчинение детским манипуляциям снова загонит в бесконечный цикл чувства вины. Что делать, когда человек не принимает извинений Если ребенок не принимает извинения, даже когда вы сделали «все и даже больше», постарайтесь не попасть в старую ловушку. Не принимать извинения другой человек (к слову, не только ребенок) может по разным причинам, и это не обязательно манипуляция. Но, пожалуйста, поберегите себя, не впадайте в еще большее отчаяние, не закапывайтесь с головой в чувство вины, иначе сформируется созависимая связка : Я буду винить себя в этом до тех пор, пока не получу прощения. Прощение может не наступить. Кому-то просто нравится жить в обиде: характер такой, много других проблем, хочется переложить ответственность – причин очень много, и все они, увы, не зависят от вас. Просто примите решение, что больше не хотите жить с чувством вины. В конце концов, вы сделали все, что от вас зависит. А если человек все-таки простит вас, вы всегда открыты, чтобы возобновить отношения. Открытый лекторий организован проектом «Родительский университет: PRO-родители» ГК «Просвещение», проектом ГЕРОИ и Фондом Яны Поплавской. Фото: Depositphotos

«Я не люблю Матвея и не хочу так больше жить»

И ушла. Михаил запомнил, что в руках у него был заяц с зеленым пятном на животе и паровоз без колес.

Соседка побежала за мамой, но вернулась одна. Она долго плакала, а Миша не плакал — он пытался что-то сказать, но у него ничего не получалось. С тех пор прошло тридцать лет, а он до сих пор не справился с тем воспоминанием и, когда волнуется, не может произнести ни слова.

В детском доме Миша два года не спал, его лечили, возили по больницам, отправляли в разные санатории. Дети ему завидовали, потому что в детском доме было отвратительно, а в больницах его жалели, медицинские сестры и нянечки приносили конфеты, игрушки, читали ему книжки и рассказывали всякие смешные истории. Но лечение не помогло. В один прекрасный день все закончилось само собой, когда Миша наконец понял, что мама не придет. До этого он все еще надеялся, что она передумает и вернется. Но она не вернулась. И вот когда он это осознал, он уснул. Уснул, как убитый солдат.

Каждый брошенный ребенок день и ночь думает о том, почему остался без родителей. И сколько я слышала таких историй, сколько детей и взрослых рассказывали мне о том, как день за днем вспоминали свою жизнь и искали ту ошибку, тот роковой поступок, из-за которого все случилось, — лишь немногие понимали, что они ни в чем не виноваты. А большинство детей и мысли не допускало, что взрослые просто бросили их. Они говорили, что плохо себя вели, безобразничали, капризничали, вот мама и не выдержала.

Михаил тоже все школьные годы мучительно бился над этой загадкой. Он рассматривал себя в зеркале и видел там некрасивого мальчишку. Когда он получал «тройки», ему становилось легче — вот он какой бездарный, кому такой нужен.

Потом он окончил строительное училище, поступил в институт, с грехом пополам получил диплом и устроился на работу. Потом на другую, потом на третью… Везде его использовали, обманывали, подставляли, а он, в силу полного отсутствия жизненного опыта, никак не мог понять, что с ним происходит. В конце концов он отчаялся и устроился водителем такси. И однажды познакомился с человеком, который предложил перейти к нему на фабрику, персональным водителем.

Однако хозяина возил недолго — в один прекрасный день пригодился его строительный диплом, и его жизнь круто изменилась. Из человека на побегушках он превратился в мастера своего дела и в тридцать два года смог открыть свою строительную фирму.

А через год Михаил женился.

■ ■ ■

Лена тоже выросла без матери. Но у нее была бабушка, которая в ней души не чаяла, поэтому она знала, что такое дух дома, и с детства мечтала о большой семье. Первое время Михаил просто не верил в то, что у него появилось собственное гнездо, что в этом гнезде вкусно пахнет, что там его ждут и беспокоятся о нем.

Сначала они поселились в трехкомнатной хрущевке, а после рождения сына переехали в маленький дом, который Михаил построил собственными руками. Этот дом был его гордостью и принес столько радости, которую и сравнить было не с чем. Лена с наслаждением шила, вязала, обтягивала самодельные диваны и стулья веселеньким ситцем, в детской комнате устроила теремок, а для Михаила, в подарок ко дню рождения, в одной комнате оборудовала каюту на пиратском корабле.

И только одно обстоятельство омрачало эту безоблачную картину. После рождения сына Егора выяснилось, что детей у нее больше не будет.

Поначалу Михаил не придал этому значения. Егор занял все его жизненное пространство, он, неожиданно для самого себя, без труда вскакивал по ночам, возился с пеленками, гулял с коляской, все в этой новой жизни ему нравилось, и ничто не раздражало. Они с Леной спорили, кто лучше варит кашу, и Ленины подруги с завистью наблюдали за тем, как муж выставлял ее за дверь, чтобы она отдохнула, а сам без устали возился с ребенком.

И вот однажды Лена предложила ему взять ребенка из детского дома. Михаила это озадачило: зачем, когда у них все так хорошо? Но жена с утра до ночи говорила о том, что мечтает о большой семье.

Он не забыл о своей жизни в детском доме — да и, кто бы что ни говорил, нельзя об этом забыть, как о пережитом кораблекрушении. Михаил честно признался самому себе, что больше никогда не собирался переступать порог детского дома, не был готов к встрече с неродным ребенком, но Лена так горевала, так упрашивала его, что в конце концов он сдался. Потому что Лена стала для него не просто женой — она вернула его к человеческой жизни, где все друг другу нужны и все друг другу рады.

И когда Егору исполнилось четыре года, у них появился Матвей.

Мальчику было пять лет, но с виду они с Егором были одногодки. Он постоянно болел, почти ничего не ел, капризничал и плохо спал. Лена начала ходить по врачам, и в конце концов выяснилось, что у него редкое заболевание желудка, о котором не подозревали в детском доме. Оказалось, что Матвею нужно отдельно готовить и строго следить за питанием. Лена похудела, превратилась в щепку, но духом не упала и в точности исполняла все предписания врачей.

Участковый доктор из детской поликлиники как-то сказал Михаилу, что из-за таких детей нередко распадаются семьи, а Лена — герой из героев.

■ ■ ■

Михаил долго привыкал к появлению Матвея. Когда они с Леной ходили в детский дом и встречались с мальчиком, разговаривали, играли, у него внутри ни разу не загорелась красная лампочка: опасно! Потом он осознал, что в то время был повернут не к ребенку, а к Лене — пытался понять, что она чувствует, о чем думает, чего больше всего хочет. Семья держалась на Лене, а семья была для него важней воздуха.

Со временем все как будто встало на свои места.

Егор привязался к Матвею и вел себя как старший брат. Он жалел его, защищал, ему нравилось объяснять ему то, чего Матвей не понимал в силу прошлой жизни, и нравилось читать вслух — Михаил обратил внимание на то, что, когда Егор читает брату, он ведет себя как он, заботливый отец. То переспросит, понятно ли ему новое слово, то сбегает к маме за яблочком или за бананом. Михаил слышал приятную тихую музыку покоя. И дорожил ею.

Со временем Лена стала ходить на встречи многодетных семей и приглашать новых знакомых к себе. Так Михаил впервые увидел Илью и Ольгу Остроумовых, у которых было трое приемных детей.

Случилось это холодным ноябрьским днем, когда не хотелось не то что выходить, но даже и смотреть на улицу, в сад, который почернел от дождя. И тут появилась эта куча-мала: Илья нес на руках ревущего рыжего мальчика, а Ольга скакала на одной ноге, пытаясь обогнать двух девочек, которые на одной ноге удержаться не могли, а на двух, по правилам соревнования, прыгать было нельзя.

Лена очень обрадовалась гостям. Все как-то молниеносно устроились в гостиной. Мальчик Петя перестал реветь, а девочки Вера и Надя разлеглись на ковре и стали собирать паззл. Вскоре к ним присоединились Егор и Матвей. Лена принесла фрукты и плюшки с сахаром, которые всегда пользовались бешеным успехом у гостей. И Михаил почувствовал, что Остроумовы никакая не приемная семья, а настоящая, природная.

Со временем Остроумовы стали приезжать на все выходные. Они вместе катались не велосипедах, устраивали костры с сосисками и печеной картошкой, ходили искать секретики, а зимой носились по театрам и музеям. А Михаил все думал о том, почему у Остроумовых все хорошо, а у него из-за Матвея заноза, и вытащить ее не получается.

Матвей был не виноват: он очень старался поладить с Михаилом, выполнял все его просьбы и очень напоминал ему того ребенка, которым Михаил был в детском доме. Михаил прекрасно помнил это состояние: понравиться любой ценой. Но Матвей его раздражал. И когда мальчик это понял, он прильнул к Лене.

По мере знакомства с Остроумовыми Михаил стал думать, что раскрыл их секрет. И заключается он в том, что Илья и Ольга в силу обстоятельств сами не могли стать родителями. Они не знают, что такое родной ребенок, им неведомо ощущение кровного родства, поэтому приемные дети для них и есть родные. Лена слушала Михаила и молчала, то есть тихо не соглашалась. Но другого объяснения он так и не нашел.

Потом они вчетвером поехали отдыхать на Волгу. Сняли на берегу старый домишко, ловили рыбу, ходили в лес за грибами и ягодами. Однажды Михаилу по делам пришлось поехать в Москву. И вечером, когда с делами было покончено, он сел в машину и вдруг поймал себя на мысли, что хочет переночевать дома.

Он позвонил Лене, жена сказала, что у них все в порядке и он может не беспокоиться. И он поехал домой.

Был тихий летний вечер. Он сидел на террасе, пил квас, грыз чипсы, смотрел на Егоркины сапоги, которые они забыли взять с собой на Волгу, и думал о том, что готов целовать эти сапоги. А футболка Матвея, сиротливо болтавшаяся на бельевой веревке, ужасно пахла. Она, конечно, пахла детским стиральным порошком, да и не мог он ощущать никакого запаха, потому что сидел далеко, но в том-то и дело: ему чудился неприятный запах, и ему казалось, что это запах Матвея.

И все это Михаил однажды рассказал мне на улице, когда поехал провожать меня до метро.

■ ■ ■

Мы познакомились, когда я приехала в гости к семье Николаевых, усыновившей двух больных детей. Своих у них было трое, а усыновили они девочку с ДЦП, которая передвигалась на коляске, и слабовидящего мальчика.

У Николаевых была большая трехкомнатная квартира на первом этаже, и все, что им нужно было для счастья, — хорошая шведская стенка, которую я и привезла им в подарок от волонтеров «МК». А Николаевы дружили с Еленой и Михаилом. И вот Михаил вызвался установить стенку. Там я их впервые и увидела.

К Николаевым они приехали всей семьей. И вот мы сидели на балконе, смотрели, как Михаил управляется со стенкой, мамаши кудахтали над детьми, и вдруг я обратила внимание на то, что Михаил какой-то потерянный. Я видела его впервые, ничего о нем не знала, но так вышло — мне это бросилось в глаза.

Потом папа Николаевых пошел в магазин за провиантом и вернулся с огромной сумкой, в которой было несметное количество белых батонов, пакетов молока и гроздей бананов. Все засмеялись, а Михаил только улыбнулся и все смотрел, как Николаев-старший водит худой ручкой своего слабовидящего ребенка по этим бананам, а ребенок радуется.

Вообще, жизнь многодетных семей с усыновленными или приемными детьми — это другая планета. И тот, кто никогда на этой планете не был, никогда не узнает о себе чего-то важного и не имеющего названия. Там все другое: и постоянный гвалт, как в школе на перемене, и еда, и гора обуви и курточек-пальто на вешалке, и разбросанные по всему дому вещи, и слова, и интонации. Родители понимают друг друга с полувзгляда, один ребенок тотчас откликается, другой вообще не откликается, третий не слышит, четвертый занят, пятый спрятался и ждет, когда его найдут. Или один ревет, другой стоит в углу, третий делает вид, что его все это не касается, и так далее…

Есть люди, готовые отказаться от себя в пользу неродных детей.

Есть люди, которые находят себя в этих детях.

Есть люди, которым все это очень нравится, но не по силам.

И есть такие, которым все это ни к чему, — с собой бы как-нибудь разобраться.

Михаил спросил меня, чем я занимаюсь, и пригласил в гости. Вскоре я приехала, потом еще раз. Познакомилась с Остроумовыми, потом мы однажды всем табором пошли в цирк на Цветном бульваре, и я смотрела не на манеж, а на детей. Мне очень понравилась Елена, которая не умеет отдыхать и не знает, что такое плохое настроение. Я постоянно наблюдала за тем, как она, бегая по дому, гладила по голове то Егора, то Матвея. А Матвей всегда ловил ее руку.

Но с Михаилом что-то было не так.

И вот однажды он повез меня к метро, я сказала ему, что он кажется мне подавленным, и его прорвало.

Мы сидели в машине, как сбежавшие с урока старшеклассники, он смотрел перед собой и рассказывал историю своей жизни.

И наконец сказал: я не люблю Матвея. И не могу так больше жить.

Вот как тут быть? Как быть, когда на тебя падает небосвод, а бежать некуда?

Больше всего на свете Михаил дорожил своей семьей и женой Еленой. И при этом он наконец осознал, что из-за неродного ребенка жизнь в семье ему не по силам.

Это и есть: казнить нельзя помиловать. И куда ни поставь запятую, все будет неправильно.

Я посоветовала ему на время переехать в городскую квартиру и без свидетелей разобраться в происходящем.

■ ■ ■

Встретились мы через полгода.

Оказалось, что один он прожил три месяца, при этом через день ездил к семье, но вечером постоянно уезжал. Он честно рассказал Елене о том, что с ним происходит, а она уже и сама поняла, в чем дело. Она не стала плакать, скандалить — она не умеет ругаться, сказал Михаил, и жаль, что в эту минуту его не видела Елена.

Жена согласилась с тем, что ему нужно пожить отдельно.

И во время своего уединения Михаил понял, что ни при каких обстоятельствах не готов расстаться с Еленой.

Не каждому человеку в жизни судьба дарит свою половину, и не каждый умеет любить. Это ни плохо и ни хорошо, это как есть. Как жемчужина: раковин на морском дне хоть отбавляй, а драгоценное зерно встречается редко.

И он вернулся домой, но вскоре снова переехал в городскую квартиру. Теперь ему предстояло договориться с собой о том, как быть с Матвеем.

А Елена, которая давным-давно догадалась, что муж не принял неродного сына, все равно не отказалась от мечты о большой семье. У нее не получилось. Она ничего не говорила, но Михаилу и говорить было необязательно. И вот жена шла навстречу мужу, муж летел навстречу жене, и они никак не могли встретиться.

■ ■ ■

Я приехала в гости, когда Матвей пошел в первый класс.

Елена пекла пироги, Егор клеил фрегат, Михаил чинил велосипед, а мы с Матвеем пошли гулять.

Еще весной я спросила у Матвея, что ему подарить к школе. Он долго думал и попросил железную дорогу и зайца.

И гулять мы пошли втроем: Матвей, я и заяц.

Я очень боялась, что Матвей догадается, для чего я пригласила его на прогулку. А пригласила для того, чтобы от него, а не от Елены или Михаила, услышать, как он живет.

— Мне не жалко, я Егору дам поиграть в железную дорогу, — сказал он, когда мы отошли от дома.

— А если сломает? — спросила я.

— Конечно, сломает, — ответил Матвей и посмотрел на меня с укоризной. — Дети всегда все ломают. А папа починит.

И он рассказал, как папа починил Остроумовым старинный граммофон, а маме — дряхлую мясорубку. В магазине сколько хочешь электрических мясорубок, но маме нужна была бабушкина, а от нее потерялся какой-то винт. И папа сказал, что без этого винта никак — это винт и мясорубит, и надо искать. И нашел.

Потом Матвей рассказал, что выучил не все буквы. И еще случайно порезал ножницами папины любимые вельветовые брюки, и папа очень рассердился, но когда увидел, что Матвей горько плачет, пришел мириться и объяснил, почему все так получилось.

— И почему? — спросила я.

— Мало ли кому чего хочется, — сказал Матвей. — Надо стараться для кого любишь, а то весь дом можно разнести и все штаны порвать. Чего ж хорошего? Вот у меня один мальчик украл зайца и не признался, потому что дурак. Я хотел его наругать и даже толкнуть в яму, а папа сказал, что все глупости всегда делают слабые люди, а я же сильный.

А еще Матвей признался, что, когда папа идет спать, мама к нему приходит, и они шепчутся. Всем хочется перед сном пошептаться с мамой, даже сильным.

Первого сентября утром Матвей от волнения разревелся, и папа пошел сердиться в машину, а мама сказала, что это нормально, потому что он же не знает, что его там ждет, в этой школе.

— А потом?

— Мы поехали в школу, и папа подарил мне шоколадную золотую медаль и сказал, что медали дают только отличникам. Выходит, я отличник.

— Значит, он перестал сердиться?

— У него не поймешь. Смотрит строго и говорит страшным голосом, но сам меня любит, просто не хочет, чтобы я догадался.

— А почему думаешь, что любит?

— Потому что, которые тебя не любят, тех сразу видно. Делают вид, что улыбаются, а глаза как кислые крыжовники.

— А у папы какие глаза?

— Так вы же их видели! — возмутился Матвей. — И у папы тоже в детстве был заяц. Мама говорит, что мы с ним — два зайца. А у Егора мишка Тефтель. Это кому что нравится, понимаете?

Стараюсь.

А Михаил — я не знаю, как он справился со своей неразрешимой задачей. Но знаю, что справился. В действительности мало кому удается полюбить чужого ребенка, и ничего с этим не поделаешь. Но у Михаила есть Елена. И за то, чтобы остаться с ней навсегда, он сделал невозможное: нашел в себе потайную дверцу и нырнул в глубину.

Недавно мы с Еленой наконец-то нашли время забежать в чайную и наговориться. Она сказала, что мечтает открыть домашний детский сад, а муж хочет организовать дома сад бабочек.

— Вот и будут наши дети смотреть на этих бабочек и радоваться. Понимаете, главное доплыть до своего берега. Вот Остроумовы усыновили еще одного ребенка, а Николаевы уехали в деревню и развели там сумасшедшую оранжерею, теперь к ним отовсюду люди едут за семенами и саженцами. У них и подсолнухи в любое время года цветут. А их девочка с ДЦП с утра до ночи проводит в этой оранжерее. Говорят, расцвела.

А Матвей влюбился в одноклассницу. Говорит, хочет на ней жениться. Я ему сказала: не рано ли? Так он побежал к Мише. А Миша ему сказал: никого не слушай. Вот он теперь никого и не слушает. Кроме Миши…

P.S. Все фамилии изменены.

Свекровь обращается, как с котами помойными: захотел — позвала, захотела

Свекровь со своими причудами уже задолбала не только меня, но и своего сына. Взяла моду — то зовет жить с ней, слезами обливается, жалуется, как ей одно тяжко, а то ей в голову что-то стукнет — начинает выгонять, постоянно на скандалы провоцирует, упрекает, что мы ее стесняем. Два раза уже так к ней переезжали, но третьего не будет. 

Мы с мужем не планировали жить с кем-то из родителей. Я сразу после школы стала жить от мамы и папы отдельно — сначала общежитие, потом снимала комнату, а потом квартиру. С тех пор в родительский дом я возвращалась только как гостья, максимум недели на две. Муж тоже с родителями не жил давно. Общежитие, потом в армию сходил, а потом с друзьями квартиру снимал.

Поэтому было бы странно, что после стольких лет самостоятельной жизни мы бы вдруг возжелали жить с родителями. У них там свой порядок и привычки, а у нас свой уклад жизни. Хоть своего жилья не было, но мы не видели особой проблемы снимать квартиру и потихоньку откладывать на свое жилье. 

Когда мы поженились, у мужа еще был жив папа. Видимо на этом человеке держалось все благоразумие свекрови. Потому что до его смерти она к нам не лезла вообще. Так, созванивалась с сыном, мы обменивались приветами через него, да на праздники в гости звали. А вот как свекра не стало, нам пришлось непросто. 

Что муж переживал потерю отца, это отдельная история, это само собой. А вот общение со свекровью стало просто невыносимым. Первые полгода я еще как-то терпела, сцепив зубы, ее вечные причитания, жалобы и слезы. Плохо человеку, старалась я ее понять. А потом уже такое поведение стало утомлять. 

Ну невозможно же постоянно общаться с человеком, который вечно плачет, жалуется и по сотому кругу пересказывает одно и то же. Понимаю, горе, но живым надо жить. А свекровь и сама не жила, и нам не давала. Да и мужу тяжелее было пережить смерть папы, потому что свекровь постоянно расковыривала эту душевную рану. 

Именно в этот период она впервые предложила нам переехать к ней. Мол, дома стало пусто, одиноко, она одна это не может выносить. А вот если там будем жить еще и мы, то это даст ей возможность отвлечься и на зацикливаться на собственном горе. 

— И вам же еще лучше будет. Хоть денег сможете подкопить на свою квартиру. Я уж вам мешать не буду, — уговаривала нас мама мужа. Она даже пообещала перестать нагонять тоску своим вечным плачем и причитаниями. Говорила, что возьмет себя в руки, при нас ей это сделать будет проще.  

Нам переезжать было неудобно. Квартира свекрови была в транспортном плане неудобно расположена, приходилось ездить на работу и обратно с двумя пересадками, хотя раньше ехали по прямой. Да и все наши вещи разместить в одной комнате было тяжко. Мы же в ту квартиру и новую кровать покупали, не оставлять же ее там? 

Месяц у нас ушел на то, чтобы хоть как-то наладить жизнь, привыкнуть вставать на час раньше и хоть немного освоиться с бытовыми правилами в доме свекрови. Вроде бы мы и не должны под нее подстраиваться, ведь это не мы к ней напросились, но ведь она хозяйка этого дома. да и человек уже пожилой. Поэтому пришлось привыкать. 

Свекровь сдержала свое обещание взять себя в руки. Вроде бы даже ожила, стала улыбаться и все реже лила слезы. Мы с ней не ссорились и жили вполне мирно. Она даже заводила разговор, чтобы мы жили у нее до покупки своего жилья, и мы стали об этом задумываться, но не сложилось. 

Через три месяца свекровь словно подменили. Стала придираться, брюзжать, что мы все делаем не так, разводила долгие ссоры на ровном месте, а потом вообще заявила, что мы навязались на ее голову и мешаем жить. Закончилось все словами «вот в своем доме и будете себя так вести, а тут нечего». И нам дали месяц на выселение. 

Мы с мужем вообще не поняли, что произошло, но за две недели переехали. Опять бардак, вещи в мешках и наведение порядка — удовольствие такое себе, на любителя. В поведение свекрови мы не вникали, видимо, оправился человек, захотела жить одна, вот и вытурила. Некрасиво поступила, это да, но бог ей судья. 

Муж с мамой постепенно опять начал общаться, она делала вид, что все хорошо, ничего не случилось. Я ограничивалась приветами через мужа, самой общаться со свекровью желания не было. И даже не из-за того, что нас выкинули как котят из дома, а что мне пришлось пережить два переезда со всеми этими сборами-разборами вещей. 

Прошло еще где-то полгода, когда свекровь угодила в больницу. Что-то у нее там с коленом было. Мы с мужем ездили навещать, привозили вкусности, общались с врачом. Ничего серьезного в ее диагнозе не было, но месяц после выписки у свекрови были существенно ограничены физические нагрузки. По дому аккуратно ходить с палочкой можно, а вот по лестнице пока ходить нет. 

Когда свекровь выписали, состояние у нее было какое-то подавленное. Опять много плакала, только теперь причиной была ее беспомощность. Мол, и в магазин она сама сходить не сможет теперь, и дома убраться тоже не сможет, о прогулках тоже пока забыть надо. Все, остается только лечь и помереть. 

Муж ее успокаивал, что мы будем приезжать и помогать ей. И уборку сделаем, и продукты принесем. А с прогулками да, не стоит рисковать, на улице скользко. Только маму это не успокоило. Постоянно звонила ему и жаловалась. Особенно любила это делать вечером, когда мы уже ко сну готовимся. То у нее сердце щемит, то в глазах темнеет, то она встать не может. 

Первые пару раз мы неслись ей на помощь вместе. А когда стало ясно, что это все придумки для привлечение внимания, я ездить перестала. Муж же промучился с месяц. Свекровь же начала ему в уши шептать, что не надо ему будет постоянно ездить, если мы будем жить с ней.  

— Вспомни, разве ж мы плохо жили? — Всхлипывала свекровь. — Места у меня всем хватит, а мне не так страшно одной будет. 

Жили-то мы неплохо, пока маме в голову что-то не ударило, и она нас не выгнала, думалось мне. Я была против очередного переезда, но муж меня уговорил.

— Мать обещала, что в этот раз таких фокусов она больше не будет устраивать, — уверял меня он. 

Ладно. Мы переехали опять к свекрови. В этот раз ее хватило на три месяца, а потом опять начались придирки, недовольства и причитания, что мы тут ей жить мешаем. Ну и в конце нас попросили на выход. 

Муж был в бешенстве, поэтому я молчала, не хотела подливать масла в огонь, хотя меня эта ситуация тоже взбесила не на шутку. Что в голове у человека? Сначала зовет сама, потом выгоняет. 

Долго я тогда с мамой мужа не общалась, около года, наверное. Муж совсем с мамой общение не прерывал, все-таки это его единственный родной человек. Именно он и проговорился маме, что у нас скоро будет прибавление в семействе.  

И что бы вы думали? Свекровь опять зовет нас к себе. Причитает, что хочет внучка видеть с первых же дней жизни, помогать будет изо всех сил. Да и не дело это — ребенка по съемным квартирам таскать. 

Мы и не планируем таскать по квартирам ребенка. Мы оформляем ипотеку и будем брать свое жилье. А со свекровью больше жить ни я, ни муж больше не собираемся. Пусть она хоть плачет, хоть ногами топает, хоть в истерике по полу катается. 

Еще мне не хватало с младенцем туда-сюда переезжать, когда ей очередная вожжа под хвост попадет. Двух переездов вполне хватило. Даже муж со мной согласен, что к его маме мы поедем, только если вообще никаких других вариантов не будет.

В рубрике «Мнение читателей» публикуются материалы от читателей.

Я не могу больше жить… : исповедь

Я пытался. Я ОЧЕНЬ старался. Я пила таблетки, на какое-то время все поправлялось, но все возвращалось. Я пытался забыть, простить, двигаться дальше, включиться в жизнь, в общество. Я пытался убежать от него. Мне так стыдно за свою депрессию, и я сделала ее такой, чтобы ее никто не видел, ни на работе, ни на занятиях, ни где. Но я больше не могу… боль должна прекратиться.

Я составил план. Надеюсь, это быстро закончилось. Я решил, что печеночная недостаточность и повреждение органов — не выход, зависание занимает слишком много времени, и я могу выжить, если попаду в пробку.Так что вместо этого я собираюсь ввести 500 мл воздуха в вену возле ключицы вместе с анальной инъекцией успокоительного. Это должно быть самым быстрым способом отключить мой мозг. Я хочу сначала убить свою голову, чтобы у меня не было галлюцинаций или времени сожалеть.

Я хочу попрощаться… со своей мамой — я так тебя люблю. Хотел бы я, чтобы ты понял, какую боль я испытываю. Папа, это не твоя вина, ты был жесток со мной из-за любви и желания лучшей жизни для меня, я это понимаю. П- ты меня погубил. Ты солгал мне и предал меня, и оставил меня в неведении страдать после аборта, который ты заставил меня сделать. Ты заставил меня ненавидеть и подвергать сомнению все, чем я был. Из-за тебя я смотрю в зеркало в последний раз и вижу толстого, непривлекательного, сумасшедшего, прилипчивого и причудливого монстра, которым ты меня сделал. Я вижу девушку, которую никогда не приглашали ни на выпускной, ни на танцы. Девушка прячется от своих хулиганов в большем количестве книг, чем вы можете сосчитать. Я больше не вижу опытного писателя, ученого и прилежного исследователя, которым хотел быть. Все, что я вижу, это следы от слез на фоне моего нового костлявого вида. Все, что я вижу, это ярлыки врачей: анорексия, депрессия, риск самоубийства.Я не вижу девушку, которую ты однажды назвал красивой, умной и страстной. Я не вижу сексуальную шалунью. Я не вижу непослушной шлюхи хозяина.

Мне почти пора идти. Я надеюсь, что следующий мир будет лучше. Надеюсь, я не потратил слишком много вашего времени.

Брух, я больше не могу так жить

Брух, я больше не могу так жить | Время геймеров для геймеров ••• показывай меньше

Каждую пятницу получайте свежие музыкальные рекомендации на свой почтовый ящик.

  • Цифровой альбом

    Потоковое + Скачать

    Включает высококачественную загрузку в форматах MP3, FLAC и других форматах.Платные сторонники также получают неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой альбом
    Отправить в подарок

  • Поделиться / Встроить

около

Отличные песни.

кредитов

выпущен 16 мая 2019 г.

песни luchiini и sral
особая благодарность ma nigga krik

лицензия

все права защищены

теги

Если вам нравится Gamer Time For Gamers, вам также могут понравиться:

Я больше не могу так жить…

Я больше не могу так жить… | Рожденный мерзостью ••• показывай меньше

Каждую пятницу получайте свежие музыкальные рекомендации на свой почтовый ящик.

  • Цифровой трек

    Потоковое + Скачать

    Включает высококачественную загрузку в форматах MP3, FLAC и других форматах.Платные сторонники также получают неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой трек
    Отправить в подарок

  • Купить полный цифровой альбом

кредитов

лицензия

теги

Если вам нравится «Рожденный мерзостью», вам также могут понравиться:

‘Я больше не могу так жить’: Б.

C. женщина, нуждающаяся в поддержке на дому, не принимала ванну в течение нескольких недель

Женщина с параличом нижних конечностей из Суррея, Британская Колумбия, которая не принимала ванну более месяца, говорит, что ее помощник по дому просто проигнорировал ее жалобы на то, что услуга прекратилась чувство голода, отвращения и депрессии.

55-летняя Лана Тернер переехала из Кэмпбелл-Ривер на острове Ванкувер в декабре, чтобы быть ближе к своему 22-летнему сыну. Но он долгие дни работает на стройке и мало чем может помочь ей в уходе.

Она говорит, что падение уровня службы поддержки на дому между Кэмпбелл-Ривер и Сурреем было источником унижения.

«Иногда я просто ем один раз в день, потому что рабочие очень торопятся», — сказала она, обратившись за помощью в Go Public. «Мне приходится выбирать между тем, чтобы меня накормили или меняли мое задание».

Когда Тернер попросила принять ванну, по ее словам, менеджер службы поддержки на дому сказал, что это невозможно, и посоветовал ей «использовать сухой шампунь». (Glen Kugelstadt/CBC)

Эксперты и правозащитные группы говорят, что в Британской Колумбии широко распространены жалобы на службы поддержки на дому. как и остальная часть страны.

Исследователь из Университета Британской Колумбии Джоани Симс-Гулд провела интервью с теми, кто получает помощь, а также с теми, кто ее обеспечивает, и говорит, что Канада переживает национальный кризис.

Основная проблема, по ее словам, заключается в том, что качество медицинской помощи, предоставляемой по всей стране, в том числе в каждой провинции, является лоскутным одеялом.

«То, что вы получаете, часто больше зависит от того, где вы живете, чем от того, что вам нужно.»

Исследователь Джоани Симс-Гулд говорит, что национальная стратегия ухода на дому необходима для обеспечения стандартов и единообразного ухода.(Jacy Schindel/CBC)

Это, безусловно, был опыт, описанный Тернер до того, как Go Public начала работать, и ее обслуживание улучшилось.

«В Кэмпбелл-Ривер рабочие приходили четыре раза в день, а последний визит был в 9:30 вечера», — сказала она. «Визиты были дольше, в лучшие времена, и меня два раза в неделю водили купаться.

«В Суррее меня моют губкой из маленькой миски… и велят ложиться спать в 18:00»

Когда куратор из Управления здравоохранения Фрейзера встретился с ней, чтобы оценить ее потребности, Тернер говорит, что ей сказали, что она никогда не сможет принять ванну, потому что ее дом не был должным образом оборудован, как и другие учреждения в ее районе. .

Иногда мне хочется сдаться и сказать: «Я больше не могу так жить». Это действительно тяжело. : Лана Тернер, 55 лет, Суррей, Британская Колумбия.

Вместо этого, по ее словам, куратор запланировала обтирание губкой и предложила ей «использовать сухой шампунь».

«Я просто чувствую себя… немного отвратительно», сказал Тернер. «Потому что я пахну. Трудно выйти из дома. Трудно что-то делать, когда ты грязный».

Она говорит, что ей также сказали, что последний раз, когда она может получить визит опекуна, будет 6 вечера. м. каждый день, потому что ее район опасен. Это означало 6 вечера. было ее временем сна, потому что тогда работник службы поддержки переодевал ее в пижаму и укладывал спать.

Не имея возможности общаться или ходить на вечерние мероприятия, Тернер рассказала Go Public, что у нее все больше депрессия.

«Иногда мне хочется сдаться и сказать: «Я больше не могу так жить». Это действительно тяжело».

Племяннице не повезло 

Она связалась со своей откровенной племянницей, Гвен О’Махони, бывшей MLA НДП, чтобы защитить ее от своего имени.

Но О’Махони говорит, что когда она спросила куратора, можно ли улучшить уход за ее тетей, ответ был отрицательным.

«Я просто не понимаю, как менеджер может смириться с этим и как это нормализуется», — сказал О’Махони.

«И получить эту стену — что нет никаких переговоров, нет никакого способа обойти это — это расстраивает. Это просто бросает вызов тому, что мы должны делать для людей, находящихся под нашей опекой. »

Гвен О’Махони говорит, что куратор ее тети настаивал на том, что сотрудник службы поддержки не может прийти после 18:00.м. (Glen Kugelstadt/CBC )

Джейн Дайсон, исполнительный директор Альянса инвалидов Британской Колумбии, говорит, что ее офис «постоянно» получает сообщения от людей, борющихся за больший уход и поддержку на дому.

«Это всегда битва между поставщиком услуг и тем, сколько времени нужно людям», — сказала она.

«Неприемлемо, когда взрослому человеку говорят готовиться ко сну в 6 вечера, потому что никто не может ей помочь. Как она может жить полноценной жизнью? Это унизительно.»

Двухуровневая система

Марси Коэн, исследователь из Integrated Care Advocacy Group, говорит, что уход на дому в Канаде является «двухуровневой системой», потому что люди, которые могут позволить себе лучший уход, отказываются от государственной системы.

«Большинство людей, обращающихся за [общественными] услугами, имеют низкий доход, — сказал Коэн. «Это люди, которые меньше всего способны защитить себя».

В отчете, подготовленном Коэном в соавторстве с Коалицией здравоохранения Британской Колумбии, содержится призыв к министерству здравоохранения провинции повысить уровень укомплектования персоналом службы поддержки на дому.

«Правительство Британской Колумбии придерживается политики, согласно которой люди должны жить дома как можно дольше», — сказал Коэн. «В то же время мы выталкиваем людей из больниц. Поэтому необходимо должным образом финансировать поддержку на дому.Провинция должна говорить об этом».

  • Обижены? Свяжитесь с Эрикой и командой Go Public

Go Public неоднократно запрашивала интервью у министра здравоохранения Британской Колумбии Терри Лейка, чтобы обсудить дело Тернера и службу поддержки на дому в

Через несколько дней пресс-секретарь Лори Каскаден сообщила, что министр недоступен

Пресс-секретарь министра здравоохранения Британской Колумбии Терри Лейк сообщила, что он не может дать интервью, чтобы обсудить службы помощи на дому в провинции. (Darryl Dyck/Canadian Press)

Исследователь Джоани Симс-Гулд говорит, что то, как распределяются федеральные пособия на здравоохранение, способствует неравномерному оказанию услуг по поддержке на дому.

Каждая из провинций получает свою долю денег, затем делится между своими органами здравоохранения, которые затем решают, как их потратить.

Но помимо денег, что необходимо, говорит Симс-Гулд, так это национальная стратегия ухода на дому.

«В Канаде мы думаем, что у нас есть национальная система здравоохранения», — сказала она.«И что у нас действительно есть, так это национальная больничная система. В соответствии с Законом о здравоохранении Канады нет положений о домашнем и общественном уходе».

Она говорит, что канадцам нужен постоянный, единый набор услуг, на который они могут положиться.

Изменения, внесенные после того, как Go Public позвонила по номеру

Когда Go Public начала расследование дела Тернера, одним из первых мест, куда она позвонила, был RCMP Суррея, чтобы узнать о предполагаемом заявлении органа здравоохранения о том, что район Тернера слишком опасен, чтобы отправлять одинокого работника после 18:00. .м.

В электронном письме капрал. Скотти Шуман сказал: «Я бы не хотел называть какой-либо район в Суррее высоким уровнем преступности», а уровень преступности «в Суррее снижается из года в год».

Когда Go Public спросила пресс-секретаря Управления здравоохранения Фрейзера Таслим Джуму, почему Тернеру сказали, что рабочих нельзя направлять в определенные районы из соображений безопасности, она сказала, что дело Тернера было «переоценено», и работник по дому начнет посещать его по вечерам.

Управление здравоохранения также увеличило количество времени, которое работники проводят с Тернер, чтобы они могли кормить и переодевать ее во время приема.

«Когда к нам обращаются с проблемами… мы очень много работаем, чтобы иметь возможность удовлетворить их», — сказала Джума, когда ее спросили о заявлении Тернера, она звонила снова и снова и оставляла сообщения, на которые не отвечали.

У каждого будет история о родителях, тётях, братьях и сестрах, которых система подводит. Это неизбежно, если что-то не изменится. — Исследователь из Университета Британской Колумбии Джоани Симс-Гулд

Что касается организации ванны для Тернер, Джума сказал, что орган здравоохранения «уверен, что мы найдем решение, позволяющее обеспечить ей ванну в сообществе.

Тернер довольна новыми договоренностями, но говорит, что ей не стоило так сильно бороться. им нужно».

Джоани Симс-Гулд говорит, что кризис не может быть решен на индивидуальной основе, и предсказывает, что без хорошо финансируемой национальной стратегии ухода на дому ситуация будет только ухудшаться.

«Все будет рассказ о родителях, тете, брате или сестре, которых система подводит», — сказала она.«Это неизбежно, если что-то не изменится».

Женщина, страдающая параличом нижних конечностей, не может получить помощь для купания

Женщина из Суррея, Британская Колумбия, говорит, что ее помощник по дому просто проигнорировал ее жалобы на то, что служба вызвала у нее чувство голода, отвращение и депрессию 2:12

Отправьте свои идеи для историй

Go Public — это выпуск новостей, посвященных расследованиям, на CBC-TV, радио и в Интернете.

Мы рассказываем ваши истории и привлекаем к ответственности власть.

Мы хотим услышать от людей со всей страны истории, которые они хотят предать гласности.

Отправляйте свои идеи для историй на Go Public.

Подпишитесь на @CBCGoPublic в Твиттере.

(PDF) «Я больше не хочу так жить» Нарушенный габитус у молодых людей «в группе риска» диагноза «расстройство личности»

Gilbert et al. 17

Ссылки

Бурдье, П. (1990). Логика практики. Кембридж, Великобритания: Polity Press.

Бурдье, П., и Ваккан, LJD (1992). Приглашение к рефлексивной социологии. Чикаго,

Иллинойс: University of Chicago Press.

Карпиано, Р. М. (2007). Социальный капитал района и здоровье взрослых: эмпирический тест

модели, основанной на Бурдье. Health & Place, 13, 639-655.

Кастильо, Х. (2003). Расстройство личности: темперамент травмы? Лондон, Великобритания:

Джессика Кингсли.

Чанен, А. М., Джовев, М., Маккатчен, Л. К., Джексон, Х. Дж., и Макгорри, П. Д.

(2008). Пограничное расстройство личности у молодых людей и перспективы профилактики и раннего вмешательства.Текущий обзор психиатрии, 4, 48-57.

Claveirole, A. (2003). Прислушиваясь к молодым голосам: проблемы исследований с участием подростков

пользователей психического здоровья. Журнал психиатрического и психиатрического ухода, 11, 253-260.

Коэн, П., Кроуфорд, Т. Н., и Джонсон, Дж. Г., и Касен, С. (2005). Дети в сообществе

изучают развитие расстройства личности. Журнал

Расстройство личности; 19, 466-486.

Котэ, Ж.Э. (2002). Роль капитала идентичности в переходе к взрослой жизни: рассмотрен тезис об индивидуализации. Журнал молодежных исследований, 5 (2), 117-134.

Кроушоу П. и Бантон Р. (2009). Логика практики в «среде риска».

Здоровье, риск и общество, 11, 269-282.

ДМИВР. (2001). Американское диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (4-е изд.

, исправленное). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

Эмирбайер М.и Уильямс, Э. М. (2005). Бурдье и социальная работа. Социальные науки

Обзор, 79, 689-724.

Гаррет, П. М. (2007). Сделать социальную работу более бурдьеподобной: почему социальные профессии должны критически относиться к работе Пьера Бурдье. Европейский журнал

социальной работы, 10, 225-243.

Хей, Р. (2002). Сервисы для людей с расстройством личности: Мысли сервиса

пользователей. Лондон, Великобритания: Департамент здравоохранения

Kelly, P.(2003). Взрослеть как рискованное дело? Риски, слежка и институциональное недоверие молодежи. Журнал молодежных исследований, 6, 165-180.

Квале, С. (2007). Делать интервью. Лондон, Великобритания: SAGE.

Макней, Л. (1999). Пол, габитус и поле: Пьер Бурдье и пределы рефлексивности. Теория, культура и общество, 16 (1), 95-117.

Моррисси, С.А. (2008). Выполнение рисков: Катарсис, карнавал и капитал в риске

общества. Журнал молодежных исследований, 11, 413–427.

Морроу, В. (2001). Объяснения молодых людей и опыт социальной изоляции:

Поиск концепции социального капитала Бурдье. Международный журнал социологии

и социальной политики, 21 (4/5/6), 37-63.

автор: anthony gilbert, 16 марта 2012 г.yas.sagepub.comСкачано с

Я больше не хотел жить

После того, как в последнее время я держал это подальше, молчал и скрывал, теперь я понимаю, что это не то, чего следует стыдиться или смущаться.Если разговор об этом заставляет кого-то другого чувствовать себя менее неловко, признавая свой собственный опыт, то это не может быть чем-то плохим. Я предполагаю, что это основное мышление, стоящее за этим.
Ничего плохого из этого не выйдет….

Совсем недавно, чем могли себе представить мои близкие и окружающие, я страдал от депрессии и не хотел больше жить.

Вот как и почему и что произошло дальше……

В недалеком прошлом я сделал несколько неверных выборов в образе жизни, молчал, когда должен был говорить, говорил «да», когда должен был сказать «нет», и эти действия, наряду с другими решениями, привели к моему браку. я причинил боль своей семье; Я лишил своего маленького сына шанса на то, что многие считают нормальным семейным сценарием; Я потерял уважение приемных детей, самоуважение и фактически разрушил сплоченную семью. Тут начались мои беды.

Я знал, что мне придется каким-то образом начать свою жизнь самостоятельно. Я хотел быть рядом со своим сыном, чтобы быть лучшим родителем, каким только мог быть, а это означало, что я должен держаться вместе, чтобы я мог сосредоточиться на переезде в место поблизости.

Впервые я не только не видел для себя будущего, я вообще ничего не видел.

Я только что видел черный, буквально черный в своем воображении, когда пытался представить какое-либо будущее в краткосрочной, среднесрочной или долгосрочной перспективе.

Я сказал себе, что не заслуживаю грусти, или что мне не позволено чувствовать какую-либо печаль о себе, поскольку я этого не заслуживаю. Я вызвал эту ситуацию, так что это была моя вина. Началась острая ненависть к себе, которой подвержены очень многие, оказавшиеся в подобных затруднениях.

Я начал ненавидеть себя и все, что я изо дня в день представлял.Я чувствовал, что если я выйду, люди смогут увидеть, что и как я чувствую, и осудят или насмехаются надо мной. Смешно, я знаю, но это некоторые из беспорядочных мыслей, которые возникают в вашем мозгу, когда он не функционирует должным образом.

Меня захлестнуло тяжелое финансовое положение, и необходимость иметь дело с собственными финансами впервые за много лет пугала и усиливала мою ненависть к себе. В то время я не мог обеспечить себя должным образом, так как же я собирался обеспечивать свою семью? Или я бы изменил мыслительный процесс и все равно чувствовал бы то же самое: если я буду обеспечивать свою семью, как я буду обеспечивать себя?

Первое утро в моем новом доме было ужасным.Была зима. Я проснулся в одиночестве и в холоде (выключил отопление, чтобы сэкономить деньги… и тот факт, что я не чувствовал, что заслуживаю комфорта и тепла.)

Я не мог смотреть в лицо миру и чувствовал, что мне не за что вставать. Может быть, мой сын хотел бы, чтобы я зашел к нему позже в тот же день, чтобы выкупать его и уложить спать, а может быть, и нет. Может быть, он не хотел бы, чтобы я снова увидела его в ближайшее время. Возможно, меня бы забыли. Не имел представления. Все это было так ново для меня, и я плохо адаптировался.

Итак, я принял несколько снотворных таблеток Nytol, чтобы выспаться весь день, и повторял этот процесс несколько раз по воскресеньям в те первые несколько недель самостоятельной жизни.

По прошествии следующих нескольких недель я стал хорошим родителем. Я чувствовал, что это единственное, что я мог предложить. Следить за тем, чтобы я всегда была рядом, когда обещала, обеспечивать его и показывать всю любовь и привязанность, которые у меня были, несмотря на мои собственные негативные чувства к себе.

Я пошел на работу и я функционировал. Я мог выступать для всех остальных, поэтому мне не нужно было беспокоиться о себе, и мне было легко носить маску. У меня было классическое проклятие артиста: выступать снаружи, но плакать и страдать внутри.

Пока я изо всех сил пытался приспособиться к своей новой жизни и окружению, чувство ненависти к себе росло. Я чувствовал ужасную вину, во-первых, за ту боль, которую я причинил, а затем я чувствовал вину за то, что чувствовал себя виноватым!

Мне было жалко себя, но потом я продолжал говорить себе, что мне не о чем жалеть, так как все было моей собственной ошибкой и моими действиями, поэтому порочный круг продолжался, и я чувствовал себя все более жалким и ненавидящим себя. Это была порочная спираль, которая попадала ко мне каждый день.

Вскоре дошло до того, что я ненавидел физический вид себя.

Вышеприведенная картинка ничего не значит для тех, кто смотрит на нее, но я знаю, что она означала в то время. У меня были очень длинные волосы, поэтому я решил подстричься намного короче; Обычно я был небритым, поэтому стал бритым начисто; Я сделал черно-белую рамку, так как меня почти всегда видели на цветных фотографиях. Суть в том, что я пытался изменить свою внешность достаточно, чтобы, глядя на себя, я мог убедить себя, что на самом деле это не я, а кто-то другой!

Попытка обмануть себя таким образом никогда не сработает, но я очень старался.

Примерно в то же время, когда был сделан снимок, я все еще боролся с деньгами. Я просто не справлялся должным образом со своими долгами и своим повседневным бюджетом и беспокоился, что никогда не смогу.

Конечно, чувство вины усилилось.

Я думала, что я шутка, которая никогда больше не сможет обеспечивать своего сына. Я убедил себя, что он вырастет, чтобы возненавидеть меня, и у него никогда не будет шанса вернуть уважение к себе или уважение тех, кого я обидел.

Этот цикл продолжался, ненавидя себя и постоянно чувствуя вину за то, что я недостаточно хорош в моих глазах, за неудачу, а затем чувство вины за то, что осмелился даже подумать о том, что я чувствую, ссылаясь на тот факт, что были люди намного хуже, чем я, так что какое право я имел плохо себя чувствовать?!

Думать, что я не имею права чувствовать себя плохо или сравнивать себя с другими в худших ситуациях, было худшим из того, что я мог сделать.Это только усилило мои страдания в энной степени!

И вот тут-то и кроется корень проблем многих людей, особенно моих. Не чувствуете себя достойным помощи, поддержки и реабилитации, потому что считаете себя слишком тривиальным, незначительным или даже достаточно особенным для того, чтобы кто-то, даже вы сами, попытался вам помочь.

Я страдал от депрессии, и я знал об этом (на удивление, я был достаточно смел, чтобы признаться в этом себе), мне было стыдно и неловко, но я подумал, что нужно пойти к врачу и дать им серьезно отредактированную версию того, как я себя чувствую не может заставить меня чувствовать себя хуже.

Мне давали довольно мягкие антидепрессанты, но даже через несколько недель они не помогли мне. Я просто не мог найти дорогу назад.

Чувство вины, ненависть к себе, осознание причиненной мне боли и того, что я потерял. Всего этого было слишком много, и я часто не мог этого вынести. Я бы принял снотворное, чтобы заснуть через несколько дней, если бы знал, что мне нечего делать и мне негде быть.

Я не хотел привлекать к себе внимание исчезновением или изменением моделей поведения, поэтому, когда я был один, я просто погружался в собственную темную бездну.

Несмотря на то, что я был хорошим любящим родителем, я не думал, что этого достаточно. Я не думала, что я достаточно хороша или достойна любви моего прекрасного сына. Я убедил себя, что он заслуживает гораздо большего, чем я, гораздо большего. Я сказала себе, что на самом деле я ему не нужна, и он мог бы добиться большего, чем я, в жизни. Тогда я убедил себя, что ему будет лучше вообще без меня.

Если бы меня не было, пока он был молод, меня могли бы заменить. Он может какое-то время скучать по мне, но вскоре забудет меня, а вскоре после этого я буду полностью забыт.Меня должны забыть. Я не заслуживала его любви, привязанности или внимания. Я думал, что буду для него позором. Кто-то, кого он вырастет, чтобы ненавидеть, жалеть, смотреть на него свысока и не хотеть иметь с ним ничего общего.

Учитывая то, что я только что объяснил, неудивительно (и не было для меня в то время), что примерно в этот период я ​​понял, что не хочу больше жить.

Хотелось бы думать, что я не был самоубийцей. Мои собственные чувства вины не позволяли мне роскошь жалости к себе! Я не хотел убивать себя, но я не хотел больше жить.В моем воображении я бы с радостью умер в автокатастрофе или в странной аварии, был бы счастлив умереть в результате неудачного ограбления или любого количества потенциальных сценариев, которые не включали бы в себя необходимость покончить с собой, но не вовлекали бы меня. жизнь.

Я не видел для себя будущего. Я не видел ни счастья, ни света. Я абсолютно ничего не видел.

Я просто сгибался под собственными темными мыслями и несчастьем, слишком искалеченный, чтобы думать или знать, что делать, чтобы найти выход.

Я думал, что если я скажу кому-нибудь, они засмеются, или скажут мне перестать быть глупым, или скажут, что я все выдумываю, или просто приуменьшат мои чувства, поэтому я никому ничего не сказал.

Я чувствовал себя в ловушке собственной жизни, никуда не двигаясь из-за своих собственных действий, постоянно подвергаясь атакам своей собственной ежедневной дозы вины, ненависти к себе и ненависти.

Я хотел бы поговорить с единомышленником, но я не знал, с чего начать или где искать… так что я не стал. Я просто страдал. В одиночестве и в тишине, потому что я думал, что заслуживаю этого…

Так как же я выбрался из этого?

Во мне медленно зажглась лампочка логики. Я понял, что маленькие позитивные шаги внутри могут привести к общему положительному опыту или будущему позитивному образу жизни для меня.

Я понял, что никогда не убью себя, и, как бы мрачно и ужасно я себя ни чувствовал, я либо должен попытаться жить, либо я все равно мертв изнутри.

У меня была любовь моего сына, и его свет начал вдохновлять на поворот. Несмотря на мои иррациональные страхи, он не отвернулся от меня и не подумал, что я шутка или смущение. Он просто, казалось, любил меня безоговорочно.

Я сделал сознательный выбор, что никогда намеренно не подведу его или других членов моей семьи (снова).

Я пообещал себе, что буду там любым возможным способом. Если бы я сказал, что сделаю что-то, я бы сделал это, несмотря ни на что. Если бы я сказал, что буду где-то, я бы удостоверился, что я там. Для меня это были маленькие внутренние победы: делать позитивные вещи, которые, как я обещал, буду делать, а затем на самом деле видеть их до конца и не чувствовать себя плохо после этого, помогли начать ослаблять вину и ненависть к себе.

Я также убедил себя (успешно), что не имеет значения, имею ли я мало или ничего, пока я обеспечиваю других в семье, тогда я снова мог бы смотреть на себя в цвете, зная, что ко мне возвращается уважение к себе и получить некоторую целостность обратно тоже.

Я изо всех сил боролся, чтобы взять под контроль свое финансовое положение и убедиться, что я контролирую свою жизнь и то, куда она движется, в каком бы направлении она ни шла, независимо от того, насколько ухабистой дорога впереди и насколько трудной она может быть по-прежнему. любое время.

Я не знал, что меня ждет в будущем, но я принял это как путешествие и что я могу прожить дни с некоторым смирением и (само)уважением.

Я также подумал, что это может быть положительным шагом для меня, если однажды я смогу стать указателем или предупреждением для других, которые чувствуют то же самое или чувствуют, что испытали подобное положение, препятствие на дороге, которое говорит: «Я знаю каково это, я был там, и это не должно заканчиваться так плохо в конце концов».

Дело было не в том, чтобы быть самодовольным и напыщенным, думая, что я великий или лучше всех, просто я знал, что могу выйти из этой тьмы со знанием и пониманием того, что привело меня туда, как и почему, с пониманием того, что мне нужно, чтобы оставаться достойным и даже лучшим человеком в будущем, так что, может быть, этот опыт (независимо от того, насколько плохим он был для меня в то время) мог бы помочь кому-то вернуться из их тьмы.

Я смирился с тем, что моя жизнь изменилась, и, несмотря на то, что я оказался не там, где представлял или надеялся, и что мне часто казалось, что я откатился назад, на самом деле все было не так уж плохо. Это было просто неожиданное изменение. Которого мне не нужно было бояться или стыдиться.

Я выжил, потому что верил и учил себя, что все будет хорошо. Я показал себе, что это может быть лучше, и заставил себя поверить в это.

Жаль, что я не сделал это один. Я хотел бы быть достаточно смелым, чтобы открыться кому-то, нужному человеку или людям, но я никого не знал, поэтому я молчал из-за страха насмешек или быть отвергнутым, вместо того, чтобы искать помощи, в которой я нуждался, если бы я это сделал. высказываться.

Я ошибался, когда так думал. Очень неправильно.

Никто никогда не бывает одинок, независимо от того, насколько сильно он это чувствует или верит в это. Там ВСЕГДА кто-то есть, часто больше одного человека. Вам просто нужно быть достаточно храбрым, чтобы искать их или просить их.

Все люди разные, и некоторые могут не вернуться, если будут действовать в одиночку. Кто-то да, но зачем оставлять на волю случая что-то столь ценное, как ваш разум и жизнь?

В чем я уверен на 100%, так это в том, что нет ничего постыдного в том, чтобы быть одному или признавать, что ты напуган или что ты совершил ошибку и тебе нужна помощь. Если вы поделитесь своей историей или опытом с нужными людьми, не будет никакого вреда.

Вам просто нужно совершить прыжок веры и увидеть этот первый шаг, даже если вы не видите всей лестницы и того, куда она может вести.

Когда я пишу это, я уже давно смирился с тем, что у меня есть демоны, но самое главное… у них нет меня и никогда не будет!

Я буду двигаться вперед по жизни позитивно, и хотя я понятия не имею, какой будет моя жизнь или где я окажусь, я больше не вижу только черное.Ничто — это не все, что я могу видеть.

Я продолжу быть лучшим членом семьи, каким могу быть, и продолжу делать все, что в моих силах, для себя и окружающих.

Это я сейчас, с моим сыном на выпускном в детском саду, а недавно на велосипеде я проеду 185 миль за 17 часов, повышая осведомленность и собирая средства для CALM.

Я в цвете. Я естественно улыбаюсь. Мои глаза не теряются. Я могу быть чисто выбритым или небритым, это действительно не имеет значения, потому что я не ненавижу того, на кого смотрю.

Думаю, я пытаюсь сказать, что тебе не нужно быть одной и тебе не нужно бояться самой по себе, так что, проще говоря… не будь!

По крайней мере, бойтесь других, которые были там, может быть, все еще там и не боятся помочь вам или помочь вам вернуться в твердое вертикальное положение.

Помните об этом, когда вы чувствуете, что вам больше нечего терять…..тогда вам действительно больше нечего терять, поэтому разговор с кем-то о том, что вы на самом деле чувствуете и что вы пережили, не может и не сделает вас хуже выключенный.

Может быть, если ты слишком нервничаешь или боишься разговаривать с совершенно незнакомым человеком, тогда приходи и найди меня.

Может, вместе разберемся…..

 

Вятт

Я там больше не живу.

На прошлой неделе я ехал в поезде на работу. Я уже закончил писать свой блог, опубликовал его, убрал ноутбук и включил свое новое музыкальное приложение YouTube. Я выберу музыку вместо тв. ежедневно. Я понял, что никогда не включал t.v. один раз за все эти выходные! Самое замечательное в приложении YouTube — это то, что оно создаст персонализированную «радиостанцию» на основе другой музыки, которую вы смотрели на YouTube. Гений.

Я, конечно, люблю American Idol, Голос и вообще любое музыкальное шоу талантов. Дэнни Гоки был одним из моих первых фаворитов в сезоне American Idol 2009 года. Он прошел прослушивание для шоу всего через четыре недели после смерти жены — ему было всего 28 лет, и он был вдовцом. Я действительно не думал о нем с тех пор, как это шоу вышло в эфир, но, вероятно, из-за того, что я слушал его музыку в какой-то момент, его новые песни попали в мой плейлист.Я понятия не имел, что он стал христианским певцом. Я сидел в поезде, потягивал кофе, смотрел в окно, как в поезде пронесся мир, и вдруг услышал слова из этой песни:

Ты разбит
Как никогда раньше
Жизнь, которую ты знал
Тысяча осколков на полу
И слов не хватает в такие времена, как эти
Когда этот мир ставит тебя на колени
Ты думаешь, что ты Никогда не вернусь
К тебе, что раньше был

Прикажи своему сердцу снова биться
Закрой глаза и вдохни его
Пусть тени исчезнут
Шагни в свет благодати
Вчера закрывается дверь
Ты больше не живешь там
Попрощайся с тем, где ты был
И скажи своему сердцу снова биться

Если бы я не сидел в поезде, я, наверное, расплакался бы прямо здесь и сейчас. Как будто я слушала песню, написанную для меня от руки. Последние несколько месяцев (лет) я все еще боролась с потерей мужа. Я не уверен, что вы когда-нибудь оправитесь от потери супруга, но хотя я знаю, что мне нужно продолжать свою жизнь, часть меня все еще смотрит за мое плечо на то, что когда-то было моей жизнью, и пытается преодолеть потеря жизни, которую, как я думала, у меня будет с моим мужем, и я старею вместе.

Но проблема в том, что если вы смотрите в прошлое, вы никогда не переходите к новой жизни, которой должны жить.« Вчера закрывается дверь, ты там больше не живешь».    Я не знаю, что это было, время, текст песни или что-то еще, но услышав эти слова, я почувствовал, что с моих плеч свалился груз. Я должен перестать жить прошлым и «попрощаться с тем, где ты был, и сказать своему сердцу снова биться».

Нет, это не значит, что я готова начать встречаться. Но это были первые выходные за самое долгое время, когда я просто наслаждался каждым моментом и пропитывался этой удивительной жизнью, которая у меня есть. У меня есть крыша над головой, еда в холодильнике, замечательная семья и друзья. Мне есть за что быть благодарным.

У меня были планы пойти на рынок Зеленого города, но в пятницу я задержался позже обычного, так что в субботу немного поспал. Обычно в субботу утром я встаю и начинаю писать список дел на выходные. Мантра моих выходных обычно такова: должно быть продуктивным !

Вместо этого я выпил чашку кофе и вышел в гамак под беседкой. Было прохладно – 62 градуса, но совершенно великолепно.Никаких насекомых, никакой влажности. Я пролежал в этом гамаке целый час, просто наслаждаясь звуками птиц и собак, которые прыгали туда-сюда и время от времени спали на мне.

Я пошел на фермерский рынок, только тот, что в городе рядом с моим. Я купил стручковую фасоль, помидоры, кукурузу и грибы.

Я купил два контейнера стручковой фасоли и уже использовал их все!

У наших соседей очень занятые спортсмены, и с их графиком невозможно встретиться с ними. Как назло, муж не работает следующие две недели, и у них была неделя, когда один вид спорта заканчивался до начала следующего, поэтому пригласили нас в субботу вечером. Им нравится моя пицца, поэтому они спросили, могу ли я ее приготовить. Да, я могу приготовить пиццу во сне!

Я также хотел сделать доску с закусками для тех, кто следит за фигурой. Я был в кофейне Ханны, когда рассказывал ей, что собираюсь приготовить, когда она посмотрела на меня и сказала: «Мама, какого черта ты собираешься положить эту еду?!» А, хороший вопрос! Она загрузила мне один из своих лотков для листов и большую пергаментную бумагу с работы, и это сработало отлично.

Я приготовила зеленую фасоль с чесноком и бальзамом (на самом деле она была комнатной температуры), клубнику с дип-соусом из лимонного курда, картофельные крокеты с халапеньо и золотым моросящим соусом (думаю, желе из халапеньо — так вкусно!), коктейль из креветок с соусом из майонеза чипотле, миндаль шрирача, сыр и крекеры и кусочки жареного мускатного ореха.

В конце концов мой сосед стал называть это «подносом счастья». Это сработало идеально, но в следующий раз я буду знать, что нужно приготовить в четыре раза больше креветок (все четверо их детей любят креветки), а тыкву оставить.Я должен был сфотографировать «после», потому что все, что осталось, это тыква с орехами. Не беспокойся, я принесла остатки домой для себя.

Этот лимонно-творожный соус. Святые шары – вам нужно это сделать! Это будет ваш летний фруктовый соус, я вам обещаю. Я наткнулся на этот рецепт от Iowa Girl Eats, так просто! Фруктовый соус из лимонного творога. Единственное, что я сделала, это использовала обычный Cool Whip и добавила свежую цедру лимона. Идеально с клубникой.

Я должен был показать тебе их немецкого дога Люси.Она такая милая, но гигантская, как маленькая лошадь. Когда я сижу в кресле, ее голова находится на одном уровне с моей!

У меня было неторопливое воскресное утро, когда я сидел на улице и пил кофе при 64-градусной погоде. Мама провела с нами полдня. Два основных NSV для меня — я купила две пары брюк 11 размера и два платья для предстоящего отпуска. Прошло много лет с тех пор, как я носила платье!

Моя мама обожает говядину, поэтому я купил два больших стейка на свежем рынке.

Пока готовился гриль, мы принесли несколько настольных игр. Я как-то перепутал плитки с игрой Scrabble, но мы вытащили Cranium. Было очень весело, мы так смеялись!

Я вытащил говядину при температуре 115 градусов и дал ей отдохнуть 20 минут перед нарезкой. На гарнир — жареная зеленая фасоль и грибной салат, заправленный столовой ложкой бальзамической заправки Newman, унцией моцареллы и кукурузой в початках. 12 вкусных воскресных ужинов.

Моя мама ушла около 8:00, и мы с кадультами решили развести костер. Обычно воскресным вечером у меня полная рутина «должен быть готов на всю неделю», но я решила бросить это и просто посидеть снаружи, поговорить с Ханной и Джейкобом и просто послушать потрескивание огня.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.