Дом на кузнецова: ЖК 🏡 Дом на Кузнецова 57 Волгоград цены

Содержание

г. Иваново, ул. Кузнецова, д.97-97а

БОЛЕЕ ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ДОМУ НА САЙТЕ — http://smu1_kuznezova.tilda.ws/gl

Архитектурно-композиционное и стилистическое решение в проекте определяется современными принципами организации городской среды в конкретных градостроительных условиях.

На формирование объема проектируемой очереди жилого дома оказали влияние окружающая застройка и стилистические особенности региона, размер и форма участка, выделенного под застройку, нормы пожарной безопасности.

 Подъезд к проектируемому жилому дому осуществляется от существующего проезда с ул. Кузнецова

На участке строительства запроектированы: площадка для отдыха взрослого населения, площадка для игр детей (дошкольного возраста, младшего школьного возраста), хоз. площадка на 2 мусороконтейнера закрытого типа в ограждении, гостевая стоянка для автомобилей — 24м/м, и стоянки для хранения легковых автомобилей — 40м/м.

 

 

 

БОЛЕЕ ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ДОМУ НА САЙТЕ — http://smu1_kuznezova. tilda.ws/gl

 

Многоквартирный жилой дом, в 10 этажей.

Конструктивная схема здания — здание с жесткой конструктивной схемой, с продольными и поперечными несущими стенами. Устойчивость строительных конструкций здания обеспечивается совместной работой основных несущих строительных конструкций: фундаментов, наружных и внутренних стен , и жестких дисков перекрытий.

Ограждающие конструкции:

Наружные стены — кладка, с устройством несущего слоя из силикатного полнотелого кирпича на цементно-песчаном растворе. Утепляющий слой выполняется из пенополистирольных плит ПСБ-С-25, толщиной 120 мм. В качестве финишной отделки фасада выполняется тонкослойная защитнодекоративная штукатурка типа «Сэнерджи». Для устройства противопожарных рассечек применены минераловатные плиты Isover Штукатурный Фасад (либо аналог с заявленными характеристиками), толщиной 120 мм.

Перекрытия — сборные железобетонные пустотные плиты.

Лестница- сборные железобетонные марши по серии 1.050.9-4.93 вып. 1

Перегородки- некоторые межквартирные перегородки выполнены из двух рядов силикатного кирпича, толщиной 90 мм с шумоизоляцией из минераловатных плит , толщиной 40мм. Внутренние перегородки квартир из силикатного кирпича толщиной 90мм. Перегородки ванной и санузла — 120 мм. 

Оконные блоки -из ПВХ профиля, заполнением служат двухкамерные стеклопакеты.

 В отделке фасадов применяется декоративно-защитная штукатурка с утеплением стен по системе аналогичной «Сэнерджи ПпС-3» с последующей окраской

 

Квартиры в многоквартирном жилом доме по адресу г.Иваново ул.Кузнецова 97-97а

 

 

Высота этажа- 2,8 м.Высота жилого помещения -2,50 м.

Строительство дома осуществляется в 2 этапа.

1 ЭТАП — 1 и 2 секции дома;

2 ЭТАП — 2 и 3 секции дома;

 

Планировочные решения для скачивания: 

1 секция

2 секция

3 секция 

 

 

 

Дом архитектора Кузнецова в Мансуровском переулке, 11 в Москве

 


Дом по адресу Мансуровский переулок, 11 в Москве, принадлежавший некогда архитектору А.В. Кузнецову, до сих пор притягивает взгляд, благодаря своим барельефам в виде медальонов над оконными проемами, искусно выполненной решетке с витиеватым рисунком, кованой калитке в ампирной стилистике, через которую можно попасть в узкий дворик.

Это владение в своих нынешних границах сформировалось только после 1812 года и до той поры входило в территорию обширной усадьбы.

Имя первой известной владелицы (1820-1824) — Александра Захаровна Измальская-Платонова, являвшаяся коллежской секретаршей. При ней уже стоял деревянный одноэтажный дом, фасад которого протянулся вдоль красной лини Мансуровского переулка.

Непосредственно Александр Васильевич Кузнецов приобрел дом с участком в мае месяце 1915 года у тогдашней владелицы Е.А. Воскобоевой, представительницы купеческого сословия.

Небольшой ампирный домик в пять окон весьма понравился зодчему. В нем он увидел возможность создания идеальной планировки для комфортного проживания, где каждая часть объема несла бы в себе определенную функцию и в целом формировала уникальный архитектурный ансамбль усадьбы.

Архитектура дома Кузнецова


Реконструкцию строения провели весьма быстро. Главный дом вытянулся вглубь домовой территории и стал единым целым со стоявшим там малым корпусом. Образовавшуюся меж ними угловую часть занял выстроенный из камня сложно сочлененный объем, в котором обустроили 40-метровый кабинет-мастерскую архитектора Кузнецова с внушительным окном-портиком, декорированным извне барельефами в виде венков.

Приметным атрибутом кабинета мастера стала высокая белая печь с устроенным в ней камином. Позади спланировали скрытую от первого взгляда нишу с балкончиком поверху, названным «скворечником». Попасть на последний можно было по винтовому лестничному маршу.

С главного входа был устроен проход и в вестибюль, и в холл, декорированный в темно-красных тонах и с устроенным с трех сторон лестничным маршем, по которому можно было попасть в мезонин.

Что касается последнего, то на момент перестройки дома такое завершение строений категорически пресекалось, но Александр Васильевич сумел убедить чиновников, что спроектирует его незаметным с улицы. Так здесь и появились три «светелки» для его родных дочерей.

Из вестибюля гости попадали в столовую, оформленную в неорусской стилистике. Ее украшением стали сводчатый потолок, полукруглый оконный проем со стрельчатым переплетом, а также печь с изразцами, на которых были отображены гербы царского дома Романовых и Российской империи в виде двуглавых орлов.

Из столовой комнаты двери вели в гостиную уже классического стиля с ампирным мебельным гарнитуром и декором в бело-синеватых тонах. Место у рояля оформили в виде портика с двумя ионическими колоннами. Из этой комнаты хозяева попадали в свою опочивальню.

История владения


В октябрьские дни 1917-го года дом Кузнецова в Мансуровском переулке будто оказался на передовой из-за уличных боев: в саду то и дело свистели пули, через двор бегали бойцы противоборствующих сторон. Самым безопасным местом в доме оказалась столовая, куда перебралось жить все семейство.

Частенько в то тревожное время хозяев посещал друг семьи и легендарный генерал Алексей Алексеевич Брусилов.

В 1921-м году семью архитектора «уплотнили» и в доме поселился герой Гражданской войны и друг командарма Буденного Гая Дмитриевич Гай, который выбрал для своей семьи гостиную и спальные комнаты. В 1924-м власти оставили ему во время «демуниципиализации» лишь первую, а в 1927-м он и вовсе съехал отсюда после обмена.

Немного позже «лишней» в доме осталась лишь одна чужая семья, занимавшая флигель усадьбы и освободившая его только в начале 1970-х.

Сегодня в доме по Мансуровскому переулку, 11 проживают потомки зодчего.

Факты и легенды …


  1. … Усадебный дом можно увидеть в кинокартинах как отечественных, так и зарубежных режиссеров. Так, английские кинематографисты снимали здесь своего «Обломова». В этих же стенах Никита Михалков в качестве актера сыграл в кинолентах «Шуточка» и «Жестокий романс» великого Эльдара Рязанова. В 1991-м дом стал сценической площадкой для картины «Дом под звездным небом» кинорежиссера Сергея Соловьева.
  2. … Изразцы с гербами для печи столовой А.В. Кузнецов получил в дар от своего товарища, который в то время возводил охотничий домик для императора Николая II в заповедной ныне Беловежской пуще. А вот уникальные расписные ярко-золотистые обои для нее же, выставлявшиеся, между прочим, на Международной выставке 1900-го года в Париже, подарил Николай Николаевич Соболев.
  3. … Со слов нынешних жильцов, частым гостем в семье Гая был Маршал Советского Союза Михаил Николаевич Тухачевский, репрессированный в 1937 году, впрочем, как и сам Гая Дмитриевич.

Дополнительная информация:


В Кудымкаре снесён дом Кузнецова

Фото: Константин Седегов, «ПН»

На прошлой неделе полностью разобрали дом, в котором жил известный разведчик, герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов. Многие жители Кудымкара взбудоражены этим событием. Люди не понимают, как власти дали добро на разрушение дома-памятника одного из самых известных разведчиков Великой Отечественной войны.

Работы ведутся В субботу, 7 ноября, работы на месте, где находился дом, продолжались. Двое мужчин делали ограждение для предстоящей стройки. По их словам, они делают только ограждение.

— Мы даже не знаем, кто здесь главный, и что будут тут строить. Хотя те блоки поставили несколько дней назад, — показывает на большие бетонные блоки рабочий, который так и не представился.

— Судя по размерам площадки, здесь будет новый большой магазин. А мемориальную доску увезли в администрацию города. Нам так сказали.

Фото: Михаил Вотинов, специально для ПН

Недовольство граждан В социальной сети ВКонтакте жители города яро выражают своё недовольство. Люди не понимают, почему историческое место было уничтожено, а не отремонтировано. По всей России и в странах бывшего СССР в память о герое его фамилию носят названия школ, улиц и парков. Установлены памятники, на зданиях висят мемориальные доски. И даже малая планета-астероид, которая кружится вокруг Солнца, названа в его честь. Многие горожане сравнивают снос дома со сносом памятника, который является актом вандализма.

— Камни в виде пельменей лепим в центре города, а историю города снесли и на дрова распилили?! — выражает своё недовольство горожанин Алексей Нестеров.

Школа имени Кузнецова На сегодняшний день в Кудымкаре есть ещё одно место, где героя почитают. Имя Николая Ивановича носит городская школа №1. В честь него в школе организован небольшой фотомузей, а на улице установлен его бюст.

Фото: Владимир Яновский

— Я в недоумении, — комментирует ситуацию директор первой школы Евгений Дерябин. — Каждый день проезжаю мимо этого дома, а он буквально исчез за один день. Лично моё мнение не как директора, а как жителя города, что так нельзя поступать. У меня непонимание ситуации. В этом году мы все так много говорим про патриотизм и память участников и жертв войны, а дом героя сносят. Я не знаю состояние здания, но почему не было общественного обсуждения по поводу его сноса?

Дом ремонту не подлежит Директор Коми-Пермяцкого краеведческого музея Елена Дунина объясняет, что, к сожалению, этот дом было уже никак не восстановить.

— Дом Кузнецова был в ужасном состоянии. Музей в таком доме не откроешь. Он уже вот-вот должен был упасть. Если бы город хотел оставить этот дом, то надо было действовать еще десятки лет назад. По своему опыту знаю, что для реставрации дома надо готовить уйму документов, провести аукцион, экспертизу и так далее. Сам ремонт занял бы годы. В советское время отремонтировать было попроще, а сейчас у нас просто так отремонтировать нельзя. Хоть в лепёшку разбейся. Это дорого. Поэтому дом решили убрать.

Фото: Михаил Вотинов, специально для ПН

Елена Дунина опровергает информацию о том, что дом на перекрестке улиц Хорошева и Ленина являлся памятником. На доме висела лишь мемориальная доска, которой ведает администрация города. Директор также сообщает, что на данный момент в хранилище городского музея содержится более двухсот единиц личного фонда Кузнецова.

— В нём в основном фотографии, документы и их копии. Их ещё собирали пионеры и школьники старой первой школы, которые открывали свой собственный музей. После закрытия самые ценные вещи они передали нам.

Письмо в край 5 ноября в одной из кудымкарских групп в ВКонтакте жители города написали следующее:

— Мы, граждане города Кудымкар, просим губернатора Пермского края Дмитрия Николаевича Махонина взять под личный контроль расследование дела о сносе дома, находящегося на пересечении улиц Хорошева и Ленина, в котором до войны некоторое время проживал Герой Советского Союза разведчик Николай Кузнецов. Мы считаем, этот дом стал исключительной по своей значимости частью архитектурного ансамбля города. Также он стал неотъемлемой частью культурно-исторического наследия родного края, памятником герою, внёсшему неоспоримый вклад в общее дело борьбы с фашистской Германией. Мы надеемся, что расследование будет честным и открытым для общественности, а дом, в котором некоторое время проживал герой Кузнецов, будет в кратчайшие сроки восстановлен в первозданном виде на прежнем месте.

Письмо поддержали почти 400 человек. Дойдёт ли оно до губернатора, покажет время. А вот официальный ответ администрации города по поводу сложившейся ситуации:

Жилой дом, расположенный на пересечении улиц Хорошева и Ленина, а также земельный участок находятся в частной собственности. Владельцем было принято решение о сносе здания в связи с его ветхим состоянием. Снесённый дом не является объектом культурного наследия. Памятник истории регионального историко-культурного значения в городе Кудымкаре расположен по адресу ул. Кирова 32, где в период с 1930 года по 1932 год работал легендарный разведчик, Герой Советского Союза Николай Иванович Кузнецов.
Также администрация информирует граждан, что в 2020 году на территории школы №1 установлен памятник Николаю Ивановичу Кузнецову. Мероприятие осуществлялось в рамках реализации проекта инициативного бюджетирования. Инициаторами выступили жители города. Реализация проекта имеет большое значение для школы, которая носит имя героя, так и города в целом.

А кто такой этот Кузнецов?

Николай Кузнецов. Фото: Википедия

Николай Иванович Кузнецов по разным источникам родился 14 или 27 июля 1911 года в деревне Зырянка Талицкого городского округа Пермской губернии (ныне Свердловская область).

Весной 1930 года Николай Иванович оказался в Кудымкаре и был принят на работу Коми-Пермяцким окружным земельным управлением на должность помощника таксатора по устройству лесов местного значения. Здесь его восстановили в комсомоле после того, как годом ранее его выгнали из техникума и исключили из комсомола по обвинению в белогвардейско-кулацком происхождении.

Работая таксатором, Кузнецов обнаружил, что коллеги занимаются приписками, о чём он сообщил в милицию. Суд приговорил расхитителей к срокам от четырёх до восьми лет тюремного заключения, а Кузнецова — к году исправительных работ с удержанием 15% зарплаты. При этом его снова исключили из комсомола.

После лесоустроительной партии Кузнецов некоторое время работал в Коми-Пермяцком «Многопромсоюзе» в должности конъюнктуриста и секретаря бюро цен, а затем — около полугода — в промартели «Красный молот». Участвовал в коллективизации, в рейдах по сёлам и деревням, подвергался нападениям со стороны крестьян.

Работая в Кудымкаре, Кузнецов познакомился с местной девушкой Еленой Чугаевой из села Кува, на которой через некоторое время официально женился. Она работала медсестрой в хирургическом отделении окружной больницы. Вместе они жили непродолжительное время, а при отъезде из Кудымкара развод официально так и не был оформлен.

После начала Великой Отечественной войны для организации разведывательно-диверсионной работы в тылу немецкой армии 5 июля 1941 года была сформирована «Особая группа при наркоме внутренних дел СССР». В январе 1942 года данная группа преобразована в 4-е управление НКВД, а в неё зачислен Николай Кузнецов. Разведчику «слегендировали» биографию немецкого офицера, старшего лейтенанта (обер-лейтенанта) Пауля Вильгельма Зиберта.

Зимой 1942 года Николай Кузнецов переведён в лагерь для немецких военнопленных в Красногорске, где он осваивал порядки, быт и нравы армии Германии. Затем под фамилией Петров тренировался в прыжках с парашютом. По итогам всех испытаний решено было использовать Кузнецова в тылу врага по линии «Т» (террор).

За время службы шпионом в тылу врага Николай Кузнецов убил и организовал покушения на многих высокопоставленных офицеров и людей фашистской Германии. Именно от него была получена первая информация о подготовке Операции «Длинный прыжок» — покушения на лидеров «Большой тройки» на Тегеранской конференции.

Ближе к концу войны он ушёл в партизанский отряд. Погиб Николай Кузнецов 9 марта 1944 года в селе Боратин Бродовского района Украины в бою с украинскими сторонниками фашистов. По одной из версий, Кузнецов погиб, подорвав себя гранатой. Возможное захоронение группы Кузнецова было обнаружено 17 сентября 1959 года благодаря поисковой работе его боевого товарища Николая Струтинского. Струтинский добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме Славы 27 июля 1960 года.

Ранее мы писали о том, что останки Николая Кузнецова предлагают выкупить у Украины.

Николаю Ивановичу 5 ноября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Также посмертно он был награждён двумя орденами Ленина, медалями «Партизану Отечественной войны» первой степени, «Защитнику Отечества», «60 лет освобождения Украины от фашистских захватчиков». В честь него было выпущено более десяти книг, пять фильмов и один спектакль.

Михаил Вотинов

Дом архитектора Кузнецова: olgachernenko — LiveJournal

Мансуровский переулок, 11. Единственный дом Москвы, остающийся в потомственном фамильном владении с царскогого времени. Непонятно, как хозяева смогли его сохранить за собой — земля Остоженки и Пречистенки — самая дорогая в Москве, а ныне легализовавшийся криминал в 90-е — нулевые не щадил здесь никого. Во двор дома можно войти с двух переулков: Мансуровского и Еропкинского. В октябре 1917-го в Мансуровском были красные, в Еропкинском — белые, мимо окон свистели пули, а по саду крались лазутчики, хозяева ползали по полу, и прятали как могли детей. Здесь Рязанов снимал свой «Жестокий романс» — званный обед у Карандышева. Возможно, когда-нибудь он станет музеем…

Впервые этот дом зафиксирован московскими планами с 1822 года. Архитектор Александр Кузнецов, чьи потомки сегодня живут в этом доме, приобрел его у купчихи Воскобойниковой в 1915 году и полностью перестроил. Здесь бывали множество известных людей. Друг Шехтель гостил (некоторые детали даже стиль Шехтеля напоминают).

Мансуровский переулок

Окно, что посередине, ложное. За стеклом кирпичная стена. Именно в него не раз пытались влезть воры.

Бывший парадный вход.
Это живое покрывало посадил сам хозяин,
чтобы скрыть соседнюю кирпичную стену перед окнами.

А это известная калиточка в четверть роста (пришлось сложиться в два раза, чтоб воспользоваться). Известна всем, кто смотрел «Жестокий романс». Здесь Рязанов снимал званный обед у Карандышева. Именно через эту садовую калиточку Кузнецовых Лариса Дмитриевна с Сергеем Сергеевичем Паратовым-Михалковым вырывается в Мансуровский переулок, где уж ждет ее цыганская пролетка.
Через эту же калиточку в октябре 1917-го со всем своим громаднейшим ростом пробирался в гости к Кузнецовым живший напротив генерал Первой мировой А.Брусилов (вырабатывал тактику выживания на линии фронта: в Мансуровском были красные, в соседнем Еропкинском — белые, мимо окон свистели пули, а по саду крались лазутчики).

Вид калитки со двора.

Дом отапливается дровами.

Вход с Еропкинского переулка.

Со двора.

Окно с колоннами.

Крыльцо — действующий вход в дом.

Во дворе живет орел. Он любит постукивать
клювом в оконце гостинной, когда заприметит там гостей.

Гостинная с пристройкой второго этажа,
где находится бывший кабинет Кузнецова.

Вот такая лестница ведет в кабинет.
(С трудом протиснулась наверх.
Как сюда забирался взрослый мужчина — сложно представить)

Вот и кабинет. Вы его уже видели )

Вид из кабинета.

Прихожая бывшего парадного входа.
Через нее можно попасть в столовую.

Столовая.

Через столовую проходишь в парадные комнаты с колоннами. В 1921 году семью «уплотнили», и в парадные комнаты вселился красный командир, герой гражданской войны Г.Д.Гай. С хозяевами, вынужденными жить в проходных комнатах, был галантен. (В 1924-м командир съехал. А в 30-м Кузнецов был арестован. Сидел в одной «шарашке» с Туполевым и работал над проектом Дворца Советов. А посадили за то, что спроектировал плоскую крышу на здании Ферганской фабрики, удобную для посадки вражеских самолетов. )

Прихожая (выход на крыльцо). Это зеркало семья приобрела на деньги со съемок фильма.

Все показывать, пожалуй, не стану. Есть еще второй этаж. Есть много особенностей. Дом построен так, что  центральную лестницу можно обойти вокруг — по комнатам, столовой и прихожим. Расположение окон создает сказочную обстановку — свет, попадая в здание, отражается витринами и небольшими витражами, отсвечивая разноцветными лучами.

Вот такой дом находится в самом центре Москвы, на Остоженке. Возможно, когда-нибудь он станет музеем.

Оригинал взят у katerina_foto в Дом архитектора Кузнецова

Дом недели: дом архитектора Александра Кузнецова в Мансуровском переулке

«“Здравствуй, милый домик, здравствуй, мой родной, я пришла”, — шепчу я ему и знаю, он слышит мои слова».

Ирина Александровна Кузнецова (1913—2002) полвека прослужила хранителем французской и английской живописи в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина. Путь от Волхонки в Мансуровский переулок и обратно был для нее ежедневным, привычным.

Здесь, в особняке между Остоженкой и Пречистенкой, Ирина Александровна прожила всю жизнь. Ситуация для наших исторических реалий уникальная. Более того, прожила в доме, построенном ее отцом, Александром Васильевичем Кузнецовым, гражданским инженером и архитектором.

Промышленное зодчество занимало в его творчестве место не меньшее, чем гражданское.

Образование, полученное в Петербургском институте гражданских инженеров, Кузнецов продолжил в Германии, в Берлинском политехническом институте. Вернувшись в Россию, опубликовал исследование по расчету железобетонных перекрытий и сводов, затем по конструированию куполов. В Москве Кузнецов служил помощником Льва Кекушева, а затем Федора Шехтеля.

Начав самостоятельную строительную практику, в 1904–1906 годах проектировал доходный дом Политехнического общества в Харитоньевском переулке, где смешал дух английской готики с элементами модерна.

«Дом Политехнического общества, объединяющий в своих стенах техников различных призваний для научных работ и общения, должен иметь внешность, выражающую его назначение. Пышная и рациональная готика знатных домов и замков старой культурной Англии, где гостеприимный нрав хозяев и уютность помещений так хорошо сочетались с крупными размерами последних, с колоссальными оконными отверстиями и строгостью готических форм, — в совершенстве отвечала нашей задаче», — рассуждал Александр Кузнецов на страницах профессионального журнала «Зодчий».

В 1908 году, изучив научные разработки немецких «школьных гигиенистов», архитектор строит женскую гимназию в городе Богородске, нынешнем Ногинске, сооружение по тем временам весьма прогрессивное. Заказчиком выступал владелец Богородско-Глуховской мануфактуры Арсений Иванович Морозов.

Окна классных комнат были обращены на юго-восток, дабы встречать утреннее солнце, гардероб оснащался калориферной системой, чтобы ученицам не пользоваться общими кружками, для подачи питьевой воды была устроена ваза с фонтанчиком на манер европейских курортов минеральных вод.

Москвичам хорошо знакомо еще одно творение Александра Васильевича Кузнецова, ныне корпус МАРХИ, бывшие мастерские Строгановского училища (1913–1914) — постройка с огромными витражными окнами на железобетонном каркасе. Кузнецов одним из первых использовал в России железобетон. После революции в этом здании откроется ВХУТЕМАС.

Уже известный московский архитектор имел, как вспоминала Ирина Кузнецова, «заветное желание создать дом, полностью отвечающий вкусу и потребностям его самого и всей нашей семьи».

Старшая дочь архитектора училась в Алферовской гимназии, находившейся тогда в Кривоарбатском переулке. В 1915 году поблизости, в Мансуровском переулке, 11, у купчихи Воскобойниковой, решившей перебраться к сыну в столицу, были приобретены участок и деревянный дом. До наполеоновского пожара здесь находилась усадьба, а после остался особняк, в документах 1822 года Комиссии для строений Пречистенской части 4-го квартала зафиксированный как владение вдовы коллежского секретаря Александры Захаровны Измальской-Платоновой.

Александр Васильевич Кузнецов, разумеется, берется за перестройку одноэтажного особняка, сохранив все черты русской классики, которую он так, оказывается, любил, и которая была столь характерна для этих московских мест.

Уличный фасад в пять окошек новый хозяин оставил, каким был, тонко декорированным ампирными лепными карнизами и медальонами на античный мотив. Въездные ворота, бывшие при прежних владельцах, Кузнецов упразднил, заменив крохотной калиточкой, войти в которую можно было лишь пригнувшись.

Но все же для большого семейства домик был небольшим, и архитектор удлинил его в глубину участка, а заодно пристроил к нему новый объем площадью 40 кв. м для собственной мастерской с большими окнами, белой печью и увеличил трехкомнатным мезонином для трех дочерей.

Под лестницей была устроена кладовка с подполом, через годы пригодившемся как бомбоубежище.

Одним из самых красивых пространств дома стала столовая (27 кв. м), которую Кузнецов оформил в русском стиле — изразцовой печью коричнево-красных и золотистых оттенков, светильниками, резной деревянной мебелью из мастерской Елены Поленовой.

Стены были оклеены обоями с золотым фоном. Их показывали в 1900 году в Русском павильоне на международной выставке в Париже. Рисунок имитировал настенные росписи кремлевских теремов. Полукруглое окно столовой со стрельчатым переплетом выходило на стену соседнего дома, увитую диким виноградом. Та стена сегодня, как и тогда, увита виноградом.

Здесь, в Мансуровском, Кузнецовы встретили революцию. В 1921 году их «уплотнили»: в особняк явился красный командир Гая Дмитриевич Гай и для проживания себя и своего семейства выбрал две парадные комнаты. Хозяевам для житья оставил проходные помещения.

Александр Васильевич Кузнецов служил главным конструктором Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки (ВСХВ), преподавал на архитектурном факультете ВХУТЕМАСа, строил здание Всероссийского электротехнического института на Красноказарменной улице. В 1930 году основателя отечественной школы промышленной архитектуры арестовали, обвинив во вредительстве и проектировании плоской, якобы удобной для посадки вражеских самолетов крыши на здании Ферганской фабрики. В «шарашке» НКВД Кузнецов просидел несколько месяцев, занимаясь конкурсным проектом здания Дворца Советов (проект «Дворец как песня»). В 1954 году он скончался у себя дома, в Мансуровском переулке.

Особняк, имеющий статус объекта культурного наследия федерального значения, давно облюбовали кинематографисты. Здесь снимали такие ленты, как «Обломов», «Жестокий романс», «Шуточка», «Дом под звездным небом». На днях городом был утвержден предмет охраны главного дома, где по сей день обитают потомки архитектора Кузнецова. С учетом предмета охраны (фасадов, планировки, элементов, формирующих облик здания, ограды, интерьеров) теперь можно будет проводить реставрацию особняка.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com

Дом Кузнецова, 2-я половина XIX века, пер. Партизанский, 11а, г. Енисейск

Обновлено 02.04.2016, добавлена 03.04.2016

Дом Кузнецова в Енисейске в 2012 году.

Дом Кузнецова в Енисейске в 1986 году.

Историческая справка:Здание построено во второй половине XIX века. В начале XX века верхний рубленый этаж, обшитый по фасадам тесом, оштукатурен и украшен декоративной лепниной. Внутренняя планировка верхнего этажа изменена в связи с приспособлением под квартиры. Интересно, что, несмотря на оштукатуренный со всех сторон второй бревенчатый этаж и окна, обведенные профилированной тягой, на восточном фасаде оставлены типичные барочные наличники и такие же наличники сохранены на проемах, выходящих вовнутрь остекленной веранды на северном фасаде.

Датировка:2-я половина XIX века

Современный адрес:Красноярский край г. Енисейск, пер. Партизанский, 11а

Описание объекта:

Полукаменный двухэтажный дом, крытый железной вальмовой крышей, восьмиосевым западным фасадом выходит в линию застройки Партизанского переулка, трехосевым южным фасадом — в линию Рабоче-Крестьянской улицы. На крайней северной оси западного фасада во втором этаже устроена угловая остекленная веранда. Дворовой (восточный) фасад фланкируют две деревянные оштукатуренные лестничные пристройки, завершенные лучковыми фронтонами. Входы расположены в лестничных пристройках восточного фасада, в северной пристройке – парадный вход, ориентированный на север и парадная трехмаршевая лестница, в южной – черный вход и черная лестница.

В нижнем каменном этаже поперечная стена выделяет трехоконное южное помещение, перекрытое крестовым сводом на подпружных арках (с восточной и западной сторон перекрытие замыкается лотками сомкнутого свода). Другая, четырехоконная половина этажа делится продольной стеной на два неравных помещения, перекрытых коробовыми сводами. Основу планировки верхнего, рубленого этажа составляет продольная стена, делящая этаж на переднюю и заднюю половины, и две поперечные, выделяющие среднее трехоконное помещение.

Композиционно симметричный южный фасад в уровне второго яруса разбит широкими филенчатыми лопатками на три прясла и решен в три оконных оси. С востока фасад удлинен боковой стеной деревянной лестничной пристройки с одной осью во втором ярусе. Верх стены завершен подшивным профилирован-ным карнизом большого выноса, подкарнизной тягой и плоским фризом, отделенным от плоскости стены мелкопрофилированной тягой, раскрепованной по лопаткам. Междуэтажное членение выполнено широким профилированным поясом. Все окна первого этажа с лучковым завершением и украшены мелкопрофилированными сандриками лучковой формы.

Окна второго этажа обведены мелкопрофилированной тягой, верхняя часть которой украшена лепными деталями с рисунком растительного характера по центру и в форме пятиконечной звезды по флангам. Тяга опирается на профилированный внешний подоконник на двух декоративных кронштейнах. Плоский фриз декорирован метрическим рядом лепных розеток с рисунком растительного характера. Верхняя часть лопаток украшена раскрепованной мелкопрофилированной тягой. Под тягой гирлянда и кистями. Над тягой помещена лепная деталь с рисунком растительного характера.

Западный (главный) фасад в семь оконных осей композиционно в уровне второго яруса разбит широкими филенчатыми лопатками на три прясла. В центральном прясле три оси, в боковых – по два. На крайней северной оси во втором ярусе устроена угловая остекленная веранда. На центральной оси среднего прясла в первом ярусе – ложное окно. Верх стены завершен подшивным профилирован-ным карнизом большого выноса, подкарнизной тягой и плоским фризом, отделенным от плоскости стены мелкопрофилированной тягой, раскрепованной по лопаткам. Междуэтажное членение выполнено широким профилированным поясом. Объем веранды с самостоятельной односкатной кровлей на четырех столбах меньше по высоте основного объема здания. Ограждение веранды выполнено точеным балясником, карниз профилированный, небольшого выноса. Окна первого этажа с лучковым завершением.

Окна второго этажа обведены мелкопрофилированной тягой, верхняя часть которой украшена лепными деталями с рисунком растительного характера по центру и в форме пятиконечной звезды по флангам. Тяга опирается на профилированный внешний подоконник на двух декоративных кронштейнах. Окна первого этажа украшены мелкопрофилированными сандриками лучковой формы. Плоский фриз декорирован метрическим рядом лепных розеток с рисунком растительного характера. Верхняя часть лопаток украшена раскрепованной мелкопрофилированной тягой. Под тягой гирлянда и кистями. Над тягой помещена лепная деталь с рисунком растительного характера. Окна веранды имеют горизонтальную расстекловку, а столбы между окнами оформлены накладными филенками, украшающими базы.

Композиционно северный фасад в уровне второго яруса разбит на две части: крайняя восточная ось выделена широкими филенчатыми лопатками, соответственно внутренним продольным стенам. Остальная часть до западного угла занята остекленной верандой. С востока фасад удлинен боковой стеной деревянной лестничной пристройки с одной осью. Верх стены завершен подшивным профилирован-ным карнизом большого выноса, подкарнизной тягой и плоским фризом, отделенным от плоскости стены мелкопрофилированной тягой, раскрепованной по лопаткам. Объем веранды с самостоятельной односкатной кровлей на четырех столбах меньше по высоте основного объема здания. Ограждение веранды выполнено точеным балясником, карниз профилированный, небольшого выноса. Междуэтажное членение выполнено пояском. Все окна первого этажа с лучковым завершением.

Окна второго этажа обведены мелкопрофилированной тягой. Окна веранды имеют горизонтальную расстекловку, а столбы между окнами оформлены накладными филенками, украшающими базы. Проемы (2 окна и дверь) второго этажа, выходящие на остекленную веранду, декорированы наличниками. Сандрики наличников, выполнены в виде двух встречных волют сложных очертаний. В средней части между волютами закреплен пышный резной элемент растительного рисунка. В средней части вертикальной обвязки наличника имеется симметричный элемент объемной накладной резьбы растительного характера. Нижняя часть оконных наличников декорирована аналогично сандрику. 

Восточный симметричный фасад  решен  в пять осей, композиционно его фланкируют две деревянные оштукатуренные лестничные одноосевые пристройки, завершенные лучковыми фронтонами. Тимпаны дощатых фронтонов прорезаны полуциркульными слуховыми окнами. Углы пристроек обработаны широкими лопатками. На первой оси устроен дверной проем входа в лестничную пристройку. Верх стены завершен подшивным профилирован-ным карнизом большого выноса, подкарнизной тягой и плоским фризом, отделенным от плоскости стены мелкопрофилированной тягой, раскрепованной по лопаткам. Все окна первого этажа с лучковым завершением.

Окна второго этажа лестничных пристроек обведены мелкопрофилированной тягой. Окна второго этажа основного объема декорированы наличниками. Сандрики наличников, выполнены в виде двух встречных волют сложных очертаний. В средней части между волютами закреплен пышный резной элемент растительного рисунка. В средней части вертикальной обвязки наличника имеется симметричный элемент объемной накладной резьбы растительного характера. Нижняя часть наличника декорирована аналогично сандрику. 

В интерьере примыкания оштукатуренных поверхностей стен и потолков украшены профилированными тягами. Сохранились печи в уровне второго этажа. Первый этаж перекрыт сводчатыми перекрытиями с оконными распалубками. Сохранились парадная и черная лестницы с уровня первого этажа на уровень второго этажа. Деревянные проступи и подступенки по деревянным косоурам, ограждение – деревянный поручень по точеным балясинам и столбикам. Полы — дощатые.

Сохранились элементы системы печного отопления здания — печи, трубы дымоудаления, выходящие на кровлю. Элементы системы водоотведения с кровли здания – водостоки из просечного железа. 

Описание составлено в 1986 году архитектором Барановским Е.Ю., откорректировано и дополнено архитектором Разваляевым Е.О. в 2012 году.

Планы дома Кузнецова

План 1-го этажа

План 2-го этажа

Перестройки и утраты:Утрачена деревянная веранда между пристроек на дворовом (восточном) фасаде. Утрачены ставни окон первого этажа. Планировка второго этажа изменена.

Сведения о реставрации:Не проводилась

Техническое состояние:Удовлетворительное

Значимость памятника:Памятник жилой архитектуры второй половины XIX века, интересный пример купеческого полукаменного особняка. Выделяется своеобразным композиционным решением, сложностью сводчатых конструкций, сдержанным изяществом классических форм в наружном убранстве деревянного этажа. Входит в комплекс исторической зоны центра города. Закрепляет перекресток улицы Рабоче-Крестьянская и Партизанского переулка.

Просмотров: 2121 Комментариев: 0

QR-35 — Дом Кузнецова


Дом Кузнецова

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Датировка: первая половина XVIII в.

Вид: памятник архитектуры.

Статус: объект культурного наследия федерального значения.

Документ о постановке на государственную охрану:

Указ Президента Российской Федерации от 20 февраля 1995г.  № 176 «Об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения».

Адрес: Россия, Вологодская обл., г. Великий Устюг, ул. Красная, 109.

Краткое описание.

небольшое здание в два этажа имеет в плане Г-образную форму, восходящую к древнерусским палатам «глаголем», торцом обращено к улице.

Состояние: аварийное.

Современное использование: дом используется в качестве жилья.

ИСТОРИЯ

Дом купца третьей гильдии М. С. Кузнецова, по оценке краеведов Г.Н. Бочарова и В.П. Выголова, является самым старым из сохранившихся каменных жилых зданий Устюга. Он возведен «прежде пожару» 1772 года и введения регулярного плана застройки, когда монументальное жилое строительство в городе еще только начиналось.

При его создании строители ориентировались на старую сетку улиц, что объясняет необычное угловое расположение дома. Судя по обмерному плану, указывает исследовательница В. П. Шильниковская, первоначально здание находилось в развилке улиц старого деревянного города, древнейшая одноэтажная часть дома – его западное крыло – была обращена на красную линию ул. Гулыни, ныне полностью исчезнувшей.

Со времени своего появления дом сменил нескольких хозяев. В 1844­–1857 годах им владел мещанин Дмитрий Бакин, следующие 20 лет – В.А. Булатов, затем его зять – К.П. Попов, который расширил мезонин. До Октябрьской революции здесь работала первая телефонная городская станция, позднее переведенная в другое помещение.

Последним хозяином дома стал ремесленник М. Н. Шумилов. Именно его сыну Ивану посвящена установленная на здании мемориальная доска с надписью: «Здесь в 1885 году родился и жил до 1922 года организатор и руководитель Великоустюгской группы РСДРП, первый председатель Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, председатель Северо-Двинского губ­исполкома, член партии с 1905  года Иван Михайлович Шумилов».

Иван Михайлович родился в 1885 году, в Великом Устюге. В 18 лет он окончил Великоустюгское городское училище, а уже через два года стал одним из организаторов группы РСДРП (б), сохранив свое членство в ней до 1911 года. Затем пять лет Шумилов трудился как техник пути на речном транспорте, а с марта 1917 по октябрь 1918 года был первым председателем профсоюза работников водного транспорта Северо-Двинского бассейна.

В марте того же года он – председатель Великоустюгского уездного исполкома, а с октября 1918 по февраль 1921-го – председатель Северо-Двинского губисполкома и член бюро губкома РКП (б), что удавалось совмещать с работой в губернском военном Совете, позднее – Северо-Двинском губревкоме.

С 1923 по 1926 год Шумилов – ответственный секретарь Северо-Двинского губкома ВКП(б), с 1926 по 1928 – слушатель Курсов марксизма при Коммунистической Академии, в 1929–1930-х годах – член ЦИК СССР, уполномоченный наркомата РКИ по Северному краю, член оргбюро ЦК ВКП (б) по Северному краю, следующие три года – старший инспектор ЦК РКИ СССР, заместитель руководителя группы по водному транспорту.

Кроме того, Иван Михайлович был делегатом X, XIII и XIV съездов партии и XVI партийной конференции.

5 февраля 1938 года Шумилов был арестован по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации.  Осужден 20 июня 1938 года ВКВС СССР. Расстрелян 20 июня 1938 года, похоронен в Коммунарке (Московская обл.). Реабилитирован 7 марта 1956 года.

АРХИТЕКТУРНОЕ ОПИСАНИЕ

Фасады древней одноэтажной части дома, квадратной в плане и перекрытой сомкнутым сводом, оформлены в барочном стиле, за исключением позднего фронтона первой половины XIX века с ампирным полукруглым окном, который выпадает из общего характера убранства.

Традиционные три окна фасада, выходящего на улицу, украшены скромными наличниками, по своему рисунку весьма типичными для первой половины XVIII века и выполненными из формованного кирпича. На углах фасада – спаренные волнистые пилястры.

С востока к старой части была сделана массивная двухэтажная пристройка с деревянным мезонином и завершением из двух ступенчато поставленных фронтонов. Несмотря на то, что наличники ее окон в основном сохраняют те же барочные формы, она выглядит гораздо строже и проще.

Интересно, что северный фасад дома был обращен в сторону бывшего Спасо-Преображенского монастыря, с которым «перекликался» и формировал целостный архитектурный ансамбль благодаря сходным элементам декоративного убранства.

 

УТРАТЫ, ПЕРЕСТРОЙКИ, РЕСТАВРАЦИИ

Здание претерпело множество перестроек, из-за которых от изначальной постройки сохранилась лишь одноэтажная часть.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Бочаров Г.Н., Выголов В.П. Сольвычегодск, Великий Устюг, Тотьма. Л., 1983.

Васильева, М. В. Великий Устюг: путешествие во времени / М. В. Васильева, С. В. Гришина, А. В. Суворов. – Вологда : Древности Севера, 2017. – 175 с.: ил. – (По «Серебряному ожерелью России»).

Кудрин Н.М. Запечатленная память: записки краеведа. Архангельск, 1986.

Шильниковская В. П. Великий Устюг. Развитие архитектуры города до середины XIX века / В. П.  Шильниковская. – 2-е изд., доп. – Москва : Стройиздат, 1987.  – 255 с., ил.

Шумилов Иван Михайлович (1885) [Электронный ресурс] // «Открытый список» : база данных жертв политических репрессий в СССР (1917–1991 гг.) [сайт]. URL: https://ru.openlist.wiki/Шумилов_Иван_Михайлович_(1885). (дата обращения: 28.09.2017).


Сергей Кузнецов консольный трубчатый дом отдыха в парке русского искусства

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов завершил кабину в форме трубы, построенную в виде корпуса корабля и балансирующую на краю склона в Никола-Ленивецком арт-парке в России.

Дом отдыха был задуман к ежегодному фестивалю «Архстояние», известному как Russia’s Burning Man, и останется на месте после мероприятия, чтобы обеспечить размещение посетителей художественной галереи под открытым небом, расположенной в природном заповеднике недалеко от города Калуги.

Сергей Кузнецов спроектировал трубчатый дом для фестиваля ленд-арта «Архстояние»

. Покрытое единым сплошным листом нержавеющей стали, отражающим окружающий лес, здание имеет длину 12 метров и весит примерно в два раза больше, чем взрослый слон. Но Кузнецов утверждает, что его конструкция держится всего на шести болтах.

«Идея заключалась в том, чтобы создать что-то с элементом магии», — сказал он Dezeen.

Домик для отдыха консольно закреплен на вершине небольшого холма

Чтобы создать впечатление висящего в воздухе домика, его фундамент спрятан внутри небольшого холма, который пришлось почти полностью снести во время раскопок, а затем восстановить и укрепить подушки из песка.

Кузнецов и строительная компания Крост разработали цилиндрическую конструкцию, установленную сверху, опираясь на технику судостроения, известную как поперечный набор.

Кухня и ванная комната расположены над фундаментом, рядом с водопроводом и электроснабжением.

Вместо традиционных стенных стоек используется система тесно расположенных круглых ребер, которые проходят по всей длине здания.

Вырезанные из листов нержавеющей стали и соединенные горизонтальными направляющими, известными как стрингеры, они образуют прочную, но легкую раму, способную поддерживать себя, не ломаясь.

Спальня занимает дальний конец трубы

. «Вся конструкция состоит из шести цилиндрических модулей, одновременно изготовленных и затем соединенных друг с другом», — пояснил Кузнецов. «То же самое происходит и в судостроении. Отдельные секции корпуса изготавливаются в цеху, прежде чем собираться в единую конструкцию в сухом доке».

«Самой большой проблемой на этом этапе было собрать цилиндры вместе — точно, соосно, практически без допусков», — добавил он.

Ричард Роджерс уравновешивает свое последнее здание над виноградником в Провансе

Подземный фундамент из бетонных плит проходит в направлении, противоположном кабине, и действует как противовес.

Здесь также находится водопровод и электричество, кухня и ванная комната расположены прямо над ним, а спальня занимает дальний конец здания, парящего над лесной подстилкой.

Обшивка выполнена из цельного цельного листа нержавеющей стали

. Кузнецов говорит, что никто из его команды не знал, будет ли конструкция удерживать консольное положение до тех пор, пока она не будет физически установлена ​​на месте, из-за сложности конструкции.

«Конструкторы рассчитали возможные деформации, но из-за отсутствия соответствующего опыта никто не мог с уверенностью сказать, как поведет себя конструкция и, главное, ее облицовка при установке», — сказал Кузнецов.

«После снятия несущих конструкций нижняя часть консоли опустилась на 22 миллиметра в пределах расчетного максимального допуска в 30 миллиметров, что вызвало ни с чем не сравнимое чувство радости и облегчения у всех участников.»

В домике будут размещаться посетители арт-парка Никола-Ленивец

Кузнецов является одним из соучредителей российской практики SPEECH Tchoban & Kuznetsov вместе с Сергеем Чобаном.Прежде чем покинуть фирму в 2012 году, он реализовал ряд международных проектов, включая Музей архитектурного рисунка в Берлине, а также четыре раза представлял Россию на Венецианской архитектурной биеннале.

В качестве главного архитектора Москвы Кузнецов руководил реконструкцией городского стадиона «Лужники» компанией SPEECH, а также парка «Зарядье» Diller Scofidio + Renfro, который российские власти обвинили в развращении местной молодежи после задержания нескольких пар. заниматься сексом на улице.

Фотография Ильи Иванова.


Архстояние — фестиваль масштабного садово-паркового искусства и архитектуры, ежегодно проходящий в арт-парке Никола-Ленивец. См. «Руководство по мероприятиям Dezeen» для получения актуального списка мероприятий в области архитектуры и дизайна, проходящих по всему миру.

Письмо девятое — Мария Кузнецова, «Гроза»

Кузнецова Мария

 

Буря

В том году к концу января мы уже пропустили более двух недель занятий.Снег просто не сдавался. Он покрывал все дома, сосны были вровень с ним, и даже ручей, где мы с Лейси собирались летом охотиться на раков, был замерзшим, толстым, как твердая земля. Хотя я жил в Вестервилле, штат Огайо, только последние четыре года, Лейси сказала мне, что она никогда так много не пропускала школу и прожила там всю свою жизнь, в том же доме и все такое.

Отец Лейси только этой осенью стал директором школы, а уже напортачил.Решение закрыть или открыть все школы в округе Франклин должен был принять он сам, и дважды он сказал «нет школы», когда на следующий день земля покрылась лишь тонким слоем пыли. Но было еще хуже, когда он заставил нас всех идти в школу, три раза врозь, когда перед обедом начал валить густой снег, и нам всем пришлось вернуться в автобус и медленно ползти домой. У нас закончились снежные дни, а это означало, что любые дополнительные снежные дни, которые у нас будут, будут исключены из наших летних каникул. По сути, это был бы конец света.

«Пожалейте этого беднягу», — говорила Мама всякий раз, когда я жаловался на последнюю неудачу мистера Гуда. «Этот год не был хорошим для него».

«Если мне придется ходить в школу до августа, мне тоже будет нехорошо».

«Позор тебе, эгоистка».

Мама была права, я знала и тогда, хотя в одиннадцать лет не было никакой возможности признаться в этом. Той осенью — сразу после того, как мистер Худ стал суперинтендантом, хотя я не думаю, что тут была какая-то связь, — миссисХуд ушел от мистера Худа и Лейси. И под «ушла» я имею в виду, что она буквально схватила свою сумку, сказала что-то о том, что у нее никогда не было шансов стать фолк-певицей, и выскользнула через парадную дверь в фургон, который ревом пел «Джони Митчелл» на весь район. Когда я впервые встретил Лейси в третьем классе, ее мать пела нам на ночь во время ночевок. У нее был голос, как у ангела, пушистый и скорбный.

Так вот, они сказали, что приближается буря. Буря Барбара, как они называли это, звучало не так уж угрожающе.Но об этом говорили все. В школе Лейси на день стала самой популярной девочкой, как она всегда делала накануне одного из решений отца. Все дети окружили ее в столовой, спрашивая: «Ты уже знаешь?»

«Сколько раз я должен сказать вам, люди?» — сказала она, вздыхая в свои идеальные лохматые кудри, делая вид, что не хочет внимания. Она лениво взяла одно из своих луковых колец и положила его обратно. «Мой папа почти никогда не принимает решения до полуночи.Если только это не совсем очевидно». Толпа разочарованно отвернулась. — Лемминги, — сказала Лейси, качая головой. Она рассказала мне, что делал ее отец перед возможными снежными днями. Он не спал всю ночь, разъезжал по городу, смотрел на небо и землю, чтобы определить, насколько все будет плохо, и возвращался, чтобы проверить прогноз погоды. На этот раз он должен был сделать это правильно. Люди говорили, что буря может промахнуться мимо нас.

«В средней школе, — заявила Лейси, когда мы выбрасывали почти несъеденную еду, — люди не будут такими глупыми.«С тех пор, как мы пошли в шестой класс, наш последний год в начальной школе Говарда Тафта, это всегда было в средней школе это, в средней школе это , как средняя школа была другой планетой, которая мгновенно делала тебя лучше выглядящим и более зрелым вторым вы приземлились на нем. Я боялся этого. Мне было удобно руководить школой, иметь возможность прорваться вперед линии тетербола, занимая место в конце автобуса, которого никто не коснется.

— Люди никогда не перестают быть глупыми, — сказал я, приводя в качестве доказательства имена нескольких наших учителей.Лейси нахмурилась. Я знал, что должен был быть более чувствительным к ней, так как она недавно осталась без матери, по крайней мере, так сказала Мама, Мама, из-за которой казалось, что почти всем на планете повезло меньше, чем мне. Но той зимой мне было очень жалко себя. Мама была на шестом месяце беременности, и, судя по тому, как они с папой вели себя, я был почти таким же присутствующим, как заброшенная миссис Худ.

С тех пор, как мама бросила маленькую зернистую фотографию чего-то, похожего на морского ежа, на кухонный стол и сказала: «Это твой младший брат.Или сестре…» казалось, никого не волновало, накормят ли меня, присоединюсь ли я к банде байкеров или начну приносить в жертву животных в лесу. И когда я выходил на улицу с мокрыми волосами или без пальто, мама переставала говорить: «Мой дед ехал поездом в Сибирь с мокрыми волосами (или без пальто, смотря по ситуации), а когда он приехал, у него воспаление легких и у него выпали все волосы. Он так и не выздоровел…»

В тот день я нашел маму на балконе, смотрящую в небо. Было мутно, как грязная вода в ванне.

«Как вы думаете, что произойдет?» — сказала она, едва глядя в мою сторону. Ее лицо покраснело. До сих пор ее беременность протекала тяжело, и шторм позволил бы ей остаться дома и не ходить на работу. Ее живот занимал крошечный балкон. На нем не было места для нас троих.

— Не знаю, — сказал я. — Лейси говорит, что ее отец тоже не знает.

— Бедный человек, — практически про себя сказала Мама. Меня как будто и не было. Чтобы доказать это себе, я снял пальто и подошел к ней поближе.Она не заметила. Она просто продолжала смотреть вверх.

Я сказал: «Сегодня я ночую у Лейси».

«Но может быть буря. И это школьная ночь… о! — сказала мама, положив руку на живот. Она присела и сделала несколько неглубоких вдохов, прежде чем снова выпрямиться. Она протянула руку и закрыла мое лицо руками. Затем она сморщила лицо, как будто поняла, что ей нужно сказать что-то родительское. Пальто , я попытался сказать ей телепатически. Я должен быть в пальто.

Она спросила: «Ты сделал домашнее задание?»

Лейси жила всего в десяти минутах ходьбы от меня, но с таким же успехом она могла бы занять другую страну. Ее дом теперь был огромен и бросался в глаза пустым, в нем постоянно скрипел воздух. В нашей квартире — две крохотные спальни и никакой настоящей гостиной — едва хватало места для меня и моих родителей. Я начал понимать, как все устроено в Америке. Если бы ты был директором школы, у тебя был бы большой дом. Но мои родители были только физиками.

Лейси и я ели макароны с сыром с кетчупом, листая Teen Beat . Новость гремела фоном. Мистер Худ был в своем кабинете и нервно разговаривал по телефону. Он еще не решил. В прогнозе говорилось, что либо выпадет фут снега, либо ничего не будет.

«Мой папа говорит, что его уволят, если он снова напортачит».

«Ты думаешь, это правда?»

Она пожала плечами и откусила последний кусочек макарон. Ей наскучила эта тема.Она сказала: «Вам повезло. Я бы хотел, чтобы у меня был брат или сестра. Здесь так скучно».

— Мне никогда не было скучно, — сказал я. Я думал о том, как, когда я был совсем маленьким и мы еще жили в Киеве, я ходил между родителями и держал их за руки. Когда они переставали идти, я переворачивался назад, все еще крепко держась. Мама протестовала, но тогда я снова переворачивался вперед. Так обстояли дела долгое время. Но теперь, в Америке, стране изобилия, меня им было мало. Я сказал: «В наши дни им все равно, живу я или умираю.

«Что ты хочешь, чтобы они тебе подтерли задницу? Тебе почти двенадцать. Мы практически в средней школе .

— Я могу подтереть себе задницу, спасибо, — сказал я и надулся после этого. Я не виноват, что у Лейси нет ни брата, ни сестры.

Ее отец вышел из своего кабинета, когда я закончил мыть тарелки. — Девочки, — сказал он, сложив руки вместе. «Кто голоден?»

Нас накормили, но мы позволили ему заказать пиццу. Он, казалось, не заботился и не замечал, что я ночую в школьную ночь.Мне стало жаль его. У него были крошечные глазки под толстыми очками, живот больше, чем у мамы, и шевелюра, почти полностью поседевшая после ухода жены. Хотя Лейси однажды шокировала меня, сказав, что ее отец был всего на пять лет старше моих родителей, судя по тому, как он выглядел, он мог быть таким же старым, как лысый сибирский дедушка, которого я никогда не встречал.

В ту ночь мы рано легли спать. Мы были слишком злы друг на друга, чтобы делать что-то еще, кроме как смотреть повторы Баффи , и у нас даже не хватило духу просмотреть мистера Блэка.Тайник Худа с порнографией или даже для шутки позвоните школьному секретарю.

Прежде чем уснуть, Лейси прижала руку к окну, посмотрела наружу и сказала: «Ничего нет».

Я не спал и смотрел на небо. После того, как все огни в домах через дорогу погасли, я увидел, как мистер Худ вытаскивает машину из гаража, чтобы отправиться на свою первую миссию по наблюдению за погодой. Я только заметил, что пошел снег, когда увидел в его задних фонарях тонкую скудную пудру.

Я смотрел, как лунный свет падал на лицо моей подруги, и мне было ее жаль.Она была громкой, хорошо занималась спортом, но читала на уровне третьего класса. Ее мать уговорила учителей не пускать ее в коррекционные классы, хотя отец считал, что она должна получить необходимую помощь. Теперь ее мать ушла, и она больше не могла оберегать ее. В средней школе Лейси не удастся избежать коррекционных занятий, и даже я мог видеть, что она не будет хорошенькой молодой женщиной. Вот она, моя лучшая подруга в лучшие годы.

Сонно она открыла глаза. — Прости, что огрызнулся на тебя раньше, Саши.Я просто… завидовал».

— Все в порядке, — сказал я. «Спи дальше.»

Если бы она была более бодра, я мог бы сказать ей, что с тех пор, как мы встретились, когда меня, наконец, выпустили из ESL, я завидовал ей — большому дому с бесконечным запасом игрушек и Super Nintendo, красивой матери, которая никогда не критиковала ее и не пела, как Мэрайя Кэри, и легкость рождения в Вестервилле, штат Огайо, отсутствие необходимости объяснять, что вы переехали туда из Киева, Украина, отсутствие необходимости помогать людям произносить вашу фамилию.

Потом я увидел, как быстро все может изменить то, что нельзя спланировать, и теперь Лейси, сирота, завидовала мне. Ее лицо было мечтательным, все улыбалось.

«Спой мне, чтобы я заснула», — сказала она. — Пожалуйста? Она слишком устала, чтобы быть смущенной или застенчивой, чтобы помнить, что теперь мы должны притворяться взрослыми, и хотя я не мог играть мелодию в бассейне, я согласился. Я спел ей песню, которую всегда пела нам ее мать, из Jesus Christ Superstar:

Постарайся не волноваться
Постарайся не включаться на
То, что тебя расстраивает, о
Разве ты не знаешь, все в порядке, да
Все в порядке,
И мы хотим, чтобы ты хорошо спал этой ночью
Пусть мир повернись без тебя сегодня вечером…

Через несколько секунд она заснула, но я продолжал.Я переключился на песню, которой мой отец научил меня в самолете в Америку. Именно тогда он сообщил мне, что моя фамилия, самая распространенная во всей Украине, буквально означающая Смит, станет вызовом для американцев. Ну, на самом деле это была не песня, а скорее пение, но я сделал ее на песню из «Иисус Христос — суперзвезда ». Вышло так:

КУЗ-НЕТ-СОВА, то есть
K, как у Kite
U, как у Unicorn
Z, как у Zebra
N, как у Nancy
E, как у Edgar
T, как у Tom
S, как у Sam
O, как у Octopus
V, как у Victor
A, как у Apple

г.Худ вырулил на подъездную дорожку, когда я закончил свою песню. Снег теперь падал быстрее, но уже не так сильно лип. Он вышел посреди улицы, при свете фонаря. Я на цыпочках спустилась по лестнице к входной двери. Я хотел посмотреть, скажет ли он , чтобы я надел пальто или туфли. Он присел на корточки, проводя указательным пальцем по жалкому количеству снега на земле. В машине работало радио. Кто-то говорил: «Мы ожидаем по крайней мере дюйм в течение следующего часа, но после этого мы не уверены…».Худ увидел меня и только улыбнулся, как будто это было совершенно естественно, что лучший друг его дочери ходил босиком посреди ночи.

— Я не мог уснуть, — сказал я.

«Все в порядке».

Он снял очки. Под ними его лицо было голым и не полностью сформированным, как и на сонограмме моего младшего брата. Или сестра.

Он положил руку мне на плечо. «Ты хорошо влияешь на мою дочь. Нам повезло, что вы рядом. Особенно в это непростое время», — сказал он.Это сделало меня неудобным, и я попятился. Он никогда раньше не упоминал о «трудном времени». Но затем его лицо смягчилось, когда он добавил: «Даже если ты здесь в школьный вечер». Это был его способ показать мне, что он все еще знает, что есть что.

«Все еще школьная ночь?» Я сказал.

Он не ответил. Мы посмотрели вместе. Снег уже падал густыми глыбами. Но я вспомнил слова папы: чем гуще комья, тем короче они продержатся. Я подумал, что это похоже на Лейси, которая сейчас так ярко горит, а потом что? Я был больше похож на тонкий порошок — кто знал, куда я пойду?

«Ты уже решил?» — сказал я, пытаясь снова.

Он снова надел очки и подошел ко мне. Это было утешением, мистер Худ, каким я его знал, возвращался к нормальной жизни. Снежинка упала ему на нос, и на секунду я был уверен, что он скажет мне надеть пальто. Но он только снова посмотрел вверх.

«Я не знаю, — сказал он мне. «Как вы думаете?»

Когда я пытался найти ответ, по радио зазвучала песня. Сначала я был уверен, что слышу голос мамы Лейси — он был таким легким, сладким и успокаивающим, что я почти готов был уснуть.Выражение глаз мистера Худа подсказало мне, что он подозревал то же самое, что, как бы невероятно это ни было, его жена пела ему серенаду, пока на улице падал снег, не давая ему выполнять свою работу. Я уже забыл, о чем он меня просил, поэтому мы просто стояли и ждали, чем закончится песня.

 

 

 

 

~

Мария Кузнецова родилась в Украине и выросла в основном в Нью-Джерси. Она имеет степень магистра Калифорнийского университета в Дэвисе и в настоящее время получает степень магистра искусств в Iowa Writers’ Workshop. Ее работы появляются или готовятся к печати в The Iowa Review, The Southeast Review, The Normal School, New Ohio Review, Fifth Wednesday Journal, и других изданиях. Она живет в Айова-Сити и работает над романом.

 

 

 

 

 

 

Кузнецова Мария (1880–1966) | Encyclopedia.com

Русское сопрано, чей обширный репертуар, выразительный голос и мощная игра ставят ее в высший ранг певиц начала 20 века. Варианты имени: Мария Николаевна Кузнецова; Мария Николаевна Кузнецова. Родилась Мария Николаевна Кузнецова в Одессе, Россия, в 1880 году; умер в Париже 26 апреля 1966 г.; дочь Николая Кузнецова; замужем за сыном Жюля Массне.

Мария Кузнецова родилась в блестящей культурной вселенной поздней царской России, мире глубоких контрастов между блестящими балами, балетами и операми и гнетущей нищетой и неграмотностью крестьянства. С самых ранних лет Марии в ее доме обсуждались новейшие идеи в музыке, литературе и театре. Ее отец Николай Кузнецов был уважаемым художником, чей портрет композитора Петра Ильича Чайковского стал общеизвестным. Изначально Мария проявила большой талант как танцовщица, и она впервые вышла на сцену в балете Санкт-Петербургской Придворной оперы. Однако вскоре она решила стать певицей, проучившись несколько лет у Иоакима Тартакова. Ее оперный дебют в Мариинском театре в 1905 году в партии Маргариты в опере Гуно « Фауст » стал безоговорочным триумфом.Признанная звезда, Кузнецова приняла участие в нескольких оперных премьерах, в том числе в опере Николая Римского-Корсакова «. Легенда о невидимом граде Китеже » 20 февраля 1907 года. Ее главные роли в течение следующих нескольких лет включали Татьяну в « Евгений Онегин». , Травиата, Мадам Баттерфляй и Джульетта в опере Гуно Ромео и Джульетта. С 1906 года начала петь за пределами России, выступая в Берлине и Париже.

Париж быстро стал вторым творческим домом Кузнецовой.Очень любимая как в Гранд Опера, так и в Комической опере, она появлялась в различных французских ролях, в том числе в Гвендолин Шабрие (1910) и Рома Массне (1912), а также в стандартных ролях Аиды и Нормы. В 1909 году международная репутация Кузнецовой еще больше укрепилась, когда она дебютировала в Ковент-Гарден. В том же году она пересекла Атлантику, чтобы выступить в Манхэттенском оперном театре Нью-Йорка, а также в Чикаго. В 1914 году Кузнецова временно вернулась к танцам, с большим успехом выступая как в Париже, так и в Лондоне, где исполнила роль жены Потифара в балете Рихарда Штрауса «Иосиф-Легенда». Она также исполнила партию Ярославны в первом британском исполнении оперы Александра Бородина « Князь Игорь». Представленный в Театре Друри-Лейн под управлением сэра Томаса Бичема, это был легендарный «Русский сезон», представивший англоязычной публике множество новых русских опер и балетов.

Будучи русской патриоткой, Кузнецова считала своим долгом вернуться домой в начале Первой мировой войны, выступая на сцене и в благотворительных концертах в пользу военных.В 1916 году она бросила вызов Атлантике, кишащей подводными лодками, чтобы еще раз выступить в Соединенных Штатах. По возвращении в Россию в 1917 году она увидела, как ее страна сначала свергла царскую тиранию, а затем быстро погрузилась в анархию, а год закончился захватом власти большевиками. Решив сбежать от коммунистического режима и пролетарской диктатуры Владимира Ленина, Кузнецовой удалось бежать на корабле в Швецию, переодевшись юнгой, а затем спрятавшись в багажнике. Практически без гроша в кармане, она зарабатывала на жизнь в своем шведском убежище в течение следующих нескольких лет, давая сольные концерты с тенором Жоржем Поземофски, который также выступал в качестве танцора в той же программе.

К 1919 году карьера Кузнецовой снова пошла в гору, когда ее пригласили исполнять главные партии в оперные театры Копенгагена и Стокгольма. В 1920 году она снова вышла на сцену Ковент-Гарден и в том же году поселилась в Париже, превратившемся в центр эмигрантов из революционной России. Замужем за сыном французского композитора Жюля Массне Кузнецова была крупной фигурой в общественной и художественной жизни межвоенного Парижа. Как всегда разносторонняя в эти годы, она не только пела оперные роли, но и выступала в опереттах и ​​даже пробовала себя в новой карьере киноактрисы.В 1927 году она взяла на себя еще одну роль импресарио новой оперной труппы, состоящей в основном из русских эмигрантов, Русской оперы, которая просуществовала до 1933 года, когда ее охватила экономическая депрессия.

В течение относительно короткого, но блестящего существования Русской оперы Кузнецова была не только ее директором, но и бессменной примадонной. Специализируясь на русском оперном репертуаре, он базировался в Париже, но выступал в качестве гостя в крупных оперных театрах по всей Европе, включая Барселону, Лондон, Мадрид, а также в миланском Ла Скала.В 1929 году Кузнецова и ее труппа совершили поездку по Южной Америке, представив в Буэнос-Айресе несколько ранее не звучавших произведений, в том числе « Сорочинская ярмарка» Мусоргского и « Снегурочка » Римского-Корсакова ( «Снегурочка »). Еще в середине 1930-х годов Кузнецова еще профессионально пела. В 1934 году она заменила знаменитую Conchita Supervia на постановку оперетты Франца Легара Frasquita, , а в 1936 году она предприняла напряженный и успешный тур по Японии.После ухода со сцены она приняла назначение художественного консультанта по русскому оперному репертуару в театре Лирико в Барселоне. Последние десятилетия своей жизни она прожила в Париже и умерла там 26 апреля 1966 года.

Обладая репертуаром от всей русской оперы до Саломеи, Аиды, Нормы, Мими и Джульетты Гуно, Кузнецова не только Алан Блит описал ее как «блестящий голос и мерцающее вибрато», но она также была известной красивой женщиной, о сценической харизме которой ходили легенды.К этому добавлялись ее таланты танцовщицы, из-за чего некоторые из ее современников сравнивали ее мастерство с мастерством Айседоры Дункан . Многие описывали ее превосходный актерский талант как равный таланту легендарного баса Федора Шаляпина. Очень выразительная и как певица, и как актриса, Кузнецова оставила в качестве материального наследия всего 36 записей, как акустических, так и электрических, сделанных между 1905 и 1928 годами для лейблов Pathé и Odeon. К счастью, все эти исполнения имеют высочайшее художественное качество и переведены на компакт-диск в сборнике Pearl Records Singers of Imperial Russia. Критик Альберт Иннаурато назвал Кузнецову «одной из великих певиц на пластинках, [чьи] пластинки обладают хрупким, нежным очарованием, гламурная магия в ее звуке тесно связана с трудносопоставимой музыкальной чувствительностью».

источники:

Блит, Алан. «Певцы Императорской России» в опере . Том. 44, нет. 5. Май 1993 г., стр. 520–525.

Иннаурато, Альберт. «Вкус икры», в Opera News. Том. 57, нет. 13. 13 марта 1993 г., стр. 10–12, 14, 15.

Кинрейд, округ Колумбия «Мария Николаевна Кузнецова», в Сборщик пластинок. Том. 12, 1959–60, стр. 156–159.

Левик Сергей Юрьевич. Воспоминания Левика: Записки оперного певца. Перевод Эдварда Моргана. С предисловием графа Хэрвуда. Лондон: Symposium Records, 1995.

Похитонов, Даниил Ильич. Из прошлого русской оперы . Под редакцией С.С. Даниловой. Ленинград: Всерос. Театральное об-во, 1949.

Старк Эдуард Александрович («Зигфрид»). Петербургская опера и ее мастера, 1890–1910 (Петербургская опера и ее звезды, 1890–1910). Ленинград: Гос. изд-во «Искусство», 1940.

СМИ в теме:

Певцы Императорской России. Том. 3, Жемчужный компакт-диск 9004-6.

Джон Хааг , доцент истории, Университет Джорджии, Афины, Джорджия

Мария Кузнецова: Рог изобилия

Мой страх смерти стал проблемой.Хотя я пообещала мужу, что пойду к врачу вместо того, чтобы звонить отцу. для помощи, я сделал именно это. Я жил в Айова-Сити, но я советский ребенок, а в Советском Союзе не поедешь. психологу, когда вы страдаете, вы звоните другу или родственнику. Этот метод особенно полезен, если ваш отец адъюнкт-профессор физики, который варит эликсиры в своем подвале. Но когда я объяснил свое затруднительное положение по телефону, Папа не сочувствовал.

«Вы думали о том, чтобы принять мимолетную природу существования и принять ее?» он сказал.

— Я стою на краю пропасти, — сказал я. — Я могу упасть.

Папа вздохнул. Я слышал, как он открывал дешевую пивоварню в далеком штате Нью-Джерси.

«Ваш муж дома?» он сказал.

«Не на несколько часов». Мой муж преподавал композицию в университете, где заканчивал диссертацию по готике. Американская литература.

– Я скоро приду, – сказал Папа. «Найди тихое место. Подумайте о самом худшем, что может случиться с вами и вашими близкими.”

— Это может занять некоторое время, — сказал я.

— Делай, как я сказал, ты, заплесневелый шарик мацы, — сказал он и ушел.

К его приходу я приготовил чайник. Затем я рухнул на диван и позвал своего черного кота, мистера Снагглза, который бочком подошел к меня, как ранний осенний ветерок порхал в окно. Осень — самое несчастное время года, напоминающее мне, что земля сбрасывает с себя людей так же небрежно, как дерево сбрасывает свои листья.

Я размышлял над инструкциями отца и образами резни, танцующей передо мной.Мой муж сгорает в захватывающем зрелище автомобильная авария. Самые редкие и самые заразные болезни, поражающие мои крепкие органы. Ребенок внутри меня появляется только для того, чтобы повернуться фиолетовый и умри. Папа умирает без предупреждения, пока мы разговаривали по телефону. Мистер Снагглс терзается соседом собака. Невозможно было сохранить то счастье, которое у меня было с тех пор, как папа утащил меня из Киева в страну изобилия. То надвигалась тьма.

Я был так потрясен, что схватился за мистера.Дико прижимается, игнорируя его протесты. Когда я поднял голову, материализовался мой потрепанный отец. передо мной.

«Ах ты, мокрая старая обувная коробка», — сказал он. — Ты нальешь мне чаю или нет?

Я налил ему чай и сказал, что сделал то, что он просил.

«Отлично, отлично», — сказал он и растворил крошечную таблетку в моей чашке. — Выпей, — сказал он. «Продолжайте думать об этих страхах, и они материализуются».

Я остановился на полуглотке. «Зачем мне хотеть, чтобы они материализовались?»

«Чтобы избавиться от них, глупая девчонка.Ты доверяешь отцу или нет?

Послужной список папы был в лучшем случае сомнительным. Однажды он попытался воскресить маму из мертвых, и она вернулась раздражительной. игуана; совсем недавно он дал мне противоядие от моего писательского ступора, и в течение нескольких месяцев я мог писать только рассказы с точки зрения пятна на лбу Горбачева. Я сказал папе, что, конечно, доверяю ему.

«Не бойся, — сказал он.

Младенец появился первым, фиолетовый, блестящий и улыбающийся идиотской улыбкой.Я представлял его так много раз, что это было похоже на воссоединение. Затем появился мой муж с застрявшей в груди фарой, с красными и прекрасными глазами. Мертвый папа был седым и скорбный и нетронутый, сложив руки на груди. Бизарро Снагглс материализовался с собачьими укусами по всему его белому, чрезмерно ухоженный торс. Мистер Снагглз заметил его, взвизгнул и спрятался под диван. Наконец-то показали Other Me. Мое тело проросло шишки и опухоли, как электрический коралловый риф.

— Очень хорошо, — сказал Папа.Мои творения пахли тухлыми яйцами и пускали слюни. Они смотрели на меня, и я не был уверен то, что они хотели.

«Чая?» Я сказал, но они только безумно зарычали.

Папа положил руку мне на плечо. — Мы должны вывести их отсюда.

«Телепортация?» — сказал я, и он покачал головой.

«У вас просроченная банка йогурта», — сказал он. — Разве ты не видишь, что это слишком большая работа? Он кивнул в сторону большого движущегося грузовик. К сожалению, я случайно заметила, что мой муж остановился именно в этот момент.Он вошел в гостиную и нашел меня и папу, братающихся с моими кровавыми монстрами. Слезы, слизь и несколько выпавших собачьих зубов закрутили все вокруг. наш этаж.

Мой муж осмотрелся и заявил: «Я никогда не закончу свою диссертацию».

Папа посмотрел на него, а потом на меня. Он сказал: «Вы позволяете этому зверю входить в ваш дом, не снимая обуви?»

Я проигнорировал отца и повернулся к любимой. «Доктор заказан», — сказал я.

— Мне вдруг захотелось пива, — сказал муж, входя на кухню.»Отставить.»

Мы продолжали пялиться на наших гостей. Моим любимым был пережеванный мистер Снагглз, который очаровал меня, поцарапав любимое блюдо моего мужа. кресло для чтения. Папа подождал, пока мой муж допил свой второй крафтовый напиток, прежде чем попросить о помощи.

— С удовольствием, — ровно сказал мой муж.

Мы связали моих существ веревкой и повели их к кузову грузовика, когда стемнело. Шесть лет назад мой муж и я поехал на таком грузовике в Айова-Сити из Калифорнии, чтобы продолжить писать, но я не мог написать ни слова без интересно, будет ли это продолжаться, что помешало мне закончить что-либо. Мы заставили моего мужа сесть за руль, и когда мы отъехали, я понял, что понятия не имею, куда мы едем.

— На юг, — неопределенно махнул рукой папа.

«Я вернусь к ужину?» сказал мой муж, но он не получил ответа. Я положил руку на руку моей любимой. После обучения, ему нравились длительные лечебные пробежки в очаровательном парке за нашим домом, а это было противоположностью лечебным. Мы ехали, пока не достигли старого дома на опушке густого, густого леса.Он напоминал тающего осьминога.

Папа велел нам припарковаться и сказал: «Вот где ты оставишь своих монстров, глупышка».

«Похоже, это призраки».

— Старый половник, — сказал папа. — Разве ты не знаешь, что такого нет?

Мы вытащили монстров и развязали их, когда попали в затхлый дом без мебели. Они застонали и достигли ко мне и кашлял кровью и слизью. Потом мы хлопнули дверью. У меня не было возможности попрощаться.Хотя я чувствовал поднятие тяжестей, я пожалел своих пойманных существ. Я обернулся и увидел, как Бизарро Снагглз прижал свои скрюченные лапы к окно, как окровавленная морская звезда.

— Можно было бы хотя бы окна открыть, — сказал я.

— Неважно, — сказал Папа. «Не оглядывайся назад, слышишь? И нет пути назад, должен добавить. Абсолютно ни при каких обстоятельствах». Он кивнул мне в живот, и его глаза наполнились душевными слезами, ориентированными на будущее. Он сказал: «Теперь вы должны смотреть вперед.”

Остальные присоединились к Бизарро Снагглсу и прижались к стеклу. Они выглядели такими милыми и кровавыми, что мне захотелось погладить их, сказать им, что они любимы.

«Зачем мне туда возвращаться?» Я сказал.

~

Как только монстры исчезли, я закончил рассказ, не задумываясь, сделает ли он меня бессмертным. Я не представлял, что папа умирает во время наших звонков. Я прикинул, что миллионы детей рождаются нормально, и решил, что мой, вероятно, тоже.А если мой муж было поздно, я не позвонил в местную больницу. Я даже позволила мистеру Снагглзу бродить по нашему крыльцу, не думая о соседе. собака набросится на него. Я смотрела, как мой муж выпивал несколько крафтовых напитков за ужином, и говорила ему, насколько лучше я себя чувствую. обнимается с ним по-женски и почесывает мистера Снагглза под подбородком для большей выразительности. Я спал, не мечтая о моем собственная кончина.

Я был несчастен. Мой мир был четким и пустым.

«Я иду к терапевту», — сказала я мужу через неделю, а потом поехала на юг.Мои создания ждали меня там, яркие часовые у окон. Они выглядели голодными, и это было хорошо, потому что я принесла пиццу для людей и тунца для Бизарро Снагглз. Они были в восторге, увидев меня. В доме пахло первозданностью и гостеприимством, божественной подмышкой.

Я зажег три старые меноры, которые выкопал в подвале. Мы набили морды и растянулись на гниющем полу. Они напевали, пока Я пел советские баллады, чувствуя, что и они хотят петь. После этого я часто посещал их. Я сделал им шерстяные тапочки и поставить их на окровавленные ноги, чтобы они не простудились. Они выросли неимоверно большими. Они теснили дом, но я не мог перестать кормить их. Через месяц они там еле помещались и еле дышали, а я не Знать, что делать. Они задушат меня до того, как у вселенной появится шанс это сделать. У меня не было выбора. Я должен был позвонить папе и признаю свою неудачу.

— Ты вершина болвана, — сказал он. «Почему я беспокоюсь?»

«Потому что ты меня любишь.

Папа глубоко вздохнул. «До Хэллоуина осталось всего несколько недель. Не навещай до тех пор, понял? Тогда мы будем открыть дом с привидениями. Люди будут брать ваших монстров домой в качестве домашних животных».

«Как заставить кого-нибудь прийти?» — сказал я, уже скучая по ним.

«Ты ничему не научился у матери?» он сказал. «Бесплатное питание.»

~

«Сегодня я собирался откорректировать последнюю главу», — сказал мой муж на Хэллоуин. Он стоял у двери дома с привидениями одетый как Эдгар Аллан По.Папа был пуделем, а я Рэггеди Энн. Я смотрел, как солнце крадется под красным и оранжевым и желтые деревья, и удивлялся, как три человека могут так по-разному видеть одно и то же: я видел яркие листья как предвестие гибели, папа узрел свидетельство преходящей красоты жизни, а муж увидел бардак, который кто-то разгребать потом.

«Приходи по одному, приходи все», — сказал мой муж, звоня в колокольчик, когда папа впускал в дом по нескольку человек — после того, как они убирали их обувь, которая могла похвастаться рогом изобилия угощений в котлах у двери, карамельными яблоками, карамельной кукурузой и мармеладными червями. все покрыто пудрой, чтобы гости могли забрать моих монстров.Мои дорогие существа значительно уменьшились с тех пор, как я перестал их кормить, потерявшись среди паутины и пластиковых скелетов.

Гости расходились после полуночи с моими любимыми на буксире. То есть каждое существо нашло себе хозяина, который взял его на себя. Они неуклюже мимо меня, как отвергнутые любовники, уже превращаясь в подобие других будущих мертвецов, мужей и детей и отцы чужих. Затем подошел к машине, и папа закрыл глаза и убрал пудельские уши, потому что он был устал и немного грустен.Муж не открыл мне дверь.

«Было бы проще принять валиум, — заметил он.

Папа покачал головой и сказал: «Так глубоко по-американски».

~

Прожеванный Мистер Снагглс был единственным существом, которого никто не брал. Он снова умер почти сразу, как только мы принесли его домой. Настоящий мистер Снагглс поначалу не хотел иметь с ним ничего общего; он повернулся к своей когтеточке, высоко задрав нос, как Я смыл кровь с тела его двойника.Папа был непреклонен, что кота нельзя хоронить, поэтому я поместил его в стеклянный ящик. в нашем подвале, замораживая его и его восторженный, испуганный взгляд прямо над старыми менорами.

Зима покрыла землю белым забвением; листьев давно нет. Я должен со дня на день, и я все еще иду в подвал посмотреть на дохлую кошку, иногда. Когда мой муж со своей законченной диссертацией проходит собеседование при приеме на работу, я стою под мерцающую лампочку и столкнуться с измученным кошачьим лицом. Я не единственный.Несколько недель назад я застал мистера Снагглза за изучением это побежденное существо подобно моряку, обращенному в безбрежный горизонт. Он безумно царапал стекло, прежде чем отступить. он идет там, время от времени, чтобы вспомнить, как ему повезло, что он жив.

Страница не найдена ошибка, Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

П.

В. Дом-музей Кузнецова П.В. Дом-музей Кузнецова


Тел.: (8452) 23-75-96, 26-16-06

Адрес: 410031, Саратовская область,

Режим работы:*

4 Интернет:
www.russianmuseums.info/M1381 — официальная страница
Музей Радищева — W1068, Официальный веб-сайт RadmuseUmart.ru

E-mail:

Billboard, события и экскурсии
9053


Описание:
Дом, в котором родился Павел Кузнецов, был построен примерно в 1870-х годах.Дом-музей был отреставрирован в 2000 году. В этом доме своих родителей 17 ноября 1878 года родился известный художник. Умер в 1968 году в Москве. Его отец — Варфоломей Федорович, был иконописцем. Мать его, Евдокия Илларионовна, была домохозяйкой. Возможно, первые впечатления юноши о работе отца стали началом его пути в искусстве.

    Музей Павла Кузнецова активно поддерживает современных художников — представителей актуального искусства в русле традиций ведущего художника группы символистов «Голубая роза» (начало XX века).В музее часто проходят выставки и инсталляции художников Саратова и других регионов страны.

    К сожалению, в музее недостаточно места для экспериментального искусства. Музей Радищева хранит уникальную коллекцию произведений П.В. Кузнецова (около 340 работ) и его жены Елены Бебутовой (около 180 работ) в его резервном фонде. Большое баранье кандалы, где когда-то была рабочая мастерская соседнего музея отца художника. Картинная галерея работ Павла Кузнецова и музейный комплекс идеально подошли бы зданию.Но надо сначала выселить людей, которые там живут. Сотрудники музея, их друзья и культурная общественность Саратова годами (безуспешно) пытались показать значимость такого музейного комплекса для местных властей. В случае положительного решения этого вопроса город может получить новый уникальный музейный комплекс

Услуги музея:
музейный магазин, лекторий

Рядом с музеем есть:
отели и рестораны

для музейщиков

Административный телефон:
(8452) 23-75-96

День основания и открытия:
основано: 10.02.1988

Статус организации:
   Федеральный

Форма организации:
   некоммерческая

Тип организации:
культура для общества, научная

Классификация:
Исторический, Мемориальный, Живопись


Площади:
    временные выставки 100 2

Номер сотрудника:
6 (кураторов: 3)

Среднее количество посетителей в год:
8675

Веб-сайты и CD-диски:
выше

Copyright (c) 1996-2022 P. Дом-музей В. Кузнецова

Copyright (c) 1996-2022 Музеи России .info


иммигрантов, ведущих себя плохо: разговор Марии Кузнецовой и Саньены Сатиан

На первый взгляд, Мария Кузнецова , второй роман Something Unbelievable (Random House, 13 апреля) и Саньена Сатиан , дебютный роман Gold Diggers (Penguin Press, 6 апреля), возможно, не имеют много общего. Кузнецовой — это история украинско-американской актрисы, проживающей в Бруклине, которая ставит пьесу, основанную на переживаниях ее бабушки во время Второй мировой войны.Sathian’s рассказывает о бездельнике-индийце, американском подростке, пробивающемся сквозь американскую среднюю школу (а затем и в аспирантуру), пока не находит облегчение в волшебном зелье, приготовленном из украденного золота.

Но эти два романа — и их авторы, которые подружились на Мастерской писателей в Айове, — разделяют некоторые чувства: интерес к истории американских иммигрантов, эстетическое чувство, включающее в себя смесь комедии и серьезности, и склонность писать о слегка плохо воспитанные иммигранты.

Они обсудили свои две книги, комедию и проблемы написания «Старого мира» и «Нового мира» в начале этого года.

Это интервью было отредактировано и сокращено.

Sanjena Sathian: В вашей книге чередуются истории Наташи, актрисы, и Ларисы, ее бабушки, когда Наташа уговаривает Ларису рассказать о ее опыте войны.

Будучи иммигрантом во втором поколении, я всегда боролся с чувством необходимости писать «Старый Свет», потому что я плохо знаю Индию 20-го века.Но вам удается изобразить деликатную, забавную, точную и теплую визуализацию жизни Ларисы, которая кажется такой прожитой, а также дает нам современную историю, с которой можно познакомиться с Наташей. Как вам удалось найти баланс между написанием статей о родине и новой стране, в вашей карьере и в этой книге?

Мария Кузнецова: Я приехала в Америку из Киева, Украина, когда мне было шесть лет, и дома говорила по-русски, так что «Старый Свет» был большой частью моей повседневной жизни. Когда я был моложе, я писал либо рассказы о взрослении, либо рассказы о жизни моей семьи в Советской России, и я был убежден, что их история гораздо важнее и достойна вымысла, чем моя собственная, красочная, но чувствовали себя довольно низкими ставками по сравнению с тем, через что прошла моя семья — борьба с ESL не была голодной смертью в Уральских горах во время войны.Но по мере того, как я продолжал писать и жить, я увидел, что у меня есть своя собственная история, и что эти советские предки, парящие на заднем плане, были частью моей истории.

Что-то невероятное начинается только с точки зрения Ларисы — она взята из рассказа, который я написал для Итана Канина в мастерской в Айове, — с кадра, на котором Наташа, внучка Ларисы, получает свой рассказ. Но, продолжая идти, я увидел, что книги там недостаточно. Когда я отдал картину на мастер-класс, одноклассники сказали, что я либо отказываюсь от современной рамы, либо дорабатываю ее.Вторая точка зрения добавила бы смысл первой и придала бы людям современный характер, а также придала бы книге ощущение преемственности и истории.

А ты? Пролог вашей книги начинается в Бомбее 1980-х годов со сцены, в которой один из персонажей варит волшебное зелье, но большая часть его происходит в Джорджии и Калифорнии 21-го века, где золотое зелье все еще производится, но немного отличается. Этот пролог заканчивается строкой: «Старые рецепты никогда не бывают одинаковыми на этой стороне света.Как вы нашли этот баланс между старым и новым?

SS: Вы примерно на полпоколения ближе к этому старому миру, чем я, потому что я родился здесь и вырос, не разговаривая на индейском языке. Моя книга в основном новый мир, как вы говорите. Действие Gold Diggers происходит наполовину в пригородной американской средней школе в 2006 году, где дети танцуют под песни Ашера и одержимы подготовкой к SAT, а наполовину в Силиконовой долине 2016 года во время технологического бума. И главное тщеславие современно — Нил, рассказчик, и соседка Анита становятся зависимыми от зелья, сделанного из украденного золота, которое помогает им украсть амбиции других американцев индийского происхождения.

Но как только я создал новый мир, я провел массу исследований алхимических традиций Старого Света, следуя алхимии от Китая до Индии и Европы, просто чтобы иметь больше материала для работы с мифологией и историей золота. А потом я нашел отрывки из ведических и индуистских текстов о ритуалах, которые включали проглатывание или потребление золота в той или иной форме. Я думал, что выдумал эту штуку, а она оказалась реальной!

МК: А еще у вас был еще и американский ракурс.Ваш рассказчик, Нил, становится одержим золотой лихорадкой в ​​Калифорнии. Почему ты решил это вплести?

SS: Слишком очевидно, чтобы не включать. Золото имеет невероятно мощную историю во всем мире, но особенно в двух моих культурах — индийской и американской. Итак, у меня была индуистская история, а теперь я хотел вплести и американскую историю.

Там я тоже столкнулся с похожим совпадением — мои персонажи уже были ворами золота, когда я нашел историю в немецком рассказе о путешествиях 19-го века об индейце, обвиненном в краже золота во время золотой лихорадки в Калифорнии. Затем Нил пишет об этой истории. Если бы я не был таким циничным и светским, я бы сказал, что это синхронность. Но я соглашусь на то, что это классное совпадение.

Забавно, что мы оба нашли способ проскользнуть в истории таким образом. Моим рассказчиком был историк, а вашим – написание пьесы.

Это также интересно — Наташа, актриса в Что-то невероятное , недавно стала мамой, что вдохновляет ее настоять на том, чтобы бабушка рассказала ее историю. Вы были относительно молодой матерью, когда написали это, и я знаю, что вы сказали, что некоторые из этих анекдотов вдохновлены рассказами вашей собственной бабушки о Второй мировой войне.Вы стали больше интересоваться историей ее семьи из-за того, что стали мамой?

MK: Определенно — став мамой, я гораздо больше думала о том, как передать эти истории своей дочери, а не о том, как они повлияют на меня. Наташа находится в отчаянном положении — ей казалось, что вся ее жизнь вращается вокруг этого существа, и она так привыкла быть художницей, что это был ее способ воплотить историю в жизнь и почувствовать, что она что-то привносит. Так что, возможно, это был мой способ сделать то же самое, почтить свою бабушку запутанным образом.

Я думал об автобиографическом письме, когда читал ваш роман, который в некотором роде кажется автобиографическим: родители рассказчика иммигрировали в Америку из Индии; как и вы, он вырос в конкурентном пригороде Джорджии и какое-то время жил в районе залива, и так далее. Многие дебютные романы, такие как мой, имеют тенденцию охватывать автобиографическую территорию, но я не могу думать ни об одном, который делает это с точки зрения другого пола. Как вам пришло в голову рассказать историю с точки зрения Нила?

SS: Сначала я писал с точки зрения Аниты.Она ближе всего к кражам золота, поскольку инициатором их является ее мать. Но все было так мрачно, серьезно и невесело, когда я писал ей. На самом деле, я работал над коротким рассказом, в котором она была рассказчиком, и он не попал. Но в ее периферии был мужской персонаж, который меня заинтриговал.

Затем я начал думать об одном из моих лучших друзей в старшей школе, моем партнере по дебатам, и о той стороне меня, которая проявилась, когда я тусовалась с ним и моими друзьями-парнями. Я был смешнее, легче, глупее и неуклюже.Так что я перепрыгивал головы от Аниты к ее соседу Нейлу, а потом внезапно у меня появился голос, которым я мог бы жить сотни страниц. Нил — это и я, и не я.

Голос такой жесткий, однако! Я вырос на таких книгах, как « Бог мелочей» , которые я люблю и действие которых происходит в Керале, откуда родом половина моей семьи. И я всегда думал, что именно так должна выглядеть моя работа, как смуглый писатель — пышный и серьезный и индеец . У меня не было особого голоса, пока я не научился писать о современной Америке.Как и вы, я должен был осознать, что мой современный опыт был так же законен для написания, как, скажем, серьезный роман после раздела.

Вы почувствовали что-то из этого, поскольку кто-то также отметил «забавную писательницу»?

МК: Я слышу, что ты говоришь. В детстве я не знал многих советских писателей-иммигрантов, поэтому я читал таких писателей, как Джумпа Лахири , Эдвидж Дантикат , Чанг-Рэй Ли , которых я люблю, но они, по понятным причинам, больше склонялись к тому, насколько тяжелой была иммиграция. , насколько сложной может быть ностальгия и попытка понять американскую культуру, поэтому я почувствовал, что нет места для рассказа об иммиграции, который я испытал — конечно, моя семья много боролась, но одним из любимых занятий моей семьи было рассказывать веселые ранние иммиграционные истории истории — например, как моя бабушка выбрасывала мусор по почте в первый месяц нашего пребывания в Америке.Я не думал, что в художественной литературе есть место таким историям.

SS: Да, трудно рассматривать комедию как законную эстетику того, что значит рассказывать историю иммигрантов. Я получил это от Белые зубы и Будда пригорода . Я действительно думаю, что рассказать благородную историю о жертвах — это бремя, но я был всего лишь ребенком, который все время бездельничал в пригороде на AIM.

МК: То же самое! Я чувствую, что многие иммигранты зажигали серьезно, но особенно зажигали женщины.Такие мужчины, как Гэри Штейнгарт , могут повеселиться. Я думаю, что некоторые женщины — очевидно, не все женщины — вынуждены быть более серьезными.

SS: Как у вас появилось чувство юмора? Вы сказали мне, прежде чем написали роман о Чернобыле, который не был очень смешным.

МК: Я работал над ним пять, шесть лет. Я написал примерно 50 черновиков этой книги, и у меня был агент, который не мог ее продать, и слава Богу, потому что она была очень плохой. Трудно шутить о Чернобыле — я имею в виду, что в Советском Союзе их много, — но я еще не умел писать так, чтобы это звучало как я.Это было очень печально и ностальгично, и меня это уже не так сильно интересует.

А еще, Оксана, веди себя! , моя первая книга, на мой взгляд, глубоко грустная книга, просто в ней есть комический оттенок. И ваша книга тоже идет в обе стороны. В конце есть меланхоличное чувство, в действительно хорошем смысле, даже несмотря на то, что к этому ведет веселая кража драгоценностей.  

SS: Одной из проблем непочтительного рассказа истории о сообществе меньшинств является знание того, что ваш мир может быть недопредставлен, и знание того, что люди могут расстроиться.

Вы делаете что-то действительно классное с представлением в Что-то невероятное , однако: Наташа принадлежит к Borsch Babies, группе других советских американских актрис, которые соревнуются за те же роли, как и многие русские проститутки.

Вот почему я подумал, что современный фрейм настолько богат комментариями к остальной части истории. На семинаре люди говорят, что рассказ учит, как его читать, а ваш роман, я думаю, также учит человека, совершенно незнакомого с советской или русско-американской историей, тому, почему важно иметь такой рассказ — почти как пролог . Там. Наташа рассказывает нам, что все рабочие места, которые она может получить, говорят по-русски на фоне шоу Американцы . А теперь Американцы больше не показывают по телевизору, так что все рабочие места пропали. И мне любопытно, насколько осознанно было включить комментарий о том, как видят американцы, как в советской истории.

MK: Я приехал в Америку в 1991 году как еврейский беженец, и мой отец был физиком времен холодной войны на другой стороне. Я не понял, почему люди называли меня коммунякой.Я думал, что мы уехали из Советского Союза, чтобы спастись от коммунистов?

Я прошел через этап просмотра многих боевиков, где Советы были злыми плохими парнями, например, Air Force One . Но вы знаете, моя подруга, еврейская актриса и иммигрант из Украины, как и я, сказала мне, что в эпоху Трампа было гораздо больше русских, потому что мы снова стали врагами. Это заставило меня задуматься о том, обязан ли я рассказать определенную историю о русских, или я должен просто создать человеческих персонажей, которые оказались русскими.Наташа не типичная советская иммигрантка, потому что она не училась в колледже. Она занималась искусством.

SS: Очень интересно, что ты даже не вырос, зная о том, что русские всегда были злодеями в американской поп-культуре.

Я вырос коричневым на юге в эпоху после 11 сентября, как и мои персонажи, поэтому я был там в пылу истории, тогда как когда вы пришли сюда, как холодная война, вещи технически утихли, но это было просто затянувшееся похмелье.

MK: Говоря о том, где выросли ваши персонажи, похоже, что мы ходили в одну школу. Большой, общественный, много иммигрантов, конкурентный.

SS: Нил в Gold Diggers ходит в такую ​​же среднюю школу, действие которой происходит в этом вымышленном ур-пригороде Джорджии — смесь тех, которые перевернули штат в этом году! — но его возлюбленная и соседка Анита, учится в очень белой, консервативной христианской средней школе, куда я и ходил.Я жил этой двойной жизнью — все это время я проводил в пригороде, тусовался с конкурентоспособными азиатскими ботаниками из школьных дебатов, а затем посещал эту школу, полную белых республиканцев.

Но, да, Золотоискатели о тех конкурентных пузырях иммигрантов, которые Наташа в вашей книге как бы отвергает, становится актрисой и бросает колледж.

MK: Мы оба делали некоторые традиционно «правильные» вещи в детстве иммигрантов — мы ходили в хорошие колледжи. Но тогда мы не стали полностью подражать нашим родителям и не занимались «практической» карьерой. Как вы думаете, что заставило вас не пойти по более ожидаемому пути построения социально приемлемой карьеры?

SS: Я не знаю, чувствуете ли вы это. Просто никогда не казалось, что это был выбор. Я всегда думаю об этом своего рода претенциозной цитате о том, что никто не должен быть писателем, «если только это не приведет / к безумию или / к самоубийству или убийству», которую я слышал в колледже.Это хорошее послание: не будьте писателем, если вы буквально не можете функционировать ни в каких других сферах жизни общества.

Думаю, мы оба можем пассивно функционировать в других уголках общества. У нас были эти концерты в Силиконовой долине — я в медиа-стартапе, а ты в WikiHow, — но мы не могли продолжать работать на этих работах. Нил из «Золотоискатели » испытывает аналогичные трудности, когда во взрослом возрасте переезжает в Силиконовую долину. Он просто не может справиться с этим там, что я иногда чувствовал. Эта работа забрала у меня что-то слишком большое.Он не оставил места для искусства.

MK: Мечта стать писателем так же абсурдна, как и желание стать рок-звездой. Я не думаю, что это проще, правда? Я думал, что если ты просто усердно работаешь над этим, например, работаешь юристом, и это произойдет. Думаю, для этого потребовался уровень храбрости, которого у меня нет в 35 лет.

СС: Может быть, больше, чем храбрость. Я думаю, это мания величия. Или, может быть, это просто отчаянная потребность что-то доказать. Что может быть более иммигрантским, чем это?

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.