Сколько лет участникам дома 2 на самом деле: И мы счастливы? – Огонек № 51 (5646) от 28.12.2020

Содержание

Тайны телестройки: жизнь на «Доме-2»

Они готовы ежемесячно проходить изнурительные кастинги, слышать: «Вы не подходите» — и приходить снова, обивать пороги и заваливать письмами редакцию, словом, делать всё для того, чтобы попасть в стены заветного дома. Молодые люди отправляются на телестройку, как правило, не только за любовью. Перед заселением участники лелеют мечты о славе на телевидении, высоком заработке и, если повезёт, семье с несколькими детьми. Романтические иллюзии рассеиваются уже через пару месяцев, если не раньше. Участник начинает понимать, что знаменитостями становятся лишь единицы, а гонораров едва хватает на то, чтобы отправить домой пару тысяч. Благодаря эксперименту канала ТНТ журналисту Лайфа удалось на три дня стать полноправным участником телепроекта «Дом-2» и прочувствовать жизнь на «поляне» изнутри.

Гонорар

Слава к участникам проекта приходит внезапно. По словам самих героев, после прихода на шоу количество фолловеров в социальных сетях увеличивается на 5 тыс. человек ежедневно. Вместе с ними растёт и рейтинг самих участников, от которого зависит не только срок, на который человек задержится на проекте, но и его гонорар. Но прежде чем герой начнёт зарабатывать деньги, он должен любой ценой заработать фанатов, привлечь аудиторию, которая будет смотреть проект, наблюдая за его жизнью. Ради этого участники телестройки готовы на всё: скандалы, драки, интриги. Всё это — темы, которые обсуждают зрители. Чем крупнее тема, тем больше рейтинг у её участников.

Как выяснилось, первые 4 месяца человек не зарабатывает ничего. На него смотрят и оценивают, сможет ли проявить себя и стать кумиром миллионов. Если да, спустя положенный срок с участником заключается контракт. Зарплаты у всех разные, остальное — гонорары от рекламы, в которой участвуют жители «Дома-2». Топовые звёзды проекта получают существенно больше новеньких участников. Благодаря приобретённой на шоу известности, их часто приглашают стать ведущими корпоративных праздников, за которые неплохо платят.

Будни участников

День на «Доме-2» начинается в 10:30. Участников будят по громкой связи администраторы, и начинается съёмка. Камеры установлены везде, даже в туалетах. Но никто не стесняется: в эфире всё равно ничего лишнего не покажут. Во время подъёма и завтрака участники должны обсуждать актуальные темы дня. Говорить на «Доме-2» нужно много, молчаливые участники не задерживаются на проекте. Причём говорить исключительно в микрофон, который находится с тобой 24 часа в сутки во включённом состоянии. Участники сами выбирают темы, которые им интересно обсудить в кадре. Однако если разговор недостаточно эмоционален, а тема уже потеряла свою актуальность, редакторы по громкой связи могут предложить сменить предмет беседы. «Саша, вчера в топе была тема отношений Марины и Андрея. Это интересно, не хотите обсудить?» — звучит голос за кадром, и девочки в женской спальне начинают делиться своим взглядом на проблемы пары.

У героев есть несколько часов свободного времени в день, когда каждый занимается чем захочет. В районе обеда по плану суд — новый вид наказания провинившихся участников. Ведущие Ксения Бородина и Ольга Бузова ежедневно выносят приговор тому или иному участнику, который, по мнению большинства, заслуживает изоляции и должен быть помещён в специальную комнату для заключённых. В ней участник находится 24 часа в сутки. Выходить на улицу и общаться с другими героями шоу запрещено. Также в изоляторе нет места телефонам, косметике для девушек и другим мелочам, без которых ребятам сложно обходиться. Кстати, несение наказания в изоляторе — прекрасный способ скинуть пару лишних килограммов. Провинившегося участника администрация не кормит. Он довольствуется только той едой, которую могут принести ему другие участники, но это случается не всегда. После суда следует обсуждение и подготовка к лобному месту, которое записывается обычно около 20:00. Однако часто съёмки лобного переносятся и могут начаться в 23:00, а то и в полночь. Всё из-за опоздания ведущих, которые специально приезжают на площадку. Запись ежегодного конкурса проекта «Человек года» и вовсе длится всю ночь, с 00 до 07 утра. Но несмотря на это, на следующий день подъём у участников проходит по расписанию. В итоге спят в такие дни герои телестройки по 3 часа в сутки.

Быт

Условия, в которых живут герои реалити-шоу, действительно хорошие. Продукты привозят на «поляну» по два раза в неделю. Каждый из участников может сделать заказ, чем бы ему хотелось полакомиться. Тем, кто следит за своей фигурой, администрация бесплатно предлагает набор спортивного питания, недельный запас которого стоит около 50 тыс. Всё оплачивает канал, в том числе дефицитные продукты. По словам участников, привозят даже санкционные сыры, которые найти в России сейчас не так-то просто. Уборкой герои шоу также не обременены. Несколько раз в день к ним приходит клининговая служба, которая в перерыве между съёмками моет и убирает их жилище. Герои могут позволить себе даже не мыть за собой чашки: поели, встали и ушли.

Жизнь не по сценарию

Заранее написанных сценариев на «Доме-2» нет. Герои шоу действительно проживают жизнь, а не играют в неё. Но чтобы взаимоотношения между ними были ярче, редакторы и ведущие умело подталкивают ребят на те или иные поступки и эмоции, оказывают своеобразное психологическое давление. Например, если в отношениях пары долго ничего не происходит естественным путём, ведущие объявляют о найденной тайной любовной переписке и измене одного возлюбленного другому, тем самым провоцируя конфликт.

За жизнью участников телестройки из аппаратной наблюдают десятки операторов, продюсеров, администраторов и редакторов шоу. Именно их герои считают своими вторыми родителями, к ним могут обратиться за помощью и советом в любое время.

«Съёмочная группа — наша семья, мы их дети, и они заботятся о нас. Однажды нам с девочками безумно захотелось черешни, стоило только обмолвиться, как на кухне откуда ни возьмись появились ящики, полные ягод»

Новая этика из «Дома-2» — СПЧ

Новая этика из «Дома-2»
  • Опубликовано 20 Июля 2020
  • 949 просмотров

Главные слова прошедшей недели — это, конечно, «новая этика», а социальная сеть прошедшей недели — это Twitter. Именно в ней ряд активисток и журналисток (началось всё с сотрудницы структуры Михаила Ходорковского «Открытая Россия» Валентины Дехтяренко, объявившей этот флешмоб) всю неделю обвиняли своих бывших и настоящих коллег, знакомых, бывших молодых людей в домогательствах, харассменте на работе и даже в изнасилованиях.

Обвинения звучали в адрес сотрудников «Сбербанка» Руслана Гафарова и Сергея Миненко, шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова, фотографа «МБХ медиа» Андрея Золотова, журналиста Павла Никулина, журналиста РБК Ильи Немченко, совладельца магазина комиксов «Чук и Гек» Василия Кистяковского. Со стороны мужчин обвинения звучали в адрес ведущего «Дождя» Павла Лобкова. «Флешмоб» не закончен: каждый день звучат всё новые обвинения в адрес всё новых и новых мужчин, и за всеми ветками уже даже сложно уследить.

У обвиняемых возникают проблемы на работе: «Сбербанк» объявил о внутренней проверке, Простаков, Золотов и Гафаров уволились сами, Кистяковского отстранили от работы и лишили заработной платы, «Дождь» обещал проработать правила поведения в редакции и так далее. Со стороны девушек, превратившихся во флагманов российского феминизма, звучат заявления о победе «новой этики», в которой нет места никакому насилию — ни физическому, ни психологическому. А пользователи соцсетей уже стонут каждый день от того, что на них выливают всё новые подробности каких-то алкогольно-наркотических вечеринок, где все в итоге спят со всеми и спустя годы начинают выяснять, что, у кого, с кем и добровольно ли было. Описания изобилуют всеми анатомическими подробностями, как из плохой эротической прозы, параллельно проходит допрос свидетелей прямо онлайн, а самый справедливый суд общественности выносит приговор с неизменным «виновен». Пока что процент оправданных равен нулю — даже при представлении серьёзных доказательств в пользу обвиняемого (как, например, в случае Немченко, который показал скриншот переписки, где предполагаемая жертва насилия прямо говорит, что согласие было, мягко говоря, обоюдным).

Может быть, действительно пришёл конец насилию, домогательствам, настаёт век «новой этики» и святого соблюдения личных границ, а эти девушки (и некоторые юноши) — новые героини (и герои) современности?

На самом деле ничего нового в происходящем нет.

Начиная с 1990-х всё это уже происходило и происходит в телевизоре в шоу в прайм-тайм: «Окна», «Дом-2», «Большая стирка», «Пусть говорят», «Привет, Андрей» и так далее.

Также аналогичные рассказы можно было найти в изданиях «Жара», «Жизнь» и других газетах и журналах, которые в обиходе называли жёлтыми. Включите такую программу — и получите видеоверсию Twitter последней недели: люди в студии выясняют, кто с кем и когда спал, от кого дети, кто и кого на самом деле унижал, а из-за кулис на сцену выходят всё новые герои рассказываемой истории. Жертва рыдает на камеру, обвиняемый пытается оправдаться, а зрители аплодируют или свистят в зависимости от того, впечатлил и потешил их «гладиатор» или нет. И всё это, разумеется, под соусом морали и желания помочь от приглашённых «экспертов» — от сексологов до депутатов Госдумы.

Нынешняя «новая этика» перекликается и с ещё одним старым явлением — разбором аморального поведения товарищей по заявлениям их вторых половин на рабочих или партсобраниях в СССР.

И тут интересно то, что на наших глазах возрождают эту практику как раз представители того поколения, которое СССР не застало.

Сразу оговорюсь: когда в США начало набирать силу движение #MeToo, я была очень за него, потому что сама по работе сталкивалась с некорректным, скажем так, поведением некоторых ньюсмейкеров. Также сразу оговорюсь, что всё, что будет сказано ниже, не относится к жертвам домашнего насилия, изнасилований, избиений и других случаев прямого нарушения УК РФ. Более того, по-свински с другими людьми даже за пределами УК РФ не стоит вести себя никому — ни мужчинам, ни женщинам. А домогательства приятны только от любимых людей.

Проблема приставаний на работе, особенно в маленьких городках, где все всё про всех знают и увольняться просто некуда, действительно существует.

Одна из проблем — то, что такого рода обвинения равно тяжело как доказать, так и опровергнуть. Прошло много лет, и невольным зрителям приходится в буквальном смысле выбирать, кому верить на слово.

Есть и ещё одна, на первый взгляд неочевидная, особенность именно нынешней истории. Среди массива тредов про домогателей и абьюзеров лишь малая часть касается именно случаев домогательства на работе. Более того, героини умалчивают, как именно они реагировали на эти случаи домогательств на работе: попросили ли прекратить, обратились ли к начальству, написали ли докладную.

Большинство же историй касаются именно взаимоотношений участников активистско-журналистских компаний и рассказаны бывшими девушками нынешних антигероев о том, какие это были плохие отношения. То есть фактически это запоздалая (большинство рассказанных историй произошло несколько лет назад) месть, если называть вещи своими именами. Желать отомстить тому, кто сделал тебе больно, — это нормально. Но только это не «новая этика», а довольно старая, как мир. И это не борьба за улучшение мира. Это — борьба за уничтожение конкретного человека за то, что он тебе сделал, и в этом надо отдавать себе отчёт.

И тут возникает вопрос как раз к девушкам — авторам историй. В понятии «частная жизнь», разумеется, есть существительное «жизнь», но есть ещё и прилагательное «частная», предполагающее, что всё, что происходит между двумя людьми в спальне, если при этом не нарушается Уголовный кодекс, остаётся в этой самой спальне. Если отношения неприятны — их можно закончить. Можно попробовать поговорить друг с другом. Можно высказать свои претензии и хлопнуть дверью. Для помощи в совсем сложных ситуациях есть друзья, психологи, профильные НКО и кризисные центры, наконец. Пытаться решить свои психологические проблемы и разобраться с бывшим молодым человеком, пойдя на «Дом-2» или в «Большую стирку», — это всё же вариант, предполагающий потерю собственного достоинства не только обвиняемой, но и обвиняющей стороной. Потому что желание разослать фото из своей спальни по всей стране в прайм-тайм — это всё же удел довольно специфических людей.

Также смущает отношение к тем, кто начинает спрашивать о доказательствах или отказывается осудить и подчиниться диктату «новой этики «Дома-2». Их сразу называют «старикашками», обвиняют в желании «хватать всех подряд», а женщинам, которые сомневаются в целесообразности публикации порнорассказов для широкой аудитории, объясняют, что они просто такие страшные, что их никто не домогался и они не знают, что это такое.

Впрочем, есть в нынешней «новой этике» кое-что действительно новое и поколенческое.

Для этого рассмотрим тему женской мести на примере двух сериалов американского продюсера Даррена Стара.

Начало нулевых. Сериал «Секс в большом городе». Ричард изменил Саманте, разбил ей сердце. Саманта в ответ расклеивает по району, где он живёт, листовки формата «Изменщик! Бабоньки, будьте осторожны!». Да ещё и раздаёт их прохожим с улыбкой. Зачем она это делает? Она не хочет остаться в отношениях жертвой. Репутацию Ричарда это не рушит (про него и так все знают), зато он навсегда запоминает, что вот эта женщина из отношений с ним вышла победителем. «Хороший» должен быть сильным.

Конец десятых. Сериал «Юная». Бывший муж хочет вернуть Лайзу, которой изменял, которую разорил и бросил. Лайза отказывает: у неё крутой роман с молодым парнем. Что делает бывший муж? Идёт на психотерапевтическое шоу с трансляцией в интернет и рассказывает историю так: «Я был плохим, но я исправляюсь, а она, хищница, не даёт. Я не могу без неё жить, помогите мне». Лайзе звонят в прямом эфире, она чудом даёт отпор. Зачем бывший муж это делает? Он хочет, чтобы общество считало его жертвой и бесконечно жалело. Он хочет раздавить и унизить Лайзу за то, что она не желает жить с ним. «Хороший» должен быть жертвой.

У каждой женщины есть опыт очень плохих отношений, которые заканчивались настоящей личной трагедией. Каждой женщине хотя бы раз на пути попадался настоящий мерзавец, и одобрять поведение мерзавцев мы, разумеется, не будем. Но для поколения 30—40-летних в итоге это становилось этапом взросления. Часто — болезненным. Часто — продолжавшимся довольно долго, но необходимым для того, чтобы обрести навык: если судьба бьёт тебя веслом по голове, не страшно упасть. Важно обрести навык подняться и идти дальше. И феминизм в этом контексте — это право женщины быть сильной, равной, смелой и конкурентоспособной.

Нынешние же дамы описывают свои страдания, которые длятся уже намного дольше, чем отношения, с каким-то жутким желанием быть и остаться слабой. Это странным образом сочетается с желанием уничтожить обидчика силами коллективного женского реввоенсовета. Их феминизм — это борьба женщины за право быть хрупкой, как снежинка, которую нельзя никак задеть ни словом, ни делом, потому что она сразу получает страшную травму, несовместимую с жизнью, и навсегда оказывается в лапах психотерапевта, который годами будет её лечить. Их борьба — это борьба за право женщины быть слабой.

Наконец, возникает вопрос: сколько времени остаётся до того, как на эту же арену выйдут обиженные мужчины, также жаждущие разоблачить своих бывших дам-абьюзерш, среди которых вполне могут оказаться и нынешние борцы за «новую этику».

А пока победила на самом деле никакая не «новая этика». Победил коллективный «Дом-2».

Источник: Russia Today


Социальные комментарии Cackle

Секреты «Дома‐2» раскрыл бывший участник проекта

Музыкальный продюсер из Минска Семен Кленов стал героем скандально известного телешоу «Дом‐2». На проекте парень пробыл чуть больше недели и за это время узнал тайны проекта.

Почти 14 лет на глазах всей страны участники проекта строят дом и любовь. Старт проекта был в 2004 году, и до сих пор у телешоу собирает огромную аудиторию у телеэкранов.

На этом телешоу люди стремятся найти свою любовь только в эфире. На самом деле их цель — квартиры в Москве и светская жизнь. Но есть и побочный эффект, считает Семен Кленов. По его мнению, пребывание на проекте обеспечивает участникам проблемы с психикой. Парень из Минска на «Дом-2» пришел всего на 11 дней и выведал все тайны шоу.

Целью Кленова был не поиск любви, а диссертация. Он помогает белорусскому профессору писать работу о психических расстройствах у любителей телешоу. Эксперименты он ставит на себе.

Крышу рвет натурально уже внутри. После нахождения на проекте я стал просыпаться ночью, разговаривать с Бузовой. Лично с ней

— Семен Кленов.

С мнением Семена о психических нарушениях участников согласна и Татьяна Голикова, психолог из Москвы, которая работала с «домочадцами». Она вспоминает, что после «Дома-2» Май Абрикосов стал отшельником в доме под Воронежем. Анастасия Дашко отсидела в колонии за мошенничество. Но самая трагичная история случилась с Машей Политовой.

В конце декабря ее тело нашли на дачном участке под Щелково. Тогда же выяснилось, что Мария страдала биполярным расстройством и шесть раз пыталась покончить с собой. Татьяна считает, что на таких людях создатели шоу делают деньги.

Продюсеры не очень сильно с этим борются. Считают, что такие личности интересны. Ну, в зоопарке тоже интересно. Поведение животных привлекает зрителей, плюс для популярности ищут именно таких людей. Это привлекает зрителей

— Татьяна Голикова, психолог.

9

человек поделились статьей

«Служил» с 16 лет и бежал из «ЛНР»: как задержали участника НВФ, рассказали украинские бойцы (ВИДЕО, ФОТО)

Сегодня в 23:41

Первоисточник: Телеканал «Дом»

Участник НВФ «ЛНР». Фото: Facebook / Штаб ООС

23-летнего участника незаконных вооруженных формирований (НВФ) так называемой «ЛНР» арестовали на 2 месяца. Такое решение сегодня, 30 сентября, принял Северодонецкий городской суд Луганской области, сообщает «Дом».

28 сентября парень пересек линию соприкосновения и добровольно сдался украинским военнослужащим.

Участник НВФ «ЛНР». Фото: Facebook / Штаб ООС

Он рассказал, что воевал в составе НВФ с 2016 года вместе со своим отцом. Но не выдержал постоянных издевательств и унижения от российских кураторов и «сослуживцев» и решил добровольно перейти на подконтрольную Украине территорию. При этом его не остановили минные поля и возможность быть расстрелянным своими же «сослуживцами» в спину.

Военнослужащий ВСУ Николай 28 сентября дежурил на передовой.

«Мой сослуживец пошел посмотреть, что делается вокруг. Услышал характерный звук, кто-то шел. Мне говорит: «Идем? Выйдем дальше». Мы пошли и вышли ему на встречу. Взяли на мушку. «Стой! Кто идет?». Он поднял руки вверх. Мы ему сказали лечь на землю. Он лег. Спросили, кто он, он сказал, что пришел с той стороны. Мы его обезоружили, связали руки, завязали глаза, доложили командиру. Затем пришел командир и его забрали», — рассказывает Николай о моменте задержания парня.

Николай — военнослужащий Вооруженных сил Украины. Фото: kanaldom.tv

Задержанного передали правоохранительным органам.

«По данным следствия, подозреваемый брал активное участие з 2016 года по нынешнее время в 6-м отдельном мотострелковом «казачьем полку имени Платова». Нес службу на боевых позициях вдоль линии соприкосновения, а также наблюдал за перемещениями военнослужащих Вооруженных сил Украины с целью проведения боевых действий с применением огнестрельного оружия, военной техники и артиллерийского вооружения», — сообщила начальник отдела процессуального руководства в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта Луганской областной прокуратуры Полина Трофименко.

Полина Трофименко. Фото: kanaldom.tv

Северодонецкий городской суд удовлетворил ходатайство о применении к подозреваемому меры пресечения в виде содержания под стражей сроком на 60 дней.

Отметим, что согласно ч. 6 ст. 260 Уголовного кодекса Украины, государство гарантирует освобождение от ответственности лиц, которые не совершали тяжких преступлений и добровольно покинули ряды незаконных вооруженных формирований, сообщив об этом правоохранителям.

Читайте также: Перешел минные поля — украинским военным сдался участник НВФ (ФОТО, ВИДЕО)

Напомним, 28 сентября на позицию украинских военных на линии соприкосновения пришел участник незаконных вооруженных формирований. Он «служил» во временно оккупированном городе Кадиевке (ранее — Стаханов) на должности механика-водителя. В НВФ в 2016 году его привел отец, на тот момент парню было 16 лет.

Большое интервью с Faker — об отсутствии инвайта на TI10, грустном лице и самом «душном» аналитике | Dota 2

В ночь на 17 сентября Valve назвала кастеров, которые будут работать на The International 10 (2021). Всего в список вошли 28 русскоязычных комментаторов, аналитиков и ведущих. Впервые с момента появления студии аналитики в рамках TI инвайт на главный турнир года по Dota 2 не получил Иван Faker Дёмкин. Мы поговорили с ним об этом решении Valve, обсудили особенности ведения официальных эфиров, повспоминали «ламповый» TI4 и узнали о его дальнейших планах. Кто из аналитиков действительно мог «поддушить» в студии? Чем Дёмкину было бы интересно заниматься помимо киберспорта? И о чем надо задуматься людям, которые любят оставлять гневные комментарии? Ответы на эти и многие другие вопросы — в нашем интервью.

— Последний турнир, на котором ты работал, был месяц назад. Расскажи, чем ты занимался с тех пор? 

— Кроме стримов особо ничем не занимаюсь. У меня есть свой проект на Twitch, который мы сейчас готовим, — четвертый сезон HPG [игровой ивент Home Price Gauntlet — прим. ред.]. А так я, по сути, дома сижу, ничего не делаю. Я такой человек, которому не особо нужны какие-то активности для того, чтобы не скучать. Могу просто спать, сидеть за компьютером, и все. 

— Какие планы на TI — ты будешь вести пиратский стрим или поедешь в Бухарест как зритель?

— Нет, в Бухарест точно не поеду. Я и так уже побывал на семи TI — шесть в качестве ведущего и еще один в роли журналиста. На самом деле мне, как человеку, который работает в этой сфере уже почти десять лет, уже не так интересно быть зрителем. Мне интересно именно работать на мероприятиях. Я помню последний EPICENTER, на который я приезжал в качестве зрителя, — я ходил и не знал, чем себя занять. Потому что, когда ты работаешь, это прикольно и весело, ты в процессе и атмосфере всего этого варишься. А когда ты просто зритель… Я поймал себя на мысли, что мне это не так нравится и не так заходит. 

EPICENTER Major

По поводу пиратской трансляции — не знаю. Там что-то NS планировал. Может, я бы к нему поехал в Москву. Но сейчас это сложно, ведь в Украине сейчас ухудшение ситуации с пандемией, поэтому не знаю, насколько будет рационально сейчас куда-то уезжать. Сам пиратить я точно не планирую. 

— Ты сказал, что тебе не очень интересно быть зрителем на турнире. А просто смотреть The International собираешься?

— Безусловно, The International я буду смотреть. Если я не поеду к NS или не буду сам пиратить — это не значит, что я пропущу TI. Это самое крупное событие в мире «Доты» за два года, и, конечно, я уже жду это мероприятие. Поэтому 100% буду за ним наблюдать. 

— Давай вспомним TI4, когда впервые появилась русскоязычная студия аналитики. Можешь рассказать о своих эмоциях, когда ты узнал, что будешь в этом участвовать? 

— До того как произошла встряска и разделение студий, по факту можно сказать, что v1lat отбирал людей для The International примерно до TI6. По крайней мере, он был советником в этих вопросах. На TI4, учитывая, что мы месяц освещали квалификации, там почти не стоял вопрос, поеду я или нет. Было понятно, что раз я работаю на отборочных, то окажусь и на самом TI. 

Неожиданностью было приглашение на The International 2013. Я работал на Prodota, и просто в какой-то момент на одном из афтепати StarLadder ко мне подошел v1lat и сказал: «Хочешь поехать на TI?». Я ответил: «Конечно, что за вопрос такой?». V1lat объяснил, что им необходим был журналист, я тогда как раз был одним из немногих, кто делал интервьюшки. И вот через какое-то время мне написала Valve. Поэтому самые яркие эмоции были на TI3, когда я впервые получил инвайт. 

— А было ли волнение на TI4, когда ты впервые входил в прямой эфир на турнире такого уровня?

— Нет, на TI4 не было нервозности, куда сложнее выступать вживую перед своей аудиторией. На TI ты сидел и просто на камеру работал, у тебя не было зрителей, которые тебя слышат вживую. Я, наверное, больше всего нервничал на киевском мейджоре 2017 года. Это был самый значимый турнир, который мне приходилось проводить для своей аудитории в родных стенах. Я помню, что меня на последний день аж потряхивало. Особенно учитывая, что состав аналитики на финальный день был несколько иной, а не тот, с которым я обычно привык работать. Тогда в аналитике сидели XBOCT, Dendi, ArtStyle и Lost — c Dendi и ArtStyle я тогда в первый раз работал. Поэтому была определенная нервозность, так как хотелось, чтобы зрители получили качественный контент с участниками бывшего «золотого» состава NAVI. 

Финал Kiev Major 2017

А так на TI у меня до седьмого или восьмого было две ситуации, когда меня немного трясло, — на тему того, как я начну открытие плей-офф The International и как завершу турнир. Вот это два момента, насчет которых я больше всего переживал. Поэтому я очень серьезно подбирал первые слова для начала эфира в плей-офф и завершающие реплики по окончании турнира, чтобы у зрителей остались приятные впечатления от чемпионата. А так ты быстро входишь в колею и работаешь дальше по кайфу. 

— Ты заранее заучивал эти заготовки для открытия и прощания на TI?

— Самую первую вступительную речь я всегда записывал и заучивал потом — буквально предложений шесть-семь. Я их проговаривал, подбирал правильную подачу, эмоции и так далее. А в целом у меня нет заготовок. Я в свое время думал, что стоит придумывать заранее некоторые подводки, а потом решил, что это не нужно. Я понимаю, что есть Крупнов [NotInMyHouse], который готовит подводки, и все потом хайпят их. Но блин, человек что, только из подводок состоит? Я просто не придаю им такого значения, поэтому особо не готовлю что-то подобное. 

— Вернемся к TI4. Тогда в студии была милая ламповая атмосфера, полюбившаяся многим. Кто-то выбирал подобный формат или это получилось стихийно? 

— Да никто не выбирал. У нас, по сути, студия аналитики была только один раз — на девятом сезоне StarLadder, — в которой участвовали NS, Smile и Lost. А на TI4 мы поехали с Solo и Dread, и еще должен был быть Nexus, но ему визу не дали. После к нам присоединились NS и Smile, которые благополучно вылетели из Wild Card. Мы приехали туда без какого-либо понимания того, что нам нужно делать. Нам просто поставили парту и сказали: «Вот ваша студия аналитики, дерзайте». 

Учитывая, что началось все с группового этапа, который представлял собой игры в отеле, а это, в свою очередь, включает в себя паузы по 40-50 минут, мы банально уходили в дебри какого-то отвлеченного общения. К тому же нам никто не говорил, когда начнется следующий матч, а эфир нужно было вести. При этом действительно не было понятно, чего от нас требует Valve. Опыта работы в студии аналитики у Solo и Dread не было вообще, поэтому они вели себя как на собственном стриме. Да, нас и особо никто не пытался утихомирить. Можно считать, что студия аналитики TI4 — аналог современной пиратской трансляции. 

На TI4 в отеле был балкон, который оккупировали ребята из СНГ — команды, стафф и так далее. Мы каждый день там все пересекались. И вот на второй или третий день ко мне там подошел v1lat и сказал, что мы хренью какой-то занимаемся и слишком вольно себя ведем. Я у него спросил: «А как надо?». На стадии плей-офф уже было чуть серьезнее, но все равно это было далеко от профессионализма. Профессионализм начал появляться уже на следующих TI, а на четвертом была та самая ламповость, которая всем зашла, хотя, конечно, это было несерьезно абсолютно. 

Студия аналитики TI4

— Во времена TI4 подобные фривольные эфиры считались ламповыми и всем очень заходили. Сейчас нечто подобное на официальной трансляции назовут клоунадой и раскритикуют. В чем разница — пропала искренность и шарм самих участников эфиров или изменились запросы аудитории?

— Мне кажется, появилось больше медиаресурсов, на которых могут выступить недовольные люди. Раньше было непонятно, откуда эту информацию брать. К тому же лица, которые в 2014 году смотрелись свежо, в 2021-м уже откровенно приелись. И ротация кадров идет не настолько активно. Поэтому люди чаще высказывают свое недовольство, чем радуются и поощряют какие-то вещи. И если ты говоришь о таком же формате в 2021-м, то я не думаю, что все посчитают это клоунадой — некоторые крайне положительно отзовутся о таком формате. 

Мне кажется, люди сейчас стали хотеть куда большего, но непонятно, по какой причине. Возможно, это из-за осознания, что киберспорт растет, и вместе с ним должны расти и люди, которые его освещают. Ну, может быть, они и правы, но мне непонятно, почему людям что-то нравилось несколько лет назад, а сейчас не нравится. Единственное объяснение — это взросление нового поколения, которое не так давно пришло в киберспорт, у него другие запросы и требования. Или же просто пресыщение: какой-то формат людям надоел, и они хотят чего-то нового. Но они должны понимать, что невозможно в условиях нашей работы всегда придумывать что-то новое. Разумеется, что формат так или иначе будет какой-то один и нельзя избежать повторов. Мы же не фэнтезийную книгу пишем с драконами, монстрами и магией, чтобы у нас была возможность придумывать каждый раз новые сюжетные линии. Мы работаем в студии освещения «Доты», которая меняется от патча к патчу, а сама студия не может так измениться, если не брать декорации и прочее. 

— А как ты сам изменился за это время, проведенное в индустрии?

— Я стал взрослее на девять лет и на многие вещи по-другому смотрю. В 2012-2013 годах я видел киберспорт как карьеру на ближайшие лет десять. Теперь же эти десять лет как раз подходят к концу, и я начинаю думать о том, что же дальше. Я не говорю, что в ближайшее время уйду из киберспорта. Просто понятное дело, что далеко не те эмоции получается испытать на рядовых турнирах по сравнению с теми, какие испытывал раньше. The International остаётся The International, и на него ты всегда едешь с невероятным воодушевлением, вдохновением и мотивацией к работе. Потому что это главное событие, которое всегда феерично выглядит и в плане организации, и с точки зрения самих матчей, накала, интриг страстей и всего-всего. А вот совсем рядовые турниры уже в рутину превращаются. В этом основное изменение. Может быть, хотелось бы работать на меньшем количестве турниров, но не из-за лени, а именно потому, что хочется через эфиры передавать и свою заинтересованность в происходящем. Какую-то натужную заинтересованность зритель легко может разглядеть. 

Faker

Я не буду юлить. Когда ты смотришь групповой этап DPC, в котором команды месятся 40 дней, а потом еще один такой же сезон — ну, блин, это реально не так интересно. Конечно, я стараюсь выполнять свою работу качественно и хорошо, но интереса не так много. Мейджоры — круто, что сингапурский, что киевский. Даже несмотря на то, что не было зрителей, это было очень интересно, и мотивации отработать мероприятие на высшем уровне было хоть отбавляй. 

— О чем-то похожем в свое время говорил NS, когда уходил из RuHub…

— Может быть, я не настолько критично к этому отношусь, как он, это все-таки моя работа. Я пока не вижу альтернативной занятости, то есть я не ищу пока себя в других направлениях. У меня есть какие-то интересы вне киберспорта, но я пока не превращаю их в продолжение своей карьеры по жизни. Что касается NS, если бы он не понял, что на собственном стриме можно зарабатывать столько же или даже больше и при этом комментировать только те матчи, которые тебе хочется, возможно, он бы и не ушел. Я это, конечно, не утверждаю. NS вообще всегда был человеком с собственным мнением, которое он не стеснялся высказывать, — это его отличительное качество. Я с ним сколько работал, он мог очень критически высказаться по какому-то поводу, и все было нормально. 

Я более спокойно к этому всему отношусь. Я понимаю, что моей студии бы этого не хотелось, но я бы хотел, чтобы в следующем сезоне и у RuHub появились какие-нибудь DPC популярных регионов — Европы или СНГ. 

— Для конкуренции? 

— Чтобы заинтересованность и наша, и их была выше. Я уверен сейчас, что сотрудники RuHub, если в следующем сезоне получат Европу или СНГ, будут невероятно мотивированы показать себя с наилучшей стороны. Возможно, немногие даже в курсе, что RuHub весь сезон кастила Северную и Южную Америку, но её стримы смотрело по тысяче человек. В такой ситуации руки могут у любого сотрудника опуститься, когда ты работаешь на косарь людей в 2021 году. Так что, думаю, это будет полезно всем. И нам не придется одно и то же смотреть, и появится желание проявить себя лучше других. 

— Ты упоминал, что у тебя есть интересы вне киберспорта, но пока они на уровне хобби и ты еще не готов их сделать продолжением карьеры. Можешь поподробнее рассказать о них?

— Я упоминал, что сейчас занимаюсь HPG — ивентом на Twitch, в рамках которого стримеры проходят игры и соревнуются друг с другом. Я этот формат все улучшал и улучшал, и в третьем сезоне это все превратилось в настольную игру на сайте со своими историями, лором, развитием персонажа и прочим. Мне кажется, это интересная движуха. Четвертый сезон у нас будет чуть ли не полноценной игрой в виде отдельной программы. И я вообще хотел бы рано или поздно уйти в геймдев в качестве сценариста — мне кажется, у меня неплохо с фантазией для этого. Я очень много игр прошел и много повидал, и мне кажется, у меня есть какие-то идеи, которые я так или иначе в киберспорте реализовывал, думаю, могу что-то интересное создать и для геймдева. Понятное дело, я полный профан в техническом плане, но я могу писать, возможно, это будет востребовано. Я хочу сделать игру. Я с людьми, которые занимаются HPG, в следующем году начну делать игру. Надеюсь, получится. 

— Какой была бы игра твоей мечты?

— Игру мечты я вижу как GTA в странах СНГ — в сеттинге девяностых и нулевых. Это игра моей мечты, которая вряд ли когда-то появится на свет. Все-таки разработчиков в СНГ много, и, полагаю, неспроста подобной игры не появилось раньше. Хотя, на мой взгляд, это было бы очень интересно — разборки банд в девяностые и прочее. Другое дело, что это было бы неинтересно зарубежному пользователю.  

А та игра, которую мы собираемся начать делать в следующем году, — одиночная игра, которая никак не относится к киберспорту. Это не экшен и не платформер, фокус будет на медитативном сольном прохождении. 

— Перейдем к The International 2021. Ты писал, что не знаешь конкретной причины, почему не получил инвайт. А как ты сам себе объясняешь это решение Valve: желанием изменить формат аналитики или добавить новых лиц в студию? 

— Не знаю, если бы Valve хотела кардинально изменить формат, то мы бы половину из кастеров, которые получили инвайты, не увидели. Поэтому не думаю, что причина в этом. Меня просто не позвали — у меня нет ни малейшей догадки, почему так произошло. Это уникальная история, потому что на самом деле насчет инвайта на этот TI я переживал меньше всего. Учитывая тот объем работы, который был у нас в этом сезоне, я был уверен, что получу инвайт. Я, например, немного переживал насчет приглашения на TI9, потому что тогда было четыре активных ведущих — тогда о себе заявили Olsior и NotInMyHouse. Я понимал, что четыре слота для ведущих не дадут, и гадал, кто останется за бортом. Тогда позвали трех, и меня в том числе. В этом сезоне NotInMyHouse вообще ушел до старта DPC, поэтому я был уверен, что все схвачено и летом-осенью я поеду на TI. 

NotInMyHouse

Закончились квалификации, и я начал узнавать у коллег, пришли ли кому инвайты. Сначала ни у кого их не было. Я узнавал с периодичностью раз в две недели. И вот в очередной раз интересуюсь, а мне говорят: «Так неделю назад еще пришли». Я подумал, может, приглашения в несколько волн отправляют, как уже было. Написал куратору из Valve, который работал с нами на прошлом TI, а он ответил, что все приглашения уже отправлены, новых не будет: «Надеемся посотрудничать в следующий раз — слишком много талантов и слишком мало мест». И все — никакой причины или объяснения. С одной стороны, это и не нужно, ведь Valve никого не обязана звать, это ее мероприятие, поэтому компания может приглашать кого вздумается. С другой стороны, ты думаешь: «Блин, это же чемпионат мира, я работал ради него». 

Никто не будет юлить: практически каждый игрок мечтает выступить на TI, а каждый кастер — осветить этот турнир. Поэтому ты сидишь и думаешь: «Блин, это частная история, и Valve может звать кого хочет». Но потом: «Нет, должны звать не кого хотят, а того, кто заслужил». Но понятное дело, что твои хотелки — исключительно твои проблемы. 

— Ты еще писал, что «сделаешь все, чтобы этого не повторилось». Что ты под этим подразумевал? 

— Не знаю, может быть, поработаю над собой — постараюсь вернуть себе былую мотивацию и проявить себя с наилучшей стороны на грядущих турнирах. Мне просто очень любопытно — заключается ли истинная причина отсутствия инвайта в каких-то профессиональных качествах? Может быть, причина в том, что я по каким-то параметрам недотягиваю? Конечно, если зайти в комментарии под любой новостью на Cybersport.ru — да, там тебе сразу объяснят, что ты никто и звать тебя никак. Но субъективно, мне кажется, я не уступаю многим кастерам и могу претендовать на инвайт. Я постараюсь провести отличный сезон, чтобы посмотреть, будет ли это достаточной причиной для Valve, чтобы меня позвать. Хочу проявить себя с наилучшей стороны и выжать из себя максимум. И если этого не хватит, чтобы получить инвайт на следующий TI, то я буду делать определенные выводы. 

Я пытался проанализировать произошедшее. Конечно, когда ты получаешь инвайты семь лет подряд и не получаешь на восьмой, то подсознательно пытаешься найти причину во всем: может, я сделал что-то не так на самом TI в прошлый раз, может, я где-то плохо отработал. Но единственное, что могу вспомнить, — это как я в Шанхае на TI пропустил один день из-за отравления. Я первые полдня не мог выйти из номера, потом чуть полегчало, я поехал в студию. А там на меня люди посмотрели — а я весь бледный, — и сказали: «Ты чего, разворачивайся, езжай восстанавливаться». И вот я пропустил одно или два bo3. Это единственный мой факап, который был на прошлом TI, но вряд ли же из-за этого я не получил инвайт. 

The International 2019

Поэтому в следующем сезоне я выложусь на максимум, и посмотрим, что будет. Все-таки The International — особая история. Вот NS написал, что ему пофиг, CaspeRRR сказал, что легко перенес, а я очень расстроился. Я всегда TI жду и хочу на нем отработать, это главное событие. Это, по сути, то, ради чего я работаю целый сезон. Показательно, что даже самые ярые хейтеры, которых я встречал на форуме и в комментариях, писали после TI9, что «от меня даже не тошнило». А это самая большая похвала от людей, которые на протяжении сезона писали, что я мусор. NS, может быть, действительно не расстроился, а CaspeRRR, как мне кажется, юлит, говоря, что ему не обидно. Мне очень обидно было…

— Раз ты вспомнил про хейт в комментариях, можешь ли ты вспомнить ситуацию, когда конструктивная критика зрителей помогла тебе исправить какой-нибудь косяк в своей работе?

— Конструктивной критики, на самом деле, достаточно. Проблема в том, что люди ее преподносят в настолько вольном формате, что ее тяжело воспринимать по-человечески. Например, вот ты делаешь какую-нибудь работу, и к тебе приходит начальник и говорит: «В принципе, не так плохо, но если исправить это, вот это и вот то, будет вообще нормально». И ты к этому прислушиваешься. А теперь представь, что начальник говорит: «Ну ты и говно, конечно, вот эту фигню переделай, потому что это полный кал». И тут ты уже совершенно иначе будешь реагировать. Так и у нас: с чего ты считаешь, что можешь писать мне в подобном ключе? Поэтому да, конструктив, несомненно, присутствует, но он теряется за негативом и прямыми оскорблениями, из-за чего ты перестаешь его замечать. Ведь чтобы отфильтровать важный и нужный фидбэк, тебе приходится перечитывать тонну говна. 

Обратил внимание на один момент — информация «на подумать» для людей из комментариев. Вы как гиены зарезаете альтернативное мнение. Понятно, что сейчас многим важны лайки/дизлайки, и вы выработали какие-то тезисы, с помощью которых получаете лайки. Вы хейтите одних и тех же людей и соревнуетесь в том, кто напишет более пестрый комментарий и соберет больше всего лайков. При этом вы просто уничтожите человека, который выскажет другое мнение. Вот, например, под новостями про меня кто-то написал, что исполнилась его мини-мечта, что я пропущу TI, — ему тут же охапку лайков накидали, а другой пользователь без наезда и оскорблений написал, что ему жаль, что я пропущу TI, и его тут же заминусовали. И вы должны понимать, что после такого адекватный человек больше не будет тут высказывать свое мнение. В итоге иные точки зрения и разнообразие во мнениях просто исчезают. И это создает обманчивую иллюзию, что ваше мнение — позиция большинства: «Ну а как же иначе, наши посты же лайкают, значит, мы правы!». Да нет, просто вы прогоняете всех, кто думает иначе.

— За последние пару сезонов на тебя порой обрушивались с критикой за то, что тебе якобы было скучно во время официальных эфиров. Как ты считаешь, это действительно можно заметить со стороны? 

— Раскрою секрет: очень многим людям из сферы освещения турниров это дело давно приелось. Заряд мотивации и бодрости они получают исключительно на крупных чемпионатах, LAN-ивентах и прочих подобных историях. А все эти онлайновые замесы мало кому интересны, разве что новичкам, которые только приходят в киберспорт. 

Ребят, я понимаю, что это забавно (смеется). Но истинная причина заключается в другом. Я вроде ведущий студии аналитики, но лицо у меня скучное. Мое нормальное состояние физиономии — именно когда мне не скучно, когда меня ничто не заставляет грустить, — оно у меня скучное. У меня просто нейтральное выражение лица без улыбки. И на тех же личных трансляциях я замечал, что, когда я играю в какую-то игру — и даже если она мне интересна, — люди все равно приходят в чат и спрашивают: «А чего ты грустный такой?». Ну лицо у меня такое! Может быть, из-за этого создается впечатление, что мне скучно. Кто-то пишет, что у меня просто мешки под глазами, но тут извините, это вообще уже анатомическая история — я сплю по восемь часов в день, но мешки никуда не деваются. 

Faker на ESL One Fall 2021

Еще жалуются, что у меня глаза красные. Так я под лампами работаю! И на третий-четвертый день от работы по восемь-десять часов под таким светом глаза просто краснеют. Можно постоянно капать лекарства в глаза, так многие делают, но у меня больная история с каплями — мне это тяжело дается. Поэтому, может, совокупность факторов приводит к тому, что у меня лицо скучное и сам я выгляжу скучающим. Если вам спокойнее думать, что мне скучно, можете так думать. Но это не всегда так. Рутина рутиной, но даже на рядовых чемпионатах, на онлайновых отборочных бывают какие-то суперкарты, суперматчи, за которыми невероятно интересно следить. Чтобы я сидел и думал: «Ох, еще три минуты, и я умру» — нет, такого не бывает. 

— Ведущими на TI10 будут CrystalMay, NotInMyHouse, Olsior. Если ты сам сравнишь себя с ними, есть что-то такое, чему ты мог бы у них поучиться? И наоборот, что они могли бы почерпнуть у тебя?

— Да нет, не могу выделить ничего конкретного. Я, конечно, следил за их работой и могу сказать, что все ведущие по-разному видят студию. Мне кажется, что я всю жизнь был самым «своим» ведущим — у меня наиболее простым получается общение с аналитиками. Наверное, сейчас к этому формату становится близок Миша Olsior, потому что он хорошо общается со многими гостями.

А NotInMyHouse всегда вел диалог более официально. Может, дело в том, что они там все не особо общались вне эфиров. Может, потому что не проводили вместе время. Я-то в свои годы, когда студия аналитики только зарождалась, с теми же NS и Dread каждую неделю в Москве по два-три раза виделся, ходил куда-то. Мы были друзьями или хорошими знакомыми, и это все переносилось в студию — мы очень свободно чувствовали себя друг с другом, не было необходимости в официозе. 

Чем выделяется CrystalMay в плане особенностей его формата работы со студией, мне сказать сложно. У него такой стиль… комбинированный, что ли, универсальный. Это комбинация серьезного общения, редких шуток с участниками студии — там все будет зависеть от состава аналитиков. 

CrystalMay

— Правильно понимаю, что эфиры вести проще, когда ты хорошо знаком с аналитиками?

— Да, безусловно, потому что в таком случае у вас будут темы, которые вы можете обсудить, даже если они не касаются Dota 2. 

— А сложно ли адаптироваться, если в студию приходят аналитики, с которыми ты лично не знаком? Сколько нужно времени, чтобы суметь выстроить качественный эфир?

— Лет шесть назад для меня бы это составило какой-то труд. Сейчас уже абсолютно пофиг. Когда приходит человек, я понимаю, чего от него можно ждать. Разумеется, я с ним пообщаюсь до эфира — мы ведь не в студии за столом в первый раз встречаемся. Мы и матч посмотрим какой-то вместе, и обсудим детали. К тому же в студии пока ни разу не появлялся человек, которого я вообще бы не знал. 

Когда у нас появился Belony, я спросил, кто это такой. Мне объяснили, что он играл с условными Bafik, Goblak в матчмейкинге. Его подтянули как игрока с высоким рейтингом. Я подумал, раз он с Bafik и Goblak играл, значит, разговаривать умеет, не молчун. Так и получилось — разговорить его не составило труда. 

Появился STORM — стример, который сам для себя стримит Китай. Там вообще все понятно: человек сам с собой может эфиры по восемь часов вести, какие проблемы могут быть в студии?

Это все решается исключительно до эфира, и какой-то конкретной подготовки к каждому гостю, по крайней мере, мне, уже не нужно делать. Я их всех знаю, они все знают меня. 

— Приведу твою цитату из 2019 года: «Может быть, я должен улучшить свой лексикон. Бесспорно, есть люди, у которых он богаче и шире, но почему-то мы их не видим. Почему-то такие уникумы не появляются у нас». Первый вопрос тут: почему новых ярких лиц у нас так мало? Из заметных примеров за последние годы можно обратить внимание разве что на Olsior, но и он все-таки пришел из соседней дисциплины с огромным опытом. 

— Не знаю, путь тернист, а аудитория очень склонна к критике. Когда в последний раз ты слышал что-то хорошее о новичках, которые появляются в эфирах? Люди морально очень сильно проседают порой, когда приходят на свои первые касты и видят комментарии: «Кто это, зачем таких понабрали?». Хотя сам кастер при этом, возможно, выполнил свою работу нормально, даже хорошо. Для кого-то это становится непреодолимым препятствием. Люди закрываются, начинают искать какие-то проблемы в себе, и порой это оказывает на них негативное влияние. Люди становятся хуже, потому что на них давят. Они мечутся из стороны в сторону, не понимая, что им нужно делать. И из-за этого на дистанции качество их работы проседает. 

Нельзя сказать, что Olsior «выстрелил», придя в «Доту», потому что он работал еще на турнирах по StarCraft. Он в киберспорте дольше меня! Поэтому к нам он пришел уже с огромной базой. Его повсюду форсили… Почему невозможно так же зафорсить нового комментатора? Потому что ты не знаешь, чего от него ждать. Этот путь — он всегда происходит постепенно. Аудитория привыкает, кастеры поначалу работают на не самых интересных матчах, чтобы наработать опыт. А есть Olsior, который 15 лет в киберспорте уже — понятно, что кредит доверия к нему очень высок. Его можно было сразу бросать в очаг и ставить ему самые сложные задачи, не сомневаясь, что он с ними справится. Что и произошло: он сразу оказался на топовых матчах, сразу стал ведущим студии аналитики. Вот и всё, его просто расфорсили. 

И я ни в коем случае не говорю, что это было незаслуженно. Это абсолютно заслуженно. Просто пример с Olsior получается не очень корректным. Если ты спрашиваешь, почему у нас появляется мало людей, то ответ прост: путь очень тернист. Eiritel окончила журфак — сколько лет она прошла, чтобы чего-то добиться? По идее, там с лексиконом проблем быть не должно, но при этом сколько лет ей потребовалось, чтобы что-то получить? Четыре? Пять? В любом случае достаточно много. Когда выходит с журфака другой человек, и ему говорят: «Ну да, давай тестовый месяц без зарплаты что-то покомментишь, потом, если нормально, будем тебе $250 или $500 платить». И он думает: «А оно мне надо — год, два таким образом работать?».

В целом-то подходящих кандидатов может быть очень много, просто этот наш киберспорт никому не нужен из таких людей. А почему такая прослойка из интеллектуалов, эрудированных личностей не появилась тогда, когда киберспорт зарождался, — наверное, потому, что про киберспорт они толком не знали. 

— Если взглянуть на этот момент с обратной стороны, разве такое отсутствие конкуренции в виде квалифицированных работников не ведет к тому, что уже состоявшиеся кастеры получают возможность расслабиться и прекратить работу над собой?

— А что такое «квалифицированный работник» в киберспорте? Я не знаю, проблема «Доты» — это или проблема самих новых лиц, которые появляются… Раньше раскрутиться было намного проще. У меня сейчас 87 тыс. подписчиков в твиттере, и идет скорее отток аудитории, потому что я очень мало пишу. Но блин, в 2014-м и далее я за «Инты» по 20-25 тыс. новых читателей получал. Не знаю, может, люди раньше были более активные. 

Возьмем, опять же, Диму Крупнова [NotInMyHouse], откроем его твиттер. Он зарегистрировался в сентябре 2018 года, и у него три тысячи читателей. Три тысячи! Он работал два года в киберспорте. Два года! Вопрос: а почему? Вроде нормальный парень. Вроде интересно эфиры ведет. А почему его не читают?

Медийным гигантом в киберспорте сейчас, мне кажется, не стать. На людей просто никто уже не подписывается, никому не нужны эти твиттеры, соцсети и прочее. Никому это не интересно. И понятное дело, что есть XBOCT, есть v1lat, CaspeRRR, NS, а есть все остальные. Просто потому что… Я не могу это объяснить, но новым кастерам раскрутиться почти невозможно. Я эту тенденцию не могу понять. Почему приходит новый кастер, часто появляется в эфирах, а медийным так и не становится? У меня объяснения нет. 

NS

— Ты не ответил на мой вопрос. Не расслабляет ли эта ситуация тех, кто есть? Ведь названные тобой CaspeRRR и NS действительно выглядят незаменимыми. 

— Не знаю. Я вот у себя в почте инвайт на The International 10 что-то не вижу и расслабленным себя не чувствую. 

— А до этого чувствовал? 

— Да, я говорил, что насчет этого «Инта» переживал меньше всего. Иронично, но оказалось, что именно на этот «Инт» я в итоге не еду. Да, такое бывает в жизни. Но расслабленным я себя никогда не чувствовал. Был TI9 в Шанхае: я понимал, что есть я, а есть Olsior, CrystalMay, NotInMyHouse — я вообще не мог быть расслаблен. Я реально думал, что это может быть тот «Инт», на который меня не возьмут. И в 2018 году было примерно то же самое. Я тогда думал: «А кого возьмут? Меня или CrystalMay?». Поехали в итоге оба — Valve впервые решила двух именно ведущих взять. 

Студия аналитики TI8

— Постоянно вижу одну и ту же критику в адрес аналитиков и комментаторов: «Готовьтесь лучше к эфиру». Расскажи как ведущий, что входит в твою подготовку? Сколько времени она занимает? Что происходит непосредственно перед эфиром?

— Раньше я вообще… много готовился. Потому что пласт информации, известной мне, был не таким большим, как сейчас. У меня хорошая память именно с точки зрения всяких событий, составов и прочего. Я в этом правда хорош, и потому сейчас мне такого рода подготовка нужна уже не так сильно. А так она стандартная у всех: играешь в Dota 2, изучаешь патчи, новые механики. Это смешно, но те же профессиональные игроки, которые должны знать «Доту» досконально, тоже порой не знают каких-то механик. Потому что полностью изучить такую игру просто невозможно. Никто не знает все нюансы Dota 2 на 100%. К нам часто заходят на эфиры профессиональные игроки, и я слышу в лаундже разговоры в духе: «А ты знаешь, что вот этот прикол работает вот так?». И собеседник в таких случаях зачастую удивляется. Люди делятся какими-то фишками, которые абсолютно неочевидны, но работают. И почему-то, когда приходят профессиональные игроки, с которых спрос больше — они-то все механики должны использовать, — им такое незнание прощается. Если же ведущий или кастер скажет что-то с ошибкой — это всё: «Вы что? Как это можно не знать? Я же знаю, как это можете не знать вы?». Это претензия на уровне «лишь бы докопаться».

Что касается моей подготовки, то перед какими-то крупными чемпионатами я могу изучить статистические выборки и прочее. В остальных случаях мне достаточно за день до старта турнира зайти на Liquipedia, изучить формат турнира, напомнить себе все составы команд, чтобы не путаться в игроках, посмотреть, есть ли замены — да и всё. Какие-то механические истории мне изучать особо и не нужно, потому что я веду эфир, общаюсь про команды. Как там работают способности, пусть рассказывают уже аналитики и объясняют, почему из-за этого одна команда победила, а другая — проиграла. 

— Ты говорил, что с NS тебе было комфортнее работать. А какой идеальный набор аналитиков ты бы собрал, если бы не был ограничен ресурсами, контрактами, студиями и прочими нюансами?

— Мой идеальный набор аналитиков позволил бы вести эфир в том формате, который мне ближе всего. Это формат шоу, не сухой аналитики. Тут сразу можно отрезать всех аналитиков, которые именно аналитики. Там, например, не будет TpoH… Не говорю, что мне с этими людьми некомфортно работать, просто мне ближе немного другой формат. TpoH, Smiley, Smile, Inmate — они бы все в этом составе точно не оказались. 

Faker и NS

XBOCT, NS… (долго думает). Блин, сложно подобрать. Я вот так зарезал нескольких, а теперь думаю, зачем это сделал. Ну, из постояльцев могу только XBOCT и NS назвать. Sh5dowehhh еще, за последнее время я с ним много поработал, и его порой просто не остановить — сидит себе, что-то рассказывает… Можно просто молчать, и он один будет говорить, говорить, говорить, и это будет интересно и познавательно. У него такое редкое сочетание сухого анализа, рассказа об интересных механиках и ярких историй. Ну и четвертым, наверное, назову… Блин, вообще без шуток — очень нравится работать со STORM. Он очень здорово влился и может поддержать беседу практически на любую тему, особенно если с ним заговорить про Стаса Аскета — это его любимое. 

Получается, в моей команде были бы XBOCT, NS, STORM и Sh5dowehhh. 

— Бывают ли у тебя проблемы с тем, чтобы удержать эфир в каких-то определенных заданных рамках? Особенно если в студии появляются люди, которые нечасто выступают в роли аналитиков и начинают уходить в совсем отвлеченные темы? 

— Я не считаю это проблемой, потому что подобное происходит только тогда, когда эфир по-хорошему должен заканчиваться. Я всегда был приверженцем того, чтобы студия аналитики работала так, как на TI, — каждое включение по 5-10 минут. Это максимально живой и интересный формат, потому что там максимально много разнообразного контента: подготовленные ролики, включения из зала, интервью и так далее. И вот уже начинаются драфты, и у тебя подключаются новые аналитики, которые занимаются уже именно драфтами. Это идеальный формат. Поэтому, когда эфир выходит за эти временные рамки, становится понятно, что он длится слишком долго. 

Начнем с того, что киберспорт не спорт, поэтому люди ждут ламповости. Вот представим: вы с друзьями смотрите «Доту», матч закончился — сколько вы будете обсуждать его, все 20 минут до следующей карты? Да нет, конечно, вы минут за пять обсудите интересные моменты и начнете уходить в свои темы. Понятное дело, что с нас спрос другой, мы все-таки в эфире находимся, но так или иначе. Вот шла карта 20 минут, и перерыв идет столько же до следующей. Вот что можно обсуждать столько времени про карту, которая шла 20 минут? Да ничего. Поэтому в таких ситуациях и бывает, что разговор может уйти от обсуждения матча. Понятное дело, что если начинается откровенный балаган, дичь и поплава, то я пытаюсь его зарезать.

— Тогда хотел спросить: ALOHADANCE с его зарядкой и лучами добра в обнимку с Iceberg на отборочных к TI — это уже «поплава» или нет? 

— Это да. Их потому и рассадили. Есть люди, которые не сочетаются друг с другом или сочетаются слишком хорошо. ALOHADANCE с Iceberg сочетались слишком хорошо — наш мир к этому пока не готов. Их не может остановить никто, и у Olsior это не получалось сделать — он также становился частью этого хаоса и шел у них на поводу. Мне было проблематично с ними: ты вроде даешь им тему, а они в ответ начинают о чем-то своем, будто тебя и нет. Поэтому их и рассадили. По отдельности они куда спокойнее себя ведут. 

Лучи добра

— Расскажи про случаи «душки» одним кастером другого в эфире. Такие эпизоды, как мне кажется, бывали и с PGG, и с тем же LighTofHeaveN. Как такие ситуации воспринимаются изнутри, как из них выходить?

— Ну, я не помню, чтобы PGG кого-то душил. За всю историю мне только с одним человеком было неудобно работать в студии аналитики, именно потому что он не совсем понимал формат. 

— С кем?

— С Sunlight. Он не совсем понимает эфирную структуру. У него отсутствует восприятие альтернативного мнения. У него есть своя движуха в голове. Предположим, он о чем-то высказывается, а другой аналитик с ним не соглашается — и в таких случаях я часто слышал от Sunlight: «Ой, ладно, пусть будет так». После этого ты сразу понимаешь, что диалога между этими двумя людьми больше не будет либо он выйдет весьма натянутым. Один из участников дискуссии просто не будет готов обсуждать и отстаивать свое мнение, а будет пассивно-агрессивно себя вести. Поэтому мне с Sunlight было максимально неудобно работать. 

Надо понимать, что есть связки каких-то аналитиков, которым не стоит друг с другом работать. Я не буду их называть, но внутри студии их прекрасно знают и всегда рассаживают по разным сменам, чтобы они друг другу не мешали. А как таковой душки, кроме как с Sunlight, я не помню в студии. Возможно, на ранних этапах Goblak с NS многое не разделяли. Когда Goblak только начинал работать аналитиком, он был довольно критичен со своим мнением и не всегда был готов принимать альтернативную точку зрения. Но со временем это прошло: он сейчас куда спокойнее ко всему относится и вообще заметно спрогрессировал. 

— Хотел поговорить о твоем проекте «Мемология», который ты сделал в рамках Maincast. Ты недавно закрыл шоу, хотя мемов еще достаточно, да и фидбэк зрителей был позитивным. Почему?

— Да формат мертвый, мне кажется. Я немного не той реакции ждал: я надеялся на большее вовлечение аудитории и более высокие просмотры. Может быть, это мои проблемы, что я ждал чего-то большего. Я думал, что формат будет лучше воспринят, чем это оказалось на самом деле. К тому же я же сначала гримировался, а потом понял, что те просмотры, которые мы получаем, не стоят гримировки по четыре часа. 

Faker в первом выпуске «Мемологии»

— Тебя так долго приходилось гримировать?

— Я тогда лысым еще не был, поэтому на то, чтобы натянуть и специально приклеить лысину с париком, уходило много времени, плюс еще всякий киношный грим. Первый раз меня чуть ли не шесть часов гримировали. В общем, я не видел в этом такой необходимости и перешел на обычный формат. 

Может, я человек такой — во многих проектах у меня появляются идеи, но меня не хватает на серийность. Когда идея только возникает, я могу быть ею очень увлечен и поглощен проектом первое время, а потом подзабить, потому что пропадает интерес. Так и тут получилось: сценарии для последних выпусков писал уже не я, а Олег Куликов — я был просто говорящей головой. Так-то у меня была заметка в телефоне на большое количество мемов, часть из которых так и не появилась в «Мемологии».

— Идеи для альтернативных проектов уже есть?

— Да нет, все мои творческие мысли и идеи уходят сейчас на проекты, которые не связаны с киберспортом, поэтому никаких форматов я не придумал. Да и вообще, я не знаю, что сейчас можно сделать с «Дотой». Раньше все было интересное, новое — мы были первооткрывателями. А сейчас что нового уже придумать? Игре больше десяти лет — что уникального на основе этого сделаешь? 

— Значит, новых документальных фильмов от тебя мы тоже так и не дождемся?

— Ну ты и вспомнил, конечно. Шесть лет я ничего не делал — с чего бы сейчас начать вновь?

— Так а где фильмы, почему случились эти шесть лет тишины? Они же очень заходили зрителям.

— Да, конечно, их хорошо принимало комьюнити, но это потому, что тогда освещение турниров было не настолько открытым. Люди не видели столько внутренней кухни, сколько видят сейчас. Я перестал это делать, когда столкнулся со следующей ситуацией: приезжает, например, контент-мейкер OG на турнир и снимает фильм про OG, имея полный доступ к игрокам. Я такой доступ не получу. Мне в свое время удалось договориться с Virtus.pro в 2015 году, но и тогда получалось далеко не все — не всегда люди хотели сниматься. 

Я перестал делать документалки о турнирах в первую очередь потому, что сейчас индустрия стала более открытой для зрителя. В 2013 году, когда я снимал «Историю одного турнира», фиг бы ты нашел тогда какую-нибудь подсъемку, какой-нибудь инсайд или что-нибудь еще из внутренней кухни. Поэтому фильм и выстрелил — фанаты узнали много нового, там те же v1lat и ХВОСТ очень много интересного рассказали о том, как все выглядит изнутри. Сейчас зрители и так обо всем знают, потому что это широко освещается. Вот и все. Я понял, что от моих документалок не будет особого смысла. Году в 2014-2015-м у нас была мысль сделать документалку про DTS, и просто… денег никто не дал. 

Ну и к слову про форматы, которые изживают себя. Вот, например, у Хитрова [экс-продюсер и контент-мейкер RuHub — прим. ред.] был формат «головы», когда он постигал киберспорт вместе со зрителями, потому что для него это было все в новинку и необычно, а сам формат выглядел красиво и круто. А когда он уже всем этим проникся и уже все знал, то эти блоги уже совершенно по-другому смотрелись. 

— Нельзя не спросить тебя про Alliance. Ты говорил, что болеешь не за тег, а за конкретные составы. Текущий ростер тебе импонирует?

— Нет, я не люблю этот состав Alliance. Я могу только за Артема [Fng, саппорт пятой позиции — прим. ред.] поболеть в этом составе. Во-первых, s4, к моему огромному сожалению, по сравнению с другими офлейнерами… даже не знаю. Одним словом, мне не импонирует данный состав. Я с огромным удовольствием болел бы за тот состав Alliance, который сейчас играет под тегом Team Liquid. Вот это был последний состав организации, за который я болел. 

Состав Alliance 2019 года, который позже перешел в Team Liquid

— И последний вопрос: можешь вспомнить самый яркий The International в своей карьере именно с точки зрения работы на нем?

— Наверное, самым интересным для меня был TI8. Там, во-первых, финал был бомбезный. А во-вторых, это был для меня самый продуктивный TI, отчасти потому, что я был разгружен. До этого я работал один, в редкие дни меня подменяли v1lat или NS. А на TI8 был максимально идеальный формат трансляции, стало больше контента и появился CrystalMay, что разгрузило и мой рабочий график. Благодаря этому я смог по максимуму выкладываться на тех матчах, на которых работал. Мне не приходилось перераспределять энергию на весь игровой день — я работал в день на двух из четырех bo3. В результате я мог все свои эмоции и энергию выдать именно в эти часы работы. Поэтому для меня это был лучший TI в плане работы.

А так мой любимый The International — все еще третий. Те эмоции, когда я впервые приехал в Америку, да еще и сам, хотя до этого только однажды куда-то самостоятельно летал, — это было незабываемо.

Рождение «Талибана» — РТ на русском

25 лет назад — 27 сентября 1996 года — движение «Талибан»*, родившееся на осколках советско-американского противостояния в Афганистане, впервые вошло в Кабул и почти на пять лет погрузило страну в кровавую гражданскую войну.

Талибам не удалось стать настоящей властью и получить мировое признание тогда, но у них есть все шансы сделать это сейчас, 25 лет спустя. 

Откуда появились талибы? Какое отношение к их появлению имеет Пакистан и Межведомственная разведка (МВР) Пакистана, одна из самых закрытых и могущественных разведок мира? В каких отношениях МВР с США и Великобританией? Как «группа Омара» из инструмента для обеспечения безопасного транзита через Афганистан в Центральную Азию стала серьёзнейшим геополитическим инструментом Пакистана в Афганистане и угрозой безопасности для стран региона?

Попробуем разобраться в ближайших колонках. И начнём с начала — с рождения «Талибана».

Вот что пишет о нём один из самых известных публичных исследователей МВР (ISI) Хайн Г. Кисслинг в книге «Вера, единство, дисциплина. Межведомственная разведка Пакистана»: 

«Возникновение и расцвет «Талибана» в Афганистане случились в период с 1993 по 1998 год под руководством двух директоров МВР — Джаведа Ашрафа Кази (1993—1995) и Насима Рана (1995—1998).

До того как «Талибан» вступил на политическую арену Афганистана, страна была разделена на отдельные области, управляемые различными военными князьками. 

В Кабуле выходец из таджикской персоязычной семьи Бурхануддин Раббани контролировал город, его окрестности и северо-восток страны. На юге и к востоку от Кабула сидел Хекматияр. На западе три провинции вокруг Герата контролировал Исмаил-хан, дружественный Ирану. На востоке, у границы с Пакистаном, располагались три пуштунские провинции, управляемые Шурой в Джелалабаде. На севере в Мазари-Шарифе сидел Рашид Дустум, этнический узбек. В центральном Афганистане провинцию Бамиан контролировали хазареи. На юге десяток мелких князьков делили эту часть страны между собой».

Такова была диспозиция сил в Афганистане в 1994-м, накануне рождения «Талибана». 

Летом 1994-го пакистанскому правительству Беназир Бхутто и её мужу Асифу Зардари потребовалось перевезти большой груз хлопка из Туркменистана в Пакистан через Афганистан из-за катастрофического неурожая хлопка у себя в стране. За транспортировку отвечал тогдашний глава МВД генерал-майор Насирулла Бабар. 

Во время следования груза через Афганистан случилось предсказуемое ограбление двух пакистанских конвоев на его территории и неудачные переговоры с военными князьками в раздробленных «феодальных княжествах» о безопасности транзита. Тогда Бабар и обратился за помощью к мулле Омару (1959 года рождения) из Кандагара, у которого был авторитет, своё медресе и ученики (в переводе с пушту «талиб» — это «студент»). 

Бабар попросил его помочь обуздать вышедших из-под контроля региональных князьков и обеспечить пакистанским грузам безопасный транспортный проход в Центральную Азию через Афганистан. Бабар стал работать с муллой Омаром, помогая ему финансами и оружием, и, прекрасно понимая пакистанские реалии, «продал» проект МВР и армии. 

Первая «проба пера» — Бабар решил попробовать Омара в захвате пакистанского склада с оружием в Спин-Болдаке. Поскольку «студентов» Омара прикрывали пакистанские силовики в форме, то охранники — люди влиятельного исламистского военного деятеля и экс-премьер-министра Афганистана — разбежались. Возможно, это лелеемый миф — что слабые афганцы, завидев пакистанскую военную форму, разбегаются от испуга. Возможно, на самом деле ISI уже начала скупку афганских силовиков и склады с оружием сдавались не просто так.

Ведь тот же Гульбеддин Хекматияр (чьи люди сдали первый склад с оружием «Талибану» (и ISI), позволив серьёзно вооружить отряды, не запятнав Пакистан), в 2003 году объявленный США террористом и внесённый в чёрный список ООН, до сих пор жив и здоров и в сентябре 2021 года поддержал захват «Талибаном» Кабула и страны.

Но вернёмся в 1994-й. 

20 октября 1994-го грузовики, принадлежащие пакистанской Национальной логистической компании (НЛК), двинулись из Исламабада в Ашхабад. Ожидаемо недалеко от Кандагара на колонну накинулась «частная военная компания» одного из кандагарских феодалов, требуя плату за проезд и часть груза в подарок. 

Бабар опять призвал на помощь муллу Омара и его ЧВК со «студентами». И, зная местную публику, Бабар опять поддержал Омара сотрудниками пакистанского МВД в форме, что произвело на нападавших неизгладимый эффект, и они кинулись врассыпную. Но один из нападавших был пойман и повешен на стволе пушки для всеобщего обозрения. 

Этот приём «Талибан» сделает своим фирменным почерком — публичное повешение в назидательных и устрашающих целях. 

(И в этом аспекте, как бы пакистанцы ни ссорились с иранцами, как бы исламская республика не считала себя респектабельнее талибского «исламского эмирата», разницы между ними мало. 

Пока западный мир ужасается «нарушаемым правам девочек и женщин», обязательствам женщин надеть хиджаб, я напомню ему, что в Иране всё это — обыденная жизнь с 1979 года. Исламская Республика Иран имеет членство в ООН, её президенты встречаются с лидерами мировых держав, США, Европа и Китай ведут с Ираном переговоры по ядерной сделке, а в иранских тюрьмах всё ещё вешают осуждённых в тюремных спецкомнатах (или публично на автокранах), ампутируют конечности (то есть отрезают руки ворам) и казнят несовершеннолетних.)

Но вернёмся к боям под Кандагаром. Бабар с муллой Омаром решили закрепить успех и, чтобы не вставать два раза, просто взять и зачистить Кандагар, взяв его под свой (пакистанский) контроль. 

5 ноября 1994 года город был уже их: муллу Накиба купили деньгами и под гарантии сохранения жизни отпустили домой, а 2500 его бойцов влились в армию Омара. 

Теперь у муллы Омара были не только пара-тройка тысяч бойцов, автоматы Калашникова, но и танки, БМП, артиллерия, грузовики и даже аэропорт с шестью МиГ-21! Это ничего вам не напоминает? Нет ли эффекта дежавю? 

Оставить серьёзное вооружение при «бегстве» — в принципе, это просто способ вооружить тех, кого вооружать легально и официально достаточно трудно по моральным и юридическим нормам. Ну почти как захватить склад с оружием в 1994-м.

Кисслинг, исследователь связей МВР и «Талибана», считает ноябрь 1994-го рождением «Талибана».

Тогда же состоялся первый в истории визит муллы Мохаммада Раббани Ахунда в Исламабад, в дирекцию пакистанской МВР.

Так Межведомственная разведка Пакистана создала «Талибан» и в ноябре 1994-го выдала ему «свидетельство о рождении».

Не только финансируя их, снабжая ГСМ, оружием, но и пополняя их ряды студентами из пакистанских медресе. Поначалу это были в основном афганцы, потом студенты-афганцы из семей беженцев, спасающиеся от войны на территории Пакистана и там обучавшиеся, потом поставки бойцов пошли из пакистанской провинции Белуджистан.

Кисслинг считает, что с 1989-го, когда СССР неожиданно для участников конфликта вывел свои войска, Пакистан и МВР находились в «афганском» тупике. 

Достаточно взглянуть на карту, чтобы это понять: Пакистан был заблокирован враждебной Индией на юго-востоке, на западе — враждебным шиитским Ираном и постсоветским Афганистаном, дестабилизированным и фрагментированным десятилетней войной, с севера его подпирал участник Северного альянса постсоветский Таджикистан. 

Силами «студентов», взращённых в бедных семьях афганских беженцев и обученных в пакистанских медресе муллой Омаром, Пакистан решил свою проблему с Афганистаном, взяв его под свой контроль без войны.

С того самого ноября 1994 года вместе со «студентами» Омара сопровождать пакистанские грузы через Афганистан стали военные и сотрудники МВР. У «Талибана» появились артиллерия, амуниция, 18 тыс. автоматов Калашникова, танки и мини-авиапарк с аэродромом.

АК — весомый аргумент в любом споре, а твои доводы становятся ещё убедительнее, когда за твоей спиной стоят пакистанская армия и разведка. 

27 сентября 1996 года талибы вошли в Кабул. В Белом доме в это время восседал президент от Демпартии Билл Клинтон, который в ноябре 1996-го выиграет вторые выборы и останется ещё на один срок. Это важный момент для повествования о «Талибане».

Первое, что сделали талибы после захвата Кабула, — казнили просоветского президента Мохаммада Наджибуллу, который вместе с братом Шапуром Ахмадзаем пытался спастись в здании дипмиссии ООН (наивно веря в то, что для пакистанских «студентов» неприкосновенность дипмиссий что-то значит). После страшных пыток, кастрации президент и его брат были публично повешены с денежными купюрами, всунутыми им в руки.

Афганистан утонул в крови. 70 тыс. девочек, девушек и женщин были изгнаны из школ и университетов. Те, кто работал на прежнее правительство и не успел бежать, были убиты. 

29 сентября 1996 года талибы дали госслужащим и военным шесть недель, чтобы отрастить бороды, в случае неповиновения — увольнение и избиение палками, по нормам шариата.

Спустя 25 лет американцы дали Гани бежать, талибы не стали его кастрировать (повезло парню) и вешать на площади. Сын Ахмада Шаха Масуда («Ахмад Масуд 2.0») возглавляет Фронт народного сопротивления, в это время старый матёрый таджик советского разлива Эмомали Рахмон поддерживает антиталибское сопротивление и в принципе готов к открытию Северного фронта («Северный альянс 2.0»). 

Отреформированные талибы вешают меньше и как будто скромнее, ибо им предстоит выучить слово «инклюзивность» и построить новое государство так, чтобы и рыбку съесть, и не оказаться в геополитическом одиночестве.

Кураторы из ISI очень стараются придать «Талибану 2.0» человечности, и у них это даже получается. Деревенские парни, ошалев от коррумпированной роскоши зажравшихся феодальных князьков, ходят по особняку Рашида Дустума и, потрясённые, делают селфи на фоне кресла, стоящего больше, чем имущество их семьи в нескольких поколениях.

Талибы впервые в жизни едят мороженое. Идут в зоопарк. Катаются на резиновых надувных лодочках-лебедях по озеру — тут сказывается насмотренность образованных сотрудников МВР и то, что, как ни крути, до 1948-го Пакистан был частью Индии, а Болливуд просто так из крови не вымоешь.

В этом ремейке, напомню, последний вылетавший из Кабула американский самолёт имел на крыльях номер 11-09. 

Кстати, накануне американского вторжения Усама бен Ладен, назначенный ответственным за теракт 11 сентября, совершенно случайно приехал в Афганистан — и для его поисков и уничтожения его баз было организовано вторжение США.

На первой фотографии в начале статьи вы видите Хамида Гуля, бывшего директора ISI (1987—1989), после отставки как раз курировавшего создание «Талибана». Западная пресса называет его не иначе как «крёстный отец Талибана». 

«Когда в окрестностях Пакистана разразилась гражданская война, ISI поддержала ряд исламистских группировок в борьбе с проиндийскими или пророссийскими фракциями. Гуль и ISI не позволили афганскому правительству добиться успеха после ухода советских войск. Это был один из худших периодов в истории Афганистана. И Гуль был одним из его архитекторов», — говорит в интервью DW пакистанский исследователь и журналист из Лондона Фарук Сулехрия.

Оригинал «Талибана» снимался в 1996 году — в середине восьмилетнего президентского срока президента от Демпартии США Билла Клинтона.

А это старая народная примета: Демократическая партия США в Белом доме — исламисты во всём мире получают зелёный свет и достают из сундуков свои зелёные знамёна.

В 1979-м президент США Джимми Картер ценой своего одного срока приводит мулл к власти в Иране. До этого предусмотрительно ЦРУ эвакуирует — для лечения и спасения — болеющего раком шаха Пехлеви, построившего одну из самых сильных экономик в регионе, которая остаётся самой древней в мире выжившей монархией. К моменту, когда из Парижа прилетит имам Хомейни, шаха в стране уже не будет, а военной верхушке и САВАКу будут даны указания поддержать имама, ибо шах уже не вернётся, что колоссально деморализовало армию и спецслужбы Ирана.

Детали американской операции по смене власти в Иране убедительно описаны в научном исследовании Василия Папавы «Иранская шахская разведка и служба госбезопасности САВАК» (рекомендую для изучения).

Билл Клинтон (1993—2001) — рождение «Талибана», захват им Афганистана; выход на сцену Усамы бен Ладена, «Аль-Каиды»**, который положит начало борьбе с международным терроризмом в том же 2001-м.

Президент Барак Обама (2009—2017) — «арабская весна», приход к власти «Братьев-мусульман»*** в Египте, гражданская война в Сирии, возникновение ИГИЛ****, усиление Корпуса стражей Исламской революции в Иране с экспансией в Ирак, Сирию, Ливан. 

Ну и мы, дожившие до 2021-го, видим ренессанс «Талибана» спустя всего полгода правления президента Джозефа Байдена. 

О, сколько нам событий чудных ещё предстоит увидеть и пережить.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Братья-мусульмане» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

**** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

США создают альтернативную ООН систему права

Министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил на общеполитической дискуссии 76-й сессии Генассамблеи ООН. По словам главы российской делегации, насаждение Западом своих правил может привести к опасным рецидивам блоковой политики и разделительным линиям между государствами. Позже Сергей Лавров провел в Нью-Йорке отдельную пресс-конференцию и ответил на вопросы журналистов.

Выступление Сергея Лаврова на Генассамблее – во многом продолжение дискуссии о многополярном мире, который уже стал реальностью. Но не все хотят это признавать.

США, по мнению Лаврова, создают альтернативную ООН систему права, называя ее красиво – «порядок, основанный на правилах». Но эти правила, как говорит Сергей Лавров, полны исключений.

Конечно, одна из основных глобальных тем на Генассамблее – талибы, пришедшие к власти в Афганистане, хотя они и признаны террористами и здесь в ООН, и в России. Несмотря на это, талибы просились добиться права выступить на этой сессии Генеральной ассамблее. Не получилось. До признания организации еще очень далеко. Но диалог вести надо, заявил Сергей Лавров.

На пресс-конференции Сергея Лаврова спрашивают о новых обвинениях в адрес России. Якобы о вмешательстве в немецкие выборы. Министр отвечает цитатой из Шварценеггера: «Обвиняют во всем нас: и по Скрипалям та же самая история, и про малазийский Boeing. Обвиняют нас, а суд в Гааге постановил, что у них есть основания верить США, которые заявили о наличии спутниковых снимков, доказывающих вину России. Но они же эти снимки никому не показали. Нидерландский суд считает, что это нормально: если американцы сказали, то мы им верим. Как Шварценеггер говорил: «Trust me», но господин Рейган добавляет: «But Verified». Вот мы и хотим верификацию провести».

Как оказалось, российские выборы также обсуждались на полях в ООН. Прокомментировал Сергей Лавров и самый громкий мировой скандал последних недель – между Францией и США. Последние создали тройственный союз AUKUS и увели у Парижа крупный контракт на атомные подводные лодки. Это соглашение, считает министр, нужно еще проверить на соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия, одного из базовых документов, созданных под эгидой ООН. Впрочем, странам-участникам AUKUS нормы ООН нарушать не впервой.

3 фейка о «охотниках за домом», которые каждый раз обманывают Поклонники HGTV

К настоящему времени большинство поклонников HGTV понимают, что реалити-шоу в сети — фальшивка; Им просто все равно. Но те же зрители могут быть немного шокированы, узнав, какие именно части House Hunters поставлены.

Долговечные серии не зря являются одними из самых популярных в сети. Поклонники обожают наблюдать за тем, как покупатели жилья из разных мест с разным бюджетом ищут свой идеальный дом.Однако эти зрители могут не осознавать самую большую ложь на House Hunters .

«Охотники за домами» — это классическая серия HGTV

. Домашняя охота | Джастин Салливан / Getty Images

С более чем 17 сезонами, 1700 сериями и множеством дополнительных игр, включая международную версию, можно с уверенностью сказать, что House Hunters — одно из самых известных и популярных шоу в сети. В каждом эпизоде ​​рассказывается об отдельных лицах, парах или семьях, которые совершают поездку по трем домам и выбирают один для покупки.

Давний рассказчик Сюзанна Ван стала голосом шоу. После ее смерти в 2013 году ее место занял новый ведущий, и теперь рассказчика не видно на камеру.

The Washington Post сообщила, что House Hunters привлекает 25 миллионов зрителей в месяц благодаря предсказуемой, бесконечно наблюдаемой предпосылке, успокаивающей так много зрителей.

Покупатели часто смотрят дома, которые не продаются

СВЯЗАННЫЕ С: Это самые надоедливые люди, которых вы увидите на HGTV «Охотники за домами»

Самый страшный секрет о Охотниках за домами заключается в том, что на самом деле никто не занимается охотой за домом во время съемок.

Публицист шоу объяснил, что не было времени показать реальный процесс покупки жилья.

«Мы делаем телешоу, поэтому управляем определенными производственными и временными ограничениями, соблюдая при этом процесс покупки дома», — сказал Боби Дженсен Entertainment Weekly.

«Чтобы максимально увеличить время производства, мы ищем семьи, которые довольно далеко продвинулись в этом процессе. Часто все происходит намного быстрее, чем мы можем ожидать, поэтому мы возвращаемся и снова посещаем некоторые дома, которые семья уже видела, и фиксируем их подлинные реакции.”

Один из участников выставки House Hunters International признался, что вместо реальных потенциальных клиентов посещал арендуемые на Airbnb дома и дома друзей.

Пары из сериала «Охотники за домами» на самом деле не так сильно расходятся.

Один Redditor, посетивший House Hunters , объяснил, что продюсеры поощряли ее сосредоточиться на негативе, хотя она не думала так о домах. Поскольку она уже приобрела наименее пригодный для жизни дом из трех, ей было нелегко справиться со своей задачей.

«Я купила« ремонтник »из трех, поэтому два других были красивыми домами», — написала она в ветке Reddit. «В реальной жизни у меня не было бы ни одной жалобы».

Это не значит, что участников шоу просят лгать — скорее продюсеры ищут идеальный звуковой клип. Один агент по продаже недвижимости из Далласа объяснил это Dallas Morning News (через Apartment Therapy): «Чтобы получить идеальный снимок, они должны повторять свое мнение снова и снова. Было как минимум четыре хороших кадра каждой комнаты или каждой сцены.”

Риэлторы в «Охотниках за домами» не обязательно настоящие.

Агенты по недвижимости зарабатывают деньги на продаже домов, так зачем им тратить время на фиктивные туры на House Hunters ?

По правде говоря, иногда нет. Один писатель Slate, который появился в сериале, сказал, что ее агент на самом деле был просто другом, делающим им одолжение, а не лицензированным профессионалом, показывающим дома.

Иногда агенты по недвижимости действительно такие, какими они себя называют.Но, как и все остальное в House Hunters , вы никогда не должны автоматически верить тому, что видите. Большинство деталей обыгрываются ради развлечения.

Но зрители

HGTV не возражают. Поддельный эпизод House Hunters по-прежнему дико развлекательный, забавный и утешительный для просмотра после напряженного дня.

64% миллениалов сожалеют о покупке своего нынешнего дома

Почти две трети, или 64%, миллениалов (в возрасте от 25 до 40 лет) говорят, что у них есть хотя бы одно сожаление о покупке своего нынешнего дома, согласно новому опросу более 1,400 U.С. домовладельцев от Bankrate.

Только около 45% представителей поколения X (от 41 до 56 лет) и 33% бэби-бумеров (от 57 до 75) сообщили о том, что испытывают какие-то угрызения совести по поводу своего нынешнего дома, как показало исследование. Но в целом недовольство довольно распространено: около 43% домовладельцев хотя бы раз сожалеют о своем доме.

«Эти покупки, даже для тех, кто хорошо квалифицирован, могут быть прыжком веры», — говорит Марк Хэмрик, старший экономический аналитик Bankrate. По его словам, люди склонны так сильно сосредотачиваться на реальной возможности купить дом, что часто возникает ощущение, что все остальное разрешится само собой, как только первоначальная покупка будет завершена.

«Реальность такова, что это только начало опыта домовладения», — говорит Хэмрик. После того, как первоначальное волнение утихло, многие домовладельцы сожалеют о чем-то, что они хотели бы сделать по-другому.

Увеличить значокСтрелки указывают наружу

Многим домовладельцам, особенно молодым покупателям, приходится идти на компромиссы в отношении дома, который они в конечном итоге покупают, говорит Джессика Лаутц, вице-президент по демографии и поведенческим исследованиям Национальной ассоциации риэлторов.Согласно исследованию NAR, около 69% всех покупателей жилья вносят какие-либо меры, в том числе в отношении цены, состояния и размера дома.

«Вам никогда не удастся получить весь свой список желаний, поэтому вам обычно приходится идти на какие-то компромиссы, потому что деньги являются фактором самой большой финансовой операции в вашей жизни», — говорит она. Эти компромиссы могут привести к чувству сожаления в будущем.

Но то, что домовладельцы могут испытывать некоторые сомнения, не означает, что они желают, чтобы они никогда не покупали свой дом.«В целом, большинство людей счастливы, что они приняли решение о покупке», — говорит Хэмрик.

Наиболее частое сожаление: недооценка затрат

Среди всех домовладельцев, в том числе миллениалов, наиболее распространенным сожалением является недооценка расходов на техническое обслуживание и других скрытых затрат, связанных с покупкой и владением домом. Около 16% домовладельцев (и 21% миллениалов) сочли это сожалением. Другие типы сожалений были связаны с размером дома и финансами, задействованными в процессе, включая выплату ипотечного кредита и процентную ставку.

Бет Холмс-Робертс, 38 лет, и ее муж купили свой первый дом в январе 2019 года. 60-летний дом в Сан-Антонио состоит из четырех спален и двух ванных комнат и был выставлен на продажу за 195 000 долларов. «Мы буквально вошли в дом в первый же день, когда искали, и сказали:« Нам нужен этот », — говорит Холмс-Робертс.

Хотя Холмс-Робертс говорит, что владение домом было благословением, особенно в условиях пандемии Covid-19, она все же хотела бы, чтобы она заранее провела небольшое исследование того, как выглядел процесс покупки жилья, особенно в отношении ипотеки. процедуры.«Это было похоже на вихрь активности, который закончился тем, что мы стояли перед этим пустым домом с связкой ключей и говорили:« Хорошо, вот и мы », — говорит она.

Обслуживание дома было постоянной проблемой, говорит Холмс-Робертс. За последние два года они выполнили много сантехнических работ, в том числе починили туалеты и ванну, которая не сливалась должным образом. Им также пришлось заменить всю гаражную дверь. Все стимулирующие выплаты семьи за последний год, более 6500 долларов, пошли на содержание дома.

«Подавляющая часть денег, которые мы потратили на дом с момента въезда, были либо стандартным, либо профилактическим, поэтому нам фактически не пришлось начинать ни один ремонт, который мы хотели сделать», — говорит Холмс-Робертс.

Согласно новому отчету HomeAdvisor о домашних расходах за 2020 год, в прошлом году домовладельцы потратили в среднем 13 138 долларов на проекты для дома. Хотя эти расходы могут варьироваться в зависимости от того, где вы живете, а также от возраста и состояния вашего дома, домовладельцы должны планировать тратить от 1% до 3% покупной цены дома на ежегодное обслуживание.

Это означает, что если ваш дом стоит 300 000 долларов, стоит ежегодно откладывать не менее 3000 долларов на ремонт и содержание.

Как опередить сожаления домовладельцев

Если вы хотите приобрести дом в ближайшем будущем, Хамрик и Лаутц говорят, что есть несколько шагов, которые вы можете предпринять, чтобы уменьшить угрызения совести покупателя.

Увеличьте свои сбережения

Самое главное — иметь достаточно большую подушку сбережений. «Думайте об этом как об игре в покер», — говорит Хэмрик.Если вы ставите все свои фишки в центр стола, чтобы купить дом, у вас с самого начала возникнут проблемы. Вам необходимо иметь в запасе какие-то фишки или, в данном случае, сбережения.

«Жизнь придет к вам быстро, будь то что-то, связанное с расходами на содержание дома, или внезапно ваша автомобильная шина спустится, или возникнет большой счет за стоматологию», — говорит Хэмрик. Очень важно иметь прочную подушку для сбережений.

У вас может возникнуть соблазн потратить все, что у вас есть, на первоначальный взнос или заключительные расходы, но Хамрик говорит, что это ошибка.«Потребность в сбережениях становится более важной после того, как кто-то владеет домом, потому что есть больший риск в отношении расходов», — говорит Хамрик.

Убедитесь, что вы всесторонне

«Важно как можно тщательнее продумать то, что вы ищете, и как вы этого достигнете», — говорит Лаутц. Посмотрите на любой потенциальный дом с открытыми глазами, чтобы узнать, что он предлагает и что значит жить в нем годами или даже десятилетиями, добавляет она.

Также важно провести все необходимые проверки.Даже если вам придется потратить немного больше вперед, это может означать, что в дальнейшем вы избежите неприятных сюрпризов. «Домашние инспекторы готовы помочь вам и разобраться во всех системах в этом доме», — говорит Лаутц.

Делайте домашнее задание

Когда дело доходит до покупки дома, проявите терпение, — говорит Лаутц. Как только вы решите купить, может возникнуть соблазн броситься в процесс и начать осматривать места. Но если вы потратите время на изучение рынка и типов домов, которые вас интересуют, это может быть большим преимуществом.

Сначала просмотрите фотографии в Интернете и подумайте о домах, которые вы собираетесь увидеть лично, — говорит Лаутц. Таким образом, вы и ваш агент по недвижимости действительно решаете и рассматриваете дома очень стратегически и делаете ставки на те, которые действительно имеют значение.

И, в конце концов, все дело в том, чтобы найти дом, который подходит вам, чтобы у вас не было никаких серьезных сожалений.

«Я действительно рад, что мы с интуицией решили, какой дом купить. Мы действительно чувствовали себя здесь как дома, и мне кажется, что это подходящий нам дом», — говорит Холмс-Робертс.

Зарегистрируйтесь сейчас: Узнайте больше о своих деньгах и карьере с нашим еженедельным информационным бюллетенем

Не пропустите: Познакомьтесь с миллениалами среднего возраста: домовладельцем, обремененным долгами и токарная обработка 40

Толкование: Статья I, Раздел 2

Как следует применять Конституцию к стране, которая сильно отличается от той, в которой жили Основатели? Это один из самых неприятных и постоянных вопросов в американском конституционном праве, о чем свидетельствуют продолжающиеся споры по поводу раздела 2 статьи I.

Еще в 1787 году Соединенные Штаты были намного меньше и преимущественно аграрными. Нормой было то, что только белые землевладельцы мужского пола могли голосовать на выборах в законодательные органы штата — и, следовательно, на выборах в Палату представителей США в соответствии со статьей I, раздел 2. После гражданской войны афроамериканцы были наконец признаны равноправными гражданами на основании постановлений Четырнадцатого и Пятнадцатого Правил. Поправки, но их гражданские и политические права жестоко подавлялись в течение почти следующего столетия. Женщинам тоже отказывали в равном гражданстве на протяжении большей части нашей истории, и они получили право голоса только после того, как в 1920 году в Конституцию была внесена Девятнадцатая поправка.

Расширение франшизы — не единственное, в чем наша демократия изменилась со времени принятия первоначальной Конституции. Также произошел серьезный сдвиг ответственности за соблюдение гражданских и политических прав от штатов к федеральному правительству. Четырнадцатая, Пятнадцатая и Девятнадцатая поправки дали Конгрессу полномочия по обеспечению соблюдения предоставленных им новых прав. Конгресс неоднократно осуществлял свои полномочия, и самое важное — это Закон об избирательных правах 1965 года, который сделал право голоса реальностью для чернокожих южан, которые долгое время были исключены из демократической политики.

Федеральные суды также сыграли решающую роль в содействии более открытой демократии. В 1960-х годах Верховный суд сформулировал принцип «один человек — один голос» в таких делах, как Wesberry v. Sanders (1964) и Reynolds v. Sims (1964). Он также отменил подушный налог в деле Харпер против Избирательной комиссии Вирджинии (1966), исходя из принципа, согласно которому право голоса не должно зависеть от благосостояния или бедности. Другие препятствия на пути к равному участию и представительству были признаны недействительными в соответствии с Законом об избирательных правах.Теперь мы считаем само собой разумеющимся, что раса, пол и экономические средства не являются подходящими основаниями для отрицания или уменьшения права голоса.

В связи с повышенным вниманием к праву голоса в этом столетии возникли новые вопросы относительно значения и значения статьи I, раздела 2. Два недавних события проливают свет на проблему применения Конституции в мире, который сильно отличается от того, в котором жили Основатели. Оба касаются взаимосвязи между статьей I, разделом 2 и другим положением Конституции.Оба являются результатом быстро растущего латиноамериканского населения, особенно на юго-западе США. И оба вызывают вопросы, которые Верховному суду еще предстоит окончательно разрешить.

Первый касается государственных ограничений на то, кто может регистрироваться для голосования, которые многие штаты приняли за последнее десятилетие. Одним из таких штатов является Аризона, штат с растущим латиноамериканским населением, который принял закон, требующий документального подтверждения гражданства для регистрации. Этот закон штата противоречит Закону о национальной регистрации избирателей (NVRA), согласно которому штаты должны «принимать и использовать» федеральную регистрационную форму, не требующую подтверждения гражданства.Аризона утверждала, что это федеральное требование недопустимо в соответствии с разделом 2 статьи I, поскольку оно позволяет штатам определять квалификацию для голосования на выборах в Конгресс.

Другой взгляд

Это эссе является частью обсуждения статьи 2, Раздел 1, с Брэдли А. Смит, Джозайя Х. Блэкмор II / Ширли М. Нолт, профессор права факультета права Столичного университета. Прочтите полное обсуждение здесь.

Верховный суд справедливо отклонил этот аргумент в деле Arizona v.Межплеменной совет Аризоны (2013). Судья Скалиа считает, что большинство рассматривает историю статьи I, согласившись с тем, что она позволяет штатам устанавливать квалификацию голосования, но считает, что Конгресс имеет широкие полномочия по регулированию порядка проведения выборов в Конгресс. Через NVRA Конгресс надлежащим образом осуществил эти полномочия. Хотя в отношении Конгресса возникнут конституционные сомнения в отношении того, чтобы запретить штатам применять их квалификацию для голосования, NVRA не наложило таких препятствий.

Несмотря на правильное решение, Аризона против Межплеменного совета , безусловно, не последнее слово в непростых отношениях между полномочиями штата устанавливать квалификацию и полномочиями Конгресса регулировать процедуры выборов в Конгресс. Аризона и другие штаты оспорили отказ федерального правительства утвердить новые требования к подтверждению гражданства в федеральной регистрационной форме. Могут возникнуть новые вопросы, если Конгресс примет новые правила, регулирующие выборы в Конгресс, такие как единое требование идентификации избирателя, упреждающее более строгие законы штата.

Другой недавний спор, связанный с разделом 2 статьи I, касается рисования законодательных округов штата. На протяжении более чем полувека правило «один человек — один голос» требовало, чтобы округа составлялись на основе равного количества населения. Раздел 2 статьи I является текстовым источником этого требования для выборов в Конгресс, в то время как Положение о равной защите является его текстуальным источником для выборов в законодательные органы штатов. Разногласия сохраняются в отношении ровно , кого следует учитывать при оценке наличия необходимого равенства населения.

В деле Evenwel v. Abbott (2016) был поднят вопрос о том, кто имеет право на перераспределение избирательных округов штата, но не был полностью решен. Как и любой другой штат, Техас использует всего населения — включая детей, неграждан и других лиц, не имеющих права голоса — для рисования округов. Истцы в Evenwel утверждали, что Четырнадцатая поправка требует, чтобы Техас уравнял избирателей, имеющих право голоса, между округами. Таким образом, в этом деле возник вопрос, является ли «один человек — один голос» принципом представительского равенства или равенства голосов.

Верховный суд единогласно отклонил аргумент Техаса об округе, постановив, что штат имеет право уравнять все население и не имеющих право голоса избирателей. Результат не был удивительным, учитывая единообразную практику штатов. Заключение судьи Гинзбурга в Суд основывалось на языке и истории статьи I, Раздел 2, которая требует, чтобы представители распределялись между штатами «согласно их номерам». Сюда входят люди, не имеющие права голоса.Раздел 2 Четырнадцатой поправки сохранил это требование, но отменил пункт о трех пятых. «Не может быть, — рассуждал судья Гинзбург, — что четырнадцатая поправка призывает к распределению избирательных округов в зависимости от общей численности населения, но одновременно запрещает штатам распределять свои законодательные округа на той же основе».

Вопрос Evenwel оставляет открытым вопрос о том, обязаны ли штаты уравнять общее население при составлении законодательных округов штатов или, альтернативно, могут ли они не принимать участие в голосовании, например, дети, неграждане и заключенные. Evenwel утверждает, что государства могут уравнять общую численность населения, но не решает, должны ли они сделать это . Проблема может возникнуть после переписи населения 2020 года, если Техас или какой-либо другой штат решит использовать имеющих право голоса избирателей вместо общей численности населения для рисования своих округов. Такое решение могло бы ослабить силу голоса латиноамериканских сообществ, которые, как правило, включают больше людей (например, детей и неграждан), которые не могут голосовать. Evenwel предполагает, что «теория Конституции» состоит в том, что каждый должен считать, но, опять же, не решает окончательно этот вопрос.

Дела в Аризоне и Техасе показывают непреходящую важность Статьи I, Раздел 2 для недавних и продолжающихся споров по поводу права голоса. Суды, интерпретирующие это положение, должны руководствоваться ясным пониманием того, как наше право и общество развивались с момента основания. Это включает в себя нашу большую инклюзивность нашей демократии, а также центральную роль федерального закона в обеспечении права голоса. Это не означает, что первоначальный смысл и цель Конституции не имеют значения.Напротив, они являются критически важными критериями, как показывают заключения по делам Аризона против Межплеменного совета и Evenwel . Но, перефразируя судью Феликса Франкфуртера, глянец, который наша конституционная история написала на словах Конституции, также должен влиять на их толкование. Этот блеск включает в себя расширение права голоса и центральную роль Конгресса в его защите.

Как это на самом деле выиграть дом мечты HGTV

В 1997 году самый первый дом мечты HGTV, очаровательный бревенчатый дом из северной сосны с видом на Гранд-Титонс в Джексон-Хоул, штат Вайоминг, открыл серию фантастических обителей, каждая из которых лишь немного более впечатляющая, чем предыдущая.

С тех пор сеть ежегодно представляет новый дом мечты и запускает два соседних розыгрыша: Smart Home (ранее Green Home) в 2008 году, в котором представлены передовые энергоэффективные системы и приборы, и Urban Oasis в 2010 году. для городско-жилого гарнитура, очаровывающего панорамой горизонта. Сеть сестер DIY также предлагает бесплатную раздачу Ultimate Retreat, ранее называвшуюся Blog Cabin.

Приз 2018 года — современный зрелище с видом на Пьюджет-Саунд в Гиг-Харборе, штат Вашингтон, — включает 250 000 долларов наличными и новую Honda Accord — общая призовая стоимость составляет 1 доллар.8 миллионов. Период для участия в розыгрыше закрылся 16 февраля. В прошлом году на раздачу было подано более 130 миллионов заявок. (Журнал HGTV Magazine издается Hearst, материнской компанией Country Living .)

«Вид из Дома мечты этого года, безусловно, мой любимый из всех домов, которые мы построили», — говорит генерал Dream Home менеджер Рон Фейнбаум, который отвечает за выбор объектов и доведение их до завершения. «Я знал, что это дом в течение пяти секунд после того, как я вошел, основываясь только на представлении.«

¥ Фото © 2017 Scripps Networks, LLC. Используется с разрешения; все права защищены.

Из 21 человека, выигравшего Dream Homes за эти годы, только шесть, или около 28 процентов, действительно жили в своем доме более года. Подавляющее большинство либо взяли альтернативу наличными, либо продали дом обратно застройщику в течение года после победы.

«Дядя Сэм несколько затрудняет получение права собственности», — говорит Лаура Мартин из Бойсе, штат Айдахо, выигравшая в 2014 году большой горный дом на озере Тахо.Вместо этого она выбрала деньги не из-за желания иметь дом.

Главный приз «Дом мечты» — обычно 250 000 долларов наличными, автомобиль, а иногда и лодка, в дополнение к самому дому, обычно оцениваемый в 1 миллион долларов или более, — сопровождается федеральным счетом подоходного налога в размере около 700 000 долларов, согласно данным анализ Vocativ, плюс государственные подоходные налоги и налоги на недвижимость, которые различаются в зависимости от местоположения. Денежная альтернатива, с другой стороны, предполагает федеральные налоговые обязательства, близкие к 500 000 долларов США, отсутствие налога на недвижимость и никаких расходов на обслуживание, коммунальные услуги, переезд или проезд, связанных с владением вторым домом.

Любители HGTV, ознакомьтесь с бестселлерами Чипа и Джоанны Гейнсес 🛠😍

Дэвид Ренни, выигравший проект Dream Home на острове Мерритт, Флорида, в 2016 году, но выбравший единовременную выплату, говорит, что не все понимают налоговое бремя. «Люди в моей церкви до сих пор спрашивают меня:« Вы были в последнее время в своем доме во Флориде? »- говорит он. «Я должен сказать им, что не смог сохранить его. Они удивлены.

Тина Карлсон из Таузенд-Оукс, Калифорния, победительница 1998 года, держала своего заклинателя из провинциальной местности в Бофорте, Южная Каролина, в течение семи лет, что было самым долгим сроком из всех принимающих.Она взяла ипотечный кредит на дом для уплаты налогов и использовала его как недвижимость для отпуска и сдачи в аренду, прежде чем продать ее в 2005 году.

Победитель HGTV Dream Home 2016 года Дэвид Ренни (в красной рубашке) с женой Мэг, дочерьми Кэролин (справа) и Кейт Карберри (вторая слева) и зятем Кеном Карберри в доме на острове Мерритт, штат Флорида.

Фотографии © 2016 Scripps Networks, LLC. Используется с разрешения; все права защищены.

Третий человек, когда-либо выигравший дом мечты, Белинда Браун из Кингстона, штат Теннесси, пыталась сдать в аренду свое убежище в Розмари-Бич, штат Флорида, чтобы покрыть расходы на налоги, но в итоге задолжала IRS почти 300 000 долларов.Она продала его через 2 года.

Дон Круз перевез свою жену и сына из Иллинойса в Тайлер, штат Техас, после победы в конкурсе «Дом мечты» 2005 года. Их планам превратить поместье в отель типа «постель и завтрак» помешали ограничения на зонирование, и им пришлось занять деньги под дом, чтобы оплатить лечение рака для отца Дона. Три года спустя дом был отчужден, и у Дона был долг в размере 430 000 долларов. Тем не менее, он продолжает участвовать в розыгрыше лотереи каждый год — для него только Winner’s Weekend того стоит.

Официальные лица HGTV сказали победителю 2003 года Джону Грошкевичу, что «мечта» на самом деле не о жизни в доме, а о том, что происходит после его продажи. Семья Грошкевичей, включая жену Карен и четверых детей, несколько раз посещала свой особняк в Мехико-Бич, штат Флорида, стоимостью 1 миллион долларов, прежде чем продать его в сентябре почти за 800 000 долларов. Затем они были проверены IRS. Дважды.

В декабре 2005 года Джон получил одно письмо от IRS, в котором говорилось, что они проходят повторную проверку, за которым последовало еще одно письмо, в котором говорилось, что агентство должно им 18 центов.

«Победа в одном из этих домов меняет жизнь, поскольку получатели либо забирают свои вещи и переезжают, либо у них внезапно появляется большой сберегательный счет», — говорит генеральный менеджер Dream Home Рон Фейнбаум. «Результат зависит от индивидуального победителя, но основная идея заключается в том, что если вы выиграете, это изменит вашу жизнь».

Розыгрыши Dream Home обычно открыты для заявок в течение семи недель, в течение которых участники могут участвовать в розыгрыше, чтобы получить шанс выиграть дважды в день. Предыдущие победители говорят, что максимальное количество заявок было неотъемлемой частью их успеха.«Я входила два раза в день из религиозных соображений», — говорит Стейси Болдер, победитель конкурса «Умный дом» 2017 года.

Майра Льюис, жительница Нового Орлеана, чей дом был разрушен во время урагана «Катрина», нашла партнера по подотчетности в лице своей сестры, которая напомнила ей, чтобы она входила каждый день. В 2010 году Майра выиграла New Mexico Dream House, дом площадью 4208 квадратных футов, плюс 500 000 долларов наличными и новый внедорожник GMC Terrain.

Кэрол Симпсон, бывший морской пехотинец из Колумбии, штат Теннесси, много лет участвовала в розыгрыше лотереи, прежде чем обошла более 77 миллионов участников конкурса Dream Home 2013 года на острове Киавах, штат Южная Каролина.

Победительница конкурса «Дом мечты» 2014 года Лаура Мартин (крайняя слева) с мужем и двумя детьми в доме на озере Тахо.

Предоставлено Лаурой Мартин

Ангел-хранитель и позитивный настрой тоже помогают. Вики Нагги, парикмахер из Акме, штат Пенсильвания, победившая в 2012 году, сказала HGTV, что она участвовала в конкурсе в предыдущие годы, но у нее было «забавное чувство», что на этот раз она добьется успеха, и что ее удача пришла от ее недавно ушедшей подруги Донны.

Генеральный менеджер Рон Фейнбаум говорит, что самым большим заблуждением о розыгрыше призов является то, что выиграть невозможно. «Мы видим так много сообщений в социальных сетях, в которых говорится:« Я собираюсь снова участвовать в этом году, но я никогда не выиграю », — объясняет он. «И все же реальные люди выигрывают каждый раз: учителя, пенсионеры, пожарные, почтовые работники».

После того, как HGTV назовет счастливое имя, команда продюсеров начинает планировать окончательную вечеринку-сюрприз, работая с друзьями, супругой, родителями и / или детьми победителя, чтобы создать сценарий, в котором дизайнер интерьеров Тиффани Брукс и группа операторов камеры смогут устраивайте на них засаду, обычно в ресторане или на работе.Например, прошлогодняя победительница Анна Спэнглер подумала, что у нее обычная пятничная вечеринка со своим мужем и друзьями, когда Брукс штурмовал их класс по рисованию и рисованию, чтобы сообщить уроженцу Кутцтауна, штат Пенсильвания, о ее призе в 1,7 миллиона долларов, включая дом на набережной на острове Сент-Саймонс, штат Джорджия.

«Нет ничего более эмоционального, чем когда можно устроить засаду на кого-нибудь и удивить его одним из этих домов», — говорит Фейнбаум из HGTV.

Организацию Дэвида Ренни в 2016 году организовали две его взрослые дочери и зять.Семья была в церкви в Вербное воскресенье, что также совпало с особой вехой для Дэвида, которому годом ранее была сделана жизненно важная пересадка почки. Священник извинился за присутствие съемочной группы (по его словам, они снимали документальный фильм для епархии) и пригласил Дэвида перед собой на благословение по случаю его годовщины.

Ведущая HGTV Тиффани Брукс с победителем Dream Home 2016 Дэвидом Ренни во время засады в его церкви.

ФОТО © 2016 SCRIPPS NETWORKS, LLC. ИСПОЛЬЗУЕТСЯ С РАЗРЕШЕНИЯ; ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

Брукс из

HGTV присоединилась к ним на трибуне, чтобы рассказать о своей собственной трансплантации почки, которую она получила от своего брата более десяти лет назад. «Я подумал, это круто, потом она заговорила о HGTV Dream Home, и я понял, что что-то может случиться», — говорит Дэвид. «Но многие другие люди в собрании тоже вошли».

Друзья и семья Дэвида стояли за его спиной, когда он получил эту новость, опасаясь, что он упадет в обморок.«Это сюрреалистический опыт, когда вам говорят, что вы выиграли этот дом, лодку, деньги и все такое», — говорит он. «Это потрясающе».

Иногда новости появляются через минуту. Когда официальные лица сети назвали победителя Ultimate Retreat 2017 года — лично об этом сообщают только победителям Dream Home и Smart Home, — он не поверил, что это было на самом деле. «Нам пришлось перезвонить ему во второй раз», — говорит Фейнбаум.

Оттуда победителям предлагается провести пару дней, чтобы познакомиться со своим новым домом и городом — разумеется, с оплатой авиабилетов, гостиницей и ресторанами.Так называемые выходные Winner’s включают в себя первую экскурсию по дому, где дизайнер интерьеров объясняет мыслительный процесс, лежащий в основе выбора краски, мебели и других приспособлений.

Десятки представителей спонсоров также участвуют в праздновании. «Дома создаются с использованием спонсорских продуктов, поэтому это способ показать им лично, насколько красив дом с помощью предметов, которые они предоставили, и позволить им провести эти удивительные выходные с кем-то, у кого есть момент, который изменит их жизнь», — говорит Фейнбаум.

Ведущая HGTV Джоан Стеффенд (слева) с победителем 2005 года Доном Крузом, его женой Шелли и сыном Донни, а также Викторией Рекано из The Insider.

ФОТО © 2005 SCRIPPS NETWORKS, LLC. ИСПОЛЬЗУЕТСЯ С РАЗРЕШЕНИЯ; ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

Дон Круз, победитель 2005 года, сказал репортерам, что уик-энд был наполнен незабываемыми новинками, начиная с транспорта («Я думал, что в первый раз, когда я поеду в большом лимузине, я буду на шесть футов ниже!»), До случая. встреча с кантри-певцом Дуайтом Йоакамом в одном из элитных ресторанов, которые они посетили.

«От встречи с этими людьми и понимания того, насколько они благодарны, когда они впервые открывают дверь в свой новый дом или садятся в свою новую машину, становится немного больше, — говорит Фейнбаум.

«Я никогда лично не водил новую машину», — говорит победитель 2016 года Дэвид Ренни. «Я купил один для своей жены, чтобы ездить на нем время от времени, но это была ее повседневная машина. Мы никогда не покупали автомобиль со всеми наворотами, только базовую модель».

Ведущая HGTV Тиффани Брукс с семьей Ренни во время Winner Weekend 2016.

Фотографии © 2016 Scripps Networks, LLC. Используется с разрешения; все права защищены.

Опробовать дом перед принятием решения, как это делали некоторые победители в первые годы, больше не вариант. Фейнбаум говорит, что материнская компания HGTV заключала контракты со строителями, которые брали на себя финансовую ответственность за дом, позволяя победителям продать его им в течение 12 месяцев. «Скриппс не хотел заниматься недвижимостью, — говорит он. Однако после экономического спада 2008 года «для нас было проще и целесообразнее [предложить денежную альтернативу], а не усложнять ситуацию обратным выкупом.

Теперь, когда победители выбирают деньги, Фейнбаум и его команда выставляют дом на продажу. Обычно у них есть предложение в течение месяца, хотя некоторые дома, такие как Urban Oasis 2017 в Ноксвилле, штат Теннесси, сдаются за считанные дни.

Из четырех человек, выигравших различные домашние призы HGTV в 2017 году, трое получили призы. Четвертая, победительница «Умного дома» Стейси Болдер, учительница из Томагавка, штат Висконсин, была взволнована перспективой переезда в Скоттсдейл, штат Аризона, недалеко от своей сестры и зятя в Глендейле, но наткнулась на препятствие, когда приземлилась на машине. желала работать младшим помощником в своей местной средней школе всего через две недели после победы.«Мне пришлось провести поиски души», — говорит она.

Победительница Умного дома 2017 года Стейси Болдер (вторая справа) со своей семьей в доме в Скоттсдейле, штат Аризона, спроектированном HGTV.

Предоставлено Стейси Болдер

Любимыми элементами дизайна Стейси были камин и люстра в стиле стимпанк.

ФОТО © 2017 SCRIPPS NETWORKS, LLC. ИСПОЛЬЗУЕТСЯ С РАЗРЕШЕНИЯ; ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

Дэвид Ренни встретился с финансовым консультантом после победы и сказал, что денежная альтернатива была «легкой задачей». Он и его жена Маргарет не были готовы уехать из Коннектикута во Флориду на полный рабочий день — вся их семья находится на северо-востоке, включая дочь, которая тогда еще училась в колледже, — и держали дом в качестве арендуемой собственности. дом для отпуска не гарантировал бы доход, необходимый для покрытия налогов.

Но нельзя сказать, что Ренни не получили дом своей мечты.Они использовали свой выигрыш, чтобы отремонтировать дом, который у них уже есть, включив элементы дизайна, которые они видели в модели HGTV, в том числе синюю плитку в ванной, плетеный фартук на своей полностью переделанной кухне и отпечатки оригинальных произведений искусства на в доме на острове Мерритт.

Знаете ли вы, что на Amazon можно покупать крошечные домики целиком? 🤯

Комплект для кабины Timberline Allwood

Allwood амазонка.ком

Комплект для навеса из дерева BestBarns

BestBarns amazon.com

Комплект для салона Allwood Bella

Allwood amazon.com

Комплект для каюты Allwood Studio

amazon.com

Лаура Мартин, победительница 2014 года, говорит, что, несмотря на то, что у нее не было дома мечты, HGTV подарил ее семье «лучшую американскую мечту.На вырученные деньги они купили новый дом в Айдахо («Мы буквально выписали ему чек»), превратили Yukon Denali в два автомобиля меньшего размера и провели отпуск в Белизе, где купили недвижимость и планируют построить зимний дом. когда-нибудь.

Победительница «Дома мечты» 2014 года Лаура Мартин со своим мужем (вверху слева) купили новый дом в Айдахо и приземлились в Белизе за наличные деньги.

Предоставлено Лаурой Мартин

Есть и другие острые ощущения для людей, близких к победителям.«Мы с мужем шутим, что весь сценарий был самым веселым для наших друзей», — говорит Лаура. «У всех появилась новая жизнь и вера в бесконечные возможности, потому что они знают кого-то, с кем это случилось. Каждый год, когда проходят розыгрыши, со мной связываются не менее 30 человек, которые говорят: «Я вхожу из-за тебя!»

Стейси, которая изначально держала свой Умный дом, провела там один отпуск с семьей, прежде чем решила, что предложение о работе в Висконсине было слишком хорошим, чтобы отказываться от него. «Я подумала, что было бы неплохо остаться дома, что, возможно, моя сестра и ее муж могли бы жить там и снимать его у нас, — говорит она, — но в финансовом отношении это тоже было не лучшим решением для нас.К Рождеству она продала дом, мебель и все остальное.

Победительница конкурса Smart Home 2017 года Стейси Болдер забирает свой новый внедорожник Mercedes-Benz в автосалоне в Эпплтоне, штат Висконсин.

Предоставлено Стейси Болдер

Тем не менее, она сохранила машину, новенький внедорожник «Мерседес-Бенц», но даже это представляло некоторую проблему. «Я стеснялся ехать на нем в« Томагавке ». Я ходил туда и сюда со своими друзьями, и они такие: «Оставь машину, тебе нужно , чтобы оставить машину!» говорит Стейси.«Я действительно увлекаюсь автомобилями, но никогда не думал, что за миллион лет смогу даже протестировать машину таким образом».

Продажа дома позволила Стейси и ее мужу купить новый дом в Висконсине, выплатить свои долги, вложить деньги в пенсионный счет и внести вклад в фонды колледжа для своих двух мальчиков, один из которых уже учился. «Когда я выиграла, я знала, что, независимо от того, веду ли я дом или нет, я была так благодарна, потому что это событие изменило мою жизнь и мою семью», — говорит она.«Будучи учителем, я не копил бабло. Быть в положении, когда выход на пенсию в какой-то момент действительно кажется осуществимым — невероятно».

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Конституция | Белый дом

Перейдите по этому разделу

Выбирать Законодательная власть Исполнительная власть Судебная власть Выборы и голосование Государственное и местное самоуправление Конституция

Почему Конституция?

Потребность в Конституции возникла из-за проблем со статьями Конфедерации, которые установили «прочную лигу дружбы» между штатами и наделили большую часть власти Конгрессом Конфедерации.Однако эта власть была крайне ограничена — центральное правительство проводило дипломатию и вело войны, устанавливало меры и весы и было окончательным арбитром в спорах между штатами. Крайне важно, что он не мог собрать никаких средств и полностью зависел от самих Штатов в отношении денег, необходимых для работы. Каждый штат направил на Конгресс делегацию от двух до семи членов, и они голосовали как блок, причем каждый штат получил один голос. Но любое серьезное решение требовало единодушного голосования, в результате чего правительство было парализовано и неэффективно.

Началось движение за реформу статей, и в 1787 году в законодательные собрания штата были отправлены приглашения на съезд в Филадельфии для обсуждения изменений статей. В мае того же года делегаты из 12 из 13 штатов (Род-Айленд прислали представители) собрались в Филадельфии, чтобы начать работу по реорганизации правительства. Делегаты Конституционного съезда быстро начали работу над проектом новой конституции Соединенных Штатов.

Конституционная конвенция

Главной целью Конституции, разработанной Конвенцией, было создание правительства с достаточной властью для действий на национальном уровне, но без такой большой власти, которая могла бы поставить под угрозу основные права.Одним из способов достижения этого было разделение власти правительства на три ветви, а затем включение сдержек и противовесов этих полномочий, чтобы гарантировать, что ни одна ветвь правительства не получит превосходства. Это беспокойство возникло в значительной степени из опыта, который делегаты имели с королем Англии и его могущественным парламентом. Полномочия каждой ветви перечислены в Конституции, а не возложенные на них полномочия закреплены за штатами.

Большая часть дебатов, которые велись тайно, чтобы делегаты высказали свое мнение, были сосредоточены на форме, которую примет новый законодательный орган.Два плана конкурировали за то, чтобы стать новым правительством: план Вирджинии, который распределял представительство в зависимости от населения каждого штата, и план Нью-Джерси, который давал каждому штату равное право голоса в Конгрессе. План Вирджинии поддержали более крупные штаты, а план Нью-Джерси предпочли более мелкие. В конце концов, они остановились на Великом Компромиссе (иногда называемом Компромиссом Коннектикута), в котором Палата представителей будет представлять людей в пропорции к населению; Сенат будет представлять штаты, распределенные поровну; и президент будет избран Коллегией выборщиков.План также призывал к независимой судебной системе.

Основатели также постарались установить отношения между штатами. От штатов требуется «полностью доверять» законам, документам, контрактам и судебным разбирательствам других штатов, хотя Конгресс может регулировать порядок обмена документами между штатами и определять сферу применения данного пункта. Государствам запрещено каким-либо образом дискриминировать граждан других государств, и они не могут устанавливать тарифы друг против друга.Государства также должны выдавать обвиняемых в преступлениях другим государствам для судебного разбирательства.

Учредители также определили процесс внесения поправок в Конституцию, и с момента ее ратификации в Конституцию вносились поправки 27 раз. Чтобы предотвратить произвольные изменения, процесс внесения поправок является довольно обременительным. Поправка может быть предложена двумя третями голосов обеих палат Конгресса или, если две трети штатов потребуют поправки, созванным для этой цели съездом.Затем поправка должна быть ратифицирована тремя четвертями законодательных собраний штатов или тремя четвертями конвенций, ратифицированных в каждом штате. В наше время поправки традиционно определяют временные рамки, в которые это должно быть выполнено, обычно это период в несколько лет. Кроме того, в Конституции указывается, что никакая поправка не может лишать штат равного представительства в Сенате без согласия этого штата.

Определив детали и формулировки Конституции, Конвент приступил к работе по фактическому оформлению Конституции на бумаге.Он написан рукой делегата из Пенсильвании, губернатора Морриса, чья работа позволила ему в некоторой степени повлиять на фактическую пунктуацию некоторых пунктов Конституции. Ему также приписывают знаменитую преамбулу, цитируемую вверху этой страницы. 17 сентября 1787 года 39 из 55 делегатов подписали новый документ, и многие из тех, кто отказался подписать, возражали против отсутствия билля о правах. По крайней мере, один делегат отказался подписать, потому что Конституция кодифицировала и защищала рабство и работорговлю.

Ратификация

Процедура ратификации Конституции вызвала широкую общественную дискуссию в Штатах. Конституция вступит в силу после ее ратификации девятью из тринадцати законодательных собраний штатов; единогласия не требовалось. В ходе дебатов по Конституции возникли две фракции: федералисты, которые поддержали принятие, и антифедералисты, которые выступили против него.

Джеймс Мэдисон, Александр Гамильтон и Джон Джей представили красноречивую защиту новой Конституции в том, что стало называться Федералистскими документами.Опубликованные анонимно в газетах The Independent Journal и The New York Packet под названием Publius в период с октября 1787 по август 1788 года, 85 статей, составляющих «Записки федералиста», по сей день остаются бесценным ресурсом для понимания некоторых намерений создателей Конституции. . Самыми известными из них являются статья № 10, в которой предупреждают об опасностях фракций и защищают большую республику, и № 51, в которой объясняется структура Конституции, ее системы сдержек и противовесов и то, как она защищает права граждан. люди.

Штаты приступили к ратификации, при этом одни дискутируют более интенсивно, чем другие. Делавэр был первым штатом, ратифицировавшим его 7 декабря 1787 года. После того, как Нью-Гэмпшир стал девятым штатом, ратифицировавшим его, 22 июня 1788 года Конгресс Конфедерации установил 9 марта 1789 года как дату начала деятельности в соответствии с Конституцией. К этому времени все штаты, кроме Северной Каролины и Род-Айленда, ратифицировали ее — штат Оушен был последним, ратифицировавшим ее 29 мая 1790 года.

Билль о правах

Одним из основных пунктов разногласий между федералистами и антифедералистами было отсутствие в Конституции перечисления основных гражданских прав.Многие федералисты утверждали, как в случае с Федералистом № 84, что люди не отказывались от прав при принятии Конституции. Однако в некоторых государствах обсуждение ратификации в некоторых государствах зависело от принятия билля о правах. Решение было известно как компромисс с Массачусетсом, в рамках которого четыре штата ратифицировали Конституцию, но в то же время направили в Конгресс рекомендации по внесению поправок.

Джеймс Мэдисон внес 12 поправок в Первый Конгресс в 1789 году. Десять из них впоследствии стали тем, что мы теперь считаем Биллем о правах.Одна так и не была принята, а другая, касающаяся заработной платы Конгресса, не была ратифицирована до 1992 года, когда она стала 27-й поправкой. Основанный на Вирджинской декларации прав, Английском билле о правах, трудах эпохи Просвещения и правах, определенных в Великой хартии вольностей, Билль о правах содержит права, которые сегодня многие считают основополагающими для Америки.

Первая поправка предусматривает, что Конгресс не принимает никаких законов, касающихся установления религии или запрещающих ее свободное исповедание.Он защищает свободу слова, печати, собраний и право обращаться к правительству с просьбой о возмещении жалоб.

Вторая поправка дает гражданам право носить оружие.

Третья поправка запрещает правительству расквартировать войска в частных домах, что было серьезным недовольством во время американской революции.

Четвертая поправка защищает граждан от необоснованного обыска и конфискации. Правительство не может проводить обыски без ордера, и такие ордера должны выдаваться судьей и на основании вероятной причины.

Пятая поправка предусматривает, что граждане не подлежат уголовному преследованию и наказанию без надлежащей правовой процедуры. Граждане не могут быть судимы по одному и тому же набору фактов дважды и защищены от самооговора (право хранить молчание). Поправка также устанавливает полномочия выдающихся владений, гарантируя, что частная собственность не будет конфискована для общественного пользования без справедливой компенсации.

Шестая поправка № гарантирует право на безотлагательное судебное разбирательство дела коллегией присяжных из своих коллег, получение информации о преступлениях, в совершении которых он обвиняется, и право на встречу со свидетелями, выдвинутыми правительством.Поправка также предоставляет обвиняемым право требовать дачи показаний свидетелей, а также право на юридическое представительство.

Седьмая поправка предусматривает, что по гражданским делам сохраняется право на рассмотрение дела присяжными.

Восьмая поправка запрещает чрезмерный залог, чрезмерные штрафы, а также жестокие и необычные наказания.

Девятая поправка гласит, что список прав, перечисленных в Конституции, не является исчерпывающим, и что за людьми сохраняются все права, которые не перечислены.

Десятая поправка наделяет все полномочия, не делегированные Соединенным Штатам или запрещенные для них, либо штатам, либо народу.

Узнать больше о Конституции

Как законопроект становится законом [ushistory.org]

Американское правительство 1. Природа правительства а. Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности — свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а.Колониальный опыт б. Независимость и статьи Конфедерации c. Создание Конституции d. Билль о правах 3. Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c. Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а. Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5.Как граждане связываются со своим правительством? а. Политические партии b. Кампании и выборы c. Группы интересов d. СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b. Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е. Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d.Работа президента e. Президентский характер 8. Бюрократия: реальное правительство а. Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d. Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c. Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б.Права на Первую поправку c. Преступление и надлежащее судебное разбирательство d. Гражданские права 11. Формирование политики: политическое взаимодействие a. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c. Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б. Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
Конгрессмен Барбара Ли выступает за принятие закона о реформе финансирования избирательных кампаний.Выступления в палате представителей — типичная часть процесса обсуждения новых законопроектов.

Создание законодательства — вот чем занимается Конгресс. Идеи законов исходят из многих источников — обычных граждан, президента, органов исполнительной власти, законодательных собраний и губернаторов штатов, сотрудников Конгресса и, конечно же, самих членов Конгресса.

Положения Конституции, основная цель которых — создание препятствий, регулируют процесс, через который проходит законопроект, прежде чем он станет законом.Основатели полагали, что эффективность была отличительной чертой деспотического правительства, и они хотели быть уверены, что законы, которые фактически преодолевают все препятствия, являются хорошо продуманным результатом проверки многими глазами.


Бывший президент Джимми Картер здесь охарактеризован как Санта-Клаус, чьи подарки народу держит Конгресс, заперев рогами.

Прежде чем законопроект станет законом, он должен быть принят обеими палатами Конгресса и подписан президентом. Он может начать свой путь в любое время, но он должен быть принят на той же сессии Конгресса, на которой он был представлен, в течение одного года.Если он не завершает процесс, он отбрасывается и может быть восстановлен только путем повторного введения и повторного прохождения всего процесса. Неудивительно, что менее 10% предложенных законопроектов фактически становятся законами.

Есть много возможностей погасить законопроект до того, как он станет законом. В каждом доме счет должен пройти три стадии:


    Когда в законопроектах проводится разметка в Конгрессе, они могут быть изменены, чтобы скрыть несанкционированные расходы или перерасход средств на программы. Расход называется «свинина», а тактика «загон со свининой».»
  1. Рассмотрение комитетом — Новые законопроекты направляются в постоянные комиссии по тематике. Например, счета за субсидии фермерам обычно поступают в Комитет по сельскому хозяйству. Законопроекты, предлагающие налоговые изменения, будут переданы в комитет по методам и средствам Палаты представителей. Поскольку объем счетов настолько велик, большинство счетов сегодня направляются непосредственно в подкомитет. Большинство законопроектов — около 90% — умирают в комитете или подкомитете, где они помещаются в классификацию или просто забываются и никогда не обсуждаются. Если законопроект остается в силе, назначаются слушания, на которых различные эксперты, правительственные чиновники или лоббисты излагают свои точки зрения членам комитета.После слушаний законопроект размечается или пересматривается до тех пор, пока комитет не будет готов отправить его на обсуждение.
    Король флибустьеров Стром Турмонд держал слово в Сенате более одного дня, только с одним коротким перерывом в туалет.
  2. Дебаты в зале — только в Палате представителей законопроект передается из комитета в специальный комитет по правилам, который устанавливает временные рамки для дебатов и правила для внесения поправок. Если временные рамки короткие и никакие поправки из зала не допускаются, считается, что влиятельный комитет по правилам наложил «правило затыкания».»Правила для обсуждения в сенатском зале гораздо менее жесткие: сенаторам разрешено говорить о каждом законопроекте столько, сколько они хотят. В Сенате не допускаются никакие ограничения на внесение поправок. сенатор буквально доводит законопроект до смерти. Флибустьеры в Палате запрещены. Обе палаты требуют наличия кворума (большинства) ее членов для участия в голосовании. Для принятия законопроекта обычно требуется большинство голосов присутствующих членов.
  3. Комитеты конференции — Большинство законопроектов, прошедших первые два этапа, не обязательно должны передаваться в комитет конференции, но часто проходят спорные, особенно важные или сложные.Комитет конференции формируется для слияния двух версий законопроекта — одной из палаты представителей и одной из сената — когда две палаты не могут сразу согласовать изменения. Члены выбираются из постоянных комитетов, которые спонсировали законопроект, которые приходят к компромиссу. Затем пересмотренный законопроект должен вернуться на этажи каждого дома и быть принят обеими домами, прежде чем он может быть отправлен президенту для подписания.

Многие люди критикуют Конгресс за его неэффективность и длительность принятия и принятия законов.Хотя процесс долгий и сложный, основатели намеренно так его и устроили. Некоторые современные критики считают, что эта система непонятна и слишком медлительна для такой быстро развивающейся страны, как Соединенные Штаты. Процесс, в котором за принятие законов отвечали бы всего несколько человек, безусловно, был бы более эффективным. Но, конечно, это было бы не очень демократично. Множество препятствий, с которыми приходится сталкиваться законопроектам, помогают гарантировать, что те, кто выживает, не будут переданы просто по прихоти, а будут тщательно продуманы и осознаны.

президентских выборов | УСАГов

Требования

Многие мечтают стать президентом США. Но чтобы официально баллотироваться на должность, человек должен соответствовать трем основным требованиям, установленным Конституцией США (статья 2, раздел 1).

Кандидат в президенты должен быть:

  • Гражданин по рождению (гражданин США от рождения)
  • Возраст не менее 35 лет и
  • A U.Резидент С. (постоянно проживает в США) не менее 14 лет

Шаг 1: первичные и фракционные собрания

Люди с похожими взглядами обычно принадлежат к одной и той же политической партии. Две основные партии в США — республиканцы и демократы.

Многие люди хотят быть президентом. Они проводят кампании по всей стране и соревнуются, чтобы попытаться выиграть номинацию от своей партии.

На собраниях члены партии встречаются, обсуждают и голосуют за того, кого они считают лучшим кандидатом от партии.

На праймериз члены партии голосуют на выборах штата за кандидата, которого они хотят представлять на всеобщих выборах.

Этап 2: Национальные съезды и всеобщие выборы

После первичных выборов и фракций каждая крупная партия, демократ и республиканец, проводит национальный съезд для выбора кандидата в президенты.

Кандидат в президенты партии объявляет о своем выборе вице-президента.

Кандидаты в президенты проводят кампанию по всей стране, чтобы заручиться поддержкой населения.

В день выборов люди в каждом штате голосовали.

Шаг 3: Коллегия выборщиков

Когда люди голосуют, они фактически голосуют за группу людей, называемых избирателями.

Число выборщиков, которое получает каждый штат, равно общему количеству сенаторов и представителей в Конгрессе. Коллегия выборщиков составляет 538 человек.

Каждый избиратель дает один голос после всеобщих выборов. Побеждает кандидат, набравший 270 или более голосов.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.