Возьми меня вот так вот я делаю дом 2: комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Читать «Камикадзе» — Орешкин Владимир — Страница 4

С четвертого этажа лужи на улице отдавали свинцом, и не было на ней ни души. К ребятам я уже стал привыкать. Каждое утро, когда встречаю Степанова, он смотрит на меня с надеждой, вместо приветствия с придыханием спрашивает: — Ну? Я отрицательно качаю головой. — Телевизор смотришь? — Иногда. — В чем, думаешь, секрет Невзорова? Мужик ничего не боится… Был каскадером, пел в церковном хоре, еще что-то делал… Между прочим, всем нам не мешало бы внимательнее к нему присмотреться, кое-что перенять. Несмотря на наше с тобой высшее образование. — Что же? — интересуюсь я. Мне на самом деле интересно. — Вчера показывали расчлененку. Не видел?.. Молодая девица. Разрезана на куски и упакована в картонный ящик из-под мыла. Впечатляет?.. После такого не хочешь, а включишь телек на следующий день… Пик демократизма. — Ты думаешь? — сомневаюсь я. — Конечно, когда еще такое было? — Нормальному человеку захочется твердой руки, чтобы никогда больше такого не видеть.

Очередного железного Феликса. — Черт с ним, — смеется Степанов, хлопая восторженно меня по плечу. Черт с ней, с железной рукой… Работали и будем работать. Мы профессионалы… Меняются обстоятельства, но мы-то с тобой остаемся? Не так ли? — Так, так, — охотно соглашаюсь я. До обеда я несколько раз набирал номер Кравчука. Никто к телефону не подходил. К четырем я все-таки на кого-то попал. — Здравствуйте, — сказал я. — Меня зовут Владимир, фамилия моя Филимонов, я… — Да, — ответил мне спокойный и чуть печальный женский голос, — вы знакомый Валентина. — Некоторым образом… — Мы ждем вас, — говорит печальный голос, — подъезжайте к шести. Дорогу не забыли? — Да как-то… — Запишите: Букшин переулок, дом 2, квартира 82… К шести часам, не забудьте. Мы будем вас ждать. Я даже не успел поблагодарить… Да и не за что. Это — Судьба. Я верю в нее, в злодейку. Я даже в некоторой степени фаталист. Потому что есть много, друг Горацио…

Букшин переулок оказался в центре Москвы, недалеко от метро «Цветной бульвар». Я засек по часам: идти от станции восемь минут. Версия у меня была простая, как правда: я позвонил — меня пригласили — я приехал. Вообще-то товарищ Кравчук прислал письмо в редакцию о проблемах выращивания садовых цветов, ну и захотелось встретиться, поговорить. А тут такая беда. Так что извините. У подъездов — многочисленные машины. Впритык. Попадались и иностранные марки, но с нашими номерами. Когда я вижу подобное роскошество, первое, что ощущаю, — сожаление о неиспытанной мной красивой жизни. А ее финал конечно же — Кунцевское кладбище… — Вы куда? Суровая женщина-страж приподнялась из-за стола. Как легко она почувствовала мою чуждость. Спросить бы ее, почему? У меня на лбу написано что-нибудь? Я пожал плечами, усмехнулся и назвал номер квартиры. — К кому? Пришлось назвать и фамилию. — Пожалуйста, — милостиво разрешили мне. Следом за мной к лифту подошла симпатичная девица, лет этак двадцати пяти. — Какой вам? — спросила она с еле заметным акцентом. С таким разговаривают эстонки, литовки или латышки, в общем, прибалты.
— Не знаю, — ответил я. — Восемьдесят вторая квартира. — Это девятый этаж. Она нажала кнопку, двери закрылись, и мы поехали. — Мне сейчас нужно будет сойти за приличного человека, — сказал я. — Ну, такого, из этого дома… Понимаете?.. Как, не ударю в грязь лицом? Не взглянете на меня? И тут я заметил: она и без того не спускает с меня глаз. — Что-нибудь не в порядке? — спросил я. И нарочито суетливо стал проверять, все ли пуговицы на куртке у меня застегнуты. — Скажите, только честно, мне на самом деле нужно знать. — Я еду в ту же квартиру. — Да? — спросил я озадаченно. Она элементарно нащелкала мне по носу, получалось, что я на самом деле круглый дурак. Мы позвонили, нам тут же открыли. — Кирочка, — сказала пожилая женщина в темном под горло платье. В ее голосе — печаль и почтительность. Должно быть, родители этой Кирочки уважаемые люди. На меня тут же распространяется ее аура, по крайней мере, хозяйка забывает спросить: кто я и откуда? — Я ненадолго, тетя Варя, — говорит Кирочка. Она пытается сделать вид, что не знакома со мной.
— Я поухаживаю, — галатно тянусь к я плащу Киры. — Проходите, — говорит та и идет по коридору. — Слушай, — прошу я, — не бросай меня. Ты же все про меня знаешь. — Все? — удивляется она. — Главное… Остальное — мелочи. Она молчит, я воспринимаю это, как знак согласия, Квартира начинается с холла, слева — громадное зеркало с тумбочками для мелочей. Напротив входной двери — стеклянная перегородка, наполовину сдвинутая. За ней — большая комната, с пальбой и фортепиано в углу. Там составлены буквой «Г» столы со снедью и бутылками. Я понимаю: девять дней… Уже есть друзья и близкие, я слышу из комнат их голоса. А комнат здесь, судя по всему, десятка два, не меньше. У меня в кармане фотография Прохорова. Я захватил ее на всякий случай, она настраивает на деловой лад. — Кира, — прошу я, — возьми меня под руку. — Зачем? — таинственным шепотом спрашивает она. — Так нужно, — шепчу я в ответ. — Объясню, но немного позже. Я все рассчитал. Все должно получиться. Если, конечно, не будет накладок…
В гостиной я выбрал место за столом, так, чтобы смотреть за раздвинутую перегородку. Мне не видно зеркала, но до него не больше метра. И путь из туалета, кухни, ванной ведет к нему. В самый последний момент, когда все рассаживались, я вышел и поставил на тумбочку, прислонив к зеркалу, фотографию Прохорова… Каждый, кто будет проходить, — увидит. А я увижу, что он увидит. Народ разместился, позвякивает посудой. Здесь нас человек тридцать. — Кира, — наклоняюсь я к девушке, — а кем ты ему приходишься, Валентину Анатольевичу? — Так, родственница, — отвечает она. — Седьмая вода на киселе. Она отвечает, это удивительно. Незнакомому нахалу. Она доверяет мне… И поневоле в меня начинает вползать излишняя серьезность. Словно я уже должен ей что-то… Думаю о том, как бы мне не пропустить тех, кто будет входить и выходить. Вычеркиваю из списка трех женщин, в том числе тетю Варю, снующих из гостиной на кухню и назад. Видел, как они скользили взглядом по фотографии Прохорова, не подозревая об общей розочке, ни с того, ни с сего связавшей его с Валентином Анатольевичем.
— Ты обещал объяснить мне кое-какие мелочи,- негромко говорит Кира, — без них я чувствую себя как-то неуютно. — Хорошо, хорошо… Понимаешь, я человек, который приезжает на поминки чужих людей… Совсем чужих… Читаю объявления в газете… Я его не знаю и не видел никогда… Ну, слабость у меня такая. Некоторым нравится ночевать в гробах, а мне — вот так. Но я проходимец безобидный. Боюсь только, что меня побьют, если ты кому-нибудь расскажешь. Она смотрит на меня, не зная, как реагировать на шутку. Но я серьезен… Ах, какие у нее глаза! Припечатали к месту. В них недоверие и вопрос. Грешно обманывать такие. — Зачем? — спрашивает она. Мужчина в светлом костюме встает и выходит. Не хватало двухстульев. Он появляется почти сразу же в коридоре, со стульями, замечает фотографию Прохорова, равнодушно этак, входит в гостиную и садится. Я вычеркиваю его из списка, он больше не интересует меня. — Тебя легко обманывать, — говорю я, извиняясь тем самым за свою ложь. Она обиделась. Вижу: я достоин ее обиды.
Но она не выдаст меня. Это я тоже вижу. И даю себе слово больше не лгать. На фортепиано — портрет покойника. Рядом — рюмка и пустая тарелка. В рюмку наливают водку, в тарелку что-то кладут. Горе у всех одинаково. — Вообще-то мне неприятно сидеть рядом с тобой, — говорит Кира. Но я вижу — это наказание, которое она ПРИДУМАЛА ДЛЯ МЕНЯ. — Ты мне понравилась, — отвечаю я. Я серьезен. И теперь сам смотрю на нее. Мне нечего терять… Но я чувствую чужую беду. Мне тяжело оттого, что я должен быть здесь… Все перемешано в этом мире. Для того чтобы противостоять наваждению женских чар, нужно хоть раз жениться. И промучиться не меньше четырех лет. Это здорово отрезвляет. — У тебя прекрасный акцент. Ты где живешь? — спрашиваю я. Я выпил водки и сижу с рюмкой в руке. Какаято пара тихо говорит с тетей Варей. Я предполагаю, что они уже прощаются. — В Сан-Франциско, — отвечает Кира. Киваю послушно. — Там землетрясения… Не страшно? — Страшно здесь. — Язык учила по самоучителю? — Ага, — соглашается она.
— Часто ты так… приезжаешь? — В первый раз… Но долго решался. Жалко его родителей. Я должен побыть здесь… Я тоже с пятьдесят девятого года. Рождения. Пара проходит мимо зеркала, скользит по фотографии равнодушными взглядами, я наблюдаю это — никакой реакции, Сумасшествие, что я оказался в этом доме. Здесь много людей и много слов о Валентине Анатольевиче Кравчуке. В нем нет никакой загадки: закончил авиационный, работал в научно-исследовательском институте, не успел обзавестись семьей и выпал однажды из окна… Все, кто пришел сюда, смирились с его смертью. Кроме, пожалуй, меня. Некую неотчетливую таинственность в происходящем улавливаю лишь я. Лишь я, я один… Это кажется гнусным, будто я приполз к хорошим людям, чтобы облить их грязью. — Хорошо быть обезьяной и лопать каждый день бананы. И ничего не знать, что впереди… У вас, говорят, их много? — Встречаются, — соглашается она. — Мне кажется, ты — мазохист. — Хорошо, — соглашаюсь я, уводя разговор от этой темы. — А чем занимаешься ты? — Я? — переспрашивает она.
— Учусь в МГУ. — В аспирантуре? — Что-то в этом роде. Изучаю русскую литературу. — Зачем? — Хочу понять, существует ли великая славянская душа. Или это вымысел? — По книжкам? — удивляюсь я. — Душу можно искать только в живом человеке. Например, во мне… Я был бы рад, если бы ты принялась изучать меня. — Я подумаю, — ответила она. И мне показалось: она сказала это слишком уж серьезно. Так серьезно, что я снова почувствовал себя круглым дураком. Уже, наверное, человек десять посмотрели на Прохорова. И — ничего. Сумасшествие, что я прищел сюда и придумал себе эту забаву. И все-таки он возник! Этот среднего роста и моего возраста мужик вошел в холл и перед тем как повернуть в гостиную, посмотрел на себя в зеркало, потом — на фотографию. Словно кто-то двинул ему по сусалам: сплющилось лицо, застыло судорожной маской. Так продолжалось секунду или две, пока он не совладал с собой. — Тебе хочется верить, — сказала Кира. — Очень странно… Ты, наверное, неординарная личность… Он совладал с собой.
Резко повернул голову, я не успел спрятаться — мы встретились с ним глазами. Какое изобилие на столе: от салатов пахнет крабами, водка холодна и прозрачна, соленые грйбочки скользки и сами просятся в рот, у маринованных помидоров кожица тонка, проминается под пальцами, ветчина свежа и истекает специфической слезой. — Вспомним Валентина, — говорю я, наливая полные рюмки. Рука не дрожит, это потому, что я ВНИМАТЕЛЬНО СЛЕЖУ ЗА НЕЙ. — Ты же не знаешь его. — Он мой одногодок. И должно быть, уже не совсем посторонний человек… Так что колокол звонит и по мне. Мы поднимаем рюмки. С каким наслаждением я выпиваю свою… Тот человек уже в гостиной, стоит, прислонившись к фортепиано, и, кажется, не смотрит на меня. Он в темном костюме, в рубашке без галстука, коротко острижен. Я расправляюсь с ветчиной, с помидорами я грибочками — отличная закуска. Закуска из закусок… — Добрый день. — День добрый, — говорю я, по возможности четко стараясь произнести слова. — Разрешите представиться. Николай, — Владимир. — говорю я. Я уже прожевал… Его здесь все анают. Его здесь все знают. ЕГО ЗДЕСЬ ВСЕ ЗНАЮТ. Я чуть ли не танцевать готов от радости. Чувствую свою силу… Я улыбаюсь невинно, вокруг идут задушенвые застольные разговоры, почему бы и нам не поговорить с Николаем. Тем более что и он, не только я, кажется мне, неординарный человек. — Простите, — извиняется он предельно вежливо, — мы с вами никогда не встречались, вот мне и стало интересно. Я был приятелем Валентина, хорошо знаю его окружение… А тут вы… Вот я и думаю: неужели у него были друзья, о которых я не слышал? В таком случае его друг-мой друг… Именно поэтому осмелился подойти. Он тоже улыбается, тактично и со значением. Можно подумать, мы готовимся стать закадычными приятелями. Как в детском саду: давай с тобой дружить? Вот здорово, давай, этого-то мне как раз не хватало. — К сожалению, — говорю я медленно и печально, — я не был знаком с Валентином Анатольевичем. В его доме я впервые. Кира полуобернулась к нам. Ее чем-то занимает наш разговор. — Простите, — так же вежливо говорит Николай, — не понял. — Я не имел чести быть знакомым с Валентином Анатольевичем, — несколько по-старомодному повторяю я свою мысль. — Я попал сюда случайно. Можно сказать, по стечению обстоятельств. — Если не секрет, — спрашивает Николай, — что же это за обстоятельства?.. Позвольте вас спросить. На лице нет улыбки, в голосе появляются отблески металла. Я ощущаю кожей его нетерпение. Вижу, как напрягаются под пиджаком тренированные мышцы. Смотрю на Киру, она рассматривает нас. Я размышляю несколько секунд, укладывая их в паузу, полную значения. — Я пришел сюда с девушкой. Позвольте ее представить. Кира. Он озадаченно смотрит на мою соседку. Кира смеется. Она делает это негромко и обаятельно. Она довольна произведенным впечатлением. Николай кивает девушке с тем же почтением на лице, с которым только что обращался ко мне. — Мы, кажется, знакомы? — Да, — с легким обворожительным акцентом соглашается она, — мы несколько раз встречались. Вопрос исчерпан, гусарский наскок не удался. Но я по-прежнему не прочь подружиться с Николаем. И кажется мне, что и он не против поближе познакомиться со мной. Но он тугодум. Проходит не меньше минуты, прежде чем возникает продолжение. — Послушайте, — говорит он простецки, обнимая спинки наших стульев… От добродушной улыбки кожа на его лбу морщится и немного назад подаются уши. Я понимаю: с таким парнем — в огонь и воду. Нигде не пропадешь. Ради приятеля он расшибется в лепешку. И у него единственное желание — чтобы все знали об этом. — У меня предложение. Не поехать ли нам куда-нибудь провести вечер. Вы не против? Я знаю отличное местечко, уверен, не пожалеете. Называется кафе «Орфей». Я-то уверен — не пожалею… Но у меня дела, нужно проводить домой девушку, еще кое-что нужно. Так что я с удовольствием, но только НЕ СЕГОДНЯ. Так что извини, поиши-ка себе другую компанию. — Я согласна, — радостно говорит Кира. Я делаю кислую мину. Я тоже не учился в театральном училище и буквально выдавливаю из себя: — Конечно. — Вот и отлично. Тогда в путь… Кстати, Володя, ты ничего не забывал в холле, у зеркала? Там лежит какая-тй фотография. — Фотография? — переспрашиваю я. — Нет, никакой фотографии у меня не было. Это глупость моя… Очередная. Все глупость, все. Я не люблю врать, ненавижу. Тем более если меня легко можно схватить за руку. Выяснить, где я работаю, пустяк. Тем более редакционное удостоверение по-прежнему греет грудь. Но птица вылетела, лови… — Пошли? — Нужно попрощаться с тетей Варей, — кивает Кира. — И позвонить домой. — Да, да, конечно, — терпеливо соглашается Николай. Мой новый друг. — Все-таки, — говорит он. — Мне кажется, что это ты ее там оставил. Не хочешь взглянуть? — Давай, — довольно обреченно соглашаюсь я. Мы поднимаемся втроем и выходим… Я прекрасно знаю, что он имеет в виду, и готовлюсь к спектаклю. Мне нужно признаться, я чувствую, так будет правильно, только так я снова почувствую себя гордым человеком. Я совершил ошибку и должен исправить ее. И я исправлю… Это забытая мной фотография, мной. Моего товарища по работе. Которого я тоже не знал и не видел ни разу… Но тебе он знаком, как и Валентин Анатольевич. Ты знал и его. И может, был и его другом? Вряд ли после этого мы покатим с ним в увеселительное заведение. Тем более с девчонкой, которая здесь совершенно ни при чем. Пусть себе на здоровье прощается с тетей Варей. Я сделаю это. Чего бы мне это ни стоило. И приобрету больше, чем потеряю. На тумбочке, в том месте, где я прислонил Прохорова к зеркалу — пустое место… Ничего. Мы застываем, не в силах этого понять. Прошло не больше десяти минут, все было перед глазами, ни я, ни он не выходили в коридор, и никто вроде бы не подходил сюда, мы оба непроизвольно посматривали в ту сторону. — Так что ты хотел показать мне? — спрашиваю я еще не своим голосом. — Черт… — говорит он и ошарашенно смотрит на меня, будто бы это я показал ему фокус. Мне тоже интересно. Словно невзначай я поворачиваюсь и обозреваю гостиную, где поставлены буквой «Г» столы, где много отличной закуски и водки, где много незнакомых людей, пришедших разделить друг с другом общее горе. Никто не сверлит меня взглядом, никого из них не интересуют дешевые эффекты моего лица. Я стараюсь запомнить этих таких разных людей, собравшихся вместе. Мне бы зрительную память знаменитого Штирлица. Боюсь за себя. И не напрасно: такое количество народу! — Может, тебе показалось? — спрашиваю участливо я, поняв бесцельность своего занятая. — Нет, — отвечает он. — Но все равно, поехали веселиться! По его тону понимаю: НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО. Он еще надеется на что-то. И по-прежнему полон решимости выпить со мной на брудершафт. — Спускайтесь, — говорит Николай, — я подгоню машину. Киваю… Ни в чем не нужно теперь признаваться. На нет нет и суда. Подавая девушке плащ, я спросил: — Зачем тебе это надо? Выручать меня? Стою перед ней, засунув руки в карманы. Как тогда, часа два назад, у лифта. — Я же тебе понравилась, — говорит она со своим прелестным акцентом, который так ей идет… Если бы моя жена изъяснялась с такой очаровательной неправильностью, я бы, наверное, вспоминал о ней месяца на три дольше. .. И потом, получается, что все — против тебя… Вроде того, когда все нападают на одного. — Как это? — пытаюсь понять я. — Так… Я ведь тоже одна. Приехала издалека… Так что отлично донимаю, каково тебе здесь… И ты — странный… Мне нравятся странные люди… Мне иногда кажется, что в них-надежда. — Надежда на что? — Это по поводу души. Но может, мне кажется… Она смотрит на меня. Что-то манящее мерцает в ее взоре, и в то же время он строг. Умопомрачительное сочетание. Ее нельзя обмануть, невозможно. Немыслимо. — Понимаю, — горожу что-то я, — ностальгия… Хочу продолжить наши игру. Иначе меня потянет на откровенность. А она никому не нужна — ни ей, ни мне. Да и интуиция у меня ни к черту… От женских чар кружится голова. Так недолго выболтать все секреты иностранной шпионке. — Слушай, — бормочу я, — ты когда-нибудь укатишь в свой Сан-Франциско, завидую… У вас же там другой уровень жизни, и поминки усопших гораздо роскошнее. Вот бы побывать хоть разочек! — Не укачу, пока не решу одну загадку, — говорит она и смотрит на меня. — Какую же? — спрашиваю я. — Мне хотелось бы понять: чем русский дух отличается от всех остальных духов на Земле? Ну молодец, ну залепила… Всем молодцам молодец. Девчонка просто прелесть. — Давай, — соглашаюсь я, — отгадывай… Мне бы твои заботы. Мы переглядываемся и смеемся. Но это уже за дверью, у лифта. Который повезет нас вниз. У Николая новенький «Москвич». Мне нравится эта машина среднего класса. Она стоит у подъезда, задняя дверь у нее приоткрыта. А у меня в кармане богатство — отступные жены. Все свое ношу с собой. Выхожу на улицу с неизвестным мне доселе грузом на плечах, это возраст… Тридцать один год. Но вокруг, в смысле собственности, — пустота. Ничего не нажил. Ни квартиры в шикарном доме, ни тачки среднего класса, ни белых сапог на высоком каблуке, как у Киры. Но не это волнует. Лишь только возраст тревожит меня. Потому что пропадает желание по-жеребячьи взбрыкивать, когда вспоминаешь о нем. И хочется поменьше творить глупостей. С этого наблюдения над собой я и начну, наверное, свой гениальный очерк. Ловлю себя на том, что начинаю прокручивать в уме первую фразу: «Я ехал в неизвестность…» Или: «Жаль, в кармане у меня нет какого-нибудь револьвера…» Ничего не нравилось, но времени не оставалось придумать что-нибудь получше. Николай закуривает и протягивает нам сигареты. Это «Мальборо». — Валька был отличный парень, — говорит Николай, — жаль, ты его не знал. Он бы тебе понравился… Ты чем вообще-то занимаешься? — Жаль, — говорю я и отвечаю по порядку: — Работаю в журнале. Называется «Полет». Может, читал?.. Я журналист, вольный стрелок. А ты, Николай, чем промышляешь? — Тоже вольный стрелок, — смеется он. — Тренер в детско-юношеской спортивной школе. Подъехали к кафе. Оно в двухэтажном особняке, на первом этаже. Перед входом небольшая толпа. Мальчики и девочки, все моложе нас. Но не настолько, чтобы я почувствовал себя другим поколением. — Любимый кабак Валентина. Да и мой… Мы еще со школы облюбовали его. Вся наша компания. Я замечал: спортсменам, особенно бывшим, свойственна сентиментальность. Они развешивают на стенах медали и грамоты. В шкафах, где у других посуда, они хранят выигранные кубки. Но эта слабость их украшает. По крайней мере, ДЕЛАЕТ ПОНЯТНЕЕ. Николай провожает нас в скверик, к лавочке, скупо освещенной уличным фонарем. Под ногами шуршат листья. — Подождите пару минут. Я быстро… Пружинящей походкой он пересекает сквер и исчезает в боковой двери. Он свой человек в этом кабаке. Не врет… Мы снова остаемся вдвоем. Тут бы мне разразиться красноречием, но я принимаюсь молчать. Мне вдруг кажется диким, что я сижу в каком-то осеннем темном сквере на лавочке, а рядом со мной — красивая девушка. Бред. В ней что-то нездешнее. Я это заметил и раньше, но среди суеты никак не мог понять — что. Сейчас догадываюсь: в ней живет независимость. Не от меня — от всего мира. От всех людей, которые не созвучны ей. И мне тоскливо: почему ей, девчушке этой, доступно такое? Почему не мне? Наверное, мне больше досталось, об мою спину больше пообломали всяких дрынов, больше моей жизни пропало в бесцельной драке, больше я огрызался. Но досталось вот ей, не мне. — Тебе нравится на меня смотреть? — спрашивает Кира. — Слушай, — говорю я, решившись, — может быть, я отправлю тебя домой? Посажу на такси?.. А то уехала с незнакомыми мужиками, мало ли чего может случиться! — Что может случиться? — Мало ли… — повторяю я. — Никто не знает, где ты. Такая симпатичная. — Знают, я позвонила домой. Раньше двенадцати меня не ждут. — Зачем тебе это нужно? А вдруг со мной что-нибудь случится? — Что? — спросила она с детским любопытством.- С человеком, который приходит на чужие поминки? Которого вдруг приглашают культурно провести время? И который вдруг оказывается корреспондентом журнала? Вольным стрелком?.. Я нюхом чувствую какую-то цель. Ты мне не расскажешь о ней? — Да. Я тоже взялся за дурацкую работу: отгадать загадку души. Чьей-то… Только не знаю вот, кому она принадлежит. — Это все? — Конечно. — Тогда тем более я не оставлю тебя… Раз так интересно. — Ну, смотри, — сказал я. Прохожие — трое парней в расстегнутых куртках — взялись неизвестно откуда. Подошли и остановились рядом. — Земляк, — сказал один, — закурить не найдется? Второй как-то ловко втерся между мной и Кирой, лицом к ней. Третий повернулся к просвечивающей сквозь осенние деревья очереди в кафе. Я не успел опустить руку в карман за «Родопамн». Тот, кто нуждался в сигарете, резко ударил меня в живот. Что-то ойкнуло там, перехватило дыхание. Я не понимал, что случилось, была какая-то пауза, я сгибался и видел, как Кира медленно поворачивается и бежит по скверу. Бросая меня… Интересного человека, которого взялась не оставлять. Я успел подумать: все на свете так смешно устроено. Захотел опросить ребят, что им от меня нужно. Все казалосьэто какая-то бессмыслица. Но тут кто-то опустил кулак сверху, брызнули из глаз искры, сознание прервалось, последующее я воспринимал урывками, кадрами немого оборванного кино… Тело вдруг стало не моим, оно металось, подпрыгивало, то один, то другой парень методично припечатывал меня. Было не больно, я просто ничего не соображал, лишь думал: они могут так убить меня, если не остановятся. Я не хотел умирать. Несколько раз падал, сжимался, замечая перед собой белые модные кроссовки. Почему-то с желтыми шнурками. Никогда не забуду своего отрешенного удивления такой мелочью. Словно во мне в эти секунды обитал другой человек, не равнодушный к последним веяниям моды. Сознание с каждым ударом уплывало все дальше, все медленнее возвращаясь… И тут до моего слуха донеслись посторонние удары, не относящиеся ко мне. Меня сразу же оставили в покое. Я удачно упал на лавочку и приоткрыл глаза. Чудесная картина предстала нередо мной: между парнями метался, словно в танце, Николай. Мне стало окончательно понятно, что преподавал он своим подопечным. Его нога то поднималась выше головы, то он весь провисал в воздухе, то молотил руками. Я так понял: его противники были в растерянности. От бокового входа в кафе, где заканчивался скверик, бежало человек десять поваров в белых халатах и в колпаках. И у каждого в руках было что-то из кухонной утвари. — Пожалеешь, земляк, — услышал я знакомый уже голос, обращенный к Николаю. — Лезешь не в свое дело. Парни, как по команде, развернулись и большими скачками — мне даже показалось, что ноги их были на пружинах, — побежали к улице, там сбавили темп и исчезли где-то за поворотом. За ними никто не последовал. Я сидел со счастливой улыбкой на губах. И совсем не из-аа того, что меня переполняла радость от неожиданной подмоги. Совсем не из-за того.. — Как сам?! — спросил возбужденный Николай.- Грамотные ребята, никого не зашиб… А хотел, черт возьми. Меня окружили повара и стали рассматривать, как музейный экспонат. Я улыбнулся им. — Живой, — сказали они. Естественно, а что со мной могло случиться? Естественно, я был жив. Даже более жив, чем когдалибо. Во мне рождалось столько жизни, что вышибить ее из меня невозможно было никакими кулаками. Если сказать честно, первые несколько минут я плохо соображал. Меня отвели в служебное помещение,. в какую-то раздевалку, где было много кафеля и шкафчиков. Там я посмотрел на себя в зеркало и умылся над раковиной, хотя у меня ничего не кровоточило. Просто ломало все тело. — Чего они хотели? — Закурить. — Ты не дал? — Собирался дать… — Странно… Грамотные ребята… И, извини, молотили тебя не сильно. Так, как мамаша детишек, — больше для острастки. — Ничего себе мамашки! — скрипел я. Но ко мне уже возвращалось чувство юмора. — Если бы вы не прибежали, они бы из меня душу вытрясли. — Если б так… — все еще сомневался Николай. Наверное, ему приходилось бывать во всяких переделках, и что-то из происшедшего не укладывалось в законы серьезных мужских разговоров. — Девчонку отпустили… Кто же так делает? Но — грамотные ребята. — Я сама убежала, — сказала Кира. Больше всего произошедшее подействовало на нее. Она стояла бледная, прижимая к груди сумку, которую вообще-то нужно носить через плечо. — Так бы и дали бы они тебе смыться!.. — А я думал сначала, что это твоя работа, — проговорил я. Они стояли, я сидел, прислонив затылок к холодной стене, и смотрел на них. Вернее, на Николая. Все-таки я оставался верен своей профессии и догадывался: в эти минуты, когда он пребывал в роли благородного спасителя, он не станет юлить. Он рассмеялся, простецки, как бесхитростные деревенские ребята: — Вообще-то я хотел с тобой поговорить. Выяснить кое-что… Но тебе и без того досталось… По поводу той фотографии, ты же знаешь, о чем я говорю? — Какой фотографии? — спросила Кира. — Нельзя же так надеваться над женщиной, Я второй раз слышу про эту фотографию. Ничего не могу понять. — И я не могу, — сказал Николай, но уже без смеха. Азарт совершенною подвига постепенно покидал его. — А ты? Я прикрыл глаза — все-таки мне порядочно досталось. Во рту собиралась тягучая слюна, живот болел и ныло в боку. В других местах боль была слабее, но была и разливалась по телу, я только сейчас почувствовал, как устал. — И я ничего не могу понять. — Я посмотрел на Николая, а потом на Киру. И подмигнул ей. Просто так, чтобы она не слишком переживала из-за меня. Чтобы прийти в себя, хватило минут пятнадцати, я расхрабрился, даже согласился продолжить вечер. Кабинеты для избранных находились на втором этаже. Из них выходили в общий зал небольшие балкончики, на которых при желании можно было постоять и поглазеть вниз. Там веселился народ. Половину зала занимали столики, вторая половина свободная для танцев площадка и небольшая эстрада. Должно быть, это раньше был кинотеатр, а до революции — дворянское собрание. Меня слегка мутило, и не хотелось ни пить, ни есть. Ничего не хотелось… Я подумал, что с нашего балкончика хорошо блевать. Когда переберешь и захочешь продолжения шикарной жизни. Внизу скакали и резвились парни с девчонками. Другое все-таки поколение. Раз я здесь, а они — там. — Испугалась? — спросил я Киру. — Да. — Это тебе не Сан-Франциско, — пошутил я. — Еще не пропало желание составлять мне компанию? — Не пропало ли оно у тебя? — спросила она. — Знаешь что, — сказал я, — ведь это ты меня спасла. — Это получилось случайно. Наверное, от страха. Но я рада, что так вышло. И тогда я ее поцеловал. При Николае… Я забыл, что он где-то рядом с нами. Она не вырывалась и не ударила меня сумкой по голове. Она восприняла это, как заслуженную награду. Наш товарищеский поцелуй… Но что-то он оказался слишком долог. Это произошло само собой, я, благодарный проходимец, лишь хотел прикоснуться к ней губами, ничего больше. Но что-то заставило меня сжать ее плечи и крепче притянуть к себе. Она тряхнула головой, разметав волосы, и посмотрела на меня. Она ничего не могла понять. — Давай поужинаем, что ли? — сказал я в растерянности. — После всего нужно как следует вмазать, успокоить нервишки, — сказал хозяин кабинета. — Да, — согласилась Кира. Николай совершенно не удивился тому, что произошло между нами… Меня тянуло на балкончик, посмотреть на народ. Я привык быть в его сердцевине. Поэтому при первой возможности я туда и вышел-к грохоту, бьющему по ушам. Внизу много курили, над столиками и разноцветной толпой стелился сиреневый дым. Вообще, там было весело, я бы с удовольствием расположился там. Но отсюда все было видно. По привычке я останавливал свой взгляд на дамочках. Но без прежнего удовольствия. Сегодня тянуло намечать их недостатки: эта слишком толста, та — худа, та — раскрашена… Недолго в общем-то смотрел. Пока не увидел Алису. Соседку по уютному редакционному кабинету. Поистине вечерок, полный неожиданностей! .. Алиса, сидела вполоборота ко мне. Столик сервирован на четверых, но в этот момент она была одна. Я сразу заметил, как нервно она курит, как напряжена внутренне. Словно не отдыхать пришла сюда. а выполнять очередное редакционное задание. К тому же важное, и к тому же не очень осуществимое, тo есть трудное. — Она занималась тем же делом, что и я недавно. Смотрела на вход. Смотрела… Это было очевидно, она не маскировалась. Смотрела со скукой и злостью одновременно. Я немного изучил ее. Когда у нее что-то не получалось, она выходила из себя. И начинала покусывать свои тонкие губы. — Хорошенькое местечко? — Николай подошел и встал рядом. — Отличное. — Мы с Валькой отсюда девок выбирали… Постоим, покурим, и уже знаем, кого снимать… Ты, серьезно, ничего не оставлял на тумбочке? — Ты же видел, — ответил я. — Значит, показалось. Извини, — хлопнул он меня по плечу. Я согнулся под его ладонью, словно ток прошел по телу. Он убрал руку и посмотрел сочувственно. — Никак не идет из головы: почему тебя те ребята отоварили? На случайность не похоже… Никто же не видел, что ты здесь. Ведь так? — Так, — сказал я. Меня и самого занимал этот вопрос. — Но отоварили грамотно… Может, ради смеха? — Может, — согласился я. — Но ты на всякий случай подумай: ному мог перейти дорогу?.. Они тебя жалели. Что ни говори. — Хорошо. Я подумаю… Мельком взглянул на Алисочку: она все так же курила, все так же смотрела на дверь и никуда не торопилась. Но теперь весь «состав» стола был на месте. Рядом расположились две зеленые девицы, лет по шестнадцати, и их парень, некий невзрачный блондин. За километр было видно: они к моей коллеге не имеют никакого отношения. Долго я не продержался, уж очень все болело.. Кира тоже посматривала на часы. Нам вызвали такси, мы попрощались с Николаем, и я щедро выложил на стол деньги. Он не удивился им и не сделал попытки отказаться. Я положил слишком много денег и сделал это намеренно — мне нужно было еще раз встретиться с Николаем. Сегодня я был не боец. Он оставил мне свой телефон спортивной школы, где он бывал до часу дня три раза в неделю. Мы даже обнялись на прощанье, причем он сделал это бережно, так что я даже не почувствовал его медвежьего прикосновения. — Отличный денек, — сказал я Кире, когда мы сели в такси. — Неплохой. — Мне почему-то кажется, что на этом ничего не заканчивается. — Что? — Все, — сказал я и замолчал. — Может, ты мне объяснишь что-нибудь из того, что случилось сегодня с тобой? — Давай завтра. — Значит, будет и завтра? Отлично… Ты не хочешь знать, куда мне позвонить? — Конечно, — сказал я и взглянул на нее. Последние часы я много смотрел на нее. Даже, наверное, слишком много. Кира открыла сумочку и стала там рыться. — У тебя нет ручки? — Откуда? Сапожник всегда без сапог. Она повернула сумочку к свету, поискала ручку на дне. И вдруг мне на колени упал ее паспорт. Я сразу догадался, что это паспорт… Но был он слишком толст для краснокожей книжицы. И совсем не красный. Я повернул его обложкой к себе. Его верхнюю часть занимал огромный герб, но не нашего государства. Я где-то видел его — то ли по «ящику», то ли в газетах, — этот герб. Я догадался, чей это герб. Но никак не мог поверить. — Так, значит, Сан-Франциско? — спросил я. — Я же говорила, — ответила Кира, забирая у меня из рук документ и возвращая его на место. Она все же отыскала ручку, вырвала из блокнота бумажку и записала цифры туда. — А чтобы у тебя был стимул позвонить, — сказала она, передавая мне ее, я хочу сказать, что, кажется, где-то встречала одного из парней, которые тебя били. — В Сан-Франциско? — спросил я. На этот раз в моем голосе не было и намека на иронию. Я был в высшей степени серьезен. Но она ничего не ответила. Потянулась, прикоснулась к щеке холодными губами и вышла из машины.

Полный текст: о чем говорили олигархи в Ле-Бурже

В распоряжении Русской службы Би-би-си оказалась расшифровка записи разговора между Романом Абрамовичем, Борисом Березовским и Бадри Патаркацишвили, состоявшегося в VIP-зале французского аэропорта Ле-Бурже.

Эта запись, подлинность которой признают обе стороны, является одним из ключевых документов, обсуждаемых в лондонском суде, где идет процесс по иску Березовского к Абрамовичу.

Березовский пытается истребовать с Абрамовича около 6 млрд долларов, утверждая, что был обманут при продаже акций «Сибнефти» и ряда других компаний. Абрамович утверждает, что у истец никогда не владел акциями, о которых говорит.

Мы публикуем полный текст документа. В круглых скобках приведена наиболее вероятная расшифровка звучащей речи. В треугольных — фрагменты, содержание которых достоверно разобрать не удалось.

1. Патракацишвили: (Окей)… Это не Рома, (вон там)?.. (случайно ли) Нет, это не…

2. Березовский: Нет, это… <неразборчиво>

3. П: А посмотри, вот, Рома (вышел)… он не уехал от нас. Как в прошлый раз – сел и уехал.

4. Б: Он знает, что ты здесь?

5. П: Да (особенно) говоря…<неразборчиво> меня в аэропорту, потому что у меня времени (вообще) не было, по-моему <неразборчиво>

6. Неизвестный голос: Давай <неразборчиво>

7. П: Он БАБа ищет?

8. Неизвестный голос: А он где?

10. Неизвестный голос: <неразборчиво>

12. Неизвестный голос: Куда он пошёл?

13. Неизвестный голос: Должен прилететь <неразборчиво>

14. П (?): Алло… А, бухгалтер здесь, ага

15. П: Так, давай, убираем все телефоны, выключаем все. У тебя сколько времени, Рома?

16. Абрамович: Два часа

17. П: Не меньше этих двух?

18. П: (Где-то) здесь, других условий нет.

20. П: (Нет), других условий нет.

22. П: Нет, ну , народу, слава богу, нет, так что… мы можем <неразборчиво> (Сейчас все) с этими телефонами сейчас ходят. У тебя тоже такой же, Это в Америке работает тоже, да?

24. П: У Бори вот такой же, который работает…

25. А: Нет, не работает этот <неразборчиво>

26. П: У тебя другой, «ворд» там написано.

27. А: Мне просто надо позвонить Трофимову, он не все помнит…

28. П: Рома, ну, с чего начнем?

29. А: С текущих вопросов, вот.

31. А: Все, что до цифры… <неразборчиво> это в плюс. Потому – в обратную сторону.

32. П: Так, Рома, можно…? <неразборчиво>

33. А: Да…Это опять-таки, к той половине, (начатой)…

35. А: Значит, это – прошлогоднее. Вот это – мы договорились 275 миллионов.

36. П: Абсолютно.

37. А: С этого момента. И 30 миллионов – это было … алюминий.

38. П: А, алюминий. Да, правильно. Это 305.

39. А: 305. А это – (то, что) с прошлого года.

40. П: Абсолютно верно.

41. А: 150 пополам, 142 было… (комбинацию) не помню.

42. П: Да-да-да …<неразборчиво>

43. А: И это <неразборчиво> в другую сторону.

45. А: Ну вот. Должен какие-то (выкладки подтвердить)? И Женя считает, что, на сегодняшний день 54 миллиона долг, Женя считает. Вот я и хотел бы… Ты считаешь, сколько?

46. П: Ну, этот долг оставим. Нет ну, я, я…

48. П: Так, дело в том…

49. А: (Руслан) тоже каждый раз разные цифры называет. Один останется <неразборчиво> (10) миллионов…

50. П: Нет-нет. Цифры все… цифры все одинаковые, в принципе. Так? И все их (упоминают). Речь идет только об одном, да? Речь идет о том, что ну, вот с этой точки договорились, что мы получим <неразборчиво> (250) вот в этой точке мы договорились <неразборчиво> сколько мы получаем. Вот в этой вот точке <неразборчиво>.

51. А: Но главное, что никто число не мог вспомнить.

52. П: 13-е октября. Да, мы договорились, что мы, значит, получим это <неразборчиво> Мало того, была моя просьба (помнить), что так как у нас… <неразборчиво> взаиморасчет, и так как мы до конца еще могли бы (н)аработать денег, то была моя просьба, что вот взаимозачеты провести за счет той суммы…

54. П: …которую мы заработаем до конца года. А эти 35 выплатить безотносительно наших взаимозачетов. Поэтому все, что сейчас происходит, да, происходят опять-таки те же взаимные зачеты, которые мы подтверждаем. Мы от них не отказываемся, абсолютно, да? Но разница именно в том, что мы как раз их просили, что… чтобы я мог… вся разница…

55. А: <неразборчиво>

56. П: Что… да…

57. А: …и Руслан тоже все плохо помнит

58. П: …вся разница в том, вся разница…

59. А: поэтому… но вот… я только не могу врубиться… это же, с чего там… <неразборчиво> выкладка какая-то есть?… мы там говорим, что … с какого числа… (потому что 275 прозвучит)… имея в виду, что 275 плюс 30… сколько к этому моменту допустим, было бы получить? Или, там (какая-то)…

60. П: Нет, вот, посмотри…<неразборчиво> получить 275 плюс 30, да? Вместо этого мы получили 100.

62. П: И после 13-го, как раз, числа, когда мы подписали, оставалось 205. И эти 205 мы должны были получить <неразборчиво> Вот, и здесь, вот я могу … <неразборчиво> 1-е ноября там…… это ноябрь… т.е. на 1-е декабря, (т.к. за декабрь)… Я, честно говоря <неразборчиво> пока еще не понимаю, я думаю… <неразборчиво> то, что пришло, и пока что <неразборчиво> было там на 1-е число, поэтому я пока что не могу ничего (понять). Что значит по-(кооперативному) <неразборчиво>

63. А: Должны до 13-го числа погасить…

64. П: Чтобы-чтобы-чтобы было 205 закрыто…

65. А: Это только <неразборчиво> у них в бухгалтерии…

66. П: Да, только понимание это… только понимание 275… Только понимание здесь разное. Я думаю, что разница где-то в 30– 40 (миллионах).

67. А: Я сейчас могу позвонить Ире, спросить, сколько было приблизительно, сколько 13-го (сен)тября? Тогда будет понятно…

68. П: Абсолютно верно, абсолютно верно.

69. А? Я просил Руслана это сделать…

71. А: Но он не занимался…

72. П: У вас, у вас есть абсолютное понимание, что, в принципе, мы не можем расходиться в цифрах, да? <неразборчиво> А мы расходимся только в понимании, в одном, что … что должны найти, а что не должны.

73. А: (говорит по телефону?) Сань, (как мне её позвать)? Да, что (её просят)… <неразборчиво> хорошо…

74. П: У тебя какого числа было день рождения?

76. П: День рождения, какого числа у тебя было? 24-го чего?

77. А: (Ок)тября.

78. П: 24-го (ок)тября… <неразборчиво> (так и остались)…

79. А: Да, да… <неразборчиво> бои идут в правительстве… <неразборчиво>… Сейчас Кудрин с Грефом …<неразборчиво>… взялись за (нефтяные) компании … <неразборчиво>… на поражение… Владимир Владимирович сказал, что … <неразборчиво> нефтяные компании недоплачивают (60) миллиардов долларов… и надо поискать еще раз. Собирают налоги с граждан там, еще с кого-то… с алкоголиков …<неразборчиво>…(а на самом деле) опять нефтяные компании … <неразборчиво>… Ну а основной скандал вокруг … <неразборчиво>… чтобы нам поднять экономику. Если раньше, суммарном значении, таможенные пошлины были 49 … <неразборчиво>. Я поговорил с Грефом, в недолгих перерывах поговорил (с Грефом), может быть мы какой-то диалог наладим?… Нам … вы же (не) понимаете, чем это закончится, скажем так, в коротких перспективах? Да-да-да, давайте, давайте… <неразборчиво> Кудрин говорит, очень хорошо, сейчас мы вас послушаем, но мы решение уже приняли… <неразборчиво> (Не осталось у него больше схем) …<неразборчиво> … они обменяют, т.е. льготы по налогам… <неразборчиво> прибыль получил … (50) процентов прибыли вкладываешь в производство, и опять буйство начинается … <неразборчиво>.

80. А: Сейчас от меня хотят взять трубу, на тендер выставлять, кто больше заплатил, тот и экспортирует, что рушит нам финансирование. Финансирование взять – нужно показывать, что у (нас) … <неразборчиво> модель на экспорт законодательно, сейчас. С 1-го числа особенно… Но вот, они как сказали, что (разбазарили) (нефть) (законодательно)… <неразборчиво> … транспортные (трансферные) цены… <неразборчиво>

81. А: (говорит по телефону) Алло, привет! <неразборчиво> … вы знаете, что такое… <неразборчиво>

82. П: Можно я … <неразборчиво>?

83. А: Так, сейчас Бадри … <неразборчиво>.

84. П: (говорит по телефону) Алло, добрый день, Ира. Алло, это Бадри. Да, Вы знаете, вот у нас расхождения не в цифрах, а в понимании. Дело в том, что мы с Романом здесь, как раз, вот, говорю. Мы с Романом договаривались таким образом, что мы по нашим взаиморасчетам рассчитаемся … <неразборчиво>… нашим, да, с сентября по декабрь. А вот…

85. А: (Это она понимает) … <неразборчиво>…

86. П: (говорит по телефону) … Да, а вот (205), которые мы хотели получить, мы хотели получить, мы хотели получить, вот, да вот, цифру именно вот там, куда мы это получаем.

87. П: Вот это, вот это все, вот это…

88. П: (говорит по телефону) Ага… Да, замечательно. А, вот так, да? Ну, это уже… Значит, значит это, значит это перенесется на (отсрочку) … ага…

89. А: … <неразборчиво> а он-то сам не очень хотел…

90. П: (говорит по телефону) Замечательно. То есть, фактически, мы говорили о том, что задолженность до 205-ти составляет 85, примерно. Ага. Да, посмотрите, пожалуйста, ладно? Да-да.

91. П: Ну вот, сейчас мне Ира подтвердила, что с этого, как его там … <неразборчиво>… было заплачено… <неразборчиво>

92. А: Нет, это я уже говорил … <неразборчиво>… сколько было заплачено… <неразборчиво>?

93. Она примерно знает, Рома. После того, как было 100, там было заплачено 125…

94. А: (5-го числа)… было (кредитов) на (520)

96. А: Все, я понял. Значит, … <неразборчиво>

97. П: Она знает, примерно

99. П: Да, а 85. Ну, говорю, вот у нас, как бы, разница именно в этом, больше не в чем. Мы по цифрам совпадаем нормально, абсолютно. Там никаких нет расхождений … <неразборчиво>

100. А: И все, значит, доходы компании не позволяют выплатить это, ни это, ни, тем более, 85, к концу, к 13-му числу. Поэтому единственное что, какие выплаты – взять деньги в кредит, выплатить, и уже с нового года рассчитываться.

101. П: Доходы не…

102. А: Не позволяют. Хотя… прибыль не позволяет… доходы за три месяца, до декабря, составили 323 миллиона, доходы. 250 миллионов компания взяла на себя платежи, никто не хочет (выполнять)…

104. А: По (НАКО), Зачеты все, решения с Аликом, что они пытались включить в мои с ним договоренности, поэтому … <неразборчиво>

106. А: Аликом Кохом. Поэтому все это я сам плачу им, к этому никакого отношения вы не имеете…

107. П: Подожди, подожди, а почему?… А кто там … <неразборчиво> (Еременко)?

108. Б: ОК … <неразборчиво> you see … <неразборчиво>

109. А: Нет, не … <неразборчиво>… это счет (в гостинице) … <неразборчиво>… не касается. Когда-то, с Борей, мы договаривались с Аликом. Сказали, что мы с тобой риск разделим в объеме 10 миллионов долларов…

110. П: (Это все по ОРТ) … <неразборчиво>

111. А: Но, помимо этого, я ему сказал, что … <неразборчиво> такое состояние, что реально могли, в общем, опять возбудить уголовное дело … <неразборчиво>

112. П: … <неразборчиво> Коха

113. А: Впрямую вас это не касается, просто под это наличные деньги-то снимались. 10 миллионов долларов … <неразборчиво> это мы погасим, и это мы погасили … <неразборчиво> Он деньгами не занимался. И просил, и просился, и ходили мы … (в Саввой? Савуар?) … <неразборчиво> и в самом деле, никаких проблем … <неразборчиво> по этому поводу (выступать), и вдруг сваливаются какие-то проблемы. Потому что он не понимал, куда это (деть). Дело в том, что это в обе стороны обернулось. (Дело в том), что правда дубовая, то они начали (обвинительное лицо принимать) и Потанин. Поэтому, я ему сказал, что ты вылезай, как можешь, из этого дела. Я тебе сам покрою все твои убытки по этому процессу. Все, что тебе Потанин обещал заплатить, а это было 14 миллионов, я тебе сам покрою. И ни за что. В чем предмет был спора, ну вот с Потаниным? Потанин обещал ему заплатить 14 миллионов, а потом, взаиморасчетами такими же сам покрыл их … <неразборчиво> Я ему сказал, что ты уходи отсюда, я (закроюсь), и уголовное дело мы закроем – и без тебя, и без него.

114. А: Это мы и сделали. Потому что, иначе, он должен был там стоять, денег бы он бы не получил … <неразборчиво> Потанин с ним не хотел разговаривать, и я с Потаниным разговаривать на эту тему … <неразборчиво> с Прохоровым. Поэтому, если там упираться, то ситуация выходила из под контроля, и больше я … <неразборчиво>

116. А: Это уже не ваши разборки, а мои…

117. П: Но (чистый принцип), в том плане, что это мы вместе договаривались, мы вместе (платим)…

118. А: Да, да, это мой личный расход, он мой личный (риск). Там сейчас … <неразборчиво>

120. А: …поговорим?

121. П: … <неразборчиво>

122. А: Боря, ты (запомнил)? Ты (слушал), да … <неразборчиво>? Доходы компании составили за 3 месяца – сентябрь, октябрь, ноябрь – 323 миллиона. (…50) из них хотели … <неразборчиво> сдвинули все доходы, имея в виду, что, с начала будущего года ситуация радикальнейшим образом поменяется. Поэтому мы всё, что могли, сбросили для того, чтобы выйти без долгов на будущий год.

124. А: Да. То есть мы купили в Ставрополе (20) процентов, (на 90) с чем-то, мы купили полностью «Екатеринбург Нефтепродукт», (Петергоф), и область. И там (министерство) было (разобрано), мы всё купили, большой организацией (35 миллионов) … <неразборчиво>. И если все это сложить, получается 319 миллионов долларов, что мы должны потратить, вернее, мы уже потратили, (в какой-то степени) они уже выплачены. А заработали мы 323. Разница, вы видите… <неразборчиво> И поэтому я спросил Женю, если … <неразборчиво> скажем, что компания Сибнефть считает, что это не нужно – а часть акционеров считает, что им это не нужно – есть ли возможность выйти из такого положения? Ну, допустим, вы хотите получить половину … <неразборчиво> Он говорит, что, в принципе, нет никакой проблемы, … <неразборчиво> эти акции на балансе Сибнефти стоят. Но в принципе чего-нибудь можно родить, но это…

126. А: Но, в принципе, это вот сейчас это сделать быстро … <неразборчиво>. Это могут быть какие-то (такие) расчеты между нами, но не более того.

127. П: … <неразборчиво> А, единственное, я абсолютно полностью с этим согласен. Единственное, с чем я не согласен, что у нас были какие-то договоренности, что мы к этому возвращаемся после того, когда мы покрываем … <неразборчиво>…

129. П: Да, потому что (была об этом) договоренность. Поэтому, конечно же, в конечном итоге, мы хотели именно, чтобы вот так компания, значит, из своей прибыли, вот пока я…

130. А: (Я) то же самое говорил…

132. А: Мне вы это и говорили…

133. П: Да-да-да, я как раз об этом, я как раз об этом и говорю. В принципе, принципиально, я с этим согласен. Единственное, что у нас получается, в результате того, что мы сейчас закрыли вот этот долг, да, у нас получается, что тот долг, который у нас был в наших взаимных расчетах, да, остается. Понимаешь, да?

135. П: Потому что мелкие долги-то у нас есть, (наравне) этого большого, да?

136. А: Но это же не горит сегодня?

137. П: А у меня горит только перед тобой. Больше, (как бы), не перед кем.

138. А: Ну, (неудобно)…

139. П: Да, вот, просто, я так, чтоб у тебя было понимание. А так мы согласны с этим, абсолютно. Это нормально, то нормально. Мы и хотели с тобой именно так быть.

140. А: Всё. Т.е. теоретически, тут могут быть доходы с декабря, но (инженеры) говорят, что они не просматриваются в таком вот объеме…

141. П: Ну, понятно…

142. А: … если это касается того, что происходит сегодня, с позиции правительства. Вот, поэтому мы, тогда, фиксируем все это в районе 85-ти миллионов … <неразборчиво>.

144. А: … и продолжаем…

145. П: Да, а дальше, мы…

146. А: Единственная возможность есть, это взять кредит на компанию, и компания, внутри этого вот (банка) … <неразборчиво>. (взаимо)расчеты налажены … <неразборчиво>.

147. П: Да, (конечно)…

148. А: Об этом я тебе и говорю. Ты примерно представляешь, что такой долг возникает?

149. П: Ну, если основной долг, если основной долг у нас закрыт, вот эти 125, о котором ты сейчас нам рассказал, т.к. он закрыт, да, дальше она будет колебаться, примерно в 40-50 миллионов максимум. Ну, даже меньше, наверное. Там я могу даже перечислить расходы, которые есть. Это 7 миллионов – самолет, (Колин). Один — 7 миллионов мы заплатили, вторые 7 миллионов было заплачено от компании.

150. А: Нет, они учтены были в расходах…

151. П: Нет, один 7 миллионов, один раз 7 миллионов учтены в расходах…

153. П: Мы 2 раза заплатили (Бомбардье). А второй раз – не учтены. Потом долг Дерипаса, (Лёва) и так далее. Т.е., там мы, мы выходим за рамки этих денег. Но это нормально. Я правильно понимаю, что вот тогда вот эти 85 мы сможем закрыть … <неразборчиво>.?

154. А: Ага, верно. Постараюсь это сделать … <неразборчиво>. Закрыть (до 1 октября)…

155. П: Тогда мы с этим закончили (собственно). Единственное, чтобы на эту тему, как бы, может больше не возвращаться, может быть ты нам скажешь, как бы, как ты (перспективно) собираешься работать в следующем году, потому что, учитывая наши…

156. А: … <неразборчиво>. Собираешься в Москву ездить?

158. А: (Почему?) У тебя же здесь проблем нет, из того, что я знаю.

159. П: Из того, что я знаю вчера, как бы… (маски-шоу) которое проходило, настраивают на мысль, что … <неразборчиво> на меня чего-то … <неразборчиво> расспрашивали про меня, (мол) если я не вернусь на … не дам показания, то они объявят меня в международный розыск, и так далее. Поэтому (немножко) расходится…

160. А: А может тебе проще дать показания, чем…

161. П: Проблема, что у меня будет, что у меня будет, как бы, если ты будешь знать… ты, да, будешь знать, что у меня проблем нет, и я могу дать показания, я абсолютно, с удовольствием приеду.

162. А: Я могу … <неразборчиво>. Я же к этому, как его…

163. П: Конечно…

164. А: Не будет у тебя проблемы (Он сказал), что у него проблем не будет. Ну а дальше, это на его … <неразборчиво>.

165. П: (Нет), и поэтому говорю, да, что, конечно же, для меня будет лучше, если я дам показания и буду, как бы, иметь статус человека, который не боится ничего, да, чем вот. Но у меня такое ощущение, что это может быть использовано быть для того, чтобы меня арестовали, да. Поэтому, если у меня будет понимание, что этого не произойдет, конечно же, тогда (можно) и приезжать … <неразборчиво>.

166. А: (Дело в том, что) у тебя проблем быть (не может) … <неразборчиво>. (наезжал) по поводу ОРТ, попросил, да еще раз … <неразборчиво>. Он мне позвонил после этого, позвонил после этого…

167. П: Нет, ну ты мне говорил, что…

168. А: Я тебе сказал, что.

169. П: Ты говорил, что у тебя был разговор…

171. П: … неприятный, наверное, насчет ОРТ…

172. А: Насчет ОРТ… он говорит, что ты говорил о неделе, потом – до конца недели, потом – до конца недели. А, это был разговор на прошлой неделе, потому что он сказал до конца прошлой недели…

173. П: Да, а про то, что ты мне (об этом) ничего не говорил, про меня. И что, и что он сказал?

174. А: Сказал (он об) ОРТ…

175. П: По поводу ОРТ или по поводу меня?

176. А: Я сказал, что, по-прежнему, у меня такая же позиция, и ничего … <неразборчиво> не произошло … <неразборчиво> Хочешь, я уточнять … <неразборчиво>.

177. П: … <неразборчиво> поэтому он … <неразборчиво>.

178. А: (Но он не верит) … <неразборчиво>, поэтому он считает, что … <неразборчиво>.

179. П: Поэтому Рома и говорит, что он мог бы (понимать) реально, да, конечно … <неразборчиво> то есть, там такое действительно такое понимание, что мне лучше там … <неразборчиво> (уехал) год назад… Так что, я тогда попрошу, чтобы мы … <неразборчиво>.

180. А: Я (буду) в Москве, а деньги – Ире. Потому что завтра я улетаю

181. П: Мы пока что … <неразборчиво>.

182. А: (А помнишь) там бумаги у тебя, (ответ про) Видео Интернешнл, не Видео Интернешнл, а ОРТ Интернешнл…

183. П: Да-да-да, ОРТ Интернешнл. Это мои ребята передали. Помнишь, еще я тебе говорил, что там (Маару) приглашали на допросы. После этого произошло то, что в понедельник они пришли в ОРТ.

184. А: <неразборчиво>

186. А: Я Саше дал, он посмотрел. Говорит, что предложил чего-то там … <неразборчиво>.

187. П: … <неразборчиво>.

188. А: (Путин) ему сказал, что он скрывается … <неразборчиво> с несколько иной стороны … <неразборчиво> предполагал, как бы…… <неразборчиво>но то, что он на… <неразборчиво>делал… <неразборчиво>. Путин понимал, что вот такая ситуация… <неразборчиво>. Я сомневаюсь, что если только от его подписи это (зависело) … <неразборчиво>это вообще… <неразборчиво>.

189. П: Ну, это (нудная) процедура, она после … <неразборчиво>.

190. А: Да, но к какому-то (2002-му)году, по-моему…

192. А: Да … <неразборчиво>.

193. П: Он… <неразборчиво>.

194. А: Дурак, да, он просто дурак. Он мне так задачи … <неразборчиво>. Ставит … <неразборчиво>. Как бы развития прокуратуры … <неразборчиво>. Такие (фондовые) решения, при… там фонд представителей правоохранительных органов, таможенный фонд, там фонд налоговой инспекции … <неразборчиво> (возвращенные налоги) … <неразборчиво> там не платят… <неразборчиво> процентов забирают себе… <неразборчиво>. И государство там тоже принимает неграмотные (решения) … <неразборчиво>. Заплатит, потому что его не устраивает твоя проверка … <неразборчиво>. Вы же видите … <неразборчиво>. Не знаю, он мне … <неразборчиво>. Я его не очень хорошо знаю, хотя Путин мне … <неразборчиво>. Не очень знаю, там, по-моему, Кох ведет это все, но а (он теперь) хочет доказать свою преданность, хочет … <неразборчиво> хотя они … <неразборчиво> Путин этого не приветствовал … <неразборчиво>. Я вчера (у Саши) спрашивал … <неразборчиво> тебе чего-нибудь надо? Он мне сказал, что … <неразборчиво> ему: ты считаешь, что тебя выгнали? Он: конечно, нет… Поменяли следователя, который ведет … <неразборчиво> женили-разрулили. (Кудрина) чуть «кондрат» не хватил… <неразборчиво> его арестовывал… <неразборчиво>. Посидит, подумает… <неразборчиво>.

195. П: (смеется)… <неразборчиво>.

196. А: … <неразборчиво> они там (такую) … <неразборчиво>. Они говорят, что сейчас пообщается с Путиным, только не хватает… (тут Устинова) … — ,,,

197. П: … <неразборчиво>.

198. А: … <неразборчиво>. Адамов сцепился с ними, там Дерипаска его, с другой стороны … <неразборчиво>. Заставили провести реструктуризацию…

199. Б: Слушай, как вообще, что-то в стране… происходит кроме..?

200. А: Я не знаю. Ничего не слышно такое. Я газеты не читаю, я только… так… Я ничего не слышу такое… <неразборчиво>.

201. Б?: … <неразборчиво>.

202. А: А. Коммерсант? Я не слышал, чтобы … <неразборчиво>до этого … <неразборчиво> потому что разговор был … <неразборчиво> я думаю, что с Потаниным невозможно … <неразборчиво> (аргументы были) … <неразборчиво> что нельзя (у) никого ничего снимать… <неразборчиво> поэтому… <неразборчиво>.

203. Б?: Что было … <неразборчиво>.?

204. А: Что… <неразборчиво> такой ход, я не знаю… <неразборчиво>.Что происходит между нами, мы одинаково информированы.

205. Б?: … <неразборчиво>.

206. П: А скажи, ты им действительно открывал пресс-конференцию, главных редакторов собрал, и сказал им, что на вопрос, что действительно ли вы собираетесь покупать акции ОРТ, сказал, что не собирается. Может быть, я это…

207. А: Сказал, что не собираюсь, что максимум, что может быть… <неразборчиво>. Борис Абрамович мне верит… это не… не пресс-конференция была вовсе. Это ко мне (обратился) Валя, Саша, и я должен с ними поговорить со всеми. (Прибыл) этот кремлевский пул, мы с ними поговорили. Я три недели откладывал, мол, ты уезжаешь, сейчас они про тебя будут писать, ты поговори с ними, мы тебя просим. С жуткими глазами они на меня (с Кудриным) поперли. Они проводят встречи с разными там… Мамут до этого ходил к ним. И они меня уговорили, и я пошел к ним. Три часа я с ними проговорил. Один из вопросов был касаемо акций ОРТ. Я сказал, что я ничего не покупаю, но теоретически могу выступить посредником, если меня попросят, в том числе Берез… мне Борис Абрамович доверяет.

208. Б: Посредником в чем?

209. А: Если будет вопрос стоять о продаже акций. Но сейчас, как бы, такие разговоры не велись.

210. П: Но оценили это так, что да, я могу купить акции ОРТ, с тем, чтобы потом перепродать его государству

211. А: Ну, у меня другой возможности не было.

212. Б: Да, нормально, нормально…

213. П: Нет, что в принципе, нет, я-то в принципе абсолютно нормально, нормально. Наоборот, это бизнес, да, получается. Могу купить, там, заработать 200 тысяч…

214. А: А, вот, меня спрашивали еще про Коммерсант…

215. П: Да-да-да… Задавали вопрос про Коммерсант

216. А: Коммерсант…

217. П: Коммерсант – нет.

218. А: А в Коммерсанте даже никто ничего не слышал такого, и думают, что государство Коммерсант не интересует, и поэтому… А так серьезных покупателей я не вижу. Сразу возмутились, почему государство не интересует Коммерсант…

219. Б: Ну, и чего, не интересует?

220. П: Если интересует, то почему интересует… Не интересует – почему не интересует?

221. А: Говорили, что впрямую именно… (чтоб просто «Русскую Мысль» купило)… это не интересует, а через (третьи лица) Коммерсант… <неразборчиво>. Государственная там компания или зависимое общество, то интересует. На этом все успокоилось, (паритет восстановили).

222. Б?: Чего вообще они… <неразборчиво>.?

223. А: Про Чукотку спрашивали, про… почему власть не отвечает на… <неразборчиво>. Пропагандистские одного, второго… <неразборчиво>.

224. Б?: Интересно, а почему власть не отвечает?

225. А: А почему вы ничего не делаете, чтобы власть отвечала на это? Я им сказал, что не очень я (понимаю), почему (я) должен делать … <неразборчиво>. Почему я должен этим заниматься. Они мне опять задают… вопрос. А я им сказал, что поскольку меня долгое время не было, и ходить, советовать, что через… месяц назад выступил губернатор, а через месяц я прихожу давать советы, что надо… выступить… это вообще будет глупо выглядеть. Надо это, говорю, немедленно сделать, либо… не делать … <неразборчиво>.

226. Б?: … <неразборчиво> одну вещь… <неразборчиво> значит … <неразборчиво> а ты… <неразборчиво> а потом реши(ла) … <неразборчиво> и говорили… <неразборчиво> ну, они там… <неразборчиво> акционеров, и они там согласились это (все) сделать…

227. А?: (Это) хорошо. А пока никто не решил покупать, они сказали… <неразборчиво>.

228. Б?: <неразборчиво>.

229. А: Я понимаю, о чем идет речь. Тут дело было так. Мы приехали на Аляску в первый раз. У нас программа была, составлена губернатором Аляски, чего мы должны посетить. (Шел) разговор с этим с Колей. Я Колю не знаю, подчеркиваю. Программа была составлена (четко) губернатором… <неразборчиво>. Завод по переработке мяса, рыбы, (это вот). И приехали на компанию, которая называется … <неразборчиво> Заправки по Аляске и какой-то там… <неразборчиво> завод. Стоило это… весь этот проект стоил, по-моему, 300 миллионов долларов… Женя деньги доставал… он считает, что нам нужно… риски размыть… российские… <неразборчиво> и они открыты, неплохое место … <неразборчиво> Там большое количество заправок и маленький-маленький завод. Все это хорошо. Мы один раз поговорили, прямо на этой встрече, когда все представители (губернатор). Один раз мы поговорили… <неразборчиво> на эту тему. После этого, мне в Лондон начал звонить какой-то (штын), по-русски говорящий, надо обязательно встретиться.

230. П: Это оказался Коля.

231. А: Я… плохо помню, что это…я… чтобы он оставил меня в покое, вытащил шнур… Ну, потом мы приехали в Сан-Франциско. Он тоже об этом узнал. Он (тогда уже) приехал, давайте встретимся. Не «давайте», я так просто вот не встречаюсь. Зачем мне встречаться? Какие темы у нас для разговора? Вот, завод. Мы там все знаем. Акционеры вам помогут. Все (созвонились), встретились… всё. Мы ничего не покупаем… <неразборчиво> то ну вот…

232. П: (Нечего кидать).

233. А: Ну, мы не покупаем никаких заводов (мы на Западе) … <неразборчиво>

234. П: Хорошо… <неразборчиво> давайте теперь по ОРТ. Ну, что, Рома, мы абсолютно готовы, (по всем) параметрам, в том числе и по… <неразборчиво> да. И у нас была проблема с Борей, и мы ее тоже решили. (Он) в Англии, он готов, мы показали документы, всё, и мы готовы официально всё это решить. Что мы делаем?

235. А: У нас тоже всё-всё готово, как всегда и у всех.

237. А: Проблема в том, что мы из Москвы на Борю заплатить не можем, а можем, наверное, попытаться это сделать из Латвии. Проще всего было бы – то, что (Городилов) мне вчера ночью объяснял – что мы часть денег платим в Москве, из Москвы, человеку, который там, на ваш счет, допустим 20 миллионов долларов. Остальное – платим на запад … <неразборчиво> денег заплатите…

238. П: Нет, вообще, когда мы договаривались, когда мы договаривались в Москве, да, ты сказал следующее, что т.к. ты это все берешь на себя – я имею в виду ты платишь за это, да – то у вас с платежами не будет проблем, потому что платеж произойдет – с запада, да. Потом у нас появилась схема…

239. А: Ты (мне напоминаешь). Сначала мы говорили о том, что вы хотите получить деньги легально…

240. П: Конечно…

241. А:…и то, что в Москве заплатите 13 процентов…

243. А:… и легально получите эти деньги.

244. П: А я говорю еще до этого.

245. А: Потом встал вопрос, потом встал вопрос, что вы деньги хотите забрать из Москвы…

247. А:… и для этого нужно получить решение Центрального банка. (И я сказал), что тут есть риск.

248. П: Абсолютно верно.

249. А: Я пошел по этому поводу к Владимиру Владимировичу. Он сказал, что вы дело это можете сделать тихо, чтобы скандала на эту тему не было, то я не буду мешать. Но и помогать не буду. Только вот поднимется скандал, что мало того, что дал продать, как бы деньги заработать, еще и деньги выпустил. Поэтому я не (буду). Если можете сделать так, чтобы я в этом не участвовал, то я возражать не буду. Но поскольку деньги Березовского, то наверняка будет Геращенко сам этим заниматься, это не рядовой случай, то шиш чего у нас получится.

250. П: … <неразборчиво>

251. А: У Путина со всеми хорошие отношения.

252. П: А почему ему не нравится, что Геращенко будет…

253. А: Кому не нравится?

255. А: Ему нравится, чтобы Геращенко при этом его спрашивал.

256. П: А, придет спросить.

257. А: Да. И он должен будет сказать, да или нет. И в том, и в другом случае, если он говорит нет, то Геращенко этого не сделает…

258. П: Если он ему… говорить да он не хочет.

259. А: А да он говорить не хочет … <неразборчиво> Он говорит, вы можете сделать сами, чтобы это меня не касалось то я не возражаю, ради бога, это (ваши договоренности), но помогать этому вопросу я не буду.

260. П: Так, скажи, а что Городилов предложил?

261. А: Городилов предлагает, что, ну, например, 20 миллионов, например, 20 миллионов долларов делаем так, как мы договорились, в Москве, т.е. с них платятся налоги, и они у вас в Москве остаются, с кредитными карточками, пользуйтесь спокойно, не <неразборчиво> там. У каждого по 10 миллионов есть…

262. П: В Москве.

263. А: … в Москве. И, если надо, будем пытаться получить на них легальное разрешение на перевод их за границу. Либо…а, а остальную часть, вы получаете на запад.

264. П: Но тоже по контракту, официально?

265. А: С латвийского. Но там уже не по контракту на продажу акций там у вас более сложный контракт.

266. П: Но, тем не менее, будет видно, что это деньги, которые мы получили за продажу акций?

268. П: В любом случае будет видно, правильно?

269. А: Да, акции или опционы.

270. П: Акции или опционы. А какая разница?

271. А: Смотри, и еще…

272. П: … <неразборчиво> на том, чтобы…

273. А: … <неразборчиво> дайте бумагу, какую вы хотите получить из банка. Чтобы мы заранее проговорили, что эти де… что эту бумагу банк подпишет.

274. П: Там, значит, стандартная процедура. Банк делает запрос…

275. А: Дело в том, что…

277. А: Да… Ты понимаешь, что как только банк выплачивает, то, через короткое время, к ним придут с проверкой.

278. П: Конечно, конечно…

279. А: Поскольку это не бумажка просто, а (действительно) надо подтверждение дать, то это уже документ.

280. П: Абсолютно верно.

281. А: И, естественно (при этом), не любой банк хочет получить такого рода проверку.

282. П: Согласен. Там речь идет о чем. Речь идет о том, что когда банк получает подобного рода сделку, то у него, с другого банка, который получает деньги, идет запрос, подтверждает ли этот банк и берет на себя ли ответственность, что эти деньги не криминального происхождения.

284. И этот банк должен подтвердить или опровергнуть. В нашем случае, когда мы получили деньги там, в Эмиратах…

286. П:… у нас, хотя была договоренность Швидлером и с Городиловым, что у нас будет такая бумага…

287. А: Да, и, но это не банк…

288. П: … банк эту бумагу не дал, и из-за этого мы получили 15-процентный штраф, так? Потому, да…

289. А: (Сейчас) я разговаривал (с ним). Он говорит, что никаких вопросов нет, но и в прошлый раз, он говорил никаких вопросов нет, а потом не смог это сделать.

290. П: Так. И как нам быть? Потому что, в принципе…

291. А: Поэтому мы ничем не рискуем…

292. П: Рискует банк.

294. П: Единственное, чем мы рискуем – и это плохо, да – что мы там банку показываем, что да, вот мы продали, все, а потом окажется, что тот банк, который перечисляет деньги, не даст эту бумагу, и этот банк, наш подумает, что это, в общем-то, деньги криминального характера, раз банк не дает такую бумагу. … <неразборчиво> ты знаешь … <неразборчиво> элементарная вещь, (от того) что банк берет на себя такую ответственность, который совершает сделку.

295. А: Поэтому Андрей и говорит, что дайте форму какую-то, какую форму… <неразборчиво> практически не принято это…

296. П: В России не принято, но мы же не из России платим деньги, правильно? А из Латвии…

298. П: Абсолютно принято, потому что…

299. А: Почему у нас не получалось из России? На Борю (нельзя это делать). Если ты не гражданин России, то тебе можно.

300. П: Я гражданин, но я … <неразборчиво> (не знаю даже, я)… гражданин или нет…

301. А: Грузии ты гражданин?

302. П: Я гражданин Грузии.

303. А: Если ты являешься гражданином Грузии, ты, как гражданин Грузии имеешь право перевести деньги на свой счет, в полном объеме.

304. П: Да, но учитывая, что прописка российская… <неразборчиво> считается, что я гражданин России… <неразборчиво> не имеет … <неразборчиво> (все равно) не получается … <неразборчиво> А с запада мы можем, как бы, принять ( эти деньги), без всяких проблем.

305. А: Понятно. Ты, если можешь, Андрею позвони (просто, и всё).

306. П: … <неразборчиво>?

307. А: … <неразборчиво> просто хотел еще (поговорить). Смотри, а тебе вот это сложно, что ты получаешь, что вы получаете на свою компанию оффшорную деньги, и, после этого, вы сами (их легализуете)?

308. П: Конечно, сложно, потому что если мы получаем на оффшорную компанию деньги, потом наша легализация нам стоит 15 процентов. Вот то, что мы сейчас от вас получаем деньги, то, что мы не должны, в принципе, за это ничего платить, потому что банковские расходы, о которых мы договаривались, должно было составить там 3 процента, (тут) мы платим 15 процентов. Это из-за чисто простой ошибки, которая произошла, при том, что были договоренности, что получишь все бумаги. Я… мы там пришли, договорились об одном проценте, а потом уже, когда они не получили эту бумагу, они наложили 15 процентов, мы никуда не могли деваться. Мы дали согласие, чтобы мы заплатили. И поэтому, мы теряем 30 миллионов долларов. Вот, как бы, в чем (суть) проблемы. А как только мы получаем на наши личные счета эти деньги, они легальные, они нормальные, и мы можем ими пользоваться легально. Поэтому если мы с запада на запад получаем, то здесь у нас тоже нет никаких проблем, потому что мы делаем договор, какой положено, и никаких вопросов нет.

309. П: А в принципе (вариант) хороший был, неплохой, что мы можем по 10 миллионов получили там, а остальные получили на западе, тоже по официальному… <неразборчиво>

311. П: Ну, может, меньше.

312. А: Какая разница? Деньги – (это деньги). (Про) деньги … <неразборчиво>

313. П: Нет, он имеет в виду, чтобы не потерять эти 10 миллионов.

314. А: Я думаю, он не потеряет эти деньги, мне не кажется, нет.

315. Б?: Они вон сейчас с уголовным делом… с конфискацией (заведут)…

316. П: Ну, хорошо, мы там 10 миллионов можем довести там до минимума, да? Не 10, а минимум.

317. А: … <неразборчиво> (в 2000-м году) … <неразборчиво>

318. П: Согласен…

320. Б: … <неразборчиво> 10 миллионов на двоих.

321. П: На двоих — может быть, может быть. Но это можно посоветоваться. В любом случае… но, так или иначе, нам нужно как можно быстрее.

322. Б: Но контракт, официально, у нас все равно будет на опцион…

323. П: У нас будет с тобой два контракта…

325. П: У нас будет контракт на опцион, который мы продаем западной компании, и за это мы получаем минимум долю денег, и на продажу акций, отдельно. Правильно я понимаю?

326. А: … <неразборчиво> а твой какой самолет?

328. А: Твой какой самолет?

329. П: А вот, с красным хвостом.

330. А: Ага. А твой?

332. А: Тоже … <неразборчиво>

333. П: (А когда) твой самолет будет готов?

334. А: Ну, должен был быть в декабре, и … <неразборчиво> в ноябре … <неразборчиво>

335. П: А почему ты не заехал в этот, в Канаду … <неразборчиво> проблемы. Не дают канадскую визу мне, потому что тебе дали канадскую визу, а ты не воспользовался.

336. А: Так я (наоборот, в Чукотку уехал)…

337. П: … <неразборчиво> канадская виза

338. А: Нет, я хотел ехать в Канаду, там у дяди был день рождения… ой, сестра моя замуж выходила… (все съехались там, 300 человек)… а я только один не поехал.

339. А: (говорит по телефону) Аллё? Да, привет. Андрей, аллё. Мы с Бадри сейчас разговариваем. Ты ему объясни, пожалуйста, ту схему, которую ты предлагаешь вот, произвести платежи. Часть в России, часть – (вне). Ладно? Ты сейчас сможешь говорить? Что-то у тебя голос такой, какой-то … <неразборчиво> Я вчера с Христенко разговаривал на эти темы. Я вам рекомендую с ним встретиться… <неразборчиво> Но он не подтверждает, что три года … что полгода назад мы договорились на три года. Ну значит… берите…… <неразборчиво> и разговаривайте с ним. … <неразборчиво> ну вот, выйди, поговори, (чтобы мы закончили спокойно).

340. П: (говорит по телефону) Алло? Да, привет, Андрей. Андрей, объясни мне, пожалуйста, в чем заключается смысл сделки.

341. А: … <неразборчиво>

342. Б: … <неразборчиво> (так что, решил подключаться) … <неразборчиво> (напрямую пытается) … <неразборчиво>

343. А: (Здесь доходность большая, изымаются доходы все)…

344. П: (говорит по телефону) Ага, да, ага…

345. У нас максимум была ставка 49…

348. Б: (Скажи, чтоб была)… … <неразборчиво>

349. П: (говорит по телефону) Ну, примерно… примерно, на двоих, 10 или 5…

350. А: Ага … <неразборчиво>

351. … <неразборчиво> на Чукотке?

353. А: 24-го выборы… <неразборчиво> Владимира Владимировича… <неразборчиво>

355. П: (говорит по телефону) Ага…

356. А: Несмотря на то, что он собирался мне (предложить) одно, но, как всегда, он сказал другое … <неразборчиво> (что он даже) … ни при чем. Хочешь, не надо ни сниматься, ни ставиться … <неразборчиво>хороший вот «англичайка»… я вас обоих люблю (смеется).

357. Б: А обещал, что (сказать, что снимает)?

358. А: Да. Да, что (снимайся), и надо в Совет Федерации, и…

359. (говорит по телефону) Ага…

360. А: Нужна поддержка там, или какую-нибудь должность … <неразборчиво> чего мне … <неразборчиво> уходить … <неразборчиво>

361. П: (говорит по телефону) да… ага

362. Б: Так, и чего?

363. А: Он уже несколько раз так сделал, поэтому, ему лучше по этому поводу … <неразборчиво>

364. П: (говорит по телефону) Я правильно понимаю, что на западе у нас будет абсолютно полная документация…

365. Б: … <неразборчиво>

366. А: (Это) то же самое. (В Тюмень) … <неразборчиво>

367. П: (говорит по телефону)… в которой вы подтверждаете легальное получение всех этих (сумм), правильно? Да, он абсолютно нормальный, абсолютно нормально.

368. (звонит телефон)

369. Б: (говорит по телефону) Аллё. Аллё?

370. П: (говорит по телефону) Ага…

371. А: Ну вот… <неразборчиво>

372. Б: … <неразборчиво> секундочку, о результате.

373. П: (говорит по телефону) так…

374. А: Если верить только (практическому) вопросу, который был тщательно… я считаю, что вообще это не очень (наука)… технология…

375. Б: … <неразборчиво>

378. А: То наоборот, никаких шансов нет. Мне больше всего … <неразборчиво>

379. П: (говорит по телефону) Нет, Андрюша, это нас не устраивает, потому что мы везде продекларировали уже, что мы открыли личные счета, и на наши личные счета поступают, (поступят) вот эти деньги. И поэтому мы хотим, чтобы они были вот в этом плане легальные, да.

380. (звонит телефон)

381. Б: По телефону/ Аллё.

382. П: (говорит по телефону) Поэтому… <неразборчиво> это для нас не имеет никакого значения, самое главное, чтобы сам … <неразборчиво>

383. Б: (говорит по телефону) … <неразборчиво> you’ve got … <неразборчиво> I don’t want to say now. Call me … <неразборчиво> thank you.

384. Б: Так, но он, тем не менее, играет, да?

385. А: Кто? (Назаров)? Да.

386. (говорит по телефону) Ну и замечательно … <неразборчиво> такую бумагу мы … никаких проблем нет.

387. А: … <неразборчиво> (сдвинул) и поставил выяснять … <неразборчиво> он же не понимает, что это такая (вот ситуация) … <неразборчиво>

388. П: (говорит по телефону) Нет, и есть, и есть, в принципе, решение этой проблемы, да. Оно совершенно простое, оно носит чисто финансовый характер.

389. А: Какие-то там социологи ходят, говорят, что … <неразборчиво> У меня здесь больше, меня здесь больше … <неразборчиво>

390. П: (говорит по телефону) Да, это устраивает? Я говорю о вот … да. Если этот (вариант) устраивает, то они готовы … <неразборчиво> сделаем, сделаем именно таким образом…

391. Б: Так, что пишут-то, что пишут?

392. А: … <неразборчиво>

393. (говорит по телефону) Если что устраивает, тогда мы можем это сделать, такую вещь, что…

394. Б: Я готов все это сделать…

395. А: Но там нет…

396. П: (говорит по телефону) … вот этот опцион, о котором говорим, да, будет именно, вот, продаваться вот там. Никаких проблем тогда не представляет…

397. … <неразборчиво> деньги нужны … <неразборчиво>

398. П: (говорит по телефону) … чтобы мы там получили…

399. Б: … <неразборчиво> реагировать … <неразборчиво>

400. П: (говорит по телефону)… и поэтому всё, мы получили потом деньги в Лондоне на наши счета.

401. А: (Не от)реагировал. Я не присутствовал при этом, но он … <неразборчиво>

402. П: (говорит по телефону) Сначала деньги придут туда, откуда вы хотите, а дальше уже они придут на ваши счета в Лондоне. Но это стоит вот того, чего я говорю. Но это нужно, чтобы… абсолютно, да, это (и живая) и работает. Единственное, что вот здесь Боря не был согласен, но я ему объяснил, что т.к. у нас это будет завязано абсолютно, да, это будет все равно выполнение вот этого контракта. Поэтому откуда в Лондон придут деньги, нас абсолютно не волнует. Понимаешь, да? Поэтому тогда ты переговори с Романом. Он (тебе согласие) на эту (сделку)…

403. А: … <неразборчиво> ну, давай, да, договоримся … <неразборчиво>

404. П: (говорит по телефону) … и мы готовы, мы готовы тогда ее реализовать.

405. А: … ( что он 10-го снимет), а он <неразборчиво> это… на 15-е…

406. П: (говорит по телефону) … <неразборчиво> … а он тебе расскажет, потому что, с вашей помощью… у меня будут … <неразборчиво> дополнительные расходы уже на те суммы, которые я там получаю. Нет, с вашей Андрюша, с вашей помощью, потому что было сказано, что вы нам дадите документ, который нас попросили там, поэтому … (мы договорились об одном проценте)… а потом этого документа не оказалось, и поэтому мы попали в ситуацию, когда мы были вынуждены платить такой процент. Да, поэтому, тогда вот, вот сейчас я передаю ему трубку, вы решите. Если вы согласны, тогда я сегодня же выстраиваю эту схему. Даю Романа.

407. А: (говорит по телефону) Аллё. Да, да…

408. П: Боря, ну, нам нужно заканчивать с этим, да? Поэтому нужно принимать или такое или такое решение, да? То, что вот мне предлагают, меня целиком и полностью устраивает…

409. А: (говорит по телефону) Да…

410. П: Единственное, они говорят, чтобы мы им с оффшора перечислено там… Это все равно не будет легализация, да? Поэтому, для чего нам (нужно).

412. П: Поэтому, я предлагаю, что мы понесли расходы … <неразборчиво> расходы дадут нам нормально эти деньги. А я уже там решу это.

413. А: (говорит по телефону) Да. Да, я понимаю…

414. П: А мы можем, в конце концов, там личные счета открыть. Мне точно дают там разрешение, не знаю, получу … и тебе, наверное, дадут. И потом … <неразборчиво> и потом оттуда, с личных счетов даже, мы можем на личные счета в Лондоне сразу перевести деньги, и нет проблем. Потому что … <неразборчиво> заключается в том, что деньги были на личных счетах.

415. А: (говорит по телефону) Понятно. Я понял, понял. Хорошо, понял, ладно. Хорошо. Давай, пока.

416. А: Значит, он говорит, что он ждет эту самую бумагу, которую…

417. П: Бумагу сегодня же организуем, нет проблем.

418. А: … <неразборчиво> должен был лететь вчера, отдать … <неразборчиво>

419. П: То есть, как только он прилетит, мы организуем эту бумагу.

420. А: И второе предложение, чтобы мы разделили расходы по легализации денег между нами и прошли вашим путем.

421. П: Никаких проблем нет, единственное, что я предлагаю, чтобы мы разделили не только эти расходы, но и предыдущие. Потому что, в принципе, я считаю, что это будет как минимум честно, потому что мы попали в данную ситуацию тогда не одни, да, а вместе. И т.к. у меня нет никаких проблем как бы всё показать, всё это, да, чтобы ни у кого не было сомнений, что мы и вправду на этом не наживаемся, да, абсолютно всё показать, и мы этот вопрос… <неразборчиво> всё вместе, всё это, всё пройти. Я считаю, что мы всё это давай вместе соединим, разделим пополам всё – и эти расходы, и те. И в принципе, там одна и та же сумма, поэтому…

422. А: Ну, у меня как всегда, есть вопросы.

424. А: Я же не против о том, что мы договорились с Женей об этом. Я готов взять у тебя часть расходов по этому вопросу, безусловно, я понимаю, что тебе эти расходы ни к чему были…

425. П: Но, оно вообще ни к чему, но всё равно…

426. А: Нет, ну, не со мной, как всегда, а … и поэтому вот…

427. П: Рома, понимаешь, вот Андрей, да, он, как бы, полностью в курсе дела. Он сейчас, вот, как бы подтвердил вот, как бы, да, но (может не надо) … <неразборчиво>

428. А: Мы можем сейчас вот такую закрыть эту сделку, а потом я обещаю, что мы всегда найдем понимание по этому поводу…

429. П: Конечно, конечно…

430. А: (Так что) сделку мы закроем, чтобы я уже мог спокойно отчитаться, (что вот) сделка закрыта … <неразборчиво>

431. П: Никаких вопросов.

432. А: …(чтоб он мог спокойно избирательную кампанию закончить)…

433. П: А как ты предлагаешь? (Вот это) скажи ему … <неразборчиво>

434. А: Либо тем путем, который Андрей предлагает … <неразборчиво>

435. П: Да, либо заплатить и…

436. А: Либо уплатить те деньги, которые … <неразборчиво>

437. П: Никаких, никаких вопросов нет.

438. А: И пополам поделить расходы по легализации (этих денег).

439. П: Никаких вопросов нет. И мы соединяем эти две вещи, вот наши расходы и расходы по этой сделке, или не соединяем, на данном этапе?

440. А: Мы можем (сейчас) … <неразборчиво>

441. П: Мы можем не соединять финансово. Мы можем сейчас не забирать эти деньги у вас, да, а просто договориться. Но у нас же нет проблем (проверить).

442. А: Я еще раз говорю, что я обещаю, что мы к этому вопросу вернемся, и найдем по этому поводу взаимоприемлемое решение. (На нас нет) ничего, не могу сейчас, я должен этих спросить, этих спросить (согласовать) … <неразборчиво>

443. П: Да нет вопросов, нормально (всё)…

444. Б: … <неразборчиво> (ты принимаешь) это как идею, да, конкретно поделить расходы.

445. А: У вас есть проблема, проблема не только ваша. Обещал Женя это сделать, потом не сделал…

446. Б: Да, да, совершенно верно…

447. А: … и попали в неловкое положение.

448. П: Ну, все, договорились тогда, нет проблем. Нет проблем. Фактически, мы ничего не теряем, потому что мы компенсируем то, что сейчас потеряем, с тем, чтобы потом… А то, что потеряли – потеряли. Короче, там вот так… Ром, так что мы …

449. А: Что мы должны подписать тогда такое, чтобы я уже мог отнести Владимиру Владимировичу, показать и сказать: вот, сделка закрыта … <неразборчиво>

450. П: А мы все подписали. Сейчас, как только пройдет проплата — и могут уже получить акции … <неразборчиво> мы уже все подписали, (у нас все подписано), Рома, так ты можешь сказать, как мы на следующий год будем планировать (дальше)…

451. А: Сейчас у нас… (фактически) м все остальное будет видно после того как (все) закончатся эти потуги. Ну, это будет второй квартал будущего года. (Естественно) я не могу сказать, что это окончательные потуги. Ну мы пытаемся с ними о чем-то договориться ( с Трохиным), что мы подписываем соглашение, от которого потом они не могут отказаться. Потому что полгода назад, мы с ними договорились по шкале, больше, чем была до этого, в связи с тем, что мы свехприбыли получаем, а там и т.д. и т.п. Я их спрашивал, у вас проблемы? Давайте мы возьмем на себя. Но тогда вы нам гарантируете три года неизменения условий. (Спустя) полгода, Путин сказал, что наверное это было, но я отзываю то, что было до этого, и вот у нас новое предложение, которое уже решение. И вы можете соглашаться, можете не соглашаться, (никуда вы от этого) не денетесь. (Это не очень-то) было приятно … <неразборчиво> целыми днями проводят вместе, целыми днями жужжат. … <неразборчиво> неприятно, что (в результате), надо было петь правильно … <неразборчиво> Он написал письмо, что трансфертные цены, и там, там воруют, там воруют, нефтяники, и надо вот … <неразборчиво>

452. А?: Тот, кто пел его песню … <неразборчиво> хорошие ребята … <неразборчиво>. Да … <неразборчиво> во-первых, он маленький акционер, очень маленький. Они через Альфа-банк … <неразборчиво> были маленькие, а стали вполне … <неразборчиво>

453. Б: А Фридман большой акционер?

454. А: Фридман большой акционер. Но Фридман тоже мог со стороны настаивать, что, с одной стороны, как менеджерам-то компании невыгодно, с другой стороны, (как) акционерам (им) выгодно, чтобы было всё прозрачно, было всё (вот так вот), тем самым это позволяет … <неразборчиво> ситуацию в стране … в пользу … и акции будут стоить дороже, что в принципе, правильно.

455. П: … <неразборчиво> это правильная…

456. А: Да … <неразборчиво> теряем там минимум 170 миллионов долларов, минимум, максимум – миллионов 600. Ну, зависит от того, где он остановится.

457. Б?: (Хорошо, это мы)…

458. А: Значит, тем не менее, мы сможем, на будущий год, получать деньги единственным путем: легально, через уплату налогов, как дивиденды. Мы это сможем делать два раза в год. В течение первого полугодия и второго. И (мы) будем получать эти деньги. И будут получать деньги все акционеры, которые коммерческие директоры. … <неразборчиво> и все остальные, все мелкие акционеры. Все-все-все будут получать, исходя из портфеля.

459. П: (так мы легализуем свои доходы)?

460. А: По идее, мы должны легализовать этот процесс, по идее. Сказать, что вот это портфель вот этого, вот-вот этого, вот – вот этого … и если вы мне доверяете, то тогда надо (справляться, что сколько стоит). Между нами не может быть никаких официальных договоренностей. Ну, во-первых, это запрещено. Во-вторых, не существует способа, как не нарушить эти договоренности. Т.е. в тот момент, когда ты захочешь это нарушить, ты имеешь право это нарушить, и юридически ты … это все (ничто).

461. П: Я вот пытаюсь … <неразборчиво>

462. А: Ну, тогда все добьются результата, ради которого это было сделано, кроме нас. Ну, потому что акции … <неразборчиво> хотел сделать твое участие такое вот … <неразборчиво>

463. Б: … <неразборчиво> (теперь не так)

464. А: Что, Боря, теперь не так?

465. Б: Ну, мы-то (делали) не так.

466. А: Боря, да именно так. Ну, мы сейчас опять будем спорить о том там … <неразборчиво>

467. Б: … <неразборчиво>

468. П: Мы можем другой, мы можем другой вариант предложить там … <неразборчиво> да. Вариант такой, что вместо нас будет участвовать банк.

469. Б: Которому мы, которому мы доверим управление. … <неразборчиво> (страна маленькая)… (чтобы) принимал участие банк … <неразборчиво>

470. А: (Т.е.) теперь вы готовы сказать, что вот … <неразборчиво> я говорю о том, что … <неразборчиво> пакетом… 44 пакет, там, 40%, которые я когда-то называл (сам), находятся под моим контролем, но я им не владею. И остальным пакетом там, около 90-та процентов, он находится в трасте у менеджмента. Вот такая схема вас устраивает? Вы можете тогда … <неразборчиво>

471. Б: … <неразборчиво>

472. А: Я же тебе говорю, они будут требовать у банка, и так далее, только поэтому…

473. П: У банка… у банка может быть опцион на это…

474. Б: … <неразборчиво>

475. А: … <неразборчиво> деньги ты сможешь получить (туда как) российский гражданин. Будешь деньги — получаешь в Москве. … <неразборчиво> налоги, и они у тебя будут там лежать. Ты ничего, в этом случае…

476. Б: … <неразборчиво> российский гражданин? Российский гражданин, если я проживаю в России больше полугода. Я не собираюсь проживать в России больше полугода, да?

477. А: И чего это значит?

478. П: Это значит, что он больше не (платит налоги) … <неразборчиво>

479. Б: Это значит … <неразборчиво> платить … <неразборчиво> налоги с российской … <неразборчиво>

480. А: Пожалуйста. Но я тебе должен из России заплатить на твой адрес.

482. А: Мне не (выгодно) деньги … <неразборчиво>

483. П: А это будет, это будет привлечение Центробанка…

485. П: Поэтому я считаю, что если будет участвовать западный банк в этом…

486. Б: Западный банк, за которым стою я…

489. П: Нормальный, большой…

490. Б: Что в этом не устраивает?

491. А: Борь, я же не чувствую ситуацию настолько, чтобы тебе сказать, что это хорошо или плохо. Со мной-то проще всего договориться. Ты понимаешь, да?

493. Б: Поэтому … <неразборчиво>

494. А: Но это не…

495. Б: Но это не означает моей легализации, вот в этом проблема. Я с тобой согласен.

496. А: Вот, а при легализации, компания Сибнефть убивает компанию Сибнефть. Вот такие вот…

497. Б: То же самое надо будет делать с алюминием.

498. А: Что, то же самое?

499. Б: С алюминием надо (то же самое делать).

500. А: С алюминием ты точно не можешь что-то делать.

502. А: У нас там всего 50 процентов, должна вторая сторона согласиться.

503. Б: (Так что)?…

504. А: А они потребуют такого же, потребуют такого же. В алюминии пока не зарегулированы налоговые дела. Поэтому там бессмысленно это делать. Это уменьшит значительно доходы. И будешь ждать очереди, когда получишь дивиденды.

505. Б: Хорошо, я говорю… всё равно настанет время, в конечном счете … <неразборчиво>

506. А: … <неразборчиво> с алюминием очень просто. Если мы легализуемся, то и они должны легализоваться. Они же не могут, половина легализована, а вторая – нет.

507. Б: Согласен, так…

508. А: (Тогда они) все появятся, и Быков, и Миша, и Антон, и Аксён там, и Олег Дерипаска, и (его) … <неразборчиво> компании, вообще никто не будет разговаривать даже. Не согласен с этим, да?

509. Б: … <неразборчиво> у меня (все время) другая оценка.

510. А: Ну вот, у меня теперь другая. (Мы может) в такой ситуации находимся, что (они)…

511. Б: … <неразборчиво> совсем другая оценка. Ты знаешь, они же уже все всё понимают. Никому-никому никогда-никогда нельзя доказать, что (я не переехал). Это, никто это не воспринимает. Ты можешь что угодно (говорить). Давай считать, что это не так.

512. А: Они не считают, что это неправильно. Единственное, что их останавливает серьезно с нами разговаривать, это только то, что ощущение, что ты можешь там находиться. Вот единственное, что их останавливает.

513. Б: Рома, но я тебе могу сказать, (что мы сейчас), мы много времени потратили (на запад)…

514. А: Я понял все аргументы твои… я знаю, ты говорил … <неразборчиво> много времени потратил, (но не на эту тему)…

515. Б: Нет-нет-нет, он … <неразборчиво> на то, чтобы (выйти)… (такое) отношение глупое ко мне, да? … <неразборчиво>

516. А: (по идее) очень хорошее отношение, вы же сами знаете.

517. Б: То есть это нормально, нормально. Абсолютно нормальное отношение.

518. А: Я понимаю, что в этой … что мы в этой ситуации в тупике. Если ты настаиваешь на этом, я должен для себя какой-то вывод сделать. И, скорей всего, я вынужден буду тебе предложить купить акции Сибнефти. Я не буду участвовать в том обществе, которое, с моей точки зрения, не имеет перспектив. Дороже она стоить не будет, доходы по карманам тырить не удастся, а все остальное, это вот…

519. П: Ром, скажи, пожалуйста, а сколько, по твоим оценкам, могут быть дивиденды, которые мы будем там … <неразборчиво>

520. А: Вообще не могу сказать ничего… ни одного…

521. Б: А как определить…?

522. А: Ну правда, я вот … <неразборчиво> (выкрою), сейчас скажу чего-нибудь. Не знаю.

523. П: Ну а как мы … <неразборчиво> переходим на систему новую…

524. А: Так мы ее … обсчитаем все… Это же от чего зависит? Вот я тебе сказал, что… (Сколько) мы в этом году заработал? Что мы в этом году заработали?

525. П: Ну, 300… порядка 900 миллионов.

526. А: Вот, считай, что мы на будущий год заработаем опять 900 миллионов, в случае, если цены на нефть будут такие же, если налоги останутся такие же, то мы заработаем столько же. Нет никаких оснований, (чтобы) больше, потому что мы, на будущий год, должны прирастить 3 миллиона тонн на добычу, что для нас – 20 процентов. У нас колоссальный будет (рост).

527. Б: Что колоссальный?

528. А: (Рост). Мы одновременно разбуриваем много месторождений новых.

529. П: А Рома, а почему нами принято именно такое решение, именно вот так работать? … <неразборчиво>

530. А: А мы больше никакого другого… Все это делают. Никто по-другому не (сможет).

531. П: По-другому никто не … <неразборчиво>

532. А: Нет, конечно, можно воровать на оборудовании. Делать вид, что оно дорогое, а покупать его дешево. Ну, если мы до этого готовы дойти, то это уже… мы когда-то от этого ушли. Поэтому (мы за это)… ну по логике…

533. П: Нет-нет, я наоборот, я за это. Я единственное не … <неразборчиво>

534. Б: Я только хочу понять, все-таки в каком это порядке…

536. Б: … в порядке. Я не понимаю, почему ты, так сказать, не говоришь порядок. Я понимаю, что (мы с тобой сейчас)…

537. А: Боря, ну посмотри. Вот мы в этом году заработали 900 миллионов. Это прилично это или неприлично? Теперь возвращаемся к началу разговора. Нам предлагают от 170 миллионов дополнительно заплатить до 60, дополнительно заплатить. Значит, мы либо заработаем, условно, или миллиард минус 170, или … <неразборчиво> миллиард минус 600. вот в таком порядке.

539. А: Налогов(ый) … <неразборчиво> (дает) так же, собственно

540. П: А каким образом тогда получится, если сейчас там… каким таким образом получится, что мы сможем получать дивиденды? Если мы не акционеры?

541. А: Почему? Мы сможем вывести эти дивиденды на компанию, а после этого их распылить. Заплатить налоги … <неразборчиво> менеджмент, у менеджмента в трасте находится 44%. Выводятся, платятся налоги, после этого они распыляются разными путями…

542. П: Да, но если…

543. А: Каким–то образом, легально, из Москвы. К Боре они прибыть не могут никогда.

544. П: Да, но… да, но дело все в том, что если мы, так или иначе, официально не будем участвовать в этом, какой смысл нам, как россиянам, платить официальные налоги, и на этом терять все нам деньги… Тогда лучше, чтоб…

545. А: Но по-другому…

546. П:… в этом иностранная компания там участвовала, и (ей) заплатить за это налоги (какие-то)…

547. А: Все равно будешь налоги платить.

548. П: Налоги буду платить, но не буду персональный уже налог платить. Правильно?

549. А: Персональный не будешь. Но ты будешь налоги на дивиденды, которые будут 30%. Мы тебе сделаем схему, чтоб ты минимум налогов платил. Если ты хочешь в лоб, то ты заплатишь, я думаю, что 35 за всё.

550. П: Это опять, у нас уже были эти проблемы. Даже если при этой схеме, если мы ее примем, опять у нас возникнут проблемы легализации этих денег.

552. П: То, что ты возьмешь это, они у тебя будут легализованы, официально получены, да, как акционером. А у нас возникнут проблемы.

553. А: Нет… я тоже не могу официально, как акционер, (их) получить.

555. А: Потому что я не являюсь акционером компании. Я нигде не могу сказать, что это мои акции. И я не могу нигде официально получить этот доход. Единственное, что я могу сделать, это что у меня под контролем. Т.е. я, теоретически, могу оказывать на них влияние. … <неразборчиво> должна быть очень выгодная.

556. П: Да, но, тем не менее, должна быть структура, которая владеет этим. Правильно?

557. Б: Кто владеет?

558. П: Структура, какая-то структура (должна быть).

559. А: Структура (у нас) есть. Она в каком виде была, в таком и есть. Там одно, другое, третье, и, в конце концов, траст, который владеет…

560. П: Т.е., это западное … <неразборчиво>

561. А: Западное. В конце концов, западная структура.

562. П: Западная структура…

563. А: Поэтому…

564. П: … которая владеет этим.

566. П: Правильно? Значит, эта западная структура, при получении дивидендов, все знают, что эти дивиденды официальные и твои, потому что, в конце концов (в трасте) знают, что ты…

567. НГ: Нет, нет-нет … <неразборчиво> что в трасте не являюсь трастодержателем.

568. П: А кто является?

569. А: Точно именно я не знаю, кто, Женя или Женя, вот там они, или один или другой. Либо юрист, который по поручению работает. Я его видел один раз.

570. П: Но бенефициар ты?

572. Б: А кто бенефициар?

573. А: Думаю, что либо Женя, либо Женя. Думаю, но точнее не знаю там. Ну, может быть, и я… Я вот не говорю, что … <неразборчиво>

574. Б: … <неразборчиво> это все понятно. Крупная компания … <неразборчиво> разобраться с … <неразборчиво> во-первых, это рано или поздно, (они все равно) … <неразборчиво>

575. А: Ничего не (обсуждали)…

576. Б: На-на-на…налоговая, налоговая, да…

577. А: И никто не (собирается)…

578. Б: … <неразборчиво> там, в течение полугода там, или в течение года. Это не важно сейчас. В какой-то момент времени настанет такой момент, когда придется, конечно, это оставить.

579. А: А ты уверен, что он не настанет? (Вот тебе кажется), что он настанет, давай подождем.

580. Б: … <неразборчиво> В любом случае, (я хочу) … <неразборчиво> Крупная западная компания, чтоб она разобралась с моей собственностью, (это) она разобралась с моей собственностью. И перевести эту собственность на нее, на эту компанию – передать ее в управление там, ну, не знаю, каким образом, да – чтоб она представляла мои интересы. Всё, вот, что я хочу. Это может быть (на выходе) официально, да, там, она будет знать, что там стою я, но вот она управляет моими акциями. И эти акции, она сделает так, чтобы они были действительно моими.

581. А: … <неразборчиво> ну, может быть это разумное решение. Я не могу (вам прокомментировать)…

582. Б: Сейчас я (бы вот) хотел, ну, кто-нибудь там, Женя … <неразборчиво> я хотел бы (начать)… ищу такую компанию … <неразборчиво> И я веду переговоры. И я хочу, чтобы (это вот, да, вот это) было. Чтобы это было там (чтобы в дальнейшем) Женя один или Женя другой … <неразборчиво> (с)вои представители в этой компании разобрались…

583. А: Ну, только, Борь … <неразборчиво> на себя взять не могу. Понимаешь, да, что я в этом не специалист…

584. Б: Понимаю, понимаю…

585. А:… не разбираюсь, и…

586. Б: А я тебе специально сказал, что (как только это)…

587. П: А как до того? Как-то мы не решили этот вопрос. А когда тогда мы будем работать? Вот я так (с)ебе посчитал, что мы, со следующего года, сможем установить некие суммы, которые мы сможем ежемесячно получать. Да? … <неразборчиво>

588. А: Ежеполугодно мы сможем получать.

590. А: Ежеполугодно мы сможем получать. Ежемесячно мы не сможем.

591. П: Ежееполугодно.. А отчего это зависит, Рома…? Мы не можем сделать это ежеквартально, например?

592. А: Теоретически можем ежеквартально. Я тоже спрашивал, почему ежеме…ежеполугодно. Не принято. Акционерное собрание, (надо делить) дивиденды, и т.д. и т.п. … <неразборчиво> Нет, это, так сказать, выглядит, что компания занимается не добычей нефти, а вытаскивание денег. Т.к. компания же использует те средства, которые внутри находятся, она какой-то момент (она) принимает решение, и за полгода они должны выплатить. А так выглядит, что это другие. Мы от чего ушли, мы хотели говорить, что мы не финансовая компания, а нефтяная. А мы опять возвращаемся … <неразборчиво> с любой операции (хотим прибыль заработать)… Т.е. после того, как мы выплачиваем дивиденды один раз, другой раз, понятно, что цена акций другая.

593. П: Да, понятно…… <неразборчиво> … не знаешь, вот эти суммы, которые на выборную компанию были?

595. П: (вычет) Это независимо от того, какая была сумма … <неразборчиво>

596. А: … <неразборчиво> (по) 50 миллионов. (по) 50 миллионов, которые…

597. П: Нет, там Боря-то говорил, что было больше. 56 или 54…

598. А: (То есть) я не знаю.

599. П: Ну, помнишь … <неразборчиво> И говорил, да…

600. Б: … <неразборчиво> последние выборы.

601. П: Да. Ну, тогда мы договаривались, что, я так понял, что то, что мы платили на выборы идет не… то есть снимается не 50 миллионов, а снимается статья расходов, то есть 49 ли…

602. А: Я не помню…

603. П: …56 ли. Да?

604. А: Да, я понял.

605. П: То есть, мы не делим пополам и не потом (считываем это дело)…

606. А: Я узнаю у них…

607. П: (Счета просто куда эти) … <неразборчиво>

608. А: Ну, у меня … (тут все <неразборчиво> навешали, навешали)…

609. П: Я правильно понимаю..

610. А: И, в результате…

611. П: Смотри, на самом деле, сейчас сумма меня не интересует. Да? Потратили сколько там. Меня интересует другое. Я правильно ли понял нашу договоренность тогда, что…

612. А: … <неразборчиво>

613. П: … статью расходов ( я тогда) выбираю эту…

614. А: Я готов на это тоже с тобой… я не очень понимаю, в чем разница, но тогда мы договорились, что (175) миллионов, как только возникли, 100, 50 и 25 …

616. Б?: … <неразборчиво>

617. П или Б: Да, потому что потом это было (сказано), что 50. а потом оказалось, что это не 50, а (примерно) 56 или 54. Да? Поэтому я и говорю, что (т)ам тоже надо … <неразборчиво>

618. (П): Я вообще не был в курсе дела. Я тогда узнал, что это оказалось 50, тогда я узнал, что мне прибавляется еще 25 миллионов, и тогда я узнал, что эти 25 миллионов (виртуальные) и они опять снимаются. Да? Это все я вместе узнал, в тот день. Все вместе узнал. Да?

619. Б: … <неразборчиво> … деньги, которые … <неразборчиво> которые вообще … <неразборчиво> это то, (чего) … <неразборчиво> эти деньги … <неразборчиво>

620. П: … <неразборчиво> (а от чего это такое … <неразборчиво>… на ОРТ … <неразборчиво>

621. А: Ну, (Валя приехал к сыну) … <неразборчиво>

622. П: … <неразборчиво> как только (он домой приехал)…

623. А: … <неразборчиво> (тоже траншами) … (смеется)…почему я … <неразборчиво>… это уже будет…

625. А: Да. А нам скрывать нечего у вас.

626. П: Абсолютно. (Но не знаешь, почему) … <неразборчиво>

627. А: Я так и не понял. Я спросил (кого-то)… то есть я, конечно, не спрашивал, он мне сам позвонил, то есть там что-то такое с (сиделкой у него) произошло. Ну…

628. П: … <неразборчиво>

630. П: Что … <неразборчиво> ты знаешь, они идиоты там. То есть, я говорю, а ты думаешь, что это несогласованные действия? Он говорит: думаю, что нет. … <неразборчиво> Я говорю направленно на то, чтобы тебя сместить, потому что ты уже … надоел…

631. А: … <неразборчиво> (смеется)

632. П: Он там <непечатно>, и сказал, что ну, (может быть) …

633. А: (Потому что) … <неразборчиво> таможенник…

635. А: Только тамож(ня)?

637. А: А таможне что там надо было? (Что там) везли аппаратуру какую-то?

638. П: Да нет, мы ввозили фильмы, да, ввозим (семейные). И на эти фильмы там нужно было заплатить там НДС, там … <неразборчиво> (такое). Да? А у них якобы вот информация, что они не платили … <неразборчиво>. Это первое. И второе, они (перешли в свое время) в НТ..ОРТ Интернешнл. А ОРТ Интернешнл – это компания, которая они считают, что она отмывала деньги. Каким образом? ОРТ платила, скажем, 30 тысяч за фильм, да? А компания реально покупала за 20. 10 как бы, (себе она) в карман.

639. А: И чего? Она же не скрыла … <неразборчиво>

640. П?: Нет-нет, нет но … нет, на самом деле, на самом деле действительно… только в обратную сторону. То есть, там у нас дыры возникли. Да? И нужно было, каким-то образом, эти деньги показать, как они появились. Да? Поэтому мы, наоборот, покупали за 50 тысяч здесь, а ОРТ продавали за 30.

641. Б: Скажи, пожалуйста, а что, ты считаешь, Колю могут арестовать?

642. А: Думаю, нет. Правда, Красненкер мне позвонил, позавчера: мне сказали, завтра не арестуют, как ты думаешь, что делать. И вы (этого) не слышали, (он говорит) … <неразборчиво> арестовать … <неразборчиво> (Это он мне вот) и позвонил, именно арестовали уже, или нет. Он мне сказал, что если арестуют, то он… то кто-нибудь позвонит по этому поводу, (так что вот).

643. Б: И это опять Устинов всё, да?

645. Б: … <неразборчиво> (Ты знаешь, что это) … <неразборчиво>?

646. А: … <неразборчиво>

647. Б: Как Борис Николаевич, по этому поводу, радовался?

648. П: (Действительно, надо было Чубайса ставить).

650. П: Может быть мы и народ, мы и народ и ошибаемся? … <неразборчиво> Чубайс сказал, что Вы, Владимир Владимирович, вместе с народом… ошибаетесь… Может мы с народом и ошибаемся, но он сказал, что он нам палки в колеса не вставляет. Путин с народом едины (Смеется) … <неразборчиво>

651. А: Мне нравится решение тех … <неразборчиво>… мне внутренне нравится такое решение. Я это журналистам сказал. Возмущение было там … <неразборчиво>… как его, сразу крыльями захлопали. Я говорю: мне нравится гимн Советского Союза. Я другого гимна не слышал никогда, я к нему привык, поэтому, в годы репрессий я не жил. То, что это гимн большевиков был, услышал недавно, поскольку плохо образован. Вот мне этот гимн нравится. (Это правда).

652. Б? А Волошину не нравится, да?

653. А: Нет. … <неразборчиво>… (говорил) … <неразборчиво>… (настроение).

655. А: … <неразборчиво>

656. Б: … <неразборчиво>… самолет (прилетает) … <неразборчиво>?

658. А: (Товарищи охранники) про тебя много спрашивали. … <неразборчиво> Почему я ничего не делаю, чтобы тебе помочь. И (давали, естественно) советы … <неразборчиво> Я считаю, что не стоит так…

660. А: (Я считаю), что с государством … <неразборчиво> не стоит, потому что … <неразборчиво> Вы считаете, к обществу не требуется (разрешения)? Я говорю, что (может, и) требуется, но не в этом случае. Если б общество понимало бы (эти отношения), можно было бы что-то … <неразборчиво> вы же понимаете, что общество (радует) … <неразборчиво> Березовского разорвут на куски, (этих всех) Гусинского, Абрамовича, (заочно или), или еще кого-нибудь. Общество будет только радо. … <неразборчиво>… возмущаетесь, вот, обращайтесь к народу.

661. НГ: (когда у нас)?

662. П: (Всё лучше)…

664. П: (Всё лучше). То есть, фактически, ты сказал, что … <неразборчиво> народ(у), народ у (в)ас г…

665. Б: Что ты сказал?

666. П: Рома, практически, им сказал, что, (дескать), у вас народ г…

667. А: А это они сами сказали…

668. П: Так я это (именно) … <неразборчиво>

669. А: … что народ – это быдло.

670. П: … <неразборчиво>

671. Б: Что про Штаты говорят, про выборы?

672. А: (Ничего не говорят). Там (Михайленок)…

673. П: Но … <неразборчиво>

674. А: Думаю, да.

675. П: … <неразборчиво>

676. Б: (Оба) в такой ж… <неразборчиво> Люди потом скажут, что (мне) Гор больше нравится…

678. Б: … <неразборчиво>

679. П: Но это был (политический) … <неразборчиво> (Он же) … <неразборчиво> (в будущем) … <неразборчиво> (премьер-министр)…

680. А: Грызлова пригласили.

682. Б: Американцы? Пригласили (тогда, когда он уедет). Да? То есть … <неразборчиво>

683. П: … <неразборчиво>

684. Б: (Какой народ)?

685. П: … <неразборчиво>

686. А: Ну, он ничего не говорил…

687. П: Вообще, да?

688. А: … <неразборчиво> Боря имеет в виду (будущее) Доренко, так это, ну … <неразборчиво> То есть это тоже не стоило.

689. П: Я же тебе говорил, а ты думаешь, что они только и смотря на твои … <неразборчиво>

690. А: … <неразборчиво>

691. П: Правильно (ли) … <неразборчиво>

692. Б: Я … <неразборчиво> (не думал просто).

693. П: А? Нет? А я-то переживал…

694. А: Боря, ты думаешь, (что они) … <неразборчиво> (про кого) говорили, что я…

696. П: (Смеется) … <неразборчиво>

697. А: … <неразборчиво> А ты уже … (прижавшись неделю, да?)…

698. Б: … <неразборчиво>

699. А: Он, может, и нет, он там…

702. Б: (Но к этому идет все), да? (Ну, это понятно, да).

703. А: Значит, смотри, а (военные контрразведки) ассоциируют, поэтому… каждый раз мы получаем только удовольствие от этого. Но бывает видимое, а бывает невидимое. … <неразборчиво> чего-то еще будет (такое).

705. А: Еще выступи и посмотри … <неразборчиво> в каком направлении движется…

706. П: (Ты от этой темы) … <неразборчиво> (получил акции) … <неразборчиво>

708. П: Уже позади…

710. П: Это уже (хорошо)…

711. А: И по факту участия…

712. П: По факту … <неразборчиво>

713. П или Б: (Где-то) в районе (пяти миллионов) … <неразборчиво>

714. А: Мы (эти деньги), я думаю, что пока не должны, потому что ее не покупают, (на столе там миллионы) … <неразборчиво> акционерное открытое общество. Опять … <неразборчиво> (упираться) на Украине, по поводу … из-за того, что алюминиевые заводы. (Потом) два дня до (Томска) — это всего семь, потом еще нужно будет, поэтому (мы) … <неразборчиво> говорю, ты же невозможно, (а то я уже) не очень понимаю, зачем эти заводы нужны … <неразборчиво> Во-вторых, там опять скандалы вокруг этого, там кому-то по башке дубиной дали, кому-то что-то выкинули … <неразборчиво> то, сё… Можно … <неразборчиво> что не надо больше нам … что-то вот … он у нас принципиален: «мы не можем уступать». Ну, Олег, ну не надо, ну успокойся … <неразборчиво> о том, как … <неразборчиво> мне было это надо, и это

715. Б: … <неразборчиво>

716. А: Боря, я не знаю. Я не готовил ( к сегодняшнему дню) никакого документа. (Я понял, что действительно) … <неразборчиво> да, и что… Ну вот хочешь … <неразборчиво> Там надо будет самим, скорей всего будет (видеть тотальную картину), что … насчет того … <неразборчиво> больше, больше, больше, больше … <неразборчиво>

717. П: (Мне кажется, это вот) … <неразборчиво>?

718. А: Нет, неправда. (Значит, Олег) купил газ, Кудрина не сняли, а Кудрина сделали Председателем Совета директоров.

719. П или Б: … <неразборчиво>

720. А: Олег купил газ, хотел нас (туда втянуть). Я не поддался на это, решил, что я (в этом) не хочу участвовать. Максимум, что я могу сделать … <неразборчиво> А больше … <неразборчиво> открыты абсолютно, можем войти (потом), но я … <неразборчиво> работаешь … <неразборчиво>

721. П: А сколько он купил?

722. А: (Я уже не помню). То ли 35, то ли 75…

723. П: (Все дело) в том, что у нас нет данных, там Олег с ними рассчитался или нет, потому что, если он рассчитался, то все нормально.

724. А: … <неразборчиво> (все-таки готовы).

725. П: Нет, потому что если он рассчитался с нами, то там еще и их деньги проходят, (общие, да). Правильно?

726. А: (Приходите прямо сейчас) … <неразборчиво> (покажу) … <неразборчиво>

727. П: А он контрольный пакет (купил)?

728. А: (Или близко к) контрольному пакету. … <неразборчиво> (договорился) с администрацией или с городом, у кого.. у кого там был пакет … <неразборчиво> он купил … <неразборчиво> Дума приняла решение … <неразборчиво> причем (проводили) в трех местах: в международной организации, чуть ли не в ООН … <неразборчиво> чуть ли не ООН, потом, что вообще, по идее … <неразборчиво> должна быть отдельной программой … <неразборчиво>

729. П: Ну, это же правильно…

730. А: … <неразборчиво>

731. Б: … <неразборчиво>

732. А?: (Фридмана) не устраивает, нас не устраивает. Кто это (будет обеспечивать)? Но (он-то), это он (вырулит).

733. П: … <неразборчиво> (с нами) играет, или … <неразборчиво> (нарушает)?

734. А: Не, он с нами играет, но тактику я не знаю. В текущем режиме он с нами, но поскольку он не сможет на будущий год (заплатить деньги) … <неразборчиво> Ума у него не хватает, чтобы … <неразборчиво> делать не стоит … <неразборчиво> (оформлено на него) … <неразборчиво> (ничего не делал)…

735. П: … <неразборчиво>

736. А: Не выйдешь ни на кого ты там, причем ни на тех, ни на других…

737. П: … <неразборчиво> (все нормально)? … <неразборчиво>

738. А: … <неразборчиво> (в тот момент)…

739. П: (Ты уверен)?

740. А: Да. … <неразборчиво>

741. П: Конец экономики, или конец…?

742. А: Конец света.

743. П: Света … <неразборчиво>

744. А: Ну, он с палкой…

745. Б: … <неразборчиво> работает?

746. А: … <неразборчиво> но он … <неразборчиво>

747. П: Уже … <неразборчиво>

748. А: (Да, он) … <неразборчиво> (как класс) … <неразборчиво> (Там настолько дом старый, что в одном месте) … <неразборчиво> (вообще нет, которое считалось раньше) … <неразборчиво> плюс 8 градусов, (и ветра не дает) вообще, даже на час … <неразборчиво> уже второй день … <неразборчиво> начали наращивать подачу (электроэнергии) … <неразборчиво> ситуация там … <неразборчиво> (он) в этом году вообще этим не занимался … <неразборчиво> не хотят (убираться) оттуда … <неразборчиво>

749. П: … <неразборчиво> (с тобой) разговор, что … <неразборчиво>?

750. А: Вчера у меня был с ним разговор, он спросил… он сказал, что он (едет) туда. Я ему говорю: поехали вместе. Он говорит: нет, поедем… А, он говорит: давай. А потом выяснилось, что мы в разное время. Он… у него встреча там… с семи… а потом у нас с ним, действительно … <неразборчиво> Ты у (него) вчера был?

751. П: Нет, сегодня.

752. А: С утра? С утра был?

753. Б: … <неразборчиво> (с утра)… (А они могли)… Там … <неразборчиво> (передали)?

755. Б: Значит … <неразборчиво>

756. А: Тут вообще не помочь, дать интервью, вообще не исправить … <неразборчиво>

757. Б: И давно это так?

758. А: … <неразборчиво> (В данном случае нет) … <неразборчиво> что никто не изменит, они сказали, что это будет … <неразборчиво> под контроль. Поэтому (и стали они)…

759. П: Но это, действительно, (полит)работа сейчас…

761. П: То есть правильное предложение было. Если объединить НТВ, ТВ6 и (ТНТ) … <неразборчиво>; мы должны половина … <неразборчиво>

762. НГ: Что вам налить?

764. НГ: Кофе, чай, водку…

765. Женский голос (через громкоговоритель?)

766. (Стук дверей и щелчки запирающегося замка)

767. (Звук льющейся воды)

768. (Звук спускаемой воды)

769. (Звук шагов и стук дверей)

770. (Мужской, а затем женский голоса)

771. Б? … <неразборчиво>

773. А: … <неразборчиво> (не) хотел, Бадри было все равно, (Путин) не хотел точно … <неразборчиво> он говорит, абсолютное мое убеждение, что Путин не хотел точно, чтоб ты отошел … <неразборчиво> чтоб отошел, не хотел точно.

774. Б: (Скажи), почему тогда … <неразборчиво> да … <неразборчиво> и все это показали по ОРТ, да? Почему после этого мне Саша говорит … <неразборчиво> (Гусинский)?

775. А: Ну, вот это была Сашина в тот момент эмоциональная оценка…

776. Б: И поперли на следующий день.

777. А: Ну, естественно, что на следующий день…

778. Б: … <неразборчиво> то есть абсолютно.

779. А: (Скоро) … <неразборчиво>

781. А: … <неразборчиво>

782. Б: (Ты едешь?)

783. А: Ну, (ты не)… не лучшие условия проживания.

784. П: … <неразборчиво> Слушай, … <неразборчиво>, нашли дом … <неразборчиво> (в Антибе)

785. Б: … <неразборчиво> хорошо, пусть всеми деталями (он) занимается … <неразборчиво>

786. П: Три тысячи (квадратных метров) … <неразборчиво>, сам дом. И, это самое вот, на море и так далее, парк там, всё. 35 миллионов долларов. Значит, ты сможешь?

787. А: Давай. Ну я…

788. П: (Ты не) купил еще?

790. П: Но если…

791. А: Купил, (но ничего страшного).

792. П: … <неразборчиво> согласен, по-моему … <неразборчиво>

793. А: … <неразборчиво> дом … <неразборчиво> С названием, коробка стоит, покажу вам … <неразборчиво>

794. П: Потому что я, потому что я…

795. А: Я покажу, когда … <неразборчиво>

796. Б: … <неразборчиво> (говорит по телефону?)

797. П: … <неразборчиво>

798. А: Ты брошюру можешь мне … <неразборчиво>?

800. А: Брошюра есть какая-нибудь или нет?

801. П: Я принесу тебе. … <неразборчиво>

802. А: … <неразборчиво>

803. Б: (по телефону?) Thank you very much.

804. П: … <неразборчиво> закончим, не закончим…

805. Б: Это не вопрос … <неразборчиво> и он сказал, что они … <неразборчиво>

806. А: … <неразборчиво>

«Путь к священству».

Иеромонах Нестор (Архипов) Поделиться

У нас в гостях был клирик Богоявленского храма села Худынское Ивановской области иеромонах Нестор (Архипов).
Наш гость рассказал о своём пути к вере, монашеству и священству, а также о том, что лично ему помогает преодолевать кризисы веры, бороться с унынием и сохранять радость в сердце. Отец Нестор поделился, в чем он видит суть нашей православной веры и с чего, по его мнению, начинается путь к Богу. Также разговор шел о духовной помощи людям, страдающим разными видами зависимостей.

Ведущая: Кира Лаврентьева


К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на радио «Вера», уважаемые друзья. В этом часе с нами иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области. У микрофона Кира Лаврентьева. И сегодня мы говорим, традиционно говорим о пути к священству, и всегда это очень разные разговоры, всегда интересно, почему человек, мужчина, чувствует потребность в какой-то момент своей жизни предстать перед престолом Божиим. И сегодняшний наш разговор должен быть особенно интересен, и я его так предчувствую, потому что жизнь отца Нестора не то что до рукоположения, до священства, а до прихода в храм была крайне сложной, путь был извилистым, со взлетами и падениями, и очень надеюсь на то, что этот разговор действительно будет полезен, интересен и важен многим из наших радиослушателей. Добрый вечер, отец Нестор.

Иеромонах Нестор

— Добрый вечер, Кира.

К. Лаврентьева

— Отец Нестор, вот с чего все начиналось? Сложное детство, трудный подросток — как это все проходило, в каком преломлении, если в итоге вы все равно обращались к Богу в самые тяжелые минуты? Я как понимаю, обращались, потом опять возвращались на какой-то свой вот не очень благополучный путь, потом опять обращались, потом опять уходили. Но в какой-то момент Господь вас призвал. Как это произошло?

Иеромонах Нестор

— Ну я крещение принял сознательно, осмысленно. То есть не так вот как бы спонтанно, а понимая то, для чего я это делаю. И до момента крещения ну в раннем детстве я вообще там над бабушкой смеялся, над дедушкой смеялся, вот над их набожностью. Уже потом, когда был взрослее, возникло чувство и понимание, что есть какая-то высшая сила, которая все-таки имеет влияние на нашу жизнь. И как это, наверное, у большинства людей, которые считают себя верующими, так это было и у меня: когда мне было трудно и тяжело, я призывал Бога — и, что удивительно, Он мне помогал, причем в таких очень тупиковых ситуациях. Ну это было, конечно, верой, но чисто потребительской, абсолютно не православной. Мы знаем, потому что православие это о другом. А уже потом когда в жизни я наломал довольно много дров, причем наломал их благодаря своим действиям и определенным, скажем, как это психологи говорят, поведенческим паттернам, с которыми вот как бы ведешь себя определенным образом — знаешь, что это нельзя и поделать с этим ничего не можешь, и понимаешь, что тебя это ведет к определенному результату. И в какой-то момент, когда уже все, такой был какой-то жизненный тупик, и от меня даже близкие отвернулись, потому что я дошел до крайней, скажем, степени кондиции в своих вот таких и хулиганских и разных таких нехороших вещах, и я тогда вот вспомнил про Бога, и просто вот у меня, наверное, первая была молитва такая, я сказал: Господи, я помню, что я обращался к Тебе и Ты мне помогал. Я сейчас обращаюсь к Тебе не затем, чтобы Ты сделал жизнь легче, я обращаюсь затем, чтобы Ты мне показал, как правильно жить.

К. Лаврентьева

— Откуда, откуда это пришло к вам?

Иеромонах Нестор

— Ну, наверное, вообще все хорошее приходит от Бога. Но я, с одной стороны, в нас заложено вот это стремление к Богу, в любом человеке, и с другой стороны, ну когда такая мысль возникает, ведь не зря говорят, что Господь, Он всегда рядом.

К. Лаврентьева

— Призыв такой Бога.

Иеромонах Нестор

— Да. И Он к нам обращается ненавязчиво, а именно тогда, когда мы готовы услышать. И, видимо, это, как и, наверное, у многих людей, это был один из тех моментов, я обратился. Нельзя сказать, что сразу произошла такая перемена, но у меня родилось живое такое желание и интерес к вопросам веры. И я начал изучать совершенно разные источники, причем христианские именно, там и что-то из протестантизма, что-то из там… ну разные такие. И изначально, в общем-то, даже совершенно не было, у меня никакой симпатии не вызывала православная вера, Православная Церковь, потому что в моем понимании и представлении это были либо там злобные бабушки и дедушки — ну определенный стереотип, либо монахини, которых я видел, с такими суровыми лицами…

К. Лаврентьева

— Скучно, в общем.

Иеромонах Нестор

— Да. Кстати, уже забегая вперед, скажу, что уже потом попав и пожив в нескольких монастырях, в том числе и в женском, я столкнулся с такой вещью, что, оказывается, вот этот весь фасад, он не показывает содержания. То есть вот любая юмористическая там передача, она просто рядом даже не стояла в сравнении с тем, как живут и радуются жизни и монахи, и приходские люди. То есть здесь разница только в том, что в миру люди, как правило, смеются от нервного перенапряжения, а в монастырях причем радуются постоянно и смеются от такого избытка радости. Да, ну это я немножко вперед забежал. То есть у меня существовал такой стереотип, что православная вера — это красиво, но скучно и слишком уж напряжно. А у протестантов как хорошо: то есть там уверовал — спасен, и там еще насчет бизнеса что-то там, и счастье в жизни привалит. Ну я, в общем-то, почитывал разную литературу, начинал с протестантской, но надо отдать должное, что у них все-таки есть некоторые авторы, которые определенную пользу, да. И я вот прочитал в свое время книгу — не вероучительного такого плана, а такого, скорее научного, — Джоша Макдауэлла, «Не просто плотник». И мння прямо сразило известие о том, то есть книга была о том, что Джош Макдауэлл с научной точки зрения обосновывал то, что Христос воскрес из мертвых — то есть он это доказывал западному обществу там историческими, археологическими и разными другими аргументами. И привел множество доказательств, причем в гораздо большей мере чем, допустим, существует доказательств в отношении, допустим, Юлия Цезаря там или Спартака, ну и так далее. Но меня сразило не это. Меня сразило — я же воспитанник советского периода, мне всю жизнь внушали, что Христос — это мифическая личность, и меня сразило то, что, оказывается, то что Христос существовал как историческая личность. Вопрос о воскресении Его из мертвых отпал сразу. Ну просто вот, то есть я раз Христос жил, значит, Он воскрес. И у меня возникло такое желание просто взять Евангелие в руки, да. И там еще в этой книге я нашел одно место, что если ты хочешь изменить свою жизнь, то помолись Богу и исповедуй Ему свои грехи и попроси Его, чтобы Он стал господином твоей жизни. Я так и сделал: на четырех тетрадных листах формата, наверное, А4 написал мелким почерком все свои грехи, и пошел в уединенное место, прямо вслух все это рассказал. Это было, наверное, многие с этим сталкивались, с вашими коллегами как раз разговаривали, то есть может быть, это было немножко неказисто, может быть, что-то неправильно, но Господь услышал. То есть с того момента буквально, то есть произошло просто чудо. И у меня вот после того, как я высказал все эти грехи и попросил у Бога помощи, и обещал Ему, что я буду стараться жить по Божиим заповедям, у меня с души вот, во-первых, спал какой-то груз — я еще некрещеный был даже, и душа наполнилась такой радостью, что я вдруг совершенно сразу вот в один миг увидел, что вот рассвет (а я в депрессии такой жуткой пребывал), вот рассвет, вот там лес зеленеет. И я зашел в комнату, на тумбочке лежал журнал с не очень скромными тетками, скажем так, и я вдруг обратил внимание, что меня воротит от него, то есть я не могу на него смотреть. И я что сделал, первое что я сделал — достал Евангелие, я стал его читать. Я читал просто вот, да, я потом достал уже Библию, я читал просто вот запоем, я одну страницу, вот каждую главу я перечитывал по шесть, по семь раз. И я когда ее читал, у меня вот было такое живое очень ощущение, что мне сейчас реально Бог говорит. И у меня до сих пор вот это ощущение, оно не уходит, понимаете. То есть вот бывает, конечно, я к этому привык и я уже как бы, ну порой все равно как бы, в силу своей такой испорченности и небрежности все равно как бы упускаешь. Но у меня вот как бы с того момента возникло четкое понимание, я и другим говорю, что берешь в руки Священное Писание — с тобой говорит Господь. Я потом уже это нашел у святых отцов и у Златоуста, и у других святых отцов. Да, но суть в том, что вот эти мои мысли и чувства, они не просто вот как бы были радостными, но они имели оправдание в жизни, то есть они подтверждались. То есть вот, допустим, я беру Евангелие сегодня, читаю какой-то текст — и у меня события в жизни выстраиваются в соответствии как бы с этим отрывком. То есть это настолько было, то есть я понимал, что Господь мне показывает: вот это так, это так. Подходит человек, там начинает смеяться — у меня возникает недоумение, искушение, — к вечеру у меня обязательно возникал четкий конкретный ответ. Приходило даже так, да и в силу того, что как бы я читал, кроме этого, еще начинал читать другую литературу, как бы душа, она вот этим наполнялась. А мы когда чем-то живем, нам всегда хочется этим поделиться, правильно. А люди как бы, которые со мной раньше общались, они просто видели, что во мне что-то произошло. Понятно, они там это начали интерпретировать, что вот кукушка съехала, там еще прочее и, в общем-то, было много разговоров. И что интересно, Господь, видимо, дал вот каждому человеку дал какие-то способности, и, видимо, Господь дал, наверное, такую способность, что вот если ты с человеком говоришь, вот вкладываешься, получается говорить именно то, что ему нужно во многих случаях. И люди как бы стали приходить. Я как бы в какой-то момент для себя, да, там еще был ряд моментов, причем таких, скажем, критических и даже конфликтных, и мне очень явно помогал Господь, И когда у меня возник вопрос о том, какую веру выбрать, у меня душа начала тянуться к православию. Ум противился, потому что там иконы, там святые — то есть что-то непонятно. И я начал молиться Богу, говорю: Господи, Ты же знаешь, что я хочу иметь правильную веру, вот скажи, вот веры спорят, какая вера правильная? И у меня происходит ряд прямо моментов, таких знаковых ситуаций, по которым я четко для себя определяю: это было именно для меня. То есть потому что, может быть, другой бы это не воспринял, но именно Господь же с каждым человеком говорит именно тем языком, который способен понимать человек. То есть с волхвами Он говорит через звезду, хотя это была запретная вообще там деятельность, да, там что-то гадать, там звезды какие-то и так далее, там камнями даже за это побивали. А нет, Господь с ними вот через звезду говорит, потому что им это было понятно. И вот мне тоже Господь показал, то есть это было насколько ненавязчиво. То есть первое что, когда я заказал Библию, мне привезли Библию — это как раз у меня был вопрос такой, такого осмысления и жажды понять, какая же вера правильная. И мне привозят Библию издательства Московского Патриархата, то есть из 77 книг. И для меня было это просто… То есть почему именно вот эту? И для меня было, это у меня прямо как сердце так екнуло. Я думаю: ну может, это просто моя там, может, клиника там, еще что-нибудь. И следующая ситуация происходит, очень интересная тоже. Я до этого занимался там разными там это, дерущимися такими вещами, там каратэ мы занимались, били друг друга. И когда увидели перемену, то есть я как бы перестал этим заниматься, ко мне люди там, два человека знакомых подошли пьяные. И один меня схватил вот так за шиворот и начал трясти: ну что, богомол? А у меня прямо желание его ударить. А другая мысль, что ну Господь же не велит. И я говорю: Господи, что же мне делать? Я сейчас не выдержу, я ударю. И у меня, я еще некрещеный был, у меня прямо мысль пришла: перекрести его. Я вот так беру его: во имя Отца и Сына и Святого Духа. И то, что дальше произошло — его вот так отшвырнуло буквально на полтора метра. Друг, который с ним стоял, просто он засмеялся истерическим смехом, а у меня душа наполнилась радостью, я еще перекрестился. И его вообще, он побежал с матюками, со всем. И для меня это было…

К. Лаврентьева

— Знамение такое.

Иеромонах Нестор

— Да, знамение, что ну ведь это же знамение есть только у католиков и у православных, или там еще, у протестантов нет, то есть они отрицают. Но для меня было это на тот момент еще одним, кроме других, подтверждением, что вот она, православная вера.

К. Лаврентьева

— Иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области, проводит сегодня с нами этот «Светлый вечер». У микрофона Кира Лаврентьева. Отец Нестор, а это все действия, вот эти вот по отношению к Богу, все эти шаги вы делали до крещения, я как понимаю, правильно?

Иеромонах Нестор

— Да.

К. Лаврентьева

— Евангелие, крест, то есть вот эти вот все знаки, жизнь по Евангелию, которая начала выстраиваться у вас совершенно чудесным образом, все это происходило до принятия крещения.

Иеромонах Нестор

— Да, потом я крестился.

К. Лаврентьева

— Уже осознанно.

Иеромонах Нестор

— Да, осознанно, осмысленно. Крестил меня, я попросил даже, чтобы у меня крестная была, и крестил меня покойный отец Амвросий (Юрасов).

К. Лаврентьева

— Чудесно.

Иеромонах Нестор

— А крестная была моя его спутница, матушка Иоанна.

К. Лаврентьева

— А как это получилось, отче?

Иеромонах Нестор

— Мы переписывались, я переписывался со многими монастырями, то есть мне писали вопросы, и вот мне очень помогли в этих вопросах. Ну один человек, к сожалению, он сейчас отошел ну как бы вот от Церкви, но на тот момент он мне очень много дал. И другой человек — это вот и отец Амвросий, и мать Иоанна, его постоянная спутница — женщина редкого такого, редкой трезвости ума, очень такая, и они мне очень помогали. И когда я попросил креститься, они приехали вот, покрестили меня. И, в общем, вот и отец Амвросий на тот момент дал мне определенное благословение, что причем да, вот такого плана, которое вполне соответствовало тому, что я как бы делал — то есть ну разговаривать с людьми. И вот как бы я продолжал — это я как раз о пути к священству.

К. Лаврентьева

— Ну конечно.

Иеромонах Нестор

— И у меня возникла такая мысль, думаю: ну если я людям как бы… А люди приходят и начинают рассказывать. Ну я не могу грехи-то отпускать, а высушивать — выслушиваю. Я понимаю, что в принципе я как бы делаю то, что ну это часть того, чем занимается священник. И я вижу, что у меня к этому душа лежит. И да, в какой-то момент я списался с одним из монастырей, и вот меня пригласили, да, у меня желание было именно рассказывать о Христе. То есть вот о том, что Христос действительно воскрес и что действительно есть, и есть возможность вот Его найти ну и так далее. То есть у меня была (мне не нравится слово «миссионер», «миссионерство», оно какое-то такое все-таки не совсем русское), то есть вот своим призванием я как бы считал, что это вот говорить о Христе, о вере. Причем не академическим таким вот языком, а о том, что вот на душе. И вот потом я договорился с одним монастырем, у меня возникло желание пойти учиться на священника, мне предложили. И я приехал в один из монастырей как раз миссионерской направленности, и там, но там я еще не определился, кем мне быть, монахом или мирским. Ну и в какой-то момент я принял решение, что все-таки приму постриг.

К. Лаврентьева

— Это решение сложно давалось?

Иеромонах Нестор

— Оно давалось, скажем, это вопрос, который, наверное, скорее не для всех, вот так вот.

К. Лаврентьева

— Я понимаю, личный. Просто когда к нам в эфир приходят монахи, мы всегда спрашиваем их: а почему бы, например, да, не служить белым священником? То есть это все равно какое-то внутреннее призвание, ты должен родиться монахом.

Иеромонах Нестор

— Ну на тот момент, скажем, вот одним из таких побуждений к этому было то, что я вдруг понял, что я представил там семейную жизнь, и у меня, кроме того, находился в монастыре, у меня были отношения с девушкой. И я в какой-то момент осмыслил все это, понял, что пришел к такому выводу, то есть женщина мне в миссионерской деятельности будет мешать — то есть это там забота, цветочки там ну и прочее. Романтика, конечно, хорошо. Я в общем, принимаю решение, что это, принимаю монашеский постриг. Хотя могу сказать, ну если говорить честно, могу сказать, что все-таки это было решение такое, несколько импульсивное, потому что я не совсем на тот момент представлял, что такое на самом деле монашество. И вот сейчас, когда ко мне люди подходят и говорят: батюшка, я хочу в монастырь, то есть монахом быть. Я говорю… То есть я не буду рассказывать, то что я говорю, но я просто сторонник того, что (я причем нашел подтверждение у святых отцов), что это должно быть очень зрелое, очень взвешенное и тысячу раз испытанное решение. Так же, как и жениться. Что происходит дальше — дальше я рукополагаюсь в иеродиаконы, потом я перевожусь в другой монастырь. И, с одной стороны, меня благословляют выходить на проповедь (там был отец Зосима, секретарь епархии, настоятель монастыря) и, с другой стороны, я занимаюсь деятельностью — делаю молитвенную комнату в наркологическом стационаре и занимаюсь наркозависимыми. И в какой-то момент возникает такая ситуация, что ребята, с которыми я общался, наркозависимые, они говорят: отец Нестор, мы хотим исповедоваться, но кроме как у вас мы ни у кого не будем. Я говорю: так я не имеют права исповедовать, я, говорю, диакон. А мы не будем ни у кого. Я прихожу, в общем, к своему духовнику, говорю, так и так. А он говорит: я рекомендацию дам, иди к владыке. Я к владыке прихожу, говорю: владыка, вот такая ситуация. Он говорит: ну готовься, будем рукополагать.

К. Лаврентьева

— Потрясающе.

Иеромонах Нестор

— Да, вот так.

К. Лаврентьева

— Отец Нестор, я вот ненадолго хотела остановиться на этом моменте как раз. Как говорит нам апостол, «искушен быв, может и искушаемым помощи». Когда вы были во всей этой ситуации, так скажем, нетрезвого ума, вы наверняка знаете разные виды этих тяжелых состояний и сложность не возвращаться на эти пути вновь и вновь. Вы сразу приняли решение для себя, что в первую очередь весть о Христе вы будете нести людям с определенными видами зависимости?

Иеромонах Нестор

— Нет, это получилось в силу некоторых обстоятельств. В монастыре вот первом, где я принимал постриг, была направленность миссионерская, именно душепопечение наркозависимых, и меня тоже вот к этой деятельности подключали. И у нас как бы вообще монастырь был интересен тем, что первое, чем меня нагрузили, это не святыми отцами, а учебниками и разным материалом по психологии и психотерапии по всем современным направлениям. То есть за два года пребывании там мы настолько вот это просто ну все в себя впитали, что когда приезжали сюда, в Москву, меня спрашивали, а сколько у меня психологических образований, я говорю: ни одного. Вот просто да, дошло до того, что меня вот от слова «психология» даже просто передергивало, я уже не мог терпеть всего этого. Ну потом уже прошло время, как бы все это переварилось, и вот я уже иначе это воспринимаю. Благодаря этому у меня, кстати, очень большое окружение друзей и товарищей из психологов, и кто-то уже тогда был верующим, кто-то потом пришел к вере.

К. Лаврентьева

— Как сейчас это у вас все складывается внутри? Психология, священство, монашество, миссионерство. ..

Иеромонах Нестор

— Ну складывается вообще с большим трудом. Но оно складывается. На самом деле вот для меня, скажем, вот вы очень точно, Кира, подметили, что складывается. Потому что, наверное, одна из многих проблем у нас, у современных христиан, в том числе у священников, что у нас есть как бы разные интересы, но они как бы не могут сложиться. А вот как раз таки во Христе это все очень хорошо складывается, но нужно усилие, нужен труд, то есть нужно изучение любого вопроса. Почему, допустим, ну одним, наверное, из главных принципов, которому меня научили, который я усвоил и ну еще от своего покойного отца, это то, что любую информацию нужно проверять. То есть это, в принципе, вот и у святых отцов говорится. Мы очень как бы легковерные, и если нам говорят, что вот это плохо, только потому, что это незнакомо, а мы сразу тоже начинаем верить, а внутри у нас как бы тяга к этому есть. Но на самом деле вот есть же прекраснейшая такая форма блаженного Августина: люби Бога и делай что хочешь. Да, и вот складывалось вот таким образом, с трудом. То есть при этом как бы это с трудом в связи с тем, что, с одной стороны, ты понимаешь, что тебе это интересно, но непонятно, как это увязано может быть с христианством. Я, кстати, вот сейчас, допустим, приехал, я ну ездил, меня пригласил ну такой человек — Мирзакарим Санакулович Норбеков. Ну он такой довольно известный, мы с ним около 20 лет знакомы. Так я туда тоже пришел, в принципе, вот познакомился с ним благодаря опять-таки в том числе и психологии, и многие люди оттуда потом пришли к вере и так далее. И сейчас вот, приехав туда на семинар, Мирзакарим Санакулович, сам будучи мусульманином, не просто пригласил меня, но и прямо-таки в таком командирском тоне говорит: отец Нестор, почему я это должен здесь говорить, это ваша обязанность. И вывел меня на сцену и, в общем, я там, наверное, часа полтора говорил о вере, а потом еще вот обед, ужин и там завтрак у меня просто были заполнены разговорами. То есть ведь если бы у меня не было как бы такой установки, что не надо сразу вот отрицать то, что, может быть, кажется сомнительным, то есть нужно проверять. Это, кстати, скажем, формула опят-таки святоотеческая, Никодим Святогорец о том, как правильно мыслить. То есть если тебе приходит помысел, и он тебе нравится, не торопись его принять, а успокойся и всесторонне исследуй, потому что по исследованию может оказаться, что он не так уж и хорош. А если тебе пришел помысел, и он тебе не нравится, не торопись его отвергнуть, исследуй, беспристрастно исследуй. А по исследованию беспристрастному может оказаться, что это помысел хороший. И так в отношении любого предмета.

К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на радио «Вера», дорогие радиослушатели. В этом часе с нами иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области. У микрофона Кира Лаврентьева. Мы вернемся через несколько секунд.

К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на радио «Вера», дорогие радиослушатели, здравствуйте. И в этом часе с нами иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области. У микрофона Кира Лаврентьева. И мы еще раз приветствуем вас. Отец Нестор, здравствуйте еще раз.

Иеромонах Нестор

— Здравствуйте, да.

К. Лаврентьева

— В первой части нашей программы говорили о непростом детстве, отрочестве отца Нестора, о призыве Божием и о том, что отец Нестор выбрал путь монашества. И сейчас мне вот о чем хотелось бы спросить. Насколько сложно вам спустя столько лет после вот этого первого, свежего, как горный ручей, откровения христианства сохранять живость веры? Как не превратиться в работника, который просто вот от сих до сих и, в общем-то, как-то дождался конца жизни и все. Как не омертветь, отец Нестор? Не окуклиться, может быть, даже, да. Мы же все равно боимся, как бы боимся расширяться. А мне кажется, что христианство, оно время от времени требует от нас определенной готовности внутренне меняться, а это не всегда может быть приятно и не всегда может быть легко. То есть голова должна быть, как вы уже сегодня сказали, трезвой и свежей. Но трезвость — это ведь не только, да, может быть трезвость от каких-то веществ или алкоголя, трезвость ведь может быть от нас самих.

Иеромонах Нестор

— Да, да.

К. Лаврентьева

— От массы чувств, помыслов, непонятной информации, мнений, книг, фильмов и просто каких-то, я не знаю, поисков совершенно ненужных, которые могут нас просто путать.

Иеромонах Нестор

— Ну трезвое, если выражаться нашим современным языком, это адекватное мышление. И адекватное не с точки зрения, скажем, общепринятого вот такого понятия, а именно с точки зрения христианства. Но я, наверное, вряд ли рискну сказать, как это сохранить, потому что ну я пока что, вот когда я помру и с того света я смогу там по итогу как бы. А так вот — ну читать Евангелие. И, кроме того, наверное, быть честным с собой и называть вещи своими именами. То есть вот и у меня просто знаете, наверное, это мне от отца передалась такая особенность: я как бы, у меня отец, он всегда, ну он был диссидентом в свое время, но кроме того он как бы еврей ортодоксальный. И, кстати, когда вот мне… Ну это отдельно.

К. Лаврентьева

— Нет, это интересно.

Иеромонах Нестор

— Да? Мне иногда евреи, ну допустим, если мы общаемся, они там: ты не еврей. Мне евреи говорят. Я говорю: а с чего ты взял? Ну потому, что еврей — это по маме.

К. Лаврентьева

— По матери, да.

Иеромонах Нестор

— Я, говорю, сейчас булыжник возьму и тебя по закону Моисееву побью — ты еретик. Почему? Да потому что, говорю, по закону Моисееву родословная ведется не по матери, а по отцу. Поэтому ты неизвестно кто, а вот я еврей. Ну это я так как бы это, в шутку…

К. Лаврентьева

— Троллинг.

Иеромонах Нестор

— Да. Просто у меня папа в свое время возглавлял газету, потом был и диссидентом в свое время. И у него была такая, скажем, особенность — он очень искал правды и за нее как бы. .. Для меня просто как бы вот я человек грешный, ну хуже многих, но я не могу мириться с тем, что является неправдой и я это знаю, то есть внутри себя. Я могу, допустим, может быть, там в силу малодушия там или чего-то где-то промолчать, но я никогда с этим не соглашусь. И я понимаю, что если я с этим соглашусь, то значит, практически от Христа откажусь. Очень вопрос-то. Ведь заповедь Божия «блаженны алчущие и жаждущие правды», она же ведь и об этом тоже. И сколько об этом в Писании говорится. И не говорю, что там у меня получается всегда, никогда не врать или еще что-то. Для меня это нормой не является — то есть если, допустим, я вижу, что соврал, я обязательно исправлю, буду стремиться это исправить.

К. Лаврентьева

— Отец Нестор, а ведь это очень интересно. Если отмотать назад и проанализировать, и вы наверняка это делали и не раз, почему вы стали трудным подростком при таком правоверном еврее, верующем отце, правдолюбце?

Иеромонах Нестор

— Ну папа, он как бы, скажем, отец с нами не жил, он в 1 классе от нас ушел вот так вот. А жил я с мамой, но у нее были примерно такие же, похожие принципы. И то есть вот есть вещи, которые ни в коем случае нельзя оправдывать. В наше время, кстати, я даже и в нашей православной церковной среде сталкиваюсь с этим. В общении с протестантами, допустим, я с этим вообще сталкиваюсь, что вот эта фальшь и вранье являются какой-то нормой. Извините, но это вот первый путь к формализму и к подмене, ведь это с этого же начинается. И это к вопросу вот, Кира, о том, как мы можем сохранить живую веру. Ну если мы не будем врать Богу и себе. Ну просто у меня были совершенно разные ситуации, я просто для себя понял такую вещь — но это мой личный опыт, да, — что понимаете, у меня было даже так, что я с Богом спорил. И я при этом, у меня приходило при этом понимание, что Бог, оказывается, меня не карает, как готовы некоторые священники даже покарать, и не говорит, что ты такой-сякой, а Он меня с любовью вразумляет, с любовью. То есть Он как бы, Господь мне дает право иметь собственное свое суждение. И это, кстати, к истории в том числе я, наверное, скажу вещь, с которой многие, может быть, не согласятся или, может быть, спорная, но это не моя догма, но это, скажем, такое вот что ли размышление. Дело в том, что на самом деле у христианина, у православного должно быть свое мнение. И когда говорят, что у тебя не должно быть своего мнения — извините, вы кого имеете в виду? Афонских монахов что ли или там древних монахов, которые даже монастырь и духовника выбирали, опираясь на что? На свое личное мнение. Правильно? И вот когда я слышу даже от кого-то авторитетного, что у тебя не должно быть своего мнения — ну это какая-то такая просто, видно, это не совсем соответствует вот, скажем, нашей вере в моем понимании. Потому что читаешь святых отцов, они о другом говорят. Читаешь, допустим, древних отцов — там такие полемики происходили, причем в таком режиме, ну что, понимая, что люди, то есть там было вот это благочестие не показное, а живое, то есть они не боялись. Более того, даже вот в свете всего этого даже молитвы открываются, посмотрите, как утреннее или вечернее правило. То есть вот человек спрашивает, задают мне иногда вопрос: как осознать свой грех, как его принять? То есть ну мы вроде боимся. Так посмотрите на наших святых отцов, молитвы их почитаешь, вот в вечернем правиле, в утреннем правиле, там же ужас ужаснейший, там то что они говорят, правильно. То есть мы даже ужасаемся: как я это могу к себе применить? А оказывается, святые отцы это говорили не для красивого словца, а потому что они действительно все это в себе видели. И они это имели мужество признать, вот в чем вопрос. И поэтому вот да, а когда ты это признаешь, тогда мнение, ну наверное это из той истории, что я не дерзну сказать, что у меня вера как бы живая, это я могу так думать, что она живая, а по факту я человек гордый и тщеславный, и раздражительный, и очень такой, скажем, своевольный. То есть как бы я делаю часто много то, что нужно исправлять и что мешает иметь вот такие настоящие, живые отношения с Богом. Но при этом, конечно, исправляешься, осознаешь и двигаешься. Я как бы говорю это не к тому, что это норма, а к тому, что приходится с собой работать. И это как раз, кстати, вот мне недавно кто-то задавал вопрос о том, что является сутью православной веры, и я раньше об этом говорил. Мы, кстати, вот с отцом Павлом об этом говорили, у нас даже полемика — отец Павел, который у вас был. И мы с ним как раз полемизировали на тему общения с Богом, то есть что православие, суть православия — это общение с Богом.

К. Лаврентьева

— Островский или Великанов, кто из них? А, Усачев.

Иеромонах Нестор

— Усачев да, мой многодетный сосед, батюшка. То есть многие как бы боятся вот этого определения. И тут буквально недавно опять перечитываю Феофана Затворника, и он там говорит о том, что существо веры — это общение с Богом. И вот, скажем, я почему, может быть, вот так сейчас говорю, в том числе о своих каких-то грехах и недостатках, потому что от этого не денешься никуда, и это ну есть и, наверное, в разной мере в каждом из нас. Это не означает, что об этом нужно кричать, но это, как минимум, нужно признать. И если я это признаю, это означает что уже это, во-первых, начало покаяния, а во-вторых, это самого себя смиряет, а значит, склоняет к тебе милость Божию. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, правильно?

К. Лаврентьева

— Отец Нестор, а как не отчаяться на пути к Богу, когда ты оставил свою старую грешную жизнь, да, а тебя эти грехи тянут? Вопрос стар, как мир, я понимаю. Но так как мы сегодня с вами говорили о зависимостях и о вашем непростом прошлом, нельзя не спросить. Как уходить от отчаяния, когда кажется, что вот сам ты уже не сможешь…

Иеромонах Нестор

— Бывают моменты, когда кажется, что ничего не можешь. Наверное, это у каждого бывает. Надо просто помнить, что всякий, кто призовет имя Господне, спасется. И если мы от души, от сердца призываем, даже в самом отчаянном положении, имя Господа, Господь обязательно протянет руку и будет спасать. И это будет не что-то радикальное, то есть я не стану в один миг святым, но это будет просто элементарнейшая какая-нибудь вещь. Вот вы отчаялись и хочешь согрешить, и вдруг Господь вам посылает человека, которому нужна ваша помощь, и Он ставит тебя перед выбором, либо ты сейчас идешь туда и откажешь человеку в помощи, либо… и ты делаешь. А вслед за этим приходят и силы. И вот таких способов тысячи тысяч. То есть мы как бы отчаиваемся, потому что, то есть причина этого отчаяния, потому что мы внутри себя очень привыкли считать себя сильными. А восхождение к Богу начинается, как говорят святые отцы, с познания своей немощи. И вот признать свою немощь — вот в том числе и в этом тоже не могу ничего. Отчаяние вообще это означает, это я когда вообще отказался. Избавь нас от этого, Господи, это крайний шаг. Его предваряет уныние — это более легкий грех, а отчаяние — это уже крайняя степень. Так вот уныние — это тогда, когда я сдаюсь. То есть это не когда плохое настроение — это не совсем верное понимание, а это тогда, когда, допустим, нападает плохое настроение, у меня есть возможность и средство с этим справиться: Библия, больница, куда я могу пойти навестить кого-то, еще что-то, грядку там вскопать. Но я добровольно от всего этого отказываюсь, опускаю руки — вот это уныние. То есть я унываю как бы, вот это.

К. Лаврентьева

— То есть когда ты можешь сам себе помочь, ты по какой-то причине себе не помогаешь и впадаешь в уныние: а, все равно это все, это так все так плохо. Правильно, так это работает?

Иеромонах Нестор

— Да. Мне очень нравится метафора, одна из многих метафор, которые любил приводить отец Дмитрий Смирнов покойный. Он говорит: вот если ты видишь в квартире бардак, он тебя ужасает, понятно, что ты боишься поднять, как бы это, не знаешь, с чего начать и от этого ничего не начинаешь. Начни с малого: возьми, заткни ватой щели в окне — всё. То есть, по большому счету, мы от себя, с одной стороны, у нас как бы самонадеянность, а с другой стороны, у нас такой, скажем, какой-то нездоровый максимализм — мы хотим сразу. А святые отцы как учат: мало-помалу. То есть это же как в любом вот, то есть бывает одно маленькое какое-то действие, оно меняет все направление. Я опять-таки это к тому, что мы можем это сами искать. Но если мы уже сами ничего не можем, у нас есть и, если мы даже языком не можем повернуть, если мы даже настолько отчаялись, что даже языком не можем повернуть, у нас еще мозги работают. Мысленно скажи: «Господи, спаси меня!» — это же мы можем. То есть мы не найдем оправдания, что мы ничего не могли сделать, — это вранье будет. У нас есть мозги в конце концов, мы хотя бы умом можем с верою произнести: «Господи, спаси и сохрани». А с верою — что значит? Значит, раз Господь сказал, что откликнусь и помогу — значит, исполнит. И дальше, как произнесли молитву, там сказали: «Господи», дальше нужно что делать? Смотреть на то, в каком виде приходит помощь от Господа. Всё. То есть не ждать, что у меня душа там сразу изменится, что я сразу там засвечусь. Нет, Господь нам дает обстоятельства, либо Он какого-то злого начальника пошлет, который тебя будет спасать, ну да, либо там кто-то еще, ну это тысячу вариантов. Ну это просто один из примеров, как нам надо спасаться от отчаяния. Тут много есть рецептов, но не опускать руки — самое главное.

К. Лаврентьева

— В гостях у «Светлого вечера» иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области. С вами Кира Лаврентьева. И мы продолжаем разговор о пути к священству и к монашеству отца Нестора. И, знаете, отец Нестор, что очень хочется спросить. Сегодня мы говорили о разных состояниях человека, мы говорили о зависимостях, о молитве, об общении с Богом, о возрастании в вере, о пути к вере — очень многого мы сегодня успели коснуться. Но в конце нашей программы хотелось бы уделить внимание особой теме, которую часто ну просто мы обходим, хотя мне кажется, и наверное, многим из наших радиослушателей, что эта тема, наверное, одна из самых животрепещущих: радость в сердце. Мне кажется, что в идеале («мне кажется» — такая умная), многим из нас кажется и хочется, чтобы радость в сердце для нас, как для христиан, была устойчивой, чтобы она не улетала из души через пять секунд после причастия, чтобы она не разменивалась на пять копеек раздражения внутри семьи, недовольства начальником, осуждения соседей, и все прочее, в чем мы так привычно купаемся изо дня в день. Отец Нестор, как устояться в тихой блаженной радости, чтобы жить вот по заповеди Господа: «Царствие Божие внутри вас есть», а не страдать от собственных несовершенств, грехов, тревог и депрессии и ждать, что в конце концов где-то там, когда мы попадем в рай, мы вот тогда то будем блаженствовать?

Иеромонах Нестор

— Мне, наверное, проще об этом рассуждать, потому что я человек не семейный, у меня больше возможности, к примеру, как-то обратиться к Богу и сделать свое настроение из плохого на радостное.

К. Лаврентьева

— Вот это очень хороший рецепт, он нужен, мы в нем нуждаемся.

Иеромонах Нестор

— Лично я вот, допустим, читаю Евангелие, Псалтирь, святых отцов. Кроме того, у меня, допустим, пять кошек, две собаки. А бывает, что я да, и бывает, вот, наверное, знаете, такое, что на самом деле мне в свое время духовник благословил и читать все без ограничений, и делать все, что ну как бы я хочу. Ну в том плане, если это не противоречит, да, но это для чего, это как сказать. То есть меня даже мой архиерей называет слишком свободным, но мы немножко как бы разные. А у меня просто свое понимание, и здесь вопрос в чем, что Господь сказал вот устами апостола Павла: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». И вот наш христианский путь, он, наверное, состоит из того, что всему этому, всем этим трем пунктам нужно научиться. И то есть научиться радоваться — то есть это очень трудно. То есть научиться молиться — то есть не произносить молитвословие, а именно молиться. И научиться благодарить. А для этого уже, чтобы этому научиться, это нужно и практиковать, и читать святых отцов, и ходить в храм и так далее. И ну вот по мере, скажем, вот у кого, может быть, это сразу и произойдет, может быть, и происходит. А кому-то из нас надо над этим трудиться. У кого-то бывает, что вот — раз — и человек прямо в радости живет. Но здесь еще какой вот момент. Здесь да, вот и вот здесь очень хорошие рекомендации дает Серафим Саровский о стяжании Духа Святого, то есть он говорит использовать четыре источника стяжания Святого Духа: Писание, молитву, да, молитву и богослужение, добрые дела ради Христа — вот то есть четыре источника. И да, и вот он говорит: пробуйте все, а больше используйте тот, который больше вам дает результата. То есть и вообще на самом деле вот мне недавно задал вопрос один человек, говорит, я хочу, говорит, в монастырь, монахом быть. Я говорю: а что мешает тебе? А он говорит: а у меня это, семья. Я говорю: так вот твой монастырь. То есть вот у людей есть представление какое-то искаженное, на самом деле, что если человек попал в монастырь, значит, он ближе к Богу. Я вот, ну это мое личное мнение, конечно, монахи находятся под покровом Божиим, но то что мы ближе к Богу, это абсолютно не факт. Это первый момент. Второй момент: вот у вас семья, к примеру, это ваш монастырь, то есть потому что и в монастыре, и в семье или в обществе задачи одни и те же. То есть какая разница, там на послушания несешь где-то в монастыре или ты работаешь на работе. Ну это тоже такое же послушание, и если ты свою работу, неважно, кто ты — сантехник, диктор на радио или там бизнесмен — и если ты это делаешь, во главу угла ставишь Христа, то вот Господь эту радость будет давать. Проблема в том, наверное, основная, что все-таки нам нужно в первую очередь расставить правильно приоритеты. То есть если мы ищем в первую очередь Царствия Божия и правды его, то тогда радость у нас будет. То есть наша проблемы в основном из-за того, что, декларируя, что мы все такие православные, на самом деле по факту нашей жизни оказывается, что ценности у нас все-таки не совсем такие. И что происходит из-за этого? Из-за этого ведь получается то, что душа не наполняется божественной радостью. Но Господь же насильно Царствия Божия не дает. То есть если ты хочешь, допустим, ну смотреть сериал, к примеру, и от этого получать радость, ну какой-то бессмысленный — ну хорошо, то есть пожалуйста. Но это у тебя отнимет время, ты будешь о чем-то мечтать, о чем-то переживать, о чем-то виртуальном, и это оторвет тебя от реальной жизни, от реального ну общения с Богом, связи с Ним. Ну, например. Хотя в самом по себе сериале ничего плохого нет, там даже есть полезные вещи. Полезные вещи можно найти везде, даже, наверное, прости, Господи, передачу эту не буду называть. Да, и вот апостол Павла говорит вот золотую фразу: все испытывайте доброго держитесь. Это же и Серафимом Саровским. То есть у нас есть мир, Господь нам его дал, Господь нам дал друзей, Господь нам дал массу книг, телевизоры даже там это, дал людям мозги, что они телевизоры сочинили с интернетом, и там тоже можно что-то полезное найти. То есть у нас огромнейшие вот просто ресурсы для того, чтобы свою жизнь сделать радостной. Но если мы ее пытаемся делать без Бога, искусственным образом, то мы приходим в тупик. К чему мы, в принципе, постоянно и приходим, потому что Царствие Божие, оно силою берется.

К. Лаврентьева

— Отец Нестор, а если есть в жизни какие-то неудобоносимые обстоятельства, которые тебя из раза в раз ломают, к примеру, и ты не можешь с этим смириться, не можешь принять это как крест. И ты постоянно просишь, вопрошаешь Бога: почему Ты не забираешь вот у меня это? Почему Ты меня, например, не исцелишь? Даже апостол Павел, которого мы сегодня не раз вспоминали, мы знаем, что у него был какой-то недуг, точно не знаем какой, и он тоже просил у Бога его забрать. Вот что с этим делать, когда у тебя действительно есть что-то, что нужно нести, а кажется, что сил на это нет?

Иеромонах Нестор

— Если это настолько тяжело, действительно тяжело, значит, это то обстоятельство — я сейчас говорю не из книг, а в том числе из своей жизни — это то обстоятельство, когда Бог стоит прямо рядом и ждет, что ты сейчас будешь молиться. Причем не так вот: «Господи, помилуй», а усердно. И постоянно. То есть у меня был такой период — ну у многих, наверное, был, но я просто расскажу. Мне очень хочется, я далеко не образец для подражания, но просто говорю то, что у меня иногда бывало.

К. Лаврентьева

— Да, для этого мы здесь и собрались.

Иеромонах Нестор

— У меня был период, когда была ситуация такая искусительная, меня настолько накрыло, действительно. Вот как бы из моей жизни пропал человек, который был как бы очень близок и дорог. Меня настолько это прибило и настолько сильно, что я понял, что меня эти мысли, они прямо даже мне становятся настолько тягостны и страшны, что мне нужно что-то делать. Я взял Псалтирь и начал просто всю подряд читать. И вдруг увидел то что, допустим, после там трех псалмов, после нескольких у меня настроение совершенно меняется. Ну кроме этого после каждого слова еще своими словами, прямо своими словами молился, причем от души, от сердца, даже с такой болью. И дошло до того, что у меня какой-то период прямо, да, вот как только мысли находили — я сразу — раз, для меня прямо нужно брать Псалтирь. И псалмы почитаешь — сразу проходит. В другой период — то есть это не обязательно, то есть вот в тот период для меня был важен Псалтирь и вот период такого чтения. Причем это был период такой огромнейшей радости и так далее. То есть, с одной стороны, скорбные обстоятельства, но внутри какая-то радость, и ты вдруг понимаешь и даже Бога благодаришь за то, что Он послал тебе эти обстоятельства, потому что иначе бы ты вот этого глубокого не испытал, такой близости Божией. Ну это может быть не обязательно Псалтирь, у нас же есть множество разных способов, это то есть ведь и святые отцы. Хорошо у Феофана Затворника о молитве почитать, Иоанна Кронштадтского. Иоанн Кронштадтский — это такой ну вот вообще просто и пример для молитвы. Ведь вот люди обычно как бы ко мне, как правило, подходят с вопросом, и у меня тоже такие предрассудки были, что вот либо там только псалмы, либо только акафисты, либо только молитва Иисусова — ну такие тоже есть. А на самом деле нужно вот то, что идет. То, что тебе сейчас, ну вот в том числе и своими словами. Даже Иоанн Кронштадтский даже говорит такую вещь, непривычную для слуха просто многих православных — он говорит, что хорошо читать псалмы и молитвословия, составленные святыми, но все-таки это слова других людей. Самая дорогая для Бога молитва, это которая родилась в твоем сердце, в твоей душе. Поэтому молись и своими словами тоже. То есть вот, наверное, для приобретения радости вот и Священное Писание, и молитва. Причем даже вот наши молитвы, они православные молитвы, любые акафисты, молитвы, они сами по себе насыщены цитатами из Священного Писания, и не просто цитатами, а они раскрывают смысл Священного Писания. Это я, кстати, знаете вот, Кира, почему упомянул, у меня иногда такой мысленный диалог постоянный с баптистами, они все нас упрекают: вот у вас там молитвы, все да, и я каждый раз для себя открываю, то есть ну почему именно так, чтобы и на самом деле вот эти наши молитвы и молитвословия, они как бы тоже все насыщены Священным Писанием, и не просто цитатами, а они раскрывают глубочайший смысл Священного Писания. И то есть происходит действительно такое, то есть, с одной стороны, мы что-то говорим Богу, чем-то сами наполняемся. Да, ну не буду удаляться. Просто нужно искать всегда тот способ, который на данный момент в данной ситуации, в данном твоем состоянии тебе приемлем. Неважно там, либо это молитва, либо это грядка, которую нужно вскопать. У кого к чему душа лежит. Ну как говорит блаженный Августин: люби Бога и делай что хочешь. Или как говорит апостол Павел: все испытывайте, доброго держитесь. То есть если тебе помогает душу успокоить в данный момент, допустим, посверлить дырки в стене дрелью — ну посверли, вот так вот. Ну я утрирую, да. То есть все, что не противоречит заповедям Божиим, все вот можно, абсолютно все. Просто в одном случае, то есть говорить, что это только молитва или только там Священное Писание, это, наверное, неверно. Потому что наша жизнь состоит из больших гораздо благ, которые даны нам Богом. Иной раз птички могут утешить, правильно.

К. Лаврентьева

— Огромное спасибо, отец Нестор. Уважаемые радиослушатели, это был очень глубокий, очень насыщенный разговор. И всю эту программу у меня постоянно в голове держалось название одной известной книги святителя Феофана — «Что есть духовная жизнь и как на нее настроится», если не ошибаюсь, это именно он ее написал.

Иеромонах Нестор

— Да, он.

К. Лаврентьева

— Вторую тему, помимо пути к священству, я бы сегодня вот поставила именно «Что есть духовная жизнь». Потому что действительно очень глубокий разговор. Спасибо огромное, отец Нестор. Уважаемые радиослушатели в этом часе с нами был иеромонах Нестор (Архипов), клирик Богоявленского храма, село Худынское Ивановской области. У микрофона была Кира Лаврентьева. Мы еще раз благодарим отца Нестора и вас, радиослушатели, за внимание. Всего вам доброго и до свидания.

Иеромонах Нестор

— Спаси Христос.

певица Вера Мусаелян — о компромате на мужа Илью Яшина, отмене концертов из-за упоминания Собянина и о танцах в спецприемнике

Привет. Меня зовут Анна Монгайт, это программа «Женщины сверху». Сегодня мы разговариваем, у нас интервью, и говорим мы с Верой Мусаелян, солисткой группы «АлоэВера». Говорить мы будем не только о музыке и не только о ней, как о девушке, а еще о большом круге проблем.

Вера, привет. Значит, я давно хотела поговорить, у меня есть несколько важных вопросов. Мой самый главный и первый вопрос — как удается сохранять себя, спокойствие, личность, расти, имея вокруг много всякого разного сопротивления?

Наше знакомство состоялось, когда мы писали ток-шоу, которое называлось «Декабристки», и вам страшно не понравилось это название.

Да, я сопротивлялась. Я не жертва, я не жертвую собой.

И мы потом это еще обсуждали со своей как бы социальной группой поклонников. Почему вы чувствуете в слове «декабристки» жертвенность?

Как раз таки у нас эфир был так заточен, было очень много слов «жертвенность», «самопожертвование», а для меня это претит, потому что я понимаю, что я жертвовать собой не собираюсь, слишком много чего тут есть, чтобы этим жертвовать. И мне всегда казалось, что самое главное — это то, что ты это делаешь, потому что хочешь делать, то есть в этом нет жертвы, это мне сейчас интересно так, и поэтому меня вот так триггерило это слово, потому что ни в коем случае никаких самопожертвований я не готова делать. Я если и поеду куда-то там в Сибирь, то только потому, что очень хочется поехать в Сибирь.

Посмотреть Сибирь.

Да, вот только с таким настроением.

Ну вот все равно ваша же жизнь разделилась: вы были музыкантом, Верой, маленькой Верой, потом взрослой Верой со своим опытом, а потом вы стали женой политика Ильи Яшина, и появились в принципе эти вопросы. Появилось приглашение на программу под названием «Декабристки», появились всякие разные внешние проблемы, которые в принципе вас, как музыканта и как девушку, не должны были касаться.

Относительно недавно была ситуация, когда появился «слив» ваших интимных фотографий, ваших личных с Ильей, в паблике. Их очень активно обсуждали, и вот вы столкнулись с ситуацией, когда изо всех сил в ваше личное пространство проникают вот эти вот злые силы снаружи.

Мне кажется, что все дается по твоей готовности, по твоей возможности. Я думаю, что если бы это случилось лет пять назад, во-первых, лет пять назад я вряд ли бы пошла замуж за этого человека, и вряд ли бы вот я могла с этим справиться.

Но на самом деле за последние несколько лет я как бы очень углубилась в тему стыда, в тему вины, в тему человеческого тела, собственного восприятия. Я иногда читала лекции, посвященные вообще такой теме как стыд, и я там как пример приводила ребятам, что вы знаете, я бы не хотела, чтобы в сети, например, вдруг оказались мои интимные фотографии, но если это случится, я знаю, что я смогу с этим справиться. Так работает стыд, я испытаю это чувство, но я смогу его пережить. И как обычно, когда ты что-то говоришь, вселенная говорит: давай, попробуем.

То есть вы притянули этот интим.

Да. И когда это случилось, я вдруг поняла, что вот, пожалуйста, тебе экзамен, и как ты будешь с этим справляться.

Расскажите про ощущения. Стыд был?

Честно, первое мне… Я беру свой телефон, и там первое сообщение от моего сводного брата, он говорит: «Вера, ужасная новость, тут «слили» твои фотографии» и скидывает мне какой-то скрин. У меня первый вопрос: «Данил, где ты сидишь, на каких пабликах ты сидишь, что ты это видишь? Что за сайты ты смотришь? Нам надо поговорить».

И следом мне звонит Илья, и тоже такой в переживаниях, «Вера, там все опубликовали», я говорю: «Что, что опубликовали?». «Опубликовали видео». Я говорю: «Я хорошо там выгляжу? Или это те самые фотографии, которые я просила тебя удалить?».

Которые меня полнят.

Да. Я считаю, что это не лучшая моя фотосессия, по-честному, но как-то… Во-первых, я уже знала, что так или иначе там взломали наши устройства, поэтому в целом ты как бы к этому готов. И я, наверное, действительно живу и мыслю так, что я не делаю ничего дурного, я не делаю ничего плохого, у меня классный муж, у меня классная сексуальная жизнь. Почему я должна чувствовать стыд за это?

И это было правда так. Мне не было от этого плохо, я знала, что с этим можно справиться. Да, не очень приятно. Да, потом еще в течение двух недель армяне мне писали, что я должна делать, как я должна жить. Оказалось, что наша нация, они такие вообще поборники морали…

Но опять же, с людьми нужно разговаривать. И когда в ответ я писала: «Вы знаете, вы только что просмотрели счастливую семейную жизнь. Я надеюсь, что у вас тоже однажды будет такая жена». Они же передо мной потом извинялись, они сказали: «Да вы что…»

Кто «они»? Кто эти «они»…

Вот эти люди. Вот эти вот люди, какой-нибудь Гагик, Карен или я не знаю. И потом, когда ты начинаешь с людьми разговаривать…

То есть они вам писали как своей, как человеку, который их каким-то образом дискредитирует?

Да, который портит нацию.

Портит репутацию нации.

Портит репутацию нации, да, как так можно вообще, это что значит такое. А потом, то есть мне иногда хочется поговорить с людьми, и я говорю: «Вот, вы знаете, взломали, слили, представляете. Это я вот так мужа люблю, это вот вы посмотрели, как я мужа люблю». И они передо мной извинялись, говорили, как жаль, что такое с вами произошло. И потом еще плейлисты свои скидывали, музыку послушай, а я вот стихи пишу, там кто-то мне рассказывал. В общем, в итоге я в очень интересную коммуникацию с людьми вступила.

Я хочу прочитать цитату. Я даже себе распечатала… Сейчас.

Я сейчас поняла, что я так часто говорю, что это же мой муж, а может быть, Илья не хотел, чтобы кто-то знал, что там был мой муж.

Да там, конечно, невозможно догадаться, что кто-то еще был. Не знаю, мне все кажется, что все это работает на репутацию Ильи только с лучшей стороны, ну вот объективно.

Мне тоже так кажется, вот если честно. Мне вообще кажется, что эта сфера, она у нас всегда так вот, вообще семейной жизни, личной жизни, то есть у нас политики, они должны быть какие-то бестелесные, бесполые, бесплотные, ничего у них этого… Но это же наоборот прекрасно, что смотрите…

Что у них семейная жизнь, если бывает, то только для деторождения. Дети есть, то хорошо.

То есть, понимаете, ему есть где реализовывать вот это все, поэтому он со страной будет иначе себя вести, то есть у него нет необходимости…

То есть насиловать Родину не будет.

Да. Это же прекрасно, по-моему.

Так вот я хочу прочесть Верин ответ, который она опубликовала в соцсетях, и он меня абсолютно сразил вот этой гармоничностью, что ли, человека, который попал в такую сложную ситуацию.

«Ребята, тело человека не стыдно. Секс не стыдно. Красота наслаждения не стыдно. Снимать тело, которое однажды вообще скукожится, иссохнет и сгинет, и снимать уже будет нечего, не стыдно. Не позволяйте никому внушить вам обратное. Все, что делать не нужно, прописано в Кодексе, все остальное можно».

Как вы считаете, почему вообще сексом пытаются нас стыдить, и секс как инструмент дискредитации, получается?

Нас же вообще воспитывают в такой культуре, что это что-то не очень хорошее. То есть и не только секс, в целом нас воспитывают, вот когда мы совсем малыши, даже вот этот вот ранний пубертатный период, ребенок интересуется своим телом, интересуется своими гениталиями — как реагируют родители? Что это какая-то грязь, как мой ребенок может, это испорченность, так делать нельзя.

Мы вырастаем с ощущением, что наш интерес к себе, к сексу, к телу — это что-то неправильное. И мы это воспринимаем как вот неправильность себя.

То есть телесность как унизительность.

Да. И мы вырастаем, абсолютно, мы это потом дальше несем в свои отношения семейные, мы действительно несем это в свою интимную жизнь. У нас есть четкое ощущение, что все, что связано с телом, это не очень правильно. Поэтому это работает.

Вообще это же действительно работает, девочку показали голой, как она сфоткала себя вот как бы для какого-то конкретного человека, и ей плохо, и она должна закрыться и больше в общем-то на интервью не ходить. И это работает.

Несчастный Дзюба, который извинялся, для меня это ну просто ужас вообще какой-то, как человек может извиняться за то, что кто-то там «слил» его фотографии, как это все возможно. Работает.

Тем более, как бы извиняться в том, что делают все.

Вот надо сделать вид, что все не делают. И ты не делал, и ты оплошал. Почему у нас так все любят стыдить, потому что когда я стыжу другого, я говорю — я сам не такой, ребята, мы этим не занимаемся, у нас…

Я не хочу так жить. Я считаю, что это прекрасно. Об этом мои песни, об этом вся я, мне очень нравится жизнь. Мне очень нравится вот эта вот жажда, вот эта молодость, мне хочется это продлить как можно дольше. Я не вижу в этом ничего стыдного.

Потому что я когда первый раз читала, когда первый раз вы попали в аналогичную ситуацию, когда первый раз слили видео Ильи с девушками, которых ему подкинули, подсунули, такими кремлевскими проститутками, и вы тоже очень классно ответили, это было связано с тем, что это доказательство того, что ваш муж в отличной вообще мужской форме, и вас это абсолютно не смущает.

И тогда я подумала — не может быть, что она сразу такой классный ответ придумала, наверняка, это какая-то разработанная в семье стратегия. Теперь я уже так не думаю.

Я была, честно, в восторге. Во-первых, моя жизнь заиграла новыми красками. Вот кто еще может потом, в 87 лет, рассказывать о том, что когда я выходила замуж… Или сказать: вы там, внучки, вообще-то погуглите и посмотрите, какая была ваша бабуля. Это же очень интересно.

А отношение Ильи к тому, что всё же связано с ним, почему я говорю о том, что вот была ваша жизнь, в которой всего этого не было, а потом появилась ваша жизнь, в которой все это есть. Вы разработали стратегию, как в ней жить, но в принципе это же связано с ним.

Думаю, что ему сложнее, потому что на самом деле все, что сейчас происходит, это больше вписывается в концепт моей жизни, когда это не проблема, это приключение, мне интересно, что будет, и я вот как-то в этой теме на самом деле гораздо легче справляюсь.

Вообще сексуальность, раскрепощенность это то, чем мы занимаемся на наших концертах, как бы странно это ни звучало. Потому что, мне кажется, это все про жизнь, это про право быть собой, это про то, какой ты, поэтому мне эти преодоления легче даются, чем ему. Потому что в политическом мире это закрытые темы, и вообще желательно их не касаться. Я тоже могу его понять.

Не каждого избирателя это порадует. Не все поймут.

Конечно. Потому что на самом деле там же тоже большая часть людей закрепощенных, стыдливых, для которых вот это частое ощущение — мне стыдно за другого. И там, наверное, большая часть вот таких людей, они это видят, и им становится плохо, и они это все переносят и на его личность, и на его деятельность.

Это нужно проводить очень такую большую просветительскую работу для того, чтобы это стало как бы нормой, для того, чтобы этот инструмент перестал использоваться, нужно много людям рассказывать о том, что в этом нет ничего стыдного. И тогда выкладывают твои фотки, и люди не идут туда смотреть их. Но не знаю, готов ли он так просвещать, в такой сфере.

Но вот одна есть история, когда вас пытаются как бы дискредитировать, лишить вот этой стабильности, устойчивости с помощью этих фотографий, этих «сливов», потому что в первую очередь задача такая — вас лишить вот этого баланса. А вы, как ванька-встанька, все равно вертикализируетесь.

Когда начали отменять ваши концерты, это же значительно сильнее задевает?

Это болезненно, да. Это ты можешь прогнозировать, то есть я об этом думала. Мы, естественно, шутили, мы про все всегда шутим. Я говорю: «Ну, наконец-то! Когда уже нас запретят, мы уже тогда станем известной группой, а то сколько можно, столько лет поем и никто про нас не знает, а тут, может быть, запретят и пойдет». Но, конечно, когда это начало происходить, это очень болезненно, потому что вот это действительно та сфера, которая моя, которую я готова защищать, и кому угодно в глотку вцеплюсь, чтобы это у меня было. Это было очень больно.

Это все делается так аккуратно, вот тебе звонят и говорят: извините, но в общем, ребята, не получится. И это ощущение полного бессилия, потому что в этот момент ты реально понимаешь, что как бы ты ни веселилась, как бы ни храбрилась, если с тобой захотят что-то сделать, с тобой сделают.

А тебе звонят и говорят: не получится, потому что ты жена Яшина или не получится, потому что, не знаю, погода испортилась, придумывают всякие отмазки?

Дело в том, что организаторы тоже впервые с этим со всем столкнулись, ни у кого нет шаблона, как отвечать и что делать. Поэтому мне звонили, они точно так же абсолютно честно и открыто, и говорили: «Вера, творится какая-то совершенно непонятная вещь, нам звонят и говорят, что вас не должно быть на концерте».

Я говорю: «Кто звонит?». Они говорят: «Мы не понимаем, это все так завуалировано. Но нам точно дали понять, что если мы оставим ваше выступление, то фестиваля не будет, или клуба не будет, или скорее всего вы не пройдете следующую проверку».

Это все очень такая зыбкая информация, то есть ты не можешь назвать имен, ты не можешь сказать, откуда тебе звонили. И в целом я могу даже предположить, а вдруг это была такая шутка, вдруг вот кто-то вот так вот звонил, и это был такой пранк.

Это была разовая шутка?

Но это была не разовая шутка.

А сколько концертов отменилось?

У нас отменили так три концерта, и нас сняли с двух фестивалей.

То есть это так, нормально.

Это нормально. И это нормально по финансам музыкантов ударяет, потому что все у нас на самом деле живут только на это.

А кроме всего прочего, у вас есть музыканты, есть не только вы со своей судьбой и с вами выбранным мужем, а есть еще музыканты, которые не выбирали Илью Яшина. Я имею в виду не как избиратели, но как мужа точно.

Ну, как сказать. Нет, на самом деле это было наше совместное решение. По-честному, Илья понимал, что он берет не только меня, и когда мне прислали это видео, они написали: «Здравствуйте, «АлоэВера», и мы такие «Вот, они понимают, что взяли нас всех».То есть нет, мы все вышли замуж, это правда.

И мои ребята, я очень поэтому им благодарна, они понимают, во что они вписываются, и это мои единомышленники, у нас одинаковое мышление. И когда нам говорят, что, ребята, либо вы выступаете на этом фестивале, но не поете песню, где используется имя Собянин, либо вы не выступаете, и я говорю — я не могу пойти на эту сделку…

Вот интересно, я сейчас прослушала песню со словом Собянин. В этой песне поется, что вы осознанно не хотите петь о политике, об общественной жизни, а хотите петь про любовь.

Да.

Так почему же там нельзя спеть слово Собянин? Собянину это должно быть приятно.

Это просто хохма. Я всегда шутила над этим, на эти темы, что я не хочу туда лезть, что я хочу про свои любови-моря-корабли, поэтому все мои песни, который были как-то вот связаны с политикой, это всегда шуточные песни о том, что не надо вообще меня трогать.

А вы можете процитировать? Потому что так будет неправильно, я вот что-то такое слышала, а может быть, кто-то не слышал. Вот этот как бы…

Мне очень сложно, я потому что всегда привыкла с ритмом, с песней, поэтому отдельно текст для меня это всегда очень сложно.

Хорошо. Мы можем включить кусочек?

Да-да, конечно.

Дадим послушать потом.

И вот таким вот образом из нас действительно сделали ансамбль политической песни. У меня была шуточная песня, где я пою: «Стране нужна революция, Вера, песня должна вести на улицы, Вера, стране нужен голос, ты в сознательном возрасте…».

Сейчас уже никто не понимает таких шуток.

Да. Это была шуточная песня, потому что мне мужчина, который настаивает на том, понятно, какой мужчина, настаивает на том, что Вера, давай-ка уже посерьезнее, а я говорю: «Я могу сопротивляться танцами, ничего мне не надо». И это была шутка.

И вдруг, проходит время, и вот эти все события, и я выхожу на сцену, и я уже действительно с гордо поднятой головой пою: «Стране нужна революция, Вера», и это уже серьезно, и я понимаю, что мы начинаем туда углубляться, тесты приобретают совсем другой смысл. И ты понимаешь, что вдруг ты серьезно.

Вот вы сейчас цитируете, я тоже не услышала юмора в этом.

В том-то и дело, это все такая грань, потому что тогда я была такой, я была такой ветреной и бесшабашной, что куда Вера и политика, это же смешно вообще, и поэтому все радостно хохотали и танцевали. Сейчас тоже все радостно хохочут и танцуют, но понимают, что мы больше не шутим.

Но вот сейчас у вас будут концерты в Gipsy, уже все билеты проданы, я знаю, вы все время пишете: извините, билетов нет, можете биться головой об эту закрытую входную дверь. То есть вас немножко «разморозили»?

Я не знаю. Возможно, они решили пойти другим путем и прийти уже наконец-то к нам на концерт.

А вы готовы к этому?

Ну да. На самом деле я принимаю все варианты развития событий, всё может быть. Мы стараемся, как можем. То есть, сказано по правилам, что должны быть сидячие места — мы сделаем это, сказали надо маски — вы делаем и это. То есть я стараюсь соблюсти все правила, а дальше уже вещи, которые от меня не зависят. Я не готова переживать за то, что от меня не зависит.

Что еще не случилось, ко всему прочему.

Да. То есть я могу, что от меня, я могу составить список, подготовиться, а дальше…

Но все-таки концерт в Gipsy это концерт в клубе.

Да.

Это немножко другая ситуация, это как бы закрытый клуб, мало ли что готовы сделать собственники. Другое дело концерт на фестивале большом, open air и так далее. Зовут ли уже на фестивали? Есть ли ощущение, что ситуация меняется в лучшую сторону? Сейчас же лето просто, самое время.

Пока непонятно. Вот нас сняли с нескольких фестивалей. В целом, и так фестивалей было немного. Все-таки когда запрещают весь фестиваль, это не так обидно, когда запрещают только тебя. Поэтому были фестивали, которые запретили полностью, были, где нас, но они в итоге публикуют это так, что мы вас не отменили, мы вас переносим на 2037 год, там обязательно вы у нас выступите, все будет хорошо.

Авось ваш муж успокоится немножко.

В целом я не могу сказать, что нас и так звали на фестивали. Вот только как бы мы начали обретать какую-то популярность, а тут, смотрите-ка, я замуж собралась, понимаете.

Подстава. Но при этом вы в одном из интервью говорите, что вместе со всем этим замужеством к вам пришли немножко избиратели Яшина, которые открыли вас как музыку.

Они такие хорошие! Они такие замечательные!

Да? Они другие, чем те, которые были уже вашими поклонниками?

Они были какое-то время ошарашены, потому что они не могли понять, что происходит. У нее сидит муж, уже там 20 дней, а она в сториз танцует. И они сначала были категорически возмущены, типа вы вообще что такое делаете.

В смысле — где борщи?

В смысле — где страдания? Почему вы не страдаете? А я говорю, я не могу страдать, понимаете, мне сейчас в спецприемнике четыре часа сидеть, и если я еще дома пострадаю, то мне там четыре часа будет сидеть значительно сложнее, поэтому я, пожалуй, тут потанцую. Я еще поскольку там сидеть негде, в спецприемнике, там же сделано все, чтобы люди почувствовали унижение…

Я там тоже потанцую, да?

Я возьму с собой стульчик. Я взяла раскладной стульчик вот такой, рыбацкий, компьютер и книжку, и четыре часа сидела в спецприемнике, у меня там свой коворкинг был, я вообще прекрасно проводила время.

И они вдруг поняли, что так можно. Что можно как бы «топить» за какие-то очень правильные вещи, можно иметь какую-то гражданскую позицию, но при этом не вести какой-то аскетичный образ жизни, не страдать ежедневно, что на самом деле для того, чтобы были силы на борьбу, силы на то, чтобы с этим справиться, ты должен хорошо есть, хорошо спать, ты должен танцевать, ты должен заниматься любовью, тебе должно быть хорошо, пока тебе может быть хорошо, чтобы ты мог выдержать то время, когда тебе будет плохо.

И у них вот это как-то собралось в одну картинку, потому что ты заходишь к Илье, а там же только борьба, а потом заходишь ко мне, а тут, смотрите-ка, можно потанцевать, булочку съесть, и вот дальше идти. И в этом у нас на самом деле прямо очень хорошие взаимоотношения с его аудиторией выстроились, я им очень благодарна.

А интересно, я предполагала, что к вам придет естественным образом его довольно большая аудитория. А к нему ваши слушатели пришли?

Они стали к нему гораздо лучше относиться. То есть, во-первых, они увидели, что он…

То есть они его не сразу приняли, да?

Да, сначала он… Понимаете, для кого-то я — жена Яшина, а для кого-то он — муж их любимой певицы. И сначала они тоже косо на него посматривали, а потом вдруг увидели, что он тоже человек. Посмотрите-ка, он тоже не любит сниматься в ее сториз, прямо как мой муж, кто-то мне пишет. И наоборот, как-то это стало многограннее.

А какие-то вы решения свои музыкального рода вообще на нем тестируете? У вас же легкое, женское, такое всё искрящееся, шампанирующее, нравится ли ему вообще ваша музыка?

Она ему очень нравилась, он ходил на все мои концерты всегда, то есть еще до… Мы же давно очень знакомы, еще до того, как мы не встречались, он всегда приходил на концерты. У него была программа свидания — сводить на мой концерт, потом в ресторан…

Кого-то третьего?

Кого-то, да-да. Ему всегда всё очень нравилось, действительно, он стоит на концертах, я вижу, с какой любовью он смотрит на то, что мы делаем, он всегда в этом очень помогает.

Не знаю, наверное, это тяжело, когда новое что-то пишется, потому что он же становится частью того, о чем я пишу.

Вообще героем очень часто, как я это себе представляю.

Он становится героем, он становится вот здесь, и думает — ты почему об этом пишешь, мы это как бы дома поговорили.

Дома поговорим.

Да, а ты об этом пишешь, это вообще что такое. В общем, я думаю, это сложно.

Хорошо, а он с вами советуется, вот я сейчас уйду и не буду больше возглавлять муниципалитет Красносельский?

Я думаю, не советуется, а скорее делится. Мне тоже кажется, что я не советуюсь, я делюсь. Не знаю, как долго это может продолжаться. То есть я понимаю, что это у нас интересные сложные взаимоотношения, потому что мы движемся к одной цели…

Но совсем разными путями.

Но категорически разными путями, да. Поэтому нам еще приходится друг другу доказать, что вот этот путь верный.

А в чем общность вашей цели? Просто счастье?

Мне кажется, что у меня, что у него вот эта вот навязчивая идея свободы, просто у каждого свое. Для того, чтобы эти люди начали говорить о своих гражданских правах и свободах, ты должен почувствовать, что ты имеешь право внутри.

Пока ты боишься даже танцевать, пока включен свет, пока ты боишься одеваться так, как ты хочешь, пока ты боишься того, что у тебя есть сексуальная жизнь, пока ты боишься своих желаний, как ты можешь заявить о том, что ты хочешь, чтобы твои налоги тратились на то, что нужно?

Это очень глубокая большая работа, человек должен внутри чувствовать право и достоинство, и тогда ты можешь заявить — а какого черта это так происходит, а почему я не могу вот это?

То есть сначала нужно раскрепоститься лично и физически?

Да, ты должен быть уверен в том, что ты в своем праве. И это работает со всех сторон, то есть с одной стороны, ты выходишь и видишь, что тут брусчатка уложена ровно, и это про твое достоинство, а с другой стороны, ты не стыдишься быть таким, какой ты есть, и это тоже про твое достоинство. И вот вкупе это непобедимый человек.

Вот вы начали в какой-то момент говорить, а ваши армяно-азербайджанские родственники, они вообще как относятся к вашей жизни? Она вообще не вписывается ни в какие патриархальные представления ни о семейной жизни, ни о карьере, ни о образе счастливой женщины и роли женщины в обществе.

Во-первых, еще раз произнесем — мои армяно-азербайджанские корни, поэтому к ним тоже вопросики есть, и этот союз тоже кажется какой-то совсем не такой, как надо, и там много всего намешано.

Там есть, где поискрить.

Да-да, поэтому как бы сами виноваты. Очень сложно, для моей мамы все это очень сложно. И мой путь, то, что я выбрала когда-то музыку, и вот эти все клубы, и вот это непонятно что, ей пришлось большую работу над собой проделать для того, чтобы все это принять.

И принять то, что после первого мальчика оказался у меня второй мальчик, и оказалось, что это тоже не мой муж, это было сложно. И то, что темы, которые я поднимаю, и моя открытость, что я готова про все говорить, для нее это все очень сложно и болезненно. И был период, когда она со мной не разговаривала вообще.

Почему?

Она не могла это принять, потому что ей стыдно за то, что я делаю.

А сколько лет вам было, когда ей стало стыдно?

Мне было тогда 23-24 года. И это тоже был выбор, то есть я выбираю себя. Мне очень хотелось бы, чтобы тебе, мама, было хорошо, но если я не буду заниматься музыкой, я наверное умру, и я поэтому пойду туда.

Но проходит время, я меняюсь, она меняется, и вот это опять мой лучший друг, она слушает все мои песни, слушает все мои интервью, ей это интересно.

Она смотрит ваши сториз?

Смотрит мои сториз, всё. На самом деле, мне кажется, сложнее всего эту ситуацию, со всеми этими «сливами», переживает моя мама. Потому что, конечно, это совсем другое воспитание, это мусульманская семья, она жила и выросла в Баку. Для нее то, что произошло, это, наверное, действительно где-то про бесчестье, это действительно про какой-то такой стыд, который нельзя пережить.

Унижение.

Да. И она это не проецирует на меня, она действительно с какой-то гордостью смотрит на то, как я с этим справляюсь. Но есть еще ее история, как она с этим справляется, и я понимаю, что ей сложнее.

Потом, есть же родственники, есть люди, которые ее знают, и я думаю, что им еще труднее донести, что все окей.

Ну, не знаю. Сейчас, наверное, как бы меньше вот эта связь с родственниками, и возможно, до них как бы не долетело вот в такой большой массе то, что сейчас происходит, но я думаю, что да, это вот часть ее истории, которую ей нужно пережить, как-то найти способ, как мыслить.

Потому что я понимаю, что я относительно легко с этим со всем справляюсь не потому, что…

Вообще так легко, как вы, никто, мне кажется, судя по тому, что вы говорите…

Не потому, что ситуация не сложная, а потому, что я нахожу тот способ мышления, который помогает с этим справиться. Вот мне кажется, что это ее путь, чтобы она нашла то, что ей поможет это легче перенести.

А как она относится вообще к тому, что вы вышли замуж за политика? И вот эта вот вся грязь, это же связано с его работой, а не с вашей.

Она его обожает, просто мама его обожает. Вот его сториз она смотрит все, она все огонечки там ставит. Потому что вот он, я думаю, вот он такой, как она хотела, он честный, принципиальный, он такой вот, это же прекрасно.

Вы говорите, что сложности с мамой начались, когда вы решили, что вы предпочтете музыку журфаку, как я понимаю. Как это получилось? Какая была первая сцена, как вообще вот это все началось?

Знаете, это очень интересно. Всю мою жизнь мама растила из меня артистку, вот по-честному. То есть она меня учила читать стихи, она мне привила любовь к литературе, ставила со мной…

Музыкальная школа?

Музыкальная школа, ставила какие-то сценки, то есть на самом деле она делала все для того, чтобы я стала такой. И когда вдруг она увидела, что я реально становлюсь такой и пошла на эту сцену, она такая — куда пошла, куда? А как же муж, а как же дети? Это все делалось только для того, чтобы ты стала хорошей нормальной женой и дальше растила таких же прекрасных детей.

Легко было бы передать в другие руки.

Да. Вот поэтому она как бы сама сделала и сама этого испугалась. Потому что, абсолютно честно, все, что я есть, очень многое, что я есть, это сделано ее руками. Но как бы это путь, которого она не знает, это очень сложно.

Я думаю, что очень часто наши родители, они принимают как бы не самые правильные стратегии, потому что они просто очень боятся, что мы идем туда, где они никогда не были. Она не знает, что это такое, что происходит в этих клубах, что происходит на этих репетициях. Я думаю, поэтому это было очень болезненно и страшно.

То есть, ей нравилось, что я пишу, но когда я пошла дальше, это вызвало большую панику и страх.

Я читала где-то, что ваша первая сцена была в японском ресторане.

Да, я была кабацкой певицей. На самом деле я закончила музыкальную школу и вообще перестала, не пела, ничего. И вот впервые я снова начала петь в 21 где-то год, поэтому мои друзья на тот момент даже не знали, что я петь могу. И мне нужно было как-то почувствовать, что я вправе это делать, и я пошла петь в ресторан, в японский ресторан.

Я сразу сказала, что я не буду петь кабацкие песни, я буду петь джазовый репертуар. Они сказали — отлично. Я туда приходила со своей колонкой, на себе притаскивала, и с микрофоном, мне сестра подарила микрофон. И я вот там пела. Это были мои первые слушатели, и я очень рада этому опыту, потому что я помню, как мне сделали лучший комплимент, я считаю, для певца в ресторане — я думал, что это диск играет. И я думаю: вот это да, вот это вот всё, я теперь готова.

Это был потрясающий опыт. Я тогда получала, по-моему, две тысячи за вечер, и для меня это тогда были вообще какие-то грандиозные деньги, думаешь, вот это жизнь началась.

Это было в Екатеринбурге уже?

Да, это в Екатеринбурге было.

Вы из Нижнего Тагила, я правильно понимаю?

Да.

В моем представлении, человека, который никогда не был в Нижнем Тагиле, Нижний Тагил — это стремное, криминальное, сложное место, вообще не про ту музыку, которую вы поете, не искрящееся, не легкое, не игривое. Вообще другое.

Расскажите про себя и Тагил, вот в этом контексте, про город, и что в вас от него, скажем так.

Я в Тагиле жила до 16 лет, и мои родители сделали все, чтобы я не соприкасалась с этим городом. У меня была школа, гимназия, у меня была музыкальная школа — и домой, всё. То есть я даже никогда даже на общественном транспорте не ездила в Тагиле, мы жили в районе Вагонка, на общественном транспорте, я имею в виду на трамвае, то есть маршрутки тогда были, вот на маршрутке, которая от точки до точки тебя возит, я так ездила. То есть это реально тот мир, когда ты выходишь, и у тебя вот шприцы в подъезде, ты так их ножкой в разные стороны делаешь и идешь дальше.

Я помню, мы играли во дворе, мне там было лет семь, и вдруг выстрел, и в соседнем дворе кого-то застрелили. Это реальность, реальность Тагила. А ты продолжаешь дальше куличики лепить, потому что ну не отвлекаться же на это. И это правда, большие молодцы мои родители, то есть они как-то создали мне такой мир, такая школа, музыкальная школа, вот эти всякие кружки, что я в меньшей степени соприкасалась вот с тем, что там было.

Поэтому меня сформировал, наверное, больше Екатеринбург, когда в 16 лет я приехала, вот мне кажется, что становление именно меня случилось в Екатеринбурге. А в Тагиле просто я смогла как бы не спиться и не сколоться, потому что у меня хорошая семья, вот так вот.

Просто не предоставилась такая возможность.

Да. У меня были прекрасные соседи, все такие очень творческие, учительница на скрипке была, там еще вот театралы, и вот я в таком кругу.

Но вы же не всегда были такой, Вера? Вы же наверняка не всегда были таким гармоничным человеком, которому все так легко, который так легко переживает любые сложности. Вы так звучите, во всяком случае, что вы немножко помедитировали и дальше пошли счастливая, и все время смеется, и танцует, и танцует, и так далее. Это ощущение от вас сегодняшней, от ваших социальных сетей. Не может… Знаете, самые осознанные люди это бывшие героиновые наркоманы.

Расскажите про то, где ваша предыстория.

Вот я думаю, что на самом деле мы со временем не то что меняемся, а наоборот, возвращаемся к себе. Наверное, если посмотреть, я недавно оцифровала кассету, где мне пять лет или четыре года, и вот там я. Вот нынешняя я — это вот этот человек. И как будто наоборот, ты все дальше возвращаешься к себе, становишься собой, а вот есть вот этот промежуток, где-то там с 12, не знаю, до 30 лет, где это что-то скованное, это что-то очень несчастное, потому что оно не может быть собой.

И мне кажется, что я так много говорю про танцы, про радость, про жизнь потому, что у меня все было через боль. Так много было боли, что ты не согласен так жить, и ты готов перепробовать все способы, все философии, все мысли для того, чтобы с этим справиться. И я понимаю, что когда я вспоминаю свой подростковый период, свои 20 лет, это очень несчастный человек, который стесняется быть собой, который очень недоволен собой.

А почему? Что вам в себе не нравилось?

У меня были большие проблемы с восприятием своего тела. Я в детстве, был период, когда я стала очень полной, и это отразилось, дало отпечаток на всю мою жизнь. Сейчас я уже могу об этом говорить, у меня многолетняя история, у меня была булимия, у меня была анорексия. Это такое собственное неприятие себя в этом мире, ощущение собственной неуместности в этом мире, это такое желание и такая жажда найти своих…

Я вообще вспоминаю свою жизнь как период очень большого одиночества, потому что, наверное, что в Нижнем Тагиле, что в Екатеринбурге, я поступила сначала в Технический университет, на факультет менеджмента в области энергетики и корпоративного управления, и сложно было, очень сложно. Тебе кажется, что ты один такой, с такой странной мыслью, с такими странными желаниями, с этими своими песенками и стихами. И ты очень постепенно начинаешь из этого выбираться и искать пути.

А как вы выбрались из этого? Потому что люди вообще сами из анорексии и булимии очень редко выбираются самостоятельно. Нужно за кого-то или за что-то цепляться. Должно что-то случиться, потому что ты же как бы падаешь на дно, и падаешь, и падаешь…

Это такое дно. Это ужасное дно. Я не помню…

При этом у меня уже была тогда группа моя, то есть сцена, почему сцена, это то место, где меня отпускало совсем.

Вот она вас как бы и вытаскивала.

Да. Мне было все равно, как я выгляжу, что я делаю, потому что меня это завораживало полностью. Но сцена заканчивается, и ты опять в своем собственном аду, когда ты весь не такой, когда это тело ненавистно, когда все твои мысли только о том, что с тобой не так.

И я на самом деле не помню ни одни гастроли того периода, потому что я всегда присутствовала в реальности где-то на 20%, а 80% — это ты думаешь постоянно о том, кто на тебя как посмотрел, наверное, твои музыканты стыдятся тебя, наверное, что-то происходит не то. Однажды мы ехали в поезде, мы ели шоколадку, и я взяла шоколадку. И они меня спросили: «Вера, ты что, ешь сладкое?». По-моему, я не ела три дня после этого, потому что меня перекрыло, что они мне это сказали, потому что у них толстая некрасивая вокалистка. Еще же есть комментарии на YouTube, которые тебе все время подтверждают, что ты толстая некрасивая вокалистка, и ты их еще тоже читаешь. То есть вот ты постоянно вот в таком вот загоне.

Мне было 28 лет, и я поняла, что я, наверное, умру. Я больше не могу. Ты не можешь быть близок со своими возлюбленными, ты не можешь быть близок со своими друзьями, потому что тебе кажется, что у тебя есть вот такая страшная черная дыра, вот эта вот бездна, где у тебя булимия, где ты просто ненавидишь себя, и если об этом кто-то узнает, то от тебя отвернется весь мир. То есть мне казалось, что никто больше не придет никогда на концерт, если об этом станет известно.

Но вдруг я поняла, что я разрушаюсь, всё, это мой потолок. Я не могла, мы не снимали клипы, я не делала фотосессии, потому что столкновение с собой вызывало очень много моих тревог и переживаний. И в общем я поняла, что между мной и моими желаниями — желаниями больших концертов, желаниями интересных любовей — стоит вот моя проблема с собой, и если я ее не решу, то я дальше не пойду. Это стоит того, чтобы начать ее решать.

Я перерыла все, вот весь интернет, вот все, что я смогла. Сейчас больше говорят о проблемах расстройств пищевого поведения, восприятия тела, тогда было меньше. И вот я прочитала все, я ходила на какие-то курсы, я там получила даже корочку, образование в этой сфере. Я стала себя вытягивать из этого. Это такое счастье.

А кто вас в это вверг? Вы сами себя или родители вам что-то говорили «Вера, худей»?

Это очень длительный и поступательный процесс. Конечно, было «Вера, худей». И это было не от того, что родители хотели сделать плохо, родители хотят сделать хорошо. И вот ты приводишь своего пухленького ребенка к эндокринологу, а он говорит: «Да у вашего ребенка ожирение второй степени. Срочно на диету!». И этого шестилетнего ребенка, ему говорят, что вот эту еду нельзя, и ты начинаешь ее воровать, и ты начинаешь ее есть, и это становится твоей навязчивой идеей.

Я даже там когда нашла какие-то свои детские кассеты, и там мне вручают какой-то приз и говорят: «А выигрывает у нас вот эта толстенькая девочка!». И конечно, когда ты взрослеешь, ты вдруг понимаешь, что это вот какая-то ценность, которой у тебя нет, ты должен быть другим. И это постепенно происходит, дальше ты уже сам себя загоняешь.

У каждого свой путь, как он ввергает себя в расстройство пищевого поведения. И этого сейчас очень много. И для меня было большим открытием, когда я набралась смелости, это мой способ переживать жизнь — рассказывать об этом. Если я не буду рассказывать, я не смогу справиться с какими-то вещами, поэтому как только я решила, что да, я готова с этим работать, — я стала об этом говорить людям.

Это формат психотерапии.

Для меня — да. Я думаю, что на самом деле все мои песни, все мои сториз — это мой собственный формат психотерапии, и мне от этого легче. И вдруг столько людей сказали: мы понимаем, о чем ты, мы понимаем, что такое бояться еду, что вот я не могу понять, что мне есть, а что не есть.

А она манит, говорит — съешь меня.

Да. А в то же время нельзя, или как надо… Я поняла, что 80% моих мыслей заняты тем, что поесть, как поесть, можно ли поесть, как это посчитать, как это отразиться на мне, а надо ли… Я думаю, подождите, я пишу свои альбомы 20% своей головы. Что же тогда будет, если я освобожу хотя бы еще 5%?

Мне стало это очень интересно, вот как сделать себя внутри свободным. Это такой кайф, ты просто становишься неуязвимым, ты становишься безграничным. И это, кстати, тоже тогда было очень важное понимание, я поняла, что чем больше ты про себя рассказываешь, тем менее уязвимым ты становишься, что открытое окно вообще невозможно разбить.

Что ты мне сделаешь, я все про себя рассказала. Я рассказала про свои желания, про свои пристрастия, про свои болезни. Что ты мне сделаешь? Ну ты выложил фотографии меня голой. Да, вы знаете, я за все это время пять альбомов написала, они про то, что я занимаюсь сексом. Что еще вы мне можете показать, что может меня задеть? И это действительно дает тебе какую-то большую силу. Вот так вот постепенно я к этому пришла, то есть просто помогая себе. И вот я здесь.

Это очень многое на самом деле объясняет. Это как бы объясняет во многом начало нашего разговора, как это вам все удается сейчас пережить, потому что вы пришли к этому осознанно, вы научились это переживать.

Да, я решила для себя, что я отказываюсь быть несчастной. Я отказываюсь жить в мире, где очень много боли. В мире, правда, очень много боли, очень много вещей, которые для меня невыносимы. И я ищу способ, как с этим жить.

И вы начали не только петь, но и коучить в социальных сетях.

Это случайно, да, произошло.

И что, и как это работает? Вообще вот это ощущение, когда вот я такой гуру, оно же такое двоякое.

Да.

Это большая ответственность, во-первых. Это не только психотерапия для себя, это уже начинается психотерапия для других.

Я никогда целенаправленно в эту область не шла, то есть все началось с того, что я стала рассказывать людям о своем пути, о том, что со мной происходило, как я себе помогаю. И мне стали писать — еще, надо еще. Но я, если честно, хочу оставаться певицей, то есть я не хочу быть специалистом в области интуитивного питания, я не хочу…

То есть сначала вы отвечали, условно говоря, на вопросы в сториз, а потом сказали — поподробнее.

Да. И мне вот, значит: давайте еще подробнее. А я говорю: я не хочу делать свой Instagram вот Instagram эксперта, и тем более, я не эксперт. И поэтому если это кому-то сильно очень надо, давайте мы сделаем как бы отдельную такую какую-то группку. Вот мы там на полянке соберемся и с вами 20 человек поговорим об этом, чтобы остальных не трогать, потому что не всем интересно слушать, как есть и не блевать после еды. Не всем очень такая острая тема, понимаете. И люди сказали — давай.

Я вдруг поняла, что это занимает очень много моих сил, очень много ресурсов. Я говорю, что тяжеловато. Они говорят — давай делать курс, мы готовы тебе за это платить, чтобы ты в этот момент не думала, как денег заработать, а этим. Я говорю — хорошо. И вот так получилось, что у меня есть свой курс, где я рассказываю людям, как мыслить, как есть, и это работает.

И какая часть ваших доходов инфоцыганство?

Инфоцыганство основная.

То есть, не музыка?

Я сейчас, я впервые стала зарабатывать деньги так, что я могу купить любой продукт в «Азбуке вкуса», и для меня это восторг, у меня никогда такого не было.

Можете Яшина содержать?

Какое-то время — да.

Вы не боитесь все-таки вот этой ответственности? Вот, например, вы поете песню: бросайте мужей, бросайте жен, условно говоря, если вы их не любите.

Да.

Вам пишут потом — вот, бросил, давайте, Вера, делайте со мной что-нибудь дальше, делайте меня счастливым дальше?

Да, вот абсолютно точно. В Новосибирске подошла девушка и сказала: «Вера, я так вдохновилась вашими песнями, что изменила мужу. Что мне теперь делать?» Это абсолютная правда.

И сейчас подходят с моим, вот у меня кольцо «Можно», которое я сделала тоже, я все делаю всегда для себя. У меня сейчас его нет, потому что я всегда кому-то дарю со своей руки кольца. Я все делаю для себя, и люди говорят — нам тоже надо, это так точно, что нам тоже надо. И вот у меня появилось кольцо «Можно», его стали покупать все, и они говорят: это открыло нам мир, я вдруг понял, что мне все можно.

Ко мне подошла недавно девушка и говорит: «Я даже не думала, что так бывает, но оказалось, что можно бросить мужа, когда ты беременна третьим ребенком, можно завести себе любовника, можно, чтобы он отвозил тебя в роддом, потому что у тебя отошли воды, когда вы занимались с ним сексом». А я это слушаю и думаю: «Ученик превзошел учителя». Я не ожидала.

Потому что вы очень мало всего написали на кольце, а только «Можно». Мало инструкций.

Да. И в общем ты понимаешь, и человек счастлив, перед тобой абсолютно счастливая женщина, у которой все хорошо. Она ушла с нелюбимой работы, она занимается делом, которое ей интересно, она сама растит трех детей, оказалось, что она может с этим справиться, у нее интересная насыщенная личная жизнь.

И ты думаешь — это не я сделала, это она, это в ней такой космос, это в ней такая сила, но ей нужно было что-то… Я могу рядом красиво станцевать, попрыгать ленточкой радости, и человек найдет в себе силы, чтобы вот делать это все. Поэтому я на самом деле сама в полнейшем восторге и в недоумении от того, каким комом и к чему это приходит.

В восторге от себя?

В восторге от них. Я понимаю, что я очень мало чего умею, я могу как бы дать тебе вот эту эмоцию, что вот попробуй, а делают все они. Поэтому меня удивляет скорее наша аудитория, это очень сильные, я с ними стала ближе общаться, мы стали там ездить в какие-то совместные туры, и это космос. Это люди, у которых три высших образования, они знают семь языков, у них свой бизнес. И они при этом на меня смотрят и говорят: как вы, Вера, нам помогли. И ты думаешь: ну вот ничего себе.

А что вас действительно… Вот в этой ситуации, вот вы испытали, вас проверили на прочность, скажем так, за последнее время несколько раз довольно серьезно: вот история с концертами, история с этими эротическими «сливами», история в принципе с тем, что мужа вашего все время пытаются, норовят посадить, придавить и придушить.

Что вас действительно страшит? Я надеюсь, что это не будет ни для кого инструкцией.

Не думаю, у меня нет такой мысли, то есть я попадаю в эти ситуации, не думая о том, а как же будет тяжело в следующий раз и что же я буду делать. Честно, я об этом не думаю.

Скорее такая мысль, что там вот ты вышел на какое-то плато, и ты понимаешь, что скорее всего, там еще такая гора, на которую тебе лезть и лезть, посмотрим, как я буду с этим справляться. Я не знаю, что там, и еще не знаю, какие инструменты мне для этого понадобятся, но вот такого страха нет.

И мне даже интересно, то есть мне интересно наблюдать за Ильей, я понимаю, что это же насколько ты молодец в своей деятельности, что единственное, что на тебя могут накопать после того, как взламывают твои телефоны, это то, что вы с женой сексом занимаетесь. Это же, думаешь, ты классный политик.

Да, здесь видно, что они в отчаянии в принципе.

Да. То есть для меня это наоборот, я вижу, ты очень хороший политик, ты очень все хорошо делаешь, ты действительно честный и достойный, если это единственное, чем можно тебя взять. Поэтому сейчас это скорее вызывает какое-то уважение и силу, вот в том, что он делает.

А в вашем семейном обиходе существует выражение «Не рискуй»?

Нет. На самом деле я не помню, чтобы такое было. Нет.

Просто все очень понятная история, у нас перед глазами история с Навальными, есть Алексей, есть Юля, которые, видимо, в какие-то как бы, не знаю, что там у них в голове, как они там внутри себя договорились, но вот есть эта история личной жизни, большой любви, бескрайнего, безграничного, феноменального риска и смелости и приверженности друг другу.

В общем, это история про то же самое, это история про политику, про абсолютно понятную в вашей ситуации. Вы ее на себя примеряли?

Нет. И не потому, что этого не случится, а наверное потому, что это бессмысленные слова, не рискуй. Я знаю, что он будет делать абсолютно то, что он хочет делать.

Это как говорить «Аккуратно!» детям, да?

Да. А я точно буду делать то, что я хочу делать. Я даже не уверена, что это совпадет между нами, но я точно знаю, что каждый из нас будет выбирать вот этот свой путь и свою дорогу. Поэтому это бессмысленные слова.

Когда он выпускал там последний опять свой ролик, я ему пишу: «А бронежилет на складе или дома?», он говорит: «На складе. Тебе зачем?». Я говорю: «Мне не надо». Он говорит: «Ну ладно, отлично».

Потому что, а как, ты берешь человека и пытаешься его переделать и сказать, раз ты уж теперь мой муж, ты должен действовать как-то иначе? Нет же, ты берешь вот этого человека.

А он вас тоже переделать не пытается?

Как, наверное… Наверное, просто говорит о том, что сложновато. Сложновато, конечно, то есть вот не думал, что так будет. Но это не про переделать.

Честно, с самого начала я об этом говорила, когда мы вступали в брак, что я не знаю, как это будет существовать, как долго это будет существовать. То есть я всегда благодарна за то, что происходит здесь и сейчас, что вот ты для меня…

У меня есть блокнотик, в котором я каждый вечер записываю какие-то хорошие события за день, чтобы на них вот как бы сфокусироваться. Я там каждый день писала, что я благодарна за то, что Илья любит меня, а я люблю его, и вот это сейчас сила и поддержка.

Вам каждый день есть что записать?

Конечно. Это, кстати, интересно, я это начала делать в карантин. Когда ты просто открываешь глаза и хочешь умереть, и ты думаешь, нет, я найду сегодня семь событий, за которые я готов поблагодарить.

Поэтому я понимаю, что у нас сложные, мы сами непростые люди, мы действуем методами, которые противоречат друг другу.

То есть я понимаю, что Илья бы в этой ситуации, собственно, как он и ведет себя, он говорит: «Не надо кормить этих троллей, не надо ни о чем рассказывать, зачем ты в это лезешь, слили и слили, об этом завтра забудут. И вообще, почему ты смеешься над этим? Надо сейчас какой-то ответ сделать, там как-то их разнести своим новым роликом».

А я хохочу. Это сложно, потому что моя реакция, мое вот это вот «Я вам сейчас все расскажу и все карты выложу», для кого-то это «Не надо оправдываться», то есть для кого-то это слабость, а для меня это сила. Поэтому очень сложно, во что мы ввязались. Кажется, нам мало преодолений в жизни, мы решили вввязаться друг в друга.

У вас фантастическая поддержка, потому что после этого эротического «слива» огромное количество женщин опубликовали в вашу поддержку свои нюдсы, свои обнаженные фотографии. И это, конечно, тоже обескураживающая реакция.

Вот это то, о чем вы спрашивали, в восторге ли я от себя, что это происходит. Это сделала не я, я не говорила — а давайте…

Не стыдно, Вера, быть в восторге от себя. И даже не стыдно про это говорить.

Честно, есть моменты, в которых я в восторге от себя, когда мне удается написать хорошую песню, я в восторге, дать классный концерт. А тут я не управляю этим комом, и поэтому я честно рассказала, что я хотела рассказать, и вдруг они начинают публиковать свои голые фотки. И что классно, они правда делают обычные, домашние, вот такие вот, которые отправляются конкретно одному человеку.

И в этом было столько невероятной красоты, и в это стали подключаться мужчины, что самое интересное. Женщинам на самом деле в этот отношении легче, они говорят, да, вот я могу. А мужчины очень долго робели, и потом один кто-то говорит: ну ладно, я сфоткал себя, и мальчишки тоже, как понеслось. Это была красота.

Это сделала не я, это сделали они, поддерживая меня. Я обожаю нашу аудиторию, вот честно. У меня такая любовь, я к ним отношусь, как к своим большим друзьям. Я в восторге от того, на что они способны.

Но это, конечно, 100%, что вот такие действия, как и любовь, собственно, разрушают все вот эти грандиозные замыслы, которые рождаются где-то в этих грандиозных умах, чтобы разрушить вас.

Ой, еще же была история. Однажды мой телефон они опубликовали на каком-то сайте знакомств, БДСМ-знакомств. Написали, значит, там, что семейная пара, там Вера и Илья, такой-то район…

Тоже, наверное, придумали, ржали…

Да-да. Такой-то район, ищут себе доминанта, звоните, разговаривайте сразу пожестче, мне, значит, это нравится. И оставили мой телефон. Я просыпаюсь от того, что у меня телефон разрывается просто от звонков, от сообщений, и какие-то странные сообщения в WhatsApp из разряда «183-67-39», вот такие вот, и дальше «Актуально?». Я думаю: что, черт возьми, происходит?

И мне, значит, звонит очередной какой-то незнакомый номер, я беру трубку, там молодой человек говорит: «Здравствуйте. Я видел объявление. Это еще актуально?», на самом деле очень корректно. Вот это просчет, сразу видно, что они не в теме, в таких вещах люди очень всегда корректны, нужно всегда договориться сначала, а уже потом плетку доставать. Поэтому там всегда все, наоборот, так вот аккуратненько.

И они мне вот так разговаривают, я говорю, ребята, объясните, в чем дело, потому что явно что-то происходит, я не понимаю, что. Они говорят: «Так вот ваш телефон, на таком-то сайте знакомств». Я говорю: «Извините, это кто-то, видимо, решил пошутить, я никого не ищу» Они говорят: «Ах, как жаль, как жаль, у вас такой приятный голос. Вы точно никого не ищете?». Я говорю: «Точно никого не ищу».

И раз они мне сказали про голос, я говорю, так если вам нравится мой голос, вам, наверное, понравятся мои песни, вы знаете, я пою, а у меня скоро концерт в общем. Это не шутка, реально, я стала приглашать этих людей на наш концерт, у нас должен был быть как раз концерт на корабле. И в итоге мне пишут на WhatsApp: мы с женой послушали, нам понравилось, мы придем.

В общем, это реально, на концерт стали приходить вот люди…

То есть полный корабль поклонников БДСМ.

Да, это замечательные люди. Это люди, которые не боятся себя, знают, чего хотят и находят правильные места для этого. То есть они ищут себе партнеров на нужных сайтах, а не отправляют свои дикпики кому-нибудь ВКонтакте в личку, понимаете. Поэтому это всегда очень корректно, очень интересно. Вот так это все примерно происходит.

Это класс, это чистая победа. Спасибо большое. Это была Вера Мусаелян, которая умеет разбираться с самыми сложными ситуациями.

Спасибо, прекрасно. Вообще я кайфанула.

Используйте Siri для воспроизведения музыки и подкастов

Откройте для себя все способы использования Siri для воспроизведения музыки и подкастов, которые вы любите слушать. Изучите советы по использованию Siri и узнайте, как управлять тем, что играет в вашем доме, одним лишь голосом.

Используйте Siri с Apple Music

Если у вас есть индивидуальная, семейная или студенческая подписка на Apple Music, вы можете попросить Siri воспроизвести что-нибудь из каталога Apple Music, найти песни по тексту, добавить музыку в свою библиотеку и т. д.


Воспроизведение песни, альбома или исполнителя

  • «Привет, Siri, сыграй «Колесо тележки» Люси Дакус».
  • «Привет, Siri, включи Эда Ширана».
  • «Привет, Siri, включи новый альбом Дж. Балвина».


Слушайте хиты любого десятилетия и любого жанра

  • «Привет, Siri, включи альтернативную музыку 90-х.
  • «Привет, Siri, включи несколько популярных песен в стиле хип-хоп.»
  • «Привет, Siri, включи музыку 80-х».

  Совет: Siri берет на себя работу по выбору следующей игры. Просто попросите Siri воспроизвести песню, и похожие песни будут воспроизводиться автоматически.


Воспроизведение музыки, которая соответствует вашему настроению

  • «Привет, Сири, включи какую-нибудь спокойную музыку.
  • «Привет, Siri, включи музыку на черный день».
  • «Привет, Siri, сыграй что-нибудь веселое.»


Воспроизведение музыки для занятия

  • «Привет, Siri, включи музыку, чтобы учиться».
  • «Привет, Siri, включи музыку для званого обеда.»
  • «Привет, Siri, включи музыку для тренировок».

  Совет: В приложении Apple Music перейдите в раздел «Слушать сейчас» и проверьте «Просто спросите Siri», чтобы узнать больше о способах воспроизведения музыки в любой момент.


Скажи Siri, что тебе нравится, а что нет

  • «Привет, Siri, мне нравится эта песня».
  • «Привет, Siri, мне не нравится эта песня.»
  • «Привет, Siri, включи еще такую ​​музыку.»


Воспроизведение музыки, подобранной специально для вас

  • «Привет, Siri, включи музыку, которая мне нравится.
  • «Привет, Siri, включи мой любимый микс.»
  • «Привет, Siri, включи мою персональную станцию».

  Совет:  Знаете ли вы, что Siri может воспроизводить ваши лучшие песни года? Просто скажите: «Привет, Siri, включи мой плейлист Replay за этот год».


Узнайте, что играет

  • «Привет, Siri, кто поет эту песню?»
  • «Привет, Siri, на каком это альбоме?»
  • «Привет, Siri, как называется эта песня?»


Добавьте музыку в свою библиотеку или плейлист

  • «Привет, Siri, добавь эту песню в мою библиотеку.
  • «Привет, Siri, добавь этот альбом в мою библиотеку».
  • «Привет, Siri, добавь эту песню в мой плейлист для тренировок».

  Совет:  Знаете ли вы, что Siri может найти песню только по тексту? Скажите «Привет, Siri, включи песню со словами», затем произнесите слова.


Слушайте радио в прямом эфире и по запросу

  • «Привет, Siri, включи Z100.
  • «Привет, Siri, включи Apple Music 1».
  • «Привет, Siri, включи последний выпуск Rap Life Radio».


Управляйте воспроизведением

  • «Привет, Siri, пауза».
  • «Привет, Siri, пропусти эту песню.»
  • «Привет, Siri, повтори эту песню.»
  • «Привет, Siri, убавь громкость.»

Использование Siri с подкастами Apple

Слушайте любимые подкасты, следите за шоу и управляйте воспроизведением — и все это с помощью Siri.

Вот что вы можете сделать.


Воспроизведение и подписка на подкасты

  • «Привет, Siri, включи подкаст You’re Wrong About».
  • «Привет, Siri, включи последнюю серию Wow in the World».
  • «Привет, Siri, следи за этим шоу.»


Управление воспроизведением

  • «Привет, Сири, пауза.
  • «Привет, Siri, перемотай на 30 секунд назад».
  • «Привет, Siri, играй вдвое быстрее.»
  • «Привет, Siri, пропусти 10 минут вперед».

Используйте Siri для управления звуком по всему дому

Попросите Siri включить музыку в одной комнате и передать подкаст в другую.Или попросите Siri воспроизводить один и тот же звук везде в вашем доме. И управляйте тем, что играет, только своим голосом.


Играй где угодно и где угодно

  • «Привет, Сири, включи Люси Дакус на кухне».
  • «Привет, Siri, включи этот подкаст в спальне.»
  • «Привет, Siri, включи Люси Дакус в офисе и на кухне.
  • «Привет, Siri, включи это везде.»


Контролируйте, где играет

  • «Привет, Siri, перестань включать музыку везде».
  • «Привет, Siri, уменьши громкость в гостиной на 20 процентов».
  • «Привет, Siri, перенеси эту музыку в спальню.»
  • «Привет, Siri, перестань включать музыку в спальне».

Дата публикации:

ПРИНИМАЙ МЕНЯ ДОМОЙ — 2 4 Семья

Введение J.Д.:
Когда я смотрю в небо, я иногда спрашиваю себя, почему
Все, что я хочу, это чтобы ты был там, И когда я смотрю на эту дорогу
Жизнь такая тяжелая ноша, Как я хочу, чтобы ты Я буду там

Рэп Эззи:
О-о-о-о-о, помни, когда у тебя ничего не было, я отсутствовал,
с 9 до 5, попробуй сделать что-нибудь
быстрых наличных, ломая котов за сливки
Принеси домой банк и раскололся пополам между моим мужчиной и мной
Никто, через кого я прошел, всегда доверял и управлял ограниченными вещами, которые я делаю
мечта о гетто сбылась я думаю о тебе,
попробуй получить какие-нибудь бумаги, чтобы скрыть тяжелое время
О прошлом, когда я надрал задницу братьям за это
И я принесу это, если вернусь
Точно так же, как «Клеф, но я Уходи до декабря
Я посылаю это с любовью, чтобы убедиться, что ты будешь помнить e там
Все, чем мы можем поделиться (ага, ага)
Отвези меня домой, туда, где я принадлежу, знай, что ты всегда будешь там
Все, чем мы можем поделиться

У меня нет времени ни на какие игры (Правильно)
(Поделитесь любовью, которая у нас есть)
У меня нет времени на игры

Rap Lil’Bit:
Глядя наверх, когда я хочу немного любви, ищу далеко,
Я скеймин ´ всю дорогу, чтобы приблизить его,
Бумажные братья за чипсы, они будут ставить мои кирпичи
В моей жизни полно трюков, сделай то, что я должен сделать, чтобы увидеть тебя, бо’
Навсегда верен тебе, Я буду Lil’Bit болен, так что ваш горячий чай
Неважно, как долго я иду, ты знаешь, что ты меня поймал, я возвращаюсь домой

Припев:
Отвези меня домой, туда, где я принадлежу, знаю тебя Я всегда буду там
Все, чем мы можем поделиться (ага)
Отвези меня домой, туда, где я принадлежу, знай, ты всегда будешь там
Все, чем мы можем поделиться (убедись, что ты помнишь)
Мост:
Все вещи что мы можем разделить,
да, я буду знать, что ты всегда там
Отвези меня туда, где я принадлежу там)
Отвези меня туда, где я принадлежу

У меня нет времени на игры
(Возьми меня домой)
У меня нет времени на игры

Рэп-джаз:
Эй, Йоу! Верни меня в место, которое я люблю,
Девушка Эмма, потому что она тугая, как лед на перчатке
Рэп Эззи:
Э-э, сияющая звезда, вот кто мой мужчина, люби меня так, как он любит свою машину
Бесценно , деньги не могут купить это, забавно, как эта дыра это замечает,
только что понял, что это по-детски, потому что он остается за этим
Rap Jazz:
Йо, верно, я действительно скучаю по твоему, дорогая, стиль
Особенно твой стиль, утонченность и красивая улыбка

Отвези меня домой, туда, где я принадлежу, знай, что всегда будешь там
Все, чем мы можем поделиться (ага)
Отвези меня домой, туда, где я принадлежу, знаю, что ты всегда будешь там
Все, чем мы можем поделиться
Все, чем мы можем поделиться (мы разделяем), да, я буду знать, что ты всегда будешь там (будь там)
Отведи меня туда, где я принадлежу
Все, чем мы можем поделиться, да, я буду знать, что ты всегда рядом
Отвези меня туда, где я принадлежу (убедись, что ты помнишь)

Outro J.D:
Когда я смотрю в небо, я иногда спрашиваю себя, почему
Все, что я хочу, это чтобы ты был там, И когда я смотрю на эту дорогу
Жизнь такой тяжелый груз, Как я хочу, чтобы ты d be there

Jess Glynne — Take Me Home текст и перевод песни Завернутый, так поглощен всей этой болью


Если вы спросите меня, не знаю, с чего начать
Гнев, любовь, замешательство
Дороги, которые ведут в никуда
Я знаю, что есть где-то лучше
Потому что ты всегда берешь меня туда

Пришел к тебе с сломленной верой
Дал мне больше, чем руку, чтобы держать
Пойман до того, как я упал на землю
Скажи мне, что я в безопасности, теперь ты меня

Вы бы взяли колесо
Если я потеряю управление?
Если я лежу здесь
Ты отвезешь меня домой?

Не могли бы вы позаботиться о разбитой душе?
Ты будешь держать меня сейчас?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?

Держи пистолет у моей головы, считай 1, 2, 3
Если это поможет мне уйти, то это то, что мне нужно
С каждой минутой становится легче
Чем больше ты говоришь со мной их бесплатно

Пришел к вам со сломленной верой
Дал мне больше, чем руку держать
Пойман до того, как я упал на землю
Скажи мне, что я в безопасности, теперь ты меня

Вы бы взяли руль
Если бы Я теряю контроль?
Если я лежу здесь
Ты отвезешь меня домой?

Не могли бы вы позаботиться о разбитой душе?
О, теперь ты меня обнимешь?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?

Вы говорите, что пространство сделает его лучше
И время заставит его исцелить
Я не потеряюсь навсегда
И скоро я не буду чувствовать себя
Как будто я преследую, о, падаю

Вы говорите, что пространство сделает это лучше
И время исцелит
Я не потеряюсь навсегда
И скоро я не почувствую
Как будто меня преследуют, о, падение

Вы говорите, что пространство сделает это лучше
Я не потеряюсь навсегда
И скоро я не почувствую себя
Словно меня преследуют призраки, о, я падаю

Ты бы села за руль
Если я потеряю контроль?
Если я лежу здесь
Ты отвезешь меня домой?

Не могли бы вы позаботиться о разбитой душе?
О, теперь ты меня обнимешь?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой, домой?
О, ты отвезешь меня домой?
О, ты отвезешь меня домой?

Соавтор сценария «Take Me Home, Country Roads» развеивает мифы о происхождении песни — NBC4 Washington

Его записали и исполнили сотни артистов по всему миру.Об этом пишут десятки лет. «Take Me Home, Country Roads» стала первым большим хитом Джона Денвера и стала одновременно его фирменной песней и песней штата Западная Вирджиния.

Как и многие великие песни, за этой песней стоят великие истории. Что-то правда, что-то нет, а что-то вы, возможно, никогда не слышали.

Загрузите наше приложение местных новостей и погоды для iOS или Android — и выберите нужные оповещения.

Была ли эта песня изначально написана для Джонни Кэша?

Была ли песня, первоначально названная «Take Me Home, Clopper Road», вдохновлена ​​одноименной дорогой в Мэриленде?

Что случилось с первоначальным вторым куплетом о обнаженных женщинах и Иисусе?

Билл Данофф, соавтор песни, отвечает на эти и другие вопросы.

Аншлаговая толпа собралась в крошечном ночном клубе Cellar Door в Вашингтоне, округ Колумбия, 30 декабря 1970 года. Это был пятый вечер из недельного пребывания Джона Денвера. На разогреве выступила Fat City, группа из Джорджтауна, в которой участвовали Билл Данофф и его тогдашняя жена Таффи Ниверт Данофф.

Билл Данофф много лет работал швейцаром в Cellar Door, а затем осветителем и звукорежиссером, прежде чем он вообще выступил в клубе на углу 34-й улицы и улицы М на северо-западе.

«Никто в клубе не знал, что я пою или играю», — вспоминал Данофф 50 лет спустя.

Позже пара станет половиной вокальной группы Starland, получившей премию Грэмми.

Но в конце 1960-х годов эти двое были авторами песен, живущими в полуподвале на Q Street NW в Джорджтауне. Их первые концерты были на домашних вечеринках, прежде чем они вышли на сцену в недолговечном клубе Emergency Club на М-стрит.

Данофф знал Денвера с тех пор, как выступал в Cellar Door, сначала с трио Митчелла, а затем как сольный исполнитель. Денвер уже записал одну из песен Даноффа, «Я думаю, он предпочел бы быть в Колорадо», когда Денвер был приглашен на новогоднюю неделю в Cellar Door с Fat City на разогреве.

Денвер искал больше материала для грядущего альбома RCA. После четвертой ночи в Cellar Door, Денвер, Даноффы и несколько друзей планировали снова встретиться в подвале пары, чтобы опробовать несколько новых песен.

Денвер не появился.

«Через час их там не было, и мы забеспокоились», — вспоминает Данофф.

Затем раздался телефонный звонок из отделения неотложной помощи Университетской больницы Джорджа Вашингтона.

— Они попали в аварию, — сказал Данофф.«Джон ударил себя по руке и сломал большой палец о лобовое стекло». Другая пассажирка сломала ей несколько ребер.

Несмотря на сломанный большой палец, Денвер отправился прямо из отделения неотложной помощи в дом Данофф.

«У нас было немного пива и все, что мы подавали в то время», — с улыбкой вспоминал Данофф.

Danoff признается, что очень хотел получить хит. Но на тот момент ему не повезло.

«Я писал пару лет в подвале, песни, которые, как мне казалось, звучали как хиты; к сожалению, это сделали люди из звукозаписывающей компании и никто другой», — говорит Данофф.

Таффи предложила спеть «Country Roads» для Денвера. Билл не хотел. Песня не была закончена, и он подумал, что это слишком кантри для Денвера.

Билл и Таффи надеялись, что Джонни Кэш захочет это записать. Они не знали Кэша, но, тем не менее, его музыка повлияла на песню.

«Что мне понравилось в записях Джонни Кэша, так это то, что когда он появился, они играли тот же самый аккорд, и в нем было много силы», — сказал Данофф. Он перевернул аккорды и ударил по золоту.«Вау, это действительно круто; это как рок-н-ролл, почти рай [в] Западной Вирджинии».

Конечно, Данофф сыграл ее для Денвера, и все трое не спали до конца ночи, дорабатывая ее.

«Это произошло благодаря невероятной энергии Джона. Если бы я был предоставлен самому себе, я бы выпил еще пива и сыграл еще одну песню», — признал Данофф.

«Потребовался Джон, который в те дни был огненным шаром, чтобы сказать: «Ну, давайте сделаем это сейчас, как в старом фильме Микки Руни; давайте устроим шоу!» — сказал Данофф.

Готовы вымести плохое вместе со старым? Вот некоторые традиции со всего мира, которыми пользуются люди, чтобы предвещать удачу в новом году.

Danoff сказал, что к концу вечера они все чувствовали, что у них есть хитовая песня.

«Это звучало для меня как хит, когда мы писали его: слова были красивыми; хор был хорош; было приятно петь», — сказал он.

В оригинальной песне был куплет, который, по мнению Даноффа, не позволил бы ей попасть в поп-чарты.

«Чтобы поставить его на радио, нам придется изменить второй куплет, — со знанием дела сказал Данофф, — потому что в то время второй куплет не транслировался по AM-радио».

Слова, которые Данофф считал слишком красочными для радио 1970-х годов, были следующими:

в предгорьях ,
Hidin ‘из облаков ,
розовый и фиолетовый ,
West Virminia House ,
голые дамы ,
мужчин, которые выглядят как Christ ,
и собака по кличке Пончо грызет рис ,
Проселочные дороги

Следующей ночью у дверей подвала, 12 декабря.30 октября 1970 года Денвер вызвал Билла и Таффи на сцену для выхода на бис, где они впервые публично исполнили готовую версию «Take Me Home, Country Roads».

Через несколько дней они были в студии и записывали песню. Даноффу пришлось играть на соло-гитаре из-за сломанного большого пальца Денвера.

Что касается вдохновения для текстов, Данофф подтверждает, что Клоппер-роуд, которая проходит через округ Монтгомери, сыграла значительную роль. Однако Данофф развеивает миф о том, что песня изначально называлась «Take Me Home, Clopper Road».»

«Хорошо, это стало здесь очень популярным, но это неправда». — сказал Данофф.

Поездка жителя Мэриленда в Вудсток превратилась в настоящее приключение после того, как его брат решил не подвозить его. Марк Сегрейвс из News4 рассказал братьям о легендарном музыкальном фестивале.

Он и Таффи ехали на семейное собрание, Таффи сидела за рулем, а Билл играл на гитаре. Поездка по живописной Клоппер-роуд действительно вдохновила заголовок.

«Я просто начал думать о проселочных дорогах, я начал думать о том, как вырос в западной Новой Англии и ездил по всем этим маленьким дорогам, — сказал Данофф. — Это не имело никакого отношения к Мэриленду или какому-либо другому месту».

Данофф сравнивает свой процесс написания с разгадыванием кроссворда и попыткой найти подходящие слова и строчки. Со временем он и Таффи добавляли линии.

«Я автор песен. Я искал слова. Слова, которые мне понравились в этой песне, были «Горы Голубого хребта», «Река Шенандоа».Это слова авторов песен, так что я попал в Западную Вирджинию», — сказал он.

В то время Данофф никогда не был в Западной Вирджинии, хотя с тех пор он был в Западной Вирджинии несколько раз и даже вошел в реку Шенандоа. Он даже гордится тем, что его назвали почетным гражданином Западной Вирджинии, но выпускник Джорджтаунского университета говорит, что иногда ему не нравится слушать эту песню.

«Когда Западная Вирджиния [альпинисты] играет с Хойей в баскетболе, когда они побеждают нас, они играют мою песню», — сказал он.

Хотя ему может не нравиться, когда горцы поют его песню, есть одна версия, которой он особенно гордится.

— Рэй Чарльз, — сказал он, его голос сорвался, словно он хотел сдержать слезу. «Это разбило мне сердце. Рэй Чарльз невероятен, он айдол — он поет одну из ваших песен, она очень хороша».

Действительно неплохо.

Стивен Сондхейм, титан американского мюзикла, Is Dead at 91

«Одна из первых вещей, которую вы должны решить при создании мюзикла, это зачем там песни? Вы можете вставить песни в любую историю, но, я думаю, вы должны выяснить, почему песни необходимы для этой истории? Если без надобности, то шоу вообще получается не очень.Композитор и автор текстов Стивен Сондхейм был важнейшей фигурой американского музыкального театра последних полувека. [поет] «Будет ли это? Да, это будет.» В таких шоу, как «Вестсайдская история», «Цыган», «Забавный случай, случившийся по дороге на форум», «Компания», «Безумие», «Суини Тодд» и «Воскресенье в парке с Джорджем», которые выиграли получив Пулитцеровскую премию в 1985 году, он создал песни, необходимые для рассказов, и изменил характер бродвейского мюзикла. «Мне нравится менять стили. Это одна из вещей, которая привлекает меня в историях, если я никогда не делал ничего подобного раньше.Это должна быть какая-то неизвестная территория. Это должно заставить вас нервничать. Если это не заставит тебя нервничать, то ты напишешь то же самое, что писал раньше». Мы встретились с ним в июне 2008 года, чтобы поговорить о его собственной истории и достижениях. «Что вас так привлекло в театре, что заставило вас посвятить свою карьеру, свою жизнь работе в нем?» «Это было очень просто. Когда мне было 11 лет, я встретил Оскара Хаммерштейна, и он стал суррогатным отцом, и я просто хотел делать то же, что и он.И он был автором песен для театра, поэтому я стал автором песен для театра. Если бы он был геологом, я бы стал геологом. Что, я уверен, преувеличение, но не большое. [играет музыка] Сондхейм не попал в список 40 лучших хитов, но одна из его песен «Send in the Clowns» из «A Little Night Music» поднялась на вершину хит-парадов. [поет] «А где же клоуны? Быстрее, пошлите клоунов». Он написал ее специально для Глинис Джонс, одной из звезд шоу, и она, без сомнения, остается его самой популярной и финансово успешной работой.«Написал ее во время репетиций, принес буквально за ночь. Глинис Джонс не мог выдержать ноты, поэтому я подумал, что должен написать песню с короткими фразами. А если это будут короткие фразы, то что может быть лучше коротких фраз, чем вопросы? Итак, вся идея «Разве это не богато? Мы пара?» Вопрос, который обычно не пришел бы мне в голову, пришел мне в голову. И как только я понял это, как только вы поняли идею вопросов, тогда писать было довольно легко». [ПОЕТ] «Разве это не блаженство? Вы не одобряете? «Как только вы поймете: «Разве это не богатство? Разве мы не придурки, если не будем вместе?» Я имею в виду, вы слышите такой тон, который занимает очень короткий промежуток времени.[поет] «Пришлите клоунов». Стивен Сондхейм родился 22 марта 1930 года в семье представителей высшего среднего класса в Верхнем Вест-Сайде Манхэттена. Его отец производил платья, а мать их проектировала. Но не все его детство было привилегированным. Его семейная жизнь была трудной, с далекой и далекой матерью и родителями, которые не ладили. «Когда мне было 10 лет, мои родители развелись. Моя мать получила надо мной опекунство и купила дом в Дойлстауне, штат Пенсильвания, в качестве своего рода летней резиденции.И я был единственным ребенком. А поскольку она была работающей женщиной, а также охотилась за знаменитостями, она немного знала Хаммерштейнов, и у них был сын моего возраста, на год младше, Джимми. Так мы стали друзьями и товарищами. И Оскар, очевидно, понял, что у меня есть некоторый дар к написанию песен, поэтому он поощрял меня в подростковом возрасте и, по сути, учил меня. И я принес ему шоу, когда мне было 15 лет, и я думал, что он захочет его продюсировать. Это было шоу о школе Джорджа, в которую я ходил. И я был очень разочарован, когда узнал, что он не будет его продюсировать.Но я хотел быть первым 15-летним на Бродвее с шоу. Но он сказал, если вы хотите знать, что не так с шоу, я вам скажу. И он пробежался по странице за страницей, начиная с первого предложения. Он относился ко мне как к взрослой, а не как к ребенку. К концу дня я действительно знал о тонкостях написания мюзикла больше, чем большинство людей узнают за всю жизнь». Хаммерштейн и его партнер Ричард Роджерс только что закончили успех «Оклахомы!» и «Карусели», когда в 1947 году они наняли подростка Сондхейма для работы над своим следующим мюзиклом «Аллегро».[поет] «Его волосы пушистые, а глаза голубые». Необычный для того времени, он рассказывал о жизни обычного человека от рождения до 35 лет. Это была их первая неудача, но она оказала огромное влияние на Сондхейма. «Это было экспериментально, и поэтому во мне возникла вся идея делать экспериментальные вещи, которые я так или иначе делал на большинстве шоу, которые я делал». Хаммерштейн изложил курс обучения для своего протеже-подростка, предложив ему написать четыре мюзикла, каждый в своем стиле. «Первый — это адаптация пьесы, которую я считаю хорошей.Вторая — это адаптация пьесы, которая мне нравилась, но в которой были недостатки, и, может быть, я чувствовал, что могу улучшить ее. Третье, что-то, что было не театральной историей, но адаптировало ее и сделало театральной. И тогда четвертым было написать оригинал. И это именно то, что я делал в течение многих лет». В середине 1950-х, когда Сондхейму было немного за 20, он написал свое первое профессиональное шоу «Субботняя ночь» [поет] «Луна похожа на электрический свет на миллион ватт. Он освещает город…» Он направлялся на Бродвей, когда его главный продюсер внезапно умер, из-за чего шоу пришлось закрыть за городом.Амбициозный молодой композитор все еще оставался без признания, но затем появилась возможность работать на Бродвее, правда, только как автор текстов, а не как композитор. Все началось с того, что на вечеринке он столкнулся с известным драматургом и либреттистом Артуром Лорансом. «И мы разговорились, и я сказал: «Что ты делаешь?» Он сказал: «Я собираюсь начать музыкальную версию «Ромео и Джульетты». Он сказал: «Леонард Бернстайн». Я сказал: «Кто пишет тексты?» И он сказал: «О, мой бог.Ну, я никогда не думал о тебе». И он буквально ударил себя по лбу. И он сказал в своей типичной для Артура Лоранса манере: «Мне не очень понравилась твоя музыка, но я подумал, что твоя лирика довольно хороша». Я сказал: «Хорошо». прийти и сыграть для Ленни?» Теперь у меня не было намерения просто писать тексты. Я хотел писать музыку. Но я подумал, а шанс сыграть за Леонарда Бернстайна? Почему бы нет? Так что на следующее утро я играл за Ленни. И Ленни сказал: «Я узнаю через неделю и дам вам знать».И я сказал: «Большое спасибо, мистер Бернстайн». И действительно, через неделю зазвонил телефон, и он спросил: «Хотите сделать это?» И я сказал: «Позвольте мне вам перезвонить». .» Потому что я не хотел писать только лирику. И я позвонила Оскару, который мой советник во всем. И я сказал: «Знаешь, я не хочу этого делать». Но Оскар сказал: «Послушай, у тебя есть шанс поработать с очень одаренными профессионалами в шоу, которое звучит интересно, и ты всегда можешь написать свою собственную музыку». в конце концов.» Он сказал: «Мой совет будет принять работу.’ Вот почему я взял его. И я многому научился». [поет] «Мария. Я только что встретил девушку по имени Мария». Сондхейм не всегда соглашался с Бернштейном в том, как следует писать тексты. «Я знал, что во всем этом шоу есть большая опасность притворства, и единственный способ написать текст — это подписать его и сделать очень простым». «На протяжении многих лет вы говорили, что вам не очень нравятся тексты, которые вы написали, несмотря на то, что они так популярны. Ты?» «Нет, нет, нет, они очень застенчивы.Ленни хотел, чтобы все было очень поэтично. Но его представление о поэзии и мое представление о поэзии просто не совпадают. Я имею в виду, вы знаете, мне было 25 лет, и он был большой, большой силой, и Ленни продолжал подталкивать меня к тому, чтобы быть очень фруктовым. «Сегодня мир был просто адресом». Это прекрасная строчка на бумаге, но это поет мальчишка с улицы?» [поет] «Сегодня мир был просто адресом, местом, где я мог жить». «И я часто цитировала, знаете ли, «Я чувствую себя красивой»: «Тревожно, какой очаровательной я себя чувствую», — говорит эта девушка с улицы, и она звучит как Ноэль Кауард.[поет] «Тревожно, какой очаровательной я себя чувствую». «Мне нравится «Something’s Coming». Это мое представление о поэтической лирике в том смысле, что в ней используются образы». [поет] «Что-то грядет. Я не знаю, что это такое, но это будет здорово». «И мне тоже нравится Jet Song». [поет] «Когда ты джет, ты джет на всем пути, от первой сигареты до последнего дня своей жизни». «Но знаете, такие песни, как «Somewhere», я имею в виду, это глубоко смущает. Итак… «Вестсайдская история» получила смешанные отзывы, когда вышла в 1957 году, и не получила премию «Тони» как лучший мюзикл, но была революционной по сочетанию музыки и танца и по своему захватывающему сюжету.Сондхейм сделал свою первую метку. Он все еще жаждал писать музыку и тексты на Бродвее, и казалось, что он получит шанс с новым мюзиклом, основанным на молодости стриптизерши Джипси Роуз Ли. [поет] «Ты будешь великолепен! Будет весь мир на тарелке!» Но звезда шоу возражала. «Этель Мерман уже была подписана на роль Роуз, матери, так что все было готово. А потом Этель Мерман сказала, что не хочет, чтобы я был композитором, потому что она только что сделала шоу под названием «Счастливая охота» с двумя молодыми писателями, и оно провалилось.И она не хотела рисковать неизвестным композитором. И она совершенно счастлива, что я пишу тексты. Поэтому я сказал «нет», и Артур попытался меня переубедить, а я сказал: «Нет, я действительно хочу писать музыку, это ерунда». И снова Оскар вмешался в брешь и сказал: «Делайте это». , «Есть два преимущества. Во-первых, — сказал он, — у вас есть опыт написания сценария для звезды, что отличается от простого написания сценария для шоу. Я имею в виду, что вы подгоняете материал не только для персонажа, для персонажа, которого играет конкретный актер или актриса.Это одно. Он сказал: «Во-вторых, это шесть месяцев из твоей жизни. Сделай это». Именно это и произошло. Мы написали это шоу примерно за четыре месяца. Мы написали очень быстро. Это, пожалуй, самый быстрый из всех случаев написания крупного бродвейского мюзикла, который я когда-либо слышал. Но написано, как сказала бы Барбра Стрейзанд, как масло». [поет] «Дорогая, все расцветает розами и нарциссами!» «Он считается одним из лучших, если не лучшим, бродвейских мюзиклов всех времен». «Да, абсолютно, это так. Думаю, это, наверное, кульминация той эпохи, когда мюзиклы рассказывались в хронологическом порядке, в линейном стиле.Я бы точно сказал, что это было лучше всего». В 1970 году Сондхейм объединился с режиссером Гарольдом Принсом, чтобы написать свой революционный мюзикл «Компания». Подобно тому, как «Цыганка» стала кульминацией эпохи повествовательных мюзиклов, «Компания» открыла новые горизонты. Он сломал повествование, рассказал историю в нелинейной манере и открыл путь для подобных мюзиклов, таких как «Припев» и «Чикаго». , «Тихоокеанские увертюры.Они были революционными, но в основном не имели финансового успеха. «Аудитории требуется время, чтобы привыкнуть к новым способам повествования. Есть исключительные пьесы, которые нарушают традицию, например, «Смерть коммивояжера», и в то же время являются хитами. Но обычно, если вы привносите на сцену новый способ повествования — «Оклахома!» — прекрасный пример того, как рискнуть и стать гигантским хитом, но это не обычный случай». [поет] «Вероятно, это худшие пироги в Лондоне!» Многие считают «Суини Тодда, демона-парикмахера с Флит-стрит» лучшим и самым сильным произведением Сондхейма.Ужасная история о смерти и мести, она показывает композитора на пике его таланта. [поет] «Это просто отвратительно…» «Это было полно крови, запекшейся крови и противоречий. И хотя в первоначальном тираже он тоже не принес денег, его часто возрождали, его исполняли оперные труппы, а в 2007 году по нему был снят фильм с Джонни Деппом в главной роли». [поет] «Я отомщу!» — Хочешь поговорить о темноте? «Ну, не так уж и темно. Это шоу действительно забавное, понимаете? Я имею в виду, что никто не воспринимает это всерьез.Это не мрачно — это мелодрама. Я не думаю, что мелодрамы мрачны. Во всяком случае, но я понимаю. Дело в том, что да, крови много». «И в этом много комического облегчения, в этом нет никаких сомнений». «Дело не в комическом облегчении. Дело в том, что отношение не является настоящим отношением. Это все мультяшные персонажи. Я имею в виду, это оперетта. Это не настоящие люди, и они не должны быть. Они должны быть большими, больше, чем жизнь». — А разве в нем нет настоящего смысла о несправедливости и зле? «Если есть для тебя, значит есть для тебя.Я знаю, что Хэл всегда думает, всегда думал, что речь идет о промышленной революции. Я думал, что речь идет о том, чтобы напугать людей». «Вы все знаете, что Стив — великий драматург и наш величайший из ныне живущих композиторов и авторов текстов». В 2010 году Сондхейм получил высшую награду. «Я легко плачу». В его честь был переименован бродвейский театр. «Это гораздо более трогательно — называть театр Стивена Сондхейма, а не British Petroleum Playhouse или…» «Как вы думаете — если вы думаете об этом, каким бы вы хотели видеть свое наследие?» «О Боже.О, я просто хочу, чтобы шоу продолжалось. Будь то на Бродвее, или в региональных театрах, или в школах, или в сообществах, я просто хотел бы, чтобы все было сделано. Просто сделано и сделано и сделано и сделано и сделано. Знаешь, это было бы весело».

Что Джон Денвер значит для некоторых азиатских иммигрантов

Платиновой пластинке Джона Денвера «Take Me Home, Country Roads» «Take Me Home, Country Roads» в прошлом месяце исполнилось 50 лет, и это неотъемлемая часть рекламы сахаринового Суперкубка и приемных ортодонтов по всей стране.Китчевый, но серьезный; устаревший, но вечный. В своих кратких описаниях пасторальной Западной Вирджинии — «Жизнь там стара, старше деревьев, моложе гор, дует, как ветерок» — нежная народная мелодия может вызвать ностальгию по месту, где вы никогда не бывали, и по жизни, которую вы никогда не жил. Это так же классически по-американски, как яблочный пирог из Макдональдса; ода незамысловатому видению Соединенных Штатов.

Но за последние полвека гимн Аппалачей Денвера также поселился в сердцах многих семей в Азии, за тысячи миль от гор Голубого хребта.В статье 2009 года социологи Грант Бланк и Хайди Нетц Рупке опубликовали неофициальный обзор аудиторий колледжей в Западном Китае, который показал, что «Country Roads» была самой популярной американской песней среди студентов. Хотя выборка опроса была небольшой, его результаты, как пишут Бланк и Рупке, стали свидетельством непреходящей актуальности песни как «мощного культурного символа».

Появившаяся в Азии в период военного влияния США, внутренних политических потрясений и возросшей миграции, песня Денвера о воспоминаниях и возвращении домой нашла аудиторию, борющуюся с глубокими культурными и демографическими изменениями.Многие слушатели столкнулись в пасторальных сценах лирики Денвера с пейзажем, на который они могли спроецировать чистые фантазии о подъеме Соединенных Штатов. Таким образом, песня, распеваемая в пьяном виде в задней двери Университета Западной Вирджинии, превратилась в воодушевляющий мифологический гимн.


Денвер был, пожалуй, маловероятным кандидатом на славу в Азии, но его музыкальная карьера переплелась со временем быстрых преобразований на континенте. После смерти Мао Цзэдуна наступила новая эра У.Началась разрядка С.-Китая. В 1979 году вице-премьер Дэн Сяопин совершил первую дипломатическую поездку в Вашингтон действующего лидера Китая со времен Второй мировой войны. По случаю этого исторического саммита президент Джимми Картер устроил празднества в Кеннеди-центре с участием таких артистов, как балет Джоффри, Harlem Globetrotters (казалось бы, неотъемлемая часть геополитической государственной мудрости) и Джона Денвера.

Идея Картера о незабываемой ночи, должно быть, произвела впечатление на китайскую делегацию.В 1985 году Денвера пригласили стать одним из первых западных артистов, совершивших турне по современному Китаю, и его выступления должны были транслироваться по государственным телеканалам. Сам Денвер заявил, что «китайцы знакомы со мной лучше, чем с любым другим западным художником». Хотя его поездка застопорилась, как сообщается, из-за опасений по поводу места проведения и контроля над толпой, в 1992 году Денвер отправился в многогородское турне по стране. В то время, когда антиамериканская политика Коммунистической партии все еще окрашивала повседневную жизнь, музыка Денвера была одним из первых и самых популярных произведений американской поп-культуры, получивших широкое распространение по всей стране.

В то время как Денвермания распространилась по Китаю, художник рассматривался как преднамеренный инструмент культурного влияния США в других частях континента. Карен Тонгсон, профессор американистики и этнической принадлежности в Университете Южной Калифорнии и автор книги «Почему Карен Карпентер имеет значение », рассказала мне, что музыка исполнителей софт-рока, таких как Денвер и Карен Карпентер, приобрела огромное количество поклонников из-за доступности. Радио вооруженных сил (теперь называемое сетью американских вооруженных сил) на протяжении десятилетий в регионах со значительным U.Присутствие армии С., например, на Филиппинах, во Вьетнаме и Корее. Музыка, которая транслировалась по военным радиоволнам, должна была быть приглушенной по своей тематике и политике — подумайте о том, как персонаж Робина Уильямса в «Доброе утро, Вьетнам » неоднократно попадал в неприятности из-за того, что играл рок и «эту фанковую музыку» в качестве DJ для армии США в Сайгоне.

Вернувшись в Америку, многое из того, что привлекло внимание поколения X, выглядело как раскрепощающе яркие костюмы Элтона Джона, звучало как перегруженные усилители Джими Хендрикса и обещало Марвину Гэю уровень секса.Но малейшие нотки вульгарности часто не доносились из ораторов в азиатских странах, связанных с неприятным присутствием американских военных. Таким образом, баллады старой школы и сентиментальные серенадерщики, такие как Денвер и Карпентер, стали опорой радио. Для официальных лиц Радио Вооруженных сил США и Коммунистической партии Китая Денвер предлагал болеутоляющую простоту, подходящую для программирования, и эта простота нашла отклик у миллионов азиатских слушателей. Как сказал мне Тонгсон: «Такую песню, как «Country Roads», можно было бы петь в церкви для азиатов-христиан.”

Читайте: Закон об иммиграции, который непреднамеренно изменил Америку

Несмотря на то, что Денвер был представлен в эфире, он нашел более широкое распространение среди поклонников с гитарой. В своей книге Circuit Listening: Chinese Popular Music in the Global 1960s Эндрю Ф. Джонс, профессор китайской литературы и медиа в Калифорнийском университете в Беркли, пишет о том, как массовое производство гитар ознаменовало инфраструктурные изменения в Азии. К началу 60-х Япония зарекомендовала себя как один из крупнейших мировых производителей электрических и акустических гитар.Поскольку японские производители передавали операции субподрядчикам в соседние страны, гитары стали значительно более доступными и доступными на всем континенте. Книжные магазины продавали сборники песен с простыми нотами для произведений популярных современных авторов-исполнителей, таких как Джеймс Тейлор и Кэрол Кинг. «Я полагаю, что в каждом песеннике есть «Country Roads», — сказал мне Джонс. «Это произведение стало канонизированной антологией для людей, которые хотели изучить этот репертуар». Популярность этих акустических поп-мелодий была неразрывно связана с растущим интересом к изучению английского языка, сказал Джонс: «Если вы хотели быть утонченным или мирским, вы должны были уметь говорить на этом языке.

Для детей в Маниле, которые засыпали под радио, и студентов колледжей в Сеуле, впитывающих нюансы английского диалога в своих гитарных клубах, «Country Roads» была частью плейлиста, который помог сформировать культурное отношение к Америке. Это была музыка амбиций страны экономической мощи, но также и музыка пригорода и стабильности. Легко слушающие артисты, такие как Денвер, излучали определенную «белизну, квадратность, целостность», — сказал Тонгсон. «Было особое стремление к этому уровню принадлежности и нормальности всего этого.


По мере того, как эти песни об американских возможностях распространялись по Пекину и Бангкоку, азиатские люди начали в больших количествах пробираться в такие города США, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес. По оценкам Института миграционной политики, с 1980 по 2000 год численность иммигрантов из Азии увеличилась более чем в три раза, с 2,5 до 8,2 миллиона человек. Для многих из тех, кто решил переехать через Тихий океан, банальная баллада Денвера об Аппалачах стала символом идеалистической версии Америки — романтической концепции, очищенной от моральных пятен Джима Кроу, японского интернирования и маккартизма.

Мой старик был одним из таких верующих в эту денверскую мечту. Он родился и вырос в маленьком портовом городке в Южной Корее и вырос, питая образы американской роскоши, о которых он слышал от Денвера, Тома Петти и Орлов. В 2001 году он вместе с женой и сыновьями вылетел из Инчхона в JFK International. По прибытии в США у него было мало семьи или друзей, а также ограниченные языковые способности. Единственное, что его ждало, это надежда на то, что жизнь для него и его детей может быть лучше в стране, которая будет «почти раем».В основных фактах своей жизненной траектории он, вероятно, не сильно отличался от шести азиатских женщин, убитых недалеко от Атланты, почтового работника, которого, как сообщается, зарезали в районе залива, или бабушки, на которую, по словам полиции, плюнули в Уайт-Плейнс, Нью-Йорк, в этом году.

Будучи когда-то гимном возможностей Американы, «Country Roads» полвека спустя может найти отклик в азиатской диаспоре по-другому: как меланхоличное напоминание о том, что нужно покинуть место, которое они называли домом, и все, что было потеряно из-за обещания лучшая жизнь.Хотя раньше это был чистый холст для надежды их юности, эмоциональный резонанс песни изменился, поскольку иллюзия многих азиатских людей об Америке развеялась: не было ни одного денверского хита под названием «Go Back Home (Where You Belong)» или трека Eagles. под названием «Лживые раскосые глаза». Для моих родителей и их когорты эмоциональные издержки иммиграции исчисляются свадьбами новых родственников, которых они не смогли встретить, днями рождения друзей, которых они не смогли отпраздновать, и похоронами близких, с которыми они не смогли попрощаться.Поколению, которое испытало на себе ошибочность американской мечты, «Проселочные дороги» все еще могут казаться песней тоски — хотя и не столько по вдохновляющему, воображаемому дому, сколько по тому, где они знают, что будут принадлежать им.

Читайте: Разговор моих китайских родителей никогда не был со мной

В своем романе Интерьер Чайнатауна Чарльз Ю пишет о «азиатском бизнесмене немного старшего возраста, терпеливо стоящем в очереди на свою очередь» в американском караоке-баре. «Когда он подходит и начинает убивать «Проселочные дороги», постарайтесь не смеяться, многозначительно не подмигивать и не хлопать слишком сильно», — пишет Ю.«Потому что к тому времени, когда он доберется до «Западной Вирджинии, горная мама», ты будешь подпевать, и к тому времени, когда он закончит, ты, возможно, поймешь, почему семидесятисемилетний парень с крошечного острова в житель Тайваньского пролива, проживший в чужой стране две трети своей жизни, может сочинить песню, пусть и прекрасную, о желании вернуться домой».

В прошлом году, после двух десятилетий жизни в Америке, мои родители вернулись в город в Южной Корее, где вырос мой отец, в то же самое здание, где пластинки классического рока его подросткового возраста пылились на чердаке.Не знаю, думает ли он еще о посещении Западной Вирджинии. Но спустя столько времени он наконец дома.

Плавильный котел | Оригинальный ресторан фондю

Плавильный котел | Оригинальный ресторан фондю перейти к содержанию

Подпишитесь на Club Fondue, чтобы получать по электронной почте обновления от The Melting Pot по вашему выбору. Вы также получите другие фантастические функции фондю и отличные ваучеры на день рождения.

Месяц дня рождения МЕСЯЦЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьДень Рождения ДЕНЬ12345678910111213141516171819202122232425262728293031 Любимое место

Плавильный котел…AZ: AhwatukeeAZ: ArrowheadCA: LarkspurCA: SacramentoCA: San Diego — GaslampCA: Thousand OaksCO: Colorado SpringsCO: Ft. CollinsCO: LittletonCO: LouisvilleCT: DarienDE: WilmingtonFL: Boca RatonFL: Cooper CityFL: Coral SpringsFL: DestinFL: Ft. MyersFL: ДжексонвиллFL: LongwoodFL: МельбурнFL: МайамиFL: ОрландоFL: Palm Beach GardensFL: PensacolaFL: SarasotaFL: TallahasseeFL: TampaGA: AtlantaGA: DuluthGA: KennesawGA: RoswellGA: SavannahID: BoiseIL: Downers GroveIL: NapervilleIL: SchaumburgIN: IndianapolisKY: LouisvilleLA: New OrleansMA: BedfordMD: АннаполисMD: GaithersburgMD: TowsonMI: Grand RapidsMI: TroyMN: МиннеаполисMO: Канзас-СитиMO: Town & CountryNC: Charlotte — Lake NormanNC: Charlotte — MidtownNC: DurhamNC: RaleighNC: WilmingtonNJ: Maple ShadeNJ: Red BankNJ: WestwoodNM: AlbuquerqueNY: BuffaloNY: FarmingdaleNY : СиракузыNY: White PlainsOH: ЦинциннатиOH: КолумбусOH: DaytonOH: LyndhurstOK: Oklahoma CityOK: TulsaOR: PortlandPA: BethlehemPA: HarrisburgPA: King of PrussiaPA: PittsburghPA: WarringtonSC: ColumbiaSC: GreenvilleSC: Myrtle BeachTN: GatlinburgTN: KnoxvilleTN: NashvilleTX: ArlingtonTX: AustinTX: Даллас — Аддисон, Техас, Хьюстон, Техас, Сан-АнтониоЮТ: Солт-Лейк-Сити, штат Вирджиния: Арлингтон, штат Вирджиния, Шарлоттсвилл, штат Вирджиния, Фредериксбург, штат Вирджиния, Полуостров. Вирджиния: РестонВирджиния: РичмондВирджиния: Вирджиния-БичВА: БельвюВазия: СпоканВазия: ТакомаВисконсин: ЭпплтонВисконсин: БрукфилдВисконсин: МэдисонКанада: Эдмонтон

Есть вопрос? Звоните 813-881-0055

Рестораны плавильного котла, Inc.7886 Вудленд Центр Тампа, Флорида 33614 Соединенные Штаты Телефон: 813-881-0055

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.