Как убить катю: Качаем ноги или Как Убить Катю.

Содержание

Убить админа читать онлайн Рина Осинкина (Страница 6)

Когда он разобрался, чем занимается Катюша, то сразу дал определение — профессия. Он всегда с ней вежливо здоровался и даже как-то помог дотащить тяжелую коробку с железом и инструментами в другой конец коридора, хотя это и не положено.

Поэтому ему показалось грубым спросить Катю, что она тут так долго делает, и он завуалировал свой профессиональный интерес, сформулировав поделикатнее.

— Э-э-э… Ждете кого-то, Екатерина Евгеньевна? — с легким наклоном головы осведомился он, остановившись напротив скамеечки и расставив ноги на ширине плеч. Больших пальцев из-за брючного ремня он не вынул, чтобы выглядеть красиво и мужественно.

Катя подняла голову и ответила задумчиво:

— В себя приходим, Петр Михайлович. Сейчас пойдем уже.

— Да… Надо же как… — вдохнул он тяжело. — И, главное, непонятно — за что, почему? Кто?

— Генка тут ни при чем! — зло выкрикнула Виктория. — Он любил Лидушку! Да хоть бы и терпеть не мог, какая разница! Он не убийца! И он нормальный! Теть Кать, скажи!

— Да никто всерьез и не думает так, — отмахнулся Петр Михайлович.

— Да! Не думает! Еще как думают! Сразу вены смотреть стали! Попросили вещи показать! Теперь потащат куда-то на анализы! Он сидит, не разговаривает ни с кем! Даже с нами, даже вон с тетей Катей не стал говорить!

Петр Михайлович вопросительно посмотрел на Катю.

— Так и есть, — устало сказала она. — Таков ход полицейской мысли. В этот промежуток, когда предположительно ее… она умерла, все было закрыто или под охраной. Все было закрыто, следов взлома не обнаружено, ни войти, ни выйти никто посторонний не мог.

Катя поднялась со скамеечки и потянула за собой Викусю.

— Петр Михайлович, мы сейчас уже пойдем, Вику со мной отпустили до завтрашнего вечера, но мне надо еще в компьютерный зал зайти, раз уж я сегодня здесь. Ребята сказали, что-то там глючит, надо проверить, — и Катя потянула Вику в сторону лестницы.

Вика послушно потащилась за ней, сунув руки в карманы куртки и тяжело вздыхая. Поднялись на второй этаж, Катя открыла своим ключом дверь компьютерного зала, пропустила Вику и, закрыв плотно дверь, осмотрелась.

Ранние ноябрьские сумерки уже вползли сюда через незашторенные окна и осели на столы и стеллажи, и неудобные старые стулья, и новые офисные кресла на колесиках, растеклись по бывшей классной комнате, а может, бывшему кабинету физики или истории, а теперь уже бывшей игровой. Вдоль задней стены рядком матово отсвечивали новенькие мониторы, значительно светились красными огоньками компьютерные мыши.

Она не собиралась тут ничего делать, проверять, лечить, да и не было никаких жалоб на самом деле. Катя все придумала. Потому что у нее появилось намерение, и с этим намерением нужно было разобраться сегодня и, главное, здесь, в интернате.

— Викусь, послушай меня. Давай просто поговорим, порассуждаем. Генка ни в чем не виноват, это аксиома, так? Для нас аксиома.

— Ну. И что с того. Легче ему от этого? — не поднимая глаз, криво усмехнулась Вика.

— Думаю, легче. Но я не об этом. Смотри, что получается. Если это не Генка, а это не Генка, значит, кто-то все-таки смог пробраться к ней на третий этаж и, главное, смог выбраться обратно.

— Не факт, — вяло возразила Викуся. — В интернате народу полно было, кроме Генки. Ну почему они сразу на него, а?! Вон, со Швыдкиным Лидушка ругалась недавно, я сама слышала! Орала на него, как боевая слониха, и бумажками какими-то трясла.

— Ху из Швыдкин? — спросила Катя.

— Так бухгалтер приходящий, тот еще кекс. Ты его, теть Кать, видеть не могла, а мне поверь — сволочь. Тощий, лысый, рот в ниточку и разговаривает сквозь зубы. Мне он на фиг не нужен, а я слышала, что про него воспиталки говорили. Говорят, сто раз подумаешь, так ли уж эта справка нужна, прежде чем к Скелетону обращаться.

Катя хмыкнула.

— Для бухгалтера это нормально, других не бывает.

— Ага, — продолжила горячиться Вика. — Украл, небось, наши денежки, а Лида его вывела на чистую воду, вот он ее и устранил. Хорош мотивчик?

— Кстати, он вчера тут имелся в наличии? Полиции про тот скандал рассказали?

— Не было, — недовольно ответила Вика. — Он только во вторник и четверг нас посещает, кажется. Да все менты уже проверили. У всех алиби, все друг у друга на виду были. Воспиталки с мелкими сидели, Танзиля с уборщицами ругалась, это многие слышали, а потом она домой пошла. Галочка с девчонками в сортире курила, а потом к нам в комнату зашла за журнальчиком, девчонки ей «Отдохни!» старый откопали. Галочка — это медсестра новенькая, ты ее, наверно, еще не видела. Прикольная такая. Когда вышла на работу, оделась в такой халатик сексапильный с одной пуговкой чуть выше пупка, короткий, аж жуть берет, мы с девками обалдели просто. Думаем, что-то будет. Ну парни-то ее оборжали. Лидушка, вроде ничего, хмыкнула только. А вот Танзилюшка оттянулась! Ты голос ее слышала? Когда орет? Вот! Она Галочке все объяснила про «облико морале», с первого по третий было слышно. Теперь ходит в белом балахоне. Да нет, ни при чем Галочка, хлипенькая она, как водомерка, куда ей на Лиду!

Тут до Виктории вдруг дошло, на какой предмет она с таким юмором рассуждает, и ей опять стало тяжко. Она отвернулась к темному монитору, возле которого до этого каталась на вращающемся кресле, и зажала ладошкой рот, стараясь справиться с подступающими слезами.

Катя не кинулась ее утешать и не сделала вид, что не замечает ее горя, а сидела и молчала, о чем-то думая. Что же тут скажешь… Тяжело, конечно, но горе ли это?

И тут Викуся заговорила, словно поняв, о чем думает Катя. Тихо, с промежутками, не оборачиваясь.

— А ты знаешь, теть Кать, мы ведь не верили ей сначала, никто, даже малышня, а потом… Она жалела маленьких, знаешь как? Она вправду жалела! По головке гладила, ласковые слова говорила. Вот воспиталка скажет: «Миленький, маленький!» — хрень несет, убить хочется, врет, гадина, работает, а Лидушка жалела. А нас никто не жалеет, и друг друга мы не жалеем, а она… Даже когда орала за что-то, все равно жалела! Мы-то молчим про это, не обсуждаем, на фиг нам жалость, мы что — уроды, чтобы нас жалеть, и не поверю никогда, что кому-то нас жалко, что аж сердце у него рвется, а ей верю! Верила.

А как она за нас в школе заступалась! Неохота им, видите ли, своих придурков домашних с детдомовскими в один класс сажать, а надо, ничего не попишешь… При каждом случае жаловались на нас, что третируем мы там кого-то, покалечить можем, плохому учим.

Уржаться! Кого там учить? Там учить некого, все давно ученые! Нужны нам они, калечить их… К нам просто не лезьте и мелких не цепляйте, а то, если из интерната, то значит, и издеваться можно?! А вот хрен вам, нельзя!

Сергуня, когда в первый класс пошел, ему кто-то из старших придурков рюкзак порвал и на лбу фломастером написал «Я — дебил». Сергуня сразу побежал и разыскал Толика Фалалеева, ты его не знаешь, он уже от нас ушел, а тогда в девятом учился. Толик всех наших собрал, кто на тот момент в школе был, и пошел разбираться с этим придурком. Конечно, рюкзак ему уделал, а как же, ведь не поймет же по-другому. И слова разные написал и на лбу, и на пузе, и еще где-то. Училки в истерике, чуть не ОМОН вызывать собираются, а кто-то сюда позвонил. Лидушка сразу в школу прибежала и давай разборку устраивать! Они на нее орут, но ее фиг собьешь! Прикинь, отбила! Еще и пригрозила, что сама жалобу в районо подаст, потому что не воспитывают своих подрастающих уродов и за порядком в школе не смотрят, и дедовщину им еще приплела.

И говорит, скажите спасибо, что в детской комнате полиции дело заводить на вашего ученика не будем! Так все обернула и такого страху нагнала, с нами потом директор школы за руку здоровался. Шучу. И заметь, на их территории про наших ни одного слова плохого, тем более бранного, от нее не услышали.

Шли от школы так чинно-благородно, просто картина маслом. А как пришли, как двери за нами закрыли, тут началось! Один Сергуня не пострадал, а старших всех картошку чистить назначила, на неделю, ну и отчихвостила защитничков, только что по шеям не надавала, потому что, говорит, испугалась за вас, балбесы, ведь как угодно ситуация сложиться могла, и до сих пор еще не все ясно. Велела в следующий раз ни во что не ввязываться, а сразу же за ней бежать. Потом у нее давление сильно повысилось, но неотложку вызывать не стала. Говорит, напряжение нужно снять, оно в норму и придет. Так они втроем в кабинете у Усмановны напряжение коньячком снимали, Сергуня и Павлик чего-то рядом забыли и слышали, как тетки ржут, а потом Лидушка им сказала: «Что-то, девки, мне кажется, что следующий раз не скоро будет», — и опять они грохнули.

Напряжение-то снялось, понятное дело.

— А кто третий-то с ними был? — осторожно спросила Катя. — Бухгалтер Скелетонов, что ли?

Она нарочно про Скелетона спросила, понятно же, что не он, но ей хотелось Вику хоть немножко, на короткое время, отвлечь, а потом уж полегче будет, с каждым днем будет легче, Катя знала. Плохое уходит, хорошее остается навсегда. У нее в памяти тоже живет веселая мама и добрый отец, а все другое, тяжкое, всю ту прошлую невыносимую жалость, боль и ужас потери Катя почти изжила. Так. Надо отвлечься.

Читать «Убить админа» — Осинкина Рина — Страница 14

Катя пила горячий сладкий крепкий настоящий и еще раз горячий кофе из огромной керамической кружки и кайфовала – вот он, долгожданный отдых.

И пусть он настиг ее не в субботу утром и даже не в воскресенье вечером, пусть уже наступил рабочий вторник, но как же она ему рада, этому отдыху на рабочем месте! «Мы разрешим себе отдохнуть, – говорила себе Катя, – мы все забудем и порадуемся, и расслабимся хоть на полчасика, а лучше на часок».

Уютная серверная – ее собственная, удобное кресло на колесиках, серое небо в окне и капли дождя по стеклу, и тихий их уютный шепоток. Сказка рабочих будней. Все позади.

И вчерашний скорбный день, и Николо-Архангельское кладбище, и бестолковые поминки, в которых Катя так и не увидела смысла, – все позади.

Когда в субботу вечером Катя возвращалась домой, подпихивая Вику, чтобы та живее перебирала ногами, то тоже думала, что на сегодня все плохое кончилось и ничего новенького не будет.

Однако потом она извлекла из почтового ящика очередную открытку, третью за этот месяц, и опять ледяным жалом ее полоснула чужая ненависть куда-то в солнечное сплетение, ближе к сердцу, и оно похолодело, на миг сбившись с ритма.

Вика открытку выхватила и стала пристально рассматривать, поворачивая то так, то этак. Свет в подъезде был тусклый, но Вика рассмотрела.

Обычная почтовая открытка, правда, без текста и адреса. На открытке изображена какая-то Барби, ниже Барби каллиграфически выведено: «Поздравляем», а глазки у Барби были вырезаны ножницами.

Викуся протянула:

– Ну ни фига себе… – и поинтересовалась небрежно и как бы с иронией: – Враги? Недоброжелатели?

Катя пожала плечами:

– Да вроде нету их, врагов-то. Это, кстати, не ваши с Генкой художества?

Викуся всерьез обиделась, сказала что-то вроде того, что они не дебилы и не моральные уроды, и что если Катя их в этом подозревает и так о них думает, то…

Катерине пришлось сильно мести хвостом и оправдываться, что, мол, такой у нее юмор дурацкий, что она хотела так их обеих развеселить, и еще какую-то чушь несла в качестве извинений.

Извинения были приняты, и Вика осведомилась:

– Что за хрень?

Катя пожала плечами.

– Вообще-то это третья, – делано равнодушно пояснила она. – На двух предыдущих барышни лишены конечностей.

– И че ты собираешься делать? – строго спросила ее Вика. Ей все это очень не понравилось.

Катя хмыкнула:

– Ждать требований?

Викуся возмутилась и потом бухтела до самого их восьмого этажа, что юмор у Кати вправду дурацкий и что надо открытки кому-нибудь показать. И вообще, надо как-то себя обезопасить, видеокамеру в ящик, что ли, забурить…

Услышав про видеокамеру, Катя похлопала ее по плечу и похвалила:

– Про видеокамеру – это ты молоток! Я тоже об этом думала. Но – невыполнимо. Ты мне поверь. Долго объяснять.

– Нет, ты объясни, объясни, теть Кать, у меня есть время, – завелась Викуся.

– Ну хорошо. Слушай. Мы не можем разместить видеокамеру над ящиками высоко, потому что получится, что ведем слежку за всеми, кто здесь ходит, а это нарушение гражданских прав, тут лучше не шутить. Мы не можем разместить ее непосредственно на самом нашем ящике, потому что свинтят. Мы не будем размещать ее внутри, потому что смысла нет. Андерстенд?

– Йес, – уныло ответила Вика.

Потом они с Викусей на скорую руку приготовили еду, вернее, готовила одна Вика. Она заявила, что на счет раз сделает классную пиццу из того, что есть в доме, а Катя захохотала и сказала: «Действуй».

Викуся просто не знала ничего про аврал у Кати на работе, потому Катя и развеселилась. Вообще-то она собиралась накормить ребенка овощной смесью из морозильника, но решила, что самонадеянность должна быть наказана.

Но Викуся тоже помнила про морозильник, а еще она утром видела полбатона хлеба. Ей нужно только было немножко везения, совсем чуть-чуть!

И везение не подвело: в холодильнике обнаружился сыр! Маленький, страшненький кусочек сыра! Ну а кетчупа-то у кого в Москве нет?

Нарезав батон – ни толсто, ни тонко, – Вика обмазала куски кетчупом, вывалила на них овощную смесь и посыпала тертым сыром.

Катя наблюдала за процессом, задрав брови. Потом аккуратно напомнила:

– И посолить.

– Сама знаю! – дернула плечом забывшая про соль Вика.

«Пицца» была отправлена в духовку, дамы красиво сервировали стол, а потом, когда кухня наполнилась ароматом сплавившегося сыра, пиццу извлекли и съели, не оставив ни крошечки, и запили горячим чаем, крепким и сладким.

– Ну ты ваще, – сказала сонная Катя.

– А то, – ответила сонная Вика.

Сил на общение больше не было, поползли по комнатам отсыпаться.

Наутро Кате нужно было лететь на работу, это без вариантов.

Вика ныла, просилась с ней, но безуспешно. Катя пообещала звонить и велела, чтобы Вика тоже ей звонила, проверила, есть ли у нее деньги на счете, а потом они, толкаясь, начали одеваться.

И тут они услышали, как с наружной стороны кто-то вставляет ключ в замочную скважину и поворачивает его, тихо налегая на дверь, и приоткрывает ее.

Вика испугалась, а Катя швырнула шапку на калошницу и сказала: «Блин!»

В дверях возник Козелкин. Как же хорошо, что Катя не стала менять фамилию!

– Ты зачем здесь? – очень спокойно осведомилась она.

Борик тут же завелся:

– Почему я должен перед тобой отчитываться?! Я домой, между прочим, пришел, я, между прочим, прописан тут, и никто чинить мне препятствия в нахождении здесь не может.

Кате показалось, что он добавит сейчас: «Съела?» Почему-то не добавил.

Одно время она искала ответ на ненужный вопрос, что же произошло? Это Борик так изменился? Или какая-то мутация произошла с ней самой, так сказать, в процессе взросления? Менялись оба?

Или на самом деле ничего и не менялось, просто в какой-то момент Борик решил, что хватит уже ему притворяться положительным дебилом, и тогда рядом с Катей образовался умный негодяй. Или подлец? Кажется, принято говорить в этом случае «подлец».

Да, девочка, жалобу пиши только на себя. И с Людкой пора наконец помириться по-настоящему.

Катя перед зеркалом тщательно надела шапку, проверила, хорошо ли на Вике завязан шарф, ухватила рюкзак за лямку и наконец ответила этому герою, что прописан тут он все еще исключительно по ее, Кати, недосмотру, и надо ей все-таки заняться этим досадным недоразумением.

– Права не имеешь! – возликовал Борик. – Теперь только обмен на две меньшие! И не вздумай замок поменять, с полицией приду.

Он нагло улыбался, глядя в Катино лицо. А Катя сказала тихо:

– Ты просто не знаешь законов. Изучи.

Борик примолк. Потом, не в силах преодолеть то ли беспокойство, то ли любопытство, вопросил, брезгливо глядя на Вику:

– Кто это у тебя?

– Это? – переспросила Катя. – Это… моя девочка. Сегодняшнюю ночь мы провели вместе, а сейчас отправляемся предаться шопингу. Идем, дарлинг?

Вика хрюкнула, потом вытянула губы дудочкой и прогнусила:

– Май лав, я тебя обожаю.

Они обе не удержались и посмотрели на Борино лицо. Улет.

Вика проводила Катю до метро, чтобы, как она выразилась, еще раз обсудить свои действия, хотя они обо всем уже с утра договорились.

Сегодня Вика будет тормошить Генку, чтобы он не впадал в депрессию, как домашний, расскажет ему по секрету про все, что они с Катей вчера раскопали, и то, что Катя в ближайшее время пойдет к следователю.

– Ты поддержи там его, пусть не раскисает. От меня передай, что не верю я в этот бред. И если бы всерьез его подозревали, давно бы в СИЗО отправили. Есть, наверно, какой-нибудь и для подростков. Хотя, конечно, сейчас ему не позавидуешь.

Все воскресенье, почти до девяти вечера, Катя была занята непосредственной своей работой, переустанавливала операционную систему на компьютерах, находящихся в ее ведении, а это весь четвертый этаж: бухгалтерия, юрист, патентный отдел и сам финдиректор.

Вчера были похороны. Траурную церемонию назначили на два часа. День был разбит, поэтому Катя решила выспаться, а потом попытаться выяснить хоть какие-то координаты следователя, который занимается этим делом.

Вскрылись новые преступления осужденных членов террористической группировки «Сеть»

Новыми подробностями обрастает дело террористической группы «Сеть». К нему на этой неделе приобщили материалы расследования убийства Екатерины Левченко и Артема Дорофеева. Двое молодых людей пропали в лесах под Пензой три года назад. 

И вот, распутывая клубок улик и показаний, следователи выяснили: нити ведут все к тем же анархистам, уже осужденным в феврале за терроризм. Далее в репортаже о том, что произошло в марте 2017 года и что за учебник из интернета служил для «Сети» настольной книгой.

Татьяна Левченко показывает на мобильном телефоне фотографию рисунка, который сделала ее дочь.

«Он у меня лежит дома… нарисовала своего убийцу… Я надеюсь, что это, может быть, не так, я надеюсь, что следствие найдет правду», — говорит женщина.

А вот тот самый Максим Иванкин, один из фигурантов по делу «Сети». Эпизод его допроса лета 2018 года, в котором он в присутствии адвоката перечисляет имена членов группы, которую суд признал террористической. Произносит и фамилию Полтавец: «Я принимал участие в террористическом сообществе «Сеть». Я выбрал функцию разведчика, Пчелинцев был тактиком, Чернов был медиком, потом стал связистом, Полтавец потом стал на должность медика, когда влился в состав группы».

Именно Алексей Полтавец дал интервью интернет-изданию «Медуза», в котором рассказал, как они вместе с Максимом Иванкиным убивали Катю Левченко и ее молодого человека Артема Дорофеева:

«Иванкин предполагал, что все пройдет ночью, тихо, без выстрела: пока они спят, порезать шеи. Но они настолько закутанные подо всем лежали — если подойдешь и захочешь что-то сделать, проснутся. Когда рассвело, Иванкин стал говорить, что времени ждать нет, надо действовать. Солнце только встало. Он сказал ей [Екатерине Левченко]: пошли соберем дров или еще что-то. Через некоторое время Левченко закричала. Крик небольшой, потом: «Помогите!» — и будто заткнули. Буквально через 20 секунд бежит Иванкин. Он нож убрал, но когда подбежал ближе, у него на руках стала видна кровь. Я навел ствол на него [Артема], успел сказать: «Извини», — и выстрелил. Парень упал на колени, начал стонать, лицо поплыло, смотрел в никуда. Я в полном шоке, что он мучается, сразу же перерезал ему артерию, и он затих».

Это признание в убийстве, которое сделал Алексей Полтавец в разговоре с журналистами, проверили следователи. Там, где он и указал, в лесу возле рязанской деревни Лопухи действительно было обнаружено тело девушки.

Тело Артема Дорофеева было обнаружено еще в ноябре 2017 года, через полгода после двойного убийства. Надежды на то, что его девушка Катя выжила, еще оставалась. Отец Кати этой весной собирался возобновить поиски дочери в Краснодарском крае, поскольку фигуранты дела «Сети» говорили о ее якобы планах отправиться туда. Теперь вопрос закрыт.

«По предварительным данным судебно-генетической экспертизы останки, обнаруженные около деревни Лопухи в Рязанской области, принадлежат Екатерине Левченко», — сообщает старший помощник руководителя СУ СК России по Пензенской области Татьяна Махницкая.

Зачем же членам «Сети» понадобилось убивать Катю и Артема, которые воспринимали их как близких друзей? Алексей Полтавец рассказал «Медузе» следующее: в Рязани они некоторое время жили вместе, вчетвером. Убежать из Пензы решили после того, как весной несколько приятелей, считавших себя идейными анархистами, ожидавшие со дня на день революции и активно готовившиеся к участию в ней, были задержаны за торговлю наркотиками. Некоторые из них дали признательные показания: вот фотографии из уголовного дела, на них так называемые «закладки», из которых наркоманы и забирали свои «дозы». Выращивали наркосодержащие растения и делали смеси, по данным следствия, на конспиративной квартире под названием «Сады».

Алексей Полтавец рассказывает: «Я постепенно узнал, что все они торгуют — и Пчелинцев, и Иванкин, и [Илья] Шакурский. Они вообще торговлю объясняли тем, что нужны деньги «на революцию». Они называли это «работой». С Катей и Артемом я познакомился тоже в «Садах», где-то в январе [2017 года], когда их впервые туда привели. Я спросил, из какой они движухи. Мне сказали: «Это простые гражданские, но мы работаем над ними, пытаемся их в движуху подписать, поэтому сюда и привели, чтобы показать все». О том, что они продают и тяжелые наркотики, я узнал только тогда, в момент задержания. Но потом Катя и Артем резко дали заднюю. Не знаю — может, испугались или просто оказались к такому не готовы. Они решили, что лучше сдаться [полиции]. Естественно, тогда бы они рассказали и про других. Иванкин постоянно переписывался с Пчелинцевым и сообщал мне, что тот и пензенцы выступают за то, чтобы Дорофеева и Левченко устранить».

О методах группы анархистов-страйкболистов-наркодельцов позволяет судить и вот эта «прослушка» телефонных переговоров, обнародованная Russia Today; говорят между собой, согласно данным следствия, «фигурант» Илья Шакурский и «свидетель по делу N», обсуждают терроризм, революцию и свои планы на ближайшее будущее:

N: «Ты считаешь, готовиться надо к чему больше, именно к войне или заниматься терроризмом и готовиться к революции? Что лучше?»

И. Ш.: «Ну, одно от другого как бы не сильно отличается, честно говоря. Потому что, если ты будешь готовиться к войне, то в плане терроризма ты будешь довольно-таки неплохо прошарен. Для начала — тихонечко. Потом можно и поозоровать».

N: «Ага».

И. Ш.: «Сделать бомбу и для начала поозоровать в каком-нибудь Саранске».

N: «В Саранске, ты имеешь в виду?»

И. Ш.: «Да».

N: «Ничего себе».

А как собрать бомбу? Да вот, есть же учебник! К материалам дела приобщили файлы, найденные на компьютере одного из фигурантов. Учебник, который, вероятно, скачали из интернета, и некоторые его положения, пензенские анархотеррористы определенно детально изучили. Часть первая: про самодельные взрывные устройства, что и где купить, как соединить детонатор и заряд, как подорвать дистанционно. Часть третья — про диверсионные яды. Часть восьмая — про изготовление наркотиков в домашних условиях. Все наглядно: рисунки-схемы и фотографии. А прочтение части четвертой, где «техника убийств ножом для начинающих», проясняет необходимость тренировок «ножевого боя».

Да и Катю с Артемом потом ведь убивали ножами, как свидетельствовал член «Сети» Алексей Полтавец, скрывающийся сейчас где-то за границей, предположительно, на Украине.

«Я защищала же этих ребят, репостила «ВКонтакте», в Сеть, что их пытают, что к ним там плохо относятся, что они такие белые и пушистые, что они такие хорошие, а над ними издеваются, и дали такие сроки; и вот тут у меня все с ног на голову и перевернулось, я представить не могла, что друзья могли убить своих друзей, у меня это просто в голове не укладывалось», — говорит мама Екатерины Левченко.

Вопрос в том, вокруг чего они дружили на самом-то деле? Эти заблуждения и недостаток жизненного опыта все трагически предопределили. Катя Левченко думала, что дружит с любителем стихов Иосифа Бродского, а вот он, этот любитель, как свидетельствовал другой сторонник революционного терроризма, просто опробовал на ней «технику убийства ножом для начинающих». Цели «дружбы» кардинально различались.

И еще. У электронной книги есть постскриптум, внимательным людям говорящий о многом: «Авторы выражают огромную благодарность всем физическим и юридическим лицам, всячески способствовавшим в подготовке материалов для данной книги, особенно главному спонсору с Ближнего Востока, пожелавшему остаться неназванным».

M.A.R.S [18+] — Часть 15. Глава 76

Pov. Рома

Я смотрю прямо ему в глаза и вижу ничего кроме безумия. Раньше у меня был точно такой взгляд. Сейчас же… Я спокойно выслушиваю слова этого ненормального убийцы. Они не вызывают у меня ничего… Кроме страха.

— Ты хочешь убить Катю?

Он продолжает улыбаться. Поняв, что не дождусь ответа, то опустил свой взгляд. Похоже, это ему не понравилось. Он серьезно ответил мне, без намёка на ухмылку.

— М-да, что же ещё я мог иметь в виду?
— Если я потеряю Катю… То единственное, ради чего я буду жить… Это твоя смерть. Как бы долго ни пришлось ждать… Какими бы средствами ни воспользоваться. Это стало бы для меня смыслом жизни.

Я много раз задавался себе этим вопросом, когда он ещё был на свободе, после проишествия на крыше больницы. .. Он прав. Вторую такую утрату я бы не смог пережить. Катя — Моя жизнь. Она вдохнула в меня душу. Она спасла меня и вытащила из этого болота, под названием саморазрушение. Она припаяла меня таким, каким я был, есть.
Если бы, он сказал что готов убить её год назад — Я бы не минуты думая задушил его в этом же кафе, не моргнув и глазом. Или же взяв нож сначала выколол бы ему глаза, а потом уже раскромсал на части.

Но сейчас всё по-другому. Сейчас… Я не такой, как он. Может он и живёт внутри меня, но я могу побороть его. Да… Я его убил бы… Но… Разве это изменило бы мою жизнь? Разве убийство принесло бы мне душевный покой? Разве оно доставило бы мне удовольствие? Хаха… Спроси это у меня прежнего — То я бы засмеялся и ответил на всё положительно. Но сейчас я не безумен. Я не хочу быть им. Я не хочу стать монстром. Я не хочу, чтобы тьма овладела бы мной. Я на хочу отдавать душу сатане. Ведь дома меня ждёт она… Катя… Та, вокруг кружиться мой мир.

И сейчас задаваясь этим вопросом… В моих глазах нет никакой реакции. Мой разум полностью очищен. На моём лице читается лишь пустота… Пустота и смертельное, тяжелое, несвойственное для Кабакова спокойствие.

— Но потом… Что бы я делал потом? Даже если бы я уничтожил тебя, без Кати… Без Кати жизнь… Не имеет для меня смысла. «Не имеет смысла»? Тебе легко говорить…

Я слегка засмеялся. Лицо Кабакова перекосилось. Он побледнел от шока. Он ожидал всё, но только этих слов. Для него мои слова — Равносильны таким чувством, как любовь. Они же вызывают у него бешенство и нечеловеческую ненависть. И сейчас его глаза казалось залились чернилами. Если минуту назад, он наслаждался смотря и читая страх в моих глазах, теперь кроме раздражения и морального проигрыша он не чувствовал ничего другого.

— Чему ты смеешься, Ковальчук?! Разыгрываешь передо мной умудренного жизнью мужчину, которому на всё наплевать?!
— Я не пытаюсь казаться взрослым. И мне вовсе не наплевать. Чтобы я ни сделал, чтобы потом ни произошло… От этого факта никуда не деться, не убежать. Даже если бы попытался забыть. Винил кого-то другого и вымещал злобу на окружающих. Ночью стоит только закрыть глаза… Память вернётся. Вернётся это чувство беспомощности…

Кабаков не выдержав, сильно ударил рукой по столу и подскочив, начал со злобой громко орать на меня:

— Прекрати!!! Что с тобой?! Как ты можешь такое говорить?! Раньше ты не был таким! При чём здесь эта старомодная высокопарная чепуха!

Внезапно мы услышали как подростки в школьной форме лет 14, сидели неподалёку от нас и тоже громко разговаривая, смеялись. Мы случайно услышали одну фразу, после чего Кабаков замолчал, сел и смотря на них, начал слушать:

— Если хочешь прославиться, то проще всего кого-нибудь убить. ..
— Ну, это не самый оригинальный способ, но… Зато самый быстрый!
— И им нельзя показывать твоё лицо! Но если решаться — то побыстрее!
— Пока наше время не истекло. Хаха!
— Хахаха!
— Хахахах!

Кабаков опять заулыбался. Как-будто их разговор придал ему энергию. Я же без эмоционально продолжал на него смотреть и слушать.

— Как он прославиться… Если никто не будет знать его лица? Такие идиоты — Хуже всего, Ковальчук! Мне противно дышать с ними одним воздухом!

Его выражение лица опять переменилось… Оно выражало открытую агрессию и ненависть.

— Но невыносимее всего то… Что у них есть такое же право на жизнь, как и у нас! Какими бы невыносимыми и ненужными они не были, если ты убьёшь хоть одного, ты — преступник! Жить в таком мире… Само по себе невыносимо!
— Странно, Миша. .. Я всегда думал, что всех кроме себя… Ты считаешь мусором. Я не понимаю лишь одного… Почему-то мне показалось, что эти идиоты… Только что произвели на тебя нехилое впечатление!

Только сейчас… Я понял, что передо мной сидел обычный мальчик подросток. Подросток, который пропитан ненавистью к миру, который с детства отрицал его существования и теперь он отрицает всё остальное. Единственное решение своей проблеме — он решил путём убийства. А ведь… Он такой же человек, как и все другие. Он просто хочет быть центром мира. Хочет быть богом или проще говоря хочет внимания.

— Тебя можно только пожалеть, Миша!

В следующую секунду, он выливает на меня стакан воды. Посмотрев на него… Я окончательно убедился в своём мнение. Он был похож на высмеянного, потерявшегося и униженного изгоя. Он больше не оставлял то ужасающее впечатление, что в первый раз. Он дрожал от того, что мои слова и взгляд выражающий жалость, заставили его так взбеситься и потеряв лицо передо мной.

— Говоришь, произвели впечатление?! Они?! На меня?! ТЫ СЧИТАЕШЬ, ЧТО ЭТО ДЕРЬМО ЛУЧШЕ МЕНЯ?! ЧТО МЕНЯ МОЖНО ТОЛЬКО ПОЖАЛЕТЬ?! ТАКОЕ Я ОТ ТЕБЯ ТЕРПЕТЬ НЕ БУДУ!!!
— Смотрика… А ты способен повысить голос! Только что ты в первые напомнил мне человека!  

Все смотрели на нас с удивлением. Кабаков же совсем окаменел после моих последних слов. Держащий в руке стакан, он со всей силой разбил об стол и с шокированным выражением лица убежал в туже секунду. Я же посмотрел на вдребезги разбитые осколки стекла.

Pov. Катя

Летом я уже буду сдавать экзамены, так что я хожу в частную и дорогую художественную школу. Мы учимся практически каждый день.
Сегодня было холодно и пасмурно, пока я спокойно рисовала на перемене, меня кто-то окликнул Толя. Давний друг Ромы, который был на нашем школьном фестивале с Сашей в прошлом году. Я была очень рада видеть знакомое лицо, при том с ним очень легко найти общий язык. Мы решили прогуляться и присесть неподалёку, поговорить.

— А я и не знала, что мы ходим на одни и те же курсы!
— Давно не виделись! Наверняка год… У тебя всё в порядке?
— Всё как всегда… А у тебя Толя? Ты же пытаешься поступить в какой-то престижный университет, не так ли?
— Поэтому решил поступить в следующем году. Ну… Скажем так, попытка не пытка… Но что из этого выйдет… Скажи, как у тебя с Ромой?

Я ему рассказала, что Рома решил опять заняться мотоспортом и теперь готовиться к гран-при. И ещё кое-что добавила…

— ЧТООО?! ЖЕНИТЕСЬ?! Правда?! И в день восемнадцатилетия Ромы? Не думал…Что Рома всё так серьезно — Толя был конечно в полнейшем шоке.
— Ну… Нет, это… Это из-за меня! Я его упросила. Я сказала ему, что так буду чувствовать себя уверенне — с улыбкой ответила я парню.
— Вот как! Но я знал, что этим закончиться. Многие даже не предполагали, но я всегда знал… Что стоит Роме найти кого-то по сердцу… И он будет защищать этого человека изо всех сил. Это сторона Ромы меня восхищает… Хотя и может показаться некоторым и слабостью. Если вспомнить Серёжу… Тот никогда не выказывал слабости.
— Что ты имеешь в виду, Толя? — последние его слова обеспокоили меня.
— Как бы обьяснить? В отличие от Ромы, Серёжа был как камень… Он казался ужасным неженкой, но на самом деле никого не допускал в своё сердце. Ты видела его картины?
— Да… Сплошные портреты Ромы и пара пейзажей. Его картины невероятно красивы…
— Красивы? Да, тут ты права. Но они слишком красивы! До такой степени, что вызывают страх… Ты знала, что в слишком красивых и чистых озерах почти не водится рыб? Покой и чистота не оставляют места жизни! В Серёже была какая-то надломленность.

«Для меня люди — Просто двигающиеся куски мяса.»

«В них нет ничего хорошего.»

«Рома и я — Единственные исключения.»

Мы уже шли к нашему зданию, когда я остановила парня, хотя что-то спросить:

— Толя…
— Что такое?
— Ну… Ничего… Скажи лучше, как дела у Саши? — я не решилась продолжить вопрос.
— Цветет и пахнет! И ни капельки не изменилась, ну, ты её знаешь!
— И, пожалуйста не рассказывай никому о свадьбе, хорошо?
— Не беспокойся! Она конечно, моя подруга, но такое…
— Всё же помолчи, пока мы не поженимся.

Если я расскажу о письме, будет скандал…

Кроме того. ..

Если об этом узнает Рома…

СЕРЁЖА УМЕР…

А ЕГО ПРОЩАЛЬНОЕ ПИСЬМО Я НАВСЕГДА СПРЯЧУ В СВОЁМ СЕРДЦЕ.

Через пять дней настал этот долгожданный день… Мы пошли в загс. Конечно мы волновались, но почему-то не переставали улыбаться друг-другу от счастья. Процесс занял короткое время. Мы подписали все документы и свидетельство о браке забрали с собой. Мы бегом промчались по зданию и выйдя на улицу подпрыгнули аж на два метра, радостно крича на всю улицу:

— УРРРРАААААААА!!!!!

Погода была замечательной. Солнце ярко светило. Было очень тепло. Казалось счастью нет предела. И мы решили рассказать нашему классному руководителю тоже, так как мы правда его ценили и уважали. Особенно Рома. В школе нас и так все уже знали. Мы дружили со всеми. И конечно увидев нас, из каждого класса начали выходить и хлопать нам, в добавку и свистеть. Рома, как королева Англии всем махала рукой, я же покраснев как помидор от стыда сгорала. Учитель у нас ещё тот коммунист и старомодный фанатик традиций, поэтому не сильно он одобрил наш такой ранний брак. Но в конце обнял и пожелал счастья. Мы с Ромой повидав всех, уже садились на мотоцикл, когда из окон старших классов опять вышли ученики и радостно кричали нам слова поздравления, шутили и смеялись… Мда, такого шума не вызвал аж наш выпускной. Наверно этот день, мы с Ромой надолго запомнил, как один из самых счастливых и лучших дней в нашей жизни.

Через неделю, уже в нашем пока ещё не разрушенном доме, собралась вся толпа наших друзей, так как мы отмечали день рождение Ромы и наш брак. Было много выпивки, закусок, музыки. Все веселились, дурачились, танцевали. Рома ещё не было дома, но пир начали без именинника.

— ТООООООООООСТТТТТТТ!!!! НУ!!!! ЗА ВАС!!!!!

Все подняли свои стаканы и выпили. Я была в не себя от счастья. Все меня поздравляли, дарили подарки. Хана же угрюмо наблюдала за быстро пьянившем Тёмой.

— Всего хорошего, Катя!!!!
— Спасибо!
— А где шатается наш молодожён?! Как он смеет?! В такой день!!! Где он шляется?! — спрашивает Хана.
— Он по очереди благодарит всех людей, которые помогли нам в последнее время. Ну и раздает долги — тихо сказала я подруге.

Как раз Ромы позвонил мне и я радостно ответила ему на звонок:
— Рома?!
— Прости. Я был у Орлова. Они меня не хотели отпускать… Я уже еду домой!
— ААААА!!!! БЫСТРЕЕ, РОМААА!!! МЫ БЕЗ ТЕБЯ СКУЧАЕМ!!! — в трубку заорали ему наши ребята.  Я решила отойти в более тихое местечко и усевшись на полу, в уголочке продолжила разговор:
— Мне очень жаль, но. .. Здесь все одноклассники и…
— Кто?! Почему?!
— Они хотели отпраздновать нашу свадьбу.
— Чепуха!!! Ты сама в это не веришь!!!! Они просто хотят оторваться за наш счёт!!! Сейчас же вышвырни их!!! — я посмотрела на их весёлые лица и на эту оживлённую атмосферу, после чего с улыбкой ответила парню:
— Я не могу. Я ужасно рада, что они здесь. Мне безразлично, почему они здесь. Меня тронуло, что у нас собралось столько людей. Я счастлива… Потому что они здесь. Может это из-за того, что я так долго была одна… Это самый лучший подарок.

Рома почему-то молчал в трубку после моих слов. Ребята же мне кричали, что Рома по-дороге купил газировок и сока.

— Слышишь? Не мог бы ты купить…

Не успела я договорить, как парень нагло повесил трубку. Я же тяжело вздохнула. Но потом ко мне подошла группа девочек. Хана держала какую-то очень красивую м видимо дорогую ткань. Она с улыбкой сказала:

— Катя! Посмотри! Мы сложились и купили тебе подарок! Это старинное кружево…
— Ты сможешь использовать его как фату! Это Хана придумала! Она сказал, что такой подарок не займёт много места…
— Я бы лучше купила цветы!

Взяв фату в руки, я чуть не расплакалась… Моё сердце сжалось от счастья и благодарности. Это был самый лучший подарок. Это было настолько прекрасно. Я счастлива. Счастливее человеке нету, кроме меня. Я как-будто на седьмом небе от счастья.

Pov. Рома

И всё-таки я решил зайти в магазин и накупить ещё продуктов. Уже стояла ночь. Хотя не так уж поздно. Я уже собирался садиться на мотоцикл, когда заметил Кабакова стоящего сзади меня. Его неожиданный визит меня удивил. Что шокировала меня ещё больше, так это то… Что парень начал плакать. Бесшумно слёзы катались по его щекам.

— Миша? Что-то случилось? Что с тобой?
— Я больше не могу. Я наконец-то понял…Что я за человек. Я неудачник! Не замечаю своей слабости… И обвиняю во всём других…

Заметив что на нас начали оглядываться люди, я схватил его за руку и потащил сзади магазина в тёмный уголок.

— Да что с тобой?!
— Я боюсь… Остаться один. Ни один человек в своём уме со мной не подружится. Раньше мне было на это наплевать, но теперь… Я так боюсь остаться один…
— Миша…

Я хотел успокоить плачущего парня, но только я хотел дотронуться рукой до его плеча… То заметил лёгкую ухмылку на его лице…

В ту же секунду… Секунду… Острый кончик ножа… Вонзается в мою кожу…

Продолжение следует. ..

Казнь Кати Корень

«Это абсолютно стандартное преступление. Нет там никакой подоплеки — ни религиозной, ни другой, связанной с межнациональными конфликтами», — так охарактеризовал жуткую смерть, по сути, казнь 19-летней Кати Корень начальник Крымского управления МВД Украины Сергей Резников.

У крупнейшей ежедневной газеты Великобритании «Дэйли мэйл» другое мнение. Статья «Имидж Крыма: полуостров, где убивают по законам шариата?» утверждает, что в нынешнем году ни в одной стране мира не зафиксировано ни одного случая казни через побивание камнями. Единственным исключением стало убийство юной крымчанки, которое официальные лица называют «абсолютно стандартным».

Вот что пишет «Дэйли мэйл»:

» …Девушка-подросток была забита до смерти камнями по закону шариата после того, как приняла участие в конкурсе красоты на Украине. 19-летняя Катя Корень была найдена мертвой в деревне в Крыму недалеко от ее дома. Друзья рассказали, что она любила носить модную одежду и заняла седьмое место в конкурсе красоты. Ее изуродованное тело было захоронено в лесу и найдено через неделю после того, как она исчезла. Полиция открыла следствие и обнаружила, что трое мусульманских юношей убили ее, заявив, что ее смерть оправдана исламом. Один из троих — Бихал Газиев — находится под арестом, он рассказал полиции, что Катя «нарушила законы шариата». Он сказал, что не сожалеет о ее смерти».

Британские журналисты ошиблись в имени. Главного подозреваемого зовут Билял Газиев. Еще одна неточность — погибшая представлена как мусульманка, хотя на самом деле она православная. Все остальное, как по протоколу.

Свои комментарии под статьей оставило множество читателей из Западной Европы, стран Азии и Северной Америки: «Боже мой! У меня нет слов. Бедная девочка», «Больные варварские дикари, неандертальцы». «Хуже, чем животные», «Трусов, которые сделали это, должна постигнуть та же участь». А еще вот такой показательный коммент: «И эта страна хочет присоединиться к Европейскому Союзу?»

В полдень Катюша вместе с подругой вышла из своего техникума гидромелиорации. Их догнал однокурсник — Билял Газиев, он был на скутере. Билял предложил подвезти Катю до автостанции. Домой она не вернулась, телефон не отвечал.

Милиция отказалась заниматься поисками. Тело случайно нашел человек, который косил траву у лесополосы. Жертва лежала лицом в ручье. На опознании старшая сестра Анастасия потеряла сознание: «Лица там не было!..»

Как утверждают односельчане, «девушку забили камнями, размозжив череп». Через два дня Б. Газиев продал кожаный ремень с красивой пряжкой в виде дракона и мобильный телефон. Вещи принадлежали Екатерине Корень.

Невероятно, но на похоронах преподавателям намекали, мол, нужно позволить Билялу сдать экзамены: «Ну и что, договоритесь через милицию, мы поддержим». И милиция направила в техникум соответствующее письмо!

Красавица-девчонка участвовала в конкурсе «Мисс Присивашье» и реально претендовала на титул «Мисс Украина». Была, по словам матери, тихим, спокойным и вежливым ребенком. Не пила и не курила — очень правильная, этим отличалась от многих других. С мальчиками только дружила, не позволяя ничего другого, «ждала большой и чистой любви».

Ее мама Лариса Петровна — школьный библиотекарь. Отца нет, в средствах стеснены. С трудом наскребли денег на подержанный ноутбук. Катя успела поработать на нем лишь два дня.

Зато 16-летний Билял не нуждался ни в чем, и никто ему не отказывал. Экстерном закончил школу, считался очень умным. Первый адвокат, которого наняли Газиевы для защиты сына, посоветовал признать вину и идти на сотрудничество со следствием — слишком убедительна доказательная база. Несовершеннолетний в таком случае может получить лет восемь тюрьмы. Родители отказались от услуг этого юриста.

Увы, жестокие убийства — повседневность провинциальных криминальных сводок. Но у этой трагедии свое характерно-крымское продолжение.

В последнее время по ночам к дому подъезжают какие-то машины и стоят, не включая фар. Собака, разрывается лаем, а матери страшно за старшую дочь и внука. Взрослых мужчин в доме нет, как и участкового милиционера в их большом селе Ильичево.

Защищать семью и тем более мстить за Катю некому. Хотя студенты техникума не дали милиции выпустить «на экзамены» подозреваемого в убийстве.

— Только благодаря возмущению ребят этого не произошло. Мне сказали, его планировали оформить на поруки, — рассказывает Лариса Петровна. Она также отметила, что готова «дойти до конца».

Газиев поначалу дал признательные показания. Допрос фиксировался на камеру, проводился в присутствии адвоката и педагога. Причина, мотивировавшая парня на такую жестокую расправу, поражает цинизмом — «просто захотелось убить ее», — рассказала Ольга Богославская, сотрудник ГУ МВД Крыма.

Где еще два подельника Газиева, правоохранители не сообщают.

В дело вмешался сам председатель крымско-татарского меджлиса, депутат Верховной Рады Украины Мустафа Джемилев. Он назвал провокацией информацию о том, что преступление совершили исламисты на религиозной почве.

Более того, претендент на Нобелевскую премию мира Джемилев убежден — скандал раздувают по заданию из Москвы: «Сегодня мы видим очередную волну провокаций со стороны Кремля. Это выгодно России в информационном поле, потому что Россия не изменила свою стратегию, она всегда будет претендовать на Крым».

— Никаким ваххабизмом там даже не пахло! — подчеркнул татарский лидер в эфире всеукраинского телеканала ТСН. По его личному распоряжению представители меджлиса предоставили своего адвоката и обратились в милицию вместе с отцом задержанного.

Новый меджлисовский адвокат требует выпустить обвиняемого под подписку о невыезде. Сейчас Билял Газиев проходит удивительно долгую психиатрическую экспертизу. Многие уверены, что готовится решение о его невменяемости. Так уже было прошлым летом в Джанкое, где очередной фанатик совершил ритуальное убийство ребенка. Посреди дня прямо на улице 23-летний Сервер Ибрагимов с криком «Аллах акбар!» перерезал горло маленькому Вите Шемякину.

Четыре месяца назад головорез Ибрагимов был освобожден от уголовного наказания и лечится в закрытой психбольнице.

Крым

НРКмания • Просмотр темы — Быть Моцартом, убить в себе Сальери

8. «Шарада»
— Хватить трусить, Катерина! — Виноградова щёлкнула брелком сигнализации и устроила на плече зонтик. — Ты прекрасно понимала, устраиваясь ко мне, что без «Зималетто» не обойдётся. Идём.
Пушкарёва и не трусила. И, конечно, понимала, что без «Зималетто» не обойдётся. Андрей ещё в Египте спросил Катю:
— Может, сразу вернёшься? Отец будет не против.
— Нет. Пока точно нет.
Более того, она не боялась заходить в компанию прямо сейчас. Не боялась Малиновского с его странным, до сих пор не до конца понятным ей планом соблазнения, потому что на дегустации вела себя с ним как ни в чём не бывало. Не боялась Киру, которая на днях звонила Юлиане в приёмную и не узнала Катю по голосу, хотя та даже немного сбилась, услышав Воропаеву. Не боялась Александра, потому что знала, что они с Андреем добьются того, что запланировано. Конечно же, Катя не боялась и встречи со Ждановым. Если всё так складывается, придётся им часто играть спектакль, где их отношения закончились с тем советом, когда Катя не выдержала. С толку сбивала только встреча с девочками. Как объяснить произошедшее? Что они знают о том совете? И как уберечь себя от шлейфа слухов, которым Женсовет окружает жизнь акционеров компании?
Катя подняла глаза и посмотрела на голубую высотку на фоне безоблачного голубого неба. Там, на шестнадцатом этаже, их старый кабинет. Их, говорила она, имея в виду его кабинет и её каморку. А теперь там, на шестнадцатом этаже, кабинет другого президента. Катя подумала, что выше всего взлетает тот, кто упал и поднялся. Всё у них с Андреем получится. Катерина глубоко вдохнула, а потом сделала уверенный шаг вперёд, к вертушке, через которую проходила уже сотню раз.
— Вы к Воропаеву, я к Ветрову? — спросила Пушкарёва у Юлианы, пока они ждали лифт. Та кивнула.
На ресепшене их встретил Коротков.
— Неужели у вас тут такие серьёзные кадровые перестановки? — вместо приветствия спросила у него Виноградова. — А я думала, это только Жданова с Малиновским коснулось. Может, Катюш, мне тоже Эльвиру поменять местами с курьером? Хоть не так заметны будут её постоянные побеги в магазины.
Коротков даже поздороваться не успел. Настолько сбило его с толку это «Катюш».
— Катя… Катька! — узнал в девушке в кофейном наряде Пушкарёву, бросился к ней и сжал в объятьях.
— Фёдор, Фёдор, ну где ваши манеры! Отпустите даму! Или хотя бы доброго дня нам пожелайте.
— Федя, правда, — попросила смущённая Катя, — я тебе тоже рада, но если коснусь земли, буду очень-очень рада.
Коротков подчинился.
— Добрый день, Юлиана Филипповна! — склонился и галантно поцеловал ей ручку. — Катерина Валерьевна…
Катя шикнула на него:
— Перестань.
— Катенька, учись принимать знаки внимания от мужчин, — пожурила её пиарщица. — Всему тебя ещё учить и учить.
— Подождите. Так вы теперь работаете вместе? — спросил Коротков. — Вот кто нашу Катю увёл из «Зималетто», а мы всё гадали. Девчонки все варианты уже перебрали, но о таком даже не думали.
— Кстати, о девочках. А они… — Катя оглянулась, — они где?
— На совещании по вопросу дресс-кода с Георгием Юрьевичем.
— Я вижу, новое начальство не дремлет, разметает Ждановские порядки, как будто их не было.
— Мы эти порядки так просто не отдадим. Мы за Жданова… — Федя не нашёл слов и потряс в воздухе кулаком.
Катя молчала, делала вид, что, когда разговор касается Андрея, глохнет. Тем более, было на что обратить внимание: рассматривала камеры, которые появились почти в каждом уголке административного холла. Сколько бы всего они поймали при Андрее, установи такое Павел. Но Пушкарёва была уверена, что старший Жданов никогда бы к этому не пришёл. Он был для неё образцом руководителя и бизнесмена, поэтому она очень ждала того дня, когда Александр наконец заметит, на кого оформлена доверенность, переданная Катей ему лично в руки на совете. Воропаев, однако, бумагу так и не прочитал до сих пор, чем очень расстраивал Катерину и веселил Андрея.
— Катюша.
Действительно ушла в себя, Юлиане даже пришлось потрясти её за плечо.
— Я к Воропаеву. Увидимся внизу, как закончим. Угу?
— Угу. А кабинет Ярослава? — Катя повернулась к Фёдору.
— Там, где и был раньше. Говорю же, делают вид, что Жданова не было.
— Ну, я пойду, — она повернулась и уже вслед услышала.
— Кать!
— Да?
— Ты очень хорошо выглядишь.
— Спасибо, — искренне улыбнулась Короткову и ушла в сторону кабинета Ветрова.

— А ты ничё не перепутал, а? — Вика пихнула Зорькина, привалившегося к её красной машине.
— И тебе добрый день, Виктория. Кофе? — он протянул ей картонный стаканчик, до этого стоявший на багажнике.
— И чего там в этом кофе? Слабительное? Яд? Что ещё вы со своей Пушкарёвой придумали? Жданова охомутали, компанию развалили…
— Машину тебе вернули, — вставил Коля. — Вот ещё работу, как и обещали, предлагаем.
— Я кофе ей носить не буду!
— А мне?
— Пф! И тебе не буду! — фыркнула Клочкова.
— Даже если это будет одной из обязанностей личного помощника финансового директора компании, у которой за последний месяц на счету появилась вот такая сумма? — Зорькин повернул к Вике свой сотовый, где в калькуляторе была набрана впечатлившая Вику цифра.
— Помощника финансового директора, говоришь?
— И, Вика, это будет не только о кофе. Хватит строить из себя дуру. Давай, поехали, надо парочку помещений для офиса посмотреть.

— Ну, значит я завтра подойду утречком. И к вам, и к Александру Юрьевичу. Надеюсь, моему боссу долго не придётся ждать.
Уже в дверях приёмной кадровика и финдира Катя заметила Ярослава и какого-то странного мужчину с кубиком Рубика в руках. Они стояли к ней спиной у пустовавшего стола Светланы. Пушкарёва сделала шаг назад и прислушалась. Но незнакомец ничего больше не сказал, странной походкой зашагал в её сторону. Катя была, как ни странно, на своей территории, вошла в маленькую комнатёнку, где сотрудники работали с ксероксом, и осталось незамеченной. Выждала минутку и, подойдя к двери кабинета Ветрова, постучала.

— Я слушаю, — Юлиана, уже подходя к кабинету зималеттовского президента, не глядя на имя звонившего, взяла трубку. Думала, это Катя.
— А я думал, не возьмёшь, — начал разговор её бывший муж ещё самарского периода.
— Что тебе от меня надо, Тригорин?

— И коль я уже сама здесь, хотела бы сразу забрать отчет, если вам не трудно. Чтобы не гонять Николая Антоновича, — Катя посмотрела на Ветрова.
Ярослав поднялся и открыл шкаф.
— Конечно, — вытащил несколько папок, открыл одну из них.
— Ярослав! — в кабинет, сметая всё на своём пути, влетел начальник департамента по развитию производства. — Какого чёрта у нас до сих пор не проведена… — Андрей заметил Катю и осёкся, продолжил уже почти спокойно, — оплата для тех, кто читает курсы повышения квалификации, если они уже завтра?
— Александр Юрьевич был занят, ещё не подписал.
Как хорошо, что Ярослав стоял к ним спиной! Если б он увидел, как они друг на друга посмотрели! Штирлиц никогда не был на грани такого провала!
— Андрей Павлович, — очень чётко выдала Катя. Кивнула.
«Ты главное первая начинай, — как-то предложил ей план Жданов, когда они валялись в его постели, — ну, будто я тебя по голосу узнаю, вот эту новую, изменившуюся. Ну и дальше как пойдёт. В любой ситуации прокатит».
— Екатерина Валерьевна, — кивнул в ответ. Из взгляда усилием воли спрятал «Ты чего не сказала, что приедешь?!!»
— Отчёт, — Ярослав притянул Пушкарёвой папку.
— Спасибо. Не буду вас отвлекать. Хорошего вечера.
Прошла мимо Жданова, еле-еле рукавом его коснувшись, слишком неудачно он замер у двери. Прошла и опалила.
— Так что там по оплате? — спросил Андрей, когда они с Ветровым остались вдвоём.
— Уйдёт до конца рабочего дня.
— А Екатерина..? — вспомнил, что должен сделать вид, что не знает, что она теперь работает у Юлианы.
— Занимается финансами у Виноградовой.
— Ага.
Каким-то чудом Катя всё ещё стояла у лифта, когда Андрей её догнал. «Ещё б никто не появился. Ну, пожалуйста», — обратился к кому-то всесильному Жданов. Сработало, лифт приехал, из него вышли люди, а вниз поехали только Катя и Андрей.
— Ну вот зачем ты пришла, м? — он притянул её к себе и обнял, как только кабина закрылась. — Тут у меня и так проблем хватает, а ещё ты с толку сбиваешь.
— А ты ещё хотел, чтобы я тут работала. Нет, Андрей, ты не сможешь, — рассмеялась Катя.
— Вот вернусь в кресло президента…
— Хватит болтать, Андрюш, — Катерина сама начала поцелуй.

что известно об убийцах Гандзюк

Читайте также: Умерла Екатерина Гандзюк: какой была и почему ушла из жизни смелая активистка

Кто совершил нападение на Катю Гандзюк?

Известно, что нападение организовал человек по имени Сергей Торбин (псевдо «Опер»). Также задержаны Владимир Васянович (псевдо «Шуруп»), Никита Грабчук (псевдо «Муравей», ему инкриминируют непосредственно выполнение нападения), Виктор Горбунов (известно, что он приобрел кислоту, которой было совершено нападение) и Вячеслав Вишневский. Все они проживали в разных регионах Украины и являются бывшими военными.

Читайте также: Кто заказал Катю Гандзюк: кого активисты обвиняют в убийстве и что о них известно

Действительно ли они все были ветеранами АТО?

Да. Все подозреваемые ранее служили в 5-м батальоне Украинской добровольческой армии, Торбин был их командиром. При этом Добровольческий Украинский корпус «Правый сектор» (ДУК ПС), в котором воевали все подозреваемые, исходя из времени их участия в боевых действиях, официально заявил, что не имеет к задержанным никакого отношения. Как заявляют в ДУК, все они покинули его ряды во время выхода Дмитрия Яроша с «Правого сектора».

Известно, что Торбин возглавляет в Херсоне общественную организацию добровольцев-участников АТО «Добровольцы божьей четы». В том числе, участвовал в боях на позициях в Песках и на шахте «Бутовка», которые в тот момент были одними из самых горячих точек фронта. В 2015 году Торбин был награжден орденом «За мужество» III степени.

Читайте также: Безнаказанность убивает: самые громкие нападения на активистов за последние годы

24-летний Васянович – также орденоносный подозреваемый. Участвовал в боях за Саур-Могилу, Пески, Авдеевку, один из защитников Донецкого аэропорта. Во время участия в боевых действиях потерял ногу – подорвался на фугасе, когда вел развед-группу с шахты «Бутовка». Награжден орденом «За мужество» III степени и «Народный герой Украины». Скандальный участник проекта «Победители» – накануне презентации фотовыставки «Победители» в Европейском парламенте Васяновича обвинили в нацистских взглядах.


Владимир Васянович с боевыми побратимами (фото – Facebook)

23-летний Никита Грабчук, который, по версии обвинения, и вылил кислоту на активистку, также принимал участие в войне на Донбассе едва ли не от самого ее начала. Родом из Житомирщины. Информации о наградах найти не удалось.

28-летний Вячеслав Вишневский – уроженец Хмельницкой области, действующий боец 5-го батальона «УДА». Информации о 27-летнем ветеране Виктора Горбунова в открытом доступе почти нет.

Почему они решили напасть на Гандзюк?

Как объяснил в ходе одного из судебных заседаний сам Горбунов – из-за предложения Торбина. По его словам, «Опер» объяснил другим нападавшим, что «Гандзюк является коррумпированным чиновником и имеет пророссийские взгляды», поэтому ей необходимо нанести телесные повреждения «. Именно за нанесение этих повреждений им и предлагали по 500 долларов США. Горбунов также уверяет, что за покупку кислоты он получил от Васяновича 300 долларов, от дальнейших действий отказался.

Вишневский рассказал, что Торбин предложил по 500 долларов ему, Васяновичу, а также его товарищу Грабчуку за совершение преступления против Гандзюк. Они согласились. Утром 31 июля 2018 года они прибыли к дому Гандзюк на автомобиле Торбина. Васянович остался в салоне. Через некоторое время к дому подъехал автомобиль, на котором ездила на работу Гандзюк. Он сообщил об этом Васяновичу и начал движение в направлении магазина АТБ, что стало сигналом о выходе из дома потерпевшей. Сам момент обливания кислотой Гандзюк Вишневский не видел.

Заявления о том, что подозреваемые пытались наказать коррумпированную чиновницу, которые распространяются в СМИ, не всегда выглядят логичными. Во-первых, незадолго до инцидента бойцы того же 5-го бата, в котором служили все подозреваемые, вручали Гандзюк благодарность за поддержку, поэтому, скорее всего, бойцы знали кто она и каких взглядов придерживается. Во-вторых, сам Торбин во время заседания подчеркнул, что знает Гандзюк как помощницу мэра Херсона. По его словам, он встречался с ней больше года назад и просил посодействовать в выделении социальных рекламных бордов для участников АТО. Гандзюк якобы помогла в этом вопросе и после этого они не встречались. Поэтому не понимать, на кого он совершает нападение, он не мог.

Признали ли нападавшие свою вину?

Частично. Торбин настаивает на своей невиновности. При этом, его друзья настаивают, что в СИЗО его держат «в таких условиях, чтобы он взял чье-то преступление на себя, а друзья чиновницы окрестили его в прессе виновным без суда и следствия».


Сергей Торбин, «Опер» (фото – Facebook)

22 августа представитель Нацполиции Ярослав Тракало подтвердил, что остальные подозреваемые в нападении признались в совершении преступления. По словам представителя полиции, причастность подозреваемых к нападению подтверждена доказательствами и показаниями, которые получило следствие. Подозреваемые признались, что получали предложение совершить нападение на Гандзюк за деньги.

Что сейчас с нападавшими?

Торбин находится в СИЗО. Васяновича одним из первых отпустили под круглосуточный домашний арест из-за полученной им инвалидности. Решение об освобождении под круглосуточный домашний арест было принято также и в отношении Вишневского, и в отношении Горбунова. Согласно решению Апелляционного суда Херсонской области, Грабчук и Торбин также остаются под стражей.

Действительно ли нападение было заказным?

Да. Кто заказчик – следствие до сих пор установить не может. Генеральной прокуратурой принято решение о передаче уголовного производства по делу Гандзюк в Главное следственное управление Службы безопасности Украины, которое занимается расследованием по установлению заказчиков преступления. Два производства будут объединены в одно для дальнейшего расследования и установления заказчиков нападения.

Вместе с тем, местные журналисты обсуждают еще три возможные версии совершения этого преступления – борьба за власть между различными силами в городе, в которую был вовлечен Торбин; незаконное уничтожение Олешковских лесов, которые вырубят для продажи; и вопрос поставки воды в оккупированный Крым Северо-Крымским каналом, которым занималась Гандзюк, в том числе – разоблачая российскую агентуру на территории области.

Катя | Крепкий орешек вики

Катя

Принадлежность

Саймон Грубер

Матиас Тарго (ранее)

Последнее появление

Крепкий орешек с местью

Последнее появление

Крепкий орешек с местью

Катя была болгарской террористкой, работавшей вместе с Симоном Грубером и Матиасом Тарго в попытке украсть 140 миллиардов долларов золотых слитков из Федерального резервного банка.Помимо того, что она была заместителем Саймона, она была его любовницей и сертифицированным немым. Она является второстепенным антагонистом «Крепкий орешек с местью ».

Ранняя жизнь

Ее всегда видели с венгерским наемным террористом и экспертом по бомбам Матиасом Тарго, как объяснили в ФБР, которые показали Джону Макклейну и инспектору Уолтеру Коббу фотографию ее и Тарго. Она работала на него некоторое время, но неизвестно, как долго. ФБР заявило, что предположило, что Тарго убила израильская попытка покушения, но так и не нашли тело.

Катя шла к поврежденной станции метро и спустилась в нее. Она использовала болторезы, чтобы срезать замок на входе в метро и добралась до него. Она просверлила отверстие в стене одного из хранилищ золота, чтобы буровая машина могла просверлить стену. После того, как бурение было сделано, она попала в комнату для хранения золота. Катя вошла в комнату охраны и обнаружила охранника, стреляющего по террористам. Это отвлечение позволило ей вытащить длинный изогнутый нож и перерезать ему горло, прежде чем нанести ему несколько ударов.Она ударила бы его еще раз, но Саймон прижал ее к стене и сказал: «Я думаю, что он мертв, моя дорогая». Саймон подталкивает Катю к Тарго, пока он немного ее контролирует.

Катя ехала с Саймоном и Тарго, пока они ехали по Ист-Ривер Драйв Франклина Д. Рузвельта. Она присутствовала во время большинства звонков, в том числе, когда Иван звонил Саймону о том, что Джон Маклейн направляется в Федеральный резервный банк, и что Зевс Карвер направляется к нему и двум его товарищам, и что Саймон связался с радио-ди-джеем по поводу бомбы в школе, которая вызывает общественная паника. Когда они прибыли в водный туннель № 3 Нью-Йорка, они достигли перемычки, и когда Саймон попытался позвать Нильса и Клауса обратно, только чтобы получить Макклейна, который насмехается над тем, что он убил их и четырех человек из Федеральной резервной системы.

На корабле, когда Тарго говорит, что Саймон предал их, Катя убивает Тарго, показывая свою верность Саймону. Она едет в Канаду с Саймоном. Пока все готовятся к отъезду, Катя и Саймон готовятся к насильственному сексу, но Макклейн прерывает их на вертолете, когда прибывает полиция.Она злится и стреляет в их вертолет из Beretta 92FS, а Зевс смеется, говоря: «Я думаю, она злится на тебя, Макклейн!». Катя и Саймон садятся в вертолет, и она его пилотирует. Повредив вертолет Зевса и Макклейна из пулемета M60, Саймон пытается убить Макклейна, который прячется за припаркованными машинами. Однако, без ведома Кати, которая соглашается летать ниже указаний Саймона, Макклейн заманивает их ближе к линиям электропередач. Макклейн стреляет в трансформатор последними двумя выстрелами из револьвера Smith & Wesson Model 36, в результате чего провод под напряжением попадает в лопасти вертолета. Саймон пытается сказать Кате, чтобы она улетала, но уже слишком поздно. Вертолет электризуется проводом под напряжением, Катю убивает током, а вертолет врезается в асфальтовое покрытие, где взрывается, убивая Саймона.

Мелочи

  • Она первая женщина-антагонист-террористка. Однако она не женский антагонист. Мэри была первой женщиной-антагонистом, но она не была террористкой и не представляла прямой угрозы Макклейну.
  • Она первая женщина, убитая Джоном.
  • Ее имя было произнесено только один раз, примерно за тридцать минут до конца.
  • Она была основана на фотографии с обложки одного из компакт-дисков Сэма Филлипса.
  • Она (Сэм Филлипс) почувствовала облегчение, что ее персонаж был немым на протяжении всего фильма. «Но со временем я начал хотеть говорить».
  • Она (Сэм Филлипс) сказала, что эпизод, в котором Катя использует нож, чтобы разрубить охранника до его смерти, ей было трудно снимать, но она также призналась, что стало легче, когда она заметила, что актер, играющий охранника, выглядел немного как реальный человек, которого она презирала: Раш Лимбо.
  • Сцена секса между ней и Саймоном была добавлена ​​в последнюю минуту, потому что Джон МакТирнан знал, что фильм получит рейтинг R, и он мог бы добавить сцену секса.
  • Она никогда не говорит ни слова, и когда они с Саймоном собираются заняться сексом, и на протяжении всего фильма, если приглядеться, на ее горле можно увидеть шрамы.
  • Она, как и Саймон, и, казалось бы, все остальные террористы, не верила, что за уравниванием экономического «игрового поля» мирового заговора стоит подлинная идеологическая мотивация.
  • В новеллизации фильма она появляется намного позже, чем в самом фильме.
  • Она не участвует в ограблении Федеральной резервной системы в новеллизации, а вместо этого появляется прямо перед тем, как Саймон и Тарго уезжают в одном из самосвалов. Как и в последнем фильме, она заканчивает тем, что убивает Тарго ради Саймона.

Объяснение концовки Into the Beat

В этой статье обсуждается концовка фильма Netflix «В ритме», поэтому она будет содержать большие спойлеры.

Читать обзор.

На протяжении всего фильма Netflix Катя оказывается в противоречии со своим семейным наследием и вновь обретенной страстью к танцам в стиле хип-хоп. В сочетании с тем фактом, что она безумно влюбилась в своего партнера по танцам Марлона, главная героиня находится в вихре хороших и плохих моментов.

Как и во многих фильмах, посвященных этому танцевальному жанру, главная героиня должна сделать выбор, и в данном случае это будет ли она продолжать семейное наследие балета или прослушиваться в The Tigers, хип-хоп группе, готовящейся к туру. .Решения, решения.

Нетфликс В ритме  –  объяснение концовки

Понимая, что хип-хоп вызывает в ней жгучую страсть изнутри, Катя чувствует себя виноватой перед отцом — известным артистом балета, который недавно попал в аварию на сцене, а это означает, что он не может танцевать до конца своей жизни. На Катю оказывается давление, чтобы она продолжила наследие и прошла прослушивание в престижном нью-йоркском балетном заведении.

Когда Катя противостоит отцу и объясняет, что хочет бросить балет и пробоваться в «Тигров», он отвергает ее идею. Проблема в том, что Кате, чтобы присоединиться к «Тиграм», нужно согласие родителей.

Катя должна встретиться с Марлоном, и она объясняет, что ей нужно заниматься балетом, что приводит к эмоциональной ссоре между ними. Пара влюбилась друг в друга, что усугубляет ситуацию.

Что будет дальше?

В конце концов, Катя, заставляя себя делать то, что ей не хочется делать, выливается в ярость гнева и начинает ломать предметы в семейном доме.Она понимает, что ей нужно бороться за то, чего она хочет. Катя напоминает своему отцу о важности танцев — любви и страсти к ним — послании, которое он дал ей, когда она была маленькой девочкой. Слова Кати оказывают огромное влияние, потому что ее отец внезапно подписывает форму согласия.

В такт затем предлагает сладкое окончание — прослушивание Кати и Марлона. Отец Кати наблюдает — главная героиня смешивает свой балетный опыт с новыми танцевальными навыками в стиле хип-хоп, что приносит ей и Марлону грозную рутину.После этого Марлон и Катя узнают, что попали в «Тигров».

Родственные

Кто заказал убийство Кати Гандзюк? Год без ответов

«Для многих из нас этот день стал худшим днем ​​в жизни, — говорит Катерина Мола, подруга Гандзюк. «И этот день должен стать днем ​​справедливости. Справедливость для мертвых — то же самое, что радость для живых».

В 2017-2018 годах по Украине произошло более 50 нападений на гражданских активистов.Некоторые из этих нападений были совершены с особой жестокостью, как в случае с Катериной Гандзюк. Сразу после нападения друзья Катерины выступили с инициативой «Кто заказал нападение на Катю Гандзюк?» Протестуя по всей стране, эти активисты призывают к расследованию нападения на их друга. Но украинская полиция и спецслужбы до сих пор не нашли заказчиков этих терактов.

Еще при жизни Екатерина Гандзюк лично просила Генерального прокурора Украины Юрия Луценко передать ответственность за ее расследование от Национальной полиции Украины Службе безопасности Украины (СБУ).Гандзюк не доверяла Министерству внутренних дел Украины и его способности расследовать нападение на нее. Летом 2018 года полиция, например, арестовала человека, не имевшего отношения к нападению.

«Ни один из сотрудников милиции, ложно задержавших и арестовавших этого человека, не понес наказания», — Роман Синицын, активист кампании «Кто заказал убийство Кати Гандзюк?» инициатива, говорит мне. «На начальных этапах полиция саботировала расследование, уничтожала улики. Полиция также предупредила организаторов нападения, чтобы они обязательно покинули страну.

По версии следствия, организатором нападения на Гандзюк является Алексей Левин. Он бежал из Украины и в настоящее время объявлен в международный розыск. Пятеро совершивших нападение были приговорены к тюремному заключению на срок от трех до шести лет. Владислав Мангер, бывший глава Херсонского облсовета, получил официальное уведомление о подозрении в организации убийства. Позже подозрение в отношении Мангера было изменено на более легкое – «организация нападения» на Екатерину Гандзюк.

Но Екатерина Гандзюк и ее отец назвали трех возможных «заказчиков» нападения на нее. Помимо Владислава Мангера, это были Андрей Гордеев, ныне бывший губернатор Херсонской области, и Евгений Рыщук, его заместитель. Но прокуратура лишь заявила о своих официальных подозрениях в отношении Мангера. Бывший генпрокурор Юрий Луценко заявил, что в этом деле есть только один «клиент», и что он не будет предъявлять подозрения другим лицам «ради уравновешивания политических подозрений».Дело в том, что Владислав Мангер представлял политическую партию Юлии Тимошенко, а Андрей Гордеев и Евгений Рыщук – партию экс-президента Петра Порошенко.

HFR-noa covo’s katya

Девочки на пляже говорят, что Катя убила свою сестру-близнеца в утробе матери. Говорят, что у Кати целый этаж в доме, что Катя ест взбитые сливки из канистры, что Катя никогда и никуда не должна идти, если не хочет. Кате исполняется четырнадцать лет, и девочки уверены, что под рубашкой у нее бикини.Мы с Энн сидим рядом на желтом полотенце и слушаем их сплетни. Мы знали Катю. Теперь все, что мы знаем, это то, что девочки шепчут. Смотрим, как Катя танцует в воде спиной к нам. Никто из нас не присоединится к ней. Мы слишком напуганы, чтобы развернуться из наших сидячих положений и голых купальных костюмов, в которых никто из нас не хочет признаваться, особенно если среди нас есть девушка в бикини.

Катя выходит из волн и идет к нам с Анной. Ее синяя рубашка прилипает к животу и спускается до бедер.Я не могу сказать, что у нее внизу. Мы уступаем ей место на полотенце, и она садится и подтягивает колени к груди. Другие девушки смотрят на нас. Катя не отрывает глаз от волн, словно что-то ищет. Интересно, действительно ли она носит под ним бикини, и что мешает ей показать это нам. Она должна знать, что мы ждем, пока она заставит нас ревновать. Она должна знать, что мы здесь не из-за торта и даже не из-за наших матерей, а потому, что мы жаждем чудес, и только она может нам их подарить.

Катя проводит рукой по своим светлым волосам. Когда мы были моложе, мы втроем рассказывали друг другу истории о привидениях во дворе. Катя тогда еще не была Катей, а просто соседкой. Мы привыкли сидеть вокруг зажженной свечи и говорить, что если, что если, что если, пытаясь вызвать другие миры. Мы остановились после того, как Катя переехала в дом, где у нее был свой этаж, и стала девочкой, которая пожирала своего близнеца в утробе матери, девочкой, у которой под рубашкой могло быть бикини.

Родители Кати приносят ей именинный торт, когда солнце начинает садиться.Катя отворачивается от воды и снова смотрит на нас, ожидая, что она покажет что-то захватывающее. Она снимает рубашку. Ее бикини — это все, что мы себе представляли, и мы снова ее. Катя смотрит на торт с нежной глазурью, и в ее глазах мы видим голод. Это ее пожирать, как и все остальное.

Катя наклоняется над свечами и задувает их. Когда они мерцают, я мельком замечаю блондинку в воде, ее руки тянутся к нам. Я не могу понять, то ли это Катя-соседка, то ли сожранная сестра-близнец Кати, то ли просто дверь в другой мир, закрывающаяся в свете заходящего солнца.

————-

Работа Ноа Ково появилась в журналах Jellyfish Review, Okay Donkey и trampset. Ее микрокнига «Букет страхов» была опубликована издательством «Соловей и воробей». Ее можно найти в Твиттере @covo_noa.

«Аляска и Катя из Drag Race сыграют главную роль в «Тихой комнате»

Когда Алисса Эдвардс назвала Alaska Thunderfuck, Катю Замолодчикову и ее коллегу RuPaul’s Drag Race All Stars 2 королев «зверями», она, вероятно, не знала, что в конечном итоге она будет говорить правду.

Аляска и Катя сыграют в грядущем фильме ужасов «Тихая комната ». Аляска будет играть роль Хэтти, демона, живущего в психушке, пытающего и убивающего пациентов, которые переходят ее дорогу. Катя, тем временем, перестанет тянуться и сыграет медсестру-садиста по имени Дэвид.

Проводить исследования

Смотрите последние видео, графики и новости

Привет! Я страшный монстр в Тихой комнате! А @katya_zamo играет мужчину-медсестру.Режиссер @SamWineman Смотрите трейлер: https://t.co/upwjD5wN8O pic.twitter.com/n6i1MeK7vh

— Alaska Thunderfuck (@Alaska5000) 8 мая 2018 г.

Посмотрите театральный трейлер «Тихой комнаты», чтобы впервые увидеть меня в роли медсестры Дэвида! Следите за @Alaska5000, обитающим в больничных палатах. Режиссер @SamWineman

Тихая комната — официальный трейлер (2018) https://t.co/DeSMUo2xAK через @YouTube

— Катя (@katya_zamo) 8 мая 2018 г.

«Привет! Я страшный монстр в «Тихой комнате», — написала Аляска в Twitter.«А [Катя] играет медсестру». Катя также написала в Твиттере: «Посмотрите театральный трейлер «Тихой комнаты», чтобы впервые увидеть меня в роли медсестры Дэвида! Следите за тем, чтобы [Аляска] не бродила по больничным палатам».

Фильм, снятый Сэмом Уайнманом из Thirsty , рассказывает о Майкле, пациенте психиатрической больницы, чья попытка самоубийства пробуждает злобный дух Хэтти. Майкл оказывается в ситуации, когда он должен выяснить, как победить демона, прежде чем она убьет пациентов больницы.

«Тихая комната » не имеет установленной даты выхода, но в настоящее время проходит по кругу фестивалей, включая Outfest, знаменитый фестиваль квир-фильмов, который проходит с 12 по 22 июля. Смотрите полный трейлер Тихая комната ниже:

Следит ли Катя за своей новой пассией?

Немецкая подростковая драма Netflix «В ритме» с дебютантками Александрой Пфайфер и Ялани Маршнер в главных ролях рассказывает о путешествии, демонстрирующем битву между ответственностью и страстью.

«В ритме» — это история Кати (которую играет Пфайфер), молодой балерины, которая разрывается между уважением к семейному наследию и новой страстью к танцам в стиле хип-хоп. Марлон, которого играет Маршнер, является ее соучастником в этом совершенно новом мире уличных танцоров.

Преподаватель балета мисс Роузблум (которую играет актриса Хелен Шнайдер) сообщает некоторым молодым аспирантам, включая Катю, что у них осталось всего девять недель до прослушивания на получение стипендии в Нью-Йоркской академии балета; и что может быть только один победитель.

Катя — очевидный фаворит, ведь оба ее родителя — успешные артисты балета, известные как «Орловы». Она чувствует себя запуганной людьми, проводящими параллели между ней и ее родителями, и ей приходится терпеть насмешки своих сверстников, которые думают, что она использует их славу на ней.

Далее по сюжету ее отец Виктор (которого играет немецкий актер Тристан Путтер из знаменитого фильма 2011 года «Аноним») попадает в аварию на сцене и остается калекой на всю жизнь. Теперь тяжесть семейного наследия полностью лежит на ее плечах.

Однажды ночью, когда она в дороге, борясь со своими властными эмоциями, она встречает Фели (которую играет Ина Джеральдин Гай из знаменитого фильма «Перси Джексон и Олимпийцы: Похититель молний»), учительницу хип-хопа, которая знакомит ее с Battle- Land, хип-хоп клуб в нерабочее время. Здесь она встречает Марлона, и он вызывает ее на танец. Он высмеивает ее за то, что она подражательница, и вдохновляет ее на создание собственного стиля.

Она начинает учиться с ним, и они становятся ближе друг к другу. Их химия безошибочна.Ведя двойную жизнь балерины утром и танцовщицы хип-хопа вечером, она пытается сбалансировать свое существование. Тем не менее, она уже превращается из уравновешенной балерины, всегда контролирующей себя, в дикую и свободную в новом увлекательном мире уличных танцоров.

Когда Марлон хочет, чтобы они прошли прослушивание в качестве дуэта для знаменитых «Sonic Tigers», возникает серьезный конфликт. Отсюда начинается путь Катиного самопознания. Откажется ли она от своего шанса стать балериной и последует ли недавно открытой любви к хип-хопу? Или ее любовь к отцу и уважение к семейному наследию вернут ее в лоно?

Подробное объяснение концовки «В ритме»:

Путь самопознания

Марлон напоминает Кате, что она должна быть собой, поскольку она не может быть кем-то другим.Она соглашается пойти на прослушивание в «Тигры». Она стоит перед дилеммой, разговаривать с отцом или нет. После долгих раздумий она наконец говорит отцу, что хочет продолжить свою страсть к хип-хопу и балету. Он разгневан и разочарован; и отвергает ее идею.

Она бунтует и уходит из дома, чтобы остаться с Марлоном. Несмотря на то, что она уезжает, в ее сознании возникает конфликт между любовью к отцу и любовью к хип-хопу и Марлону. В конце концов ее вина берет верх, и после ссоры с Марлоном она возвращается домой.

Откровение

Возвращение Кати, как обратная сторона медали, не идет ей на пользу, поскольку ее мысли отвлекаются на хип-хоп и Марлона. Она тоже пропускает балетное прослушивание и начинает саморазрушительное веселье.

Ее агония достигает апогея, когда фрау Немец (немецкая актриса Катрин Поллитт из немецкого сериала «Der Dicke» известность ), медсестра, нанятая Виктором, с которым у Кати сформировалась связь, просматривает для нее перспективы. Она советует ей «схватить козла за рога и везти, куда хочешь.

Это момент расплаты для Кати. Она открывает свое сердце Виктору и рассказывает, как хип-хоп заставляет ее чувствовать себя живой. Она напоминает ему, как в детстве ей говорили, что танец похож на полет. Она говорит ему: «Только она чувствует себя намного лучше».

«В ритме»:

Резолюция

Она и Марлон проходят прослушивание в «Sonic Tigers» в качестве дуэта. Конфликт отца и дочери разрешается присутствием первого на прослушивании.

Он меняет свое мнение, и дуэт, сочетающий в себе балетные и хип-хоп движения, покоряет публику.


Читайте также: Объяснение концовки Большого Быка: Падение невоспетого героя

Глава шестнадцатая: Катя — Мое запястье убивает меня, когда я иду обратно в общежитие. Это не боль…

Мое запястье убивает меня, когда я возвращаюсь в общежитие. Это не боль, которая находится на переднем крае моих мыслей. Так посмотрел на меня капитан Матис после того, как я спросил его, собирается ли он поцеловать меня позже.

Потому что я действительно хочу, чтобы это произошло, независимо от того, должен я это сделать или нет. Я не могу забыть то, как он поцеловал меня прошлой ночью и обнял. Почти как будто он был обеспокоен и определенно как будто он привлечено. Я знаю, что мы оба чувствуем то, что между нами, даже если мы не говорим об этом. Я не знаю, как с этим справиться, учитывая, что почти во всем мы находимся на противоположных концах спектра.

Впервые с тех пор, как мы с ним встретились, я думаю, что лучше понимаю, через что он прошел. Почему он такой холодный.Что меня удивляет: насколько я был прав в первый день здесь во время нашей сборной строительные упражнения, когда я догадался, что он всегда был один. На самом деле я не могу винить его, когда думаю о Дженне, которая почти умирает. Это убьет меня, если она это сделает.

Чувство вины за то, что я должен был быть более осведомленным, убивает меня сейчас. Она такая милая и невинная… и она доверила мне заботу о ней.

Как Сойер выживает в течение дня с четырьмя смертями на его совести? Оставаясь равнодушным к миру? Что это за жизнь?

Почему я ни разу не задумался о том, через что ему пришлось пройти за последние четыре месяца? Как он может тратить время на что-то вроде перевязки моего запястья, когда я обвиняю его за смерть Микаэля?

Я не мог остановить эти мысли с прошлой ночи, когда я заснул с Дженной на руках.

Сойер — человек, кому-то больно так же, как и мне. И это беспокоит меня по слишком многим причинам. Я хочу помочь ему и ненавидеть его, раствориться в его объятиях и убежать.

Я уже не знаю, что о нем думать.

— Ты плаваешь в одежде? — кричит Петр, когда я вхожу в квадроцикл.

Я отмахиваюсь от него.

«Эй, Баба хочет, чтобы ты пришел сегодня утром».

«Какой?» Я смотрю на него, не ожидая этой новости. «Почему?»

«Не уверен.Он звонил прошлой ночью и сказал, что ему нужно, чтобы ты вернулся».

Я хмурюсь. «Он в порядке?»

«Я так думаю.» Петр что-то скрывает. У него есть небольшая подсказка, хруст в уголке правого глаза. Я узнал об этом, когда он лгал врачам о своей боли, потому что он слишком упрям, чтобы признать, что ему нужна помощь. «Зак едет за тобой. Я соберу твои вещи и принесу сегодня днем».

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.