Фото два парня одна девушка: D0 b4 d0 b2 d0 b0 d0 bf d0 b0 d1 80 d0 bd d1 8f картинки, стоковые фото D0 b4 d0 b2 d0 b0 d0 bf d0 b0 d1 80 d0 bd d1 8f

Содержание

Coцсети: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Девушка рассталась с парнем за просьбу накраситься перед встречей с его друзьями

Девушка поделилась историей о том, как получила неожиданную просьбу от бойфренда, после которой рассталась с ним. В ролике, опубликованном в TikTok, она рассказала, что парень попросил ее накраситься для встречи с его друзьями, однако делать это девушка не согласилась.

Автор смонтировала ролик из скриншотов диалога с бывшим парнем. В переписке они обсуждали грядущее знакомство девушки с друзьями бойфренда. Молодой человек попросил возлюбленную отправить ему свою фотографию, чтобы он смог посмотреть, как она подготовилась к встрече с его компанией. В ответ девушка предупредила парня, что не красилась и не наряжалась.

«Дорогая, думаю, тебе стоит нанести немного макияжа, ведь это твоя первая встреча с ребятами. Не хочу, чтобы они думали, что у меня какая-то потрепанная девушка», — передала героиня истории слова бойфренда. В ответ девушка объяснила парню, что его слова обидели ее и теперь она вовсе не хочет встречаться с его друзьями. Тогда парень предложил ей два варианта: либо краситься, либо вообще не приходить. «Почему мне всегда достаются токсичные мужчины?» — заключила автор ролика и добавила, что разорвала отношения с молодым человеком.

«Отправь эти скриншоты его матери, чтобы она знала, кого воспитала», — прокомментировала ролик одна из пользовательниц. Многие комментаторы были удивлены, что парень мог позволить себе так обращаться с девушкой. По мнению большинства юзеров, героиня истории сделала правильный выбор, когда приняла решение расстаться с бойфрендом.

Ранее другая пользовательница TikTok узнала тайное увлечение возлюбленного и рассталась с ним после семи лет отношений. Лучший друг прислал ей скриншот профиля ее партнера в приложении для знакомств. Парень признался, что действительно заходил в приложения для знакомств, но никогда не изменял ей. Он оправдал свое поведение тем, что хотел только флирта в переписке.

«Если ты сдохнешь, нам все равно». Как в Беларуси издеваются над задержанными

  • Елизавета Фохт, Анна Пушкарская, Оксана Чиж
  • Би-би-си

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

18+. Внимание: текст содержит описания сцен насилия

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

“Мне положили в штаны гранату». Что делают с задержанными в Беларуси

В Беларуси после акций протеста, которые начались после президентских выборов, задержаниям, арестам и издевательствам подверглись тысячи людей. Многих избивали, унижали и морили голодом. Би-би-си поговорила с несколькими людьми, которые подверглись жестокому обращению в белорусских автозаках, тюрьмах и отделах милиции.

Алина Береснева, 20 лет

С 9 на 10 августа мы с друзьями возвращались из центра Минска и попали под раздачу ОМОНа. В акции протеста мы не участвовали, но меня все равно повалили на землю — на руке еще остались царапины — и нас упаковали в автобус.

Нас привезли на улицу Окрестина (в центр изоляции правонарушителей ГУВД Мингорисполкома — Би-би-си). На входе стоял мужчина, он приговаривал: «Суки, быстрее пошли!». Я спрашиваю: «За что вы так с нами разговариваете?» Он взял меня за шею и пнул в стену, сказав: «Суки, осматривайте пол, будете знать, где ходить, где гулять».

Нас, 13 девочек, посадили в камеру на четверых. Мы спрашивали сотрудника, можно ли нам сделать звонок, можно ли позвать адвоката, на что он нам отвечал: «Вы что, насмотрелись американских фильмов? Это вам не Америка, вам ничего не положено».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Разгонами мирных акций занимались спецподразделения, натренированные на борьбу с террористами

Прошла ночь, примерно в 12 часов дня нас начали пересчитывать, спрашивали имя и фамилию. Мы понимаем, что не ели уже больше суток — у всех скрутило животы, все были голодные, мы начали просить еду. Мы были готовы заплатить. На что нам ответили: «Нет, суки, будете знать, за кого голосовать». Мы были в жутком шоке, что нам так отвечают. Это было ужасно.

Потом настал вечер, и мы начали замечать — а у нас была щель между кормушкой и дверью — что людей выводят и заставляют подписывать что-то, хотя они кричали и возмущались. Подошла наша очередь подписывать эти протоколы. Мы с девочками договаривались отказываться от того, что нам приписывают.

Я попыталась ознакомиться с протоколом, начала его читать, Говорю: «Дайте мне, пожалуйста, ознакомиться, под чем я подписываюсь». Мне в ответ: «Я тебе, сейчас, сука, расскажу, давай быстро подписывай, а то я тебя ****** [изнасилую] и еще на 20 суток засажу». У меня был шок, у меня текли слезы, их следы остались на том протоколе. Я подписала: «согласна», поставила свою подпись, даже не знала, за что я подписываюсь.

Нам обещали, что отпустят сегодня же. Мы думали, что забудем про всё, как про страшный сон, но не тут-то было. Нас завели обратно в камеры, потом переместили в другую, где уже было 20 девушек — всего нас стало 33. Это было полное издевательство.

Когда не было еды — это самый страшный момент. Я сама по себе сильный человек. Но меня в тот момент сломали. Я просто сидела, у меня настолько скручивался живот, что я не знала, что мне делать. Ты сидишь и понимаешь, как твой организм пытается справиться с этим, но не получается. И ты сидишь просто как маленький ребенок. Ты озлоблен, но у тебя нет сил, и тебе никто не поможет.

Автор фото, Natalia Fedosenko/TASS

Подпись к фото,

Родственники задержанных во время акций протеста у одного из изоляторов в Минске

Я не знала, что мне делать, просто сидела, свернувшись в кулек, у меня пошел холодный пот, и мне позвали врача. Я еле встала и через эту кормушку говорю: «Понимаете, я не могу стоять, мне плохо, у меня кружится голова». Она говорит: «Будешь знать, где ходить в следующий раз». Мне в итоге дали таблетку валидола — на голодный желудок. Я ее пить, конечно, не стала, чтобы не сделать себе еще хуже.

Прошла еще одна ночь. Мы решили, что если нам не принесут еду, то мы уже начнем кричать и звать на помощь. К 11 августа к нам приехали еще автозаки. Мы через окно видели, как над парнями издеваются. Они стояли почти полуголые на коленях попой кверху, руки у них были за головами. Если кто-то шевелился, то они били их палками.

У одной из наших девочек начались месячные. Она попросила: «Дайте, пожалуйста, туалетную бумагу». Ей сказали: «Майкой своей подтирайся». В итоге она просто снимала нижнее белье, стирала его и ходила, пока оно снова не пачкалось. Потом, когда была пересменка, пришла женщина, которая в итоге принесла нам бумагу. Мы ее просто боготворили.

Окна выходили на улицу. Мы видели людей, которые кричали: «Отпустите наших детей!». В соседней камере был мужчина, который сильно кричал, у него были проблемы с ногой. Ему три дня не могли вызвать «скорую», он не выдержал и начал кричать в окно, чтобы люди его услышали. Так сотрудник милиции открыл дверь — это было хорошо слышно, — начал его бить и говорить: «Сука, разминай свою жопу, сейчас я тебе кровь обратно в очко запихну».

Если бы была возможность как-то наказать тех людей, я бы с удовольствием это сделала. Все это разделило жизнь на до и после. Я раньше хотела поступать в МВД, быть сотрудником милиции, защищать народ, права человека, но после того как я побыла там, я больше не хочу этого. Теперь я просто хочу уехать из этой страны, забрать всех родных и близких, чтобы здесь не оставаться.

Сергей (имя изменено по просьбе героя), 25 лет

Меня задержали на третий день акций, 11 августа, около торгового центра. Работал не просто ОМОН, это был спецотряд «Алмаз» — элита, которая борется с террористами.

Когда мы увидели, как к нам идет колонна спецтехники, мы поняли, что можно только прятаться. Я сидел в укромном месте, какое-то время найти меня не могли. Так вышло, что я видел, как на площадке перед ТЦ на коленях стоят люди, которых избивают. Один из них упал, к нему наклонился омоновец, он поднял глаза, и мы встретились взглядом. В тот момент я подумал, что мне ***** [конец].

Меня тоже вывели на площадку. Тех, кто что-то говорил, били. Меня положили, немножко побили. У меня был с собой рюкзак с респираторами, масками. Один из офицеров посмотрел на него и сказал: «О, это какой-то организатор». Начали искать владельца.

Я решил не признаваться — понимал, что будет применяться дополнительное насилие. После нескольких минут избиения меня опять спросили, мой ли рюкзак. Я сказал, что не мой. Меня вывели за угол торгового центра три человека из спецназа. Руки у меня были связаны. Достали боевую гранату — я знаю, чем они внешне отличаются от светошумовых — и сказали, что сейчас достанут чеку, положат мне в трусы, я подорвусь, а они потом скажут, что я подорвался на самодельном взрывном устройстве. Что никто ничего не докажет и им ничего не будет.

Я продолжал говорить, что рюкзак не мой. Они положили мне в штаны гранату, отбежали. Потом вернулись и сказали, что я ****** [обнаглел], снова начали бить. Били в пах, били по лицу. Рюкзак велели нести в зубах. Пока мы шли в автозак, они продолжали меня бить руками по лицу. Если ронял рюкзак — били. У меня сейчас в итоге сколы на зубах.

Меня завели в автозак, там было человек 20. Нас кидали одного на одного. Сверху стоял омоновец, который ходил по людям. Ноги ставили на шею, начинали душить. У людей отекали руки из-за стяжек — кто жаловался, того били по рукам. В нашей машине был астматик, он начал задыхаться. Омоновец подошел к нему, положил ногу на горло, начал душить и сказал: «Если ты сдохнешь, нам всё равно».

Когда нас вывели на улицу, на земле была разлита краска. Мне обмазали ей лицо, пометили таким образом. Потом меня пересадили в другую машину. Там были четыре сотрудника с дубинками. Тебя кладут на пол, и они бьют тебя по ногам, приговаривая: «Это чтобы не бегал! Добегался!» Там я был один, возможно, туда водили и других. Девушек при мне не били.

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Омоновцы на акции протеста 11 августа

Потом меня вернули в общий автозак. Там были две девушки лет 18. Их провинность была в том, что они поднимали голову и обращали внимание на то, что кому-то в салоне стало плохо. После нескольких таких обращений к одной из них подошел омоновец, начал на нее кричать, схватил за волосы. Он каким-то образом отбрил у нее часть волос и сказал: «Вы — шлюхи, мы вас вывезем в СИЗО, закинем в камеру к мужикам, вас там ****** [изнасилуют], а потом в лес увезем».

Был парень, который не хотел разблокировать телефон. Его раздели догола и сказали, что если он не скажет пароль, его изнасилуют палками. Тогда он согласился, его кинули лежать к остальным.

Нас привезли на какой-то переправочный пункт. Мы вышли из автозака. Там был коридор из 40 человек до другого автобуса. Когда идешь по нему, тебя бьют. Падаешь — бьют, пока не встанешь — по ноге, головам. Когда я дошел до автобуса, я упал от удара. На меня опять обратили внимание спецназовцы, потому что у меня была майка солидарности с российскими политзаключенными. Меня дополнительно побили, а потом взяли за руки и за ноги и кинули в автобус, как мешок.

На меня орали, говорили ползти в определенную точку. Я полз медленно, меня снова били. Когда я дополз, я уже просто не мог двигаться. Ко мне подошел другой сотрудник, поставил ногу на спину и начал бить по голове дубинкой — но уже не простой резиновой, а с металлическим стержнем. Я это понял, потому что после первого удара меня выключило. Я перестал что-то чувствовать.

Он бил какое-то время. Потом сверху меня навалились люди. Мне было тяжело дышать. Тех, кто был сверху, продолжали избивать. Был странный выбор, непонятно, где хуже — наверху, где ты с воздухом, но бьют, или внизу, где ты задыхаешься, но тебя не бьют.

Потом нас высадили, был еще один «коридор», где били, нас пересадили в автозак в камеру «стакан». Он был рассчитан на три человека, туда затолкали восемь. Я был прижат к стене и увидел кровь — только тогда я понял, что у меня разбита голова. В какой-то момент я потерял сознание, это повторилось несколько раз.

Когда нас довели до учреждения, из-за травм и духоты я просто не мог стоять. Я вывалился из камеры. Они сказали: «Кажется, этот уже готов». Меня выкинули из автозака и бросили. Ко мне сразу подошли медики, они сказали, что у меня рассечена голова, все побито, точно есть сотрясение. Меня тошнило, изо рта шли слюни. После этого меня уже не трогали. Уже сами омоновцы стояли и рассуждали — умру я или нет.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Настя, мама тут». Истории от изолятора в Минске

«Скорых», чтобы всех вывезти, не хватало, я лежал час. В итоге за мной приехали. В «скорой» я просил отвезти меня домой, а не в больницу, потому что оттуда участников акций забирают. Но из-за разбитой головы и подозрения на перелом ноги меня все же увезли в больницу.

Врачи понимают, что людей пытают, они стараются вывезти, кого могут. Суммарно мне наложили 12 швов на три раны, сделали операции, снимки. Через несколько часов меня из больницы забрали друзья. Из-за того, что у меня не было ни паспорта, ни телефона, мою личность так и не установили.

Пока меня били, я большую часть времени ни о чем не думал. Мне было страшно, я не ждал такого насилия. Я думал о том, чтобы сгруппироваться, чтобы сохранить здоровье. Но если честно, еще думал про эмиграцию. Что если ничего не изменится, мне будет страшно жить в стране, где тебя могут в любой момент убить, и никто не будет наказан. Страшно думать, что рядом с нами живут сотрудники этих структур, которые пытают людей и продолжают жить обычной жизнью.

Олег, 24 года (имя изменено по просьбе героя)

Я дальнобойщик, к политике никак не отношусь, не враг народа. Приехал неделю назад из рейса из Сибири. Посмотрел, что творится в интернете. Увидел, что дети выходят, бабушки. Я подумал — что я, молодой парень и буду дома отсиживаться? И пошел тоже.

Меня задержали [в ночь] с 10 на 11 августа, ближе к полуночи. Был хлопок недалеко от меня. Меня оглушило. Я увидел, что на земле лежит парень. Я хотел помочь подняться — а у него практически была оторвана нога. Ему светошумовая граната попала прямо в чашечку, колена уже не было.

Телефон куда-то завалился, я побежал искать «скорую». Мимо одна проезжала, я попросил медиков подъехать. Они попросили меня и еще нескольких парней остаться помочь. Метрах в двадцати стояли сотрудники ОМОНа — со щитами, оружием, автоматами.

Они нас не забирали, передавали другим нас не трогать. А потом подбежали со спины, положили быстренько, ударили по ногам. Завели руки за голову, избивали ногами. Врач пытался объяснить, кричал: «Что вы творите, мы тут не справимся, люди помогают!»

Нас сначала подняли, а потом через полторы минуты опять подбежали, избили дубинками. По пути в автозак били, в автозаке тоже били, кричали: «Ах вы твари конченые». Были ногами, руками, прилетало по всему телу. С нами сидел мужчина лет пятидесяти, инвалид второй группы. Он попросил таблетку, сказал, что ему плохо. Его постоянно избивали.

Когда большая камера в автозаке заполнилась, нас начали сортировать по маленьким — по шесть человек. Нечем было дышать, была только маленькая форточка. Мы полтора часа сидели в этой дымовухе. После этого нас отвезли на Окрестина. Когда мы выбегали, выстроился коридор из сотрудников милиции и ОМОНа. Мы бежали к забору — они нас избивали. Улыбались, говорили: «Хотели перемен? Будут вам перемены!»

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сотрудники ОМОНа разгоняют акцию протеста в Минске 9 августа

Полтора часа мы стояли с опущенной головой на коленях перед бетонным забором. Там были камни, у меня до сих пор колени все синие. Если кто-то возмущался — избивали. Один человек кричал, что он офицер ФСБ. Его окружили, дали в солнечное сплетение, его человек пять месили дубинками. Репортера из России избивали, он кричал просто до ужаса. Били за любой вопрос.

Я пока стоял, не думал ни о чем. Было очень жалко людей, которых избивали. Мне периодически тоже прилетало. Потом нас завели в здание, пока мы бежали, чтобы сдать вещи, нас продолжали бить дубинками. После нас загнали в прогулочный дворик- там было человек сто тридцать, все стояли один на другом. Раз в два часа по десять человек водили в туалет и еще раз в час давали по две двухлитровых бутылки воды. Некоторые на них посмотреть не успевали, как они уже заканчивались.

Потом нас опять повели на улицу — по пути избивали, — поставили на колени и допрашивали. Затем всех отправили в камеру, пока мы туда бежали, нам продолжало прилетать. В камере — 120 человек, за сутки дали только воду и одну буханку хлеба на всех.

На следующее утро были суды, нас к тому моменту в камере осталось около 25 человек. Меня на суде согласились освободить, арест не назначили. Но после этого еще продержали до вечера. Мои личные вещи так и не нашли, пообещали отдать потом. Вывели на улицу, я видел толпу парней, лежащих лицом вниз. Их избивали, они кричали. А через забор стояли их родственники.

Сам милиционер, который с нами стоял, говорил, что это ужас, это страшно. Когда нас выводили через задний двор, нам сказали, что если мы подойдем к толпе, где были родственники и пресса, нас заберут, и мы будем синего цвета. Но когда мы вышли, люди к нам подбежали как к героям — предложили сигарет, дали позвонить родственникам. В итоге у меня полностью отбиты ноги, спина и лопатки.

Марыля, 31 год

12 августа мы с друзьями после 23 часов возвращались домой на машине по пустому проспекту — в Минске уже не было пробок, как в первые дни протестов, когда машины блокировали. И недалеко от Стелы, где народ собирался в день выборов, нас остановил гаишник и велел съехать к обочине. Кроме машины ГАИ там стояло несколько «бусиков» (микроавтобусов — Би-би-си). Подошли люди в черной защитной форме, в черных балаклавах — кажется у них были нашивки МВД, но точно я не разглядела. Их было много, только на нашу машину было человека три. Они не представились, сказали, чтобы мы вышли из машины.

Нам сказали разблокировать телефоны, потом сотрудники стали смотреть, какие у нас есть фото и видео. Меня отвели в сторону, а парней поставили руками на машину. Парни открыли телефоны, и в галерее у всех были видео с предыдущих ночей — как машины стоят в пробке и гудят и так далее. Мы знаем, что по закону не обязаны это показывать, но когда около тебя стоит куча черного народа с автоматами или каким-то другим оружием… Они начали материться, кричали: «Вы хотели перемен? Мы сейчас покажем вам перемены!». Начали обсуждать, что с нами делать, решили везти в РУВД.

Забрали ключи от нашей машины, завели в бус, лицо водителя мы тоже не видели. С нами сели двое с оружием, и кто-то ехал сзади в нашей машине. Тут вспомнили про меня, сказали набрать пароль от телефона. Я говорю: «У меня руки трясутся». Один из них даже сказал: «Отстань от нее, зачем тебе это нужно». Второй — самый агрессивный — все же забрал у меня телефон и тоже начал говорить: «Вот, там видео с протестов…».

Нас завели во внутренний двор РУВД — там уже лежали на асфальте парни c машины, которую привезли перед нами, и девушка стояла возле стены. Меня поставили недалеко от нее тоже лицом к стене, а парней — вдоль другой стены. И я услышала удары и поняла, что бьют моего мужа — потому что тот, кто бил, говорил: «Зачем тебе белый браслет?». Это был белый резиновый браслет у мужа на руке — символ того, что мы за Тихановскую и за мирные перемены. Я хотела посмотреть, но те, кто стояли за мной, сказали: «Не дергай головой».

Пришли переписывать данные. Ко мне подошел сотрудник, видимо РУВД, без маски и в гражданской одежде — его лицо рассмотреть я тоже не могла, потому что стояла лицом к стене. Он сказал мне ввести пароль на телефоне, но говорил: «Машенька», «Если что нужно, обращайтесь», — такой супердобрый полицейский.

Пока я разблокировала телефон, успела удалить из него «Телеграм» и что-то еще, потому что слышала, как они говорили, что будут смотреть наши подписки. Он сказал: «Я сейчас посмотрю, что вы удалили», но у него не получилось.

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Участница акции протеста в Минске 11 августа

Ребят с девушкой из другой машины увели куда-то и потом нас тоже начали вызывать по фамилии. Пока я шла, тот, кто похож на омоновца, стал кричать, чтобы я опустила голову. А сотрудник в гражданской одежде говорит: «Не лезь к ней, все нормально». И тут произошла такая история. Нам уже сказали забрать свои вещи, отдали телефоны — но одному из друзей все время звонила жена, а у него была установлена на рингтоне песня Цоя «Перемен!». Ему велели выключить звук, а кто-то сзади сказал: «Не увозите их, они еще не выучили свой урок».

Нас повели и поставили лицом к другой стене двора. Парней — с руками за головой, я держала руки просто за спиной. Мужа, за то что он хмыкнул, ударили по ногам, сказали расставить ноги шире. Мне сначала сказали, что я могу стоять как хочу, но потом подошел еще один омоновец и сказал, чтобы я тоже поставила ноги шире. Все время давали разные команды и сложно было понять, чего они хотят. Парню, у которого затекли ноги, один омоновец разрешил поприседать, а другой подошел, ударил его ногой по ногам и велел встать к стене опять.

Стояли у нас за спиной и издевались, говорили: «Сидели бы дома». У нашего друга онемела рука, ему запрещали шевелить ею, но стали говорить: «Чего ты шляешься по протестам, если такой хилый». Говорили в основном теми же фразами, которые я уже слышала от знакомых, которых задерживали: «Вы в нас кидаете коктейли Молотова», «это Запад все оплачивает».

В конце мы услышали, как привезли еще какого-то парня, и ритмичные звуки дубинок о тело — несколько людей его очень жестоко избивали. Он просил не бить, но они матерились и били. Это было очень страшно. Потом его увели, а нам сказали, что будем стоять до семи утра, конца их смены. Потом кто-то подошел и спросил: «Кто тут самый буйный? Только не девушка». Его коллеги стали смеяться и показали на нашего друга. И его заставили отжиматься, под счет, говорили, чтобы он застыл в самой неудобной позиции, и обещали, что если не отожмется нормально, будут бить — все с издевкой и матом. Потом сказали приседать.

Потом нам сказали, что отпустят без протокола: «Надеемся, вы больше нигде не будете участвовать». Мы вернулись домой примерно в 2 часа ночи. У парней большие синяки от резиновых палок. Но мы останавливаться не собираемся, потому что это была их главная цель — запугать, но они сами нас боятся и воспринимают больше как врагов.

Я пошел в магазин, мне нужно было купить одежду, потому что после предыдущих акций у меня предыдущая поизносилась. Взял пакет с вещами. Доехал до улицы Дворец спорта и на полпути я увидел, что всех молодых людей, которые выходят из автобуса, сразу с остановки пересаживают в автозаки. Я начал это описывать для редакции. В момент, когда я это делал, ко мне подъехал автобус, оттуда выбежали люди, схватили меня за руки.

У меня выхватили телефон. Решили, что раз я что-то пишу и у меня есть интернет, я координатор. Они увидели фотографии спецтехники, предыдущих акций. Погрузили в машину и отвезли к автозак, в котором я просто сидел два часа. Я пытался объяснить, что я журналист, это их не очаровало.

Жесть началась возле РУВД «Московский», куда нас привезли. Автозаки открывают, людям заламывают руки. Если голова выше, чем надо — сразу прилетает по затылку либо дубинкой, либо щитом. Тащат волоком. Я увидел, что парня, которого вели передо мной, просто ради шутки со всего размаха долбанули головой о дверной косяк. Он закричал, поднял голову, ему еще привело.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Журналистов не трогать». Что говорят в МВД Беларуси о нападениях на журналистов

Дальше то, что меня больше всего поразило — «людской ковер». Нас завели на этаж и первое что я вижу — люди, которые просто лежат на полу. По ним идут как омоновцы, так и ты. Мне пришлось наступить на мужчину, потому что когда я пытался его обойти, мне опять прилетело.

На полу кровь, испражнения. Тебя бросают на пол, голову поворачивать нельзя. Мне повезло, что у меня была маска. Рядом был парень, который попытался повернуться, ему со всего размаху берцами прилетело по голове, хотя он и до этого уже был сильно избит. Были люди с перебитыми руками, которые не могли ими шевелить.

Людей заставляли молиться. Завели парня, который молил: «Дяденьки, не бейте». Ему сказали, что его сейчас уроют, начнут зубы считать. Несколько ударов. Он уже захлебывается кровью, и омоновец ему говорит — «Читай «Отче наш!». И вот ты сидишь и слышишь, как парень разбитым ртом читает: «Отче наш, иже еси́ на небесех».

Самый страшный момент — это когда ты сидишь, а людей в коридорах, этажом ниже, избивают до такой степени, что они не могут говорить и воют. Ты поворачиваешь голову — на полу кровь, кричат люди, а на стене доска почета с улыбающимися милиционерами, которые это творят. Ты понимаешь, что попал в ад.

После пересменки выяснилось, что два человека из задержанных пропали. Они поняли, что уже путают людей, нас спустили в одиночные камеры — в каждую по 20-30 человек. Вентиляции не было, стоять можно было около стены. Через час от испарений все было мокрым. Тем, кто был в возрасте, становилось плохо, один парень потерял сознание.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сотрудники ОМОНа избивают задержанного на акции протеста в Минске 9 августа

Потом примерно через 16 часов после прибытия в РУВД нас стали очень жестко выводить и закидывать в автозак. Сидеть запрещалось, людей складывали штабелями в три слоя. Некоторые люди с травмами оказались внизу, им было нечем дышать. Они кричали от боли, к ним просто подходили, били их по голове дубинками, унижали. Это напоминало пытки гестапо, в обычной жизни невозможно представить, что это возможно.

Ходить в туалет было нельзя. Тем, кто просил, говорили ходить под себя. В итоге люди действительно ходили под себя, в том числе по большому. К тому моменту все уже перестали что-то просить — еще в РУВД поняли, что помощи не будет. Тех, кто жаловался, жесточайше избивали.

Когда автозак двинулся, людям разрешили расползтись. Но если кто пытался опираться на сиденья или поднимал голову — сразу прилетало. Потом омоновцам стало скучно и они сказали встать на колени и петь гимн Беларуси. Это снимали на телефон. Когда автозак ехал, окружающие машины сигналили. Но если бы водители знали, что творится внутри, они бы не сигналили — штурмом бы брали эти автозаки.

Я потерял самообладание через полтора часа. Я говорил: «Извините, я российский журналист, что я такого сделал?» Мне начало прилетать по почкам, шее, голове, ответа я не получил. Со мной был один парень, который говорил: «Пожалуйста, расстреляйте нас, зачем вы нас мучаете». А ему отвечали, что расстреливать никого не будут, потому что в тюрьме нас ждет еще больше боли и «петушить» нас будут по очереди.

Когда нас привезли в [изолятор] Жодино, нам сказали: «Прощайтесь с жизнью, тут вас будут убивать». Но к нашему удивлению, нас там приняли нормально. Сотрудники колонии проявляли жестокость только пока СОБРовцы не уехали. Люди были рады, что попали в тюрьму — больше всего они боялись, что их автозаками повезут обратно в Минск.

Там я оставался три-четыре часа. За мной пришел полковник, меня вывели, пошли искать мои вещи. Те, с кем я был, были рады, что меня отпускают и я смогу рассказать о том, что происходит. На выходе нас встретил представитель консульства. Меня выслали из Беларуси с запретом въезда на пять лет и увезли в Смоленск.

Если бы запрета не было, я бы вернулся работать в Беларусь. Там уникальные люди. Они воспринимают перемены со знаком плюс и объединены одной целью.

Наталья, 34 года

Мы шли по улице без приключений с подругами. Потом позади нас появилась толпа людей, убегавших от ОМОНа, затем и сам ОМОН. Несколько омоновцев пробежали мимо нас, а один, видимо, который устал бегать, прицепился к нам с подругой. Он говорил: «Че ты ржешь? Я вижу, тебе весело. А то, что милиционеру сегодня лицо порезали осколком бутылки, тебе тоже смешно, да?». А я не смеялась, я хотела, чтобы он с миром от нас ушел.

Но почему-то его это разозлило, он потащил меня в микроавтобус. В микроавтобусе уже были люди. Нас спрашивали: «Что, нравится быть мясом? Где ваша Тихановская? Где ваша Цепкало?»

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Пацаны, это уже позор»: в Беларуси бывшие силовики публично выбрасывают форму

Мы приехали в РУВД «Советское». На улице всех поставили лицом к забору, руками на забор. И мы возле этой стены простояли до утра следующего дня. Нас периодически переставляли. Отвели в подвал, где изъяли вещи, телефон забрали, отправили опять к этой стенке.

Кто-то [за стеной] подъезжал на машине и пытался включить Цоя «Перемен». И мы слышали, как милиция переговаривается между собой, что надо их тоже затащить сюда — вместе с «переменами». Какая-то девушка искала парня. Она, наверное, встала на крышу машины, потому что мы видели ее лицо за заборчиком. И менты переговаривались между собой: «Смотри, там какая-то кобыла стоит, иди сгони ее оттуда!». Они вот так про людей говорят.

Парней били. Одному парню сломали ребро, судя по всему. Девочка была с перебитой ногой — это ее [травмировали], когда брали, видимо. В первую очередь получали самые дерзкие. Потом подъехали автозаки и туда начали грузить парней. Там явно кого-то били. Видимо, туда грузили помногу человек, и я слышала: «Ноги под себя! Ноги под себя!», и слышны были удары и крики. Целыми автозаками их увезли куда-то.

Остались девчонки. Нас начали вызывать в здание РУВД и предлагать подписать протокол. В протоколе был написан бред — что я активное участие в митинге принимала и выкрикивала лозунги «Стоп, таракан!». Я решила, что я его подписывать не буду. Тех, кто подписал, отпустили сразу домой. Тех, кто нет — повезли на Окрестина в центр изоляции правонарушителей (ЦИП).

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Женщина с ребенком наблюдают за акцией протеста в Минске 10 августа

На самом деле там не все уроды. Нам попался «добрый милиционер», который сказал: «Так-так, пока никто не видит, можете написать смски домой». Не знаю, это роль такая или он действительно хороший, но хочется думать, что что-то есть человеческое в них.

В связи с наплывом огромного количества людей там была полная неразбериха. Нас должны были поместить в ЦИП, но оказалось, что там нет места и нас решили поместить в изолятор временного содержания. В ИВС тоже не было места и временно нас решили определить в так называемый «стакан» — помещение метр на меньше метра, нас туда засунули вчетвером.

Затем нас поместили в камеру на двух человек. Выдали один матрас. Из поверхностей помимо кроватей, уже занятых двумя женщинами, был стол, скамеечка и пол. Мы спали кто где: кто на столе — можно сказать на книжной полке — кто на матрасе поперек. Сутки мы, наверное, не ели, но потом начали кормить.

Когда подходили к концу наши третьи сутки и мы говорили, что нас должны выпустить, нам отвечали: «Вам тут никто ничего не должен». С тобой там говорят, будто ты какой-то зверь. Да даже разве со зверями можно так? Это другой какой-то формат людей, который и с нами общается, как с уголовниками, и друг с другом.

Спустя 74 часа, в ночь на 13 августа, нам сказали выйти из камеры, вывели на улицу, поставили лицом к стенке. Сказали, что вещи не отдадут — а в моем случае это телефон, паспорт, права, деньги. У кого-то это были единственные ключи от квартиры. Две девчонки продолжали возмущаться, тогда их ударили и сказали, что они идут назад в камеру.

Я повернулась на них и спросила: «Что вы делаете?», за что получила удар по лицу рукой и дубинкой по ногам. Злой мент спросил: «Кому тут еще вещи?», потом сказал убегать. У всех ботинки без шнурков, но нужно бежать к выходу. Нам говорили: «У нас там оцепление, попадете в него — вернетесь назад».

Адаптация к жизни. ч2. Пять девушек и два парня

Мы с Витькой, вернулись в комнату и в молчании уселись на кроватях. Витька о чем-то напряженно размышлял, непроизвольно шевеля губами. Мне все происходящее продолжало казаться странным сном. Это был тот редкий случай, когда хотелось вдруг услышать голос мамы: «Сынок, просыпайся, пора в школу», но этого никак не происходило. Неожиданно я почувствовал, что очень хочу в туалет и переобувшись, собрался искать заветную тропинку через огород.
— Ты куда? — неожиданно очнулся Витька.
— Поссать пойду, как-то не сподобился, после того как проснулся, — честно признался я. — Все очень неожиданно.
— А я тут подумал, знаешь — все прямо заебись складывается, — оживился Пират. — Идеальная квартира получается — и дешевая и с девчонками. Мечта, да и только!
— Да, правда здорово. Но меня хозяйка пугает. Она походу на всю голову ёбнутая. Дядя Сережа, конечно, тот еще фрукт, но она это вообще трындец.
— Справимся, — уверенно заявил Витька. — Я и не таким лапшу на уши расчухивал.
— Может быть, ладно, я побежал, а то ща лужу сделаю, — пролепетал я и выскочил во двор.
Позади дома располагался довольно обширный огород, площадью несколько соток. Были заметны грядки с засохшими кустами помидоров и сухие венчики перестоявшего укропа. Но основную флору местности составляли разнообразные сорняки, доходившие высотой мне до плеча. Тропинка до туалета действительно была выложена кирпичом, но вела не напрямую, а каким-то странным зигзагом, видимо дядя Сережа прокладывал её будучи в изрядном подпитии. Сам туалет находился в дальнем углу двора и был на вид очень старым и хлипким. Приблизившись, я уже собрался дернуть за кривую деревянную ручку, как вдруг услышал внутри звук рвущейся бумаги. До меня мгновенно дошло, что туалет тоже общий, а значит, я стою и практически подглядываю за девушкой. Почувствовав смущение, я быстро отошел от волшебного домика и остановился на тропинке посредине огорода, повернувшись лицом к калитке. За спиной заскрипела дверь и мимо меня быстро проскользнула девушка в алой майке и спортивных штанах. Лицо я разглядеть не успел, но это явно была не та, которую я видел возле умывальника. Она тоже была смущена и стремилась как можно быстрее укрыться в доме. Её шлепанцы, явно чуть большего размера, забавно хлопали по пяткам и от этого она старалась двигаться еще быстрее, что создавало комичный эффект. Я, невольно залюбовавшись сверкающими пятками, продолжал стоять на дорожке, пока девушка не скрылась в доме, недовольно глянув напоследок через плечо. Когда хлопнула дверь, я опомнился и поспешил к цели своего похода. Заходить пришлось, нагибаясь, с опаской, боясь или удариться головой, или что вообще ветхое строение внезапно рухнет.

Вернувшись, я застал Пирата за разбором сумки. Первым делом он вытащил расческу и принялся приводить себя в порядок.
— Что решил сразу произвести на девушек неизгладимое впечатление? — осторожно поинтересовался я.

— Конечно! — Отозвался Пират. — Первое впечатление самое важное. Это ты уже успел их напугать, а меня они еще не видели.
— Я думаю, твой утренний театр они с удовольствием наблюдали в окно, — заметил я. — Что делать теперь будем?

— Ну, надо как-то пойти побриться, умыться, затем познакомиться, — не слишком уверенно начал Пират. — Потом неплохо бы покушать чего-нибудь и чаю попить. У меня тут припасено вкусное печенье, надеюсь, девчонкам понравится. Думаю, там найдется, с кем замутить.
— Ты же говорил, что у тебя подружка школьная есть, — неожиданно вспомнил я. — Говорил еще у вас там любовь-морковь, суперсекс, все дела. Как-то ты быстро решил сменить ориентиры?
— Ну, там у нас все было, но в последнее время как-то не очень, — Пират принялся неуверенно оправдываться. — Она в город поехала учиться, видится редко будем, по любому она себе кого-нибудь найдёт.

Я вспомнил, что при всех многообразных рассказах о своей великолепной личной жизни, Витек ни разу не показал фотографии своей школьной возлюбленной. Возможно, она вообще не существовала в природе и в представившемся случае Пират увидел шанс воплощения давних мечтаний.
— Пошли что ли как-то знакомиться, — неуверенно произнес я. — Я там зубную пасту с щеткой где-то уронил да и вообще. Надо же как-то обживаться.
— Сейчас, сейчас, — закивал Пират, интенсивно работая расческой перед зеркалом. — Не боись, ща все будет!
На этот раз Витек вышел первым, а я последовал за ним. Когда мы вошли, я заметил, что на кухне за это время произошли существенные изменения. Исчезло развешанное над ванной белье и разбросанные по столику рядом с раковиной элементы косметики. На кухонном столе был накрыт завтрак и за ним сидели четыре девушки. Они явно были напряжены и ожидали нашего появления.
— Доброе утро, мы тут это.. .-неуверенно начал Витя. — В общем, соседи ваши будем. Нам бы типа зубы почистить там, позавтракать надо… Ну и познакомиться как бы.
— Здравствуйте, — холодно ответила невысокая девушка с прямыми светло русыми волосами. — Нам тётя Галя сказала об этом недоразумении.
Две девушки за столом хихикнули в кулачки, а невысокая поднялась из-за стола и стала посреди кухни, скрестив руки на груди.
— Ну, — требовательно произнесла она. — Может быть, вы скажете как вас зовут?
— Меня Витя, а это Ярик, — послушно отозвался Пират. — Мы на первом курсе ветеринарного факультета.
— Понятно, — кивнула русая, сохраняя строгое выражение лица. — Меня зовут Лена, я тут самая старшая, на втором курсе экономфака учусь. Тетя Галя сказала мне составить расписание, когда вам можно пользоваться ванной и кухней, а также сказала выделить одну полку в холодильнике. Учтите, пацаны, мы с девочками посоветуемся и добавим комендантские часы, когда будем вообще дверь закрывать и даже водички не пустим попить.
Девочки за столом согласно закивали. Я успел рассмотреть, что среди них сидит, та, которую я видел утром возле умывальника и «алая футболка» со звонкими пятками. У неё было приятное лицо с забавным курносым носом и чуть оттопыренными ушами. Четвертой была девушка с волосами, собранными в короткий темный хвостик, одетая в шортики и узкий черный топик на бретельках, выгодно подчеркивающий грудь. Пират тоже смотрел именно на четвертую девушку и Лена, заметив это, сделала шаг вперед и стала между нами.

— Парни вам все понятно? — грозно спросила она.
— Да, да, конечно, — засуетился Витек. — Мы совсем согласны, надо так надо, как-нибудь приспособимся, мы не привередливые…

— А твой друг глухонемой что ли? — ехидно спросила девушка в черном топике. — Или он по-русски не понимает?
Остальные девушки задорно захихикали и только Лена сохраняла строгое выражение лица.
— Нет, со мной все в порядке, — по возможности бодро ответил я.
Девочки вздрогнули, я обладал от природы очень громким голосом, а когда волновался, то еще хуже себя контролировал и окружающим казалось, что я постоянно ору. Сейчас произошло именно так.
— Чё ты орешь придурок! — возмутилась Лена. — У нас в комнате Вера спит.
— Ха, да эту кобылицу и из пушки не разбудишь ваще! — улыбнулась «черный топик». — Да и пора бы ей вставать, мы хотели устроить большую стирку, пока есть последний выходной.
— Ну, можно мы хоть умоемся и лапшички заварим по-быстрому, — снова засуетился Витька.
В его голосе отчетливо слышались слегка заискивающие нотки, словно он отпрашивался у мамы погулять допоздна.
— Ленка не будь бякой! — неожиданно вмешалась девушка в серой футболке, которую я напугал утром. — Мальчики наверно голодные. Давайте уберем, освободим им стол, пускай позавтракают. Ребята, меня зовут Настя, я первый курс факультета технологии переработки молока.
У Насти было милое широкое лицо и русые волосы под каре. Длинная мешковатая футболка придавала её фигуре обманчивую тучность, но утром я успел заметить вполне стройные ноги с красивыми бедрами.
— Ты еще им и стол накрой, — съехидничала «черный топик». — Подождут, не обломятся. Это они к нам вселились, а не мы к ним!
— Светка, угомонись уже, — вмешалась девушка в красной футболке. — Настя права, надо жить дружно. Мальчики нам пригодятся, когда надо будет простыни отжимать. Вы же поможете, правда?
Она нежно посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась.
— Да конечно! — радостно рявкнул я еще громче прежнего.
— Не ори придурок! — грозно вскинулась Лена. — Еще раз и я пойду с тетей Галей разговаривать, чтоб тебя выгнать нахер! Если ты и ночью так будешь орать, от тебя житья не станет.
— Простите, это от волнения, — почти шепотом ответил я.
Вышло еще более неуклюже и девочки снова прыснули со смеху.
— Ладно, хватит, — оборвала веселье комендант Лена. — Мы сейчас соберемся и чай в комнате допьем. Минут через десять приходите и кухня на полчаса в вашем распоряжении. Можете пользоваться чайником, а другую посуду и вещи не трогайте. И к двери в комнату не подходить!
— Хорошо, мы все поняли, — с готовностью ответил Витек. — Будем ровно через десять минут.
— Настя, я хотел извиниться, что вас напугал, я правда не хотел, — робко произнес я.
— Ого, на вы, прям как к королевне обращается, — снова развеселилась Света. — Настасья производит неизгладимое впечатление!
— Будем на «ты», — улыбнулась Настя.
— Я подобрала твою щетку и зубную пасту, вон они на полочке, рядом с рукомойником.
— Большое спасибо и очень рад знакомству, — благодарно кивнул я.
— Осталось видимо нам представиться, — вмешалась «красная футболка». — Меня Саша зовут, но можно Сандра, а это Света, мы с одной станицы и обе на первом курсе технологии переработки зерновых.

— Зовите её «Дрю»,- рассмеялась Света. — Ей это имя больше подходит. Там в комнате еще наш «пятый элемент» храповицкого давит. Веркой зовут, она с факультета виноградарства и виноделия.
— И винопития, — хихикнула Саша. — Вот уж точно пьет как лошадь.
Внезапно кухню потряс громкий стук в деревянную перегородку.
— Попизди мне еще, сучка, я те клизму самогонкой сделаю, — прозвучал за стенкой звонкий голос с легкой хрипотцой. — Пока занятий нет, можно расслабиться.
— О! Проснулась девочка-катастрофа,¬ — рассмеялась Света и крикнула в открытую дверь: — Тебе чайку заварить или рассольчику сразу? Трубы горят поди…

— Так, топайте уже, хватит пялиться,- подвела Лена итог аудиенции. — И не задерживайтесь, в десять вас выгоним на фиг!
— Конечно-конечно, — закивал Пират и выскочил во двор, а я последовал его примеру.
В комнате Витек завалился на кровать и мечтательно уставился в плохо побеленный потолок.
— Охеренно, чувак. Просто заебись! — радостно заявил он. — Видел буфера у Светы? И остальные тоже ничего, даже Лена. Но Света — просто супер, десять из десяти! А тебе кто понравился?
— Да все хорошие, даже не знаю, — признался я.- Наверно Настя, та которую первой увидел. Попка у неё супер вообще, но и Сандра тоже ничего.
— Надо налаживать контакт, полюбасу. Пригласить их куда-нибудь, на дискотеку, например, — Витек принялся строить планы. — Тут по вечерам организовывают, на площадке, за дворцом культуры. На дискотеке можно и пивка организовать, медленные танцы, тоси-боси, все дела! И повод есть и от хозяйки ебанутой подальше.
— Только одна проблема, — осторожно заметил я. — На дискотеке ты не единственный кавалер будешь, по любому еще конкуренты набегут. Мимо такого цветника просто так не пройти.
— Как ты сказал? «Цветника»? — хохотнул Витек. — Да в этом что-то есть. Букет из пяти прекрасных цветков, поэтично звучит.
— Ну так я это, стихи пописываю иногда, — признался я. — Получается не очень, но некоторым девчонкам нравиться.
— Заебись, пригодится твой ценный навык, — обрадовано заявил Пират. — В бою все средства хороши! Давай сумки доразберем и жратву на кухню оттащим.
Надо признать наши запасы питания были весьма скудными и состояли из десяти пачек лапши быстрого приготовления, килограмма картошки, пачки гречки и двух банок тушенки. Отдельной строкой шли полпачки чая, килограмм сахара и большая пачка шоколадного печенья.
— Ничего, у нас деньги лишние образовались, благодаря мне, — бодро заявил Пират. — С голоду точно не помрем, а надо бы еще на бутылочку вина насобирать, а лучше джин-тоника.
— Бля, лучше спрайт с водкой мешать, чем эту пакость очаковскую пить, — честно признался я. — Как на выпускном попробовал, так до сих пор тошнит.
— Не ной, — отозвался Витек. – Там разберемся. Пошли на кухню, время уже.
Мы умылись и оперативно позавтракали. Во время кратковременного осмотра кухни мне бросилась некая неравномерность проявлявшаяся там во многих деталях. Если чайные чашки были идеально вымыты и аккуратно расставлены на полке, то кастрюли громоздились на соседней полке нерациональной пирамидой, маленькие снизу, а большие сверху. Подобное сочетание порядка и хаоса можно было наблюдать и на полках со средствами гигиены и среди расставленной обуви. Во время нашего пребывания на кухне, дверь в жилые помещения была закрыта и там царила тишина, но по легкому шороху можно было предположить, что за нами внимательно наблюдают.

Помыв посуду, мы вернулись в свой флигель и около часа потратили на размещение вещей и прочее обустройство. По окончании Пират воткнул в уши плеер и завалился на кровать слушать какой-то рок, а я выудил из сумки отобранный у старшего брата «Тропик Рака» и погрузился в чтение. Примерно через полчаса, я услышал во дворе голоса и выглянул в окно. Наши соседки дружно высыпали во двор и принялись развешивать результаты своей «большой стирки». Я с интересом рассматривал «пятый элемент» — худую девушку с острым подбородком и короткими каштановыми волосами, собранными в короткий прямой хвостик, напоминавший оперение индейской стрелы, попавшей в затылок. Это видимо была Вера, она стояла спиной к моему окну и курила, не принимая никакого участия в отжимании и развешивании белья. Я пнул Пирата и кивнул на дверь:
— Пошли, поможем девчонкам с бельем разобраться.
Тот с готовностью вскочил и последовал за мной во двор.
— Девчонки, давайте мы вам поможем, — бодро произнес Витька с порога. – Для отжимания вам пригодится грубая мужская сила!
— Без вас обойдемся, оно и так высохнет, — не оборачиваясь, отчеканила Лена. – Настя, держи тот край простыни, чтобы земли не коснулось. А вы не пяльтесь тут, топайте , откуда пришли.
Витек скрылся в домике а я собрался последовать за ним когда услышал за спиной громкое «Ой!». Обернувшись, я увидел как Настя стоит удерживая над головой на вытянутых руках два конца оборвавшейся бельевой веревки. Наверное, плохо отжатые простыни оказались слишком тяжелыми и старая веревка лопнула посередине. Надо отдать должное ловкости девушки, которая сумела подхватить концы веревки, не дав белью упасть.
— Что стоите, дуры, белье снимайте назад! – возмутилась Лена стягивая простынь с веревки.
Пока девочки суетились, снимая назад только что повешенные вещи, я заскочил в прихожую и вытянув из своих кроссовок длинный шнурок, поспешил на помощь Насте.
— Дай, я концы свяжу, вам все равно развешивать придется и без веревки не обойтись!
— Спасибо, — сказала Настя, удерживая веревку, пока я затягивал узлы. – Это очень вовремя.
— Я же говорил, вам помощь понадобиться, — важно произнес, появившийся на пороге, Витька. – Ярик, пошли отожмем!
Он скинул футболку, явно надеясь произвести впечатление мускулатурой во время силового упражнения. Я не стал следовать его примеру, мне хвастать было нечем, кроме излишней волосатости. Простыни и правда были плохо отжатые и очень тяжелые, неудивительно, что веревка не выдержала. Мы довольно шустро справились с задачей, правда, в конце Пират целенаправленно замедлился, так картинно напрягая мускулы, что это стало выглядеть смешно.
— Да ты прям чудо-богатырь! – похвалила его Вера. – На рюмку пива точно заработал, можем оформить вечерком.
— Никаких пьянок с пацанами, – резко возмутилась Лена. – Я не дам тут притон разводить!
— Твою целку забыли спросить, — огрызнулась Вера. – Сами как-нибудь разберемся. Пошли, мальчики, я имею вам сказать пару слов!

Секс 2 женщин (84 фото)

Порнушка с двумя телками


С парень двумя лезбиянками


Порнушка с двумя телками


Две девушки один парень трах


Девушки занимаются сэксом


Мэнди ди Джессика Мур лесби


Мужчина и две женщины анал


Порнография взрослых втроем


Нежный трах с двумя девушками


Две красивые лесби и парень


Две голые блондинки и парень


Красивые групповуха анал


Групповуха с двумя сисястыми


Групповуха с двумя девушками


Две девушки и два парня трах


Красивое совокупление


Оргия с сисястыми телками


Трах с красивой девушкой и женщина


Групповуха с одним парнем


Трах в анал красивых женщин


Два мужика и две девушки


Трах две девушки и парень


Две девушки и один парень


Две девушки один парень трах


Голая женщина с двумя мужчинами


Трах две девушки и парень


Две женщины с мужиком трах


Ебля с двумя красивыми девушками


Две девушки один парень трах


Jenna Ross голая жмж Veronica Radke


Две красотки в чулках анал с одним парнем


Ебля двух сучек и парня


Две лизбиянки и парень анал


Красивые обнаженные девушки ебутся


Ебля с двумя телками картинки


Голая девка с парнем трах


Две грудастые бабы и мужик


Порнушка с двумя телками


Трах две девушки и парень


Две русские девушки и один парень


Две девушки один парень трах


Порнушка с двумя телками


Фокси ди двойное проникновение


Две девушки один парень трах


Две телочки и парень трах


Анальчик с двумя женщинами


Мужчина и две женщины анал


Две лезбиянки и мужчина


Две девушки один парень ххх


Красивый анал с двумя девушками


Ивана сугар анал втроем


Красивые телочки ебутся


Красивый анал с двумя девушками


Две голых красавицы с парнем


Ебля с двумя красивыми девушками


Женщин и два мужика анал


Порнушка с двумя телками


Порнушка с двумя телками


Трах с двумя девками частное


Трах двух девчонок чччч


Трах с двумя зрелыми лесби


Групповуха много девушек


Порнушка с двумя телками


Ебля мужчина и две женщины


Две девушки один парень трах


Две девушки один мужчина трах


Роскошная брюнетка трах с двумя


Жена с подругой ублажают мужа


Анал два парня две девушки


Эротические фильмы двое мужчин и одна женщина


Порнушка две бабы один мужик


Красивый анал с двумя девушками


Две подруги и парень ххх


Парень выебал лезбиянок


Красивая порнушка с двумя девушками


Один парень с голыми девками


Эротические позы втроем


Анал две женщины один мужик


Ебля мужчина и две женщины


Kendra Lust Kissa sins peta Jensen Johnny sins


Две бабы и один мужчина анал


Две девушки один парень ххх


Две женщины и мужчина ебутся


Трах две девушки и парень

Новости происшествий и ДТП в Омске и области

Региональное информационное агентство «Омск-информ» — информационный Интернет-портал. Омск и Омская область в режиме online — ежедневно актуальные новости региона. Экономика и политика, бизнес и финансы, спорт и культура, происшествия, дайджест событий за неделю. Спецпроекты «ПолитФинанс», «Город для людей», «Здоровье», «Еда». Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами регионального информационного агентства «Омск-информ», принадлежат ООО «Омские СМИ». Все права на материалы, созданные журналистами, фотографами и дизайнерами РИА «Омск-информ», размещенные на сайте: www.omskinform.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ и не подлежат использованию в какой-либо форме, в том числе воспроизведению, распространению, переработке иначе как со ссылкой на сайт www.omskinform.ru. При перепечатке, копировании информации ссылка на сайт www.omskinform.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА.

Региональное информационное агентство «Омск-информ» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР). Номер свидетельства ИА № ФС77-76034 от 24.06.2019г.

Сетевое издание «Омск-информ» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР). Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77-82140 от 02.11.2021г.

Материалы, публикуемые на сайте сетевого издания «Омск-информ» (OMSKINFORM), предоставлены региональным информационным агентством «Омск-информ».

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Омские СМИ»

Юридический адрес: 644024, Омская область, г. Омск, ул. Маршала Жукова, д. 21

На сайте предусмотрена обработка метаданных пользователей (файлов cookie, данных об IP-адресе). Используя www.omskinform.ru вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта. 

  Материалы сайта могут содержать информацию, не подлежащую просмотру лицам младше 18 лет.  Сайт не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

Выстрелы после звонка: студент расстрелял однокурсников в колледже Благовещенска | Статьи

Студент строительного колледжа в Благовещенске устроил стрельбу в учебном заведении. Погибли два человека, в том числе сам стрелок, еще трое получили огнестрельные ранения. По предварительной версии, четверокурсник пришел на занятия с ружьем. Парень спокойно прошел через охрану, а сам колледж был оборудован лишь тревожной кнопкой. Подробности случившегося — в материале «Известий».

Когда началась стрельба

Выстрелы в Амурском колледже строительства и коммунального хозяйства начались в 10:00 по местному времени (4:00 мск). По предварительной информации, 19-летний стрелок зашел в класс, но из-за опоздания его попросили выйти. Спустя несколько минут молодой человек вернулся уже с оружием и открыл огонь по однокурсникам. Один из студентов скончался на месте, еще трое госпитализированы. Все трое пострадавших получили множественные ранения, один находится в тяжелом состоянии.

Двоих пострадавших прооперировали в областной детской клинической больнице Благовещенска. Один из детей получил ранение в шею и затылочную часть головы, другой — в область таза.

Когда начался штурм здания, стрелок покончил с собой. Во время нападения часть студентов закрылись в кабинете и выключили свет, чтобы остаться незамеченными.

Незадолго до этого студенты видели, как стрелок заряжал ружье в туалете. По словам студента колледжа Максима Муратова, нападавший угрожал ему и другим молодым людям дробовиком.

— До всей этой стрельбы я и еще пять человек зашли в туалет, мне в живот он направил дробовик-пятизарядку. Не выстрелил, потом сказал, чтобы мы уходили из туалета. Мы забежали в аудиторию, заставили дверь партами и вызвали полицию, — сказал Муратов.

Одного из находившихся в туалете студентов стрелок заставил выпрыгнуть из окна.

Он описывает стрелка как худого и невысокого парня. Муратов также рассказал, что не был лично знаком с преступником.

Здание Амурского колледжа строительства и жилищно-коммунального хозяйства в Благовещенске, где произошла стрельба

Фото: РИА Новости/Евгений Земцов

Откуда у него оружие

Студент строительного колледжа приобрел оружие легально, и оно было зарегистрировано на него. Молодой человек имел все необходимые для этого справки и хранил оружие в сейфе. Родителям он объяснил, что увлекся охотой, но на природу с этой целью выезжал буквально один раз. Разрешение на ношение оружия студент получил еще в мае, спустя несколько месяцев он купил охотничье ружье ИЖ-81.

Кто вызвал полицию

Очевидцы утверждают, что из классной комнаты выбежала учительница, которая сообщила о происходящем на пост охраны и вызвала полицию. Стрелок пронес ружье мимо охранника под курткой, оно было в разобранном состоянии. Один из очевидцев заявил, что стрельба началась еще на улице. После прибытия оперативников на место происшествия молодой человек начал стрелять в полицейских, они открыли ответный огонь. Стрелка удалось заблокировать в одной из комнат, это позволило вывести из здания других учащихся.

Всего в момент стрельбы в здании находились порядка 150 человек, рассказал «РИА Новости» руководитель СК по Амурской области Станислав Белянский. По его словам, этот корпус колледжа не был оборудован рамкой металлодетектора. Записи с камер видеонаблюдения уже были изъяты сотрудниками СК.

Автомобиль скорой помощи и сотрудники полиции на улице в Благовещенске, где произошла стрельба в Амурском колледже строительства и жилищно-коммунального хозяйства

Фото: РИА Новости/Елена Котейко

Почему студент решился на расправу

По словам одного из учеников колледжа, над стрелком издевались в стенах учебного заведения. Другие учащиеся характеризуют его как «тихого и спокойного парня». Еще один человек, знакомый с ситуацией, опроверг информацию о травле и заявил, что парня «никто не обижал». Однокурсники утверждают, что конфликтов между убитым и стрелявшим не было.

В Минпросвещении заявили, что молодой человек не участвовал в конфликтах и не был замечен в асоциальном поведении. Он воспитывался матерью и отчимом, молодой человек рос без отца. У матери есть другие дети от второго брака.

По словам других учащихся, за несколько дней до происшествия стрелявшего студента избили.

Студенты колледжа в разговоре с «360» рассказали, что стрелок мог пойти на жестокую расправу из-за мести за изнасилование девушки. Двое собеседников издания подтвердили, что возлюбленную молодого человека изнасиловали в общежитии колледжа. По предварительной информации, девушка не обращалась с заявлением в правоохранительные органы.

Что происходило после стрельбы

По факту стрельбы возбуждено уголовное дело по статье «Убийство из хулиганских побуждений», об этом сообщается на сайте Следственного комитета России. «Предварительно причиной случившегося стал конфликт между сверстниками», — заявили в МВД. Сотрудники Следственного комитета допрашивают преподавателей строительного колледжа и учащихся об обстоятельствах стрельбы. В квартире погибшего стрелка будет проведен обыск, а также будет изучена вся имеющаяся информация о нем в соцсетях.

Председатель СК России Александр Бастрыкин направил в Благовещенск криминалистов Центрального аппарата в связи с происшествием в строительном колледже, сообщила официальный представитель ведомства Светлана Петренко.

Региональные власти пообещали оказать всю необходимую помощь родственникам погибших и пострадавшим. Глава региона Василий Орлов сообщил в своем Instagram, что власти региона будут «разбираться, почему такое стало возможным в образовательном учреждении».

Фото: соцсети

Мэр города Валентина Калита собирает экстренное заседание по мерам безопасности после стрельбы в колледже. Об этом сообщили в пресс-службе главы администрации.

— После того как сообщение поступило на «112», ЕДДС перенаправил вызов, все оперативные службы, мэр и заммэра выехали на место. Сейчас мэр собирает экстренную комиссию по ЧС по мерам обеспечения безопасности на территории образовательных учреждений, — пресс-секретарь мэра Екатерина Касимова.

По распоряжению мэра в Благовещенске в течение трех дней будут отменены все развлекательные мероприятия, сообщили в пресс-службе городской администрации. Об объявлении траура в городе не сообщается. Организаторам массовых мероприятий и руководству социальных учреждений поручено усилить меры безопасности. До конца дня они должны провести проверку пропускного режима, систем видеонаблюдения, а также наличия турникетов, тревожной кнопки и рамок металлодетекторов.

Директора ЧОПа, которое охраняло колледж в Благовещенске, допрашивают следователи. «Росгвардия» планирует провести проверку охранного предприятия, работавшего в здании колледжа. А депутаты намерены создать рабочую группу по обсуждению обеспечения мер безопасности и контроля за работой ЧОПов.

— Первичные проверочные действия показывают, что находящийся на охране представитель ЧОПа не имел удостоверение частного охранника, — заявил зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн.

По его словам, необходимо установить дополнительные требования к охране образовательных учреждений и установить «начальную цену» контракта на работу, ниже которой нельзя будет опускаться. Депутаты настаивают, что заключение договоров об охране происходит из принципа минимальной цены.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Импортозамещение по-русски:вместо нового «Бэтмена» покажут старого «Брата 2»

Крупнейшие американский студии — Warner Brothers, Disney, Universal Pictures и ряд других — отменили российские премьеры «Бэтмена», «Морбиуса», «Мира Юрского периода», «Глубоких вод». Им на смену придут фильмы Алексея Балабанова и Клима Шипенко. 

В прокат выходит «золотая коллекция» фильмов от продюсера Сергея Сельянова. Это «Брат» и «Брат 2», «Жмурки», «Про уродов и людей», «Морфий», «Я тоже хочу», «Мне не больно», «Кочегар» Алексея Балабанова. Кого-то это пугает, а слова Данилы Багрова о том, что  сила — в правде, кажутся устрашающими. «Брат» в свое время вызвал противоречивую реакцию, а его продолжение добавило огня, но «Брат» и «Брат 2» вернули зрителя в кинотеатры. Героя Сергея Бодрова-младшего  воспринимали как доброго парня, способного убить. Его фразы цитировали: «Давайте любить Родину за то, что она наша». Споры о том, где проходит разграничительная черта между героем и антигероем, до сих пор актуальны. На обвинения в  разжигании вражды  Сергей Сельянов отвечал: «Брат 2» — это комедия, лёгкий фильм, а Балабанов — самый актуальный художник высокого уровня». 

Еще лет семь назад снятую на пленку братскую дилогию перевели на цифру, поскольку поступало много предложения по организации ретроспектив Балабанова в разных странах. А для этого требовался цифровой формат. Также отреставрировав звук и изображение.  

В повторный прокат выйдет и «Салют 7» Клима Шипенко, который теперь хорошо знает, что такое космос. Помимо этого еще раз покажут на большом экране анимационный богатырский цикл: «Алеша Попович и Тугарин Змей», «Добрыня Никитич и Змей Горыныч», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Три богатыря и Шамаханская царица», «Три богатыря на дальних берегах», а также мультфильмы про Ивана Царевича и Серого волка.

Одна из немногих зарубежных картина, премьеру которой не отменили в России, это «Герой» иранского режиссера Асгара Фархади… Главного персонажа Рахима, оказавшегося за решеткой из-за долгов, кратковременно отпускают  на волю.  Его подруга  находит на остановке сумку с золотыми монетами. Их можно сдать и частично погасить долги, но Рахим возвращает находку хозяйке. Об этом раструбят все СМИ с подачи тюремного начальства, и он станет героем, правда, совсем не надолго. 

Вторично выйдет в кинотеатрах и картина 2020 года «Еще по одной» (Дания-Швеция- Нидерланды) Томаса Винтерберга на вечно актуальную в России тему. Роль школьного учителя сыграл датский актер Мэдс Миккельсен. Его герой пьет и это спасает от многих тревог. Премьера оскароносного фильма пришлась на пандемию и даже попала в точку по настроению, но из-за эпидемиологических ограничений до зрителя не дошла.  

С продюсером и дистрибьютором Геворгом Нерсесяном, в ведении которого несколько кинотеатров, мы  поговорили о перспективах киноотрасли.

— Как и с чем будете работать в ближайшее время?

— До конца апреля я себя обеспечил выходами новых картин, успел это сделать. А что будет дальше,  не знаю. 

— То есть картины у вас никто не отзывает?

— А как их могут отозвать? Я же их уже выкупил.

— Но с некоторыми фильмами так и происходит: премьеры были заявлены, а потом их отменили.

— В данном случае речь идет о мейджорах. Они, грубо говоря, вошли в эмбарго по отношению к российскому рынку. Это объясняется тем, как я понимаю, что из-за санкций невозможно обеспечить финансирование, отправить деньги из России. Но если ты права выкупил, то они, естественно, действуют. С рынка ушли мейджоры.   Что касается остальных компаний, то пока ситуация такова: то, что оплачено, с тем можно работать. В этом смысле в кино пока проблем нет. 

— Какой спектр стран у вас будет представлен?

— Европа, Америка, Китай, Южная Корея, Япония. Думаю, будет и несколько отечественных картин.

— Много китайских фильмов.

— Нет, всего пара. У меня с Китаем производство анимационного фильма.

— На наши экраны возвращается старое кино. Сама недавно ходила на «Касабланку». Но будет ли отдача? Не просядут кинотеатры?

— Уже просели из-за ухода мейджоров. А без их картин будет трудно работать. Ассоциация владельцев кинотеатров работает над тем, чтобы получить поддержку от правительства. Повторными выпусками ничего не решить. Будет ли возможность  оплачивать отсюда независимое кино? Сложно сказать. Думаю, со временем все станет понятно. А пока есть то, что есть. 

Человек, сделавший несколько самых известных фотографий знаменитостей

Обычный размер текстаБольший размер текстаОчень крупный размер текста

Дэйв Бенетт, папарацци, ставший светским фотографом, попросил меня встретиться с ним в Soho House на Греческой улице в центре Лондона, но я не уверен на 100 процентов, как он выглядит, настолько я привык видеть его с Nikon на лице, черты лица отбрасываются в тень из-за вспышки его фотовспышки. Но мне не стоило волноваться. Когда он прибывает, со всех сторон раздаются взрывы его имени.«Дэйв! Дэйв!» мужчина энергично машет рукой, другой машет рукой, женщина посылает воздушный поцелуй. Молодые актеры, говорит мне Бенетт. Кто-то может быть певцом, теперь он об этом думает. Переговоры продолжаются, пока мы идем по коридорам, звезды со стеклянными лицами: «Дэйв!» «Дэйв!» «Привет!» «Привет!»

Это поразительно. В начале своей 30-летней карьеры именно Дэйв Бенетт называл имена, возможно, сдерживаемый металлическими барьерами или рукой вышибалы. «Диана!» «Катя!» «Наоми!» «Лиз!» Призом был мгновенный взгляд, достаточный для того, чтобы «отщелкнуть пару кадров».Он наиболее известен своим снимком, на котором Лиз Херли с запрокинутой головой делает шаг в платье с булавками Versace. Но есть еще тысячи: Кейт Мосс, 19 лет, миловидная невинность, одетая в прозрачную комбинацию; Арнольд Шварценеггер вальсирует с Сильвестром Сталлоне; Элтон Джон обнимает Джанни Версаче, принцесса Диана гуляет с Лайзой Миннелли («Она дала нам восемь секунд, чтобы выдержать их», — говорит он).

Бенетт стоит за этим знаменитым снимком Лиз Херли и Хью Гранта в 1994 году. и спортивная машина МГБ, в которой он ездил с «парнями», «мальчиками», как он называет других энтузиастов с Флит-стрит, но акцент все еще чистый Лааан-дон 1970-х.Его волосы все еще длинные, но совершенно белые. Со своими темными глазами он похож на циркового гипнотизера. Сейчас ему 64. Прошедшее десятилетие было тяжелым. Не из-за поздних ночей и бесконечных перелетов (в Канны, в Лос-Анджелес, в Москву), а из-за того, что его 17-летний сын Джо умер в 2012 году, вдохнув токсичное вещество, которое он и его друзья приняли за веселящий газ. По его словам, горе разрушило его брак. Затем в апреле 2020 года его госпитализировали с COVID, и если бы не вмешательство одного молодого врача, он, возможно, не выжил бы.«Не могло быть больше 27, стоя там в своем СИЗ. В конце концов, он спас мне жизнь».

Бенетт похудел на 22 килограмма, но сразу вернулся на поле после снятия блокировки. Позже сегодня вечером он освещает театральную премьеру для London Evening Standard , газеты, в которой он работал более двух десятилетий. Он работает фотографом Getty Images с 2004 года. Завтра будет три вечеринки. После того, как он переехал в свою квартиру в Белсайз-парке на севере Лондона как холостяк, сосед спросил, какого черта он делает, ходя туда-сюда с чемоданом на колесиках в любое время суток.

Арнольд Шварценеггер и Сильвестр Сталлоне, 2014 г. «Я имею в виду, что я пропустил только двоих — Элвиса и Леннона», — говорит он. Задолго до того, как он начал снимать звезды, он был новостным фотографом. «Я снимал [шотландского серийного убийцу] Денниса Нильсена, «Глаза убийцы», помните? Это была моя картина. Титульный лист Солнце .

Принцесса Диана и Лайза Миннелли, 1991 год: «Диана дала нам восемь секунд, чтобы снять это». Фото: Дэйв Бенетт/Getty Images


Его первый снимок был полицейским на мотоцикле, держащим сумку, в которой был пистолет, использованный при ограблении. «Это был Кольт. В те времена это было довольно шокирующей вещью. Опубликовано в The Mirror, в том.

Шоу-бизнес сегодня по большей части ручен. Он полностью понимает, когда кто-то вроде Дэниела Дэй-Льюиса говорит: «Дэйв!» [Он поднимает ладони вверх, изображая актера, который просит его не фотографировать.] Но я никогда не вижу его, если только он не снимается в фильме, в котором он снимается, так что я это уважаю».

Это те, что наполовину вошли, наполовину вышли, те, которые хотят поиграть с фотографами, когда им это нужно, как будто фотографы работают на них, это те, кого он терпеть не может. «Таких актеров немного. Не то чтобы я хотел найти их на улице или когда они забирают своих детей из школы. Я не хочу этого. Но когда они здесь, на рекламном мероприятии…

Может он сказать кто? По его словам, Роуэн Аткинсон «ужасен».«Это все равно, что взять кровь из камня, чтобы сфотографировать его». А также Саша Барон Коэн. «Он вполне счастлив, если он прибыл как Али Джи или кто-то еще. Для таких парней, как мы, это всегда очень сложно, потому что мы работаем на вечеринке, а он женат на красивой девушке Исле [Фишер], и он не хочет, чтобы его фотографировали, и вы думаете: «Какого черта? Что происходит?» И это открывает всю дискуссию о том, «Ты не можешь злоупотреблять моим искусством», и ты думаешь: «Ты всего лишь чертов комик. Вы комедийный актер, и вдруг у вас запыхалось.’  Одноразовый Wham! певец Эндрю Риджли был груб, когда был моложе, но сейчас он великолепен.

«Большинство из них замечательные», добавляет Бенетт, особенно молодое поколение, у которого совершенно другое отношение к славе и тому, как она работает. Он говорит, что Белла Хадид найдет время во время съемок, чтобы посидеть со своими поклонниками-подростками, и что принцессы Беатрис и Евгения «кстати, милые девушки».

Все это звучит умиротворенно по сравнению с теми днями, когда пальмы мгновенно выбеливались у модных лондонских ресторанов.Он рассказывает мне самый анекдот из 90-х, когда он пошел на вечеринку по случаю дня рождения английского бизнесмена Питера Стрингфеллоу, и футболист Пол Гаскойн, известный как Газза, появился с моделью Page 3 Линдой Лусарди, и началась потасовка с кучей таблоидов. окунь.

Бенетт был там с «парнями», когда один из них «отстрелял пару кадров» Газзы на танцполе, и он сходит с ума и начинает их преследовать. «Дэйв Хоган из The Sun говорит: «Я пытался сказать вам, ребята, я снимался с ним, когда он приехал из Ньюкасла в Тоттенхэм.И они хотели, чтобы он носил берет с маленьким спутником, — потому что Sky только что начался, — и, поскольку ему за это не заплатили, он сорвал этот гребаный спутник». Газза косит. вверх по лестнице, пытаясь поймать их, и Бенетт движется «в темпе», но недостаточно быстро, потому что Газза держит его за ошейник. «Я знаю, что он северянин, верно, так что он попытается меня боднуть, — вспоминает Бенетт, поэтому он хватает его за руку, и Газза рычит, — и мы ползаем по этой лестнице, держась вот так друг за друга».Тем временем кто-то убежал, чтобы найти Питера Стрингфеллоу, который спешит обратно, чтобы разбить его. «Он успокаивает [Газзу]. Говорит ему отпустить. Но это признак его характера, — говорит Бенетт о Газзе, — он говорит: «Хорошо, хорошо» Стринги, и, когда мы пятимся, он пытается оторвать голову моей вспышке».

Это был не самый ужасный инцидент в жизни Бенетта. Однажды он ударил принца Эрнста Ганноверского («Хитрый немецкий аристократ. Помните его?»), который пытался избить коллегу, но это был единственный случай, когда его оборудование чуть не разбили.Люди иногда забывают, что за камерой стоит человек, говорит он, но позже признает, что «фотографы тоже склонны прятаться за своими камерами».

«Это был рок-н-ролл 90-х и нулевых. Если мы вас не сфотографировали, никто не узнает, что вы сделали».

Спрятавшись за камерой, он наблюдал, как вращается мир. Он видел безумие из-за принцессы Дианы, с которой встречался несколько раз, и точно никуда не гнался. Он видел, как растут цены на ее фотографии, растет количество пап-агентств и усиливается напряженность вокруг ее имиджа, пока не произошел крах в Париже и не изменились правила.

Он был свидетелем рождения Cool Britannia, блестящих моделей Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл, брит-попа, Трейси Эмин, номинированных на премию Тернера. Боже, он любил те дни. Эксцессы были крайними, люди были крутыми, у фотографов была сила. «Это был рок-н-ролл 90-х и нулевых, — говорит он. «Если мы вас не сфотографировали, никто не узнает, что вы сделали».

Кэмерон Диаз, принц Филипп и Гвинет Пэлтроу на открытии «Клуба искусств» Mayfair в 2011 году. Кредит: Дэйв Бенетт/Getty Images

Вместе с другим фотографом Ричардом Янгом он тусовался с Джорджем Харрисоном. «Однажды вечером я сидел за этим столом, и мы оживленно болтали с Джорджем. И жена бросила в него салфетку. Он открывает его, и она пишет ручкой: «Осторожно, вы с прессой». Вы знаете, что он сделал? Он дал это мне. Все еще понял. Он сделал это, потому что хотел сказать: «Мне все равно. Я знаю вас двоих, мальчики». Потому что мы не были прессой. Мы фотографы.

Он помнит, как стоял возле летней вечеринки сэра Дэвида Фроста с Янгом и немецкой телекомандой, которые снимали программу «о том, насколько гладкими были папарацци, и лорд Сноудон подошел и сказал телевизионщикам: «Через 50 лет» время, они не будут смотреть на мои фотографии. Они будут смотреть на фотографии этих двух парней. Вы знаете, потому что они рассказывают вам о том времени.

«Лорд Сноудон», — добавляет он. «Какой комплимент».

Почему изменилось? «Мобильные телефоны, — говорит он.«Ужасные вещи». iPhone убил рок-н-ролл? «Определенно вредные привычки. Я имею в виду, бывает, знаете ли, что вечеринка получается очень хорошей, но там такая организованность. Слишком. PR имеют полный контроль. И как можно быть «экстравагантным», скажем так, когда кто-то может это сфотографировать? Потому что достаточно даже сомнительной картинки с телефона. Не говоря уже о видео». Кроме того, социальные сети изменили славу, и теперь все хотят, чтобы их видели. Фотография знаменитости сегодня стоила от сотен или даже тысяч фунтов до «двух-трех фунтов».И он говорит, что знал, что процесс его пребывания скорее внутри, чем снаружи был завершен, когда Ярмарка тщеславия пригласила его освещать вечеринку в честь вручения Оскара и настояла, чтобы он оставался «внутри» и не выходил за пределы парадной двери.

Бенетт с Эль Макферсон, 2005 г. Кредит: Ричард Янг/Shutterstock Рок наряду с голливудскими звездами, жизнь дома на севере Лондона была традиционной.Он встретил свою жену Розанн в Эль-Вино на Флит-стрит в начале 1980-х, когда она была личным помощником Келвина Маккензи, редактора The Sun в то время. Он помнит, как впервые увидел ее — он был в джинсах с двойными джинсами и в ковбойских сапогах, купленных у Р.  Соулза на Кингс-роуд. Она дразнила его за то, что он пускал в нее кольца дыма своими сигаретами Gitanes, и они встречались пять лет, пока Розанна не сказала ему поторопиться и жениться, потому что кем он себя считал, Миком Джаггером?

У них была дочь Камилла, которая работает с ним в Dave Benett Photos, за ней последовал Джо, и они отправили их в частные школы на севере Лондона.Это была пятница поздним летом 2012 года, последние школьные каникулы перед его выпускным годом, когда двое друзей Джо подошли к Джо, чтобы попросить Джо выйти с ними, чтобы повеселиться. Были некоторые споры о том, должен он или нет, поскольку понедельник был первым днем ​​семестра, но затем его отец уступил. «Я сказал: «Давай, да. Тогда вперед».

«И мальчики запрыгнули в машину. В последний день я его видел.

Чего Бенетты не знали, так это того, что у одного из мальчиков было то, что он принял за закись азота — веселящий газ, — который ему подарили какие-то израильские дети на каникулах. Поскольку они не могли прочитать еврейские буквы сбоку, они ничего не поняли. Бенетт говорит, что мальчики в этом возрасте могут сходить с ума, и он знает, каким был Джо: «Он был настоящим парнем, одним из парней. Крутой парень. Мол, он не хотел мопед, он хотел мотоцикл. Итак, у него была 49-кубовая Априлия. Он был тем парнем. А потом он просто сделал это слишком много».

Джо первым сделал большой глоток газа — смертоносного химического коктейля — и он мгновенно отреагировал его сердцем. Двое других, как думает Бенетт, приняли не так много, а затем откашлялись, поэтому они не пострадали так сильно.К моменту прибытия бригады скорой помощи у Джо уже была фибрилляция. «У него не прекращалась фибрилляция. Его [сердце] билось слишком быстро. И к тому времени, когда его уложили, его мозг был поврежден». Семья томительно ждала у его постели.

«Просто продолжай. Вы должны продолжать. Жизнь не останавливается. Я работал все больше и больше. Я начал пить. Меня мало что заботило».

«Я был с ним почти месяц, пытаясь удержать его, — говорит Бенетт. Трижды врачи думали, что его можно спасти.«И потом, в конце концов, я подумал, что нет, очевидно, он скончался. Его мозг. Слишком много повреждений».

У него не было выбора, как справиться: «Просто продолжай. Вы должны продолжать. Жизнь не останавливается. Я работал все больше и больше. Я начал пить. Меня мало что заботило.

«Знаете, это просто клуб, в который мы все вступаем. Это клуб, и ты в нем, и ты не выйдешь из него. Это очень большой клуб в Тегеране и Сирии. Мы живем в мире, где это происходит постоянно. Шинейд О’Коннор только что потеряла сына.Эти вещи разбивают мне сердце каждый раз, когда я их читаю. Дело в том, что почти в каждом сюжете любого телешоу где-то есть отношения отца и сына. Это как минное поле смотреть телевизор. Я не мог смотреть Братья по оружию или Спасти рядового Райана . Я не мог. Мысль о смерти молодых людей».

Через два года он «чувствовал себя очень плохо» и начал консультироваться с горем, что очень помогло, а затем перешел к тому, что он называет «нормальной терапией», которой он занимается до сих пор. «Я понял, что большинству людей это нужно.Мужчины недостаточно этим занимаются. Они должны, потому что это позволяет им сказать вслух то, что они думают в глубине души. Мой терапевт — женщина, и она великолепна. Вам не обязательно иметь мужчину. Теперь я вижусь с ней все реже и реже, раз в месяц, просто чтобы сказать: «Привет, как дела?» Чтобы поговорить о вещах».

Теперь он может говорить о смерти Джо без слез. «Теперь у меня есть Джеймс Дин, не так ли? Он никогда не постареет».

Он говорит, что в сентябре этого года исполнилось 10 лет, как умер Джо, и что теперь он может говорить об этом без слез.Терапия научила его, как думать о Джо, чтобы он мог проводить время, думая о нем, «а затем убирать его, но не запирать. И это способ сделать это. Оно работает. Теперь у меня есть Джеймс Дин, не так ли? Он никогда не постареет».

Это было ужасно для матери Джо, говорит он. А после горя приходит вина. «Возможно, в конце концов это разрушило наши отношения». Он и Розанн тайно разлучены уже два года, и он смиряется с тем, что это значит. С одной стороны, это означает возможность играть свою собственную музыку – Rolling Stones, Pink Floyd.Дилан. И он действительно чувствует себя по-другому, забавным образом.

«Но есть также огромное количество зависаний и чувства вины по этому поводу. Особенно после потери Джо. А поскольку мои родители развелись, я никогда не хотел разводиться. Я хотела быть замужем навсегда. И это большое чувство вины. Понимая, что этого не произошло. Но многие люди таковы; ничего нового. И не надо зацикливаться на этом. На самом деле, вам нужно начать заводить новых друзей. У меня много друзей-профессионалов, много.Но это не друзья-друзья, которым можно просто позвонить и сказать: «Пойдем выпьем чаю». Его сын Джо умер в 2012 году в возрасте 17 лет. Он провел свои ранние годы, курсируя между Лондоном и Маврикием, где, по его словам, он вел привилегированную жизнь.У них были шорты, носки и стрижки под пудинг, а его мать пила коктейли и играла в теннис. Но во время одной продолжительной поездки обратно в Лондон у нее завязался роман с мужчиной, которого она встретила в автобусе № 3. — Бывает, знаете ли.

Когда ему было 11 лет, Бенетт оказался переселенным из мира пляжей и пальм в Ливерпуль, чтобы жить со своим отцом, который работал хирургом в тюрьме, которая тогда называлась Уолтон, и мачехой. По его словам, это был шок. Он и его братья были мальчиками с «не белой кожей», и было холодно, и он никогда не ел такой еды, и были забастовки докеров и трехдневки.

К 16 годам мачеха выгнала его, и он уехал в Лондон к матери. Он описывает ее как персонажа из фильма Дэвида Хеммингса: «Вы знаете, эти женщины, которых вы видите, гуляют по улице Чейн с туфлями в руках после вечеринки». Она состарилась, говорит он, «брыкалась и кричала». «И хотя ее прозвали «алой женщиной», когда мы нуждались в ней, она была рядом с нами и нашими детьми».

Она записала его в гимназию на севере Лондона, где он познакомился с Полом Фрэнсисом, чьей матерью был Гил Эванс, обозреватель Mirror , а отцом был Дэвид Фрэнсис, заместитель редактора Daily Mail .Это было его знакомство с Флит-стрит. Когда его A-level оказалось недостаточно для поступления в университет («На самом деле я воображал себя адвокатом. Но, очевидно, объем требуемой работы на самом деле был невелик»), Фрэнсис убедил его устроиться на работу в качестве «парня». – «Это ребенок, который вытирает полы, учится проявлять черно-белое, чистит отпечатки и потом бежит с распечатанной картинкой к газетам».

Он говорит, что фотографы были рабочими старой Флит-стрит и плохо платили.Его первая камера была «надолго одолжена» у младшего брата Пола, и он пошел в библиотеку, чтобы почитать о фотографии. «Не имел представления. Почему я должен? Мой папа никогда не покупал газету». Некоторое время он жил в сквоте, как и молодые люди того времени, и пополнял свой доход в 17 фунтов стерлингов в неделю, развозя на мини-такси шикарных девушек по Фулхэму. Именно это позволило ему купить себе две камеры. С их помощью он освещал судебные процессы в Олд-Бейли, драки полиции со скинхедами и футбольные матчи.

Я спрашиваю, был ли у него тогда «глаз».Он смеется. «Я из немного корыстной школы. Я не слишком верю в «талант». Вы действительно хорошо разбираетесь в том, что делаете… Люди говорят: «Вау, какая замечательная картина». Они читают в ней гораздо больше».

Элтон Джон и Джанни Версаче, 1992 год. Это были такие мелочи, как взять Daily Star и увидеть «Дейдре в тюрьме» и подумать: «Боже мой. Кто такая Дейдре? А потом выяснилось, что это был кто-то из давней мыльной оперы британского телевидения Coronation Street .«Внезапно эти ребята вошли в дверь с кучей денег в карманах, и мы понятия не имели, что они делают. Это было то, что называлось шоу-бизнесом. Именно тогда мы узнали, что папарацци прибыли. Фоторедакторы звонили этим парням. Шоу-бизнес был новой новостью».

Теперь он такой же неотъемлемый элемент списка гостей шоу-бизнеса, как шампанское и подарочный набор. Он знает музыкальных менеджеров, действующих агентов и голливудских пиарщиков так же хорошо, как и звезд, и он ни за что не расскажет мне никаких секретов.Поэтому я спрашиваю, чувствует ли он, что отношение к женщинам улучшилось за эти годы. Будет ли меньше давления на женщин, выглядящих «усталыми и эмоциональными», как раньше звучал эвфемизм, или на то, чтобы всегда иметь хорошенькую старлетку на первой полосе.

«Всегда есть новая красивая девушка», — говорит он. «А девушки всегда будут выходить красиво накрашенными. Девочки есть девочки, да? Если вы красивы, вы будете выглядеть красиво. Ты собираешься попасть на красную дорожку модной премии. Красивые женщины продают все в конце концов, пока эта культура полностью не исчезнет. Но интерес больше к мужчинам. «Возможно, у вас есть действительно крутые парни. И у вас могут быть очень крутые, гламурные трансгендеры. Флит-Стрит принимает это сейчас».

Николь Кидман и Дастин Хоффман, 2017 Сеть домов, основанная в Лондоне в период расцвета 90-х. Тогда это было гнездо из потных тел и сигаретного дыма; люди употребляют наркотики или занимаются сексом в туалете.Сегодня просторно и есть дорогое искусство, люди с ноутбуками или айфонами
, горячие молодые актеры машут Бенетту и говорят: «Пока, Дэйв! До скорого!»

Это отредактированная версия истории, впервые опубликованной в The Times Magazine (Великобритания).

Подробнее от Хорошие выходные журнал, посещение нашей страницы на нашей странице Sydney утренний геральд , Возраст и Brisbane Times .

Лучшее из Good Weekend доставляется на ваш почтовый ящик каждую субботу утром. Зарегистрируйтесь здесь .

Chrishell Stause мстит после получения нежелательного, NSFW Photo

Chrishell Stause Дэвид Бьюкен/Shutterstock

В то время как большинству людей редко нравятся незапрошенные фотографии NSFW, которые появляются в их почтовом ящике, Chrishell Stause сделала еще один шаг вперед, отправив эпический аплодисмент после того, как получила фото в Instagram.

«PSA: я не люблю открывать DM для нежелательных [баклажанных смайликов] фото (НИКТО НЕ ДЕЛАЕТ), поэтому сегодня я отправила это маме парня [sic], — написала 40-летняя личность Selling Sunset через Instagram Story. в среду, 9 марта, отметив, что она «уважительно» использовала смайлик «💩», чтобы скрыть некоторые из наиболее графических частей фотографии.

Автор Under Construction отметил, что мужчина, о котором идет речь, публично пометил учетную запись своей мамы в Instagram в честь Международного женского дня во вторник, 8 марта.

«Пожалуйста, не присылайте эти [фотографии] мне, ребята, я не буду их публиковать, но я отправлю их вам, маме, или вашей сестре, или жене, или [подруге]», — продолжила Стаус в своем посте.

Уроженец Кентукки позже удвоил свою идею, поделившись селфи с зеркалом в ванной, собираясь в среду вечером.

Предоставлено Chrishell Stause/Instagram

«Девушка, которую вы не хотите передавать привет своей маме в DM», — подписала она второй пост в Story, добавив «Привет, мама!» наклейка.

Бывшая звезда сериалов умеет постоять за себя. Стауз, которая в последний раз была связана с боссом Oppenheim Group Джейсоном Оппенгеймом , начиная с июля 2021 года, в декабре 2021 года опровергла слухи о том, что она была успешным брокером только из-за своего статуса отношений.

«Кажется, я здесь не несчастный. … Когда вы являетесь агентом на телевидении, вы в конечном итоге получаете так много бизнеса, что вам приходится передавать его другим, потому что в сутках не так много времени», — написал Стаус в то время в Instagram. «Дни получения большего количества объявлений из-за ранга в офисе давно прошли. Но, пожалуйста, сделайте вдох [так в оригинале] и хорошего дня! Спасибо за просмотр!!!!»

Выпускница All My Children , которая ранее была замужем за Джастином Хартли с октября 2017 года до их разрыва в ноябре 2019 года, позже рассказала о том, как ее личность проявляется в реалити-шоу Netflix.

«Когда люди смотрят #sellingsunset и раздражаются из-за моей личности. Честно говоря, то же самое», — пошутил Стауз в январе.«Я думаю, что годы прослушиваний щелкают странной частью моего мозга, когда я говорю на камеру, чтобы включиться, и я работаю над этим. Ржу не могу. Но девушка, просто расслабься. К тому времени, когда нас отменят, я получу его».

Chrishell Stause Предоставлено Chrishell Stause/Instagram

В то время она продолжала: «Я не хотела, чтобы люди чувствовали, что мне нужно защищаться. Просто смеялся над тем, как я раздражаюсь на себя, когда смотрю, так что я понял. Это все.»

Выпускница «Танцы со звездами» не замужем с тех пор, как в декабре 2021 года она и 44-летний Оппенгейм объявили о разрыве своего бурного романа.(Их отношения будут в центре внимания в предстоящем пятом сезоне сериала «Продажа заката ».)

«Я пытался принять мир, в котором я оказался, и это включает в себя открытое и честное отношение к моим отношениям. Было страшно и страшно осознавать, что это может не закончиться тем, что общество считает успехом, и тем, чего я в конечном счете ищу. Но после многих долгих душевных разговоров я предпочитаю считать это успехом, независимо от того, какой ярлык прикрепляется к нему публично», — написала она в то время в своем заявлении в Instagram.«Джейсон был и остается моим лучшим другом, и, кроме того, что наши представления о семье в конечном итоге не совпадают, уровень уважения и любви, который мы испытываем друг к другу, не изменится в будущем».

В своем посте она добавила: «У мужчин есть роскошь времени, которой нет у женщин, и так оно и есть. … Я очень надеюсь, что когда-нибудь у меня будет семья, и решения, которые я принимаю на данный момент, учитывают эту цель. Спасибо за доброту и поддержку тем, кто понимает. И спасибо тебе, Джейсон, за самые невероятные отношения и за то, что всегда был честен со мной, даже когда мне было больно.

Слушайте Hot Hollywood от Us Weekly, поскольку каждую неделю редакторы Us публикуют самые горячие новости о развлечениях!

См. фотографии старейших детей Морган и Криса Стэплтона, редкое появление на красной дорожке ACM Awards 2022

Двое старших детей Криса Стэплтона впервые появились на церемонии вручения наград Academy of Country Music (ACM) прошлой ночью.

Сын Стэплтона, Вейланд, и дочь Ада присоединились к нему и его жене Морган на красной дорожке ACM в Лас-Вегасе.

Стэплтон, отец пятерых детей, обычно скрытен, когда дело касается его семьи. Тем не менее, двое его старших детей присоединились к нему на ACM, чтобы отпраздновать 13-летие одного из них, согласно Hello Magazine .

Стэплтон также поблагодарил своих детей и жену Морган, когда он получил награду «Артист года».

«Большое спасибо», — сказал Стэплтон, принимая награду.

Морган Стэплтон, Ада Стэплтон, Вэйланд Стэплтон и Крис Стэплтон; Фото Дениз Трусселло/Getty Images для ACM

«Я хочу сказать спасибо прежде всего моей жене Морган Стэплтон, она моя опора.Все, что я делаю, — это благодаря ей», — добавил Стэплтон, прежде чем поблагодарить своих детей.

«Сегодня со мной мои дети. Вэйланд, ему сегодня 13. У него день рождения, с днем ​​рождения! «Моя дочь Ада. Это мечта. Каждую минуту мы проживаем это. Все, кто на этих местах, и все фанаты здесь — это мечта. Это действительно так. И я свидетельствую, что вы знаете, мечты всегда сбываются», — продолжил он.

«Итак, спасибо всем и всем ребятам из этой категории, из этого замечательного поля парней.Любой из них достоин этой награды, и это правда. Я так благодарен быть частью этого сообщества. Большое спасибо!»

Крупная победа @ChrisStapleton в номинации «Артист года» по версии ACM на церемонии #ACMawards! pic. twitter.com/XH7Pw78gvv

— Награды ACM (@ACMawards) 8 марта 2022 г.

В дополнение к «Артисту года» Стэплтон также был номинирован на «Артист года», «Сингл года» («Вероятно, тебе стоит уйти») и «Видео года» («Спорим, ты думаешь обо мне» с Тейлор Свифт). ).Стэплтон был среди артистов с наибольшим количеством номинаций ACM в 2022 году.

Наряду с наградой «Артист года» Стэплтон исполнил свою песню «Watch You Burn» в честь 60 человек, погибших на фестивале урожая Route 91 в Лас-Вегасе в 2017 году. Стэплтон написал эту песню после трагического инцидента. .

Жена

Стэплтона, Морган, присоединилась к нему на сцене во время выступления, которое вы можете посмотреть ниже.

Совместно с мировой иконой Долли Партон вместе с Джимми Алленом и Габби Барретт двухчасовое шоу транслировалось в прямом эфире без рекламы и включало более 20 выступлений самых горячих суперзвезд кантри-музыки и восходящих новичков.

В состав выступления входили Паркер Макколлум и Лэйни Уилсон, которые были признаны лучшим артистом года в этом году соответственно, а также Барретт, Аллен, Кейн Браун, Люк Брайан, Эрик Черч, Уокер Хейс, Марен Моррис, братья. Осборн, Томас Ретт, Крис Стэплтон, Крис Янг, Леди А и Келли Кларксон.

«Концертное событие года» также включало несколько совместных работ, в том числе «Партон» с участием Келси Баллерини («Big Dreams & Faded Jeans»), «BRELAND» с участием Томаса Ретта («Praise The Lord»), Джордана Дэвиса («Buy Dirt», feat. .Люк Брайан), братья Осборн и Бритни Спенсер («Эти ботинки созданы для прогулок»), Пармали и Бланко Браун с участием Брук Иден («Просто так»), Карли Пирс и Эшли Макбрайд («Никогда не хотела быть той девушкой» ) и Криса Янга с участием Митчелла Тенпенни («В конце бара»).

Морган Стэплтон и Крис Стэплтон; Фото любезно предоставлено Getty Images для ACM

На церемонии награждения ACM Awards 2022 присутствовали Алан Ритчсон (актер, Ричер), Дерек Карр (защитник, «Лас-Вегас Рейдерс»), Гай Торри (комик, «Фатные вторники»), Джеймс Паттерсон (автор, «Беги, роза, беги»), Джейсон Олдин, Келси Асбилл (актёр, Йеллоустон), Люк Граймс (актёр, Йеллоустон), Микки Гайтон и Том Пелфри (актёр, Внешний диапазон).

Премия ACM Awards вошла в историю как первое крупное вручение наград, которое транслировалось исключительно в прямом эфире на Prime Video в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Великобритании.

Смотрите больше фотографий Криса Стэплтона и его семьи ниже.

Морган Стэплтон и Крис Стэплтон; Фото Дениз Трусселло / Getty Images для ACM Морган Стэплтон, Ада Стэплтон, Вэйланд Стэплтон и Крис Стэплтон; Фото Дениз Трусселло / Getty Images для ACM Морган Стэплтон, Ада Стэплтон, Вэйланд Стэплтон и Крис Стэплтон; Фото Дениз Трусселло / Getty Images для ACM дети Морганы Стэплтон и Криса Стэплтона; Фото Артуро Холмса/ACMA2022/Getty Images для ACM

Делиться заботой!

Поделись!

Шэнси в отношениях; признается, что встречается с двумя своими сверстниками

Шэнси состоит в отношениях.

Выступая на американском синдицированном радио-шоу The Breakfast Club в пятницу утром, певица рассказала, что состоит в отношениях, но никто не знает, кто ее возлюбленный.

На протяжении многих лет ходили слухи, что Шенси встречается с несколькими людьми. Недавно мельница слухов снова начала крутиться, когда ее заметили держащейся за руки с американским продюсером Лондоном на Da Track.

Шэнси опровергла этот слух, заявив, что она держится за руки со всеми в своей команде.

«Лондон для меня крутой чувак. Мы работали вместе, сочиняли музыку, но никто, и поверьте мне, никто не знает, с кем я встречаюсь», — сказала она со смехом.

«Да, мне точно кто-то нравится; все идет хорошо, очень круто», — подтвердила она, когда ее спросили, встречается ли она с кем-то.

Она сказала, что очень много работает, поэтому они еще не были вместе в отпуске.

Заявив, что ее самые долгие отношения длились три года, Шенси рассказала, что встречалась только с двумя парнями в индустрии, и обрисовала опасности отношений со знаменитостью.

«Я смотрел и видел, как они могут классифицировать женщин как шлюх, потому что они расстаются с этой, они расстаются с этой, и они получают с другой.

«Как женщина, когда у тебя так много всего происходит, и у тебя есть деньги, у тебя есть слава, ты не знаешь, стоит ли подглядывать за обычным парнем и говорить: «Он мне подходит». Вы не знаете, хотят ли они денег, хотят ли они славы, вы не знаете, пытаются ли они вас подставить, потому что им действительно нечего терять.

«Нужно быть с кем-то, кому тоже есть что терять, и даже если это произойдет и не получится или тебя оскорбят, что делать? Остаться, чтобы угодить публике?» — спросила она

Дебютный альбом Shenseea «Alpha», выпущенный в пятницу, 11 марта. люди продолжали говорить об этом через несколько недель после того, как он упал.

«Эта песня «Lick» действительно лизнула многих людей», — сказала она, обращаясь к реакции министра Мэрион Холл на эту песню.

Шэнси, чье настоящее имя Чинси Ли, сказала, что, похоже, фанаты предполагали, что Spice тоже нападает на нее, но она сказала The Breakfast Club, что звезда дэнсхолла не идет на нее.

На вопрос, будут ли они когда-нибудь сотрудничать, она ответила, что пару раз обращалась в Spice.

«Я пытался работать с артистками.Единственная женщина, с которой я работал, — это Найла Блэкман с Карибского моря, Тринидада и Мойанн с Ямайки… Мне тоже кажется, что всему свое время. Я всегда стараюсь делать что-то для своей культуры и поднимать ее», — сказала она.

Говоря о своих планах на будущее, Шэнси сказала, что хочет заняться актерским мастерством, создать линию одежды и собственную линию вибраторов.

Паркерсбург Католики уверенно начинают курсировать мимо Баффало, 69-19

(основные моменты игры)

ЧАРЛСТОН, В.Вирджиния, — Тренер по баскетболу девочек-католиков из Паркерсбурга Марти Вирхеллер полностью ожидал, что его команда продлит сезон во вторник, когда «Крестоносцы» № 1 столкнулись с № 8 «Баффало» в четвертьфинале класса AA.

Несмотря на то, что Вирхеллер держит свою непобедимую команду на высоком уровне, он с трудом мог поверить своим глазам в первой четверти матча с «Байзоном», в котором «Паркерсбург Католик» с комфортом выиграет со счетом 69-19.

«Крузадереттс» (22-0) реализовали 10 из 13 бросков с игры, в том числе 5 из 6 из-за трехочковой линии за первые 8 минут, когда они смотрели каждую часть второго номера.1 посев в построении отрыва 29-5 от Бизона.

«Тренер не может написать сценарий баскетбольного матча», — сказал Фирхеллер. «Нам нравится думать, что мы контролируем определенные вещи, но мы не контролируем многое. Если бы я мог написать сценарий нашего старта, я бы написал его именно так».

С победой ПЧС выходит в полуфинал на 4-й номер Петербурга в 13:00. Пятница.

Из пяти тройок в первой четверти на долю Лесли Хаффман пришлось три, а Джоселин Торн — две другие.Хаффман опередил «Паркерсбург Католик» с 13 очками в первом кадре, а Торн набрал восемь.

‘Это то, что, как мы знали, нам нужно было сделать, чтобы продолжить. Никто не хочет, чтобы их сезон заканчивался», — сказал Хаффман. «Баффало выложился на полную. Наша химия действительно проявляется на полу, и в какой-то степени это само по себе заявление, просто демонстрирующее, что мы знаем, как работать вместе».

Какими бы острыми ни были PCHS в первой четверти, «Крусейдереттс» были столь же впечатляющими в обороне во втором периоде.«Баффало» (13–8) забил всего три мяча с игры за нулевую секунду, в то время как «Бизон» перешли к перерыву с 17 передачами и недостатком 44–5.

Хаффамн ушел на перерыв с 17 очками, шестью передачами и шестью перехватами, а Бизон забил два мяча с игры всего за 12 попыток в перерыве.

«Оборона задавала нам тон, и импульс подпитывался сам собой», — сказал Фирхеллер.

Хаффман финишировал с 27 очками, 10 передачами и девятью перехватами, чуть не упустив трипл-дабл за 20 минут игры.

«Она, вероятно, лучший игрок, против которого мы играли, и мы играли против некоторых хороших команд», — сказал тренер «Баффало» Майк Келли о Хаффман. «Некоторые из их других девушек нанесли несколько ударов снаружи, и они показали, что это не команда из одного человека».

Торн набрал 11 очков, а Лэйни Росс добавила 10 очков к победе, сделав восемь подборов.

«Эти девушки играют с большой любовью друг к другу, и я не отношусь к этому легкомысленно», — сказал Вирхеллер. «Некоторым тренерам может посчастливиться испытать это раз в жизни.

Торну понадобилось всего семь бросков с игры, чтобы забить двузначные числа, и он завершил 3 из 5 с дальней дистанции.

«Я была здесь в прошлом году и набралась опыта на паркете», — сказала она. «Я готовился играть здесь, тренировался на разных ободах и тренировался со светом в лицо, потому что свет здесь очень яркий».

Паркерсбург Католик финишировал 25 из 50 с игры и 8 из 12 на тройках.

У Кейли Боулинг было девять очков, чтобы опередить Баффало в его первом появлении на государственном турнире за 31 год.

«Мы немного прессинговали, когда отставали, и иногда ты немного сбиваешься с ритма, — сказала Келли, — но нас убила их стрельба».

(Пресс-конференция католиков после игры в Паркерсберге)

Посетите последнюю выставку 97-летнего Лори Кормье и узнайте о его воспоминаниях о прекрасной жизни | Арт-театр

Лори Кормье стоит рядом со своей картиной «Je me Souviens» («Я помню»), одной из примерно дюжины его картин, выставленных в Центре ухода за больными фермы Кимбалл.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

ЛЕНОКС — Мужчина в комнате L32 ждет на краю своей кровати, сложив руки на коленях, все в порядке, включая оставшиеся волосы на голове, уложенные щеткой с мягкой щетиной.

Книга на журнальном столике раскрыта, пожалуй, самым незаменимым образом. Стены его комнаты, которую он делит, укреплены портретами двух святых: Терезы Авильской, канонизированной в 1622 году, и покойной Мэй (Мерсье) Кормье, на которой он женился в 1950 году. Баррингтон.

Его зовут Лори Кормье, и он готов дать полный отчет о своей 97-летней жизни при условии двух вещей. Только если ты действительно хочешь услышать об этом.Только если ты остановишь его, если он станет скучным.

«Вы не возражаете, что я говорю?» он спросил.

Репродукция одной из картин Лори Кормье, выставленных на ферме Кимбалл.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

Во-первых, вот что происходит в коридоре его дома, здесь, в Центре ухода за больными на фермах Кимбалла.Он переехал 14 месяцев назад после нескольких падений и нескольких легких инсультов.

После его прибытия коридор крыла L превратился в элитную художественную галерею городских пейзажей, пейзажей и сцен дикой природы.

Это его произведения искусства, висящие на стенах: в основном репродукции его интимных и замысловато детализированных картин маслом, которые в совокупности нарушают антисептическую эффективность гудящего оборудования, подносов с едой и занятого персонала — произведения искусства, создающие фон красоты и хорошие новости для тех многих притихших, эмоциональных толп в коридоре по вопросам жизни, смерти и любви.

За 72 года Кормье создал более 1000 таких картин, по его оценке, около дюжины из которых хранятся в постоянной коллекции Музея Нормана Роквелла в Стокбридже.

Прижав ладонь ко рту, чтобы новости не попали туда, Кормье говорит о коллекции в прихожей Kimball Farms: «Это не самое лучшее для меня».

У него есть еще что сказать.

«Это была не моя идея, — говорит он о витрине в коридоре. (Хотя он просил, чтобы одну из картин повесили немного выше.)

Но, может быть, мы забегаем вперед. У Кормье есть план этого кураторского тура о его годах на Земле. Все в порядке важности, начиная с Мэй, которая выбрала его своим мужчиной, другом на всю жизнь и, хотя он родился с косолапостью, партнером по танцам.

Лори и Мэй (Мерсье) Кормье в день свадьбы, ноябрь.18 октября 1950 года. Они поженились всего через шесть месяцев после знакомства. «Мы знали, — говорит он.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

«Моя жена была самой красивой девочкой в ​​школе два года подряд, — говорит Кормье. — Вот ее фотография. Она была очень красивой и очень, очень умной, умнее меня. Она была хорошей певицей. Она была пианисткой. Я был влюблен в нее всю свою жизнь, всю свою жизнь, и теперь я буду плакать».

Из его восьми братьев и сестер осталось только двое. Из его четверых детей двое умерли, а один неизлечимо болен. Четвертая — Линн Браун из Питтсфилда, она обняла отца.

«Папа, — говорит она, — ты делал людей счастливыми. Вы создали красивые вещи, чтобы они могли на них смотреть, и вы создали прекрасную музыку, под которую они могли танцевать.

Художественная выставка в коридоре, она устроила это. И он в восторге. И персонал тоже в восторге.

«Лисы — мои любимые», — сказала помощница по имени Саманта.

Но Кормье еще не готов пройтись по коридору. Он еще не совсем готов спуститься в самый конец коридора, к своему любимому принту из коллекции Kimball Farm.

Та прекрасная музыка, на которую ссылается его дочь, ну, ее отец был музыкантом, и он хочет указать на несколько старых фотографий на противоположной стороне стены в его комнате, на которых он был басистом в местных танцевальных коллективах. .

Лори Кормье можно увидеть на заднем плане этой фотографии, сделанной в августе 1959 года, играющей на контрабасе в Alan Grieve Orchette, известной танцевальной группе, которая выступала в Стэнли-клубе.Гарольд Батлер играет на барабанах, Алан Грив играет на трубе, а Лейф Эриксон играет на пианино.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

«Ты знаешь о клубе Стэнли, верно?» — говорит Кормье, имея в виду социальный клуб, организованный сотрудниками General Electric.

— Вот это я, — сказал он, указывая на изображение в оттенках сепии красивого молодого человека в пиджаке и галстуке, с контрабасом. Вот он, втиснутый на переполненную сцену Питтсфилда с другими участниками Alan Grieve Orchette.

«Было так весело играть с ребятами, — говорит он.

У него есть еще две интересные вещи, которыми он готов поделиться, обе в книгах. Во-первых, это настольная книга под названием «Беркширы: маяк красоты, культуры и торговли», на центральном развороте которой находится величественная картина Кормье, изображающая его приемный город Питтсфилд с точки зрения Южной горы, обращенной на север, с горой Грейлок. тушится на туманном фоне.

Первоначальная картина имеет ширину около шести футов, и он понятия не имеет, где она сейчас. Но картина превратилась в эту прекрасную книгу, и этого ему достаточно.

Его дочь помнит, как он это рисовал.

«В одной руке у него была кисть, а в другой — увеличительное стекло, — говорит она.

Он просит передать ему вторую книгу. Он открывает отмеченную страницу с фотографией художницы и педагога по имени Жанна Леже, которая, когда Кормье было 10 лет, первой заметила его художественный талант.

Он уроженец Нью-Брансуика, Канада. Он упоминал об этом? Хотя он родился в Леоминстере в 1924 году, его родители-канадцы воспитывали его на ферме площадью 500 акров, которая до сих пор принадлежит семье.

Леже учила его бесплатно в течение двух лет, пока у нее не кончились вещи, чтобы учить его, говорит он. На прощание она посоветовала: «Продолжай рисовать», — вспоминает он. Так он и сделал. Он рисовал прямо до 1990-х годов.

Кормье никогда не занимался саморекламой. Его случайные художественные выставки были ограничены округом в Олбани, штат Северная Каролина.Y., в Бостоне и Нью-Брансуике, где он, его жена и дети проводили лето. Он вспоминает художественную выставку в Нью-Брансуике много лет назад.

«У входа была книга, и все должны были расписаться», — говорит он. «Я пожал руки стольким людям, что на следующий день у меня распухла рука».

В Беркшире многие помнят его вклад в мир искусства.

«Кормье исследовал свое прошлое и окружающие его окрестности, чтобы создавать произведения искусства, отражающие прошлое и демонстрирующие настоящее в ошеломляющем наборе цветов и деталей», — сказала Стефани Хабуш Планкетт, заместитель директора и главный куратор музея Нормана Роквелла.«Для нас большая честь сохранить и поделиться работами этого талантливого художника с будущими поколениями».

Репродукция одной из картин Лори Кормье, выставленных на ферме Кимбалл.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

Он рисовал сбоку, когда работал слесарем, изготовителем инструментов и изготовителем форм в General Electric, а затем в Marland Mold Inc. ; когда он управлял магазином пакетов Энрайта, преподавал искусство и играл на басу в оркестрах и квинтетах.

«Я так много всего сделал», — говорит Кормье, мужчина, у которого девять внуков и семь правнуков. «У меня была такая хорошая, счастливая жизнь».

Он делает паузу.

«Ты уверен, что не против того, что я говорю?» — снова спрашивает он.

На ферме Кимбалла входит Сандра Бирн и дает ему таблетку, помещенную в ложку яблочного пюре. Она ставит ему ходунки с его именем. Пришло время для кураторского тура по коридору.

Он и его шесть ног идут по коридору мимо изображения с полуразрушенной конюшней. Мимо картины с изображением его бывшего дома на Розелин Драйв в Питтсфилде. Мимо лошадей в деревне Хэнкок Шейкер. Мимо дети катаются на коньках по пруду. Мимо сцены с кошками у окна, ловко прорисованной через марлю прозрачных штор.

Кормье ушел далеко вперед в конец коридора, мимо репродукции картины, о которой он хочет поговорить. Это семейная ферма в Нью-Брансуике, примерно 1940-е годы. Это его отец и братья собирают сено в поле.

Оригинал картины находится в доме его дочери в Питтсфилде, и она огромная, говорит она.

Картина называется «Je me Souviens», что по-французски означает «Я помню».

Одна из примерно дюжины репродукций картин Лори Кормье, выставленных сейчас на фермах Кимбалла.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

Действительно, помнит. Ферма, по его словам, находится на берегу реки в деревне Сент-Мари-де-Кент. Если бы вы плыли по реке вниз по течению 12 миль, вы бы вышли к морю.Если бы вы пошли вверх по течению, именно там лосось отложил бы икру.

Он помнит, как научился готовить у своей матери в том доме. Он помнит, как учился играть на скрипке и танцевал кадриль. Он помнит, как уехал из этого места в Западный Массачусетс, где в конце концов оказался на сцене средней школы Серлза, играя на басу на танцах. Симпатичная девушка по имени Мэй представилась.

Она выбрала этого мужчину с изуродованными ногами. Они поженятся 1 ноября.18 октября 1950 года в церкви Святого Петра. Они сияли на танцполе, исполняя джиттербаг.

Вместе с Мэй он с гордостью останется на своем месте, несмотря на карьеру, семейные поездки, художественные выставки и трагедии, а также ее слабоумие в более поздние годы, которое привело к ее последнему вздоху 7 ноября 2019 года.

И он так благодарен за нее, за все это. Он так благодарен, что может плакать. Но вместо этого он решает, что у него есть последняя вещь, которой он может поделиться.

97-летняя художница Лори Кормье занимается живописью уже 72 года.Десяток его картин хранятся в коллекции музея Нормана Роквелла.

ФЕЛИКС КЭРОЛЛ — БЕРКШИРСКИЙ ОРЕЛ

«Знаешь, как меня здесь называют?» он спросил.

Он подносит руку ко рту.

«Красавчик», — говорит он.

Murderville, Texas Podcast: Episode Six, «Linda»

Линда МакКлейн всегда считала, что Чарльз Рэби убил ее мать. Но когда она узнает об уликах, спрятанных на суде, возникают новые вопросы. И у нее есть представление о смертной казни, которого нет у большинства людей: Чарльз не единственный человек, которого она знает в камере смертников в Техасе.

Стенограмма

Примечание для слушателей: этот подкаст содержит язык для взрослых и описания насилия.

Линда МакКлейн: Ну, я не разговариваю с репортерами как… я имею в виду, что никто никогда не подходил ко мне и не говорил со мной об этом. После всех этих лет люди не знают, где они, и им это неинтересно. Почему их интересует это дело? Я имею в виду, он явно виновен. Так что никто не ищет меня, чтобы взять у меня интервью. Я никогда никому не давал интервью ни о чем.

Лилиана Сегура: Незадолго до Рождества 2019 года я неожиданно получил твит от дочери Эдны Франклин, Линды Макклейн. Это было всего через несколько дней после того, как мы были в камере смертников, чтобы встретиться с Чарльзом Рэби. И ее уведомили, что у него был визит для представителей СМИ. Вскоре я разговаривал по телефону с Линдой, планируя встретиться в следующий раз, когда мы с Джорданом будем в Хьюстоне.

Джордан Смит: Обычно все происходит не так. Обращение к семьям жертв является важной частью сообщения о подобных историях, но это не обязательно первое, что мы делаем.Это деликатные дела.

Иногда семья жертвы хочет поговорить, но чаще всего нет — и это понятно. Вы просите людей пересмотреть некоторые из самых болезненных и трагических переживаний, которые у них были. Простого поднятия этого может быть достаточно, чтобы повторно травмировать их. Это особенно сложно, когда мы ставим под сомнение обвинительный приговор.

Значит, мы не собирались связываться с Линдой. Чего мы не ожидали, так это того, что именно она свяжется с нами и что она будет так охотно говорить — и продолжать говорить.Мы с ней время от времени разговариваем уже более двух лет, и не только о деле Чарльза. Мы многое узнали о ней.

Лилиана Сегура: Но мы начали с ее твиттера. На аватарке она улыбается, а на ее лице светит солнце. У нее длинные волосы и челка. На ней солнцезащитные очки в форме трилистников и зеленые бусы Марди Гра. Сегодня явно День Святого Патрика, и она на каком-то мероприятии под открытым небом в торговом центре.

Большинство твитов Линды были адресованы другим аккаунтам и выражали ее твердое мнение по целому ряду тем.Она ненавидит рекламу автомобилей. Она любит бутерброды с куриным салатом от Арби. Фанат Крогера; враг Walmart.

Джордан Смит: А вот и настоящее преступление. Она много его смотрит. Ее последние твиты перед тем, как она связалась с нами, хвалили шоу «Охотник за убийствами», последний сезон которого подходил к концу. Но и к ней было много претензий. Ее самая большая претензия заключалась в том, что в шоу на Investigation Discovery повторялись одни и те же истории снова и снова. Она знала эти дела об убийствах вдоль и поперек.И она задавалась вопросом, почему ни одно из этих шоу не искало новые истории для рассказа — как у ее мамы.

[Музыкальная тема]

Лилиана Сегура: Из «Перехвата», я Лилиана Сегура.

Джордан Смит: А я Джордан Смит. Добро пожаловать обратно в Мердервилль, штат Техас. Эпизод 6, «Линда».

Джордан Смит: Как бы Линда ни была открыта для разговора, она часто напоминала нам, что скептически относится к тому, что мы делаем. Она хотела убедиться, что мы не представляем ее в ложном свете.И с самого начала ей было ясно, что она не совсем соответствует прогрессивным ценностям The Intercept — по крайней мере, как она их воспринимала.

Лилиана Сегура: Во время нашего второго телефонного звонка я спросил, не думает ли она, что ее сын, Ли Роуз, тоже захочет встретиться с нами. Ли жил со своей бабушкой и нашел ее тело в ночь, когда она была убита.

Лилиана Сегура: Вы вообще говорили со своим сыном о возможности разговора?

Линда МакКлейн: Да, я разговаривал с одним сыном, который сказал, что не против дать интервью.Затем я поговорил с другим сыном, который сказал, что с подозрением относится к интервью из-за того, как люди неправильно истолковывают вещи.

А я знаю, что вы журнал демократов, а я не демократ — они совсем спятили. Этих людей нужно просто стереть с лица земли. Но в любом случае, это ни здесь, ни там.

Я не знаю, какова ваша цель. Я думаю, что ваша цель против смертной казни. Об этом ваш журнал. Ни невиновности, ни вины. Я прав или не прав?

Лилиана Сегура: Она часто просила нас об этом.Почти каждый раз, когда мы разговаривали.

Лилиана Сегура: Мы говорили об этом и в прошлый раз. Вы правы в том, что Джордан и я оба против смертной казни; мы довольно ясно об этом. Но мы также пишем истории и рассматриваем отдельные случаи, когда есть заявление о возможности неправомерного осуждения, когда люди заявляют о своей невиновности.

Я полностью понимаю, почему ваш сын будет обеспокоен, и почему вы будете чувствовать некоторый трепет, но это то, что мы прорабатываем со всеми, с кем мы разговариваем во всех наших историях.Мы не заинтересованы в том, чтобы манипулировать кем-либо или искажать факты. Это просто не то, как мы катаемся, это не то, чем мы занимаемся.

Лилиана Сегура: В феврале 2020 года мы впервые встретились с Линдой в квартире Ли в Конро, штат Техас, к северу от Хьюстона.

[Стук в дверь]

Джордан Смит: Привет. Вы Линда?

Линда МакКлейн: Да.

Лилиана Сегура: Привет, извините — Лилиана.Извините, что появляюсь со всем этим.

Джордан Смит: Я Джордан, приятно познакомиться.

Линда МакКлейн: Приятно познакомиться.

Ли Роуз: Привет, как дела?

Лилиана Сегура: Ли?

Джордан Смит: Джордан.

Ли Роуз: Джордан? Так зовут мою внучку.

Джордан Смит: Хорошо, пожалуйста. Хороший выбор.

Лилиана Сегура: Ли живет со своей женой Синди, и они, кажется, построили счастливый и уютный дом.Гостиная была оформлена в мягких пастельных тонах, с семейными фотографиями и кучей тех деревянных табличек на стенах, на которых написаны вдохновляющие слова или библейские цитаты. «Благодарен, благодарен, благословен», — гласил один из них.

Джордан Смит: Ли высокий. Он носил очки и розовую клетчатую рубашку. Он сидел на диване рядом с мамой, на которой была ярко-желтая рубашка. Ее ногти на ногах были окрашены в розовый цвет. Они оба были дружелюбны, но, по понятным причинам, также немного насторожены. Мы сказали им, что хотим узнать больше о Франклине.

Лилиана Сегура:  Мы мало что знали о ней как о личности до того, как все это произошло, и мы просто очень хотим узнать немного больше о том, кем она была —

Ли Роуз: О, хорошо. Верно.

Лилиана Сегура: — до всего этого. Мы обязательно хотим поговорить о кейсе —

Линда МакКлейн: Что ж, мы знаем, кем она была после этого.

Лилиана Сегура: Ну, мы хотим — да.

Линда МакКлейн: Она была никем.Она была мертва.

Лилиана Сегура: Ну, мы —

Линда МакКлейн: Она была кем-то, о ком никто даже не спрашивал.

Джордан Смит: Что ж, мы хотим поговорить о ней.

Линда МакКлейн: После этого она никто.

Джордан Смит: Она была из Хьюстона? Ваша семья родом из Хьюстона?

Линда МакКлейн: Да, она родилась в Хьюстоне. Она жила в Хайтс, когда была маленькой девочкой.

Ли Роуз: Я имею в виду, она готова на все ради кого угодно.

Линда МакКлейн: Да, потому что она всегда выручала моих бойфрендов из тюрьмы, если они напивались. Она всегда выручала их из тюрьмы.

Ли Роуз: Знаешь, она относилась ко всем нашим друзьям как к собственным внукам.

Линда МакКлейн: Ну, она относилась ко всем моим друзьям, как к собственным сыновьям.

Ли Роуз: Ага.

Джордан Смит: Франклин проработал в First City Bank 25 лет.Она была на пенсии два года назад, когда ее убили.

Линда МакКлейн: У нее была одна и та же работа с тех пор, как мне исполнилось 8 лет. Семь может быть, 6 или 7, 7, 8? Я не помню, сколько нам было лет, когда она пошла работать в банк.

Она была оператором пруфов. Это человек, который проводит проверки. И складывают все это на калькуляторе, на машине; совершенно уверен, что они не делают этого сейчас.

Однажды она сказала мне: «Никогда не давайте United Way. Вы должны увидеть чек, который они выписывают для себя, чтобы отдать своим партиям в конце своих кампаний.Она сказала: «Вы должны увидеть этот чек. Это нелепо.» Я сказал: «Да. Возможно ты прав.» Я больше никогда не жертвовал United Way.

Люди не должны этого делать. Вы просто делаете кого-то — даете какому-то генеральному директору «кадиллак» или большой дом, как его имя, Джоэл Остин. О Боже, не заводи меня на него. Я не могу говорить о Джоэле Остин, иначе я сойду с ума. Мы не собираемся начинать с него. Мы пытаемся поговорить о Бастере и о том, как он заслуживает того, чтобы оказаться в камере смертников.

Джордан Смит: Это была классическая Линда — разговоры дико качались в разные стороны.

Лилиана Сегура: Она рассказала нам, что ее родители были женаты более десяти лет, прежде чем у них появились дети.

Линда МакКлейн: Она не была похожа на обычную мать. Она всегда была старше. И она была озорной. Я имею в виду, что она ни с кого не брала дерьмо. И это одна вещь о ней. Она могла быть и той, и другой.

Ли Роуз: Ага.

Линда МакКлейн: Она может впустить тебя или выгнать. Просто зависело от того, что ты делаешь.

Лилиана Сегура: Линда сказала, что ее отец был алкоголиком, а мать многое терпела. Но также, по ее собственным словам, Линда и ее сестра были немного дикими. Линда была впечатлена тем, как ее мать справилась со всем этим.

Линда МакКлейн:  Итак, мы с сестрой начали разыгрывать. Моя мать — я не знаю, о чем она думала и как могла не подумать: «Я сойду с ума между этими двумя девочками». Она терпела много вещей.Она терпела всех наших парней и сумасшедшие махинации, тайком убегала из дома и все такое.

Насколько мне известно, она никогда его не теряла. Она никогда этого не делала. Я бы задушил свою дочь, если бы она вела себя, как я. У меня есть дочь, которой 25 лет, она ведет себя совсем не так, как я. Я такой: «Вау. Вот как я должен был себя вести». Вроде тихий человек, но нет.

Она многое терпела от моей сестры и от меня. Мы ссорились, как это делают нормальные подростки, матери и все такое, и в этом не было ничего страшного. Она выручала парней из тюрьмы, если они попадали в тюрьму, или ложилась в больницу, если они получали ножевые ранения. Я имею в виду, тогда было довольно тяжело. [смеется]

Лилиана Сегура: Это помогло понять, почему Ли проводил так много времени в доме Франклина.

Лилиана Сегура: Итак, когда вы начали оставаться —

Ли Роуз: У бабушки? О, я оставался там все время.

Линда МакКлейн: Ты остался там навсегда.Да, я был на вечеринке.

Лилиана Сегура: Но Линда жила недалеко от Франклина, всего в нескольких кварталах от него. Когда она росла, район был довольно безопасным. Но она и Ли согласились, что в 80-х все изменилось. Так вот, это был не только их район; в то время Хьюстон имел дело с ошеломляющим количеством убийств.

Лилиана Сегура: Что ты помнишь о последней встрече с бабушкой?

Ли Роуз: Ну, в последний раз, когда я видел свою бабушку, она была — я вышел из дома, чтобы пойти со своим другом, и я оставил дверь незапертой, потому что у меня не было ключа от двери, и я сказал ее я скоро вернусь, и это был последний раз. Сказал ей, что люблю ее, и ушел. А потом пришел домой около 10 часов, и именно тогда я и мой двоюродный брат обнаружили ее, и она была мертва.

Я был в шоке — не знаю, как это описать. Это было просто трудно принять. Я просто вошел, свет был выключен, а она была в гостиной, а мой кузен уже был там, и это было безумие. Наверное, самое ужасное в ту ночь, мне пришлось позвонить маме и рассказать ей.

Джордан Смит: Линда разговаривала со своей матерью всего несколько часов назад.Они оба были дома, смотрели разные телепередачи. Линда смотрела получасовой новостной журнал «Текущее дело», который впервые вел Мори Пович.

[вступление к шоу «Текущие дела»]

Линда МакКлейн: Мори Пович говорил о даме, у которой случился приступ астмы после того, как она вышла из тюрьмы в Мексике и умерла. А мама собиралась смотреть «Колесо фортуны».

Я не помню, спросила ли я ее, хочет ли она, чтобы я пришел туда, или, кажется, она сказала, что Ли собирается вернуться и приготовить что-нибудь поесть. Я не помню эту часть. Но я сказал ей, что перезвоню ей после того, как шоу Мори Повича закончится, и не стал ей перезванивать.  

Я остался у себя дома и накрасил ногти на ногах, и я не перезвонил ей, и я не пошел туда. И следующее, что я помню, было 10 часов, и они звонили мне, говоря, что она ранена. Это был последний раз, когда я разговаривал с ней. Я не видел ее две недели до этого. Прошло две недели с тех пор, как я был там. Я не знаю почему.я просто туда не заходил.


Джордан Смит: Часы и дни после убийства Франклина были как в тумане. Ли вспоминает, что он и его двоюродный брат Эрик Бендж должны были пойти в полицейский участок и всю ночь давали показания.

Линда почти ничего не помнит из того, что произошло перед похоронами. Похороны состоялись 19 октября 1992 года: в тот же день, когда был арестован Шарль Рэби.

Линда МакКлейн: На ее похоронах не было панегириков или чего-то подобного, только служба на могиле. Я не помню много промежуточных частей, за исключением: я выбрал платье для нее, и оно было голубым. Она ненавидела это.

И все эти годы спустя я время от времени думаю: «Зачем я похоронил ее в синем платье? Я имею в виду, что мне нужно было взять фиолетовое платье или бледно-лиловое. Зачем я это сделал? Потому что я знаю, что она такая: «Почему она надевает на меня это синее платье?» В любом случае, я не знаю, почему я это сделал. Не имею представления. Я даже не знаю, что я делал. Но мы это сделали, и это хорошо.

Я помню похороны и людей, которых я не видел много лет, пришли, что я считал чудом. Я такой: «Святая корова».

Джордан Смит: На протяжении всего нашего времени с Линдой и Ли разговор часто возвращался к Чарльзу, или «Бастеру», как все его называли, и почему они считали его виновным. В основном потому, что они помнят его как жестокого и мудака, которого Франклин сбежала за несколько недель до ее смерти. Вот почему Ли и его двоюродный брат сообщили полиции имя Чарльза.

Ли Роуз: Единственным человеком, о котором я мог думать, был Бастер.

Джордан Смит: Почему он так быстро пришел на ум?

Ли Роуз: Потому что он тот, с кем она материлась неделю, две недели назад. И я не видел его в тот двухнедельный период. Он единственный, у кого есть ум, чтобы сделать что-то подобное.

Джордан Смит: Другим человеком, которого упомянул Эрик, которого, возможно, вы упомянули, был парень, который красил дом?

Ли Роуз: О, Эдвард? Да, Эдвард не был таким.Эдвард был полной противоположностью Бастеру, полной противоположностью. У Эдварда нет места в теле. Тогда он этого не сделал; Я не знаю, как он сейчас, я не видел его лет 20 с лишним. Но тогда он был — я никогда не видел, чтобы он ни с кем не злился. Я не знаю. Я много раз видел, как Бастер вытаскивает нож, быстро вытаскивает нож; при нем всегда был нож. Но я никогда не видел — я имею в виду, моей бабушке нравился Эдвард. Она не слишком заботилась о Бастере.

Джордан Смит: Этого в целом положительного впечатления об Эдварде Бэнгсе было недостаточно, чтобы Ли и Эрик полностью отвергли его как подозреваемого.В конце концов, они дали его имя и полицейскому управлению Хьюстона, потому что он ходил вокруг дома Франклина, крася снаружи.

Лилиана Сегура: Именно во время этого визита мы рассказали Линде и Ли об уликах крови, найденных еще в 1992 году: они не соответствовали Чарльзу и что аналитик криминалистической лаборатории солгал об этом, заявив, что это неубедительно. Была также неизвестная мужская ДНК, полученная из крови, взятой из-под ногтей Франклина, которая также не соответствовала Чарльзу.Они хотели знать, почему никто не проверил, соответствуют ли доказательства Бэнгсу.

Линда МакКлейн : Значит, они никогда никого не тестировали на ДНК? Они не проверили ДНК Эдварда?

Джордан Смит: Ну, нет.  

Линда МакКлейн: Эдварда не проверяли на ДНК?

Джордан Смит: Кто?

Линда МакКлейн: Эдвард.

Джордан Смит: Челка?

Линда МакКлейн: Да.Его ДНК не проверили? Почему тогда они не проверили его ДНК?

Лилиана Сегура: Я знаю, что это слишком много, но мне кажется, что ты думаешь об Эдварде. Зачем ты —

Линда МакКлейн: Потому что он красил дом. Он был единственным мужчиной, который был там.

Ли Роуз: Ага. Как я уже сказал, я никогда не видел, чтобы он злился.

Линда МакКлейн: Я имею в виду, что у вас есть выбор из очень многих людей.

Лилиана Сегура: Убийство Франклина было глубоко травмирующим для Линды и ее семьи. Кажется, каждый справился с этим по-своему. Один из сыновей Линды стал патологоанатомом. Ли сказал, что это потому, что его брат хотел лучше понять смерть. До того, как Франклина убили, Ли и его двоюродный брат Эрик Бендж довольно сильно развлекались. Но после убийства все стало серьезно. Злоупотребление психоактивными веществами Эрика усугублялось тем, что он продолжал жить в доме своей бабушки на Вестфорд-стрит.

Лилиана Сегура: Что повлияло? Как это повлияло на вашу семью?

Ли Роуз: Ну, я пристрастился к наркотикам и алкоголю, а мой двоюродный брат пристрастился к наркотикам и алкоголю на протяжении многих лет. Я думаю, если бы он ушел из дома, если бы он не оставался там все эти годы, если бы он съехал и, может быть, сдал его кому-то, он мог бы быть до сих пор здесь. Но каждый год примерно в октябре он выпивал, и он пристрастился к обезболивающим, и он принимал таблетки и пил, и просто жил в страдании от того, что случилось.И он просто не мог справиться с этим.

Джордан Смит: Когда в 2012 году умерла мама Эрика, это был еще один удар.

Ли Роуз: Он только что вышел из-под контроля. И когда она скончалась, это было похоже на то, чувак, это сильно его ударило. Наверное, это и сделало.

Джордан Смит: В октябре того же года, через несколько дней после годовщины убийства Франклина, Эрик был убит на межштатной автомагистрали 10. Он принял кучу таблеток и врезался в 18-колесный автомобиль.Все это действительно потрясло Ли.

Ли Роуз: Это было для меня пробуждением. Я тоже ел таблетки, и это меня в то время разбудило. Я перестал есть таблетки, но продолжал пить и все такое. И тогда я бросил пить. Я начал ходить в церковь. Я бросил пить. С тех пор хожу в церковь.

Лилиана Сегура: Было очевидно, что Ли усердно работал, чтобы преодолеть довольно много травм. Он действительно перевернул свою жизнь. Частью этого была его вера.Но он также сказал нам, что частью этого было прощение Чарльза.

Ли Роуз: Я простила Бастера. Он говорит, что не делал этого. Я имею в виду, что если он этого не делал, ему не следовало признаваться в этом, вот и все, что я хочу сказать, но я прощаю его за это. Я имею в виду, что это единственный способ двигаться вперед, если я прощу его. Я не забываю этого, но я прощаю его и не хочу иметь с ним ничего общего.

Лилиана Сегура: Когда ты решил, что готов простить Бастера?

Ли Роуз: Когда я начал ходить в церковь.Ты должен двигаться вперед. Наверное, это то, что я написал бы ему, если бы написал ему письмо. Ну, это часть дела, скажи ему, что я прощаю его, а потом, если ты этого не делал, тебе не следовало говорить, что ты это сделал. Я имею в виду, что это ужасное преступление, в котором нужно признаться. Я просто, я не знаю.

Джордан Смит: Пока мы размышляли о нашем визите, пара вещей стала ясна. Ни Линда, ни Ли не нашли никакого решения по делу об убийстве Франклина — прокуратура часто обещает, что семьи будут чувствовать себя после вынесения обвинительного приговора.И хотя Ли обрел некоторый покой через прощение, Линда просто не была в том же месте.

Линда МакКлейн: Я не думаю, что что-то может помочь людям закрыться. Единственный способ, как я думаю, вы могли бы получить закрытие, если бы кто-то пропал без вести, и вы нашли его. То ли они были мертвы, то ли живы. Что, для меня, вы могли бы получить закрытие. Но никогда не становится лучше. Это на самом деле не меняется.

Джордан Смит: Каждый год Линда достает последнюю поздравительную открытку, которую она получила от мамы.И она думает о том, сколько лет было бы ее матери в том же году.

Линда МакКлейн: Но могу сказать, что 27 ноября ей исполнилось бы 100 лет. Так что я могу, наконец, сказать, что я абсолютно уверен, что ее здесь больше не будет. Так что я могу положить эту часть на отдых.

Джордан Смит: Через несколько дней мы связались с Линдой. Мы хотели посмотреть, как она себя чувствует. Она сказала нам, что была удивлена ​​тем, насколько эмоциональным был Ли во время нашего визита.

Линда МакКлейн: Я никогда не видела Ли таким. Я подумал: «Боже мой, пожалуйста, не начинай плакать, Ли». Он очень эмоциональный человек. Он плачет из-за глупостей. Он как большой ребенок. Он большой ребенок. Он всегда был тем, кто все время плакал по пустякам.

Мне было так плохо, но что поделаешь? Если бы я схватила его и обняла, то, наверное, расплакалась бы, и это бы не сработало. Вот что происходит с людьми, если вы расстроены.Кто-то хватает тебя и обнимает, от этого становится только хуже. Типа, ничего не скажешь. Если вы понимаете, о чем я?

Если кому-то что-то сказать, то станет в 50 раз хуже. Ничего не говори. Не говорите «мне жаль, что так случилось» или что-то в этом роде. Что бы вы ни делали, не говорите: «Мне жаль это слышать». Меня так бесит, когда люди говорят: «Мне жаль это слышать». Вы знаете, как это звучит? Похоже, им жаль это слышать. Ну, прости, что сказал тебе тогда.

Джордан Смит: Что касается разговора с нами снова, Линда была настроена скептически.Она не хотела, чтобы ее считали защитником Чарльза.

Линда МакКлейн: Я не могу бороться за него. Я не хочу, чтобы он вышел из тюрьмы.

Лилиана Сегура: Но она также явно хотела поговорить — и откровенно говоря, была более любезна, чем большинство людей.

Линда МакКлейн: Привет?

Лилиана Сегура: Привет, Линда. Вы меня слышите?

Линда МакКлейн: Я слышу тебя, да, но ты слышишь меня?

Лилиана Сегура: Думаю, да.Звучит нормально.

Линда МакКлейн: У меня есть доля бара.

Лилиана Сегура: Линда сказала мне, что остановилась в своем пляжном домике, и везде, кроме ванной, обслуживали ужасно. Поэтому мы договорились о времени для разговора, когда она будет ждать звонка в своей ванной.

Линда МакКлейн: Я в ванной, и все в порядке, потому что ванная большая.

Лилиана Сегура: Я заверил ее, что мы не собираемся представлять ее как защитника Чарльза.

Лилиана Сегура: Как я уже сказал, мы не пытаемся убедить вас сделать что-то одно или думать о чем-то одном, но мы определенно думаем, что у вас есть что рассказать, что мы считаем действительно важным.

Линда МакКлейн: Вам лучше поторопиться, потому что мне сейчас 66 и я могу умереть в любую минуту.

Лилиана Сегура: У Линды была кинематографическая жизнь, полная дикой спонтанности, но также и трагических потерь. Она потеряла мать, сестру, племянника и мужа неожиданным или насильственным образом.Она спросила, видела ли я когда-нибудь фильм «Стальные магнолии».

Линда МакКлейн: Вы не помните эту строчку в «Стальных магнолиях»? Это говорит Труви. Труви говорит Аннель:

Долли Партон в роли Труви Джонс : Должна сказать вам, когда дело доходит до страданий, она рядом с Элизабет Тейлор.

Джордан Смит: Есть еще одна часть ее истории, которую мы никак не могли предвидеть — та, которая заставила ее бороться со смертной казнью более непосредственно, чем большинство людей.Это вступает в игру каждый раз, когда мы говорим об убийстве ее матери и осуждении Чарльза.

Чарльз — не единственный человек, которого она знает в камере смертников Техаса. В начале 2000-х Линда переехала из Хьюстона в пригород Форт-Уэрта. Она жила там около года, когда ей позвонила подруга из дома.

Линда МакКлейн: Моя подруга позвонила мне и сказала: «Вы никогда не догадаетесь, кого они арестовали за то, что он серийный убийца». И я такой: «Кто? Кто это?»

KPRC Хьюстон: Последние новости.90-дневная отсрочка для одного из самых известных преступников Хьюстона, так называемого Убийцы Жгута. Энтони Аллен Шор признался в убийстве как минимум трех девочек и одной женщины в период с 1986 по 1995 год.

Джордан Смит: Энтони Шор был печально известным серийным убийцей из Хьюстона, убившим четырех человек в течение десяти лет. Он признался в изнасиловании двух из них. Его самой молодой жертве было 9 лет. Он был известен как убийца жгутом из-за самодельных удавок, которыми он душил своих жертв.

Лилиана Сегура: Ему удавалось годами оставаться незамеченным по нескольким причинам. Для начала, он был чем-то вроде обаятеля. Линда познакомилась с ним, потому что они оба работали в Southwestern Bell Telephone Company. На берегу висели телефонные линии. У него было прозвище Телефонный Тони.

Линда МакКлейн: Мы много болтались вместе. Мы все время ходили обедать. Мы вышли на лодках. И он всегда был, ну, все остальные говорили, что считают его странным. Но я никогда не видел этого, за исключением того, что он делал странные небольшие замечания о том, как я выгляжу, или что-то в этом роде.Но это меня не беспокоило. Мне было все равно.

Лилиана Сегура: Но за закрытыми дверями он был тираном. Он терроризировал двух своих дочерей поистине садистскими способами и в конце концов признал себя виновным в растлении их. Взамен он был вынужден заплатить штраф и был приговорен к восьми годам условно. В рамках этой сделки он также должен был предоставить копам образец ДНК. И все же из-за сбоев в криминалистической лаборатории полиции Хьюстона копы так и не связали его с чередой нераскрытых убийств.

Полиция нашла ДНК его второй жертвы, которую Шор изнасиловал и убил в 1992 году. Но лаборатория так и не проверила образец. В подробном материале о Шоре, опубликованном в 2004 году, газета Houston Press неоднократно спрашивала, почему улики никогда не проверялись, но полиция ничего не говорила.

Джордан Смит: То, что лаборатория так и не проверила улики, неудивительно. Согласно отчетам Bromwich, в которых были раскрыты результаты независимого расследования криминалистической лаборатории HPD, это была общая проблема.Лаборатория получит доказательства, достаточные для тестирования ДНК, а затем просто никогда этого не сделает.

После того, как отдел ДНК лаборатории HPD был закрыт, улики из дела 1992 года наконец были проверены в другой лаборатории. Это совпало с Шором. Он был осужден и приговорен к смертной казни в 2004 году.

Как и многие другие, Линда была потрясена, узнав правду о Шоре. Спустя годы, когда ему предстояла казнь, она написала ему письмо, в котором спрашивала, не думал ли он когда-нибудь убить ее. Нет, он написал в ответ.

Перед казнью в 2018 году Линда поехала в Хантсвилл, чтобы навестить его. Она рассказала нам об этом, когда мы приехали к ней домой за пределами Форт-Уэрта, всего за несколько дней до того, как страна была заблокирована из-за пандемии.

Лилиана Сегура: Привет! О, мне нравится твой знак.

Джордан Смит: Привет.

Линда МакКлейн: Привет.

Лилиана Сегура: «Всегда найдется место для еще одной собаки».

Джордан Смит: О да.

Лилиана Сегура: Как дела?

Линда МакКлейн: Никогда не будет другой собаки.

Джордан Смит: Чихуахуа Линды сидела с нами на диване в ее гостиной. Повсюду была коллекция снежных шаров и ракушек, шкаф, полный кукол, и семейные фотографии. На столе была фотография ее дочери в рамке, украшенной утятами, и девочка в плаще с надписью: «Ты мое убежище от бури.

Линда МакКлейн: Когда Тони казнили, не было никаких фанфар. Почти ничего не было, ничего. Но вы знаете, что? Думаю, большинство населения знало, что он сделал. Я не знаю.

Джордан Смит: Мы спросили Линду, как она себя чувствует, посетив Шора прямо перед запланированной казнью.

Линда МакКлейн: Я была в противоречии, потому что это было глупо — потому что я знаю, что он сделал, и мне не следовало идти к нему.Если бы я не пошла к нему, наверное, все было бы в порядке. Я все еще мог представить монстра Тони. Но когда я пришел к нему, он шутил и смеялся, продолжая. Ему осталось шесть часов до казни, а он смеется и шутит надо мной. Он такой странный. Он такой: «Ну, послушай, если на этот раз меня не казнят, ты вернешься и выйдешь за меня замуж?» Я такой: «Конечно. Почему бы и нет, Тони? Что за черт? Я всегда хотел известности. У моих детей будет припадок».

Лилиана Сегура: Ты действительно сказал да?

Линда МакКлейн:  Я сказал: «Конечно, я вернусь и выйду за тебя замуж.

Лилиана Сегура: В тот момент вы думали, что его собираются казнить?

Линда МакКлейн: Да.

Лилиана Сегура: Линда много говорит о Шоре. Она довольно прозаична в этом, хотя вся ситуация была для нее чрезвычайно травмирующей. Больше всего ее беспокоит то, что она никогда не видела в нем монстра. Она так и не смогла примирить друга, которого знала, с ужасными поступками, которые он совершил.

Линда МакКлейн: Кого я видел? Я видел Тони. Я не видел Энтони Аллена Шора, монстра, и это меня так разозлило. Я такой: «Почему ты не можешь вести себя как монстр?» Он не вел себя как монстр. Я все еще мог слышать, как он говорит. Он смеется, шутит и шутит.

Я все еще слышу, как он шутит и смеется в день казни, как будто ничего не произойдет. Это как в любой другой день. Например: «Увидимся завтра». Это была просто самая странная вещь.

Лилиана Сегура: С одной стороны, он делал ужасные вещи. С другой стороны, вы знали его как человека. Как вы относитесь к его казни с точки зрения — вы считаете, что это справедливость?

Линда МакКлейн: Знаешь, трудно сказать. Причина, конечно же, в Бастере. Я предполагаю, что, возможно, вы знаете, это противоречиво, но есть — как будто Тони был двумя разными людьми, а Бастер — всего лишь одним злым человеком. Так вот.OK. Разве этот человек из двух разных людей заслуживает жизни? Если бы он выжил, он бы никогда не смог выбраться из тюрьмы и жить. Никогда! Потому что Тони был опасным человеком. Я имею в виду, он был полным маньяком.

Лилиана Сегура : Она много ломает голову над этим. Она не знает, как понять и Шора, и Чарльза в контексте своей жизни. Она задается вопросом, что бы она увидела, если бы пошла навестить Чарльза. Она думает, что он будет просто злым.А если его не было? Она тоже не уверена, что ей это понравится.

Линда МакКлейн: Знаешь, мне как бы хотелось пойти к нему с правилом, что мы не говорим о ней. И я просто хочу видеть, какой он, когда я разговариваю с ним. Какой он сейчас? Что он собирается делать? У него начнется приступ? Он собирается начать кричать и кричать? Он что, будет сидеть и просто болтать со мной о погоде? Я просто хочу посмотреть, как он действует. Будет ли он вести себя как нормальный человек? Потому что, я имею в виду, именно поэтому он получил смертную казнь.Потому что он не может находиться среди людей.

Но, наверное, я бы об этом и поговорил, типа, как там, и, может быть, что-нибудь придумаю. Может быть, просто расскажите ему, как дела у Ли, или спросите, как у него дела. Посмотрим, сможет ли он ничего не сказать или как он себя ведет — как в случае с моим взаимодействием с Тони. Это не было похоже на убийство Энтони Аллена Шора. Я такой: «Где монстр? Ну давай же.» Я никогда не видел этого парня, но я видел монстра в Бастере, так что вот. Многие видели монстра в Бастере, так что же лучше? Постоянно иметь монстра, чтобы бояться, или такого, как Тони?

Джордан Смит: Что вы думаете?

Линда МакКлейн:  Я не знаю. Я думаю, что вечного монстра можно бояться.

Джордан Смит: Несколько месяцев спустя Линда снова предложила поговорить с Чарльзом.

Линда МакКлейн: Я хотел бы услышать, что он скажет. Я хотел бы услышать манеру его тона, потому что он нехороший человек. Мне все равно, что он говорит вам, ребята. Он не хороший человек. Он не хороший человек.

Он может одурачить вас, как Тони Шор. Тони Шор мог стянуть с кого-нибудь чертовы штаны, а если бы он не стянул штаны с вас, то сорвал бы их с вас и убил бы.

Я не знаю, в какого чародея он превратился, потому что он никогда не был чародеем для меня, не таким, как Тони Шор. Но я не знаю, что у него есть на вас двоих, или почему вы считаете его таким милым, или кем вы его считаете. Он монстр. Он не сладкий. Ничего милого в нем нет.

Джордан Смит: Это еще одна ее забота. Что Чарльз каким-то образом сделал с нами то, что Шор сделал с ней. Что мы не видим Чарльза таким, каким она его считает.

Есть еще кое-что, что беспокоило ее: то, что мы рассказали ей о серологической работе 1992 года, которую государство скрыло.Это, в сочетании с более свежими результатами ДНК, беспокоит ее. Она понимает значение такого рода доказательств. Она насмотрелась на настоящие преступления, в том числе и передачи о неправомерных судимостях. Но она действительно не знает, что делать с этой информацией.

Лилиана Сегура: Это еще один способ, которым неправомерные приговоры так вредны для людей, которые считали, что убийство их близкого раскрыто. Преступление и суд достаточно травматичны. Но когда спустя годы или десятилетия люди сталкиваются с доказательствами того, что государство ошиблось, это совсем другой кошмар.

Линда Макклейн: Я не знаю, я думаю, это просто больше запутывает. Это так сбивает с толку. Я ненавижу путаться в вещах. И я этого не понимаю. Я думаю, что они сделали ошибку. Хотя говорят, что не ошиблись. Ну, а почему они собираются сказать, что совершили ошибку? Но я не понимаю всего. Я не понимаю, почему, откуда это взялось. Это сводит меня с ума. Не думайте, что это не сводит меня с ума, потому что это так. Но не думайте, что я считаю его невиновным, потому что это не так.Он не невиновен.

Если бы не его признание, возможно, его и не осудили бы. Если бы он не рассказал, что он сделал в тот день, что он сделал той ночью и что он сделал на следующий день, его, возможно, не осудили бы. Он никогда не должен был ничего говорить. Он должен был просто держать рот на замке, и мы бы до сих пор гадали, кто убил мою мать. Так зачем он это сделал?

Лилиана Сегура: Мы продолжали разговаривать с Линдой, пока пандемия продолжалась.Она увлеклась живописью, воссоздавая «Звездную ночь» Ван Гога или образы Тома и Джерри, свой пляжный домик и пеликана.

Она также написала в Твиттере, чтобы раскритиковать Domino’s Pizza за несоблюдение достаточных мер предосторожности в связи с пандемией. Ее дочь работала там, и она беспокоилась.

Джордан Смит: После просмотра «Файлов невиновности» на Netflix, она сказала нам, что стала скептически относиться к смертной казни. Не то чтобы она когда-либо выражала реальную поддержку этому. С самого первого дня она снова и снова повторяла нам, что ей все равно, казнят ли Чарльза.

Линда МакКлейн:  Я просто не думаю, что они когда-либо собираются казнить его из-за этой ДНК. Но иногда я думаю, что им все равно. Я уверен, что были казнены невинные люди, и это действительно ужасно, но я не думаю, что Бастер будет одним из них, если они когда-нибудь решат его казнить. Не думаю, что он будет одним из них. Так что я не слишком беспокоюсь об этом.

Джордан Смит: Линда сказала, что знает, что невиновные люди, вероятно, были казнены.Она не думает, что Чарльз будет одним из них. Отчасти это возвращается к исповеди.

Линда МакКлейн: Зачем тебе признаваться через четыре часа, ведь у них в другой комнате девочка, которую ты едва знаешь, и ее ребенок?

Джордан Смит: Она говорит о Мерри Элис Гомес, девушке Чарльза.

Ли Роуз: Я бы сказал: «Хорошо, делай, что должен. Я этого не делал».

Джордан Смит: Одна из причин, по которой Линда и Ли не верят, что Чарльза заставили признаться, заключается в том, что, как они понимают, Чарльз знал Мерри Элис лишь короткое время перед убийством.И они знали бывшую девушку Чарльза, Кэрианн Райт, с которой он обращался как с дерьмом. Почему он должен отличаться от других? И зачем ему лгать из-за женщины, которую он едва знал?

Лилиана Сегура: Как оказалось, это предположение было неверным. Не их вина, что они так подумали. У любого, кто смотрел суд над Чарльзом, тоже осталось такое впечатление. Но, как и во многих аспектах этого дела, в этой истории есть нечто большее.

Джордан Смит: В следующий раз в Мердервилле, штат Техас: «Веселая Алиса.

Веселая Элис Гомес: Вендель помог мне собрать вещи, пошел и сел в свою машину, и я спросил: «Когда Чарльз вернется домой?» И он сказал: «Мэм, он подписал признание». И я сказал: «Что?»

Лилиана Сегура: Мердервиль, штат Техас, является продуктом The Intercept и First Look Media.

Андреа Джонс — наш редактор историй. Джулия Скотт — старший продюсер. Truc Nguyen — наш сотрудник по подкастам. Лора Флинн будет продюсером-супервайзером.Проверка фактов Мири Джесутасан. Особая благодарность Джеку Д’Исидоро и Холли ДеМут за дополнительную помощь в производстве.

Наше шоу было сведено Риком Кваном с оригинальной музыкой Зака ​​Янга. Юридический обзор Дэвида Бралоу.

Исполнительные продюсеры — Роджер Ходж и Кристи Грессман. Для The Intercept Бетси Рид является главным редактором.

Я Лилиана Сегура.

Джордан Смит: А я Джордан Смит.

Вы можете прочитать стенограммы шоу и посмотреть фотографии на перехвате.ком / Murderville. Вы также можете следить за нами в Твиттере: @lilianasegura и @chronic_jordan.

Если вы хотите поддержать нашу работу, перейдите на theintercept.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.